Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КРАСНОЯРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ОБЗОР

КАССАЦИОННОЙ И НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

ЗА 2003 ГОД

 

 

В 2003 году с прекращением дел по реабилитирующим основаниям в полном объеме в кассационном порядке отменены приговоры на 7 человек и в порядке надзора - на 7 человек, частично с оставлением в силе другого менее тяжкого обвинения в кассационном порядке на 3-х человек, в порядке надзора - на 17 человек. (В 2002 году были отменены приговоры с прекращением дел по реабилитирующим основаниям в полном объеме в кассационном порядке на 23 чел., в порядке надзора - на 8 чел.)

Одной из причин отмены приговоров с прекращением дел полностью или в части является несоблюдение требований ст. 309 УПК РФ, согласно которым обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана.

Приговором Кировского районного суда Л. осуждена за незаконное приобретение с целью сбыта героина весом 0,021 грамма, и за его сбыт по ч. 4 ст. 228 УК РФ, а также за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта героина, весом 0,069 грамма, по ч. 1 ст. 228 УК РФ.

В надзорном порядке в части осуждения Л. по ч. 4 ст. 228 УК РФ приговор отменен с прекращением производства по делу за отсутствием в деянии состава преступления.

Из материалов дела видно, что основанием для возбуждения уголовного дела по ч. 4 ст. 228 УК РФ послужило проведение проверочной закупки героина у Л. с привлечением в качестве закупщика С. В основу приговора в качестве доказательств положены материалы по проверочной закупке наркотических средств.

Согласно ст. 8 Федерального закона N 144 от 12 августа 1995 года "Об оперативно-розыскной деятельности" проверочная закупка веществ, свободная реализация которых запрещена, проводится лицами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

Однако по делу Л. такое постановление, утвержденное начальником Кировского РУВД г. Красноярска, о проведении проверочной закупки героина у Л. отсутствует, в связи с чем действия сотрудников Кировского РУВД по проведению проверочной закупки являются незаконными.

В соответствии со ст. 69 УПК РСФСР доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использованы для доказывания виновности обвиняемого в совершении преступления.

В соответствии со ст. 7.27 КоАП РФ, введенного в действие с 1 июля 2002 года, до внесения в него изменений Законом РФ от 31 октября 2002 года, хищение чужого имущества признавалось мелким, если стоимость похищенного имущества не превышала пяти минимальных размеров оплаты труда, установленных законодательством на день совершения преступления.

Приговором Дудинского городского суда Л. признана виновной в краже чужого имущества на сумму 1600 рублей, совершенной в июне 2002 года, когда пятикратный размер оплаты труда составлял 2250 рублей. В действиях Л. имелось административное правонарушение, но несмотря на это суд постановил в отношении нее обвинительный приговор, признав виновной по ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Президиум краевого суда в надзорном порядке приговор в отношении Л. отменил, дело прекратил по п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ за отсутствием в ее деянии состава преступления.

По аналогичному основанию отменены в кассационном порядке приговоры: Центрального районного суда в отношении П., осужденного по ч. 3 ст. 30 п. "в", ч. 3 ст. 158 УК РФ; Канского районного суда в отношении О., осужденного по п. п. "б", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ; Дивногорского городского суда в отношении У., осужденного по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Требования к сумме ущерба, достаточной для уголовной ответственности, с учетом примечания к ст. 7.27 КоАП РФ распространяются и на деяния против собственности, повлекшие причинение имущественного ущерба путем обмана и злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения.

Приговором Центрального районного суда Х. осужден по ч. 1 ст. 165 УК РФ за причинение имущественного ущерба путем обмана при отсутствии признаков хищения на сумму 631 руб. 65 коп. за период с 1 августа 2001 года по 14 октября 2001 года.

В кассационном порядке указанный приговор отменен с прекращением производства по делу по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления, поскольку сумма ущерба (300 x 5 = 1500) не превышала пятикратный минимальный размер оплаты труда на тот период.

Согласно ч. 2 ст. 14 УК РФ не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного Особенной частью УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Кировский районный суд признал Я. виновной по ч. 1 ст. 238 УК РФ за то, что она, работая продавцом у частного предпринимателя, 20 февраля 2003 года сбыла покупателю одну бутылку кетчупа, не отвечающего требованиям безопасности, срок годности которого истек 23 октября 2002 года.

Из материалов дела следует, что Я. впервые совершила правонарушение, сбыла бутылку кетчупа сотруднику милиции, осуществлявшему контрольный закуп, предупредив, что у продукта истек срок реализации.

Таким образом, покупатель не намеревался употреблять кетчуп, что судом оставлено без внимания.

Между тем при решении вопроса о привлечении лица к уголовной ответственности следует иметь в виду, что деяние, формально подпадающее под признаки того или иного вида преступления, должно представлять собой достаточную степень общественной опасности.

Если деяние не повлекло существенный вред объекту, охраняемому законом, и не создавало угрозу причинения вреда, оно в силу малозначительности не рассматривается в качестве преступления.

Уголовное дело о таком преступлении не может быть возбуждено, а возбужденное подлежит прекращению за отсутствием состава преступления по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

В кассационном порядке приговор в отношении Я. отменен с прекращением производства по делу за отсутствием в деянии состава преступления.

В соответствии со ст. 20 УК РФ уголовной ответственности по ст. 115 УК РФ подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста.

Однако Свердловский районный суд постановил обвинительный приговор в отношении пятнадцатилетнего С. по ст. 115 УК РФ за причинение легкого вреда здоровью.

В кассационном порядке приговор отменен с прекращением производства по делу по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

По аналогичному основанию отменен с прекращением дела по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в кассационном порядке приговор Минусинского городского суда в отношении Л., осужденного за совершение в пятнадцатилетнем возрасте преступления, предусмотренного п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 175 УК РФ.

 

ОТМЕНА ПРИГОВОРОВ С НАПРАВЛЕНИЕМ ДЕЛ

НА НОВОЕ СУДЕБНОЕ РАССМОТРЕНИЕ

 

В истекшем периоде с направлением дела на новое судебное рассмотрение отменены в кассационном порядке приговоры в отношении 246 осужденных и 34 оправданных, в порядке надзора - в отношении 10 осужденных.

 

Одной из причин отмены приговоров является несоблюдение требований закона в стадии подготовки к судебному заседанию.

В соответствии со ст. 47 Конституции РФ никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Вопреки Закону Ленинский районный суд принял 17 декабря 2002 года к производству уголовное дело в отношении И. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 157 УК РФ, отнесенного ст. 31 УПК РФ к подсудности мирового судьи, в то время как участки с назначением мировых судей в Ленинском районе были созданы 26 марта 2001 года.

В кассационном порядке все решения, принятые Ленинским районным судом, по делу отменены, и оно направлено для рассмотрения мировому судье участка N 57 Ленинского района.

По аналогичному основанию отменены в кассационном порядке приговоры: Тасеевского районного суда в отношении Р., осужденного по п. "г" ч. 2 ст. 260 УК РФ; Советского районного суда в отношении Б., осужденного по ч. 1 ст. 313 УК РФ.

В соответствии с п. 1 ч. 3 ст. 31 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 3 ст. 126 УК РФ, подсудны краевому суду.

Однако Ачинский городской суд принял к своему производству уголовное дело в отношении С., Е., Ц., обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 126 УК РФ, и других преступлениях, постановив по делу приговор, который в кассационном порядке отменен с направлением дела в суд на новое рассмотрение со стадии принятия судьей решения по поступившему делу.

По аналогичному основанию отменен приговор Дудинского городского суда в отношении Ш. и З., обвиняемых по ч. 1 ст. 294 УК РФ.

В соответствии с ч. 3 ст. 231 УПК РФ в постановлении о назначении судебного заседания должно содержаться решение суда о назначении судебного заседания по каждому инкриминируемому обвиняемому обвинению с указанием пункта, части и статьи Уголовного кодекса РФ.

В Ачинский городской суд с обвинительным заключением поступило уголовное дело в отношении К., обвиняемого по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, и Т., обвиняемого по ч. 3 ст. 158 УК РФ.

16 мая 2003 года по данному делу в отношении указанных лиц принято решение о назначении предварительного слушания на 30 мая 2003 года.

30 мая 2003 года предварительное слушание проведено с участием только обвиняемого К., в результате которого вынесено постановление о прекращении уголовного дела в отношении К. Однако вопрос о назначении судебного заседания по делу в отношении Т. решен не был, поэтому постановленный судом приговор в отношении Т. по ч. 3 ст. 158 УК РФ в кассационном порядке отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение со стадии назначения судебного заседания.

Приговор Лесосибирского городского суда в отношении Ч., осужденного по п. "в" ч. 2 ст. 131 и ч. 1 ст. 166 УК РФ, отменен в кассационном порядке в части осуждения по ч. 1 ст. 166 УК РФ в связи с тем, что в постановлении о назначении судебного заседания не было указано о назначении дела к рассмотрению по обвинению Ч. по ч. 1 ст. 166 УК РФ.

По аналогичному основанию отменен в кассационном порядке приговор Тасеевского районного суда в отношении Д. в части его осуждения по ст. 119 УК РФ.

Органами предварительного следствия С. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 234 УК РФ, однако судебное заседание назначено по ч. 1 ст. 234 УК РФ, приговор постановлен по ч. 2 ст. 234 УК РФ, в мотивировочной части приговора указано на необходимость квалификации действий С. по ч. 1 ст. 234 УК РФ.

В кассационном порядке приговор отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

По аналогичному основанию отменены приговоры: Октябрьского районного суда в отношении З., Н., З., Дивногорского городского суда в отношении И., Енисейского районного суда в отношении Б., Железногорского городского суда в отношении К. и Т., Каратузского районного суда в отношении П.

Приговор Норильского городского суда в отношении П. и Т. отменен в кассационном порядке с направлением дела на новое судебное рассмотрение со стадии назначения судебного заседания в связи с тем, что по делу не было проведено предварительное слушание, несмотря на то, что обвиняемый П. с ходатайством о проведении предварительного слушания для исключения недопустимых доказательств обратился с соблюдением требований ч. 3 ст. 229 УПК РФ.

При постановлении приговора суд изготовил два варианта резолютивной части приговора, в которых вид режима исправительной колонии П. определен разный.

 

Нарушение требований закона о всесторонности, полноте и объективности при рассмотрении уголовных дел влекло отмену как обвинительных, так и оправдательных приговоров.

Согласно ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств.

Предположение о виновности лица в совершении преступления при отсутствии достоверных доказательств не может служить основанием для вынесения обвинительного приговора.

Приговором Березовского районного суда Г. признан виновным и осужден по ч. 1 ст. 131 УК РФ в изнасиловании, при этом в основу приговора положены показания потерпевшей об обстоятельствах произошедшего, но оставлено без внимания, что они не подтверждаются с достаточной полнотой совокупностью других доказательств.

Так, свидетели П., П., П., Б. очевидцами события преступления не были и об обстоятельствах изнасилования узнали от потерпевшей.

По заключению судебно-медицинской экспертизы наличие биологических следов, характерных для совершения полового акта, не установлено ни у П., ни у Г.

По заключению эксперта на одежде потерпевшей волокна, входящие в состав джемпера и нижнего белья Г., не обнаружены.

Протокол опознания П. Г. судом признан недопустимым доказательством.

Показания потерпевшей о внешности лица, совершившего ее изнасилование, не соответствуют внешним данным осужденного.

В кассационном порядке приговор отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Впоследствии в отношении Г. был постановлен оправдательный приговор за непричастностью к преступлению, оставленный без изменения судом кассационной инстанции.

Приговором Кировского районного суда С. осужден по ч. 1 ст. 228 УК РФ за то, что до 13 марта 2003 года при неустановленных обстоятельствах приобрел и хранил без цели сбыта наркотическое средство гашиш, весом 0,22 гр.

В кассационном порядке приговор отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение в связи с тем, что доводы осужденного о невиновности не опровергнуты.

Суд, признавая доказанным выдвинутое против С. обвинение и опровергая доводы последнего о том, что наркотическое средство ему подбросили сотрудники милиции, сослался в приговоре на протокол личного досмотра С., согласно которому у осужденного при досмотре в РОВД обнаружен пакет с веществом, похожим на гашиш.

Между тем он не опровергает доводы С. о том, что указанное вещество ему подбросили работники милиции при задержании.

В то же время, в нарушение принципа состязательности сторон, установленного ст. 15 УПК РФ, суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства защитника С. о допросе в качестве свидетелей Ц., К., М., находившихся рядом в момент задержания и при досмотре.

По аналогичному основанию отменен в кассационном порядке приговор Ленинского районного суда в отношении Р., осужденного по ч. 1 ст. 228 УК РФ.

В связи с тем, что выводы суда не были подтверждены доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, отменялись обвинительные приговоры в кассационном порядке Железногорского городского суда по делу С., осужденного по ч. 1 ст. 109 УК РФ; Козульского районного суда по делу И., осужденного по ч. 4 ст. 111 УК РФ; Кировского районного суда по делу С., осужденного по п. "а" ч. 3 ст. 111 УК РФ.

В соответствии со ст. 88 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

Железнодорожный районный суд, постановив в отношении У. оправдательный приговор по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 228 УК РФ, не выполнил правила оценки доказательств.

Из дела следует, что У. предъявлено обвинение в незаконном приобретении, хранении в целях сбыта и в сбыте по сговору с сожителем М., уголовное дело в отношении которого прекращено в связи со смертью, наркотического средства героина, весом 2,303 гр, через Ш. гражданке Т. за 2500 рублей, совершенном 19 марта 2002 года.

Суд постановил в отношении У. оправдательный приговор, указав, что обнаруженные и изъятые у У. 19 марта 2002 года деньги в сумме 2500 рублей и следовые количества героина на смывах с рук У. не могут свидетельствовать о ее виновности в инкриминируемом преступлении, другие же доказательства стороной обвинения не представлены.

Однако такой вывод суда не соответствует материалам дела.

Так, из показаний осужденного по этому же делу Ш. следует, что на его предложение продать героин М. ответил согласием, пояснив, что наркотическое средство для сбыта ему привезет жена. 19 марта 2002 года днем к М. приехала У. После общения с ней М. передал ему пакет с героином. У. в это время стояла рядом, по указанию М. он передал У. 2500 рублей.

Эти показания Ш. об обстоятельствах приобретения героина последовательны, они согласуются с содержанием переговоров между Ш. и М. по поводу приобретения героина, записанных на фонограмму в ходе оперативных мероприятий, проведенных с соблюдением закона, с протоколом задержания У. и выемкой у нее денег, предназначенных для контрольной закупки героина, с заключением судебно-химической экспертизы, согласно которому в смывах с рук У. обнаружены следы героина.

Ни одно из вышеуказанных доказательств, представленных стороной обвинения в подтверждение выводов предварительного следствия в отношении У., в том числе и материалы по результатам оперативно-розыскной деятельности, не было признано судом недопустимым.

Вывод суда, почему они в своей совокупности являются недостаточными для подтверждения выдвинутого против У. обвинения, в приговоре не мотивирован.

Кроме того, суд при рассмотрении дела нарушил требования ст. 15 УПК РФ, согласно которым суд обязан создать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Из протокола судебного заседания следует, что свидетель С. при его допросе показал о наличии по делу очевидца передачи У. М. 19 марта 2002 года пакета с героином, указав его фамилию - Н., в связи с чем государственный обвинитель заявил ходатайство о предоставлении времени для вызова и допроса Н. в качестве свидетеля.

Однако суд предложил государственному обвинителю в обеденный перерыв принять меры к доставке свидетеля в судебное заседание. Указанного времени оказалось недостаточно, но просьба государственного обвинителя об отложении дела для уточнения места жительства и работы Н. судом безмотивно оставлена без удовлетворения.

В кассационном порядке приговор в отношении У. отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

В связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, отменялись оправдательные приговоры таких судов края, как Большемуртинского по делу П., обвиняемого по ч. 1 ст. 105 УК РФ; Сухобузимского по делу Б., обвиняемого по ч. 4 ст. 111 УК РФ; Туруханского по делу С., П., Н., обвиняемых по ч. 2 ст. 143 УК РФ; Центрального в отношении О., обвиняемой по ч. 4 ст. 228 УК РФ, и других.

По смыслу закона приговор должен быть логичным, последовательным, содержать выводы, согласующиеся между собой (ст. ст. 312, 314 УПК РФ).

Нарушение этого требования закона при постановлении приговора явилось основанием для отмены значительного количества приговоров.

В качестве примера обращает на себя внимание уголовное дело в отношении П.

Согласно обвинительному заключению П. предъявлено обвинение по четырем эпизодам незаконного оборота наркотических средств, из них по трем (24 декабря 2002 года, 14 мая 2003 года и 26 мая 2003 года) - в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта героина в крупном размере по ч. 1 ст. 228 УК РФ, а по эпизоду от 19 апреля 2003 года - в незаконном приобретении и хранении с целью сбыта героина в особо крупном размере по ч. 4 ст. 228 УК РФ.

В судебном заседании государственный обвинитель просил действия П. переквалифицировать с ч. 4 ст. 228 УК РФ по эпизоду от 19 апреля 2003 года на ч. 1 ст. 228 УК РФ, поддержав обвинение по ч. 1 ст. 228 УК РФ по эпизодам от 24 декабря 2002 года, 14 мая 2003 года и 26 мая 2003 года.

Однако Советский районный суд постановил обвинительный приговор в отношении П. лишь по эпизоду от 19 апреля 2003 года, переквалифицировав его действия с ч. 4 ст. 228 УК РФ на ч. 1 ст. 228 УК РФ; по другим эпизодам инкриминируемых П. деяний правовая оценка не дана, он не осужден и не оправдан по ним, поэтому в кассационном порядке приговор отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Приговор Норильского городского суда в отношении М., осужденного по ч. 4 ст. 228 УК РФ за сбыт героина 1 февраля 2003 года весом 0,139 гр, 3 февраля 2003 года - весом 0,265 гр отменен в кассационном порядке с направлением дела на новое судебное рассмотрение в связи с нарушением ст. 305 УПК РФ: в описательной части приговора не приведены доказательства, свидетельствующие о том, что М. совершил действия, направленные на сбыт героина, и ст. 293 УПК РФ - в связи с непредоставлением последнего слова.

В соответствии с ч. 3 ст. 308 УПК РФ в резолютивной части приговора должны быть указаны: пункт, часть, статья УК РФ, предусматривающие ответственность за преступление, в совершении которого подсудимый признан виновным.

Вопреки закону Свердловский районный суд признал Г. и Р. виновными по п. п. "а", "в" ст. 158 УК РФ без указания части, что повлекло отмену приговора в кассационном порядке.

По аналогичному основанию отменен приговор Канского городского суда в отношении М., осужденной по ч. 4 ст. 158 УК РФ без указания пункта, а также приговоры Ачинского городского суда по делу А. и др., Назаровского городского суда по делу К.

Приговор Свердловского районного суда в отношении М. в части его осуждения по ч. 2 ст. 325 УК РФ отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение в связи с тем, что суд не указал размер взысканий в доход государства, назначив наказание в виде исправительных работ.

По аналогичному основанию отменены приговоры Октябрьского районного суда по делу Р., Назаровского городского суда по делу Б. и М., Шарыповского районного суда по делу Ш. и Ч.

 

Нарушения уголовно-процессуального закона в ходе судебного разбирательства, ущемляющие права его участников, также являлись одной из причин отмены приговоров.

Приговор Козульского районного суда в отношении Д. и Д., осужденных за грабеж, отменен в кассационном порядке в связи с тем, что суд оставил без разрешения заявленный Д. отвод составу суда по мотиву необъективного ведения судебного следствия.

Приговор Норильского городского суда (п.с. Кайеркан) в отношении С., осужденной по ч. 1 ст. 327 УК РФ, отменен в связи с тем, что, вопреки ст. 293 УПК РФ, суд не предоставил подсудимой С. последнего слова, ограничив тем самым гарантированные УПК РФ права подсудимой и нарушив процедуру судопроизводства.

Приговор Советского районного суда в отношении Р., осужденного по ст. 116 УК РФ, и Р., оправданного по ст. 116 УК РФ, отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение в связи с тем, что при рассмотрении дела в апелляционном порядке стороны, взаимно обвинявшие друг друга по ст. 116 УК РФ, в прениях не выступали, Р. не предоставлялось последнее слово.

Согласно п. 3 ч. 1 ст. 61 УПК РФ переводчик не может участвовать в производстве по уголовному делу, если является родственником любого из участников производства по делу.

Из материалов уголовного дела в отношении Ю., осужденного Ленинским районным судом по п. "в" ч. 2 ст. 131, п. "в" ч. 2 ст. 132 и ч. 1 ст. 161 УК РФ, следует, что переводчик К. является племянником осужденного.

В кассационном порядке приговор отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

В соответствии с п. 6 ч. 3 ст. 49 УПК РФ одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого.

Между интересами А. и Л., осужденных Манским районным судом по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ, имеются противоречия по обстоятельствам совершения преступления, однако их защиту осуществлял один адвокат, что повлекло отмену приговора в кассационном порядке с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Рассмотрение дела в особом порядке без проведения судебного разбирательства возможно только по ходатайству обвиняемого.

Однако Большеулуйский районный суд постановил обвинительный приговор в отношении Т. и Т. по ч. 4 ст. 158 УК РФ без согласия обвиняемых на рассмотрение дела в особом порядке, не проведя предварительного слушания по этому вопросу.

 

Нарушение требований закона при решении вопросов о назначении наказания за конкретное преступление по совокупности преступлений и приговоров влекло как отмену, так и изменение приговоров.

В соответствии со ст. 60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей частью статьи Особенной части УК РФ.

Приговором Советского районного суда Л. осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ на 3 года лишения свободы, в то время как максимальный предел санкций ч. 1 ст. 264 УК РФ - 2 года лишения свободы.

Допущенное нарушение закона повлекло изменение приговора в кассационном порядке.

Недооценка тяжести и степени общественной опасности содеянного и личности виновного допускались преимущественно по делам об убийстве, умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, о разбойных нападениях.

При применении законодательства по этой категории дел не всегда учитывались конкретные обстоятельства преступления, мотивы и цели, способ совершения преступления.

Приговором Центрального районного суда Г., К., З. осуждены по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к различным срокам лишения свободы условно на основании ст. 73 УК РФ за разбойное нападение на А. с применением предмета (рычажного ключа), используемого в качестве оружия, сопряженное с причинением тяжкого вреда здоровью.

В кассационном порядке приговор отменен в отношении всех осужденных с направлением на новое судебное рассмотрение за мягкостью назначенного наказания, поскольку при его назначении суд не учел, что совершенное преступление относится к категории особо тяжких, потерпевшей в результате разбойного нападения были причинены открытая черепно-мозговая травма, ушибы головного мозга третьей степени, линейный перелом лобно-теменной кости справа, ушибленные раны головы.

Принятое решение о назначении наказания с применением ст. 73 УК РФ суд мотивировал конкретными обстоятельствами дела.

Между тем установленные судом обстоятельства совершения преступления не содержат каких-либо данных о том, что действия осужденных существенно уменьшали степень их вины.

Согласно ст. 64 УК РФ назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление, возможно при наличии обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления.

Вопреки закону Нижнеингашский районный суд применил правила ст. 64 УК РФ при назначении наказания П. по ч. 4 ст. 111 УК РФ, признав исключительным обстоятельством противоправное поведение потерпевшего, которое заключалось в отказе дать П. закурить.

В кассационном порядке приговор отменен за мягкостью наказания.

За мягкостью наказания отменялись приговоры: Октябрьского районного суда в отношении В., осужденного по ч. 4 ст. 228 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 2 года 6 месяцев лишения свободы за незаконное приобретение и хранение с целью сбыта героина, весом 177,73 грамма, и гашиша, весом 48,78 грамма; Свердловского районного суда в отношении С., осужденного по п. "в" ч. 3 ст. 228 УК РФ на 6 лет лишения свободы условно с применением ст. 73 УК РФ с испытательным сроком в 5 лет; и других судов края.

Вместе с тем по ряду дел судами не были учтены при назначении наказания обстоятельства, смягчающие наказание, что влекло изменение приговоров в кассационном и надзорном порядке.

По делу М., осужденного Назаровским городским судом по ч. 3 ст. 158 и ч. 4 ст. 150 УК РФ, явка с повинной осужденного приведена в приговоре как доказательство в подтверждение инкриминируемых деяний, однако не учтена при назначении наказания, поэтому в кассационном порядке приговор изменен, наказание М. смягчено.

По аналогичному основанию изменен приговор этого же судьи в отношении З., Б., С., С., М., а также приговор Ленинского районного суда по делу М.

Иланский районный суд при назначении наказания Г., признанному виновным по ч. 1 ст. 105 УК РФ, не учел его явку с повинной исходя из того, что в судебном заседании Г. вину не признал и от дачи показаний отказался.

Между тем явку с повинной Г. дал до возбуждения уголовного дела, где полностью признал вину в убийстве Х. с указанием обстоятельств совершения, чем способствовал расследованию преступления.

При таких данных явка с повинной является обстоятельством, смягчающим наказание, поэтому судом кассационной инстанции она учтена, и наказание Г. снижено.

По аналогичному основанию снижено наказание в кассационном порядке Г., осужденному Канским городским судом по ч. 3 ст. 158 УК РФ, осужденному Норильским городским судом по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 и п. п. "а", "б", "в", "г", "д" ч. 2 ст. 161 УК РФ.

При постановлении приговора суд не вправе учитывать в качестве отягчающих наказание обстоятельства, не указанные в ст. 63 УК РФ.

Зеленогорский городской суд при назначении наказания Г., осужденному по ч. 4 ст. 111 УК РФ, учел отсутствие раскаяния в содеянном и попытку уйти от ответственности, что повлекло изменение приговора в кассационном порядке со снижением наказания.

Такое же нарушение закона повлекло изменение приговоров в кассационном порядке Березовского районного суда по делу Ш., осужденного по ч. 3 ст. 158 УК РФ; Емельяновского районного суда по делу Б., осужденной по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Если в отношении условно осужденного лица судом будет установлено, что оно виновно еще и в другом преступлении, совершенном до вынесения приговора по первому делу, правила ст. 69 УК РФ не применяются, и в таких случаях приговоры по первому и второму делу исполняются самостоятельно.

Однако Уярский районный суд по делу С., осужденного приговором от 28 августа 2003 года по ч. 1 ст. 105 УК РФ на 8 лет лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ присоединил наказание по приговору от 27 января 2003 года, назначенное условно.

В кассационном порядке приговор изменен, оба приговора постановлено исполнять самостоятельно.

В соответствии со ст. 70 УК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору.

Приговором Свердловского районного суда Ш., ранее судимый 17 декабря 2002 года по ч. 1 ст. 234 УК РФ на 1 год лишения свободы условно с испытательным сроком в один год, осужден по ч. 2 ст. 234 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 6 месяцев лишения свободы, а по совокупности приговоров вопреки требованиям ст. 70 УК РФ - на 8 месяцев лишения свободы, в то время как наказание должно было быть более 1 года лишения свободы.

В кассационном порядке указанный приговор отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

В связи с нарушением требований ч. 4 ст. 70 УК РФ отменены в кассационном порядке и приговоры: Железнодорожного районного суда в отношении А., осужденного по ч. 1 ст. 234 УК РФ; этого же суда в отношении Д., осужденного по ч. 1 ст. 228 УК РФ; Большеулуйского районного суда в отношении З., осужденного по ч. 3 ст. 158 УК РФ; Октябрьского районного суда в отношении Н. и других судов края.

В случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока умышленного преступления средней тяжести, умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления (ч. 5 ст. 74 УК РФ) суд отменяет условное осуждение и назначает наказание по правилам ст. 70 УК РФ.

Ачинским городским судом П., ранее судимый 2 августа 2002 года по ч. 1 ст. 228 УК РФ на 1 год лишения свободы условно на основании ст. 73 УК РФ с испытательным сроком в 1 год, осужден по п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ на 3 года лишения свободы условно на основании ст. 73 УК РФ с испытательным сроком в 3 года за кражу чужого имущества, совершенную 6 августа 2002 года.

Приговор от 2 августа 2002 года суд постановил исполнять самостоятельно.

Решение о сохранении условного осуждения и самостоятельном исполнении приговора от 2 августа 2002 года суд мотивировал тем, что к моменту совершения преступления 6 августа 2002 года П. не приступил к отбыванию наказания, назначенного предыдущим приговором, не вступившим в законную силу.

Между тем указанный вывод суда является ошибочным, поскольку в соответствии с требованиями ст. ст. 70, 73, 74 УК РФ и ст. 325 УПК РФ лицо, в отношении которого состоялся обвинительный приговор, считается осужденным с момента публичного провозглашения приговора.

В соответствии со ст. 3 УК РФ преступность деяния, его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только Уголовным кодексом.

В связи с чем требования ст. 189 УИК РФ, согласно которой испытательный срок исчисляется с момента вступления приговора в законную силу, на назначение наказания не распространяются.

Допущенное нарушение закона повлекло отмену приговора в кассационном порядке.

Из материалов уголовного дела в отношении Ф. следует, что он в период условного осуждения по приговору от 28 апреля 2001 года совершил 21 ноября 2002 года новое преступление, относящееся к категории тяжких (ч. 3 ст. 158 УК РФ).

Однако в нарушение ч. 5 ст. 74 УК РФ Нижнеингашский районный суд не отменил условное осуждение и не назначил наказание по правилам ст. 70 УК РФ, вновь применил условное осуждение, постановив приговор от 30 сентября 2003 года исполнять самостоятельно.

Такое же нарушение закона, повлекшее отмену приговоров, допустили: Каратузский районный суд по делу Е., Ленинский районный суд по делу Ш., Советский районный суд по делу Ч., Железногорский городской суд по делу Ш. и другие.

 

По делам о преступлениях против собственности наиболее часто суды допускали ошибки, связанные с определением мотива преступления, квалификации содеянного по признакам проникновения в жилище, помещение, иное хранилище, причинения значительного ущерба, применения оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Под хищением в Уголовном кодексе Российской Федерации понимается совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие или обращение чужого имущества не только в пользу виновного, но и в пользу других лиц.

Вопреки закону Богучанский районный суд, признав установленным, что А., исполняя обязанности инспектора отдела кадров, изготовила подложные документы, на основании которых ее муж А. незаконно приобрел право на получение пенсии в период с ноября 2000 года по март 2003 года, в связи с чем пенсионному фонду был причинен материальный ущерб в сумме 36973 рубля, пришел к выводу о том, что личный корыстный мотив в действиях А. отсутствует, и содеянное ею образует не инкриминированное следственными органами мошенничество, а причинение имущественного ущерба собственнику путем обмана при отсутствии признаков хищения, квалифицировав ее действия по ч. 1 ст. 165 УК РФ.

В кассационном порядке приговор отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Лесосибирский городской суд признал установленным, что С. и Б. совершили кражи чужого имущества по предварительному сговору группой лиц из дачных домиков путем незаконного проникновения туда, однако, квалифицируя действия осужденных по ч. 3 ст. 158 УК РФ, исключил из их обвинения квалифицирующий признак "проникновение в жилище", мотивировав тем, что преступления были совершены в январе 2003 года, когда владельцы там не проживают, и домики используются в качестве хранилища и не подпадают под понятие жилища.

Однако это решение суда не основано на законе, поскольку в соответствии с примечанием к ст. 139 УК РФ и согласно разъяснению, содержащемуся в п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 года "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое", садовые и дачные домики, приспособленные для временного проживания людей, являются жилищем независимо от времени года.

Допущенное нарушение закона повлекло отмену приговора по представлению государственного обвинителя в кассационном порядке.

Железногорский городской суд квалифицировал действия Б. по кражам чужого имущества у двух потерпевших на суммы 2000 рублей и 2240 рублей, совершенные в марте 2003 года, по ч. 3 ст. 158 УК РФ и по признаку причинения значительного ущерба гражданину.

Между тем стоимость похищенного по каждому из преступлений не превышает пятикратный минимальный размер оплаты труда на момент преступления (450 x 5 = 2250 рублей). Данное обстоятельство согласно примечанию к ст. 158 УК РФ, как до внесения в него изменений Законом РФ от 08.12.2003, так и после, исключает квалификацию преступлений по признаку причинения значительного ущерба гражданину. Поэтому в кассационном порядке приговор изменен.

Квалифицирующий признак кражи или грабежа, предусмотренный соответственно пунктом "в" ч. 2 ст. 158 и пунктом "д" ч. 2 ст. 161 УК РФ, может быть инкриминирован виновному лишь в случае, когда в результате совершенного преступления потерпевшему был реально причинен значительный для него материальный ущерб.

Канским городским судом Л. осужден по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ за покушение на открытое похищение сумки с вещами у М., общей стоимостью 7405 рублей, по признаку причинения значительного ущерба.

Между тем действиями Л. потерпевшей ущерб реально причинен не был, о стоимости находящегося в сумке имущества он осведомлен не был.

В кассационном порядке приговор в отношении Л. изменен, из него исключено указание о его осуждении по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ.

При демонстрации оружия или угрозе заведомо негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, когда эти предметы не используются для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, квалификация разбойного нападения по п. "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ исключается.

Ленинским районным судом О. осужден за разбойное нападение, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, и с применением предмета, используемого в качестве оружия, которым являлся пистолет-игрушка, лишь демонстрируемый осужденным при завладении имуществом.

В кассационном порядке из квалификации был исключен квалифицирующий признак "применение предмета, используемого в качестве оружия".

 

По делам и материалам, связанным с уголовной ответственностью несовершеннолетних, обращает внимание нарушение судами прав несовершеннолетних.

В соответствии со ст. ст. 48, 426, 428 УПК РФ по уголовным делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, к обязательному участию в уголовном деле привлекаются их законные представители, а согласно ч. 3 и ч. 6 ст. 425 УПК РФ допрос несовершеннолетнего, не достигшего возраста шестнадцати лет, в ходе предварительного следствия и в суде проводится с обязательным участием педагога.

Нарушение этих требований закона повлекло отмену приговора Центрального районного суда в кассационном порядке в отношении К., осужденного по ч. 3 ст. 30, п. п. "б", "д", ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Из материалов дела следует, что К. совершил преступление в пятнадцатилетнем возрасте, на момент рассмотрения дела в суде не достиг шестнадцатилетнего возраста, однако законный представитель К. ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании не определялся и к участию в деле не допускался.

В судебном заседании К. был допрошен в отсутствие педагога.

Аналогичные нарушения закона повлекли отмену в кассационном порядке приговора Октябрьского районного суда в отношении несовершеннолетних Х. и Н.

По смыслу закона (ст. 51 УПК РФ) участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если подозреваемый, обвиняемый или осужденный являются несовершеннолетними.

Исполнение приговора - составная часть уголовного судопроизводства, поэтому материалы об отмене условного осуждения несовершеннолетнему и о направлении его для отбывания лишения свободы в воспитательную колонию должны рассматриваться с обязательным участием защитника.

В кассационном порядке отменено постановление Советского районного суда, которым условное осуждение по приговору Советского районного суда в отношении несовершеннолетнего Д. отменено, и он направлен для отбывания лишения свободы сроком на 3 года в воспитательную колонию, в связи с тем, что решение принято вопреки ст. 51 УПК РФ с участием прокурора, но без участия защитника.

По аналогичному основанию отменены постановления: Октябрьского районного суда в отношении Д., Железнодорожного районного суда в отношении Д., Енисейского районного суда в отношении Л., Назаровского городского суда в отношении Н. и других судов края.

Вопрос об отмене условного осуждения в отношении несовершеннолетнего Ш. Лесосибирский городской суд решил вопреки требованиям ст. 48 УПК РФ без вызова в судебное заседание законного представителя несовершеннолетнего.

 

При рассмотрении гражданских исков в уголовном деле допускались следующие ошибки.

Приговором Ленинского районного суда С. и М. признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного по ч. 1 ст. 132, п. "а" ч. 2 ст. 131 УК РФ, а С. - и по п. п. "г", "д" ч. 2 ст. 161 УК РФ, однако возмещение материального ущерба, причиненного грабежом в сумме 28 тысяч рублей, суд, вопреки ст. 1064 ГК РФ, возложил и на М., не принимавшего участия в его совершении, что повлекло изменение приговора в части разрешения гражданского иска.

Приговор Советского районного суда в отношении Ш., осужденного по ч. 1 ст. 264 УК РФ, отменен в кассационном порядке в части решения по гражданскому иску. Суд взыскал с ООО ПК "К.", владельца автомобиля, в пользу В. в счет компенсации морального вреда 20 тысяч рублей.

Между тем из дела следует, что исковые требования рассмотрены в отсутствие представителя ответчика, который не был извещен о дне рассмотрения дела, чем нарушены его права, предусмотренные ч. 2 ст. 54 УПК РФ.

По-прежнему значительное количество приговоров изменяется в части назначения вида режима исправительной колонии осужденным.

Приговором Дивногорского городского суда несовершеннолетнему Т. назначенное наказание в виде лишения свободы по ч. 4 ст. 111 УК РФ назначено отбывать в воспитательной колонии общего режима, в то время как согласно ст. 58 УК РФ несовершеннолетним, осужденным к лишению свободы, отбывание наказания назначается в воспитательной колонии без указания режима.

Аналогичное нарушение закона допущено Краснотуранским районным судом по делу К.

В соответствии с п. "а" ч. 1 ст. 58 УК РФ лицам, осужденным за преступления, совершенные по неосторожности, а также лицам, осужденным к лишению свободы за совершение умышленных преступлений небольшой и средней тяжести, ранее не отбывавшим лишение свободы, отбывание лишения свободы назначается в колониях-поселениях.

С учетом обстоятельств совершения преступления и личности виновного суд может назначить указанным лицам отбывание наказания в исправительных колониях общего режима с указанием мотивов принятого решения.

Лесосибирский городской суд К., ранее не судимому, осужденному по п. "в" ч. 2 ст. 112 УК РФ (преступление средней тяжести) на 2 года лишения свободы, безмотивно для отбывания лишения свободы назначил исправительную колонию общего режима.

В кассационном порядке приговор в этой части изменен: для отбывания лишения свободы К. назначена колония-поселение.

Бирилюсским районным судом Д. осужден по ч. 1 ст. 114 УК РФ на 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны. При этом назначение колонии общего режима вместо колонии-поселения суд мотивировал тем, что в процессе совершения преступления осужденный применил нож.

Однако это обстоятельство включено в диспозицию ч. 1 ст. 114 УК РФ и не может повторно учитываться при определении вида режима исправительной колонии, поэтому в кассационном порядке приговор изменен: для отбывания лишения свободы Д. назначена колония-поселение.

А. осужден Ачинским городским судом по п. п. "а", "б", "в", "г", "д" ч. 2 ст. 161 УК РФ на 5 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, при этом суд исходил из того, .что ранее А. отбывал лишение свободы по приговору от 5 июня 2000 года за преступления, предусмотренные п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158, п. п. "а", "г", "д" ч. 2 ст. 161, п. "а" ч. 2 ст. 213 УК РФ.

Между тем указанным приговором А. был судим за преступление, совершенное в возрасте до 18 лет, и согласно п. "б" ч. 4 ст. 18 УК РФ указанная судимость не может учитываться при определении рецидива преступлений и вида исправительной колонии.

В кассационном порядке приговор изменен: для отбывания лишения свободы А. назначена исправительная колония общего режима.

По аналогичному основанию изменены приговоры в части вида режима исправительной колонии Канского городского суда в отношении З., Казачинского районного суда в отношении Р.

В соответствии с п. "в" ч. 1 ст. 58 УК РФ мужчинам при рецидиве преступлений, если осужденный ранее отбывал лишение свободы, назначается исправительная колония строгого режима.

Из материалов уголовного дела в отношении В., осужденного Советским районным судом по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158, п. "б" ч. 2 ст. 166 УК РФ на 3 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима, следует, что ранее он отбывал лишение свободы за преступления, совершенные в совершеннолетнем возрасте. В действиях В. имеется рецидив преступлений, и он должен отбывать назначенный срок лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, поэтому в кассационном порядке приговор в части вида режима исправительной колонии В. отменен, и для отбывания лишения свободы назначена исправительная колония строгого режима.

 

При рассмотрении материалов по ходатайствам об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу подозреваемым, обвиняемым при продлении срока содержания под стражей суды допускают нарушение процедуры, что влечет отмену постановлений.

Так, часть 13 ст. 109 УПК РФ предусматривает обязательное участие защитника в судебном заседаний при рассмотрении судом ходатайства о продлений срока содержания обвиняемого под стражей.

Однако Рыбинский районный суд рассмотрел материал по продлению срока содержания под стражей Н., обвиняемого по ч. 4 ст. 111 УК РФ, без участия защитника.

Постановление Свердловского районного суда, которым ходатайство следователя об избрании в отношении К. меры пресечения в виде содержания под стражей оставлено без удовлетворения, в кассационном порядке отменено в связи с допущенной фальсификацией судебного документа.

Так, кассационной инстанцией установлено, что при рассмотрении ходатайства прокурор участия не принимал. Однако в постановлении судья указал, что в рассмотрении ходатайства принимал участие помощник прокурора Ч., который якобы возражал против удовлетворения ходатайства следователя.

Имеют место и другие нарушения закона, влекущие отмену постановлений суда.

В соответствии со ст. 110 УПК РФ мера пресечения отменяется, когда в ней отпадает необходимость, или изменяется на более строгую или более мягкую, когда изменяются основания для избрания меры пресечения.

Из материала в отношении И., <...> года рождения, ранее не судимого, следует, что ему предъявлено обвинение в краже чужого имущества на сумму 3161 руб. по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, в связи с чем 3 сентября 2003 года была избрана мера пресечения в виде подписки и надлежащем поведении.

Однако следователем с согласия прокурора перед Кировским районным судом возбуждено ходатайство об изменении меры пресечения на заключение под стражу с учетом тяжести содеянного, обстоятельств, свидетельствующих, что он не учится и не работает, может скрыться от следствия или продолжить занятия преступной деятельностью, которое судом удовлетворено.

В кассационном порядке постановление об избрании И. меры пресечения отменено, и ему оставлена прежняя мера пресечения, поскольку следственные органы не представили доказательств, свидетельствующих о том, что И. уклоняется от явки к следователю, продолжает совершать преступления. Кроме того, суд оставил без внимания, что И. инкриминируется совершение преступления, относящегося к категории средней тяжести, он ранее не был судим, причиненный преступлением ущерб возместил.

 

При рассмотрении материалов в порядке исполнения приговора судами допускались следующие ошибки.

По смыслу ст. ст. 73, 74 УК РФ вопрос о продлении испытательного срока подлежит разрешению до истечения испытательного срока, назначенного приговором суда.

По истечении испытательного срока контроль за поведением условно осужденного прекращается, и он считается несудимым, при этом в соответствии со ст. 325 УПК РФ течение испытательного срока при условном осуждении начинается со дня провозглашения приговора.

С учетом этих требований закона испытательный срок по приговору Ачинского городского суда от 28 августа 2002 года, которым К. осужден по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ на 2 года лишения свободы условно на основании ст. 73 УК РФ с испытательным сроком в 1 год, истек 28 августа 2003 года. В связи с чем постановление судьи Ачинского городского суда от 3 сентября 2003 года в отношении К. о продлении испытательного срока на 2 месяца не основано на законе и отменено в кассационном порядке с прекращением производства по материалу.

По аналогичному основанию отменено в кассационном порядке постановление этого же суда в отношении И. прекращением производства по делу.

В соответствии с ч. 1 ст. 79 УК РФ лицо, отбывающее лишение свободы, может быть освобождено условно досрочно, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного по приговору наказания. При этом закон не требует, чтобы осужденные имели какие-либо особые, исключительные заслуги.

Однако Советский районный суд отказал в условно-досрочном освобождении С. в связи с отсутствием поощрений от администрации колонии, оставив без внимания, что согласно характеристике осужденный зарекомендовал себя с положительной стороны, к труду относится добросовестно, нарушений режима содержания не допускает.

В кассационном порядке постановление отменено с направлением материала на новое судебное рассмотрение.

 

При рассмотрении административных дел суды края допускали следующие нарушения закона, влекущие отмену принятых решений.

В соответствии с ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ дела об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 2 ст. 19.19 КоАП РФ, совершенных индивидуальными предпринимателями, рассматриваются судьями арбитражного суда.

Из административного дела в отношении Г. следует, что он как частный предприниматель через принадлежавший ему магазин занимался реализацией сотовых телефонов, не имеющих сертификата соответствия, за что постановлением Минусинского городского суда привлечен к административной ответственности за правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 19.19 КоАП РФ, и подвергнут наказанию в виде штрафа с конфискацией сотового телефона.

Красноярским краевым судом указанное постановление отменено в связи с нарушением подведомственности.

Из материала в отношении Б. следует, что он обжаловал в Канский городской суд постановление ИДПС ОГАИ УВД г. Канска, которым был подвергнут административному взысканию по ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ за невыполнение 6 июля 2003 года требований п. 8.1 Правил дорожного движения. Указанная жалоба рассмотрена судьей 8 октября 2003 года в рамках Гражданско-процессуального кодекса РФ, в то время как подлежала рассмотрению по правилам административного судопроизводства, предусмотренного Кодексом РФ об административных правонарушениях (раздел 4 "Производство по делам об административных правонарушениях").

Допущенное нарушение является существенным, поэтому решение по жалобе Б. отменено.

По аналогичному основанию отменено решение Кежемского районного суда по жалобе С. на постановление начальника ОГИБДД Кежемского РОВД.

В соответствии с ч. 2 ст. 25.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении рассматривается с участием лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

В отсутствии указанного лица дело может быть рассмотрено лишь в случаях, если имеются данные о надлежащем извещении лица о месте и времени рассмотрения дела, и от него не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела, либо такое ходатайство оставлено без удовлетворения.

Из административного дела в отношении К. следует, что Ачинский городской суд назначил судебное заседание по делу на 21 мая 2003 года на 14 часов, это же время указано в графике рассмотрения дел судьей, в то же время по делу и принято судом решение. Однако в судебных повестках на имя К. и свидетеля время явки в судебное заседание указано 15 часов 30 мин. 21 мая.

Таким образом, дело рассмотрено в отсутствие вызванных в судебное заседание лиц и ранее, чем оно было назначено к слушанию, что повлекло отмену судебного решения.

По аналогичному основанию отменено постановление Советского районного суда по административному делу в отношении М.

Согласно ч. 1 ст. 30.1 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное судьей, может быть обжаловано в вышестоящий суд, после решения которого вступает в законную силу.

Из административного дела в отношении В. следует, что постановлением мирового судьи судебного участка N 91 Центрального района г. Красноярска от 17 апреля 2003 года В. был привлечен к административной ответственности за правонарушение, предусмотренное ч. 3 ст. 12.15 КоАП РФ, и производство по делу прекращено в связи с истечением сроков давности привлечения к административной ответственности.

В., не согласившись с постановлением, обжаловал его в районный суд.

Постановлением судьи Центрального районного суда от 30 октября 2003 года жалоба оставлена без удовлетворения.

С этого момента постановление мирового судьи вступило в законную силу. Однако Центральный районный суд принял жалобу В. на судебные решения и назначил ее для рассмотрения в краевом суде в порядке, предусмотренном ч. 1 ст. 30.1 КоАП РФ.

В соответствии со ст. 31.1 КоАП РФ краевым судом производство по жалобе было прекращено.

Согласно ст. 1.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном Кодексом, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело; при этом лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность.

Вопреки закону Советский районный суд отказал в удовлетворении жалобы Б. на постановление ОГИБДД Советского района, признавшего его виновным в ДТП, в связи с тем, что Б. не представил доказательств, свидетельствующих о его невиновности в ДТП.

Краевым судом решение районного суда отменено, и дело возвращено на новое судебное рассмотрение.

По аналогичному основанию краевым судом отменено решение Октябрьского районного суда по жалобе О. на постановление руководителя инспекции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам о наложении административного взыскания К.

При подготовке к рассмотрению административного дела в соответствии со ст. 29.1 КоАП РФ судья обязан выяснить следующие вопросы: достаточно ли материалов для принятия правильного решения, имеются ли ходатайства, и согласно ст. 29.4 КоАП РФ вынести определение о вызовах участников ДТП, очевидцев, истребовать необходимые дополнительные материалы, а при необходимости решить вопрос о назначении экспертизы.

Однако эти требования закона по ряду административных дел не были выполнены, что влекло отмену судебных решений по ним.

Так, постановлением судьи Центрального районного суда оставлена без удовлетворения жалоба С. на постановление заместителя начальника Октябрьского ГИБДД от 16 декабря 2002 года.

Из административного дела следует, что 30 ноября 2002 года днем на улице Высотной в г. Красноярске произошло ДТП с участием водителя С., управлявшего автомобилем ВАЗ 21099, и С., управлявшего автомобилем Тойота Кроун.

Постановлением заместителя начальника Октябрьского ГИБДД от 16 декабря 2002 года виновным в ДТП признан С., в отношении которого дело об административном правонарушении прекращено в связи с отменой закона, установившего административную ответственность.

Решением заместителя начальника ОГИБДД города Красноярска от 23 декабря 2002 года это постановление оставлено без изменения.

Последнее решение С. обжаловал в судебном порядке.

Однако суд принял постановление по решению заместителя начальника Октябрьского ГИБДД, при этом второй участник ДТП С. в судебное заседание не вызывался, не было разрешено в установленном законом порядке ходатайство о вызове свидетеля В. и о производстве экспертизы по делу.

В постановлении не дана оценка действиям заместителя начальника ОГИБДД г. Красноярска, хотя в жалобе С. ставился вопрос об отмене именно его решения.

Оставил суд без внимания, что дорожно-транспортное происшествие имело место 30 ноября 2002 года, то есть после введения в действие с 1 июля 2002 года Кодекса об административных правонарушениях, и не выяснил у должностных лиц ГИБДД, что они имели ввиду, указывая на отмену закона, установившего административную ответственность.

В порядке ст. 30.9 КоАП РФ постановление Центрального районного суда отменено.

Из дела в отношении П., привлеченного к административной ответственности по ч. 2 ст. 12.12 КоАП РФ и подвергнутого административному взысканию в виде штрафа, следует, что потерпевшим является Б., а жалоба П. затрагивает его права. Однако Ленинский районный суд рассмотрел дело в отсутствие потерпевшего, не приняв меры к надлежащему уведомлению его о времени и месте рассмотрения, что повлекло отмену постановления.

Имеет место элементарная небрежность при рассмотрении административных дел.

Так, краевым судом отменено постановление судьи Центрального районного суда Г. в отношении У., привлеченного к административной ответственности по ст. 12.12 КоАП РФ.

Из вводной и резолютивной частей судебного решения следует, что оно принимается по жалобе У. на постановление заместителя начальника ОГИБДД Центрального РУВД г. Красноярска от 4 апреля 2003 года с участием потерпевшего Б. Однако описательно-мотивировочная часть судебного решения составлена в отношении И., обжалующего Постановление заместителя начальника ОГИБДД Центрального РУВД от 20 ноября 2002 года, с участием потерпевшего З.

Допущенное нарушение в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ является безусловным основанием для отмены постановления.

Анализ допущенных судами ошибок свидетельствует, что многие из них объясняются как недостаточным изучением законодательства и судебной практики, так и небрежностью, ненадлежащим отношением к изучению материалов уголовных и административных дел.

Для повышения профессионального уровня и качества рассмотрения дел обзор необходимо обсудить на семинаре с судьями края.

 

Обзор составила

судья краевого суда

В.Г.ЕРЕМЕЕВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь