Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

ОБЗОР

НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ ЗА 2003 ГОД

 

В 2003 году Верховный суд Чувашской Республики продолжил работу по выявлению и устранению ошибок, допущенных нижестоящими судами и кассационной инстанцией, направленную на повышение уровня правосудия.

Следует отметить, что суды в основном правильно применяют уголовный и уголовно-процессуальный закон. Вместе с тем ошибки в их деятельности встречаются, и это влечет обращение граждан с жалобами в вышестоящий суд.

За анализируемый период надзорной инстанцией Верховного суда Чувашской Республики по жалобам и представлениям было изучено 640 уголовных дел, из них по 204 надзорным жалобам и представлениям возбуждены надзорные производства. Кроме того, рассмотрены 1698 надзорных жалоб и представлений, в удовлетворении которых отказано.

Проверка уголовных дел показала, что по 14% истребованных дел судами были допущены различные ошибки в применении материального и процессуального права, которые не были своевременно выявлены и устранены при кассационном рассмотрении.

По итогам рассмотрения дел в надзорной инстанции отменено 10 приговоров, в том числе 3 приговора были судебной коллегией оставлены без изменения, изменены 108 приговоров, 73 из которых были кассационной инстанцией оставлены без изменения.

Надзорная инстанция отменила 17 и изменила 37 постановлений судов первой инстанции о пересмотре приговора в порядке исполнения приговора, об отказе в возбуждении уголовного дела, о направлении уголовных дел прокурору для устранения нарушений и по другим категориям.

Основания возбуждения надзорного производства различны:

- неправильное применение уголовного закона - 61 случай из 204 (29,9%);

- нарушение процессуального закона - 36 (17,64%);

- несправедливость приговора - 3 (1,47%);

- несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела - 9 (4,42%);

- неправильное разрешение гражданского иска - 7 (3,43%);

- изменение законодательства - 64 (31,37%);

- иные нарушения - 24 (11,76%).

 

Отмена приговоров и других судебных решений

 

Обобщение судебной практики показало, что в 2003 году, как и в предыдущие статистические периоды, наиболее часто судебные решения отменялись вследствие неправильного применения уголовного закона.

Так, приговором Вурнарского районного суда от 15 мая 2002 года осужден Ф. по ст. 222, ч. 2; ст. 223, ч. 1; ст. 213, ч. 3; ст. 119 УК РФ с применением ст. 69, ч. 3; ст. 70 УК РФ к 7 годам 2 месяцам лишения свободы. Ф. признан виновным в незаконном ношении боеприпасов, а также в изготовлении огнестрельного оружия. Кроме того, он же 3 февраля 2002 года совершил хулиганские действия с применением огнестрельного оружия и угрожал убийством потерпевшим.

Президиум Верховного суда Чувашской Республики (далее - Президиум), отменив судебные постановления в части осуждения Ф. по ст. 119 УК РФ с прекращением производства по делу за отсутствием в его действиях состава преступления, указал, что диспозиция ч. 3 ст. 213 УК РФ предусматривает ответственность за хулиганские действия, если они сопряжены с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

По смыслу закона применение или попытка применения при совершении хулиганства огнестрельного оружия является основанием для квалификации преступления по ч. 3 ст. 213 УК РФ не только в тех случаях, когда виновный с их помощью наносит или пытается нанести телесные повреждения, но и тогда, когда использование указанных предметов создает реальную угрозу для жизни или здоровья граждан.

По данному делу квалификация действий осужденного по ст. 119 УК РФ является излишней, и содеянное им в этой части охватывается ст. 213, ч. 3 УК РФ.

Президиум принял аналогичное решение, отменив приговор Вурнарского районного суда Чувашской Республики от 17 января 2003 года в отношении Я. в части осуждения по ст. 119 УК РФ.

 

Обращают на себя внимание отдельные случаи, когда суды по некоторым категориям дел с недостаточной тщательностью относились к установлению обстоятельств преступления, имеющих существенное значение для решения вопроса о наличии в действиях виновного состава преступления и для квалификации его действий.

Приговором Ибресинского районного суда от 18 апреля 2003 года М. осужден по ст. 143, ч. 1 УК РФ к одному году исправительных работ с удержанием в доход государства 20% заработка.

М. признан виновным в том, что он, работая инженером по охране труда в колхозе "Красный фронтовик", в нарушение требований Федерального закона "Об основах охраны труда РФ" и КЗоТ РФ, допустил несовершеннолетнего Ц., без проведения инструктажа по технике безопасности и правилам охраны труда, без прохождения обязательного предварительного медицинского осмотра, на тяжелую работу и с опасными условиями труда. Указанные нарушения повлекли по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью Ц.

Между тем выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Из материалов дела следует, что Ц. в отдел кадров колхоза "Красный фронтовик" письменное заявление о приеме его на работу в качестве помощника комбайнера не было представлено. В связи с этим не был издан в установленном законом порядке приказ о приеме его на работу. Однако на очередном заседании правления колхоза несовершеннолетнего Ц. закрепили помощником комбайнера на комбайн КСК-100А2, после чего по устному разрешению председателя колхоза Ц. приступил к работе на комбайне совместно с И. На указанном заседании инженер по охране труда М. не присутствовал, о принятых в ходе данного заседания решениях он не был извещен, вследствие чего им не было обеспечено проведение с Ц. необходимых инструктажей. Каких-либо объективных доказательств о допуске М. потерпевшего к работе либо о сообщении кем-либо осужденному о закреплении Ц. помощником комбайнера в деле не имеется.

При таких данных президиум приговор в отношении М. отменил и дело производством прекратил за отсутствием в его действиях состава преступления.

 

Приговором Чебоксарского районного суда от 14 ноября 2002 года осужден А. по ст. 159, ч. 3, п. "б"; ст. 30, ч. 3 - ст. 159, ч. 3, п. "б" УК РФ с применением ст. 69, 73 УК РФ условно к 5 годам 6 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества.

Президиум, отменяя приговор, обратил внимание, что в соответствии со ст. 88, ч. 1 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела (аналогичное требование содержится в ст. 70, ч. 3; ст. 71 УПК РСФСР).

В силу ст. 302, ч. 4 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств. В нарушение этих требований суд первой инстанции доводы осужденного о его невиновности, приобщенные документы, подтверждающие наличие между А. и другими хозяйственными субъектами гражданско-правовых отношений, проигнорировал, не подверг тщательному исследованию, что явилось безусловным основанием для отмены судебных решений. При этом президиум указал, что в силу ст. 73, ч. 4 УК РФ при условном осуждении дополнительное наказание в виде конфискации имущества не назначается.

 

Нередко суды не выполняют требования ст. 314 УПК РСФСР (ст. 307 УПК РФ), согласно которой описательная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, характера вины, мотивов и последствий преступления.

Невнимательность, слабое знание норм материального и процессуального права при рассмотрении дела не только приводят к судебным ошибкам, но и дискредитируют судебную систему, умаляют ее авторитет перед гражданами.

Приговором Канашского районного суда Чувашской Республики от 22 февраля 2002 года И. осужден по ст. 117, ч. 2; ст. 119 УК РФ с применением ст. 69, ч. 3 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы. По приговору И. признан виновным в том, что в период с 11 по 13 ноября 2001 года ежедневно избивал И., причинив физическую боль и страдания, а 13 ноября 2001 года причинил ей легкий вред здоровью. Кроме того, в ходе избиения 11 ноября 2001 того же года угрожал убийством потерпевшей.

Президиум отменил приговор в части осуждения И. по ст. 119 УК РФ с прекращением производства по делу за отсутствием в его действиях состава преступления.

Из постановления о привлечении И. в качестве обвиняемого следует, что ему предъявлено обвинение в том, что 13 ноября 2001 года около 23 часов, находясь в доме И., в ходе нанесения последней побоев он высказывал в ее адрес угрозу убийством, и у потерпевшей имелись реальные основания опасаться осуществления этой угрозы.

Суд же осудил его за то, что он в десятых числах ноября 2001 года (в первый день начала истязаний, т.е. 11 ноября) в ходе нанесения побоев угрожал убийством потерпевшей. Тем самым суд вышел за пределы предъявленного обвинения, что является непосредственной причиной отмены судебного решения.

 

Приговором мирового судьи судебного участка N 1 Урмарского района от 17 сентября 2002 года К. осужден по ст. 116, 130 УК РФ с применением ст. 69, ч. 2 УК РФ к исправительным работам сроком на 5 месяцев с удержанием 15% заработка ежемесячно в доход государства.

Президиум, рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе осужденного, отменил приговор в части осуждения К. по ст. 130 УК РФ и производство по делу прекратил, указав, что в соответствии со ст. 308 УПК РФ в резолютивной части обвинительного приговора должны быть указаны пункт, часть и статья УК РФ, предусматривающие ответственность за преступление, в совершении которого подсудимый признан виновным. Мировой судья указанное требование закона не выполнил, и не дал надлежащей квалификации действиям осужденного.

 

В связи с введением в действие КоАП РФ и внесением изменений и дополнений в УК РФ, в частности в ст. 158 УК РФ, увеличилось количество дел, рассмотренных судами в порядке исполнения приговора. Соответственно возросло при их рассмотрении и число ошибок, связанных с тем, что судьи недостаточно уделяют внимание изучению и проверке материалов дела.

Приговором судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Чувашской Республики от 8 апреля 1998 года Давыдов Д.К. осужден по ст. 213, ч. 2, п. "а"; ст. 158, ч. 2, п.п. "а", "в"; ст. 105, ч. 2, п.п. "д", "ж", "з" "к"; ст. 162, ч. 3, п. "в"; ст. 167, ч. 2 УК РФ с применением ст. 69, ч. 3 УК РФ к 15 годам лишения свободы. Д. обратился в суд по месту отбывания наказания с ходатайством об освобождении от наказания, назначенного по ст. 158, ч. 2, п.п. "а", "в" УК РФ, по мотивам декриминализации его действий в этой части.

Судья Новочебоксарского городского суда, отказывая в удовлетворении ходатайства осужденного, сослалась на то, что размер хищения чужого имущества в сумме 14018549 неденоминированных рублей превышает 5-кратный размер минимальной заработной платы.

Однако такой вывод судьи не основан на материалах дела, из которых следует, что Д. наряду с другими статьями УК РФ осужден по п.п. "а", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ за тайное хищение 20 литров бензина на сумму 32000 неденоминированных рублей и по ст. 162, ч. 3, п. "в" УК РФ за разбойное нападение с целью хищения автомашины стоимостью 13986549 неденоминированных рублей, совершенном 14 мая 1997 года.

Поскольку на момент совершения осужденным преступлений пятикратный размер минимальной заработной платы равнялся 417450 неденоминированным рублям, постановление судьи было отменено президиумом как незаконное.

 

Основанием отмены решений являются иногда и ошибки процессуального характера.

Так, приговором Чебоксарского районного суда от 30 июля 2002 года Е. осужден по ст. 264, ч. 2 УК РФ условно к 3 годам лишения свободы с лишением права управлять транспортным средством на 2 года.

Постановлением Чебоксарского районного суда от 2 октября 2002 года отказано в снятии ареста с денежных средств осужденного Е. в сумме 30000 рублей.

Президиум отменил данное постановление с направлением дела на новое рассмотрение, указав, что изложенный выше вопрос суд рассмотрел в порядке ст. 396, 399 УПК РФ. При этом в судебном заседании осужденный и потерпевшая не участвовали. Суд счел возможным рассмотреть дело в их отсутствие. В то же время из материалов дела не усматривается, что указанные лица были извещены о дне слушания дела. В деле соответствующих извещений нет, что противоречит требованиям ст. 399 УПК РФ.

По аналогичной причине президиумом отменено постановление Московского районного суда г. Чебоксары от 17 января 2003 года в отношении осужденного Ш.

 

Статья 237 УПК РФ содержит исчерпывающий, не подлежащий расширительному толкованию перечень оснований, согласно которому судья по ходатайству стороны или собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Постановлением Калининского районного суда г. Чебоксары от 20 января 2003 года по результатам предварительного слушания уголовное дело по обвинению Я. в совершении преступлений, предусмотренных ст. 158, ч. 2, п.п. "б", "в" и ст. 158, ч. 3 УК РФ, возвращено прокурору Калининского района для устранения имеющихся препятствий для его рассмотрения в пятидневный срок.

Возвращая уголовное дело прокурору, суд исходил из того, что в материалах уголовного дела в отношении Я. имеется постановление о прекращении уголовного преследования от 22 мая 2002 года по тому же обвинению, которое никем не отменено. Кроме того, суд указал, что Я. обвиняется по п.п. "б", "в" ч. 2 ст. 158 и ч. 3 ст. 158 УК РФ за преступления, совершенные в период действия уголовного закона в редакции от 13 июня 1996 года, обвинение предъявлено 15 декабря 2002 года, обвинительное заключение утверждено 17 декабря 2002 года, т.е. после внесения изменений в ст. 158 УК РФ Федеральным законом от 31 октября 2002 года. Поскольку в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении не указана редакция статьи 158 УК РФ, следует считать, что не указан и сам закон, что препятствует, по мнению суда, постановлению судом приговора или иного решения.

При этом суд указал, что в пятидневный срок следует устранить указанные препятствия.

Фактически данное уголовное дело возвращено прокурору в связи с тем, что в материалах дела имеется не отмененное постановление о прекращении в отношении Я. уголовного дела по тому же обвинению, по которому в последующем ему вновь предъявлено обвинение, и дело направлено в суд. Указанное основание не предусмотрено ст. 237 УПК РФ.

Из постановления суда также следует, что возврат дела прокурору произведен в связи с неуказанием органом следствия в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительном заключении состава преступления (редакции уголовного закона), в совершении которого Я. обвиняется. Устранение указанного упущения фактически предполагает проведение по делу дополнительного расследования, что не предусмотрено законом.

Президиум постановление Калининского районного суда г. Чебоксары от 20 января 2003 года в отношении Я. отменил с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания.

По вышеуказанной причине отменены постановления Ядринского районного суда от 18 октября 2002 года в отношении В., Новочебоксарского городского суда от 9 октября и 24 декабря 2002 года в отношении П.

 

Вследствие неправильного применения материального закона из-за невнимательности отменены и другие постановления судов.

Постановлением Алатырского районного суда от 5 августа 2003 года в условно-досрочном освобождении Х., осужденной 28 февраля 2000 года по ст. 30, ч. 3; ст. 161, ч. 2, п.п. "б", "г", "д" УК РФ к 5 годам лишения свободы, отказано.

Судья мотивировал свое решение тем, что согласно действующему законодательству условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия 3/4 срока наказания. Поскольку Х. не отбыла этот срок, то она не может быть освобождена от наказания условно-досрочно. Такой вывод ошибочен, поскольку 21 февраля 2001 года в ст. 79, ч. 3 п. "в" УК РФ внесено изменение, предусматривающее условно-досрочное освобождение после фактического отбытия 2/3 срока наказания, назначенного за особо тяжкое преступление.

Соответственно, президиум отменил постановление с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

 

Изменение приговоров и других судебных решений

 

Немалая часть судебных решений пересмотрена президиумом в связи с изменениями некоторых положений административного, уголовного, уголовно-процессуального законодательства.

Только в текущем году по этим причинам президиумом приведены в соответствие с действующим законодательством 62 судебных решения, что составляет 31,15% от общего количества рассмотренных дел. По другим делам чаще всего приговоры и другие судебные решения изменялись в связи с неправильным применением материального права. Суды не придают должного значения правильной юридической оценке совершенных преступлений.

Приговором Красноармейского районного суда от 11 апреля 2000 года Н. осужден по ст. 162, ч. 2, п.п. "а", "б", "в"; ст. 325, ч. 2 УК РФ с применением ст. 69, ч. 3 УК РФ к 9 годам 1 месяцу лишения свободы.

Из постановления о привлечении Н. в качестве обвиняемого следует, что ему предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ст. 162, ч. 2, п.п. "а", "б", "в" УК РФ, а именно в том, что он 30 декабря 1999 года по предварительному сговору с неустановленным лицом с целью хищения чужого имущества проник в дом Е., расположенный в д. Янчеллы Красноармейского района Чувашской Республики и, напав на него, избив и связав его ремнем, умышленно, из корыстных побуждений открыто похитил его имущество на сумму 20970 рублей, причинив Е. значительный материальный ущерб.

Суд осудил Н. по ст. 162, ч. 2, п.п. "а", "б", "в" УК РФ по признакам нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, указав в приговоре в обоснование, что Н. и неустановленное лицо открыто похитили имущество Е., избив и связав последнего. При этом суд первой инстанции не указал, было ли применено в отношении потерпевшего насилие, опасное для жизни и здоровья, и в чем оно конкретно выражалось.

Под насилием, опасным для жизни и здоровья, следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.

Из материалов уголовного дела не усматривается, что в отношении Е. было применено насилие, опасное для жизни и здоровья. Н. и неустановленное лицо нанесли потерпевшему два удара в область живота, скрутили руки и положили на пол лицом вниз, с помощью галстука и ремня связали ему руки, причинив ему физическую боль и ограничив свободу, что по смыслу закона понимается как насилие, не опасное для жизни и здоровья. Потерпевший за получением медицинской помощи в лечебные учреждения не обращался.

Президиум признал необоснованность осуждения Н. по ст. 162, ч. 2, п.п. "а", "б", "в" УК РФ и переквалифицировал его действия на ст. 161, ч. 2, п.п. "а", "б", "в", "г", "д" УК РФ по мотивам, что суд ошибочно пришел к выводу о совершении нападения с целью хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, снизив назначенное по совокупности преступлений наказание до 6 лет 1 месяца лишения свободы.

 

Приговором Ибресинского районного суда от 21 января 2003 года У. осужден по п. "в" ч. 2 ст. 160 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа условно с испытательным сроком на 2 года. С У. в пользу Ибресинского лесхоза Государственного комитета природных ресурсов по Чувашской Республике в счет возмещения материального ущерба постановлено взыскать 36866 рублей 83 копейки.

По приговору У. признан виновным в том, что он, работая лесником второго обхода Кармалинского лесничества Ибресинского лесхоза, в августе 2002 года, используя свое служебное положение, и в нарушение должностных обязанностей, без соответствующего разрешения и оформления документов передал в пользование Я., за оказанную тем услугу, деревья породы сосна в количестве 12 штук общей массой древесины 11,88 куб. м.

Президиум переквалифицировал действия У. с п. "в" ч. 2 ст. 160 на п. "в" ч. 2 ст. 260 УК РФ с назначением наказания в виде 1 года лишения свободы без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, с применением ст. 73 УК РФ, условно с испытательным сроком на 2 года в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

При этом указал, что, осуждая У. по п. "в" ч. 2 ст. 160 УК РФ, суд первой инстанции исходил из того, что он совершил хищение чужого имущества, вверенного ему, путем растраты и с использованием своего служебного положения. При этом суд также исходил из того, что, разрешив Я. спилить 12 сосен на вверенном ему участке, осужденный произвел с последним расчет за оказанную ему услугу.

Из материалов же уголовного дела видно, что осужденный разрешил Я. срубить на вверенном ему участке 12 сосен в счет оплаты труда последнего по погрузке сруба для лесничества. Об этом в судебном заседании пояснили как осужденный, так и свидетель Я. Их показания ничем не опровергнуты. Таким образом, вывод суда о том, что У. произвел расчет за услугу, оказанную лично ему, не основан на добытых по делу доказательствах. Также не добыты доказательства, свидетельствующие о том, что вышеуказанные действия У. совершены из личных корыстных интересов.

Судом же установлено бесспорно, и это отражено в приговоре, что лесник У., имея служебные полномочия по охране леса на вверенном ему втором участке лесничества, по исполнении распоряжения лесничего по погрузке лесоматериалов, безвозмездно передал в пользование Я. растущие в лесу деревья. Указанная передача выразилась в том, что У. разрешил без оформления соответствующих документов срубить 12 сосен, растущих на вверенном ему участке, тем самым ввел Я. в заблуждение относительно законности произведенной последним порубки леса.

 

Приговором Алатырского районного суда от 2 октября 2002 года М., 3 января 1986 года рождения, судимый, осужден по ст. 161, ч. 3, п. "в" УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в воспитательной колонии.

Президиум исключил из приговора назначение дополнительного наказания в виде конфискации имущества, поскольку в силу ст. 88 УК РФ несовершеннолетним осужденным не может быть назначена конфискация имущества.

 

Приговором Калининского районного суда г. Чебоксары от 14 октября 1998 года В., 2 февраля 1974 года рождения, судимый 3 октября 1994 года по ст. 146, ч. 2, п.п. "а", "б" УК РСФСР к 6 годам лишения свободы, осужден по ст. 112, ч. 2, п.п. "а", "в", "г"; ст. 117, ч. 2, п. "е"; ст. 158, ч. 2, п.п. "а", "б", "в", "г" УК РФ с применением ст. 69 УК РФ к 9 годам лишения свободы.

Президиум изменил приговор в отношении В., исключив из него указание о назначении наказания с учетом предусмотренного ст. 63 УК РФ отягчающего ответственность обстоятельства - "неоднократность и рецидив преступлений", снизил наказание по совокупности преступлений до 7 лет лишения свободы, указав, что В. в 1991 году осужден за совершение преступления в несовершеннолетнем возрасте, и в соответствии с ч. 4 ст. 18 УК РФ судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до 18 лет, не учитываются при признании рецидива преступлений. Кроме того, действия В. судом квалифицированы в части тайного хищения чужого имущества по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, т.е. по признаку "неоднократности", и данный признак дополнительно при назначении наказания не должен учитываться.

 

В ряде случаев суды ошибались при квалификации действий осужденных по признакам совершения преступления организованной группой.

Согласно ч. 3 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Президиум изменил приговор Вурнарского районного суда от 9 августа 2001 года в отношении С., М. и К., осужденных по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ за совершение организованной группой разбойных нападений; исключил из приговора указание об осуждении С., М., К. по квалифицирующему признаку совершения разбойных нападений - "организованной группой", ввиду отсутствия в материалах дела объективных данных, свидетельствующих об объединении осужденных для совершения преступлений в устойчивую, сплоченную группу, указав в своем постановлении, что в действиях осужденных не усматриваются обязательные признаки организованной группы - длительности преступной деятельности группы, ее криминальной специализации, раздела сфер деятельности с другими подобными группами, четкого распределения ролей и функций каждого его участника, наличие лидера (руководителя, организатора), жесткой внутренней дисциплины, обусловливающих устойчивость организованной группы.

 

Отдельные судьи не придают серьезного значения личностным характеристикам, влияющим, в конечном счете, на назначение окончательного наказания.

Так, приговором мирового судьи судебного участка N 4 Ленинского района г. Чебоксары от 9 апреля 2003 года К., 10 мая 1979 года рождения, судимый 15 апреля 2002 года по ст. 228, ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, освобожденный 6 сентября 2002 года условно-досрочно на 2 месяца 22 дня, осужден по ст. 30, ч. 3 - ст. 158, ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы.

На основании п. "в" ч. 7 ст. 79 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение, и согласно ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору от 15 апреля 2002 года и окончательно назначено в виде лишения свободы на срок 1 год 2 месяца.

По приговору К. признан виновным в том, что он 20 декабря 2002 года совершил покушение на тайное хищение чужого имущества.

Президиум изменил приговор мирового судьи и из приговора исключил применение ст. 70 УК РФ, поскольку у К. неотбытый срок наказания по условно-досрочному освобождению к моменту совершения нового преступления истек.

В данном случае судью подвел арифметический подсчет.

Аналогичную ошибку допустил мировой судья судебного участка N 1 г. Канаша при рассмотрении 22 октября 2002 года уголовного дела в отношении М., судимого 20 января 2000 года по ст. 213, ч. 2, п.п. "а", "б", "в" УК РФ с применением ст. 69, ч. 5 УК РФ к 4 годам лишения свободы, которому на основании постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" срок наказания был сокращен на 1 год 7 месяцев 29 дней, и который был освобожден по отбытию наказания 25 января 2002 года.

 

Не прекращается, а усиливается тенденция роста ошибок при квалификации действий осужденных, таких, как излишнее вменение преступления, которое фактически охватывается другим составом преступления.

Приговором Козловского районного суда от 2 апреля 2003 года осуждены Ф., С., С. по ст. 112, ч. 2, п.п. "г", "д"; ст. 213, ч. 2, п. "а" УК РФ к различным срокам лишения свободы.

Они признаны виновными в том, что 11 декабря 2002 года из хулиганских побуждений избили М., причинив ему вред здоровью средней тяжести.

Президиум, изменив приговор в отношении всех осужденных и исключив из приговора осуждение их по ст. 213, ч. 2, п. "а" УК РФ, указал, что ст. 112, ч. 2, п.п. "г", "д" УК РФ предусматривает ответственность за причинение средней тяжести вреда здоровью из хулиганских побуждений, а так как эти действия совершены осужденными единовременно и в отношении одного человека, то дополнительной квалификации не требуется.

Аналогичные решения президиум принял по приговору Канашского районного суда от 16 июля 2003 года, которым Ф., А., К. осуждены по ст. 111, ч. 3; ст. 112, ч. 2, п.п. "г", "д"; ст. 213, ч. 2, п. "а" УК РФ также к различным срокам лишения свободы.

 

В ряде случаев при назначении наказания суды не учитывают конкретные обстоятельства дела, в частности, изложенные в диспозиции ст. 62 УК РФ.

Президиум изменил приговор Ибресинского районного суда от 29 ноября 2002 года в отношении П., осужденного по ст. 105, ч. 1 УК РФ к 12 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, и снизил назначенное наказание до 10 лет лишения свободы, указав, что осужденный ранее несудим, после совершения преступления явился с повинной, активно способствовал раскрытию преступления, вину признал и искренне раскаялся в содеянном. Обстоятельств, отягчающих ответственность, судом не установлено.

В соответствии со ст. 62 УК РФ при наличии вышеуказанных обстоятельств срок наказания не может превышать трех четвертей максимального срока наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, в данном случае не более 11 лет 3 месяцев.

 

Допускаются ошибки в части разрешения гражданского иска при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, которыми причинен материальный ущерб.

Приговором Аликовского районного суда от 5 декабря 2001 года П.С., ранее судимый, осужден по ст. 158, ч. 2, п.п. "а", "в"; ст. 150, ч. 4 УК РФ с применением ст. 69, ч. 3; ст. 70 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы. Постановлено взыскать с П.С. и П.Р. в пользу потерпевшего в счет возмещения материального ущерба 2289 рублей в солидарном порядке.

Президиум отменил приговор в части гражданского иска, указав, что суд, взыскав с П.С. и законного представителя осужденных по данному делу несовершеннолетних К.В. и К.А. П.Р. в пользу потерпевшего М. в счет возмещения материального ущерба 2289 рублей в солидарном порядке, нарушил требования ст. 1080 ГК РФ, согласно которой солидарно отвечают перед потерпевшим лица, совместно причинившие вред, а не их законные представители. Кроме того, суд, удовлетворяя гражданский иск в полном объеме, не учел то обстоятельство, что в ходе производства предварительного следствия часть похищенного обнаружена и возвращена потерпевшему.

Ввиду несоблюдения требований ст. 1079 ГК РФ о возложении обязанности возмещения вреда на владельца источника повышенной опасности отменен в части гражданского иска приговор Новочебоксарского городского суда Чувашской Республики от 19 февраля 2003 года в отношении Б., осужденного по ст. 264, ч. 1 УК РФ, который, работая водителем в Дочернем предприятии государственного унитарного предприятия "Государственное объединение Чувашавтотранс "Новочебоксарское пассажирское автотранспортное предприятие" и управляя автобусом марки "Даймлер-Бенц 0305", принадлежащем указанному предприятию, нарушил правила дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, в результате чего переехал задним правым колесом автобуса правую ногу С., причинив последнему вред здоровью средней тяжести.

 

Президиум изменил также приговор Московского районного суда г. Чебоксары от 4 июня 2003 года в отношении С., осужденного по ст. 158, ч. 2, п.п. "б", "в" УК РФ, отменив судебные постановления в части обращения взыскания на автомобиль "Ауди - 80" с осужденного в пользу потерпевшего в счет возмещения материального ущерба.

Как видно из материалов дела, указанный автомобиль принадлежит на праве собственности А., С. пользовался им на основании генеральной доверенности.

При разрешении гражданского дела суд не учел, что согласно ст. 218 ГК РФ право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом только на основании сделки об отчуждении этого имущества. Генеральная доверенность к таким сделкам не относится. В деле отсутствуют иные сведения о переходе права собственности от А. к осужденному С.

 

При рассмотрении материалов дела в порядке исполнения приговора допускаются ошибки, связанные с поверхностным исследованием материалов дела, а также невнимательностью судей, некоторые из которых ничем не оправданы.

Приговором Канашского районного суда от 31 октября 2001 года М., судимый 22 февраля 1996 года по ст. 144, ч. 2 УК РСФСР к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожденный 15 июля 1998 года (судимость не погашена), осужден по ст. 158, ч. 2, п.п. "б", "г" УК РФ к 5 годам лишения свободы за тайное хищение лошади с телегой на сумму 20000 рублей, совершенное 29 мая 2001 года.

По ходатайству осужденного судьей Новочебоксарского городского суда приговор пересмотрен в порядке исполнения приговора, и из вводной части приговора исключено указание о судимости от 22 февраля 1996 года ввиду декриминализации его действий. Приговор Канашского районного суда от 31 октября 2001 года изменен, исключено указание суда в части осуждения М. по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ. Постановлено считать его осужденным по ст. 158, ч. 2, п. "г" УК РФ с назначением наказания в виде 5 лет лишения свободы.

Президиум, изменив постановление судьи, указал, что судья правильно принял решение о декриминализации действий М. по приговору от 22 февраля 1996 года и обоснованно исключил из приговора от 31 октября 2001 года квалифицирующий признак кражи "неоднократность". При этом судья, квалифицировав действия М. по ст. 158, ч. 2, п. "г" УК РФ (в старой редакции), не учел, что кражу с причинением значительного ущерба потерпевшему следовало квалифицировать по ст. 158, ч. 2, п. "в" УК РФ (в редакции от 31 октября 2002 года), что и сделал президиум, и с учетом того, что данное преступление относится к категории преступлений средней тяжести, смягчил наказание и для отбывания наказания назначил колонию-поселение.

Подобные ошибки допущены Цивильским районным судом по делу А., Новочебоксарским городским судом по делу В.

Приговором Вурнарского районного суда от 22 ноября 2001 года Е., осужденный 3 июля 2001 года по ст. 158, ч. 2, п. "в" УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 год 6 месяцев, осужден по ст. 158, ч. 2, п.п. "б", "в", "г" УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа.

Постановлением Новочебоксарского городского суда от 28 августа 2002 года в порядке ст. 397 УПК РФ приговор пересмотрен, и из приговора исключено указание о судимости от 3 июля 2001 года и применение ст. 70 УК РФ. При этом суд, признав, что Е. ранее несудимый, совершил одноэпизодную кражу, постановил считать его осужденным по ст. 158, ч. 2, п.п. "б", "в", "г" УК РФ. По вышеназванным причинам президиум исключил из постановления осуждение Е. по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

По аналогичным причинам президиум изменил постановления Цивильского районного суда от 28 октября 2002 года в отношении Я., Новочебоксарского городского суда от 30 октября 2002 года в отношении Е.В. и от 28 октября 2002 года в отношении Е.И., Ленинского районного суда г. Чебоксары от 4 ноября 2002 года в отношении А.

 

В связи с изложенным, судам необходимо принять меры по повышению качества рассмотрения уголовных дел, обратить внимание на необходимость точного соблюдения уголовного и уголовно-процессуального закона.

 

Судья Верховного суда ЧР,

заслуженный юрист Чувашской Республики

Н.В.ЯКОВЛЕВ

 

Помощник судьи Верховного суда ЧР

В.П.САПОЖНИКОВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь