Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

ОБЗОР

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ

В КАССАЦИОННОМ ПОРЯДКЕ ВЕРХОВНОГО СУДА

ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ В 2003 ГОДУ

 

Анализ результатов деятельности судов республики за 2003 год показывает, что преобладающая часть уголовных дел разрешается своевременно, в соответствии с требованиями закона.

В то же время спектр ошибок и нарушений, допускаемых судами при рассмотрении дел по первой инстанции, остается достаточно широким. При этом в подавляющем большинстве случаев причиной такой ситуации является несоблюдение требований уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

 

Вопросы квалификации преступлений

 

Действия осужденного переквалифицированы с п. "б" ч. 2 ст. 161 УК РФ на ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Волочков был осужден за открытое хищение чужого имущества, совершенное неоднократно.

Изменив приговор, судебная коллегия указала, что в соответствии с п.п. 2, 3 Постановления Пленума ВС РФ от 27 декабря 2002 года N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" как тайное хищение чужого имущества следует квалифицировать действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества хотя бы и в присутствии собственника или посторонних лиц, но незаметно для них. В тех случаях, когда указанные лица видели, что совершается хищение, однако виновный, исходя из окружающей обстановки, полагал, что действует тайно, содеянное также является тайным хищением чужого имущества.

Из показаний осужденного следует, что 24 апреля 2003 года он шел к остановке, где на скамейке сидел молодой парень. Когда подошел, заметил на асфальте около скамейки борсетку. Он поднял ее и пошел через дорогу в сторону своего дома, при этом никаких криков не слышал.

Из показаний потерпевшего следует, что в это же время он находился на остановке в нетрезвом состоянии, сидел на скамейке и пил пиво. С собой у него была борсетка, он не помнит, куда ее поставил. Когда обнаружил пропажу борсетки, заметил, что дорогу переходит парень в белом джемпере, крикнул ему: "Куда пошел? Иди сюда!" Парень был на расстоянии 30 метров и на крик не среагировал. Самого факта хищения он не видел.

При таких обстоятельствах действия осужденного были переквалифицированы с п. "б" ч. 2 ст. 161 УК РФ на ч. 3 ст. 158 УК РФ со снижением наказания.

 

(Кассац. дело N 22-1521)

 

Осуждение лица по п.п. "а", "в" ч. 2 ст. 213 УК РФ признано необоснованным.

Приговором Аликовского районного суда от 4 февраля 2003 года Андреев был осужден по п.п. "а", "в" ч. 2 ст. 213 и п.п. "г", "д" ч. 2 ст. 112 УК РФ. Андреев был признан виновным в том, что около 2 часов ночи 4 сентября 2002 года на улице с.Аликово по предварительному сговору с Сергеевым из хулиганских побуждений нанес удары руками и ногами Алексееву, являющемуся работником РОВД, и умышленно причинил его здоровью вред средней тяжести.

Судом установлено, что Андреев и Сергеев избили Алексеева из хулиганских побуждений, и их умысел был направлен на причинение ему телесных повреждений. При этом общественный порядок не был нарушен. Иных действий, образующих самостоятельный состав хулиганства, Андреев не совершал.

При таких обстоятельствах квалификация по п.п. "а", "в" ч. 2 ст. 213 УК РФ является излишней, содеянное охватывается п.п. "г", "д" ч. 2 ст. 112 УК РФ.

 

(Кассац. дело N 22-485)

 

Суд излишне квалифицировал действия лица по ст. 116 УК РФ.

Константинов был признан виновным в нанесении побоев и в причинении средней тяжести вреда здоровью и осужден по ст. 112, ч. 1; ст. 116 УК РФ.

Как установлено судом, Константинов нанес побои в ходе продолжавшейся ссоры одному и тому же потерпевшему в течение короткого промежутка времени, исчисляемого одним часом. Эти действия охватывались единым умыслом. Кроме того, побои в данном случае повлекли более тяжкие последствия в виде вреда здоровью средней тяжести.

В связи с этим действия осужденного в части нанесения побоев потерпевшему при причинении средней тяжести вреда здоровью дополнительной квалификации не требуют и должны квалифицироваться по статье, санкцией которой предусмотрено более строгое наказание.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия отменила приговор в части осуждения Константинова по ст. 116 УК РФ и дело в этой части прекратила производством.

 

(Кассац. дело N 22-1627)

 

Процессуальные вопросы

 

Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела повлекло отмену приговора с направлением дела на новое рассмотрение.

Петрова признана виновной в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью своего мужа Петрова А.В.

В кассационном представлении прокурора был поставлен вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение ввиду неправильной квалификации действий осужденной. Указывалось, что фактические обстоятельства дела указывают на наличие у осужденной прямого умысла на убийство потерпевшего, а не на причинение тяжкого вреда его здоровью.

Судебная коллегия признала кассационное представление государственного обвинителя подлежащим удовлетворению.

При решении вопроса о направленности умысла Петровой следовало исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учесть, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений, а также последующее поведение виновной и потерпевшего, их взаимоотношения.

Судом было установлено, что орудием преступления явился нож, им потерпевшему было нанесено несколько ударов, два из которых - в область жизненно важного органа - сердца. Судебно-медицинской экспертизой установлено, что потерпевшему причинены две проникающие раны левой половины грудной клетки с ранением перикарда, предсердия справа, вызвавшие тампонаду сердца и сопровождавшиеся шоком 3 степени.

Этим данным суд не дал надлежащей оценки. Не приняты во внимание все пояснения осужденной о мотивах, которыми она руководствовалась при совершении своих противоправных действий, а также все ее действия после совершения преступления, что свидетельствует о несоответствии выводов суда о наличии в действиях осужденной состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ, фактическим обстоятельствам дела.

 

(Кассац. дело N 22-9)

 

Непредоставление подсудимому последнего слова, согласно ст. 361 УПК РФ, является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора.

По приговору суда Петров признан виновным в избиении малолетнего Волкова.

Из протокола судебного заседания следует, что суд, рассматривавший дело в апелляционном порядке, не предоставил Петрову последнее слово, что является существенным нарушением требований ч. 3 ст. 366 УПК РФ.

 

(Кассац. дело N 22-49)

 

Михайлов был осужден за изнасилование и умышленное причинение смерти другому человеку.

В соответствии со ст. 293 УПК РФ после окончания прений сторон председательствующий предоставляет подсудимому последнее слово. Из протокола судебного заседания следует, что после окончания прений сторон подсудимому последнее слово не было предоставлено.

В связи с этим кассационная инстанция отменила приговор и направила дело на новое рассмотрение.

 

(Кассац. дело N 22-908)

 

В соответствии с ч. 2 ст. 281 УПК РФ, заявленный в суде отказ потерпевшего от дачи показаний не препятствует оглашению показаний, данных в ходе предварительного расследования, если эти показания получены в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 11 УПК РФ.

Новиков осужден за незаконное хранение оружия (обреза охотничьего ружья), по ст. 119 УК РФ за угрозу убийством своей матери Сакаевой оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

На предварительном следствии потерпевшая Сакаева об обстоятельствах случившегося дала подробные показания. В судебном заседании она отказалась от дачи показаний против своего сына, воспользовавшись правом, предоставленным п. 3 ч. 2 ст. 42 УПК РФ.

Государственный обвинитель ходатайство об оглашении показаний потерпевшей не заявил. Суд же по своей инициативе данный вопрос не обсудил, хотя в данной ситуации, в соответствии со ст. 281, 86 УПК РФ, вправе был это сделать.

Вывод суда об отсутствии в действиях Новикова состава преступления, предусмотренного ст. 119 УПК РФ, судом был сделан преждевременно, без исследования всех доказательств, имеющихся в деле, и без сопоставления с другими данными, например, показаниями свидетелей Трошина и Лавренка о том, что на место происшествия они прибыли по сообщению об угрозах сына убийством своей матери.

 

(Кассац. дело N 22-91)

 

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 381 УПК РФ рассмотрение уголовного дела с нарушением права подсудимого пользоваться помощью защитника является основанием для отмены приговора.

Фетисенко Артем М. и Фетисенко Алексей М. признаны виновными в совершении хулиганства с применением предметов, используемых в качестве оружия, а Фетисенко Алексей, кроме того, - за причинение из хулиганских побуждений тяжкого вреда здоровью.

Из материалов уголовного дела следует, что в подготовительной части судебного заседания подсудимый Фетисенко Алексей отказался от услуг адвоката Никитиной и просил суд обеспечить свою защиту другим защитником. Однако суд, имея соответствующее письменное заявление подсудимого и не обсудив в соответствии с ч. 2 ст. 50 УПК РФ вопрос об обеспечении подсудимого другим защитником, лишь освободил адвоката Никитину от дальнейшего участия в деле и продолжил судебное следствие в отсутствие защитника, лишив тем самым Фетисенко Алексея возможности пользоваться помощью защитника.

Кроме того, в материалах дела имелось заявление и подсудимого Фетисенко Артема, полученное в ходе судебного разбирательства, в котором последний отказывается от услуг адвоката Кольцова и просит назначить другого защитника.

Данное заявление судом не было рассмотрено, а судебное заседание было продолжено с участием адвоката Кольцова, чем было нарушено право на защиту Фетисенко Артема.

 

(Кассац. дело N 22-273)

 

Приговор в отношении одного осужденного отменен в связи с нарушением его права на защиту.

Кубаев и Васильев осуждены за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, а также за незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица.

Из материалов дела следовало, что Васильев в суде заявил ходатайство о замене адвоката Мартыновой другим адвокатом, мотивируя тем, что она надлежащим образом не защищает его интересы.

Суд удовлетворил указанное ходатайство и решил пригласить другого адвоката, однако 27 января 2003 года суд вынес определение о предоставлении Васильеву того же адвоката Мартынова. Васильев продолжал отказываться от услуг указанного адвоката. После освобождения этого адвоката от защиты его интересов суд не рассмотрел вопрос о предоставлении подсудимому другого адвоката, чем было нарушено его право на защиту.

 

(Кассац. дело N 22-484)

 

В соответствии со ст. 61 УПК РФ прокурор не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу.

Постановлением судьи Кузьмин был освобожден от уголовной ответственности за совершенное в состоянии невменяемости общественно-опасного деяния, предусмотренного п. "д" ч. 2 ст. 112 УК РФ.

Как видно из материалов дела, в расследовании данного дела принимал непосредственное участие следователь Сергеев С.Я. Им предъявлялось обвинение, возбуждалось ходатайство об избрании меры пресечения и выполнялись другие следственные действия.

При судебном разбирательстве дела в качестве прокурора участвовал Сергеев Я.А., являющийся близким родственником следователя.

Указанное обстоятельство судебная коллегия признала нарушением, влекущим обязательную отмену постановления.

 

(Кассац. дело N 22-627)

 

Приговор отменен в связи с тем, что лицу фактически не было предъявлено обвинение в совершении преступления.

Воронин осужден за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства - маковой соломки в крупном размере.

В соответствии с ч. 2 ст. 171 УПК РФ в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого должно быть указано описание преступления (конкретные действия обвиняемого) с указанием времени, места его совершения, а также иные обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ.

Кассационная инстанция отменила приговор, указав в определении, что в постановлении о привлечении Воронина в качестве обвиняемого отсутствует описание конкретных преступных действий, совершенных им. Сведения о том, когда, где, каким способом Воронин приобрел или хранил наркотическое средство, какое именно и в каком количестве, в указанном документе отражения не нашли.

Согласно постановлению, дознание само не определилось, Воронин приобрел или хранил наркотическое средство.

Суд же осудил его и за приобретение, и за хранение наркотического средства, то есть вышел за пределы предъявленного обвинения.

 

(Кассац. дело N 22-658)

 

Постановление о прекращении уголовного дела по мотивам истечения срока давности привлечения лица к уголовной ответственности признано незаконным.

В подготовительной части судебного заседания постановлением от 1 апреля 2003 года уголовное дело в отношении Малюкина было прекращено по мотивам истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности. Решение основано на том, что Малюкин заведомо подложный диплом о получении высшего образования представил в отдел кадров 26 марта 2001 года, а поскольку преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 327 УК РФ, относится к категории преступлений небольшой тяжести, срок давности привлечения его к уголовной ответственности истек 26 марта 2003 года.

Судебная коллегия, отменив постановление, указала, что согласно диспозиции ч. 3 ст. 327 УК РФ, уголовная ответственность наступает за использование заведомо подложного документа, а не за представление его куда-либо.

Согласно материалам дела, подложный документ использовался Малюкиным не только 26 марта 2001 года, но и в течение длительного времени вплоть до февраля 2003 года, когда он был изъят из его личного дела. При этом подсудимым использовались полезные свойства документа: занятие должности, которую он не мог занимать без высшего образования, получение более высокой заработной платы. В силу этого деяние, совершенное Малюкиным, является длящимся, и срок давности начал по нему исчисляться с момента выявления преступления, то есть с февраля 2003 года.

 

(Кассац. дело N 22-904)

 

Суд первой инстанции не указал в описательно-мотивировочной части приговора размер ущерба, что привело к отмене приговора.

Родионов и Бычков были осуждены за кражу чужого имущества.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать, в том числе, описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

По данному делу указанное требование закона не было выполнено, поскольку суд не указал размер причиненного преступлением ущерба, что по делам против собственности имеет значение как для отнесения содеянного к разряду административных правонарушений либо уголовно-наказуемых деяний, так и для квалификации хищения по признаку причинения значительного ущерба.

При таких обстоятельствах судебная коллегия отменила приговор и направила дело на новое рассмотрение.

 

(Кассац. дело N 22-1004)

 

Дела частного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым.

Воеводина была признана виновной в нанесении Данилову нескольких ударов по голове и другим частям тела обухом топора и осуждена по ст. 115 УК РФ к штрафу в размере 50 МРОТ.

Из протокола судебного заседания следует, что потерпевший дважды заявлял ходатайство о прекращении уголовного дела в отношении Воеводиной в ходе судебного следствия и один раз - в ходе судебных прений.

Отказав в удовлетворении данного ходатайства, суд сослался на то, что потерпевшему не возмещен материальный ущерб, хотя в материалах дела нет данных о том, что преступлением причинен какой-либо материальный вред.

При таких обстоятельствах кассационная инстанция отменила приговор и прекратила дело производством.

 

(Кассац. дело N 22-1650)

 

Прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием не допускается, если лицо, в отношении которого прекращается уголовное преследование, против этого возражает.

Постановлением мирового судьи Ильязов признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ, и в связи с деятельным раскаянием уголовное дело в отношении него было прекращено.

Из материалов дела следует, что Ильязов виновным себя не признал и утверждал, что в его действиях нет состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ, на прекращение дела по нереабилитирующим основаниям он возражал и просил вынести в отношении него только оправдательный приговор.

При таких обстоятельствах кассационная инстанция посчитала прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием противоречащим требованиям ст. 28 УПК РФ и ст. 75 УК РФ, и постановление судьи было отменено.

 

(Кассац. дело N 22-1675)

 

Назначение наказания

 

Суд назначил наказание с нарушением требований ч. 4 ст. 70 УК РФ.

Приговором от 19 февраля 2003 года Кислинский признан виновным в приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства в особо крупном размере и осужден по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы.

По предыдущему приговору от 17 мая 2002 года Кислицину было назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы условно. Наказание полностью отбыто не было.

Согласно ч. 4 ст. 70 УК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору.

Приговором по настоящему делу он осужден к лишению свободы на срок 1 год 6 месяцев. Окончательное наказание по совокупности приговоров следовало назначить на срок более 2 лет лишения свободы. Суд же назначил Кислинскому по совокупности приговоров в виде 2 лет лишения свободы.

Кроме того, по делу было допущено нарушение уголовно-процессуального закона. Уголовное дело было возбуждено 30 декабря 2002 года, а постановление о назначении судебно-химической экспертизы по порошкообразному веществу, изъятому у осужденного, вынесено 10 декабря 2002 года, то есть до возбуждения уголовного дела. Следовательно, заключение эксперта не может быть признано допустимым доказательством.

 

(Кассац. дело N 22-559)

 

Трофимов был осужден за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере.

Суд признал Трофимова виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ и назначил по этой статье наказание в виде лишения свободы на срок 1 год 6 месяцев, а по совокупности приговоров - в соответствии со ст. 70 УК РФ на срок 1 год 8 месяцев лишения свободы, хотя он по предыдущему приговору был осужден к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года и преступление по настоящему делу совершил в период условного осуждения.

 

(Кассац. дело N 22-1366)

 

Приговор отменен ввиду его несправедливости.

Сальников и Аникин признаны виновными в совершении кражи чужого имущества. Судом наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным. Обстоятельством, смягчающим наказание, суд признал активное способствование раскрытию преступления "путем дачи признательных показаний в совершении ряда краж".

Необходимость назначения осужденным условного наказания суд обосновал и незначительностью размера похищенного. Этот довод суда также не соответствует действительности, поскольку осужденные совершили ряд краж котлов из бань стоимостью 1250, 1200, 1200, 1500 и 1200 рублей. Потерпевшие показывали, что ущерб для них является существенным. Потерпевшим ущерб на день вынесения приговора не возмещен даже частично.

Суд также не учел, что кражи осужденными совершались неоднократно с целью приобретения спиртных напитков.

При таких обстоятельствах кассационная инстанция отменила приговор ввиду его несправедливости.

 

(Кассац. дело N 22-757)

 

Суд необоснованно признал в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, неоднократность преступлений.

Васильев признан виновным в нарушении правил дорожного движения при управлении транспортным средством, повлекшем по неосторожности причинение потерпевшему вреда здоровью средней тяжести, а также в оставлении места дорожно-транспортного происшествия, и осужден по ст. 264, ч. 1; ст. 265 УК РФ на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно.

В определении судебная коллегия указала, что в соответствии с ч. 1 ст. 16 УК РФ совершение осужденным преступлений, предусмотренных ст. 264, ч. 1 и 265 УК РФ, не образует неоднократность, а является совокупностью преступлений. На основании этого, а также в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 382 УК РФ, приговор суда был изменен с исключением из него выводов о признании в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, неоднократность преступлений.

В остальной части приговор оставлен без изменения.

 

(Кассац. дело N 22-1574)

 

Нарушения, допускаемые судами при рассмотрении дел

в порядке ст. 123 - 125 УПК РФ

 

Одной из новелл уголовно-процессуального кодекса явилось введение главой 16 порядка обжалования участниками уголовного судопроизводства действий (бездействий) и решений органов дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

Судебная практика показывает, что при рассмотрении дел в порядке ст. 123 - 125 УПК РФ, допускаются определенные нарушения закона, которые выявляются и исправляются кассационной инстанцией.

 

В соответствии с ч. 2 ст. 140 УПК РФ основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

Определением судебной коллегии от 9 января 2003 года было отменено постановление Цивильского районного суда от 19 декабря 2002 года, которым жалоба Осиповой Н.А. об отмене постановления следователя прокуратуры Цивильского района о прекращении уголовного дела от 10.10.2002 была оставлена без удовлетворения.

Осипова обратилась в суд первой инстанции с жалобой в защиту интересов несовершеннолетней дочери Осиповой А.С. на необоснованное прекращение следователем уголовного преследования в отношении установленных следствием лиц.

Отменяя постановление суда, судебная коллегия указала, что в соответствии с ч. 2 ст. 140 УПК РФ основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

Постановлением прокурора Цивильского района от 26 февраля 2002 года по заявлению Осиповой было возбуждено уголовное дело в отношении Михайлова В. и Осипова Д. по ст. 133 УК РФ - понуждение к действиям сексуального характера. После проверочных материалов прокурор указал, что имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления, предусмотренного ст. 133 УК РФ, в действиях указанных лиц.

Осипова А.С. в ходе всего предварительного следствия показывала, что Осипов и Михайлов путем шантажа, т.е. угрозы распространения порочащих ее сведений, понуждали ее к действиям сексуального характера. Этот факт в ходе проверки заявления подтвердили и Осипов с Михайловым.

Проверяя законность вынесенного следователем постановления, суд надлежащим образом не исследовал имеющиеся в деле доказательства, не дал им соответствующую оценку, не указал причины, по которым одни доказательства приняты, а другие отвергнуты.

 

Определением судебной коллегии от 17 апреля 2003 года отменено постановление Московского районного суда г. Чебоксары от 21 марта 2003 года об отказе в удовлетворении жалобы Иванова А.А., а жалоба направлена на новое рассмотрение.

Иванов А.А. обратился в указанный суд с жалобой, в которой просил признать незаконным постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела по факту смерти Ивановой З.А. Постановлением судьи было отказано в удовлетворении жалобы.

Отменяя состоявшееся решение суда, судебная коллегия указала, что, как следует из постановления следователя, в нем констатирован лишь факт обнаружения трупа Ивановой и отсутствие на нем телесных повреждений, то есть признаков насильственной смерти. В то же время, из материалов дела следовало, что следователем не было выяснено, в результате каких событий Иванова скончалась от переохлаждения, а ее труп оказался в овраге в районе реки Волга, никто из ее знакомых, родственников по этому вопросу опрошены не были.

В соответствии с протоколом осмотра места происшествия, на момент осмотра куртка на теле трупа Ивановой была одета только на половину, водолазка приподнята, из акта судебно-медицинского исследования трупа следовало, что экспертом были обнаружены мелкоточечные кровоизлияния под плеврой легких.

Этим обстоятельствам суд первой инстанции никакой оценки не дал.

 

Постановление о привлечении в качестве обвиняемого обжалованию в порядке ст. 125 УПК РФ не подлежит.

Постановлением суда было отменено постановление следователя о привлечении Никитина в качестве обвиняемого по п. "б" ч. 2 ст. 131 УК РФ и об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу отказано.

Из материалов дела следует, что Никитин и его адвокат обратились в суд в порядке ст. 123, 125 УПК РФ с жалобами об отмене постановления следователя о привлечении первого в качестве обвиняемого и об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 года N 5-П "По делу о проверке конституционности положений ст. 133, ч. 1 ст. 218 и ст. 220 УПК РСФСР" и определением от 14 января 2003 года определен круг обжалуемых действий и решений в рамках предварительного следствия и дознания, к которым относятся действия, связанные с возбуждением уголовного дела, производством обыска, наложением ареста на имущество, приостановлением производства по уголовному делу и продлением срока предварительного расследования.

Более того, из смысла ст. 171, 172 УПК РФ следует, что постановление о привлечении в качестве обвиняемого в судебном порядке не обжалуется.

При таких обстоятельствах, кассационная инстанция постановление отменила и производство по делу прекратила.

 

(Кассац. дело N 22-1282)

 

Ошибки судов при избрании в отношении подозреваемых

или обвиняемых меры пресечения в виде заключения под стражу

 

Фомичев обвинялся по п.п. "а", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ. Следователь вышел в суд с ходатайством об избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу по тем основаниям, что последний обвиняется в совершении преступления средней тяжести, является жителем другой местности, может скрыться от следствия и суда.

Суд своим постановлением отказал в удовлетворении ходатайства, указав, что в отношении обвиняемого может быть применена другая, более мягкая мера пресечения.

Кассационная инстанция отменила постановление суда, указав, что в постановлении следователя о возбуждении ходатайства изложены мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость в заключении обвиняемого под стражу. Однако при рассмотрении данного ходатайства эти обстоятельства судом в полной мере не были приняты во внимание.

 

(Кассац. дело N 22-1418)

 

Стальнов подозревался в изнасиловании несовершеннолетней. Следователь вышел с ходатайством в суд об избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу.

Постановлением судьи в удовлетворении этого ходатайства было отказано.

Кассационная инстанция отменила постановление, указав, что судья принятое решение мотивировал ссылками на то, что Стальнов имеет постоянное место работы, проживает с женой и престарелой матерью. Однако Стальнов подозревается в совершении тяжкого преступления в отношении несовершеннолетней, ранее судим за аналогичные преступления. Эти обстоятельства судом не были приняты во внимание. Также судом не принято во внимание и то, что он может скрыться от органов следствия либо оказать воздействие на потерпевшую, поскольку, как следует из протокола его допроса, он пояснил, что половое сношение носило добровольный характер, хотя это не следует из показаний потерпевшей.

 

(Кассац. дело N 22-1420)

 

Суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о продлении срока содержания под стражей.

Трясоногов обвинялся по ст. 213, ч. 3; ст. 222 ч. 1 УК РФ.

Суд отказал следователю в удовлетворении ходатайства о продлении срока содержания под стражей обвиняемого в связи с необходимостью проведения ряда следственных действий, указав, что с учетом небольшого объема уголовного дела необходимости продления срока содержания под стражей не имеется.

Кассационная инстанция, отменив постановление суда, указала, что в постановлении следователя о возбуждении ходатайства изложены мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость в продлении срока содержания под стражей обвиняемого.

Однако при рассмотрении данного ходатайства указанные в нем обстоятельства судом не были приняты во внимание.

При этом указания суда на то, что расследуемое дело по объему небольшое, и следователь без уважительных причин не завершил следствие в двухмесячный срок, не основаны на законе и противоречат требованиям ст. 109 УПК РФ.

 

(Кассац. дело N 22-1758)

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Верховного суда Чувашской Республики

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь