Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР

КАССАЦИОННОЙ И НАДЗОРНОЙ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ГРАЖДАНСКИМ

ДЕЛАМ ПЕРМСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА ЗА 1 ПОЛУГОДИЕ 2003 ГОДА

 

Дела из жилищных правоотношений

 

Чайковский лесхоз обратился в суд с иском к Б-вой С.А. о выселении ее вместе с несовершеннолетними детьми - Анной, 1998 г. рождения, и Кристиной, 1986 г. рождения, из служебного жилого помещения по ул. Мира, 33-2 с. Елово - без предоставления другого жилого помещения. В обоснование своих требований, истец указал, что спорная служебная квартира в 1995 году была предоставлена леснику Добровского лесничества Т-ну А.И., который в 1988 году произвел регистрацию места жительства по данному адресу Б-вой С.А. и ее двух детей. В 1999 году Т-ин А.И. был уволен с работы, по собственному желанию, и выехал из квартиры, сдав ордер в Чайковский лесхоз, ответчица в добровольном порядке жилье не освобождает.

Решением Чайковского городского суда от 15 января 2003 года, Чайковскому лесхозу в удовлетворении заявленного иска отказано.

В кассационном порядке решение суда отменено, в связи с неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела, и неправильным толкованием норм материального права.

В соответствии с п. 12 ч. 1 ст. 108 ЖК РСФСР, без предоставления другого жилого помещения в случае, указанном в статье 107 названного Кодекса, не могут быть выселены одинокие лица с проживающими вместе с ними несовершеннолетними детьми.

Отказывая Чайковскому лесхозу в выселении Б-вой С.А. с несовершеннолетними детьми из служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения, суд указал, что Б-ва С.А. является одиноким лицом, которое, в силу п. 12 ч. 1 ст. 108 ЖК РСФСР, не подлежит выселению из спорного служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения. Такой вывод суд мотивировал тем, что Б-ва С.А., несмотря на наличие зарегистрированного брака с Б-вым Л.Л., семейные отношения с ним прекратила с 1989 года, дети проживают совместно с ней.

Подобное толкование приведенного закона неправильно.

Если ответчица состоит в зарегистрированном браке, статуса одинокого лица она не имеет, независимо, проживает она совместно с супругом или нет.

Кроме того, суд вопрос о том, не расторгнут ли ответчицы брак с Б-вым Л.Л., надлежащим образом не проверил, документы о наличии актовой записи о регистрации между Б-выми брака и расторжении этого брака из органа ЗАГСа не истребовал, не выяснил, не расторгался ли брак в судебном порядке.

Указанные обстоятельства являются юридически значимыми и от их правильного установления зависит разрешение иска.

И-ва Е.И. с двумя детьми в возрасте 12 и 6 лет проживает в комнате принадлежащего ОАО "Порт Левшино" общежития в г. Перми по ул. Социалистической, 26 к. 220. Комната предоставлялась в связи с трудовыми отношениями с портом, откуда И-ва Е.И. уволилась на основании ст. 31 КЗОТ РСФСР.

Заявляя, что И-ва Е.И. уволилась с работы по собственному желанию без уважительных причин, ОАО "Порт Левшино" обратился в суд с иском о выселении ее с детьми из общежития без предоставления другого жилого помещения.

Ответчица иск не признала, утверждая, что уволилась из порта вынужденно, просила учесть, что у нее двое несовершеннолетних детей, в отношении которых она является одинокой матерью. И-в С.В., с которым она состоит в браке, с семьей не проживает, находится в местах лишения свободы, отцом ее детей он не является.

Решением Орджоникидзевского районного суда от 05.09.2002 по иску ОАО "Порт Левшино" И-ва Е.И. с двумя несовершеннолетними детьми, П-вым Денисом, 1990 года рождения, Л-вым Андреем, 1996 года рождения, выселены из общежития по ул. Социалистической, 26, комната 220 г. Перми без предоставления другого жилого помещения, со снятием с регистрационного учета по данному адресу.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Пермского областного суда от 21.11.2002 кассационная жалоба И-вой Е.И. на решение суда оставлена без удовлетворения.

Постановлением президиума Пермского областного суда решение суда и определение кассационной инстанции отменены в связи с неправильным толкованием норм материального права с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

К кассационной жалобе на решение суда И-ва приложила копию свидетельства от 11.11.2002 о расторжении брака с И-вым С.В., заявляя, что как одинокое лицо с несовершеннолетними детьми не подлежит выселению из общежития без предоставления другого жилого помещения.

Судебная коллегия при кассационном рассмотрении дела с этими доводами ответчицы не согласилась, поскольку к моменту вынесения решения суда И-ва состояла в браке и одиноким лицом не являлась.

Этот довод судебной коллегии несостоятелен.

Ответчица расторгла брак с И-вым С.В. 11.11.2002 и судебной коллегии при рассмотрении дела по кассационной жалобе И-вой на не вступившее в законную силу решение суда об этом было известно.

При обсуждении вопроса о законности и обоснованности судебного решения о выселении ответчицы с двумя несовершеннолетними детьми из здания общежития без предоставления другого жилого помещения судебной коллегии необходимо было дать оценку доводам жалобы ответчицы и факту расторжения ею брака с И-вым с учетом п. 12 ст. 108 и ст. 110 Жилищного кодекса РСФСР, согласно которым одинокие лица с проживающими вместе с ними несовершеннолетними детьми не могут быть выселены из общежития без предоставления другого помещения.

 

НП "Жилкомсервис" обратилось с иском к Х-ву Р.Г. о выселении из общежития по адресу: г. Пермь, ул. Подводников, 13 комната 10/2 без предоставления другого жилого помещения в связи с истечением срока договора коммерческого найма и снятии с регистрационного учета.

Иск мотивирован тем, что 01.01.2002 Х-в Р.Г. заключил с ними договор коммерческого найма жилого помещения в общежитии сроком по 31.10.2002. По истечении срока договора он отказался освободить комнату.

Решением Индустриального районного суда Х-в Р.Г. выселен из спорного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения, на ОПВС УВД Индустриального района г. Перми возложена обязанность снять Х-ва Р.Г. с регистрационного учета.

В кассационном порядке решение суда отменено ввиду неправильного применения судом норм материального права.

Удовлетворяя иск о выселении Х-ва Р.Г. из общежития, суд исходил из того, что стороны обязаны соблюдать условия заключенного договора коммерческого найма жилого помещения, в частности, ответчик взял на себя обязательство выселиться в добровольном порядке (п. 2.3.7. договора) из комнаты по истечению срока договора и обязан его исполнить.

При этом суд не проанализировал другие условия договора, которые возлагают на НП "Жилкомсервис" определенные обязательства, несоблюдение которых влечет соответствующие последствия.

Так, согласно п. 7.2 договора, при прекращении договора, в связи с истечением указанного в нем срока 31.10.2002, наниматель имеет преимущественное право на заключение договора на новый срок.

Согласно ст. 684 ГК РФ, не позднее, чем за 3 месяца до истечения срока договора найма жилого помещения, если наниматель имеет преимущественное право заключения договора на новый срок, наймодатель должен предложить нанимателю заключить договор на тех же или иных условиях либо предупредить нанимателя об отказе от продолжения договора в связи с решением не сдавать в течение не менее года жилое помещение внаем.

Если наймодатель не выполнил этой обязанности, а наниматель не отказался от продления договора, договор считается продленным на тех же условиях и на тот же срок.

Если наймодатель отказался от продления договора в связи с решением не сдавать помещение внаем, но в течение года со дня истечения срока договора с нанимателем, заключил договор найма жилого помещения с другим лицом, наниматель вправе требовать признания такого договора недействительным или возмещения убытков, причиненных отказом возобновить с ним договор.

В материалах дела имеется только предупреждение Х-ва Р.Г. о том, что он обязан освободить комнату до 31.10.2002, которое не может быть расценено как предложение заключить договор вновь на тех или иных условиях, от продления договора Х-в Р.Г. не отказывался, напротив, высказывал такие намерения в ходе рассмотрения дела.

Из пояснений представителя истца в судебном заседании следует, что комната необходима для заселения ее другими лицами.

Судом данные положения материального закона и обстоятельства дела учтены не были, в связи с чем вывод суда о выселении Х-ва по истечению срока договора коммерческого найма не основан на законе и договоре, заключенном между сторонами.

Принимая признание иска ответчиком Х-вым Р.Г., суд, в нарушение ст. 14, 50 ГПК РСФСР (ст. 12, 56, 57 ГПК РФ), не выяснил у ответчика, вследствие каких причин он признает иск, что является значимым для определения, понимал ли Х-в значение совершаемого им процессуального действия.

 

И-ко Н.Л. обратилась с иском к И-ко Г.Н., Н.Е., Н.П., А.Н. о признании за ней и ее дочерью И-ко Анной, 1992 г.рождения, права на жилое помещение в кв. 14 д. 30/2 по пр. Парковый г. Перми, вселении ее и ее дочери в это жилое помещение, открытии отдельного лицевого счета на комнату 10,6 кв. м. В обоснование требования указала, что состояла в браке с И-ко Г.Н., в 1994 году брак был расторгнут, после чего с ответчиками у нее сложились неприязненные отношения. До расторжения брака она с дочерью проживали в квартире, но после проживать в спорной квартире стало невозможно. Она и дочь в квартире зарегистрированы, но ответчики препятствуют пользованию жильем. Другого жилого помещения они не имеют.

Ответчики иск не признали, И-ко Н.П., Г.Н., Н.П. предъявили встречный иск о признании И-ко Н.Л. и ее дочери, не имеющими право на жилое помещение, ссылаются на то, что в квартире И-ко Н.Л. и ее дочь не проживали, согласие на их прописку дали, но под условием, что вселяться в квартиру они не будут, право на жилую площадь за ними не признавали. Вещей И-ко Н.Л. и ее дочери в квартире не было.

Решением Дзержинского районного суда за И-ко Анной 1992 года рождения признано право пользования жилым помещением в квартире 14 дома 30/2 по пр.Парковый в г. Перми, и она вселена в эту квартиру. И-ко Н.Л. признана не приобретшей право на данное жилое помещение, ей в иске к И-ко Г.Н., Н.П., Н.Е., А.Н. о признании за ней права пользования жилым помещением, изменении договора найма жилого помещения, вселении в спорную квартиру отказано. И-ко Н.П., Г.Н. отказано в иске о признании несовершеннолетней И-ко Анны - не приобретшей право на спорное жилье.

В кассационном порядке решение суда - в части признания за И-ко Анной права на жилую площадь и вселение ее в квартиру, в части отказа И-ко Н.П., Г.Н. в признании И-ко Анны - не приобретшей право на жилую площадь, отменено, ввиду неправильного определения обстоятельств, имеющих значение для дела.

Признавая за И-ко Анной право на спорную жилую площадь, суд указал, что право она приобрела по праву своего отца, который хотя длительное время в квартире не проживает, утратившим право не признан, договор найма с ним не расторгался.

Однако этот вывод судом сделан на основании недостаточно проверенных доказательств.

Для признания за ребенком права на спорную жилую площадь необходимо установить, вселялась ли дочь истицы в квартиру, с кем и когда, проживала ли она в квартире вместе с родителями.

Местом жительства детей, в силу ст. 20 ГК РФ, признается место проживания их родителей или одного из них.

Из пояснений ответчиков следует, что в спорной квартире И-ко Анна никогда не проживала, в квартиру не вселялась. С 1992 года не проживает в квартире и отец девочки, после возвращения И-ко Г.Н. из армии, истица с ребенком и И-к Г.Н. снимали жилые помещения, проживали у родителей истицы. До настоящего времени И-ко Г.Н. в спорной квартире не проживает. Эти пояснения ответчиков судом должным образом не оценены. Вывод суда о том, что временное непроживание ребенка в квартире, в силу его несовершеннолетнего возраста, не влечет признание его не приобретшим право на жилье без исследования указанных обстоятельств, не свидетельствует о наличии у ребенка права на спорное жилое помещение.

Выводов суда, относительно проживания или непроживания ребенка в квартире, вселения или невселения, решение суда не содержит, хотя они существенны для разрешения спора.

 

М-ва Т.С. обратилась в суд с иском к М-вой В.А. о выселении ее из квартиры N 2 дома N 6 по ул. Углеуральская г. Перми по тем основаниям, что является собственником 1/2 части указанной квартиры, ее сын М-в А.Н. - собственником другой 1/2 части квартиры, ответчица является женой М-ва А.Н. Ответчица без ее ведома и согласия вселилась в спорную квартиру со своим 9-летним ребенком, создала для нее невыносимые условия для проживания. Просила выселить ответчицу с ребенком на основании вселения без ее согласия и в связи с нарушением порядка проживания.

Ответчица М-ва В.А. иск не признала, указала, что вселилась в квартиру с согласия мужа, проживает с мужем в отдельной комнате, условий невозможности совместного проживания она не создает.

Решением Дзержинского районного суда г. Перми от 03.02.2003 в иске М-вой Т.С. к М-вой В.А. о выселении отказано.

В кассационном порядке решение отменено в связи с неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела.

Отказывая М-вой Т.С. в удовлетворении иска, суд исходил из тех обстоятельств, что ответчица вселилась в спорное жилое помещение с согласия собственника 1/2 доли М-ва А.Н., который фактически пользовался комнатой в квартире площадью 13,2 кв. м, истица в суде указала, что первоначально она не возражала против вселения в квартиру М-вой В.А., у собственника М-ва А.Н. имелись законные основания на вселение на жилую площадь своей супруги, факт систематического нарушения правил проживания в квартире не подтвердился, таких доказательств истицей не представлено.

Вывод суда о наличии у собственника М-ва А.Н. законных оснований для вселения в квартиру своей супруги не обоснован материальным законом. Суд не дал оценки тому обстоятельству, что, согласно материалам дела, спорная квартира находится в общей долевой собственности как М-ва А.Н., так и его матери - истицы М-вой Т.С.

В соответствии со ст. 247 ГК РФ, владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников. В соответствии со ст. 209 ч. 2 ГК РФ, собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе, отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

Суд не выяснил, устанавливался ли соглашением участников долевой собственности какой-либо порядок пользования общим имуществом - квартирой, соответствует ли такому соглашению вселение ответчицы в спорное жилое помещение, не нарушаются ли таким вселением права истицы как второго собственника общего имущества. Указав на то, что истица первоначально не возражала против вселения в квартиру М-вой В.А., суд не принял во внимание пояснения истицы о том, что она давала согласие только на временное проживание ответчицы в квартире. Данному обстоятельству суд оценки не дал, мнения ответчицы по этому вопросу не выяснил, обстоятельств, связанных с условиями и порядком вселения ответчицы в спорную квартиру, не установил.

 

Дела из брачно-семейных правоотношений

 

П-в Ю.И. и П-ва Н.Л. состояли в браке с 25.12.1986 по 06.02.1990 и с 04.06.1992 по 10.01.2001.

П-ва Н.Л. обратилась в суд с иском к П-ву Ю.И. о разделе совместно нажитого в период брака имущества.

Исковые требования мотивировала тем, что бывшие супруги самостоятельно решить указанный вопрос не могут.

Решением Свердловского районного суда произведен раздел совместно нажитого имущества П-вых с передачей П-вой Н.Л. имущества 45 наименований, с указанием его стоимости, П-ву Ю.И. - имущества 4 наименований с указанием его стоимости, со взысканием с П-ва Ю.И. в пользу П-вой Н.Л. денежной компенсации в размере 86268 рублей.

В кассационном порядке решение суда отменено в связи с неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела, недоказанностью установленных судом обстоятельств и неправильным применением норм материального права.

В соответствии со ст. 34, 36 СК РФ, имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. Имущество, принадлежащее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам, является его собственностью.

В составе совместного имущества стороны называли недвижимое имущество, в частности - квартиру, гараж и другое.

В соответствии со ст. 219 ГК РФ, право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.

В материалах дела отсутствуют данные о том, что право собственности на указанные объекты (постройки на земельном участке и гараж) в установленном порядке было зарегистрировано за бывшими супругами или одним из них на праве собственности. В заседании судебной коллегии стороны пояснили, что государственная регистрация указанной недвижимости в подразделении Пермской областной регистрационной палаты не осуществлялась. В БТИ это имущество на праве собственности также не зарегистрировано. Имеется лишь составленный работниками БТИ технический паспорт, в котором отсутствуют указания на то, какими документами подтверждается право собственности сторон на это имущество. Суд данное обстоятельство не устанавливал и не учел, что когда недвижимое имущество не зарегистрировано за супругами на праве собственности, вопрос о разделе такого имущества не может являться предметом судебного разбирательства по делу о разделе имущества супругов.

Определяя состав имущества, подлежащего разделу, суд основывал свои выводы фактически лишь на объяснениях истицы, которые оспаривались ответчиком. Выводы суда конкретными доказательствами не подтверждены. Ответчик указывал на то, что телевизор "Панасоник", спальный гарнитур и другое имущество были приобретены им в период с 1990 по 1992 год, до вступления в брак с истицей. Ссылку суда на то, что доводы истицы по указанному вопросу подтверждены экспертным заключением, которое ответчик не оспаривал, нельзя признать правильной. Вопрос о том, какое конкретно имущество входит в состав общего имущества супругов, является правовым вопросом и относится к компетенции суда, а не экспертов.

Доводам ответчика о том, что часть имущества является его собственностью и разделу не подлежит (было приобретено им до вступления в брак), суд не дал оценки, не указал, по какой причине он отвергает доводы ответчика. Суд не распределил между сторонами обязанность по подтверждению тех обстоятельств, на которые они ссылались в обоснование своих доводов, в нарушение требований ст. 12, 56, 57 ГПК РФ. Ознакомившись с документами, представленными в судебное заседание (гарантийные талоны, технические паспорта на предметы бытовой техники), суд не приобщил эти документы к материалам дела и не зафиксировал в установленном порядке содержащуюся в этих документах информацию о том, кем и когда были приобретены указанные выше предметы, в связи с чем выводы суда по этому имуществу доказательственно материалами дела не подкреплены.

 

Ш-в А.В. обратился с иском к С-вой Т.Д., Ш-вой Н.Н. об уменьшении размера алиментов, обосновывая иск тем, что на основании судебных постановлений в пользу каждой из ответчиц на содержание детей с него взыскиваются алименты в размере 1/4 части заработка, общий размер алиментов превышает установленный законом предельный размер алиментов на двух детей.

Решением мирового судьи судебного участка N 57 г. Добрянки от 11.11.2002 иск Ш-ва А.В. удовлетворен, снижен размер взыскиваемых с Ш-ва А.В. алиментов в пользу С-вой Т.А. с 1/4 части до 1/6 части заработка (иного дохода) на содержание сына Романа, 30.10.1998 года рождения, и в пользу Ш-вой Н.Н. с 1/4 до 1/6 части заработка (иного дохода) на содержание дочери Ирины, 29.05.2002 г.р., начиная с 18.10.2002 и до совершеннолетия детей.

В апелляционном порядке решение мирового судьи не обжаловано.

Постановлением президиума Пермского областного суда решение отменено в связи с нарушением норм материального права.

Принимая решение, суд руководствовался ст. 80, 81 Семейного кодекса РФ, исходил из того, что на содержание двух детей алименты взыскиваются в размере 1/3 части заработка и (или) иного дохода, производимое с ответчика взыскание превышает установленную норму.

При этом судом не принято во внимание, что в соответствии с п. 2 ст. 81 Семейного кодекса РФ, размер долей заработка и (или) иного дохода, предусмотренных п. 1 ст. 81 Семейного кодекса РФ, может быть уменьшен или увеличен судом с учетом материального или семейного положения сторон и иных, заслуживающих внимание обстоятельств.

Таким образом, установленные п. 1 ст. 81 Семейного кодекса РФ размеры доли заработка и (или) иного дохода для определения алиментов, подлежащих взысканию на содержание несовершеннолетних детей, не являются предельными, взыскание с должника алиментов по нескольким исполнительным документам в размере, превышающем указанную долю, само по себе не является безусловным основанием для уменьшения размера алиментов.

В соответствии с п. 1 ст. 119 Семейного кодекса РФ, если при отсутствии соглашения об уплате алиментов после установления в судебном порядке размера алиментов изменилось материальное или семейное положение одной из сторон, суд вправе по требованию любой из сторон изменить установленный размер алиментов или освободить лицо, обязанное уплачивать алименты, от их уплаты. При изменении размера алиментов или при освобождении от их уплаты суд вправе учесть также иной заслуживающий внимание интерес сторон.

Судом не были приняты во внимание вышеприведенные положения закона, не исследованы предусмотренные ими обстоятельства.

Неправильно установлено начало срока взыскания алиментов во вновь установленном размере с 18.10.2002 - даты подачи истцом искового заявления. При изменении ранее установленного судом размера алиментов взыскание их во вновь установленном размере производится со дня вступления в законную силу вынесенного об этом решения суда (п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 года N 9 "О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов").

 

Дела из трудовых правоотношений

 

Приказом по Дому офицеров Пермского гарнизона от 02.09.2002 заведующая производством С-га Л. И. была уволена по п. 2 ст. 81 ТК РФ со 2 сентября 2002 г. в связи с сокращением штатов.

Считая приказ об увольнении незаконным, С-га Л.И. обратилась с иском к ГФУК "Дом офицеров Пермского гарнизона" о восстановлении на работе, оплате за дни вынужденного прогула и взыскании компенсации морального вреда. В обоснование иска, указала, что 02.04.2002 на оперативном совещании начальник Дома офицеров сообщил о предстоящем сокращении бара, где она работала заведующей производством. 02.07.2002 она была ознакомлена с приказом о предстоящем сокращении, в котором были перечислены вакантные должности. Со 02.07.2002 по 17.08.2002 она находилась в отпуске без сохранения заработной платы, а с 17.08.2002 по 02.09.2002 - в очередном отпуске. 02.09.2002 она была вызвана на работу, где ей выдали трудовую книжку и ознакомили с приказом об увольнении. В связи с тем, что ей не была предложена на момент увольнения вакантная должность, считает увольнение незаконным.

Решением Свердловского районного суда от 17 января 2003 года С-га Л.И. восстановлена в должности заведующей производством ГФ УК "Дом офицеров Пермского гарнизона" со 02.09.2002. Решение подвергнуто немедленному исполнению.

Определением суда требования о взыскании заработной платы и возмещении морального вреда выделены в отдельное производство.

Судебной коллегией кассационная жалоба ответчика оставлена без удовлетворения.

В соответствии с п. 2 ст. 81 ТК РФ, трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации.

В силу ч. 1 ст. 180 ТК РФ, при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в той же организации, соответствующую квалификации работника.

Принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований, суд пришел к правильному и обоснованному выводу о том, что при увольнении истицы ответчиком было нарушено данное требование закона. Ответчиком не была предложена истице имеющаяся на день ее увольнения вакантная должность контролера билетов. Данная должность, в числе других, предлагалась истице в день предупреждения о предстоящем увольнении, но она от нее отказалась. Однако это обстоятельство не свидетельствует о том, что администрация выполнила в полном объеме возложенные на нее обязанности по трудоустройству увольняемого работника. Как пояснила в судебном заседании истица, в день предупреждения о предстоящем увольнении она, действительно, отказалась от этой должности, поскольку ее пока не увольняли, а в день увольнения через два месяца эта должность ей предложена не была. Довод ответчика о том, что администрация не обязана была снова предлагать истице оставшиеся на момент увольнения вакантные должности, от которых она отказалась в день ее предупреждения о предстоящем увольнении, признан несостоятельным. Из содержания ч. 1 ст. 180 ТК РФ следует, что предлагать другую имеющуюся работу работодатель обязан в течение всего периода проведения мероприятий по сокращению. Поскольку мероприятие по сокращению численности штата заканчивается моментом увольнения, то предложить имеющиеся вакантные должности работодатель должен, в том числе, и в день увольнения.

 

З-н Э.Н. обратился в суд с иском к ЧП Д-вой В.М. о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за вынужденный прогул и взыскании компенсации морального вреда в размере 10 тыс. руб., указав, что с 17 по 29 апреля 2002 г. работал у ответчика наборщиком товара. Трудовой договор был заключен в одном экземпляре, с испытательным сроком один месяц.

30.04.2002 ему сообщили об увольнении, ссылаясь на его нетрезвое состояние 29.04.02.

Заработная плата за проработанное время не выплачена, трудовая книжка возвращена без записи о приеме на работу и увольнении.

Ответчик иск не признал, пояснив, что истца не знает, трудовой договор с ним не заключался.

Решением Дзержинского районного суда от 3 апреля 2003 г., З-н Э.Н. восстановлен на работе у частного предпринимателя Д-вой В.М. в качестве наборщика-грузчика с взысканием в его пользу заработной платы за вынужденный прогул в размере 7350 руб. 42 коп., компенсации морального вреда 350 руб.

Судебной коллегией при рассмотрении дела в кассационном порядке решение было отменено за недоказанностью обстоятельств, которые суд признал установленными.

Принимая решение о восстановлении истца на работе, суд надлежащим образом не исследовал обстоятельств заключения трудового договора, срок его действия, а также надлежащим ли лицом осуществлен фактический допуск истца к работе. Как установлено по делу, оформление приема на работу по правилам ст. 68 Трудового кодекса РФ не производилось, не ссылается истец и на то обстоятельство, подавал ли он Д-вой В.М. - работодателю заявление о приеме на работу, где и при каких обстоятельствах общался с ней по поводу заключения договора о приеме на работу. Факт приема истца на работу по ее распоряжению она категорически отрицает.

Следовательно, суду надлежало выяснить у истца более детально обстоятельства заключения договора, на которые он ссылается.

Показания истца в протоколе судебного заседания отражены очень кратко, в исковом заявлении также не указаны обстоятельства заключения трудового договора: была ли договоренность с работодателем Д-вой о заключении трудового договора, кем, когда и где был подписан трудовой договор, на что ссылается истец в исковом заявлении, оговаривался ли срок приема на работу.

Суд пришел к выводу о том, что истец был принят на работу на неопределенный срок без надлежащего оформления трудового договора по вине работодателя и что фактический допуск истца до работы осуществлен представителем работодателя с ведома последнего.

Однако указанные обстоятельства судом должным образом не проверены и по правилам ч. 2 ст. 67 Трудового кодекса РФ при фактическом допуске работника к работе, трудовой договор, не оформленный надлежащим образом, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя.

Вывод суда о том, что истец был допущен до работы представителем работодателя и с его ведома, доказательствами не подтвержден.

Ссылка в решении на то, что Д-в Л.А., как администратор и супруг ответчика, допустил З-на до работы, неубедительна, так как суд не исследовал, наделен ли администратор таким правом, каков круг его обязанностей, предоставлено ли ему право приема работников на работу.

Суду следовало выяснить фактически сложившуюся практику приема наборщиков на склад, в установленном ли законом порядке производилось заключение с ними трудовых договоров, исследовать по книге приказов или иным распоряжениям, производилось ли оформление работников склада (наборщиков-грузчиков) на работу, велись ли ведомости на выплату им заработной платы, как велся и кем учет рабочего времени, и тому подобные.

Указанные вопросы имеют существенное значение для разрешения заявленного иска.

 

Х-ч Е.Е. обратилась в суд с иском к Управлению здравоохранения Администрации Чердынского района о восстановлении на работе, оплате вынужденного прогула, компенсации морального вреда. Требования мотивировала тем, что ответчиком был нарушен порядок ее увольнения по п. 1 ст. 81 ТК РФ, ей не были предложены другие должности, которые были вакантными. Размер компенсации морального вреда определила в 30000 рублей.

Решением Чердынского районного суда от 07.03.2003 Х-ч Е.Е. восстановлена на работе фельдшером Судоверфинского фельдшерского пункта, в ее пользу с Управления здравоохранения администрации Чердынского района за дни вынужденного прогула взыскано 5272 руб. 79 коп. В иске о возмещении морального вреда отказано.

Судебной коллегией решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований о компенсации морального вреда отменено в связи с неправильным применением норм материального права.

В соответствии со ст. 394 ТК РФ, в случае увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконного перевода на другую работу, суд может по требованию работника вынести решение о возмещении работнику денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер компенсации определяется судом.

Факт незаконного увольнения истицы судом установлен.

Отказывая в иске о компенсации морального вреда, суд исходил из того, что истицей не представлены доказательства, в достаточной степени подтверждающие факт испытания физических или нравственных страданий в результате незаконного увольнения.

Указанный вывод суда нельзя признать основанным на нормах действующего законодательства.

Суд не учел то обстоятельство, что, согласно требованиям ст. 394 ТК РФ, моральный вред заключается в самом факте незаконного увольнения. Следовательно, требование о компенсации подлежит удовлетворению в случае, когда суд приходит к выводу о необходимости восстановления работника на работу. Степень физических либо нравственных страданий, а также последствия, которые наступили или могли наступить для истца в результате незаконного увольнения либо перенесенных страданий имеют значение только при определении размера компенсации морального вреда.

Данное требование закона суд не учел при разрешении заявленных требований о компенсации морального вреда. Судом исследовались представленные истицей доказательства в обоснование требований о компенсации морального вреда. Суд пришел к обоснованному выводу о том, что довод истицы об ухудшении состояния здоровья по вине ответчика не нашел подтверждения в судебном заседании. Бесспорных доказательств в обоснование данного довода истицей не представлено. Поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом первой инстанции, представления дополнительных доказательств не требуется, судебная коллегия, не передавая дело на новое рассмотрение, вынесла новое решение об удовлетворении иска о возмещении морального вреда, определив его размер в 500 рублей.

 

Решением Ленинского районного суда г. Перми от 31.03.2003 с ОАО "Табачная фабрика "Астра" в пользу Т-ва А.С. взыскана заработная плата за время вынужденного прогула в размере 183073 руб. 80 коп., расходы по оплате услуг адвоката в размере 5000 рублей и госпошлина в размере 3440 руб. 74 коп.

При рассмотрении дела в кассационном порядке решение изменено в части размера взысканной в пользу истца заработной платы.

Т-в А.С. состоял в трудовых отношениях с ОАО "Табачная фабрика "Астра". Приказом от 06.07.2001 он был уволен по п. 4 ст. 33 КЗоТ РСФСР. Решением Ленинского районного суда г. Перми от 17.12.2002 он был восстановлен на работе, одновременно отменен приказ от 14.06.2001 в части лишения Т-ва премии за июнь 2001 г. Требования о взыскании заработка за время вынужденного прогула выделены в отдельное производство и разрешены настоящим решением.

В соответствии со ст. 424 ТК РФ настоящий Кодекс применяется к правоотношениям, возникшим после введения его в действие.

Если правоотношения возникли до введения в действие настоящего Кодекса, то он применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения его в действие.

Суд правильно рассчитал общее количество дней вынужденного прогула - 364 дня (с 07.07.2001 по 16.12.2002).

Вместе с тем, ошибочным является вывод суда о необходимости расчета среднедневного заработка истца, исходя из расчетного периода в три месяца, предшествующих увольнению, с 1-го по 1-е число, за весь период вынужденного прогула. Свой вывод суд мотивировал тем, что правоотношения сторон начались в период действия прежнего трудового законодательства. В связи с этим, суд посчитал необходимым руководствоваться при исчислении среднедневного заработка Постановлением Минтруда N 38 от 17.05.00 года "О порядке исчисления среднего заработка...", пролонгированным распоряжением Правительства N 1552-р от 21.11.01 года на 2001-2002 годы. Суд не учел, что с 01.02.2002 вступил в действие Трудовой кодекс РФ, в соответствии с ч. 3 ст. 139 которого при любом режиме работы расчет средней заработной платы работника производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного времени за 12 месяцев, предшествующих моменту выплаты. При этом фактически большая часть вынужденного прогула пришлась на период действия нового трудового законодательства (220 дней).

В соответствии со ст. 5 ТК РФ, Постановления Правительства РФ, содержащие нормы трудового права, не должны противоречить настоящему Кодексу, иным федеральным законам и указам Президента РФ.

Поскольку на момент рассмотрения спора о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула Постановление Минтруда N 38 не было отменено, то применять его необходимо было только в части, не противоречащей положению ч. 3 ст. 139 ТК РФ. Таким образом, при исчислении среднего заработка за время вынужденного прогула, если таковой имел место уже после 01.02.2002, за расчетный период необходимо брать 12 месяцев, как предусмотрено ТК РФ, а при решении вопроса о том, какие из фактически выплаченных сумм подлежат учету при исчислении среднего заработка, а какие нет, необходимо исходить из требований п. 11 Постановления Минтруда РФ N 38, поскольку Трудовой кодекс на этот счет не содержит никаких указаний, в т.ч. и запретов. Следовательно, для исчисления среднего заработка за время вынужденного прогула, который продолжался до 01.02.2002, за расчетный период для исчисления среднедневного заработка берется фактический полученный заработок за три последних перед увольнением полных месяца с 1-го по 1-е число, что правильно сделано судом.

Суд также правильно учел при исчислении среднедневного заработка премию за июнь в размере 4774 руб. 33 коп., несмотря на то, что фактически она была выплачена истцу только в начале 2003 года после вступления в законную силу решения Ленинского суда об отмене приказа от 14.06.2001 в части лишения истца указанной премии. Суд в данном случае правильно исходил из момента, когда эта выплата должна была быть выплачена ответчиком, а не из момента фактической выплаты, поскольку ее невыплата имела место не по вине истца, а в результате незаконных действий ответчика.

Продолжительность вынужденного прогула за период с 09.07.2001 по 01.02.2002 (момент введения в действие Трудового кодекса РФ) по пятидневной рабочей неделе истца за вычетом выходных и праздничных дней составляет 144 дня. Согласно имеющемуся в решении расчету, правильность которого в целом не оспаривает ответчик, среднедневной заработок истца с учетом трехмесячного расчетного периода, составляет 502 руб.95 коп. Таким образом, всего размер заработка за время вынужденного прогула за период с 07.07.2001 по 01.02.2002 года составил 72424 руб. 80 коп.

За расчетный период для исчисления среднедневного заработка для расчета заработной платы за время вынужденного прогула за период с 01.02.2002 по 17.12.2002 (день восстановления на работе) необходимо с учетом требований ч. 3 ст. 139 ТК РФ исходить из заработка за 12 месяцев, предшествующих увольнению, т.е. с 01.07.2000 по 01.07.2001 года. Согласно представленному ответчиком расчету, среднедневной заработок истца за указанный период составил 209 руб. 99 коп. Правильность представленного расчета судебной коллегией проверена. Продолжительность вынужденного прогула с момента вступления в действие Трудового кодекса РФ и до момента восстановления истца на работе судом составила 220 дней. Размер заработка за время вынужденного прогула за указанный период составляет 46197 руб. 80 коп.

Всего размер заработка за время вынужденного прогула составляет 118622 руб. 60 коп.

До этой суммы судебной коллегией снижен размер заработной платы, взысканной истцу за дни вынужденного прогула с соответствующим снижением размера госпошлины.

 

Дела особого производства

 

Л-ва Н.П. обратилась в суд с заявлением об установлении факта принятия ею наследства, оставшегося после смерти ее матери П-вой Е.К., умершей 12.09.2000, мотивируя свои требования тем, что в установленный законом срок со дня смерти матери не обратилась к нотариусу с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство. Между тем, как указывает Л-ва Н.П. в заявлении, срок принятия наследства ею не пропущен, поскольку она сразу же после смерти П-вой Е.К. взяла несколько вещей, принадлежавших последней.

В дальнейшем Л-ва Н.П. представила заявление, в котором просила продлить срок для принятия наследства, поскольку в связи с проживанием в квартире, входящей в наследственную массу, ее отца Г-ко П.П., умершего 26.02.2002, она не могла по этическим и моральным нормам принять наследство.

Решением Дзержинского районного суда г. Перми от 14.10.2002 Л-вой Н.П. продлен срок для принятия наследства, оставшегося после смерти П-вой Е.К. 11.06.1915 рождения.

В кассационном порядке решение не обжаловалось.

Постановлением президиума Пермского областного суда от 07.02.2003 решение отменено в связи с существенным нарушением норм процессуального права.

Суд удовлетворил требования Л-вой Н.П. о продлении срока для принятия наследства, признав в силу ч. 1 ст. 1155 ГК РФ указанные ею в заявлении причины пропуска срока, установленного ст. 1154 ГК РФ, уважительными.

Разрешая заявленные Л-вой Н.П. требования, суд не учел, что требование о продлении срока для принятия наследства и требование об установлении факта принятия наследства являются взаимоисключающими, судебный порядок разрешения требований различный, не уточнил у заявительницы, на каких именно требованиях она настаивает.

В соответствии с ч. 1 ст. 1155 ГК РФ, по заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства, суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали.

При удовлетворении требований заявительницы, суд не дал какой-либо оценки указанным Л-вой Н.П. в заявлении причинам пропуска срока для принятия наследства.

Суд также не принял во внимание указание Л-вой Н.П. в заявлении и сообщение нотариуса о наличии заинтересованных лиц, не выявил круг наследников и не привлек их к участию по делу.

В надзорной жалобе М-ва О.В. сослалась на то, что она, являясь дочерью умершего Г-ко В.П., относится к первой очереди наследников по праву представления, поэтому имеет право на получение наследственного имущества, в том числе, спорной квартиры.

 

Заочным решением Свердловского районного суда г. Перми установлен факт владения на праве собственности боксом N 627 общей площадью 22,7 кв. м, находящимся в ГСК N 11, за С-вым В.С., умершим 2 марта 2002 г., проживавшим до смерти по ул. Горького, 65-152 в г. Перми.

В кассационном порядке решение отменено из-за нарушений норм процессуального права.

С-ва Л.М. обратилась в суд с заявлением об установлении факта владения строением на праве собственности.

Заявленные требования мотивировала тем, что 2 марта 2002 г. умер ее муж С-в В.С. После его смерти открылось наследство, которое состоит из гаражного бокса N 627, находящегося в ГСК N 11. Бокс принадлежал мужу на основании членства в кооперативе. Нотариусом было отказано в выдаче свидетельства о праве на наследство, поэтому она просит установить факт владения мужем указанным боксом на праве собственности.

Принимая решение об удовлетворении заявленных требований, суд пришел к выводу о том, что муж заявительницы С-в В.С. являлся членом гаражного кооператива, выстроил в этом кооперативе гараж, полностью внес паевый взнос, но не зарегистрировал право собственности на гараж, поэтому следует установить факт владения гаражом на праве собственности за умершим.

С таким выводом суда согласиться нельзя.

Согласно имеющимся в деле документам, гараж находится в гаражно-строительном кооперативе N 11. Земельный участок, в том числе, и тот, на котором расположен спорный гараж, был предоставлен в установленном порядке кооперативу, лично С-ву В.С. этот земельный участок не предоставлялся. Поэтому, устанавливая факт владения гаражом на праве собственности за С-вым В.С., суд разрешил вопрос, касающийся прав кооператива, но к участию в деле ГСК не привлек, что является самостоятельным основанием к отмене решения суда в силу п.п. 4 п. 2 ст. 364 ГПК РФ.

Кроме того, исходя из материалов дела, государственная регистрация права собственности на гараж за С-вым В.С. не производилась, поэтому из обстоятельств дела устанавливается наличие спора о праве и суду следовало руководствоваться положениями пункта 3 ст. 263 ГПК РФ и обсудить вопрос об оставлении заявления об установлении юридического факта без рассмотрения.

Устанавливая факт владения, на праве собственности гаражным боксом, за умершим, суд не учел, что, в соответствии со ст. 17 ГК РФ, правоспособность гражданина прекращается в связи со смертью, поэтому регистрация права собственности на гараж за умершим С-вым В.С. исключается.

 

Заочным решением Пермского районного суда от 05.03.2002 установлен факт рождения Д-ной (С-ной) Т.Б., 30.01.1946 года рождения, на спецпоселении в Пермской области.

Определением Пермского районного суда от 31.10.2002 Информационному центру ГУВД Пермской области разъяснено, что решение Пермского районного суда от 05.03.2002, по заявлению Д-ной Т.Б., об установлении факта применения политических репрессий сторонами и другими лицами, участвующими в деле, не обжаловано, вступило в законную силу и подлежит исполнению.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Постановлением президиума Пермского областного суда от 24.01.2003 заочное решение и определение суда отменены по основаниям неправильного применения норм материального права, нарушением норм процессуального права.

Д-на Т.Б. обратилась в суд с заявлением об установлении факта применения политических репрессий в виде нахождения вместе с матерью на спецпоселении, указывая, что в 1930 г. ее мать С-на (М-ва) А.Ф. была в составе семьи ее отца выслана из г. Ревды Свердловской области в Пермскую область в связи с признанием семьи кулацкой, в 1996 г. мать была реабилитирована, она родилась 30.01.1946 - в период нахождения ее матери, С-ной А.Ф., на спецпоселении, установление указанного факта необходимо для признания пострадавшей от политических репрессий.

В качестве заинтересованных лиц к участию в деле привлечены Комиссия по восстановлению прав жертв политических репрессий при администрации Пермской области и отдел социальной защиты населения при администрации Пермского района.

Принимая решение, суд исходил из того, что дед заявительницы М-в Ф.С., как глава кулацкого хозяйства, в 1930 г., на основании постановления ЦИК и СНК СССР от 01.02.1930, был выслан с семьей, в том числе, матерью заявительницы С-ной (М-вой) А.Ф., 1925 года рождения, с места их жительства в Свердловской области на спецпоселение в Пермскую область. Родители заявительницы - С-н Б.А. и С-на А.Ф. находились на спецпоселении. Д-на Т.Б. родилась 30.01.1946 года и проживала с родителями в п. Сараны Горнозаводского района Пермской области. В обоснование выводов суд сослался на справки Информационного центра ГУВД Пермской области в отношении родителей заявительницы, справку поселковой администрации о месте жительства, копию свидетельства о рождении Д-ной Т.Б., копию аттестата о среднем образовании.

В соответствии со ст. 1 Закона РФ "О реабилитации жертв политических репрессий" от 18.10.1991, политическими репрессиями признаются различные меры принуждения, применяемые государством по политическим мотивам, в виде лишения жизни или свободы, помещения на принудительное лечение в психиатрические лечебные учреждения, выдворения из страны и лишения гражданства, выселения групп населения из мест проживания, направления в ссылку, высылку и на спецпоселение, привлечения к принудительному труду в условиях ограничения свободы, а также иное лишение или ограничение прав и свобод лиц, признававшихся социально опасными для государства или политического строя по классовым, социальным, национальным, религиозным или иным признакам, осуществлявшееся по решениям судов и других органов, наделявшихся судебными функциями, либо в административном порядке органами исполнительной власти и должностными лицами и общественными организациями или их органами, наделявшимися административными полномочиями.

На основании ст. 1-1 Закона РФ "О реабилитации жертв политических репрессий", подвергшимися политическим репрессиям и подлежащими реабилитации признаются дети, находившиеся вместе с родителями в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении. Приведенная норма закона связывает признание детей подвергшимися политическим репрессиям с фактом их проживания в месте режимного поселения родителей в связи с применением к родителям по политическим мотивам государством мер принуждения, предполагающим ограничение их прав и свобод.

Как следует из материалов дела, заявительница связывает требование об установлении факта применения политических репрессий с фактом рождения и последующего проживания с матерью на спецпоселении. Приведенные в решении факты и обстоятельства не могут быть признаны бесспорными признаками применения к Д-ной Т.Б. политической репрессии. Судом не установлено проживание родителей заявительницы (одного из них) на момент рождения Д-ной Т.Б. 30.01.1946 в режиме спецпоселения. Установленный судом факт рождения в месте спецпоселения сам по себе не свидетельствует о проживании заявительницы с родителями в режиме спецпоселения.

В материалах дела отсутствуют данные о том, что в п. Сараны Горнозаводского района находилось спецпоселение, что на 1946 г. в отношении родителей Д-ной Т.Б. сохранялся режим спецпоселения, проживание было вызвано применением государством мер принуждения.

В справке о реабилитации С-ной А.Ф., выданной ИЦ ГУВД Пермской области 24.06.1996, место нахождения спецпоселения и период нахождения на спецпоселении с 1930 г. не указаны - конечный момент нахождения на спецпоселении - признан не установленным. Согласно копии справки ИЦ ГУВД Пермской области от 27.10.2000 С-н Б.А. был снят с учета спецпоселения в 1942 г. - до рождения заявительницы, место нахождения спецпоселения также не указано.

На указанные обстоятельства суд внимания не обратил и оценки им не дал.

При новом рассмотрении дела суду предложено подробно опросить заявительницу об обстоятельствах применения мер принуждения к ней и родителям, на основании ч. 3 ст. 14, ст. 50 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, предложить заявительнице представить доказательства в обоснование заявленных требований, разрешить заявленные требования в зависимости от установленных обстоятельств, с учетом положений ст. 1, 1-1 Закона РФ "О реабилитации жертв политических репрессий".

В связи с отменой заочного решения отменено определение суда о разъяснении решения.

ИЦ ГУВД Пермской области обратился в суд с заявлением о разъяснении решения суда в части определения сроков нахождения С-ной А.Ф. на учете спецпоселения, рождения Д-ной Т.Б. в этот период. Судом постановлено приведенное выше определение.

В соответствии с ч. 1, 3 ст. 206 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, в случае неясности решения суд, которым разрешено дело, вправе по заявлению лиц, участвующих в деле, разъяснить решение, не изменяя его содержания. Вопрос о разъяснении решения разрешается в судебном заседании. Лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте заседания, однако их неявка не является препятствием для рассмотрения вопроса о разъяснении решения.

Ограничившись указанием на обязательность вступившего в законную силу судебного решения для исполнения, суд не разрешил по существу заявление о разъяснении решения по содержащимся в нем доводам.

 

Наследственные дела

 

Б-н И.В. обратился в суд с иском к П-вой Л.Ф. и П-вой О.А., являющимся наследниками после смерти П-ва А.Г., о возмещении материального ущерба в сумме 95175 руб. и взыскании компенсации морального вреда в сумме 50000 рублей. В обоснование своих требований Б-н И.В. указал, что 19 ноября 2000 г. в районе АЭС N 88 г. Соликамска по вине П-ва А.Г., управлявшего автомобилем ВАЗ-21093, произошло столкновение с принадлежащим ему и находившимся под его управлением автомобилем ГАЗ-3110. В результате столкновения он получил телесные повреждения, а его автомобилю были причинены механические повреждения. Водитель П-в А.Г. от полученных при столкновении телесных повреждений погиб.

П-ва Л.Ф. и П-ва О.А., жена и дочь П-ва А.Г., предъявили встречный иск к Б-ну И.В. о взыскании компенсации морального вреда, причиненного смертью П-ва А.Г., в размере по 100000 руб. в пользу каждой. Кроме того, П-ва О.А. просила взыскать с Б-на И.В, в возмещение ущерба, причиненного смертью кормильца, единовременно 80413 руб. 33 коп. и ежемесячно по 5498 руб. 7 коп. до достижения ею 23 лет, мотивируя свое требование тем, что она является студенткой очного отделения вуза.

Решением Соликамского городского суда Пермской области от 2 октября 2002 г., постановлено:

взыскать с П-вой Л.Ф. и П-вой О.А. солидарно в пользу Б-на И.В. в возмещение ущерба 60000 рублей, компенсацию морального вреда в сумме 5000 рублей и судебные расходы в сумме 3000 рублей в пределах перешедшего к ним после смерти П-ва А.Г. наследственного имущества, в удовлетворении иска в остальной части отказать; отказать П-вой Л.Ф. и П-вой О.А. в удовлетворении иска к Б-ну И.В. о возмещении вреда, причиненного потерей кормильца, и взыскании компенсации морального вреда.

В кассационном порядке решение отменено в части, касающейся иска Б-на И.В. из-за неправильного применения закона и неправильного определения обстоятельств, имеющих значение для дела.

Согласно п. 1 ст. 1064 ГК РФ, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Из материалов дела следует, что 19 ноября 2000 г., двигаясь на автомобиле ВАЗ-21093 в районе АЗС-88 г. Соликамска в зоне действия знака 3.24 Правил дорожного движения "Ограничение максимальной скорости до 40 км/час", П-в А.Г. в нарушение требований данного знака и в нарушение пункта 10.1 Правил дорожного движения, регламентирующего обязанность водителя вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения и обеспечивающей возможность постоянного контроля за движением транспортного средства, двигаясь с высокой скоростью, при завершении маневра обгона не справился с управлением и допустил выезд автомобиля на полосу встречного движения, что повлекло столкновение с двигавшимся по этой полосе автомобилем ГАЗ-3110 под управлением Б-на И.В.

Данные обстоятельства дорожно-транспортного происшествия судом при рассмотрении дела были установлены правильно, и сделан обоснованный вывод о вине водителя П-ва А.Г. в столкновении транспортных средств и в причинении Б-ну И.В. материального ущерба и морального вреда. При этом, суд правомерно посчитал П-ва А.Г. владельцем транспортного средства, поскольку в материалах уголовного дела по факту столкновения, оглашенных в судебном заседании, имелись показания собственника автомобиля ВАЗ-21093 А-на А.Г., пояснившего, что им была выдана П-ву А.Г, доверенность. Выводы суда, в части установления вины П-ва А.Г., основаны на исследованных доказательствах, которым дана правильная оценка.

С учетом имеющихся по делу доказательств наличия вины П-ва А.Г. в столкновении транспортных средств, судом обоснованно ответственность по возмещению причиненного Б-ну И.В. ущерба по правилам ч. 2 п. 3 ст. 1079, п. 1 ст. 1064 ГК РФ возложена на наследников погибшего П-ва А.Г. - его жену П-ву Л.Ф. и дочь П-ву О.А., при этом П-вым Л.Ф. и О.А. правомерно отказано в удовлетворении встречного иска, поскольку вина Б-на И.В. в столкновении отсутствовала.

Правилен и вывод суда о наличии оснований для возложения на П-вых Л.Ф. и О.А., как наследников лица, виновного в причинении Б-ну И.В. ущерба, ответственности. При этом суд обоснованно исходил из факта принятия П-выми наследства, оставшегося после смерти П-ва А.Г. Данное обстоятельство было подтверждено в судебном заседании П-вой Л.Ф., которая поясняла о том, что с дочерью проживает в квартире, в которой ранее жил погибший, в ней находятся совместные вещи. Пользование вещами, принадлежавшими погибшему, в силу п. 2 ст. 1153, п. 2 ст. 1152 ГК РФ, свидетельствует о фактическом принятии ими наследства.

Вместе с тем, определяя размер ответственности П-вых Л.Ф. и О.А. перед Б-ным И.В., суд неправильно применил материальный закон и не определил обстоятельства, имеющие значение для дела.

Суд, в решении, сослался на ст. 553 ГК РСФСР. Однако на момент рассмотрения дела действовала часть 3 ГК РФ, и в силу ст. 5 Федерального закона "О введении в действие Гражданского кодекса Российской Федерации" ее раздел "Наследственное право" подлежал применению к тем правам и обязанностям, которые возникли после введения ее в действие.

Поскольку с 1 марта 2002 года раздел "Наследственное право" ГК РСФСР утратил силу, суд не вправе был ссылаться на ст. 553 ГК РСФСР. Применению подлежал п. 1 ст. 1175 ГК РФ, в соответствии с которым наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно; каждый из них отвечает в пределах стоимости перешедшего к ним наследственного имущества.

Так как размер ответственности наследников ограничен пределом стоимости перешедшего к ним наследственного имущества, суд должен был определить состав наследственного имущества П-ва А.Г. с учетом доли П-вой Л.Ф. в совместном имуществе супругов, а также стоимость наследственного имущества, приняв во внимание размер долей ответчиц в наследственном имуществе. Сославшись в решении на то, что после смерти П-ва А.Г. ответчицы П-вы пользуются домашним имуществом, земельным участком, домом, строительство которого не окончено, суд не исследовал основания владения П-вым А.Г. данным имуществом, не предложил лицам, участвующим в деле, представить правоустанавливающие документы на объекты недвижимости, не определил его стоимость, не принял во внимание наличие к П-сой Л.Ф. права на ? долю данного имущества как у пережившего супруга, тем самым не выяснил вопрос о составе наследственного имущества и денежной оценке долей наследников в нем. При таких недостатках решение суда, в части разрешения исковых требований Б-на И.В., не могло быть признано законным.

 

В связи с неоднозначным применением судами ст. 1128 ГК РФ при рассмотрении дел, связанных с получением наследниками умерших вкладчиков Сберегательного банка РФ денежных средств из завещанных вкладов, судам следует обратить внимание на следующее.

С 1 марта 2002 г. введена в действие часть третья Гражданского кодекса Российской Федерации, в статье 1128 которой содержится норма о том, что права на денежные средства, в отношении которых в банке совершено завещательное распоряжение, входят в состав наследства и наследуются на общих основаниях, в соответствии с правилами настоящего Кодекса. Эти средства выдаются наследникам на основании свидетельства о праве на наследство и в соответствии с ним, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 3 статьи 1174 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Данный порядок наследования денежных средств, внесенных гражданами во вклад или находящихся на любом другом счете гражданина в банке, распространяется и на те вклады, завещательные распоряжения по которым составлены до 1 марта 2002 г., если смерть вкладчика наступила 1 марта 2002 г. и позднее, поскольку права на денежные средства в банках, независимо от времени совершения завещательного распоряжения, с момента введения в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации входят в состав наследства и наследуются на общих основаниях.

Таким образом, денежные средства с указанных вкладов должны выдаваться наследникам на основании свидетельства о праве на наследство и в соответствии с ним.

Данное положение следует учитывать при рассмотрении судами дел по заявлениям об отказе в совершении нотариусами действий по выдаче свидетельств о праве на наследование денежных средств из завещанных вкладов при наличии составленного до 1 марта 2002 г. завещательного распоряжения по вкладу и смерти вкладчика 1 марта 2002 г. и позднее.

 

Дела о возмещении ущерба, причиненного в

дорожно-транспортных происшествиях

 

16.03.2001 в г. Кунгуре на пересечении улиц Свободы и Голдобина произошло столкновение автомобиля марки ВАЗ 21074 под управлением Х-на С.Я. с автомобилем "Мицубиси-Паджеро" под управлением Е-ва Н.А. Оба автомобиля получили механические повреждения. Е-в Н.А. обратился в суд с иском к ответчику о возмещении ущерба в размере 15706 руб. 20 коп., согласно заключению об оценке размера восстановительного ремонта, расходов, понесенных им в связи с необходимостью оценки причиненного ущерба в размере 1260 рублей, расходов по госпошлине в размере 620 рублей. Свои требования мотивировал тем, что виновным в ДТП, а следовательно и в причинении ему ущерба, является Х-н С.Я., допустивший нарушение требований Правил дорожного движения, в соответствии с которыми он должен был учитывать преимущественное право истца, выезжая со второстепенной дороги на главную.

В судебном заседании истец пояснил, что автомобиль им отремонтирован, реальные расходы не превышают сумму, которая определена в заключении о размере восстановительного ремонта.

Решением Кунгурского городского суда в иске отказано.

В кассационном порядке решение суда отменено в связи с неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствием выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела.

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ, вред, причиненный имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Судом сделан вывод о нарушении ответчиком требований знака 2.4 "Уступи дорогу", а также о наличии причинно-следственной связи между нарушением требований Правил дорожного движения и ДТП. Выводы суда в этой части мотивированы, не противоречат фактическим обстоятельствам дела. Судом дана оценка всем представленным сторонами доказательствам, на основании которых суд пришел к правильному выводу о том, что ущерб у истца возник по вине ответчика.

Основанием к отказу истцу в иске явилось отсутствие у него доказательств несения реальных расходов на восстановление автомобиля. По мнению суда, представленные истцом доказательства не могут быть приняты судом во внимание, так как являются недопустимыми, поскольку факт уплаты денежных средств в счет ремонта автомобиля подлежит подтверждению контрольно-кассовыми чеками. Данный вывод суда является ошибочным.

На основании ст. 1082 ГК РФ предусмотрено два способа возмещения вреда: возмещение вреда в натуре или возмещение причиненных лицу убытков.

Под убытками, в соответствии с ч. 2 ст. 15 ГК РФ, понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которое это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право на было нарушено (упущенная выгода).

В судебном заседании ответчик не оспаривал факт ремонта автомобиля истцом. Этот факт подтверждался показаниями свидетеля К-ва А.Р., который пояснял, что он ремонтировал автомобиль истца, получил от него 9000 рублей, из них 7000 рублей - за кузовные работы, 2000 - за покраску. Кроме того, истцом представлена справка от ЧП "Котельникова" о приобретении истцом в марте 2001 года автоэмали, шпатлевки, грунтовки на сумму 2285 рублей.

Требование суда о необходимости подтверждения истцом расходов на восстановление автомашины исключительно контрольно-кассовыми чеками не основано на законе. Действующим законодательством указаны случаи, когда факт передачи денежных сумм подлежит подтверждению исключительно письменными доказательствами. Вместе с тем, закон не содержит категоричного требования о необходимости подтверждения факта несения расходов для восстановления нарушенного права только лишь письменными доказательствами. Таким образом, данный факт может подтверждаться другими доказательствами, имеющими отношение к делу, которые подлежат анализу и оценке в их совокупности. При этом, ни одно из доказательств не имеет заранее установленной силы. Как следует из материалов дела, ответчик не представил ни одного из доказательств, опровергающих доказательства истца о несении расходов, их размере, а также обоснованности несения указанных расходов. При таких обстоятельствах, суду надлежало исходить из того, что понесенные истцом для восстановления нарушенного права расходы подлежат возмещению. Данных о том, что характер и объем понесенных расходов не соответствовал характеру и объему нарушенного права, в деле нет.

Поскольку обстоятельства по делу установлены с достаточной полнотой, не требовалось установления новых обстоятельств, имеющих значение для дела, судебная коллегия не передавала дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, вынесла решение о взыскании с ответчика в пользу истца понесенных им расходов на восстановление автомашины.

 

О-н Н.П. обратился в суд с иском к Пермскому объединенному потребительскому обществу о взыскании 9921 рублей в возмещение материального ущерба, причиненного повреждением автомашины, индексации суммы с учетом инфляции, 4749 рублей - компенсации морального вреда, указывая, что 17.06.2000 он, управляя принадлежащей ему на праве собственности автомашиной УАЗ-31512, двигался по автодороге ПНОС - с. Гамово со стороны г. Перми. По вине П-на А.А., управлявшего принадлежащей ответчику автомашиной ГАЗ-3307, который при движении по второстепенной дороге д. Заречная - с. Гамово и выполнении поворота налево, выехал на полосу встречного движения, где допустил столкновение, принадлежащая ему автомашина получила механические повреждения, ему причинен материальный ущерб. В ходе рассмотрения дела истец неоднократно уточнял исковые требования, изменял их размер, окончательно просил взыскать стоимость ремонтных работ 5466 рублей, стоимость деталей, требующих замены, и материалов - 3995 рублей, в возмещение расходов по оплате услуг специалиста 460 рублей, с индексацией указанных сумм с учетом инфляции по июнь 2002 г., в возмещение морального вреда 10000 рублей, компенсировать понесенные судебные расходы.

Решением Пермского районного суда Пермской области от 31.07.2002 с Пермского объединенного потребительского общества в пользу О-на Н.П. взыскано 17795 рублей, в остальной части иска отказано за необоснованностью.

В кассационном порядке решение суда не обжаловано.

Постановлением президиума Пермского областного суда от 24.01.2003 решение отменено в связи с нарушением требований норм материального права.

При вынесении решения суд исходил из того, что дорожно-транспортное происшествие произошло по вине П-на А.А., управлявшего принадлежащей ответчику автомашиной ГАЗ-3307, который при совершении маневра поворота налево допустил нарушение п.п. 1.4, 8.6, 10.1 Правил дорожного движения. Нарушения требований п. 11.13 Правил дорожного движения в действиях истца не установлено. Анализируя дорожную ситуацию, суд пришел к выводу, что перекресток, на котором произошло столкновение, не является перекрестком равнозначных дорог, автодорога Пермь-Гамово, по которой двигалась автомашина истца, является главной, примыкающая к ней автодорога Гамово-Заречная - второстепенной. При этом суд исходил из того, что перекресток не обозначен дорожными знаками, дорога Гамово-Заречная является грунтовой, бетонное покрытие имеется на участке дороги, протяженностью около 400 м от перекрестка, в границах населенного пункта, что не влияет на определение значения дороги.

В соответствии с п. 1.2 Правил дорожного движения, главной дорогой признается дорога, обозначенная знаками 2.1, 2.3.1-2.3.3 или 5.1, по отношению к пересекаемой (примыкающей) или дорога с твердым покрытием (асфальто- и цементобетон, каменные материалы и тому подобное) по отношению к грунтовой, либо любая дорога по отношению к выездам с прилегающих территорий. Наличие на второстепенной дороге непосредственно перед перекрестком участка с покрытием не делает ее равной по значению с пересекаемой.

При анализе дорожной ситуации, оценке действий водителей необходимо исходить из фактических условий, существовавших на момент дорожно-транспортного происшествия, каким образом должны были действовать в этих условиях водители транспортных средств, согласно требованиям Правил дорожного движения. Для оценки значения дороги учитывается покрытие конкретного участка дороги, а не преимущественный вид покрытия дороги между населенными пунктами.

Наличие твердого покрытия, как установлено судом, имеется не только непосредственно перед перекрестком, но и на значительном участке дороги - на протяжении всего населенного пункта с. Гамово.

Судом принято во внимание, что по утвержденной в 1995 г. дислокации дорожных знаков предусмотрена установка на перекрестке знаков приоритета. Сделанное судом в решении суждение о том, что временное отсутствие знаков не лишает дорогу установленного статуса, не может быть признано правомерным, так как значение дорог определяется водителями при осуществлении дорожного движения по фактическому наличию (отсутствию) предусмотренных Правилами дорожного движения критериям, а не установленной нормативными актами категории дорог.

Согласно п. 13.13 Правил дорожного движения, если водитель не может определить наличие покрытия на дороге (темное время суток, грязь, снег и тому подобное), а знаков приоритета нет, он должен считать, что находится на второстепенной дороге.

Ссылаясь на установленный решением Свердловского районного суда г. Перми от 01.11.2000 факт признания дорог неравнозначными, суд не учел положения ч. 2 ст. 55 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, согласно которой факты, установленные вступившим в законную силу решением суда по одному гражданскому делу, не доказываются вновь при разбирательстве других гражданских дел, в которых участвуют те же лица.

Как следует из копии решения Свердловского районного суда г. Перми от 01.11.2000, по делу по жалобе О-на Н.П. на постановление о наложении административного взыскания Пермское объединенное потребительское общество к участию в деле не привлекалось, в связи с чем факты, установленные данным решением суда, не имеют преюдициального значения при разрешении настоящего спора.

Делая вывод о наличии бетонного покрытия на автодороге Гамово-Заречная в момент дорожно-транспортного происшествия и протяженности покрытия от перекрестка, суд ограничился перечислением в решении доказательств, в нарушение требований ст. 56, 192, 197 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, не дал им оценки. Согласно справке отделения "Гамово" ФГУП племзавод "Верхнемуллинский" от 20.12.2001, асфальтобетонное покрытие на автодороге с. Гамово-Заречная имеется с 1986 г. и существовало на 17.06.2000 в пределах населенного пункта, на расстоянии 400 м от пересечения с дорогой Пермь-Гамово. Фамилии лиц, подписавших данную справку, в тексте справки не указаны. В справке Гамовской сельской администрации от 11.12.2001 указано, что асфальтобетонное покрытие было выполнено в сентябре 2000 г. в границах населенного пункта. Из копии справки Дорожного комитета администрации Пермской области от 06.10.2000 следует, что пересечение автодорог в пределах радиусов закруглений имеет асфальтобетонное покрытие.

Признавая участок примыкания перекрестком неравнозначных дорог, суд не установил в действиях кого-либо из участников дорожно-транспортного происшествия нарушения правил проезда нерегулируемых перекрестков, предоставления преимущества. Водителю автомашины ответчика вменяется нарушение требований Правил дорожного движения, регулирующих скоростной режим и размещение транспортного средства на проезжей части.

Возлагая на ответчика обязанность по возмещению истцу материального ущерба в связи с повреждением автомашины, суд при определении размера ущерба руководствовался заключением специалиста от 26.06.2000.

В соответствие с п. 2 ст. 15 Гражданского кодекса РФ, под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Судом не принято во внимание, что по объяснениям истца, автомашина отремонтирована, в материалах дела имеются копии платежных документов о фактически понесенных истцом расходах по оплате ремонта, приобретению деталей.

Судом не мотивировано определение размера ущерба, исходя из предполагаемых расходов, а не фактически произведенных, возложение на ответчика обязанности по возмещению ущерба в размере, превышающем фактические расходы истца. Неправильно произведен судом учет степени износа поврежденных деталей.

Принимая решение об удовлетворении требований истца о возмещении морального вреда, суд привел в решении указываемые истцом, в обоснование иска, обстоятельства, ограничился общим указанием на характер причиненных истцу нравственных страданий. Вывод суда не конкретизирован, не указано, нарушение каких прав либо принадлежащих истцу благ ответчиком признано судом установленным и учитывалось судом при разрешении требований о компенсации морального вреда, что не позволяет сделать вывод о законности решения в этой части.

Допущены судом и другие нарушения.

В судебном заседании 31.07.2002 принимал участие в качестве представителя ответчика К-в Ю.В. на основании доверенности. Имеющаяся в материалах дела доверенность выдана 01.07.2001 на срок 1 год, срок действия ее на 31.07.2002 истек.

По делу судом оглашена резолютивная часть решения, составление мотивированного решения было отложено. При этом содержание оглашенной 31.07.2002 судом резолютивной части не в полной мере совпадает с содержанием резолютивной части мотивированного решения, в котором дополнительно указано на отказ в удовлетворении иска в остальной части за необоснованностью.

Последнее обстоятельство само по себе является основанием к отмене решения.

Резолютивная часть решения суда, в нарушение требований ст. 197 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, не содержит вывода по каждому из предъявленных требований, суд ограничился указанием общей суммы взыскания в пользу истца.

 

П-х А.Н. обратился в суд с иском к П-ру А.Г. о взыскании ущерба, причиненного ему в результате дорожно-транспортного происшествия. Свои требования мотивировал тем, что 16.06.2002 П-р А.Г., находясь в нетрезвом состоянии, управляя мотоциклом ИЖ-Планета-7, совершил наезд на принадлежащую ему автомашину ВАЗ-21065, которой управлял его отец П-х Н.К. В результате наезда автомашине были причинены повреждения, в связи с чем просил взыскать стоимость деталей и работ по восстановлению машины, а также расходы за экспертизу на общую сумму 13589 руб. 77 коп.

П-р А.Г. обратился в суд со встречным иском о взыскании с П-ха А.Н. морального вреда, причиненного ему в результате дорожно-транспортного происшествия, в сумме 15000 рублей. Свои требования мотивировал тем, что он испытывал физические и психические страдания по поводу причиненной ему физической боли и материального ущерба.

Решением Гремячинского городского суда от 24.03.2003 взыскано с П-ра А.Г. в пользу П-ха А.Н. 10000 рублей в возмещение материального ущерба, 1000 рублей в возмещение расходов по оплате услуг представителя, 410 рублей госпошлины. В остальной части иска и в иске П-ра А.Г. к П-ху А.Н. о возмещении морального вреда отказано.

Судебной коллегией решение суда отменено в связи с неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела и неправильным применением норм материального права.

В соответствии с ч. 3 ст. 1079 ГК РФ, вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (ст. 1064 ГК РФ).

В силу ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Установив обстоятельства дорожно-транспортного происшествия, суд пришел к правильному выводу о том, что водителем автомашины ВАЗ-21065 П-ом Н.К. были нарушены требования пунктов 8.1 и 8.2 Правил дорожного движения, согласно которым он, выезжая с левой обочины от дома N 6 по ул. Свердлова на проезжую часть дороги, не должен был создавать помеху для двигавшегося во встречном ему направлении мотоциклу ИЖ-П-7 под управлением П-ра А.Г.

Также судом обоснованно был сделан вывод о нарушении водителем мотоцикла ИЖ-П-7 П-ром А.Г. п. 2.7 Правил дорожного движения, согласно которому водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения.

Однако, возлагая на П-ра А.Г. обязанность по возмещению вреда, причиненного в результате наезда на автомашину ВАЗ-21065, суд не установил наличие причинно-следственной связи между управлением водителем П-ром А.Г. мотоциклом в состоянии алкогольного опьянения и дорожно-транспортным происшествием. Судом не дана оценка действий этого водителя в данной дорожной ситуации, принятых им мер и возможности предотвращения ДТП.

Вывод о его виновности в ДТП судом сделан только на основании управления им мотоциклом в нетрезвом состоянии. Этого недостаточно с учетом того, что помеха была создана другим водителем. Допущенное им нарушение Правил дорожного движения могло не находиться в причинно-следственной связи с ДТП, если состояние опьянения не помешало ему принять все возможные меры к предотвращению столкновения или если столкновение транспортных средств из-за нарушений, допущенных П-хом Н.К. независимо от принимаемых мер, было неизбежным.

Данные обстоятельства, имеющие существенное значение, судом не исследовались.

Отказывая П-ру А.Г. в удовлетворении встречного иска о возмещении морального вреда, суд сослался на отсутствие у него телесных повреждений. Данное обстоятельство не является определяющим. Суд не дал оценку и не учел доводы о том, что в результате столкновения транспортных средств П-р А.Г. падал на землю, испытывал физическую боль, испытал в связи с ДТП психотравмирующую ситуацию.

 

Дела других категорий

 

М-в М.А. обратился в суд с иском к К-вой Т.И. о признании недействительным завещания, удостоверенного нотариусом Бушмелевой Е.В. 10.10.2000, по которому все свое имущество его мать М-ва А.И., умершая 22.05.2001, завещала ответчице. В обоснование доводов иска указал, что ранее, в 1994 г., мать составила завещание в его пользу, в период составления последнего завещания тяжело болела и по состоянию здоровья не могла понимать значение своих действий, ответчица воспользовалась болезненным состоянием М-вой А.И.

В кассационном порядке решение отменено в связи с неправильным установлением обстоятельств, имеющих значение для дела и недоказанностью установленных судом обстоятельств.

Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из того, что экспертная комиссия, проводившая посмертную судебно-психиатрическую экспертизу, не могла дать категорического заключения по поставленным судом вопросам, что наследодатель никогда не обращалась за психиатрической помощью, показания свидетелей противоречивы, при этом ряд свидетелей никаких странностей в поведении М-вой А.И. не замечали, поэтому достаточных оснований для удовлетворении иска не имеется.

Суд с недостаточной полнотой исследовал имеющиеся в деле доказательства. Так, из заключения экспертизы следует, что категорического вывода о состоянии здоровья М-вой А.И. комиссия дать не может, поскольку психиатром она не осматривалась, записи врачей другого профиля, а равно показания свидетелей не могут быть положены в основу экспертного заключения ввиду их неполноты и противоречивости. Между тем, экспертная комиссия с учетом характера и динамики имевшегося у М-вой А.И. заболевания предположила, что в юридически значимый период она не могла понимать значение своих действий и руководить ими. Таким образом, заключение экспертизы имеет определенные противоречия, которые суд не устранил и не выяснил, какие именно обстоятельства, касающиеся динамики и характера имевшегося у М-вой А.И. заболевания, позволили экспертам предположить, что она не могла понимать значение своих действий. Суд не устранил надлежащим образом противоречия в показаниях свидетелей с учетом указанного выше экспертного заключения, характера и динамики развития имевшихся у умершей заболеваний. В частности, суд не принял во внимание показания врачей только по тем основаниям, что они не являются специалистами в области психиатрии, однако, они допрашивались судом в качестве свидетелей, как и остальные лица, по обстоятельствам, касающимся поведения М-вой А.И., а не в качестве специалистов в области психиатрии. Суду следовало оценить имеющиеся в деле доказательства в их совокупности.

Суд не принял во внимание наличие в материалах дела двух копий завещаний от одного числа, но с различным текстом, не дал оценки доводам истца о том, что Михайлова А.И. в один и тот же день составила два завещания, которые были удостоверены нотариусом под одним номером, и подлинник одного из них был утрачен по вине нотариуса. Суд указанных истцом обстоятельств в этой части не проверил, пояснения нотариуса Бушмелевой Е.В. не заслушал, происхождение копии завещания не устанавливал, тем самым не установил всех обстоятельств, имеющих значение для дела.

 

С-ва Л.В. обратилась в суд с иском к индивидуальному предпринимателю П-ву Г.А. о расторжении договора купли-продажи, взыскании неустойки, возмещении морального вреда. В обоснование исковых требований указала, что 10.05.2001 приобрела у ответчика женское норковое пальто из кусочков меха за 2500 руб., через два месяца после начала зимнего сезона обнаружила на шубе существенные недостатки, которые имели скрытый характер и не могли быть обнаружены, а именно многочисленные разрывы по швам длиной от 15 до 25 мм по всему изделию. На ее претензию о расторжении договора П-в Г.А. ответил отказом.

Ответчик иск не признал, указал, что предъявленные истицей дефекты норкового пальто являются несущественными, могут быть устранены путем ремонта. Поскольку изделие является дорогостоящим, то при таких дефектах истица не вправе требовать расторжения договора купли-продажи, от ремонта за счет продавца истица отказалась.

Решением Дзержинского районного суда в иске отказано.

Судебной коллегией решение суда отменено в связи с неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела.

Отказывая С-вой Л.А. в удовлетворении иска, суд исходил из того, что, согласно заключению по качеству Госторгинспекции от 08.10.2002, выявленные дефекты являются устранимыми, несущественными, вследствие ремонта не должны препятствовать дальнейшей эксплуатации, что в акте экспертизы Бюро товарных экспертиз от 06.02.2002 суждения о существенности недостатков товара не высказано и что сама истица не оспаривала факта несущественности имеющихся недостатков, поскольку признавала возможность восстановления пальто.

Вместе с тем, суд не учел, что, в соответствии с Законом РФ "О защите прав потребителей", а также требований п. 2 ст. 475 ГК РФ, к существенному недостатку товара (работы, услуги) относится не только неустранимый недостаток, но и недостаток, который не может быть устранен без несоразмерных затрат времени, или выявляется неоднократно, или проявляется вновь после его устранения, или имеются другие подобные недостатки.

В решении суда дано суждение о несущественности имеющихся недостатков товара только с точки зрения того, что они являются устранимыми. Однако доводам истицы о том, что несмотря на это, недостаток является существенным в связи с многочисленностью порывов кожевой ткани, суд оценки не дал. Ссылаясь на заключение инспектора Госторгинспекции Пермской области, суд не выяснил, по какому признаку инспектор пришел к заключению о том, что недостатки являются несущественными: только в связи с тем, что они являются устранимыми или также и по иным признакам.

Суд не дал надлежащую оценку акту экспертизы от 06.06.2002 и заключению Госторгинспекции от 08.10.2002, в которых имеются противоположные выводы о характере обнаруженных в товаре дефектов. Так, в акте экспертизы содержится вывод о производственном характере дефектов, в том числе, имеющихся в изделии отсечек кожевой ткани. Согласно заключению Госторгинспекции, данный недостаток отнесен к дефекту непроизводственного характера, причиной которого послужило механическое воздействие при пользовании изделием. Суд данных противоречий между имеющимися в деле заключениями не устранил, не дал оценку доводам сторон об обстоятельствах обнаружения и причинах недостатков и их характере.

 

Ш-ва Н.А. обратилась в суд с иском к подразделению судебных приставов N 34 Пермского района, Ш-ву В.А., Б-ву А.Н. и Б-вой С.Ю., об исключении из описи, составленной судебным приставом-исполнителем 26 августа 2002 года, набора мягкой мебели, состоящего из дивана и двух кресел, и телевизора "Рекорд". В обоснование своих требований истица указала, что в 1997 году вступила в брак с Ш-вым В.А. и совместно проживала с ним до 1999 года. В период совместной жизни они приобрели набор мягкой мебели, а после прекращения семейных отношений с мужем купила телевизор, в связи с чем приобрела на него право личной собственности. 4 июня 2002 года Ш-в В.А. был осужден по ч. 1 ст. 265 УК РФ, и с него по приговору суда были взысканы денежные суммы в пользу Б-ва А.Н. и Б-вой С.Ю. в счет возмещения ущерба.

Решением Пермского районного суда исключены из акта описи и ареста имущества с признанием права собственности истицы на них - набор мягкой мебели и цветной телевизор "Рекорд".

Судебной коллегией решение суда отменено в связи с неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела, и неправильным применением норм материального права.

Удовлетворяя иск в полном объеме и признавая за Ш-вой Н.А. право собственности на телевизор и набор мягкой мебели, и исключая данное имущество из описи, составленной судебным приставом-исполнителем 26 августа 2002 года, суд исходил из того обстоятельства, что спорное имущество приобретено на личные средства истицы, в то время как ее муж Ш-в В.А. длительное время не работал, денежных средств в семейный бюджет с 1999 года не вносил. При этом суд руководствовался п. 1 ст. 218 ГК РФ, в соответствии с которой право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом.

Суд не учел, что данная материально-правовая норма спорные правоотношения не регулирует, поскольку предусматривает основания возникновения права собственности на созданное имущество, коим телевизор и набор мягкой мебели не являются.

Значимым для разрешения спора обстоятельством, подлежащим установлению судом, являлся режим собственности на спорное имущество, и для определения его суду следовало руководствоваться нормами СК РФ, регламентирующими законный режим имущества супругов.

В соответствии со ст. 34 СК РФ, имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.

К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения.

Как следует из материалов дела, Ш-ва Н.А. состоит с Ш-вым В.А. в браке с 1997 года. Из содержания ее искового заявления, а также из данных ею и ответчиком Ш-вым В.А. объяснений в судебном заседании следует, что указанное в акте описи и ареста имущество приобреталось в период брака.

Делая вывод о наличии у истицы права личной собственности на спорное имущество, суд не учел, что это имущество не получено ею в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам, поэтому оснований, предусмотренных ст. 36 СК РФ, для признания за Ш-вой Н.А. права личной собственности на данное имущество не имелось.

На основании п. 4 ст. 38 СК РФ, суд может признать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания при прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них.

В судебном заседании и Ш-ва Н.А. и Ш-в В.А. поясняли о том, что набор мягкой мебели приобретался в период их совместного проживания, а телевизор был куплен истицей, когда она совместно с мужем не жила. Данные обстоятельства, несмотря на их значимость для правильного определения режима собственности на спорное имущество, судом исследованы не были. Суд не выяснил вопрос о том, имелся ли период раздельного проживания супругов, какова была его продолжительность, прекращались ли ими семейные отношения и приобреталось ли в этот период каждым из них какое-то имущество и на какие средства.

В обоснование своего вывода о приобретении истицей телевизора в марте 2001 года суд сослался на письменное заявление Б-вой О.Р., имеющееся в материалах дела, однако мер к вызову данного лица в судебное заседание и его допросу в качестве свидетеля не принял, тем самым суд не исследовал в должной мере вопрос о времени приобретения телевизора. Не сделал суд вывода о времени приобретения и набора мягкой мебели, в то время, как время приобретения спорного имущества, являлось одним из обстоятельств, подлежащих установлению по делу.

Освобождая от ареста спорное имущество, суд также исходил из того, что и телевизором и набором мягкой мебели пользуются несовершеннолетние дети Ш-вых, это имущество является предметами обычной домашней обстановки и обихода, и на него не может быть обращено взыскание.

На соответствующий закон суд не сослался, доказательствами данный вывод не подтвержден. Для правильного разрешения заявленного иска суду необходимо было установить также объем всего совместно нажитого имущества супругов Ш-вых. Данное обстоятельства суд не устанавливал, хотя оно имеет существенное значение для определения доли ответчика и разрешения заявленного иска.

 

Решением Кировского районного суда от 10 февраля 2003 г., отказано С-ну П. А. в удовлетворении требований об отмене решения выездной налоговой проверки заместителя руководителя ИМНС по Кировскому району г. Перми от 08.01.2003.

В кассационном порядке решение отменено из-за неправильного толкования норм материального права.

С-н П.А. обратился в суд с заявлением об отмене решения от 08.01.2003 выездной налоговой проверки.

В обоснование заявленного требования указал, что в 2001 г. приобрел комнату размером 13 кв. м в трехкомнатной квартире по адресу; г. Пермь, ул. Моторостроителей, 10-120, в феврале 2002 г. подал в ИМНС РФ по Кировскому району г. Перми декларацию о доходах и заявление о предоставлении ему имущественного налогового вычета в связи с приобретением жилья, и 25.03.2002 имущественный вычет был ему предоставлен. 08.01.2003 было принято решение выездной налоговой проверки о взыскании с него данного вычета, поскольку перечень объектов недвижимого имущества, перечисленный в ст. 220 НК РФ, является исчерпывающим, а такой объект, как комната, там не перечислен.

Разрешая жалобу, суд признал действия ИМНС РФ по Кировскому району г. Перми, предложившей С-ну вернуть ранее предоставленный налоговый вычет, в связи с приобретением комнаты в коммунальной квартире, обоснованными, поскольку ст. 220 НК РФ содержит исключительный перечень объектов недвижимости и расширительному толкованию не подлежит.

Судом не учтено следующее.

В соответствии со ст. 220 НК РФ, при определении размера налоговой базы налогоплательщик имеет право на получение имущественных налоговых вычетов в сумме, израсходованной на новое строительство либо на приобретение на территории РФ жилого дома или квартиры в размере фактически произведенных расходов, данный имущественный налоговый вычет предоставляется также при приобретении указанного имущества в долевую собственность.

В ст. 220 НК РФ отсутствует перечень в буквальном его понимании объектов недвижимости, при приобретении которых предоставляется налоговый вычет, в ней имеются ссылки на такие объекты, как квартира и жилой дом, а также долевая собственность на данное имущество.

Суд при толковании нормы материального права должен был принять во внимание цель, которую преследовал законодатель, устанавливая данную налоговую льготу, правовую природу данной нормы закона, направленной на усиление заинтересованности граждан в улучшении своих жилищных условий.

Толкование ст. 220 НК РФ, в соответствии с которым комната в коммунальной квартире не подпадает под действие данного закона при том положении, что органы государственной регистрации прав на недвижимое имущество регистрируют ее как объект права собственности, нельзя признать правильным.

 

Ф-н О.Ю. обратился в суд с иском к Д-ну В.Б. о выселении его из квартиры N 13 в доме N 29 по ул. Уральской п. Полазна без предоставления другого жилого помещения, указав, что на основании договора купли-продажи, заключенного с ответчиком 8 января 2003 года, стал собственником данной квартиры. По условиям договора купли-продажи Д-н В.Б. обязался выехать из жилого помещения и сняться с регистрационного учета, однако, это обязательство не исполнил, в связи с чем истец лишен возможности реализовать свое право пользования квартирой.

Д-н В.Б. предъявил встречный иск к Ф-ну О.Ю. о признании договора купли-продажи квартиры недействительным, как совершенного под влиянием обмана, который заключался в том, что Ф-н О.Ю., зная о пристрастии Д-на В.Б. к употреблению спиртных напитков, уговорил его заключить сделку по отчуждению квартиры за 100000 руб., в день ее оформления угостил его спиртным, деньги за приобретение квартиры ему не уплатил.

Решением Добрянского районного суда от 13.03.2003 договор купли-продажи спорной квартиры, заключенный 08.01.2003 между Д-ным В.Б. и Ф-ным О.Ю. признан недействительным, квартира возвращена Д-ну В.Б. Отменена регистрация договора купли-продажи квартиры в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, 38000 рублей, полученных Д-ным В.Б. от Ф-на О.Ю., обращены в доход государства. Ф-ку О.Ю. в иске к Д-ну В.Б. о выселении отказано.

Судебной коллегией решение суда отменено в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела и неправильным применением норм материального права.

В соответствии с п. 1 ст. 179 ГК РФ, сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Как следует из искового заявления Д-на В. Б., основанием его требования о признании недействительным договора купли-продажи квартиры N 13 в доме N 29 по ул. Уральской п. Полазна, заключенного 8 января 2003 года с Ф-ным О.Ю., явился обман, который выразился в том, что за приобретение квартиры Ф-н О.Ю. обещал уплатить ему 100000 рублей, однако фактически уплатил лишь 38000 руб. Признавая договор купли-продажи недействительным, как совершенный под влиянием обмана, суд признал установленным наличие между сторонами по делу соглашения о продажной цене квартиры в размере 100000 руб. и нарушение Ф-ным О.Ю. условий данного соглашения. В обоснование таких выводов, суд сослался на объяснения истца Д-на В.Б., его брата Д-на А.Б., а также соседей истца Д-на В.Б. - П-ной А.Ф. и П-ва Н.И., показавших, что о продаже Д-ным В.Б. квартиры за 100000 руб. им было известно с его слов.

Выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела и сделаны на основе неправильного применения норм материально права.

На основании п. 1 ст. 432 ГК РФ, договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

В соответствии с п. 1 ст. 555 ГК РФ, договор продажи недвижимости должен предусматривать цену этого имущества.

При отсутствии в договоре согласованного сторонами в письменной форме условия о цене недвижимости, договор о ее продаже считается незаключенным. При этом правила определения цены, предусмотренные пунктом 3 статьи 424 настоящего Кодекса и регламентирующие возможность изменения цены после заключения договора, не применяются.

Как следует из содержания письменного договора купли-продажи спорной квартиры, заключенного Д-ным В.Б. с Ф-ным О.Ю. 8 января 2003 г., цена квартиры по соглашению сторон была определена в 38000 рублей, данная денежная сумма была получена продавцом полностью при подписании договора, что подтверждается подписью Д-на В.Б. в договоре, а также составленной им в тот же день распиской. Из текста договора не усматривается наличие между сторонами соглашения, определяющего продажную цену квартиры в размере 100000 руб. Наличие такого соглашения Ф-ным О.Ю. в суде оспаривалось, а Д-ным В.Б. какие-либо допустимые доказательства в обоснование своих доводов представлены не были. Таковыми доказательствами не могли являться показания свидетелей, поскольку допустимым средством доказывания такого существенного условия договора купли-продажи квартиры, как цена, могло являться лишь письменное соглашение сторон. Письменное соглашение сторон по вопросу о цене квартиры было отражено в договоре купли-продажи, поэтому вывод суда о том, что цена квартиры была определена в размере 100000 рублей, не соответствует обстоятельствам дела и не основан на законе.

Не может быть признан доказанным и вывод суда о совершенном Ф-ным О.Ю. в отношении Д-на В.Б. обмане при заключении сделки. Под обманом Д-н В.Б. понимал отказ в передаче ему 100000 рублей. Однако, как изложено выше, доказательств наличия у Ф-на О.Ю. обязанности уплатить деньги в указанном размере он суду не представил. Каких-либо иных оснований иска он не заявил. То обстоятельство, что Д-н В.Б. злоупотреблял спиртными напитками и в день совершения сделки также употреблял спиртное, с учетом основания иска значимым не являлось. Требования о признании сделки недействительной, как совершенной в состоянии, когда Д-н В.Б. не мог понимать значение своих действий или руководить ими, им не заявлялось. Таким образом, оснований для признания договора купли-продажи недействительным у суда не имелось, в связи с чем постановленное по иску Д-на В.Б. решение не могло быть признано законным и обоснованным.

Отказывая Ф-ну О.Ю. в удовлетворении иска, суд исходил из недействительности договора купли-продажи. Как указано, оснований для признания этой сделки недействительной, как заключенной под влиянием обмана, не имелось. В силу п. 6 договора купли-продажи Д-н В.Б. обязался в течение пяти дней с момента подписания договора выехать из квартиры, освободить ее от своего имущества и сняться с регистрационного учета. Поскольку эта обязанность Д-ным В.Б. исполнена не была, в соответствии со ст. 309 ГК РФ, иск Ф-на О.Ю. о выселении Д-на В.Б. из квартиры без предоставления другого жилого помещения подлежит удовлетворению.

Судебная коллегия, принимая во внимание, что имеющие значение для дела обстоятельства установлены, не передавая дело на новое рассмотрение, вынесла решение об удовлетворении иска Ф-на О.Ю. и отказе Д-ну В.Б. в удовлетворении встречного иска.

10.02.2003 судебным приставом-исполнителем ПССП N 43 по Чердынскому району Пермской области К-н Е.Н. было вынесено постановление о возбуждении исполнительного производства о взыскании с Л-вой Н.В. в пользу Н-вой Н.Н. 27504 рублей. Исполнительное производство возбуждено на основании исполнительного листа N 2-117 от 29.11.02 г. мирового судьи судебного участка N 122. 20.03.2003 года судебным приставом-исполнителем было вынесено постановление о взыскании с Л-вой Н.В. исполнительского сбора в размере 1925 руб. 29 коп. Л-ва Н.В. обратилась в суд с жалобой на действия судебного пристава-исполнителя, выразившиеся в вынесении постановления о взыскании исполнительского сбора. Жалоба мотивирована тем, что при вынесении постановления судебный пристав-исполнитель не учел, что значительная часть суммы по исполнительному листу была погашена добровольно; не учтено также судебным приставом-исполнителем, что положение ст. 81 Закона "Об исполнительном производстве", регулирующей вопрос взыскания исполнительского сбора, признана неконституционной Постановлением Конституционного Суда РФ от 30.07.2001.

Решением Чердынского районного суда от 11.04.2003 жалоба Л-вой Н.В. на действия судебного пристава-исполнителя ПССП N 43 по Чердынскому району о взыскании исполнительского сбора в размере 1925 руб. 25 коп. оставлена без удовлетворения.

Судебной коллегией решение отменено в связи с недоказанностью установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, неправильным применением норм материального права.

 

В соответствии с ч. 3 ст. 9 Федерального закона "Об исполнительном производстве" N 119-ФЗ, в постановлении о возбуждении исполнительного производства судебный пристав-исполнитель устанавливает срок для добровольного исполнения содержащихся в исполнительном документе требований, который не может превышать 5 дней со дня возбуждения исполнительного производства, и уведомляет должника о принудительном исполнении указанных требований по истечении установленного срока с взысканием с него исполнительского сбора.

 

В соответствии с п. 1 ст. 81 указанного Закона, в случае неисполнения исполнительного документа в срок, установленный для добровольного исполнения указанного документа, судебный пристав-исполнитель выносит постановление, по которому с должника взыскивается исполнительский сбор в размере семи процентов от взыскиваемой суммы.

 

Вывод суда о том, что ссылка заявительницы о несоответствии Конституции РФ положений ст. 81 Федерального закона N 119-ФЗ, несостоятельна, является правильным.

В соответствии с п. 3 Постановления Конституционного Суда РФ N 13 от 30.07.2001, положение п. 1 ст. 81 Закона признан не соответствующим Конституции РФ, в части, в силу своей формальной неопределенности. По смыслу указанного Постановления, размер исполнительского сбора может быть снижен в том случае, если будет установлено, что неисполнение исполнительного документа в установленные сроки было вызвано чрезвычайными, объективно непредотвратимыми обстоятельствами и другими непредвидимыми, непреодолимыми препятствиями, находящимися вне контроля должника, при соблюдении им той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась от него в целях надлежащего исполнения обязанности, вытекающей из предписаний п. 1 ст. 81 Закона. Таким образом, заявительница обязана была представлять доказательства, подтверждающие наличие уважительных причин, препятствующих исполнению исполнительного документа. Сама по себе норма Закона - ст. 81 Закона N 119-ФЗ - неконституционной не является. Довод кассационной жалобы в этой части признан несостоятельным.

Вместе с тем, суд неправильно при разрешении жалобы исходил из того, что в случае неисполнения исполнительного документа в установленный судебным приставом-исполнителем срок, исполнительский сбор взыскивается со всей суммы, указанной в исполнительном документе.

Не принимая во внимание довод заявительницы о необходимости исчисления исполнительского сбора от оставшейся непогашенной суммы, суд исходил из того, что исполнительский сбор, согласно ст. 81 Закона N 119-ФЗ, рассчитывается из взыскиваемой суммы. При этом, суд под взыскиваемой суммой неправильно понимает всю сумму, указанную в исполнительном документе. Из смысла ст. 81 Закона следует, что исполнительский сбор взимается за уклонение должника от добровольного исполнения исполнительного документа, что вынуждает судебного пристава-исполнителя принимать меры принудительного характера для исполнения. Суть исполнительского сбора - санкция за необходимость совершения судебным приставом-исполнителем определенных действий по принудительному исполнению. В связи с этим, при определении размера исполнительского сбора необходимо исходить из суммы, которая является предметом исполнительного производства. С учетом того, что до поступления исполнительного документа на исполнение часть суммы, указанная в исполнительном документе, может быть добровольно погашена должником, то предмет исполнительного производства (взыскиваемая сумма) может существенно отличаться от суммы, указанной в исполнительном документе. Именно поэтому, положение ст. 81 Закона N 119-ФЗ при регулировании вопроса о взыскании исполнительского сбора исходит не из суммы исполнительного документа, а из взыскиваемой судебным приставом-исполнителем суммы.

С учетом указанных обстоятельств, суд необоснованно не принял во внимание довод заявительницы о необходимости снижения суммы исполнительского сбора. Ею представлены квитанции, свидетельствующие о денежных перечисления в пользу Н-вой Н.Н. еще до возбуждения исполнительного производства. Указанное обстоятельство являлось существенным и подлежало исследованию и учету судом при рассмотрении жалобы.

 

Главный врач Пермской областной клинической психиатрической больницы N 1 (далее - ПОКБ-1) обратился в суд с заявлением о недобровольной госпитализации Г-вой Н.М. в психиатрический стационар для проведения ее лечения, обосновывая свое заявление тем, что вследствие ухудшения ее психического состояния она может причинить вред своему здоровью, если будет оставлена без психиатрической помощи.

Решением Свердловского районного суда заявленное требование удовлетворено.

Судебной коллегией по гражданским делам Пермского областного суда решение отменено из-за неправильного определения обстоятельств, имеющих значение для дела.

В соответствии со ст. 29 Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании", основаниями для недобровольной госпитализации в психиатрический стационар являются непосредственная опасность лица для себя или окружающих; его беспомощность и наступление существенного вреда здоровью лица в отсутствие оказываемой ему психиатрической помощи.

Делая вывод о необходимости недобровольной госпитализации Г-вой в психиатрический стационар, суд указал, что основанием к помещению является ухудшение психического состояния Г-вой и возможность наступления существенного вреда здоровью лица в отсутствие оказываемой ему психиатрической помощи.

Данный вывод суд обосновывает утверждениями о том, что Г-ва устраивает конфликтные ситуации, уходит из дома, детьми не занимается, высказывает суицидные мысли в отношении себя и ребенка.

Суд не дал оценки доводам Г-вой о том, что она ушла из дома из-за конфликта в семье, крайне неприязненных отношений с мужем. Г-в А.Ю. признал, что с его стороны имел место случай неправильного поведения в отношении Г-вой Н.М.

В медицинском заключении дается анализ состояния здоровья и психического состояния Г-вой на период нахождения ее в стационаре в начале 2002 года. Ее психическое состояние определено следующим образом: сознание не нарушено, ориентирована, контактна. Диагноз "шизофрения" носит предположительный характер. Доводы о том, что Г-ва высказывала суицидные мысли, сделаны судом со слов ее мужа.

Заключение врачебной комиссии представлено в виде незаверенной копии. На нем отсутствует печать, что лишает заключение силы документа.

Таким образом, вывод суда о наличии оснований, предусмотренных п. "в" ст. 29 Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании", является преждевременным, он сделан на неисследованных судом обстоятельствах.

В связи со вступлением в действие с 01.02.2003 ГПК РФ судам следует учитывать, что указанный закон применяется в части, не противоречащей главе 35 ГПК РФ.

 

В Пермскую ЛСЭ МЮ РФ поступают запросы от отдельных адвокатов, адвокатских фирм и консультаций, а в последнее время - и от судей, о выдаче справок о стоимости автомашин с указанием моделей, годов выпуска, километража пробега, технического состояния, т.е. в данных запросах речь идет о конкретных, существующих автомашинах, без их предъявления для осмотра.

Справки ЛСЭ в последующем предъявляются в судах при рассмотрении дел как документы-доказательства.

Зачастую сведения, отраженные в таких справках, могут не совпадать с данными, имеющимися в других материалах дела (отчета об оценке, экспертных заключениях и т.д.).

По этому вопросу разъясняется, что Пермская ЛСЭ без проведения соответствующей автотехнической экспертизы с осмотром конкретного транспортного средства может дать лишь общее заключение о стоимости автомобиля по данным о марке, сроке выпуска, пробеге транспортного средства (степени износа), которое, как правило, не может быть расценено как бесспорное доказательство.

По конкретному транспортному средству лаборатория сможет сделать соответствующие выводы только после тщательного обследования данного автомобиля.

Судам следует учитывать это обстоятельство при рассмотрении дел, связанных с необходимостью определения стоимости конкретного транспортного средства.

 

Отмена решений из-за нарушения норм ГПК РФ (ГПК РСФСР)

 

В-в Н.П. обратился с иском к филиалу ОАО ЭиЭ "Пермэнерго" "Березниковские электрические сети" Администрации г. Губахи, просил приостановить в полном объеме эксплуатацию высоковольтной линии 110 киловольт "Губаха-Широковская" до восстановления положения, существовавшего до нарушения его права на земельный участок и отвода земли в натуре под ее строительство.

В обоснование иска указал, что имеет в собственности земельный участок, ответчик, протягивая провода к построенной опоре, сломал пролет забора на его участке, раздавил ягодные кусты. Без соответствующего отвода земли ответчик построил и ввел в эксплуатацию по его земле элемент новой линии электропередач, его участок попал в охранную зону электрических сетей.

Решением Губахинского городского суда от 14 ноября 2002 г. взыскано с филиала ОАО ЭиЭ "Пермэнерго" "Березниковские электрические сети" в пользу В-ва Н.П. в возмещение вреда 1030 руб. 80 коп. и государственная пошлина в доход местного бюджета 51 руб. 23 коп.

В остальной части иска к филиалу ОАО ЭиЭ "Пермэнерго" "Березниковские электрические сети" и администрации г. Губахи о приостановлении в полном объеме эксплуатации высоковольтной линии 110 киловольт "Губаха-Широковская" и отмене постановления администрации г. Губаха N 246 от 24.04.2002 до восстановления положения, существовавшего до нарушения права на земельный участок и отвода земли в натуре под строительство линии электропередач, В-ву Н.П. отказано.

В кассационном порядке решение отменено из-за допущенных судом нарушений норм процессуального права.

Из материалов дела следует, что В-вым Н.П. иск был предъявлен к филиалу ОАО "Пермэнерго" "Березниковские электрические сети", который согласно представленному в судебную коллегию Положению о филиале ОАО ЭиЭ "Пермэнерго" "Березниковские электрические сети" не является юридическим лицом и действует от имени общества и на основании утвержденных обществом положений.

В силу п. 3 ст. 55 ГК РФ филиал не является юридическим лицом.

Само ОАО "Пермэнерго" к участию в деле в качестве ответчика не привлекалось. Рассмотрев дело с участием филиала ОАО "Пермэнерго" и произведя с него взыскание материального ущерба в пользу истца, суд допустил существенное нарушение норм процессуального права.

При допущенном нарушении решение суда фактически неисполнимо.

 

Б-ч И.М. обратился в суд с иском к Б-чу М.Б, о признании права пользования жилым помещением по ул. Мильчакова, 25-25 г. Перми, вселении и регистрации в указанной квартире, мотивируя требования тем, что с 1970 года его родители вступили в члены ЖСК-40, с ними он вселился в указанную квартиру, был включен в ордер. После смерти матери в 1972 году продолжал проживать с отцом в этой квартире до 1976 года. После того, как отец стал проживать с другой женщиной, он вынужден был уйти из квартиры, так как проживать совместно было невозможно. Считает, что как наследник, пользовавшийся квартирой при жизни наследодателя и вселившийся в нее в установленном порядке, он сохраняет право дальнейшего пользования квартирой.

Ответчик иск не признал, предъявил встречный иск о признании Б-ча И.М. утратившим право пользования спорной квартирой на основании ст. 61 Жилищного кодекса РФ, указав, что в 1976 г. Б-ч И.М. из квартиры выехал постоянно, вывез все свои вещи, не проживает в квартире 26 лет, отношений они не поддерживают.

Решением Дзержинского районного суда за Б-ч И.М. признано право пользования квартирой 25 по ул. Мильчакова, 25 в г. Перми со вселением его и регистрацией в указанной квартире.

В удовлетворении иска Б-ча М.Б. к Б-чу И.М. о признании утратившим право пользования квартирой отказано.

Судебной коллегией по гражданским делам Пермского областного суда в кассационном порядке решение отменено в связи с нарушением норм процессуального права.

В соответствии с п. 1, 3 ст. 292 ГК РФ, члены семьи собственника, проживающие в принадлежащем ему жилом помещении, имеют право пользования этим помещением на условиях, предусмотренных жилищным законодательством; вправе требовать устранения нарушений их прав на жилое помещение от любых лиц, включая собственника помещения.

Удовлетворяя требование Б-ча И.М. о признании права пользования и вселении в жилое помещение по ул. Мильчакова, 25-25 г. Перми, суд не установил и не привлек к участию в деле всех проживающих и имеющих право пользования этим жилым помещением лиц. Установлено, что ответчик Б-ч М.Б. проживает в спорной квартире с 1974 г. совместно с Б-ч (П-кой) Н.Е., в 1976 г. между ними был зарегистрирован брак. В материалы дела представлены сведения о том, что она зарегистрирована в спорной квартире. Однако суд не привлек ее к участию в деле, чем нарушил ее процессуальные права, что является основанием к отмене решения.

 

* * *

 

Двухкомнатная благоустроенная квартира N 32 дома N 26а по ул. Щербакова в г. Перми, в соответствии с договором безвозмездной передачи ее в собственность граждан (приватизации), заключенного 15.10.2002 между администрацией Орджоникидзевского района г. Перми и нанимателем этой квартиры К-вой Т.П., принадлежит на праве собственности К-вой Т.П. и ее несовершеннолетней дочери Светлане. В настоящее время в ней зарегистрированы собственники этой квартиры.

П-ва Н.Л. обратилась в суд с иском к К-вой Т.П. и администрации Орджоникидзевского района г. Перми о признании за ней права пользования указанным жилым помещением, о признании К-вой Т.П. и ее несовершеннолетней дочери не приобретшими право пользования жилым помещением в указанной квартире и о признании недействительным договора приватизации квартиры, о снятии ответчиков с регистрационного учета по указанному адресу.

Решением Орджоникидзевского районного суда г. Перми от 19.12.2002 за П-вой Н.Л. признано право пользования жилым помещением в квартире N 32 дома N 26а по ул. Щербакова в г. Перми, признан недействительным договор безвозмездной передачи квартиры от 15.10.2002 в собственность К-вой Т.П. и ее несовершеннолетней дочери.

К-ва Т.П. и ее несовершеннолетняя дочь Светлана признаны не приобретшими право пользования жилым помещением в спорной квартире.

На паспортно-визовую службу Орджоникидзевского района г. Перми возложена обязанность снять указанных лиц с регистрационного учета по данному адресу.

На администрацию Орджоникидзевского района г. Перми возложена обязанность принять указанную квартиру в муниципальную собственность.

В кассационном порядке решение отменено в части возложения на паспортно-визовую службу Орджоникидзевского района г. Перми обязанности по снятию указанных лиц с регистрационного учета по данному адресу, в связи с нарушением норм процессуального права.

Решая вопрос об удовлетворении исковых требований в этой части, суд не принял во внимание то обстоятельство, что возложив на указанную службу соответствующую обязанность, он фактические решил вопрос о ее правах и обязанностях, тогда как паспортно-визовая служба Орджоникидзевского района не была привлечена к участию в деле в качестве ответчика, в связи с чем решение суда в этой части подлежит безусловной отмене, в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 308 ГПК РСФСР (п. 2 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ).

Кроме того, суд не установил, является ли эта служба юридическим лицом. В случае, если данная служба не является юридическим лицом, к участию в деле следовало привлечь Орджоникидзевский ОВД г. Перми.

 

П-ка Л.Л. обратилась в интересах несовершеннолетнего сына П-ки Игоря, 1986 г. рождения, с иском к П-кам Н.П., П.Н. и В.П. о признании за сыном права пользования жилым помещением по ул. Вавилова, 4-61 г. Перми, вселении его в квартиру и регистрации. В обоснование требования указала, что П-ка Н.П. является отцом ее сына. После расторжения брака с ответчиком, сын остался проживать с матерью и был зарегистрирован по ул. Мира, 120-52. В августе 1995 г., по заявлению П-ки Н.П. П-ка, Игорь зарегистрирован по месту жительства отца в спорной квартире. Позднее ответчиками, без согласования с ними, Игорь был снят с регистрации в указанной квартире. Снятие с регистрации истица считает незаконным, полагает, что по праву отца за ребенком должно быть признано право на жилую площадь отца, сын должен быть вселен в квартиру.

Решением Дзержинского районного суда в удовлетворении иска отказано.

В кассационном порядке решение отменено в связи с нарушением норм процессуального права.

Из материалов дела видно, что иск П-ка Л.Л. предъявлен в отношении несовершеннолетнего сына Игоря, 1986 года рождения. На момент рассмотрения дела П-ка Игорю исполнилось 16 лет.

Согласно ст. 32 ч. 2 ГПК РСФСР, права и охраняемые законом интересы несовершеннолетних в возрасте от 15 до 18 лет... защищаются в суде их родителями, усыновителями... однако суд обязан привлекать к участию в таких делах самих несовершеннолетних.

Суд, в нарушение требований данного закона, не привлек П-ка Игоря к участию в деле, тем самым были нарушены его права. Не привлекая к участию в деле П-ка Игоря суд рассмотрел вопрос о его правах. Указанные нарушения закона являются безусловными основаниями к отмене решения суда.

 

В соответствии с ч. 3 ст. 37 ГПК РФ права, свободы и законные интересы несовершеннолетних в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет защищают в процессе их законные представители. Однако суд обязан привлекать к участию в таких делах самих несовершеннолетних.

 

П-ва А.М. обратилась в суд с иском об исключении из описи и освобождении от ареста принадлежащего ей имущества - телевизора "Панасоник".

В обоснование требований, указала, что 16 января 2003 г. указанное имущество было подвергнуто описи и аресту, действия были произведены судебным приставом-исполнителем ПССП Оханского района в порядке принудительного исполнения решения мирового судьи судебного участка N 110 Оханского района от 14.10.2002, которым с В-на В.Г. в пользу О-вой А.М. взыскано 5584 руб. 80 коп.

Ответчик В-н В.Г. и привлеченная в качестве третьего лица О-ва Л.В. иск признали.

Решением Оханского районного суда заявленный иск удовлетворен.

В кассационном порядке решение суда отменено ввиду существенного нарушения норм процессуального права.

В соответствии со ст. 442 ГПК РФ, заявленный лицами, не принимавшими участия в деле, спор, связанный с принадлежностью имущества, на которое обращено взыскание, рассматривается судом по правилам искового производства. Иск об освобождении имущества от ареста (исключение из описи) предъявляется к должнику и взыскателю.

По делу установлено, что решением мирового судьи судебного участка N 110 Оханского района Пермской области от 14.10.2002 с В-на В.Г. в пользу О-вой Л.В. взыскано 5584 руб. 80 коп., решение суда вступило в законную силу. 16.01.2003 судебный пристав-исполнитель ПССП Оханского района К-ва О.В. в порядке принудительного исполнения на основании исполнительного листа произвела опись и арест имущества по месту жительства должника В-на В.Г., аресту подвергнут телевизор "Панасоник", стоимостью 4000 рублей.

При рассмотрении дела суд не выполнил требования ч. 2 ст. 442 ГПК РФ, правовое положение О-вой Л.В., суд определил как заинтересованной стороны, в то время как иск, связанный с принадлежностью имущества, на которое обращено взыскание, предъявляется к должнику и взыскателю и рассматривается по правилам искового производства. Процессуальное положение О-вой по предъявленному иску в силу приведенного закона - ответчица. Допущенное судом нарушение норм ГПК РФ является существенным и влечет отмену решения, так как нарушает права О-вой Л.В.

 

Решением Березниковского городского суда от 6 февраля 2003 года иск М-ва В.М. к К-ву А.Б. о возмещении ущерба оставлен без удовлетворения.

Взыскано с М-ва В.М. в пользу К-ва А.Б. 91000 рублей 21 коп. - убытки, 1512 рублей расходов по оплате услуг оценщика, 60 рублей 48 коп. - почтовых расходов, 2461 руб. 88 коп. - расходов по оплате госпошлины.

Судебной коллегией решение отменено из-за нарушения норм ГПК РФ.

М-в В.М. обратился с иском к К-ву А.Б. о взыскании 31938 руб. 26 коп., указывая, что 29 июля 2001 г. на перекрестке улиц Юбилейная и Ломоносова г. Березники по вине ответчика произошло столкновение автомобиля ответчика ВАЗ-21099 с его автомобилем ВАЗ-2107.

К-в А.Б. предъявил встречный иск к М-ву В.М. о взыскании 92572 рублей и компенсации морального вреда в сумме 50000 рублей, указывая, что причиной аварии явилось нарушение ответчиком Правил дорожного движения, поскольку он выехал на перекресток на красный сигнал светофора.

В силу ст. 195 ГПК РФ, решение суда должно быть законным и обоснованным.

Суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании, и приводит доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах. Требования приведенного закона судом нарушены.

Выводы суда по делу основаны на доказательствах - показаниях свидетелей, которые в судебном заседании не допрошены.

Свидетели С-ва Е.Н., М-в А.А., Д-ва Н.К. и другие в судебном заседании не допрошены.

Суд в качестве доказательства использовал их показания, как свидетелей, допрошенных в судебном заседании 3 января 2002 г., на основании которых было постановлено решение 22 июля 2002 г., которое отменено судебной коллегией Пермского областного суда 19 сентября 2002 г. После отмены состоявшегося решения суд не вправе был использовать в качестве доказательств показания свидетелей, допрошенных в судебных заседаниях до 22 июля 2002 г., а обязан был вновь получить эти доказательства и дать им оценку.

Кроме того, в решении суда в качестве установленного указано, что М-в В.М., не доезжая до перекрестка 60 м, увидел, что для него загорелся зеленый сигнал светофора и из данного обстоятельства суд делает определенные выводы. М-в В.М. в кассационной жалобе оспаривает это обстоятельства, указывая, что приведенные показания даны им в судебном заседании 3 января 2002 г., но имели иной смысл. Судом не учтено, что если в судебном заседании сторона ссылается на иные обстоятельства, чем те, которые указывала ранее, суд обязан выяснить причины противоречий, дать им оценку, установив и обосновав истинные обстоятельства.

Суд, по настоящему делу, исходя из определенных обстоятельств, которые он счел установленными, не обосновал, какими доказательствами эти обстоятельства подтверждаются.

 

Решением Ленинского районного суда г. Перми от 21.03.2003 с УВД г. Перми в пользу Р-ва А.В. взыскано в счет возмещения материального ущерба от ДТП 12000 рублей 16 коп., в возмещение судебных расходов - 1090 рублей.

В кассационном порядке решение отменено из-за нарушения судом норм ГПК РФ.

14.02.2001 произошло ДТП на перекрестке ул. Ленина и Попова г. Перми между автомобилями марки ВАЗ 21102 под управлением Р-ва А.В. и автобусом марки КАВЗ под управлением Д-ва В.М., принадлежащим УВД г. Перми. Считая виновным в ДТП работника УВД Д-ва, Р-в обратился в суд с иском к УВД г. Перми о возмещении материального ущерба от ДТП в размере 12890 рублей 72 коп. Ущерб возник от повреждения его автомобиля.

Принимая решение, суд исходил из заключения автотехнической экспертизы, проведенной по другому гражданскому делу N 2-152/02 по жалобе Р-ва А.Е. на постановление по делу об административном правонарушении, которое было вынесено в отношении него по факту ДТП.

При этом суд полагал, что решение, вынесенное судом по делу N 2-159/02, не является преюдициальным, поскольку к участию в рассмотрении жалобы не привлекался ответчик, однако материалы самого гражданского дела могут быть использованы в качестве доказательства при разрешении имущественного спора. Данный вывод суда является ошибочным.

В соответствии со ст. 79 ГПК РФ, при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных познаний в различных областях науки, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Стороны, другие лица, участвующие в деле, вправе представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы. Стороны и другие лица, участвующие в деле, вправе просить суд назначить проведение экспертизы в конкретном судебном экспертном учреждении или поручить ее конкретному эксперту, заявлять отвод эксперту, формулировать вопросы для эксперта, знакомиться с определением суда о назначении экспертизы и со сформулированными в нем вопросами. Таким образом, заключение эксперта имеет силу доказательства тогда, когда вопрос о назначении экспертизы был решен с соблюдением требований гражданского процессуального законодательства, регламентирующих порядок назначения экспертизы по гражданскому делу. При рассмотрении жалобы Р-ва А.Е. на постановление по делу об административном правонарушении (дело N 2-159/02) ответчик не привлекался, следовательно, свое право, предоставленное процессуальным законодательством, не реализовал: в обсуждении экспертного учреждения не участвовал, возможность задать вопросы не имел. Письменные доказательства, а также доводы, которые могли повлиять на выводы эксперта, не представлял. Таким образом, заключение эксперта основано на доказательствах, представленных Р-м А.Е.

Заключение эксперта в том случае, если при назначении экспертизы не были соблюдены требования ст. 79 ГПК РФ, следует считать доказательством, полученным с нарушением закона, вследствие чего оно не может иметь юридической силы. Данное обстоятельство судом не учтено.

Не имеет значения то обстоятельство, что ответчик при разрешении данного спора не настаивал на проведении экспертизы. Из смысла ст. 79 ГПК РФ не следует, что экспертиза назначается судом только в случае соответствующего ходатайства одной из сторон. Следовательно, экспертиза может быть назначена и по инициативе суда, если существенными обстоятельствами по делу являются обстоятельства, выяснение которых требует специальных познаний в области науки, искусства и ремесла. Закон предусматривает право суда считать установленным либо опровергнутым факт, для выяснения которого была назначена экспертиза в случае уклонения от участия экспертизы одной из сторон (ч. 3 ст. 79 ГПК РФ). Но этой нормой процессуального закона суд может руководствоваться только в том случае, если экспертиза была назначена, но не проведена по вине одной из сторон. В данном случае суд посчитал возможным использовать материалы (заключение экспертизы) другого гражданского дела, мотивируя тем, что сторона отказалась представлять доказательства по рассматриваемому делу, что не основано на законе.

Суд в любом случае не вправе был основывать решение на указанном заключении как на единственном доказательстве, придавая ему заранее установленную силу, совсем не оценивая при этом доводы представителей ответчика, заявленные в судебном заседании.

При таких обстоятельствах, вывод суда о наличии вины Д-ва В.М. в ДТП является преждевременным, не все обстоятельства, имеющие значение для дела, которые суд посчитал установленными, доказаны.

 

К-в Ю.В., К-ва Т.П. обратились в суд с иском к собственнику автомобиля ЗИЛ ЗАО "Агора" и владельцу ООО "Промстрой" о взыскании 63156 рублей ущерба и возмещении морального вреда, обосновывая заявленные требования тем, что 14.11.2001 на ул. Соликамской в г. Перми произошло дорожно-транспортное происшествие - столкновение нескольких автомобилей: автомобиля УРАЛ под управлением П-ва Р.В., автомобиля ВАЗ-21093, под управлением К-ва Ю.В., автомобиля ЗИЛ под управлением Х-на В.В. В результате столкновения автомобиль К-ва Ю.В. получил механические повреждения.

Решением Свердловского районного суда от 03.03.2003 К-вым в иске отказано.

При этом суд исходил из того, что водитель Х-н В.В. не имел технической возможности предотвратить наезд на автомобиль ВАЗ-21093. В его действиях, с технической точки зрения, несоответствие требований ПДД не усматривается.

Решение суда отменено из-за невыполнения судом требований ст. 198 ГПК РФ.

В соответствии с ч. 3 ст. 1079 ГК РФ, вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (ст. 1064 ГК РФ).

Разрешая спор, суд правильно применил нормы материального права. Однако выводы суда, положенные в основу решения, должным образом не мотивированы. Суд пришел к правильному выводу о том, что имело место взаимодействие нескольких источников повышенной опасности и вред их владельцам подлежал возмещению на общих основаниях. Отказывая в иске, суд указал на то, что действия водителя Х-на, с технической точки зрения, соответствуют требованиям Правил дорожного движения. Такой вывод суда нельзя признать достаточным для отказа истцу в иске. Основания, освобождающие лицо от ответственности за причиненный вред, предусмотрены п. 2, 3 ст. 1064 ГК РФ. Ни одного из указанных в законе оснований судом не приведено. При таких обстоятельствах решение суда не соответствует требованиям ст. 198 ГПК РФ, вследствие чего не могло быть признано законным и обоснованным и отменено.

 

Рассмотрение дел в апелляционном порядке

 

Т-ова Е.А., работавшая заведующей баклабораторией узловой больницы на ст. Пермь-Сортировочная Свердловской железной дороги, в связи с реорганизацией и присоединением узловой больницы к Отделенческой клинической больнице на ст. Пермь II, приказом от 05.04.2002 переведена на работу в Отделенческую больницу (ОКБ), откуда уволена 19.04.2002 по собственному желанию на основании ее заявления.

Оспаривая правомерность перевода, Т-ва в сентябре 2002 года обратилась в суд с иском к Отделенческой клинической больнице на ст. Пермь II об изменении записи в трудовой книжке на увольнение из узловой больницы, о взыскании невыплаченной ей надбавки к окладу, возмещении ущерба от задержки расчета, компенсации морального вреда, причиненного вынужденным переводом.

Решением мирового судьи судебного участка N 5 Дзержинского района г. Перми от 14.11.2002 перевод Тихомировой из узловой больницы в отделенческую признан вынужденным с изменением записи в трудовой книжке на увольнение из узловой больницы по собственному желанию.

Взыскано с ГУЗ "Отделенческая больница на ст. Пермь II" в пользу Т-вой 4790 рублей в виде невыплаченной надбавки к окладу, 212 руб. 60 коп. в возмещение ущерба от задержки расчета при увольнении, 3000 руб. в компенсацию морального вреда, причиненного вынужденным переводом в Отделенческую больницу.

Отказано во взыскании 177 рублей 50 копеек.

Апелляционным определением Дзержинского районного суда от 04.02.2003 решение мирового судьи отменено, исковое заявление Т-вой оставлено без рассмотрения по мотивам несоблюдения ею досудебного порядка урегулирования спора: истица не обращалась предварительно в комиссию по трудовым спорам.

Определением президиума Пермского областного суда определение Дзержинского районного суда отменено с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

При рассмотрении дела в апелляционном порядке суд обсудил в своем определении только один вопрос - о соблюдении истицей предварительного порядка разрешения спора. Но при этом не проверил доводов Т-вой о том, что она вправе была обратиться с данным иском в суд, минуя КТС.

Данных о том, имелась ли комиссия по трудовым спорам в узловой больнице на момент перевода Т-вой и увольнения ее, в деле нет, при том, что перевод истицы из узловой больницы судом признан неверным, и, как утверждает Тихомирова, узловая больница на момент ее увольнения не была ликвидирована как самостоятельное юридическое лицо.

Кроме того, из материалов дела следует, что Т-ва оспаривала перевод ее из узловой больницы в отделенческую, суд рассматривал эти требования и принял по ним решение. В силу части 2 статьи 391 Трудового кодекса РФ, споры о переводе на другую работу рассматриваются непосредственно в судах без предварительного обращения работника в КТС. Это правило распространяется и на требования истицы о компенсации ей морального вреда, причиненного незаконным, по ее мнению, переводом.

С вопросом о законности перевода Т-вой из узловой больницы в отделенческую связаны и требования истицы об изменении записи в ее трудовой книжке об увольнении, рассмотренные мировым судьей.

Необходимо также иметь в виду, что ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется право на судебную защиту, а Трудовой кодекс РФ не содержит положений об обязательности предварительного несудебного порядка разрешения трудового спора, поэтому лицо, считающее, что его права нарушены, по собственному усмотрению вправе выбрать способ разрешения индивидуального трудового спора - обратиться либо в комиссию по трудовым спорам, либо в суд.

При таком положении не может быть признан правильным вывод суда апелляционной инстанции о том, что мировой судья не мог в данном случае рассматривать иск Т-вой в части оспаривания перевода, изменения записи в трудовой книжке и компенсации морального вреда.

Доводы жалобы ответчика на решение мирового судьи судом апелляционной инстанции по существу требований истицы не рассматривались.

 

* * *

 

Решением мирового судьи судебного участка N 5 Дзержинского района г. Перми от 24.07.2002 были удовлетворены требования А-ва С.В. о взыскании с ОП ДПС ГИБДД УВД г. Перми 1050 руб. за услуги адвоката и госпошлины 90 руб. Апелляционным решением Дзержинского районного суда г. Перми от 15.10.2002 решение от 24.07.2002 изменено, с ОП ДПС ГИБДД УВД г. Перми в пользу А-ва С.В. взысканы расходы за услуги адвоката в сумме 2300 рублей, в возврат госпошлины 90 рублей, судебных расходов - 63 рубля.

Решение мирового судьи и апелляционное решение отменены в связи с нарушением норм процессуального права.

 

А-в С. В. обратился в суд с иском в порядке ст. 1064 ГК РФ о взыскании с ОП ДПС ГИБДД УВД г. Перми 2000 руб. за услуги адвоката, которого он нанимал для участия в гражданском деле 01.04.2002 по его жалобе по делу об административном правонарушении о наложении на него административного взыскания в виде штрафа - 500 рублей. Это решение было отменено Дзержинским районным судом в связи с рассмотрением материала неуправомоченным лицом.

В соответствии со ст. 33 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, действовавшего в момент рассмотрения дела, сторонами в гражданском процессе - истцом или ответчиком могут быть граждане, а также государственные предприятия, учреждения, организации, колхозы, иные кооперативные организации, их объединения, другие общественные организации, пользующиеся правами юридического лица.

Ответчиком по данному делу проходил Отдельный Полк Дорожно-постовой службы ГИБДД УВД г. Перми. В нарушение приведенного закона, суд не проверил, наделен ли он правами юридического лица, данных об этом в материалах дела нет.

В надзорной жалобе ОП ДПС ГИБДД УВД г. Перми указывает, что не является надлежащим ответчиком по делу, в силу ст. 1069, 1071 ГК РФ, ответственность за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами, возмещается за счет казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования. Однако судом не выявлен надлежащий ответчик и не привлечен к участию по делу.

В ст. 38 действующего ГПК РФ отсутствуют слова "пользующиеся правами юридического лица", однако с учетом положений главы 4 ГК РФ, определяющей правоспособность юридических лиц, требования к сторонам остались те же.

 

* * *

 

Решением Дзержинского районного суда г. Перми от 26.04.2002 Р-ку В.В., К-сь А.С. отказано в удовлетворении иска к Д-вой Г.Л. о признании ее и несовершеннолетнего Р-ка В.Д. - утратившими право пользования жилым помещением в кв. 63 дома 3/1 по пр. Парковый в г. Перми и снятии их с регистрационного учета по указанному адресу, Д-ва Г.Л. и несовершеннолетний Р-к В.Д. вселены в квартиру 63 дома 3/1 по пр. Парковый в г. Перми.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Пермского областного суда от 18.07.2002 кассационная жалоба Р-ка В.В. на решение Дзержинского районного суда г. Перми от 26.04.2002 оставлена без удовлетворения.

Р-к В.В., К-сь А.С. обратились в Дзержинский районный суд с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения суда от 26.04.2002, указывая, что при вынесении решения суд исходил из того, что выезд Д-вой Г.Л. и Р-ка В.Д. из спорного жилого помещения носил временный характер, право постоянного пользования иным жилым помещением они в этот период не приобрели, в связи с чем отсутствуют предусмотренные ч. 2 ст. 89 Жилищного кодекса РСФСР основания для признания их утратившими право пользования жилым помещением; после вынесения судебного решения были получены документы, свидетельствующие о постоянной регистрации Д-вой (Р-к) Г.Л. и Р-ка В.Д. в жилых помещениях, расположенных в г. Туймазы и г. Уфе Республики Башкортостан, о работе Д-вой Г.Л. в учреждениях на территории Республики Башкортостан, на основании бессрочных трудовых договоров, о приобретении супругом Д-вой Г.Л. Д-вым Д.А. в период брака квартиры в г. Туймазы, на основании договора купли-продажи, о том, что мать Д-вой Г.Л. Я-ва А.А. постоянно проживает в г. Кудымкаре, а не г. Уфе, как установлено судом; указанные документы, по мнению заявителей, позволяют сделать вывод о том, что Д-ва Г.Л. и Р-к В.Д. выехали из г. Перми на постоянное место жительства в Башкортостан; представить данные документы суду первой инстанции при рассмотрении дела по существу они не имели возможности, так как ответчицей Д-вой Г.Л. скрывались условия и обстоятельства ее проживания в г. Туймазы и в г. Уфе.

Определением Дзержинского районного суда г. Перми от 17.12.2002 удовлетворено заявление Р-ка В.В., К-сь А.С. о пересмотре решения суда по вновь открывшимся обстоятельствам; решение Дзержинского районного суда г. Перми от 26.04.2002 об отказе в удовлетворении исковых требований Р-к В.В. и К-сь А.С., о признании Д-вой Г.Л. и несовершеннолетнего Р-ка В.Д. утратившими права пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета по адресу: г. Пермь, пр. Парковый, 3/1-63, отменено, по вновь открывшимся обстоятельствам.

Определение суда обжалованию в кассационном порядке не подлежало.

Постановлением президиума Пермского областного суда определение суда отменено, в связи с существенным нарушением норм процессуального права.

Отменяя судебное решение по вновь открывшимся обстоятельствам, суд сослался на то, что представленные заявителями документы указывают на постоянный характер выезда Д-вой Г.Л., Р-ка В.Д., данное обстоятельство не могло быть известно заявителям, является существенным.

Часть 2 ст. 333 Гражданского процессуального кодекса РСФСР (ст. 392 ГПК РФ) устанавливает исчерпывающий перечень оснований для пересмотра вступившего в законную силу судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам.

В соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 333 Гражданского процессуального кодекса РСФСР (п. 1 ч. 2 ст. 392 ГПК РФ), основанием для пересмотра решений, определений и постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам являются существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю.

Исходя из содержания приведенной нормы, вновь открывшимися обстоятельствами могут быть юридические факты, влекущие возникновение, изменение, прекращение спорного правоотношения, которые хотя объективно и существовали на момент разрешения спора, но не могли быть известны заявителю. Новые доказательства по отношению к фактам, которые уже были предметом судебного исследования, не могут повлечь пересмотр решения суда.

 

Как следует из материалов дела, исковые требования Р-ка В.В., К-сь А.С. обосновывались выездом Д-вой Г.Л., Р-ка В.Д. на постоянное жительство в другое место. Доводы о постоянном проживании в г. Туймазы и г. Уфе, наличии у Д-вой Г.Л. постоянного места работы приводились истцами в исковом заявлении, судебном заседании, кассационной жалобе на решение суда.

Доводы о выезде Д-вой Г.Л. и Р-ка В.Д. из жилого помещения по пр. Парковый, 3/1-63 на постоянное жительство в другое место, факт возникновения у них права пользования другим жилым помещением были предметом судебного рассмотрения по делу.

Делая вывод о том, что содержащиеся в представленных документах сведения не могли быть известны заявителям в период разрешения дела, суд не принял во внимание, что документы, приобщенные к заявлению о пересмотре решения суда, представляют собой справки, выданные по запросу адвоката различными организациями об имеющейся у них информации, не дал оценки тому, имелись ли для истцов в рамках исполнения ими обязанности по доказыванию объективные препятствия для получения таких сведений и представления документов суду в ходе судебного разбирательства.

 

Вопросы подведомственности

 

К-ко В.С. обратился в суд с иском к военному комиссариату г. Березники о постановке его на воинский учет, выдаче ему военного билета, компенсации командировочных расходов, отпускных, возмещении морального вреда. Заявленные требования обоснованы тем, что 14.12.2000, по решению военного комиссариата г. Березники, он был призван на военную службу. В период прохождения военной службы в войсковой части 3270 он перенес тяжелое заболевание; был направлен в отпуск в г. Березники, где снова заболел, перенес операцию и решением ВКК от 06.04.2001 он был признан ограниченно годным к военной службе. Находясь в отпуске, он сдал свой военный билет в военкомат, и в настоящее время он не может получить его обратно с отметкой о постановке на воинский учет, без военного билета он не может получить паспорт, передвигаться по стране, устроиться на работу, зарегистрироваться по месту жительства. Бездействием ответчика ему причинен морального вред, который он оценивает в 10000 рублей.

В судебном заседании представитель ответчика иск не признала, пояснив, что в настоящее время военкомат не может поставить К-ко В.С. на воинский учет, поскольку он не уволен в запас.

Решением Березниковского городского суда от 26.12.2002 бездействие военного комиссариата г. Березники по постановке военнослужащего К-ко В.С. на воинский учет и выплате ему компенсации признано незаконным. На военный комиссариат г. Березники возложена обязанность поставить на воинский учет К-ко В.С., выдать ему военный билет, выплатить причитающуюся компенсацию командировочных расходов и отпускных. Взыскано с военного комиссариата г. Березники в пользу К-ко В.С. 8000 рублей в возмещение морального вреда.

В кассационном порядке решение отменено в связи с нарушением норм процессуального права, регулирующих вопросы подведомственности споров.

В соответствии со ст. 7 Федерального конституционного закона "О военных судах РФ", военным судам подведомственны гражданские дела о защите нарушенных или оспариваемых прав и свобод военнослужащих от действий (бездействия) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятых ими решений. Граждане, уволенные с военной службы, вправе обжаловать действия и решения вышеуказанных органов и лиц, в случае, если нарушение прав имело место во время прохождения службы.

Материалами дела установлено следующее.

В период прохождения военной службы в войсковой части 3270 истец перенес тяжелое заболевание; был направлен в отпуск в г. Березники, где в период отпуска снова заболел, перенес операцию и решением ВКК от 06.04.2001 он был признан ограниченно годным к военной службе. Находясь в отпуске, он сдал свой военный билет в военкомат.

После получения решения ВКК истец в часть не вернулся, официально в установленном порядке с военной службы не уволен.

Таким образом, на момент рассмотрения дела истец является военнослужащим и, в соответствии с действующим законодательством, данный спор подлежал рассмотрению в военном суде.

 

* * *

 

Определением Ленинского районного суда г. Перми от 19 ноября 2002 г., дело по иску З-на С.А. к ООО ИИЦ "Недвижимость", газете "Пермские дома, квартиры и офисы", С-вой Е. Д., Н-му В.В. - о защите деловой репутации и возмещении морального вреда передано по подведомственности в арбитражный суд Пермской области.

Постановлением президиума Пермского областного суда определение отменено в связи с нарушением норм процессуального права.

Истцом заявлен иск о защите чести и достоинства и возмещении морального вреда в связи со статьей "Невеселая история", помещенной 18.12.99 в газете "Пермские квартиры, дома и офисы", издателем которой является издательско-информационный центр "Недвижимость".

Делая вывод о подведомственности спора арбитражному суду, суд руководствовался п. 5 ч. 1 ст. 33 АПК РФ, в соответствии с требованиями которого арбитражные суды рассматривают дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Вывод суда о том, что заявленный иск касается деловой репутации истца в сфере экономической деятельности, в частности, в сфере риелторской деятельности истца, не основан на материалах дела. В деле нет данных о том, что истец имел статус индивидуального предпринимателя, имел лицензию на право осуществления риелторской деятельности.

Материалы дела свидетельствуют о том, что его действия, вследствие которых появилась в газете указанная статья, носили незаконный характер, что подтверждено приговором Свердловского районного суда от 1 августа 2000 г., которым З-н С.А. признан виновным по ст. 171 ч. 2 п. "б" УК РФ за осуществление предпринимательской деятельности без регистрации и без специального разрешения (лицензии), когда таковые являются обязательными.

Кроме того, истцом заявлен иск о защите чести и достоинства, то есть как физическим лицом, а не о деловой репутации, как указано судом в определении.

Статья 33 АПК РФ не регулирует подведомственность исков о защите чести и достоинства.

 

* * *

 

Определением Кировского районного суда г. Перми от 19.08.2002, дело по иску К-ных В.А. к ЧП Б-вой О.А. о признании права собственности на квартиру и предоставлении квартиры, в соответствии с договором, направлено на рассмотрение в Арбитражный суд Пермской области.

Постановлением Президиума Пермского областного суда определение отменено из-за нарушения судом норм процессуального права, определяющих подведомственность споров.

16.07.2002 К-ных В.А. обратился в Кировский районный суд г. Перми с иском к индивидуальному предпринимателю Б-вой О.А. о возложении обязанности предоставить квартиру по ул. Кировоградская, 68-10, признании права собственности на данную квартиру, указывая, что 25.02.2000 между ним и ответчицей был заключен договор долевого участия в строительстве жилого дома по ул. Кировоградская, 68, четырехкомнатной квартиры площадью 120 кв. м, он произвел предусмотренную договором оплату из расчета 5000 рублей за 1 квадратный метр общей площади, после чего ему предложено произвести дополнительную оплату, что он считает неправомерным, в представлении документов, подтверждающих удорожание объекта строительства, ему отказано.

Представителем ответчика заявлено ходатайство о передаче дела на рассмотрение в арбитражный суд. Судом постановлено приведенное выше определение.

В обоснование направления дела для рассмотрения в арбитражный суд Пермской области, суд в определении сослался на ст. 27 Арбитражного процессуального кодекса РФ и ст. 7 Федерального закона РФ от 21.06.2002 "О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса РФ", указывая, что заявленный спор носит экономический характер, его рассмотрение подведомственно арбитражному суду.

В соответствии с п. 1 ст. 27 Арбитражного процессуального кодекса РФ, арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Руководствуясь приведенным законом, суд не учел требования п. 2 ст. 27 Арбитражного процессуального кодекса РФ, в соответствии с которым арбитражные суды разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с участием организаций, являющихся юридическими лицами, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, с участием Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, образований, не имеющих статуса юридического лица, и граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя.

В соответствии с названным пунктом, арбитражный суд рассматривает дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, с участием субъектов, не имеющих статуса юридического лица, и граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя, в случаях, непосредственно предусмотренных Арбитражным процессуальным кодексом РФ, иными федеральными законами.

Специальная подведомственность дел арбитражным судам, не зависящая от субъектного состава правоотношений, определена в ст. 33 Арбитражного процессуального кодекса РФ, которая не предусматривает дела по спорам о понуждении к исполнению условий договора с участием граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя.

Передавая дело для рассмотрения арбитражному суду, суд не указал в определении закон, предусматривающий подведомственность спора в данном случае арбитражному суду.

Данные о том, что К-ных В.А. имеет статус индивидуального предпринимателя и приобретение квартиры связано с осуществлением им хозяйственной деятельности в материалах дела отсутствуют. Определяя характер спора сторон, суд не дал оценки содержанию правоотношений сторон с учетом предмета договора, целей приобретения квартиры.

В соответствии со ст. 7 Федерального закона РФ, дела, которые находятся в производстве судов общей юрисдикции и которые, в соответствии с Арбитражным процессуальным кодексом РФ, отнесены к подведомственности арбитражных судов, в течение двух недель со дня введения в действие параграфа 1 "Подведомственность" главы 4 Арбитражного процессуального кодекса РФ с согласия истцов передаются судами общей юрисдикции на основании определения суда в арбитражные суды, в соответствии с правилами подсудности, установленными Арбитражным процессуальным кодексом РФ и действующими на момент передачи. Если истец не согласен на передачу его дела судом общей юрисдикции в арбитражный суд, суд общей юрисдикции прекращает производство по данному делу в связи с неподведомственностью дела суду общей юрисдикции.

Требования приведенного закона судом не соблюдены. Согласие на передачу дела в арбитражный суд было выяснено судом у К-ных З.К., выступающей в качестве представителя истца на основании доверенности. В силу приведенного выше закона, положений ст. 47 Конституции РФ дача согласия на передачу дела на рассмотрение в арбитражный суд является исключительным правом истца. Представитель истца не вправе решать данный вопрос при отсутствии у него предоставленных истцом полномочий на его решение. В доверенности, выданной К-ных В.А. 05.08.2002, не оговорено право представителя решать вопросы передачи дела в другой суд.

Передавая дело на рассмотрение в арбитражный суд, суд в определении сослался на п. 4 ст. 122 Гражданского процессуального кодекса РСФСР. Указанная норма предусматривает передачу дела на рассмотрение другого суда, если при рассмотрении дела в данном суде выявилось, что оно было принято к производству с нарушением правил подсудности. Между тем, в рассматриваемом случае решался вопрос не о подсудности, а о подведомственности дела суду общей юрисдикции.

 

* * *

 

Государственное унитарное предприятие "Дорожный строительно-монтажный трест Свердловской железной дороги МПС РФ" в лице структурного подразделения Верещагинского завода ЖБК обратилось в суд с заявлением о рассрочке исполнения постановления и.о. руководителя Межрайонной Инспекции Министерства по налогам и сборам РФ по Пермской области и Коми-Пермяцкому автономному округу N 3 от 16.05.2002 о взыскании налогов (сборов) и пени в сумме 23167195 руб. за счет имущества ГУП "Дорожный строительно-монтажный трест Свердловской железной дороги МПС РФ", мотивируя свои требования тем, что на основании указанного постановления, возбуждено исполнительное производство, между тем, возможности единовременно исполнить постановление предприятие не имеет в связи со значительным размером долга.

Определением Верещагинского районного суда Пермской области от 10.11.2002 предоставлена рассрочка исполнения постановления и.о. руководителя Инспекции МНС РФ по Пермской области и Коми-Пермяцкому автономному округу от 16.05.2002 за N 3 о взыскании налога и пени за счет имущества ГУП "Дорожный строительно-монтажный Трест Свердловской железной дороги МПС РФ" до 01.10.2004, с периодическим погашением задолженности, согласно графику.

В кассационном порядке определение не обжаловалось.

Постановлением президиума Пермского областного суд определение отменено в связи с неправильным применением норм материального права.

Удовлетворяя требование заявителя, суд руководствовался ст. 18 Федерального закона РФ "Об исполнительном производстве", предусматривающей право сторон исполнительного производства при наличии обстоятельств, препятствующих совершению исполнительных действий обратиться в суд с заявлением об отсрочке или рассрочке исполнительного документа. Суд со ссылкой на заявление о принятии на себя предприятием обязательства по погашению задолженности по налогам указал, что вопрос о рассрочке согласован с налоговым органом, предприятие уплачивает налоги, согласно графику, обращение взыскания на имущество должника, исходя из суммы долга, может привести к прекращению деятельности завода с вытекающими из этого негативными последствиями.

В соответствии со ст. 18 Федерального закона РФ "Об исполнительном производстве", при наличии обстоятельств, препятствующих совершению исполнительных действий, судебный пристав-исполнитель по своей инициативе или заявлению сторон, а также сами стороны вправе обратиться в суд или другой орган, выдавший исполнительный документ, с заявлением об отсрочке или о рассрочке его исполнения, а также об изменении способа и порядка исполнения.

Суд не принял во внимание то, что из смысла приведенной нормы, вопросы, связанные с отсрочкой или рассрочкой исполнения исполнительного документа, а также изменением способа и порядка его исполнения, вправе решать только тот орган, который выдал исполнительный документ, а процедура рассмотрения такого заявления должна определяться в соответствии с регламентом деятельности выдавшего исполнительный документ органа либо порядком, установленным нормативным актом.

Статья 63 Налогового кодекса РФ предусматривает, какие органы уполномочены принимать решения об изменении срока уплаты налога и сбора. Статьей 64 НК РФ установлены порядок и условия предоставления отсрочки или рассрочки по уплате налога и сбора.

Поскольку исполнительный документ судом не выдавался, суд не вправе был решать вопрос о рассрочке постановления о взыскании налога и пени, вынесенного налоговым органом. В силу ст. 18 Федерального закона РФ "Об исполнительном производстве", суд может решать вопросы о рассрочке исполнительного документа, выданного судом.

Учитывая, что заявление об отсрочке не подлежало рассмотрению в суде и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, постановлением президиума производство по делу прекращено в соответствии с п. 1 ст. 219.

 

Вопросы подсудности

 

Определением Ленинского районного суда г. Перми от 23.12.2002 дело по иску П-вой к Ш-вой о возмещении ущерба было передано в Индустриальный районный суд г. Перми.

В кассационном порядке определение суда не рассматривалось.

Постановлением президиума Пермского областного суда определение суда отменено из-за нарушения норм процессуального права.

Передавая дело, суд руководствовался п. 4 ч. 2 ст. 122 ГПК РСФСР (п. 3 ч. 1 ст. 33 ГПК РФ), предусматривающей, что, если при рассмотрении дела в данном суде выявилось, что оно было принято к производству с нарушением правил подсудности, суд передает дело на рассмотрение другого суда. Иск предъявлен к нотариусу Ш-вой Л.Л. в связи с осуществлением ею своей деятельности, юридический адрес нотариуса находится в Индустриальном районе г. Перми, как налогоплательщик ответчица состоит также в Индустриальном районе г. Перми, удостоверенный Ш-вой договор купли-продажи квартиры N 47 д. N 87 по ул. Карпинского г. Перми от 26.12.1995 заключен в этом же районе, решение о применении последствий ничтожности указанной сделки вынесено Индустриальным районным судом г. Перми 08.10.1995.

Данные обстоятельства послужили основанием для передачи дела.

При этом суд не учел, что, в соответствии со ст. 1, 8 Основ законодательства РФ о нотариате, нотариальная деятельность не является предпринимательством, не преследует извлечение прибыли. Нотариус, занимающийся частной практикой, вправе иметь контору, открывать в любом банке расчетный и другие счета, в том числе, валютный, иметь имущественные и личные неимущественные права и обязанности, нанимать и увольнять работников, распоряжаться поступившим доходом, выступать в суде, арбитражном суде от своего имени и совершать другие действия, в соответствии с законодательством РФ и республик в составе РФ.

Однако нотариус, занимающийся частной практикой, юридическим лицом не является. Его имущественная ответственность не ограничивается обособленным имуществом юридического лица, он несет полную имущественную ответственность, в том числе, и личным имуществом, за ущерб, причиненный вследствие незаконного нотариального действия (ст. 17 Основ), следовательно, споры с участием нотариуса, занимающегося частной практикой, как физического лица, должны предъявляться в суде по месту жительства ответчика, в соответствии со ст. 117 Гражданского процессуального кодекса РСФСР (ст. 28 ГПК РФ).

Дело Ленинским районным судом г. Перми было принято с соблюдением правил подсудности по месту жительства ответчика Ш-вой Л.Л, основания для передачи дела Индустриальному районному суду отсутствовали.

 

* * *

 

У-в Г.И. обратился к мировому судье судебного участка N 5 Дзержинского района г. Перми с иском к ООО "Коммунар" о взыскании заработной платы и компенсации морального вреда. Дело принято мировым судьей к своему делопроизводству.

В судебном заседании 17.12.2002 истец заявил ходатайство о направлении дела для рассмотрения в Дзержинский районный суд г. Перми, в связи с тем, что им заявлены, в том числе, требования о компенсации морального вреда, рассмотрение данной категории дел подсудно районному суду.

Определением мирового судьи судебного участка N 5 Дзержинского района г. Перми от 17 декабря 2002 года гражданское дело по иску У-ова к ООО "Коммунар" о взыскании заработной платы и компенсации морального вреда передано в Дзержинский районный суд г. Перми для рассмотрения по существу в порядке подсудности.

В апелляционном порядке определение не обжаловалось.

Постановлением президиума Пермского областного суда определение мирового судьи отменено в связи с существенным нарушением норм процессуального права.

Передавая дело по подсудности в районный суд, мировой судья указал, что дело было принято мировым судьей с нарушением правил подсудности, поскольку, в соответствии с п. 6 ст. 113 ГПК РСФСР, к компетенции мирового судьи относятся только дела, возникающие из трудовых отношений, за исключением дел о восстановлении на работе, дела о компенсации морального вреда к компетенции мирового судьи не относятся.

Из материалов дела следует, что спор, заявленный истцом, в том числе, и требования о взыскании заработной платы, вытекает из трудовых отношений с ООО "Коммунар", требований о восстановлении на работе истцом не заявлялось.

Суд не учел, что Трудовой кодекс РФ предусматривает в случае удовлетворения споров, возникающих из трудовых отношений, компенсацию морального вреда. Поэтому удовлетворение требований о компенсации морального вреда поставлено в зависимость от удовлетворения основного требования, вытекающего из трудовых отношений, подсудного мировому судье.

При таком положении дело принято мировым судьей к своему производству с соблюдением правил подсудности. Оснований для передачи дела на рассмотрение в Дзержинский районный суд г. Перми не имелось.

 

* * *

 

Определением мирового судьи судебного участка N 19 Ленинского района г. Перми от 28.11.2002 направлено по подсудности мировому судье судебного участка N 21 Ленинского района дело по иску П-га Н.Н к МУ "Жилищная служба Ленинского района г. Перми", МУП ЖРЭФ "Комфорт-Сервис" о понуждении к исполнению обязательств по восстановлению горячего водоснабжения, взыскании неустойки, компенсации морального вреда.

В кассационном порядке определение не обжаловалось.

Постановлением президиума Пермского областного суда определение отменено по основаниям существенного нарушения норм процессуального права.

Требования истицы основаны на Законе "О защите прав потребителей". Согласно ст. 17 этого Закона, иски предъявляются в суд по месту жительства истца, или по месту нахождения ответчика, или по месту причинения вреда.

С учетом этого правила, определением Ленинского районного суда от 02.09.2002 данное дело было направлено по подсудности мировому судье судебного участка N 19 Ленинского района г. Перми по месту нахождения ответчиков, расположенных по ул. Кирова, 61, и было принято в производство этим судьей 30.09.2002.

Направление дела мировому судье судебного участка N 21 Ленинского района мировой судья судебного участка N 19 мотивировал в определении от 28.11.2002 тем, что ответчик по делу "МУ "Жилищная служба" зарегистрирован по ул. Советской, 24а, на территории судебного участка N 21. Второй ответчик по делу МУП ЖРЭФ "Комфорт-Сервис" признан банкротом решением Арбитражного суда Пермской области.

При этом, суд не учел, что МУП ЖРЭФ "Комфорт-Сервис" не ликвидировано, решением арбитражного суда от 23.09.2002 по нему открыто конкурсное производство сроком на 8 месяцев (по май 2003 г.). Данных об исключении этого предприятия из числа юридических лиц в деле нет, из числа ответчиков по настоящему иску оно также не исключено, юридический адрес его значится по ул. Кирова, 61 г. Перми, то есть на территории судебного участка N 19. Судя по исковому заявлению, протоколу судебного заседания от 28.11.2002, там же, по ул. Кирова, 61, в арендуемом помещении располагается и МУ "Жилищная служба Ленинского района г. Перми" со своим имуществом.

Поскольку по делу о защите прав потребителя закон установил альтернативную подсудность, и она уже определена при направлении дела в судебный участок N 19, дело принято этим судом с соблюдением правил подсудности, у мирового судьи не имелось оснований для последующего изменения подсудности по делу и направления его в судебный участок N 21.

 

* * *

 

Определением судьи Свердловского районного суда от 17.12.2002, по мотивам неподсудности спора, отказано в принятии искового заявления К-ва М.В. о признании его жены К-вой А.А. и дочери К-вой Юлии, 1995 года рождения, утратившими право пользования жилой площадью в квартире по ул. Школьной, 10-18, в пос. Звездном Пермского района Пермской области.

В кассационном порядке определение не обжаловалось.

Постановлением президиума Пермского областного суда определение отменено из-за нарушения норм процессуального права.

Согласно ст. 117 ГПК РСФСР (ст. 28 ГПК РФ), исковое заявление подается по месту жительства ответчика. В соответствии со ст. 20 ГК РФ, местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает.

Ответчица К-ва А.А. с дочерью проживает по ул. К. Цеткин, 31-110, на территории Свердловского района г. Перми, в связи с чем истец обратился с иском в Свердловский районный суд. Отказывая в принятии заявления, судья Свердловского районного суда указал, что ответчица с дочерью зарегистрированы по месту прежнего проживания в Пермском районе, в связи с чем иск неподсуден Свердловскому районному суду.

Подобный вывод нельзя признать правильным, он противоречит требованиям ст. 28 действующего ГПК РФ, 20 ГК РФ, так как по данному спору место регистрации не является местом жительства ответчицы истцом.

Иск предъявлен о праве пользования жилым помещением, а не о праве собственности на него, в связи с чем ссылка в определении на расположение жилой площади, о которой идет спор в Пермском районе, правового значения не имеет для подсудности настоящего спора.

Иск был правильно предъявлен в суд по фактическому месту жительства ответчицы.

 

* * *

 

А-н В.Е. обратился в суд с иском к администрации г. Гремячинска о взыскании 23453 рублей разницы между суммой, перечисленной администрацией г. Гремячинска на приобретение квартиры по жилищному сертификату, и суммой, указанной в жилищном сертификате, а также о взыскании процентов по ссуде в сумме 2261 рублей.

Заочным решением Гремячинского городского суда от 07.02.2003 года постановлено:

Обязать администрацию г. Гремячинска выплатить А-ну В.Е. 22514 рублей 52 коп. в возмещение понесенных убытков за счет средств федерального бюджета, выделяемых на предоставление безвозмездных жилищных субсидий высвобождаемым работникам ликвидируемых организаций угольной отрасли.

Судебной коллегией решение отменено за нарушением норм процессуального права.

При рассмотрении дела и вынесении решения суд не принял во внимание положение п.п. 5 п. 1 ст. 23 ГПК РФ, согласно которой дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей пятисот минимальных размеров оплаты труда, установленных федеральным законом на день подачи заявления, рассматривает мировой судья в качестве суда первой инстанции.

А-ным В.Е. было заявлено исковое требование о взыскании с администрации г. Гремячинска 25714 рублей. Поскольку сумма иска не превышает установленный в п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ размер, суд не вправе был принимать по данному исковому требованию решение.

 

Применение ст. 333 ГК РФ

 

В соответствии со ст. 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

При рассмотрении исков о взыскании неустойки не все суды обращают внимание на положения приведенного закона. Имеют место случаи взыскания неустоек в размерах, явно несоразмерных последствиям нарушения обязательства. Наиболее часто это происходит по делам, когда такие требования вытекают из нарушения сроков строительства жилых домов, по которым нередко размер неустоек выражается в сотнях тысяч рублей.

В связи с этим, обращается внимание судов на требования ст. 333 ГК РФ и взыскания неустоек в разумных пределах.

 

Ответы на вопросы по применению норм ГПК РФ

 

Подсудны ли мировым судьям:

1) дела о возмещении морального вреда, причиненного нарушением работодателем трудовых прав работника?

- Подсудны, если нарушение работодателем трудовых прав работника не выразилось в незаконном увольнении с работы (п. 6 ст. 113 ГПК РФ).

2) дела о признании права собственности на домовладение, земельный участок, другие объекты недвижимости по праву наследования или другим основаниям?

- Подсудны, если цена иска не превышает 500 минимальных размеров оплаты труда (п. 5 ст. 113 ГПК РФ).

3) дела о признании перевода на другую работу недействительным (незаконным) и восстановлении на прежней работе?

- Подсудны, так как в основе иска вопрос о признании перевода недействительным, в чистом виде иск о восстановлении на работе отсутствует, трудовые отношения работника с работодателем приказом о переводе не прекращались.

4) Ответчик по делу (юридическое лицо) в период рассмотрения дела сменил юридический адрес и название, влияет ли данное обстоятельство на подсудность иска?

- Подсудность иска определяется на момент принятия заявления к производству суда.

В соответствии со ст. 28 ГПК РФ, иск к организации предъявляется в суд по месту нахождения организации. В соответствии со ст. 54 ГК РФ, место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации.

Если место регистрации ответчика изменилось после заведения гражданского дела, на подсудность иска данное обстоятельство не влияет и само по себе не является основанием к передаче дела в другой суд, в силу требований ст. 33 ГПК РФ.

5) Иски о возмещении морального вреда?

- При определении подсудности дел о возмещении морального вреда районным судом или мировым судьям следует исходить из следующего: подсудность исков о возмещении морального вреда в случаях, когда специальным законом не предусматривается компенсация морального вреда, определяется исходя из правоотношений, которыми обосновывается причинение морального вреда.

Например, подсудность исков о возмещении морального вреда определяется, исходя из правоотношений, которыми обусловлено предъявление подобного иска. В частности, если иск о возмещении морального вреда обусловлен правоотношениями, регулирующими возмещение вреда здоровью, такие иски подсудны районным (городским) судам. Сумма, которую определил истец в возмещение морального вреда, значения не имеет, так как иски о возмещении морального вреда являются неимущественными исками.

6) В п. 4 ст. 23 ГПК РФ указан перечень споров, возникающих из семейно-правовых отношений, которые неподсудны мировым судьям. В перечне такие споры, как: о передаче ребенка на воспитание, определение места жительства ребенка, порядка общения с ним, участия другого родителя и других родственников (бабушки, дедушки и т.д.) в воспитании ребенка и так далее. Все ли споры о детях подсудны суду общей юрисдикции?

- Все споры, касающиеся детей, подсудны районным судам.

7) Жалобы на решения комиссии Управления пенсионного фонда (УПФ) об отказе в назначении пенсии на льготных основаниях и возложении обязанности на УПФ назначить пенсию со дня подачи заявления в УПФ?

- Подсудны районным судам.

8) Споры о взыскании недоплаченной пенсии с УПФ?

- В зависимости от цены иска.

9) Дела по регрессным искам работодателей к работникам о возмещении материального ущерба, причиненного при исполнении трудовых обязанностей, при цене иска более 500 МРОТ?

- Подсудны, в силу п. 6 ст. 23 ГПК РФ, независимо от цены иска.

10) Согласно п. 7 ст. 23 ГПК РФ дела об определении порядка пользования имуществом подсудны мировому судье. Подсудны ли мировым судьям дела об изменении договора найма жилого помещения, обмене жилых помещений, определении порядка пользования жильем?

- Не подсудны, так как перечисленные категории дел относятся к жилищным.

11) Определяя подсудность, какими правилами следует руководствоваться при предъявлении иска о признании гражданина утратившим право пользования жилым помещением?

- Действуют общие правила подсудности, предусмотренные ст. 28 ГПК РФ, то есть по месту фактического жительства гражданина. Если он проживает не на спорной жилой площади, у него следует уточнить, на какой жилой площади он считает себя проживающим. Также следует поступать в случаях, если у гражданина несколько мест проживания.

 

Лица, участвующие по делу

1) По делу по иску о лишении родительских прав в отношении несовершеннолетнего 15 лет, надо ли привлекать несовершеннолетнего и кем?

- В силу требований ч. 3 ст. 37 ГПК РФ несовершеннолетний должен быть привлечен к делу третьим лицом. Исключений в ч. 3 ст. 37 ГПК РФ, независимо от категории дел, не содержится.

2) Процессуальное положение специалиста в судебном заседании: участвует с начала разбирательства дела, допрашивается как свидетель, предупреждается ли об ответственности?

- ГПК РФ предусмотрел участие в судебном процессе специалиста. Его процессуальное положение таковым и является. Его участие в судебном процессе связано с наличием у специалиста специальных знаний. Необходимость его участия может возникнуть у суда для получения консультаций, пояснить в вопросах, требующих специальных познаний, оказания технической помощи при осмотре письменных, вещественных доказательств, прослушивании звукозаписи, просмотра видеозаписей, назначении экспертизы и так далее с той целью, чтобы с учетом специальных познаний специалиста суд более глубоко и правильно поставил вопросы на разрешение экспертизы, выяснения существа спора и так далее. Специалист, по сути, оказывает, содействие суду в исследовании фактических обстоятельств дела. Консультация специалиста средством доказывания не является. Допрашивается он судом как специалист, предупреждение специалиста об ответственности ГПК РФ не предусмотрено. Как свидетель он может быть допрошен, если осведомлен о каких-либо обстоятельствах дела, в таком случае в качестве специалиста и участию в деле он не привлекается.

3) Отдельным или протокольным определением допускаются в судебный процесс третьи лица?

- Привлечение третьих и других лиц к участию в деле можно произвести и отдельно вынесенным определением и протокольным. Значения не имеет. Следует при этом указать, в качестве кого привлекается лицо, вручить ему копию определения (выписку из протокола судебного заседания), копию искового заявления, судебную повестку.

4) Можно ли на стадии подготовки дела по инициативе суда исключить заведомо ненадлежащих ответчиков и третьих лиц?

- ГПК РФ не предусматривает нормы, позволяющей по инициативе суда исключить из участников процесса названных лиц. С согласия истца, которое должно быть зафиксировано в деле, подобное действие возможно.

 

Участие прокурора

 

1) В праве ли прокурор, в порядке ст. 45 ГПК РФ, предъявлять иск в интересах муниципальных предприятий и учреждений, обосновывая предъявления иска тем, что они финансируются из бюджета муниципального образования?

- Ст. 45 ГПК РФ предусматривает право прокурора на обращение в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. Расширительному толкованию указанный перечень не подлежит. В интересах юридических лиц, в том числе, в интересах муниципальных предприятий и учреждений, прокурор вправе обратиться в случаях, применительных к абзацам 3, 4 ч. 1 ст. 52 АПК РФ.

2) Если прокурор не участвовал в рассмотрении дела, но должен был участвовать, в силу закона, может ли он обратиться с кассационным представлением на судебные постановления по делу?

- В случае, если прокурор должен был участвовать в рассмотрении дела, он вправе подать кассационное представление, даже если дело было рассмотрено судом без участия прокурора.

3) Как поступить, если дело должно быть рассмотрено с участием прокурора, прокурор извещен, но не явился в судебный процесс?

- Рассматривать дело, в соответствии с ч. 3 ст. 45 ГПК РФ.

4) Обязательно ли участие прокурора в предварительном судебном заседании по делам, которые должны быть рассмотрены с участием прокурора?

- Обязательно.

5) Можно ли рассмотреть в отсутствие прокурора дела, предусмотренные ст. 273, 278, 304 ГПК РФ, 70 СК РФ, на основании ч. 3 ст. 45 ГПК РФ?

- Да, при наличии данных об извещении прокурора. Исключений для какой-либо категории дел в ч. 3 ст. 45 ГПК РФ не сделано.

6) Может ли прокурор истребовать гражданское дело (одно или несколько) из суда для проверки, подготовки представления, обобщения и так далее?

- В связи с утратой органами прокуратуры надзорных функций за рассмотрением в судах гражданских дел, прокурору не предоставлено право истребовать дела из судов. При необходимости он вправе ознакомиться с материалами дела в суде.

 

Предварительное судебное заседание

 

1) При проведении предварительного заседания и полной явке сторон иногда возникает возможность рассмотреть дело по существу и вынести решение. Возможно ли назначить дело и рассмотреть его в этот же день в обычном судебном заседании?

- Лица, участвующие по делу, вызывались судом на предварительное судебное заседание. Им должна быть предоставлена реальная возможность подготовиться к судебному разбирательству дела.

При полной явке лиц, участвующих в деле, их ходатайству о рассмотрении дела в тот же день, когда проводилось предварительное судебное заседание, с учетом конкретных обстоятельств дела, в принципе, не исключено рассмотрение дела в тот же день, когда проводилось предварительное судебное заседание.

2) Возможно ли повторное предварительное судебное заседание?

- Да, ст. 152 ГПК РФ не содержит ограничений количества предварительных судебных заседаний.

3) Можно ли в предварительном судебном заседании допрашивать свидетелей?

- Можно, если их показания не касаются существа спора, например, по причинам пропуска срока исковой давности.

4) Порядок предварительного судебного заседания, в каких случаях, по каким категориям дел проводится?

- Предварительное судебное заседание проводится в том же порядке, что и обычное судебное заседание, он предусмотрен главой 15 ГПК РФ. Не предусмотрено ГПК РФ перечня категорий дел, по которым проводится предварительное судебное заседание. Необходимость в его проведении устанавливается судьей при подготовке дела к судебному разбирательству, исходя из целей, указанных в ч. 1 ст. 152 ГПК РФ.

5) Может ли быть предварительное судебное заседание окончено вынесением решения по существу спора?

- Нет, может быть вынесено решение об отказе в иске только по пропуску срока исковой давности при признании причин пропуска срока неуважительными.

Если причины пропуска срока исковой давности являются уважительными, выносится решение о восстановлении срока исковой давности, и дело назначается для рассмотрения по существу. В этом случае по делу будет 2 решения:

одно - по сроку исковой давности

второе - по существу спора.

Каждое из них может быть обжаловано в установленном ГПК РФ порядке и в установленные сроки.

Аналогично решается вопрос и в том случае, если суд придет к выводу о том, что срок исковой давности не пропущен.

 

Судебное разбирательство

 

1) На подготовку дела не является ответчик, что делать?

- То же, что и при рассмотрении дела: вызвать повторно, запросить по почте объяснения на предъявленный иск, разъяснить в письменном виде положения ст. 12, 57 ГПК РФ о представлении доказательств, указать, какие необходимо представить доказательства, и так далее.

2) Если в день рассмотрения дела суду стало известно, что место жительства ответчика неизвестно, и адвокат в порядке ст. 50 ГПК РФ привлечен в этот же день, можно сразу рассмотреть это дело или необходимо отложить?

- Разбирательство дела целесообразно отложить, адвокату должно быть предоставлено время на подготовку к судебному разбирательству, решает суд, с учетом требований ГПК РФ, которыми регламентировано право сторон на ознакомление с материалами дела, представление доказательств и тому подобное.

3) В случае отказа в иске пропуском срока исковой давности, в соответствии с ч. 3 ст. 198 ГПК РФ, следует ли исследовать вопросы иска по существу?

- Нет, исследуются и обосновываются в решении только обстоятельства пропуска срока и причины его нарушения.

 

Назначение экспертиз

 

1) При необходимости проведения судебной экспертизы, если стороны не заявляют ходатайства о ее назначении и экспертиза назначается по инициативе суда, возможно ли выяснение мнения сторон по вопросу оплаты экспертизы?

- Вопросы оплаты экспертизы суду следует обсудить до ее назначения, с целью исключения возможных осложнений при проведении назначенной судом экспертизы. Не исключена оплата экспертизы сторонами и при назначении ее по инициативе суда, при добровольном согласии сторон на оплату экспертизы.

2) Как следует поступить, если экспертиза назначена, а стороны отказались ее оплачивать?

- Если невозможно провести экспертизу, суд выносит мотивированное определение о рассмотрении дела без проведения экспертизы по имеющимся доказательствам. В деле должны быть данные о невозможности проведения экспертизы. До вынесения указанного определения суд должен разъяснить сторонам последствия их действий, повлекших на возможность проведения экспертизы, что дело будет рассмотрено по имеющимся доказательствам, а также, предусмотренные ч. 3 ст. 79 ГПК РФ, при наличии оснований, предусмотренных данной статьей.

3) Надо ли привлекать Управление судебного департамента к участию в деле при назначении экспертиз, когда решаются вопросы ее оплаты, в порядке ч. 2 ст. 96 ГПК РФ.

- Привлекать УСД к участию в рассмотрении дела нет необходимости. Ранее указывалось, что оплату эксперту за счет средств федерального бюджета следует производить в исключительных случаях, по причине крайнего ограничения средств на эти нужды. Желательно, до назначения экспертизы согласовывать вопрос оплаты с УСД.

 

Судебное решение

 

1) Как определяется дата вступления в законную силу заочного решения в том случае, если в суд не поступило уведомление о вручении копии заочного решения ответчику?

- Этот вопрос разрешен ст. 237 ГПК РФ. Данные о вручении ответчику копии заочного решения должны быть в деле.

2) Обжалование заочного решения в кассационном порядке допускается в течение 10 дней со дня его вынесения или в течение 10 дней по истечении 7 дней?

- В соответствии со ст. 237 ГПК РФ, заочное решение может быть обжаловано в кассационном или апелляционном порядке в течение 10 дней по истечении срока подачи ответчиком заявления об отмене этого решения суда (установлен ч. 1 ст. 237 ГПК РФ), а если такое заявление подано - в течение 10 дней со дня вынесения определения суда об отказе в удовлетворении этого заявления.

Исходя из требований приведенного закона, этот срок может быть весьма длительным и определяется по каждому делу индивидуально, так как зависит от конкретных обстоятельств.

3) Можно ли вынести заочное решение, если место жительства ответчика неизвестно?

- Нет.

 

Апелляционное рассмотрение

 

1) При отмене апелляционной инстанцией определения о прекращении производства по делу, отказа в принятии искового заявления и других, которыми заявленный иск не разрешался по существу, рассматривает ли суд апелляционной инстанции гражданское дело по существу или направляет на рассмотрение мировому судье?

- Суд апелляционной инстанции решает по существу только тот вопрос, по которому было вынесено обжалованное определение (о принятии заявления к производству мировым судьей, о восстановлении пропущенного процессуального срока, об освобождении от уплаты госпошлины, о незаконности прекращения производства по делу и так далее). Дело в таком случае судьей районного суда по существу не рассматривается, оно направляется для дальнейшего рассмотрения мировому судье.

2) Можно ли при рассмотрении дела в апелляционном порядке разрешить вопрос об обеспечении иска? Возможно ли обжалование определения суда апелляционной инстанции об этом и в каком порядке?

- В рамках апелляционного производства не предусмотрено обжалование определений о принятии мер к обеспечению иска.

3) Возможно ли предъявление встречного иска во время апелляционного производства?

- Нет, встречный иск предъявляется до рассмотрения дела по существу.

4) Сроки рассмотрения апелляционной жалобы?

- Сроки рассмотрения дела в апелляционном порядке определяются в зависимости от категории дела по правилам ч. 2 ст. 327, ст. 154 ГПК РФ.

5) Пределы рассмотрения дела в апелляционном порядке - в полном объеме или в пределах доводов апелляционной жалобы?

- Дело проверяется в полном объеме, в соответствии со ст. 328 ГПК РФ.

6) Необходимо ли в апелляционном решении указывать на принятие его именем Российской Федерации?

- Если апелляционное рассмотрение дела заканчивается вынесением решения, оно выносится именем Российской Федерации, в силу требований ст. 194, ч. 2 ст. 327 ГПК РФ.

 

Исчисление сроков

 

1) В какой срок рассматриваются жалобы на действия судебного пристава-исполнителя, в каком порядке они рассматриваются, какое судебное постановление выносится?

- Порядок рассмотрения жалоб на действия судебного пристава-исполнителя установлен ст. 441 ГПК РФ. Срок рассмотрения жалоб в ст. 441 ГПК РФ не указан, исчислять его следует применительно к ст. 257 ГПК РФ - 10 дней. Если дело рассмотрено по существу, оно заканчивается вынесением решения именем Российской Федерации, в соответствии с требованиями гл. 16 ГПК РФ.

2) Какой срок подачи частных жалоб?

- Срок подачи частных жалоб установлен ст. 372 ГПК РФ в 10 дней со дня вынесения определения судом первой инстанции.

3) Нарушается ли установленный ст. 133 ГПК РФ пятидневный срок при оставлении заявления без движения, как это сказывается на сроке рассмотрения дела? Предусматриваются календарные или рабочие дни?

При оставлении заявления без движения, в порядке ст. 136 ГПК РФ, в случае исправления истцом недостатков заявления в предоставленный для этого срок, установленный ст. 133 ГПК РФ, пятидневный срок может быть нарушен за счет срока, предоставленного истцу для исправления недостатков заявления.

Нарушение установленного ст. 133 ГПК РФ пятидневного срока не свидетельствует о том, что дело будет рассмотрено с нарушением срока. Сроки рассмотрения дел установлены ст. 154 ГПК РФ.

Срок для исправления недостатков заявления предоставляется таким образом, чтобы дело было рассмотрено в установленные сроки.

ГПК РФ предусматривает только календарные дни.

4) Каким образом исчислять срок рассмотрения гражданского дела, если суд, в соответствии с ч. 3 ст. 152 ГПК РФ, назначил предварительное судебное заседание за пределами срока рассмотрения дела?

Назначение предварительного судебного заседания за пределами срока рассмотрения дела, в соответствии с ч. 3 ст. 152 ГПК РФ, не влияет на срок рассмотрения дела, установленный ст. 154 ГПК РФ. Он исчисляется со дня поступления заявления в суд. При назначении предварительного судебного заседания, в соответствии с ч. 3 ст. 152 ГПК РФ, дело будет рассмотрено с нарушением срока.

5) Дела по жалобам, в соответствии со ст. 254 ГПК РФ, должны быть рассмотрены в 10-дневный срок. При несоответствии жалобы требованиям ГПК РФ можно ли ее оставить без движения и как в этом случае исчисляется срок рассмотрения дела?

При наличии недостатков, указанных в ст. 136 ГПК РФ, возможно оставление жалобы без движения.

При устранении лицом, обратившимся с жалобой, недостатков жалобы в предоставленный для этого срок, жалоба считается поданной в день поступления ее в суд. С этого времени исчисляется срок рассмотрения дела в силу ст. 154 ГПК РФ. Оставление жалобы без движения не влияет на срок рассмотрения дела. Срок для устранения недостатков жалобы, как и искового заявления, следует предоставлять такой, чтобы при восполнении недостатков была возможность рассмотреть дело в установленные сроки.

6) С какого времени принимается исковое заявление, в случае предоставления отсрочки в уплате госпошлины? Возможно ли предоставление отсрочки до рассмотрения дела по существу?

В соответствии со ст. 90 ГПК РФ, отсрочка или рассрочка уплаты госпошлины предоставляется, когда решен вопрос о принятии заявления к производству суда или одновременно с ним. На сроки принятия искового заявления к производству суда данное обстоятельство не влияет (ст. 154 ГПК РФ). Во избежание осложнений в рассмотрении дела рекомендуется сроки отсрочки или рассрочки уплаты госпошлины предоставлять таким образом, чтобы госпошлина была уплачена до рассмотрения дела. В деле должны быть данные, подтверждающие обоснованность отсрочки или рассрочки уплаты госпошлины.

7) Изменяет ли принятие встречного искового заявления течение срока рассмотрения дела, по аналогии со ст. 39 ГПК РФ?

Предъявление встречного иска расценивается как увеличение размера исковых требований и, в соответствии со ст. 39 ГПК РФ, в этом случае течение срока рассмотрения дела начинается со дня предъявления встречного иска.

8) Как считать срок рассмотрения дела о расторжении брака, если, согласно ст. 23 Семейного кодекса РФ, расторжение брака производится судом не ранее истечения месяца со дня подачи заявления?

Срок, предусмотренный ст. 23 СК РФ, в срок рассмотрения дела (ст. 154 ГПК РФ) не входит.

9) С какого момента исчисляется срок рассмотрения дела при привлечении соответчиков, других лиц к участию в рассмотрении дела?

С момента поступления искового заявления в суд (ст. 154 ГПК РФ).

 

Другие

 

1) Возможно ли рассмотрение вопроса об отмене обеспечения иска определением судьи без назначения судебного заседания и извещения участников процесса?

- Нет, вопрос урегулирован ч. 2 ст. 144 ГПК РФ.

2) Согласно ч. 3 ст. 263 ГПК РФ, если по делам особого производства устанавливается наличие спора о праве, заявление подлежит оставлению без рассмотрения. Однако ст. 222 ГПК РФ не содержит такого основания оставления заявлений без рассмотрения.

- Аналогичное положение было и ранее, ст. 221 ГПК РФ не содержит такого основания оставления заявления без рассмотрения, хотя оно было предусмотрено ст. 246 ГПК РСФСР.

В данном случае действовало ранее и действует сейчас положение, предусмотренное конкретной статьей, то есть 263 ГПК РФ.

3) В какой форме выносится судебное постановление по ст. 306 ГПК РФ о принудительном психиатрическом освидетельствовании гражданина, кто вызывается в судебное заседание, проводится ли оно вообще?

- Дела о принудительном психиатрическом освидетельствовании гражданина рассматриваются в порядке, предусмотренном п. 2 ст. 304 ГПК РФ, проводится судебное заседание с вызовом лиц, указанных в п. 2 ст. 304 ГПК РФ, принимается решение в порядке гл. 16 ГПК РФ.

По делам данной категории можно применять Закон РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" в части, не противоречащей ГПК РФ.

4) Возможно ли обжалование определения об отказе в удовлетворении заявления об отмене заочного решения?

- Нет, ГПК РФ не предусматривает возможности обжалования подобных определений, так как решение можно обжаловать после отказа в пересмотре заочного решения в кассационном порядке (ст. 237 ГПК РФ).

5) Подлежат ли удовлетворению ходатайства о снятии копий материалов дела, всего дела, протокола судебного заседания?

- В силу ст. 35 ГПК РФ, лица, участвующие по делу, имеют право снимать копии. В силу этого, отказать в указанном ходатайстве суд не вправе. Объем документов, с которых снимаются копии, законом не ограничен. Просьба о снятии копий силами суда, а не лично лицом, участвующим в деле, решается судом в каждом конкретном случае и может быть не удовлетворена.

6) Исковое заявление не подписано истцом, его возвратить, в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, или оставить без движения, в соответствии со ст. 136 ГПК РФ?

- Поскольку п. 4 4.1 ст. 135 ГПК РФ предусматривает возврат искового заявления, если оно не подписано истцом, а ст. 136 ГПК РФ предусматривает оставление искового заявления без движения, если оно не соответствует требованиям ст. 131 и 132 ГПК РФ, а ст. 131 ГПК РФ предусматривает требования, чтобы исковое заявление было подписано истцом, то судья вправе при таком недостатке принять любое из указанных действий, учитывая конкретные обстоятельства, исходя из того, какое из них будет удобное для истца, лучше защитит его интересы.

7) Как рассматривать дело, если неизвестно фактическое местонахождение органов юридического лица, при этом оно не ликвидировано, из реестра не исключено, по месту регистрации не находится?

- Известить по правилам ч. 5 ст. 113 ГПК РФ с учетом положений п. 2 ст. 54 ГК РФ.

8) Распространяется ли действие ст. 134, 135, 136 ГПК РФ на дела особого производства; дела, возникающие из публичных правоотношений?

- Распространяется

9) В какой бюджет подлежит зачислению госпошлина при подаче заявления в суд, с учетом требований ч. 1 ст. 103 ГПК РФ?

- Согласно п. 3 ст. 6 Закона РФ "О государственной пошлине" - в местный бюджет. Ст. 103 ГПК РФ регулирует вопросы возмещения судебных расходов, понесенных судом, со стадии рассмотрения дела, вопросы оплаты исковых заявлений к ним не относятся.

10) Возможно ли удовлетворение отвода представителю стороны, например, адвокату, на том основании, что адвокат ранее оказывал юридическую помощь другой стороне по этому же спору?

- По указанному основанию для отвода представителя нет оснований. Лица, участвующие в деле, в том числе, стороны, сами решают вопросы выбора представителя. Отвод представителя возможен только по основаниям ст. 51 ГПК РФ.

11) Как быть с исполнением судебного приказа, если должник отсутствует в месте проживания и, в соответствии со ст. 128 ГПК РФ, вручить ему копию судебного приказа невозможно?

- Исполнять требования ст. 130 ГПК РФ, предусматривающие меры по исполнению судебного приказа, при возражении должника, когда он объявится, действовать, в соответствии со ст. 129 ГПК РФ.

12) Когда вступает в законную силу судебный приказ?

- В ГПК РФ нет понятия о вступлении в законную силу судебного приказа, после его издания вступают в действие ст. 128-130 ГПК РФ.

13) Возможно ли решение вопроса о возмещении расходов по оплате услуг представителя после вынесения решения по письменному ходатайству сторон?

- По действующему ГПК РФ, расходы по оплате услуг представителя относятся к судебным расходам (ст. 88, 94 ГПК РФ). После вынесения решения ст. 104 ГПК РФ не применима.

До вступления решения в законную силу этот вопрос можно решить путем вынесения дополнительного решения (ст. 201 ГПК РФ). Если решение вступило в законную силу, данный вопрос решается путем предъявления иска об этом.

14) Необходимо ли назначение судебного заседания с извещением участников процесса для рассмотрения вопроса о возврате кассационной жалобы (ст. 324 ГПК РФ) или возврат кассационной жалобы возможен на основании определения судьи?

- Возврат кассационной жалобы производится определением судьи без проведения судебного заседания по этому вопросу и извещения лиц, участвующих по делу.

15) Возможно ли изъятие и приобщение к протоколу судебного заседания аудиозаписи судебного заседания, которую сторона вела по делу, в порядке ч. 4 ст. 10 ГПК РФ?

- Подобное действие не предусмотрено ГПК РФ, в нем нет необходимости. Судом ведется протокол судебного заседания, изъятая аудиозапись его не заменит и не восполнит недостатков протокола.

16) Как и в каком размере производится оплата услуг адвоката, назначенного судом в порядке ст. 50 ГПК РФ в качестве представителя ответчика, место жительства которого неизвестно?

- Оплата производится аналогично ст. 50 УПК РФ, с учетом принципа разумности.

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Пермского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь