Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

РЯЗАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

от 5 января 2004 года

 

ОБОБЩЕНИЕ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ДЕЛАМ О

ВОЗМЕЩЕНИИ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ЗДОРОВЬЮ ГРАЖДАН

 

Рязанским областным судом изучена практика рассмотрения дел о возмещении вреда, причиненного здоровью граждан.

Для настоящего обобщения судами Рязанской области представлено 44 дела.

По 31 из них исковые требования были удовлетворены, по 5 делам - отказано в удовлетворении исковых требований. По 7 делам прекращено производство по делу, из них по 5 делам - в связи с отказом истцов от иска и по 2 делам - в связи с утверждением мирового соглашения; по 1 делу был вынесен судебный приказ.

Из рассмотренных дел указанной категории было обжаловано 15 решений и 1 определение судов первой инстанции. Из них 4 решения районного суда отменены полностью и 1 решение - в части. Также отменено 1 определение суда об отказе в принятии заявления.

Практика рассмотрения районными судами указанной категории дел показывает, что в основном дела рассматриваются правильно.

В силу ч. 5 ст. 29 Гражданского процессуального Кодекса РФ иски о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, а также смертью кормильца, могут предъявляться в суд по месту нахождения (жительства) ответчика либо по месту жительства заявителя, а также по месту причинения вреда.

Принимая к производству иски указанной категории, суды области в основном не нарушают правила альтернативной подсудности.

Однако определением Железнодорожного районного суда г. Рязани от 5 ноября 2002 года было отказано в принятии искового заявления Р-ова к ООО "С" о возмещении морального вреда, причиненного здоровью. Отказывая в принятии искового заявления, суд сослался на то, что фактическое местонахождение ответчика по делу - ООО "С" - территория Московского округа г. Рязани. При этом судом не были учтены положения ст. 118 ГПК РСФСР, а также ст. 54 ГК РФ. Согласно п. 2 ст. 54 ГК РФ место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации. Из материалов дела усматривается, что ООО "С" зарегистрировано по адресу: г. Рязань, ул. Весенняя.

Ранее ст. 99 ГПК РСФСР предусматривала сокращенные сроки рассмотрения дел указанной категории: если стороны находятся в одном городе или районе, то оно подлежало рассмотрению не позднее десяти дней, а в других случаях - не позднее двадцати дней со дня окончания подготовки дела к судебному разбирательству. С введением с 1 февраля 2003 года нового ГПК РФ эти сроки увеличились до истечения двух месяцев со дня поступления заявления в суд (ст. 154 ГПК РФ).

Анализ изученных дел показывает, что сроки рассмотрения дел о возмещении вреда здоровью соблюдаются не всегда.

Так, в установленные как прежним, так и новым процессуальным законодательством сроки было рассмотрено только 20 дел (44 % от числа дел указанной категории).

Свыше 1 года 6 месяцев находилось в производстве Московского районного суда г. Рязани дело по иску Г-ина к РРО ФСС РФ и ОАО Фирма "К" о взыскании задолженности по возмещению вреда здоровью, пени, задолженности по выплате обеспечения по обязательному социальному страхованию восстановлении на работе. Дело неоднократно откладывалось слушанием в связи с неявкой сторон при отсутствии сведений об их надлежащем извещении. 27 декабря 2001 года иск Г-ина оставлен без рассмотрения. После отмены указанного определения судьей дело впервые было назначено к слушанию на 14 марта 2003 года. 29 мая 2003 года Г-ну отказано в удовлетворении исковых требований.

Свыше 2 лет 3 месяцев находилось в производстве Сасовского районного суда дело по иску Д-ова к вагонному депо Сасово о возмещении вреда здоровью и компенсации морального вреда. Дело неоднократно откладывалось из-за неявки ответчика, неоднократно назначались судебно-медицинские экспертизы на предмет связи профессионального заболевания, имеющегося у истца, с производством. После получения заключения экспертов дело назначено к слушанию спустя месяц. Затем дело неоднократно откладывалось в связи с неявкой ответчика, заменой ответчика по делу, по ходатайствам Д-ова о запросе документов, и лишь 17 августа 2001 года вынесено решение, которое 3 октября 2001 года было отменено определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда. 19 июня 2002 года было вынесено заочное решение, которое отменено Президиумом Рязанского областного суда 29 октября 2002 года.

Таким образом, нарушение сроков рассмотрения дел вызвано, с одной стороны, объективными причинами: неявкой или болезнью сторон, назначением экспертиз, а с другой - некачественной подготовкой дел к судебному разбирательству, в связи с чем суды восполняли пробелы по подготовке к судебному разбирательству в ходе рассмотрения дел по существу, что вело к их отложению.

Дела о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья или смертью кормильца, возбуждаются в суде по заявлениям заинтересованных лиц, прокурора. Исковое заявление должно быть оформлено в соответствии с требованиями ст. 131 ГПК РФ. В нем, в частности, обязательно указываются те обстоятельства, на которых истец основывает заявленные требования, и доказательства, подтверждающие их обоснованность. По делам этой категории государственная пошлина не взыскивается. Судья не вправе отказать в принятии искового заявления по основаниям, не предусмотренным ст. 131 ГПК РФ.

При причинении вреда в связи с исполнением потерпевшим трудовых обязанностей (как на территории работодателя, так и во время следования к месту работы или с работы на транспорте, предоставленном работодателем) должны быть представлены, в частности, акт о несчастном случае, заключение профсоюзного комитета или иного уполномоченного работниками представительного органа о степени вины потерпевшего в несчастном случае, медицинское заключение о профессиональном заболевании, постановление профсоюзного комитета о возмещении работодателем бюджету государственного социального страхования расходов на выплату работнику пособия по временной нетрудоспособности в связи с трудовым увечьем, заключение врачебно-трудовой экспертной комиссии о степени утраты потерпевшим трудоспособности, о группе инвалидности (если экспертиза проводилась по направлению работодателя, профсоюзного комитета предприятия либо иного уполномоченного работниками представительного органа, где произошел несчастный случай). Если экспертиза по указанным вопросам не проводилась до возбуждения в суде дела, то она назначается судьей в стадии подготовки дела к судебному разбирательству.

Фактические обстоятельства исследуются в судебном заседании в пределах предмета доказывания, то есть совокупности юридических фактов, от установления которых зависит разрешение дела по существу, и с соблюдением правил относимости и допустимости доказательств.

Факты, подлежащие доказыванию, определяются в зависимости от характера заявленных истцом требований и возражений ответчика с учетом норм материального права, регулирующих правоотношения сторон. Суд принимает к исследованию только те из представленных доказательств, которые имеют значение для дела (ст. 59 ГПК РФ). В то же время обстоятельства дела, которые по закону должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими средствами доказывания (ст. 60 ГПК РФ). Например, степень утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности вследствие трудового увечья, а при наличии оснований и соответствующая группа инвалидности, а также нуждаемость потерпевшего в дополнительных видах помощи (в частности, в средствах передвижения) могут подтверждаться лишь заключением врачебно-трудовой экспертной комиссии.

Заключения врачебно-трудовой экспертной комиссии, судебно-медицинской экспертизы и другие материалы специалистов, как виды доказательств, оцениваются судом в совокупности с другими исследованными при рассмотрении дела доказательствами.

Согласно ст. 56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Применительно к делам о возмещении вреда, причиненного здоровью и смертью кормильца, причинивший вред освобождается от его возмещения, если докажет, что вред причинен не по его вине. Из этого следует, что потерпевший должен доказать лишь факт причинения вреда его здоровью и в то же время вправе, но не обязан представлять доказательства вины в этом ответчика. Иск потерпевшего во всяком случае подлежит удовлетворению, если ответчик не докажет отсутствия его вины в причинении вреда. Пленум Верховного Суда РФ обратил внимание в п. 5 упомянутого Постановления от 28 апреля 1994 г. на то, что поскольку работодатель может быть освобожден от возмещения вреда только в случае, если докажет, что вред причинен не по его вине (кроме случаев причинения вреда источником повышенной опасности), суду необходимо иметь в виду, что доказательства отсутствия вины работодателя должен представить ответчик. Потерпевший же представляет доказательства по поводу того, что вред возник при исполнении трудовых обязанностей как на территории предприятия, так и за ее пределами, а также во время следования к месту работы или с работы на транспорте, предоставляемом работодателем.

В соответствии с ранее действовавшими Правилами возмещения работодателями вреда, а также ныне действующим Законом "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" доказательствами ответственности работодателя за причиненный вред (а в случаях, предусмотренных частью второй статьи 3 Правил, и доказательством его вины) могут служить документы и показания свидетелей, в частности: акт о несчастном случае на производстве; приговор, решение суда, постановление прокурора, органа дознания или предварительного следствия; заключение государственного инспектора по охране труда либо других должностных лиц (органов), осуществляющих контроль и надзор за состоянием охраны труда и соблюдением законодательства о труде, о причинах повреждения здоровья; медицинское заключение о профессиональном заболевании и т.д.

Однако в некоторых случаях районными судами подготовка дел к судебному разбирательству фактически не проводилась.

По делу по иску Г-ина к АО Фирма "К", Рязанскому региональному отделению фонда социального страхования о взыскании задолженности по возмещению вреда здоровью (Московский районный суд) хотя судом и определялись юридически значимые обстоятельства, но не все доказательства, имеющие значение для правильного разрешения спора, были исследованы судом. Так, в материалах дела имеется приказ директора ТОО "К", организации-правопреемника АО Фирма "К", из которого следует, что 26 января 1986 года с кузнецом-штамповщиком Г-ным произошел несчастный случай и ему с 1 декабря 1992 года по 1 декабря 1993 года назначалось возмещение вреда. К тому же в деле имеется ксерокопия акта, подтверждающая указанное доказательство. Суд не учел требования п. 5 вышеназванного закона о том, что факты, имеющие юридическое значение для назначения обеспечения по страхованию в случае отсутствия документов, удостоверяющих наступление страхового случая и (или) необходимых для осуществления обеспечения по страхованию, а также в случае несогласия заинтересованного лица с содержанием таких документов, устанавливаются судом.

Судом не были истребованы подлинные документы и другие доказательства, подтверждающие обоснованность заявленных истцом требований, не разъяснено его право на обращение в суд с заявлением об установлении юридического факта несчастного случая на производстве, в связи с чем вывод суда об отказе Г-ну в иске является преждевременным.

Имели место неправильное и неполное определение районными судами юридически значимых обстоятельств, что явилось причиной отмены решений судов.

По делу, рассмотренному Сасовским районным судом Рязанской области по иску Д-ова к вагонному депо ст. Сасово Московской железной дороги о возмещении вреда здоровью, суд 3 октября 2001 года вынес решение об удовлетворении исковых требований.

Взыскивая в пользу истца возмещение вреда с вагонного депо Сасово Московской железной дороги, суд исходил из того, что истец являлся работником данного предприятия с 1994 года, при трудоустройстве проходил медицинское освидетельствование, в связи с чем профессиональное заболевание возникло по вине вагонного депо.

Отменяя решение суда, судебная коллегия указала, что в материалах дела имеется заключение экспертного совета профцентра Рязанской областной клинической больницы, из которого следует, что имеющиеся у истца изменения в легких предполагают учет общего стажа работы в условиях воздействия сварочного аэрозоля, а именно стажа работы в вагонном депо ст. Сасово и на заводе "Т" (в настоящее время ОАО "С"). Указанные в заключении обстоятельства судом не исследовались, не включались в круг юридически значимых и не оценивались судом при вынесении решения. Более того, в качестве ответчика по спору к участию в деле было привлечено Рязанское региональное отделение Фонда социального страхования РФ, с которого в судебном порядке взыскано возмещение вреда, начиная с января 2000 года.

Однако суд не установил, имеется ли спор о назначении и выплате обеспечения по страхованию между истцом и Фондом социального страхования. В силу ст. 15 ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" застрахованный, его доверенное лицо или лицо, имеющее право на получение страховых выплат, должно обратиться с заявлением на получение обеспечения по страхованию с предоставлением документов, перечисленных в п. 4 указанной статьи Федерального закона. С учетом указанных обстоятельств решение суда было отменено. 19 июня 2002 года суд вынес заочное решение, которым были удовлетворены исковые требования Д-ова. Однако по Постановлению Президиума Рязанского областного суда от 29 октября 2002 года решение было отменено в части взыскания с вагонного депо Сасово в возмещение вреда здоровью 42345 руб. 48 коп., единовременного пособия в сумме 2400 руб., морального вреда и госпошлины в доход государства, поскольку судом не установлено, является ли вагонное депо Сасово юридическим лицом. 6 февраля 2003 года судом было вынесено решение, которым исковые требования Д-ова были удовлетворены в полном объеме с надлежащего ответчика - ФГУП "Московская железная дорога" Министерства путей сообщения РФ.

Тщательному выяснению в судебном заседании подлежат обстоятельства, связанные с тем, чтобы потерпевший получил возмещение вреда в полном объеме. При этом суды должны исходить из положений, установленных ст. 12 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний".

С целью определения размера возмещения вреда, из которого суд должен исходить при вынесении решения, в судебном заседании подлежит проверке, какие конкретно месяцы и по каким основаниям в силу действующего законодательства должны быть включены в подсчет среднего заработка потерпевшего или исключены из подсчета и заменены другими месяцами. Это иногда не учитывается при рассмотрении конкретных дел.

По делу, рассмотренному Михайловским районным судом Рязанской области 4 сентября 2000 года по иску В-ер к Рязанскому региональному Фонду социального страхования РФ о перерасчете сумм возмещения вреда, ежемесячных выплат и взыскании пени, ненадлежащая подготовка по делу привела к вынесению неправильного решения. В материалах дела отсутствуют сведения о размере заработной платы В-ер, выданной надлежащим органом, из которой были исчислены суммы возмещения вреда, в связи с чем невозможно проверить правильность применения норм материального права и доводы лиц, участвующих в деле. 19 января 2001 года суд вынес решение, которым частично удовлетворил требования истца.

Рыбновским районным судом рассмотрен иск И-ова к Рыбновской МСО о выплате единовременного пособия, компенсации морального вреда. Он работал в этой организации с 17 июля 1998 года. Несчастный случай на производстве с ним произошел 28 января 1999 года. Справка о заработке за фактически проработанное время в деле отсутствует. В суд представлена справка за 3 месяца работы И-ова, предшествующих несчастному случаю, что противоречит федеральному закону. В связи с тем, что между сторонами было заключено мировое соглашение, допущенная ошибка не повлияла на правильность размера возмещения вреда.

Разрешая споры о взыскании расходов на дополнительную медицинскую помощь, суды, как правило, не допускают ошибок.

Советский районный суд г. Рязани рассмотрел иск Х-ина к Рязанскому региональному отделению фонда социального страхования, Министерству здравоохранения РФ о взыскании расходов на дополнительную медицинскую помощь. В обоснование требований указал, что 7 августа 1995 года вследствие несчастного случая на производстве он повредил здоровье. В соответствии с Программой реабилитации ему было определено тотальное эндопротезирование правого тазобедренного сустава в условиях ГУН ЦИТО. Он дважды обращался в РОО ФСС об оплате проведения показанной операции, однако получил отказ, в результате чего был вынужден произвести оплату указанной операции в сумме 130441 руб. Удовлетворяя требования истца, Советский районный суд обоснованно сослался на пп. 3 п. 1 ст. 8 Федерального закона РФ N 125 от 24 июля 1998 года "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", в соответствии с которым Фонд социального страхования обеспечивает оплату расходов на дополнительную медицинскую помощь сверхпредусмотренной по обязательному медицинскому страхованию. К тому же Постановлением Правительства от 28 апреля 2001 г. N 332 утвержден Порядок оплаты дополнительных расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию лиц, пострадавших в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, который устанавливает правила оплаты дополнительных расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию застрахованных лиц (за исключением осужденных к лишению свободы и отбывающих наказание), пострадавших в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Разрешая вышеназванные споры, суды не всегда учитывают требования ст. п. 2 ст. 8 ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", которая предусматривает, что оплата дополнительных расходов страховщиком производится в порядке, определяемом Правительством РФ.

Е-ов обратился в суд с иском к ОАО "Б" о возмещении материального и морального вреда, указав в обоснование требований, что 13 ноября 2000 года во время работы с ним произошел несчастный случай. 14 марта 2001 года ему была установлена 1 группа инвалидности с утратой 100 % профессиональной трудоспособности. Несчастный случай произошел по вине администрации ОАО "Б", которая не обеспечила безопасных условий труда. В связи с травмой он испытывает физические и нравственные страдания, компенсацию морального вреда он оценивает в 40000 руб. Кроме того, им были понесены материальные затраты в сумме 1174 руб. 40 коп. на наем автомашины для перевозки его на лечение в Рязанскую областную клиническую больницу и обратно, а также на приобретение билетов для жены и родственников, ухаживающих за ним в больнице. Во время лечения в Рязанской областной клинической больнице для него приобретались необходимые медикаменты за наличный расчет в сумме 8205 руб. 45 коп.

Касимовский районный суд удовлетворил исковые требования частично, постановив указанное решение.

Отменяя решение суда в части взыскания дополнительных расходов на приобретение лекарственных средств и взыскании государственной пошлины, судебная коллегия указала, что определением суда от 21 сентября 2001 г. судом в качестве надлежащего ответчика по требованиям об оплате дополнительных расходов на приобретение лекарств было привлечено Рязанское региональное отделение Фонда социального страхования РФ, с которого в судебном порядке взысканы дополнительные расходы на приобретение лекарственных средств на такую же сумму.

Однако из материалов дела неясно, имеется ли спор по оплате лекарственных препаратов по страхованию между истцом и фондом социального страхования. В соответствии с п. 5 Порядка оплаты дополнительных расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию лиц, пострадавших в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 28 апреля 2001 г. N 332, решение об оплате дополнительных расходов на медицинскую реабилитацию пострадавшего принимается страховщиком не позднее 10 дней со дня поступления заявления пострадавшего (его доверенного лица) со всеми необходимыми документами (их заверенными копиями), определенными страховщиком для каждого страхового случая. Суд не выяснил, обращался ли истец в Рязанское региональное отделение Фонда социального страхования и было ли ему отказано в выплате указанных средств.

Кроме того, Порядком оплаты дополнительных расходов оплата дополнительных расходов страховщиком связана с заключением учреждения государственной службы медико-социальной экспертизы о видах помощи и сроках их предоставления. Данным обстоятельствам не дана оценка при разрешении судебного спора в части взыскания дополнительных расходов на приобретение лекарственных препаратов.

После отмены решения судом кассационной инстанции дело было разрешено в соответствии с требованиями действующего законодательства.

Рассматривая споры о возмещении вреда, суды обоснованно исходят из того, что согласно закону на требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, исковая давность не распространяется. Однако требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение такого вреда, удовлетворяются за прошлое время, но не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска. При этом они обоснованно исходят из того, что страховщик не несет ответственности за ликвидацию задолженностей, образовавшихся в результате невыполнения работодателями или страховыми организациями своих обязательств по возмещению вреда, причиненного работникам увечьями, профессиональными заболеваниями либо иными повреждениями здоровья, и выплате пени за задержку ликвидации указанных задолженностей, если такие задолженности возникли до вступления в силу Федерального закона "Об обязательном социальном страховании...". У работодателей и страховых организаций сохраняется обязанность по ликвидации указанных задолженностей и выплате пени в размере 1 % невыплаченной суммы возмещения указанного выше вреда за каждый день просрочки до дня вступления в силу настоящего Федерального закона. Пеня за задержку ликвидации задолженностей, образовавшихся после вступления в силу настоящего Федерального закона, выплачивается в размере 0,5 процента невыплаченной суммы возмещения указанного выше вреда за каждый день просрочки.

Однако некоторые суды необоснованно взыскивали образовавшуюся задолженность по возмещению вреда с Рязанского регионального отделения Фонда социального страхования РФ.

При рассмотрении указанных дел, не обжалованных в кассационную инстанцию, у судов области имелись ошибки неправильного применения норм материального права.

30 августа 2000 года по решению Скопинского городского суда Рязанской области были удовлетворены требования Ш-ина и с Рязанского регионального отделения Фонда социального страхования РФ взысканы в его пользу задолженность по ежемесячным страховым выплатам за период с 1 января 1997 года по 1 января 2000 года, а также пеня за задержку ежемесячных страховых выплат в сумме 3419 руб. 01 коп., единовременная страховая выплата в размере 500 руб. и пени за задержку единовременной страховой выплаты в сумме 530 руб.

Удовлетворяя требования истца, суд исходил из того, что на основании п. 1 ст. 28 ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" указанный закон имеет обратную силу, в связи с чем Рязанское региональное отделение Фонда социального страхования РФ обязано нести ответственность за образовавшуюся задолженность перед Ш-ным. При этом судом не были учтены положения п. 1 и п. 2 ст. 4 Гражданского кодекса РФ, п. 5 ст. 7, п. 3 ст. 28 ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", которыми установлено, что страховщик не несет ответственности за ликвидацию задолженностей, образовавшихся в результате невыполнения работодателями своих обязательств по возмещению вреда.

Скопинский районный суд Рязанской области вынес решение по иску ОАО шахта "Г" в пользу П-на о взыскании задолженности по выплатам возмещения вреда, связанного с трудовым увечьем, за период с января 1997 года по апрель 2001 года включительно, то есть за 4 года 3 мес.

Исходя из требований ст. 1084 ГК РФ вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, а также при исполнении обязанностей, военной службы, службы в милиции и других соответствующих обязанностей, возмещается по правилам, предусмотренным настоящей главой, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

Ст. 1085 ГК РФ установлено, что при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение. При определении утраченного заработка (дохода) пенсия по инвалидности, назначенная потерпевшему в связи с увечьем или иным повреждением здоровья, а равно другие пенсии, пособия и иные подобные выплаты, назначенные как до, так и после причинения вреда здоровью, не принимаются во внимание и не влекут уменьшения размера возмещения вреда (не засчитываются в счет возмещения вреда). В счет возмещения вреда не засчитывается также заработок (доход), получаемый потерпевшим после повреждения здоровья.

Объем и размер возмещения вреда, причитающегося потерпевшему в соответствии с настоящей статьей, могут быть увеличены законом или договором.

Указанные нормы действующего законодательства не всегда выполняются судами.

Железнодорожный суд г. Рязани 11 мая 2001 года вынес решение по иску С-ина к Отделу милиции общественной безопасности о возмещении вреда здоровью. В обоснование требований истец указал, что в период прохождения службы он попал в дорожно-транспортное происшествие. По заключению главного бюро МСЭ от 6 мая 1999 года ему была установлена 2 группа инвалидности. Заключением комиссии УВД Рязанской области от 28 февраля 1999 года ему было отказано в возмещении вреда, поскольку причиной увечья явилось нарушение им п. 4.3 Правил дорожного движения. Истец неоднократно изменял размер исковых требований, окончательно в судебном заседании представитель истца по доверенности просил взыскать в пользу С-на разницу между денежным содержанием и получаемой пенсией 581 руб. 39 коп., с увеличением взыскиваемой суммы пропорционально увеличению ежемесячного содержания по должности милиционера-взрывотехника ИТО ОМОБ г. Рязани до очередного переосвидетельствования, и единовременно взыскать разницу между пенсией и утраченным заработком за период с апреля 1999 года по апрель 2001 года в размере 13145 руб. 39 коп.

В судебном заседании представитель ответчика признал исковые требования. Суд, придя к выводу о том, что признание иска ответчиком не нарушает прав и законных интересов граждан и государства, удовлетворил требования С-на, взыскав в его пользу разницу между денежным содержанием и получаемой пенсией 581 руб. 39 коп. Также единовременно была взыскана разница между пенсией и утраченным заработком за период с апреля 1999 года по апрель 2001 года в размере 13145 руб. 39 коп. При этом суд не учел требований вышеприведенных норм права, в связи с чем указанное решение нельзя признать законным и обоснованным.

Не всегда суды учитывают требования ст. 1091 ГК РФ, которая устанавливает, что суммы выплачиваемого гражданам возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, при повышении стоимости жизни подлежат индексации в установленном законом порядке.

Б-ов обратился в Советский суд с заявлением об обязании Рязанского регионального отделения Фонда социального страхования РФ предоставить ему автомобиль. В обоснование требований он указал, что работал в совхозе "У" (ныне СПК "Н") трактористом. В 1974 году получил травму, в результате чего стал инвалидом 1 группы. По определению Ухоловского районного суда от 5 октября 1999 года, которым было утверждено мировое соглашение с ответчиком, ему взыскано 60 % стоимости автомобиля "Ока". На тот момент стоимость автомобиля составляла 17940 руб. Выплаты производились с 4 мая 2000 года по 3 апреля 2001 года и всего взыскано 10709 руб., то есть решение фактически исполнено не было. В октябре 2001 года он обратился в РРО ФСС РФ с заявлением о предоставлении ему автомобиля, однако в этом ему отказали, поскольку по решению суда ему уже взыскали 60 % стоимости автомобиля и на очередь он должен быть поставлен только через 7 лет. Обязывая Рязанское региональное отделение Фонда социального страхования РФ предоставить Б-ову бесплатно автомобиль "Ока" с ручным управлением, суд исходил из того, что хотя и были взысканы денежные средства в размере 60 % стоимости автомобиля "Ока", но определение суда окончательно исполнено не было, в связи с чем его право на приобретение автомобиля не реализовано. С таким выводом согласиться нельзя, поскольку определение об утверждении мирового соглашения никем не отменено. Более того, если в судебном заседании установлено, что в соответствии с заключением ВТЭК потерпевший нуждается в пользовании специальным транспортным средством (автомобилем с ручным управлением, мотоколяской), то в пользу потерпевшего взыскивается в зависимости от заключения ВТЭК стоимость соответствующего транспортного средства. Б-ов должен был обратиться в суд с требованиями об индексации указанных выплат, поскольку исходя из требований действующего законодательства подлежат индексации денежные суммы, полагающиеся потерпевшему по решению суда, но не выплаченные должником в течение длительного времени.

По решению Скопинского городского суда Рязанской области от 21 марта 2003 года по делу по иску Б-ова к ФГУП "Куйбышевская железная дорога МПС РФ" о взыскании доплаты стоимости протезно-ортопедических изделий были удовлетворены требования истца. Суд исходил из того, что на основании решения Скопинского городского суда от 12 декабря 2001 года с ответчика в пользу истца было взыскано 7698 руб. 86 коп. В связи с тем, что решение суда было исполнено лишь 12 ноября 2002 года, стоимость протезно-ортопедических изделий увеличилась до 13974 руб., поэтому истец просил довзыскать указанную сумму с ответчика и компенсировать моральный вред. Удовлетворяя требования истца, суд сослался на ст. 1085 ГК РФ, ссылаясь на вину ответчика в причинении вреда. Однако суд не учел, что с 6 января 2000 года ответственность по указанным выплатам возложена на страховой фонд, который не был привлечен к участию в деле. Более того, довзыскание недостающей суммы не предусмотрено действующим законодательством. Суду следовало бы индексировать указанную сумму в соответствии с требованиями закона.

Взыскиваемые суммы в пользу потерпевшего в порядке возмещения вреда подлежат индексации в связи с повышением стоимости жизни в установленном законом порядке. При повышении минимального размера оплаты труда в централизованном порядке все суммы возмещения заработка увеличиваются пропорционально повышению минимального размера оплаты труда (ст. 11 Правил). О возможности индексации после вступления решения в законную силу и в процессе его исполнения должно быть указано в резолютивной части решения. В случае необходимости индексации взысканных судом платежей это может быть сделано в порядке исполнения решения (применительно к ст. 206 ГПК РФ). Индексации, в частности, подлежат взыскиваемые с ответчика дополнительные расходы на специальный медицинский уход, необходимый посторонний уход за потерпевшим, бытовой уход.

По ряду дел имело место необоснованное прекращение производства по делу.

С-ев 15 февраля 2001 года обратился в Кадомский районный суд с иском к муниципальному унитарному предприятию "К", находящемуся в Пермской области, о взыскании задолженности по возмещению вреда здоровью за 1998 - 1999 гг., дополнительных расходов, связанных с повреждением здоровью. 12 марта 2001 года он обратился в суд с заявлением о прекращении производства по делу по причине того, что желает с аналогичными требованиями обратиться в суд по месту нахождения ответчика. При вынесении определения суд не учел положений ст. 34, 165 ГПК РСФСР о том, что отказ от иска не принимается, если эти действия противоречат закону или нарушают чьи-либо права и охраняемые законом интересы.

Скопинский городской суд Рязанской области, прекращая производство по делу по иску Ш-на к Рязанскому региональному Фонду социального страхования о выплате обеспечения по страхованию от несчастных случаев на производстве в связи с отказом истца от иска, не истребовал от истца заявления о прекращении производства по делу. В нарушение требований ст. 165 ГПК РСФСР суд не выяснил у него, добровольно ли он отказывается от иска, понимает ли значение и последствия указанных действий.

Отказывая гражданам в возмещении вреда здоровью, Рязанское региональное отделение Фонда социального страхования не всегда учитывает требования ст. 3 ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", которая определяет страховой случай как подтвержденный в установленном порядке факт повреждения здоровья застрахованного вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, который влечет возникновение обязательства страховщика осуществлять обеспечение по страхованию;

несчастный случай на производстве как событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении им обязанностей по трудовому договору (контракту) и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях как на территории страхователя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном страхователем, и которое повлекло необходимость перевода застрахованного на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть;

согласно Положению о расследовании и учете несчастных случаев на производстве расследуются и подлежат учету как несчастные случаи на производстве: травма, в том числе полученная в результате нанесения телесных повреждений другим лицом, острое отравление, тепловой удар, ожог, обморожение, утопление, поражение электрическим током, молнией, излучением, укусы насекомых и пресмыкающихся, телесные повреждения, нанесенные животными, повреждения, полученные в результате взрывов, аварий, разрушения зданий, сооружений и конструкций, стихийных бедствий и других чрезвычайных ситуаций, повлекшие за собой необходимость перевода работника на другую работу, временную или стойкую утрату трудоспособности либо его смерть, если они произошли:

а) в течение рабочего времени на территории организации или вне территории организации (включая установленные перерывы), а также во время, необходимое для приведения в порядок орудий производства, одежды и т.п. перед началом или по окончании работы, а также при выполнении работ в сверхурочное время, выходные и праздничные дни;

б) при следовании к месту работы или с работы на предоставленном работодателем транспорте либо на личном транспорте при соответствующем договоре или распоряжении работодателя о его использовании в производственных целях;

в) при следовании к месту командировки и обратно;

г) при следовании на транспортном средстве в качестве сменщика во время междусменного отдыха (водитель-сменщик на автотранспортном средстве, проводник или механик рефрижераторной секции в поезде и т.п.);

д) при работе вахтово-экспедиционным методом во время междусменного отдыха, а также при нахождении на судне в свободное от вахты и судовых работ время;

е) при привлечении работника в установленном порядке к участию в ликвидации последствий катастрофы, аварии и других чрезвычайных происшествий природного и техногенного характера;

ж) при осуществлении не входящих в трудовые обязанности работника действий, но совершаемых в интересах работодателя или направленных на предотвращение аварии или несчастного случая.

Несчастный случай на производстве является страховым, если он произошел с работником, подлежащим обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Рязанское отделение страхового Фонда Российской Федерации необоснованно отказало К-ой - работнице ОАО Московская кондитерская фабрика "Красный Октябрь" в единовременной страховой выплате ежемесячных страховых выплат, ссылаясь на то, что несчастный случай, произошедший с нею, признан нестраховым, поскольку последняя выполняла работу, не связанную с должностными обязанностями.

По решению Советского районного суда г. Рязани требования К-ой были удовлетворены, и суд пришел к правильному выводу о том, что несчастный случай, произошедший с истицей, связан с исполнением ею трудовых обязанностей, поскольку действия К-ой были совершены в интересах работодателя. Данный вывод суда не противоречит доказательствам, имеющимся в материалах дела и действующему материальному законодательству.

Отказывая в возмещении вреда работнику ООО "С" Р-ову, Рязанское региональное отделение Фонда социального страхования РФ сослалось на то, что последний выполнял работу, не связанную с его должностными обязанностями. Р-ов был вынужден обратиться в суд и по решению Железнодорожного районного суда г. Рязани от 19 марта 2003 года, оставленному без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Рязанского областного суда, его требования были удовлетворены. В пользу Р-ова взыскана единовременная страховая выплата в сумме 10800 руб., задолженность по ежемесячным страховым выплатам в сумме 2100 руб., ежемесячные платежи. К тому же с ООО "С", не обеспечившего безопасные условия труда работника, взыскан моральный вред в размере 15000 руб. При этом суд обоснованно сослался в решении на то, что с момента принятия истца на работу в ООО "С" он исполнял работу, порученную ему директором, иных должностных обязанностей не исполнял, и во время исполнения указанных обязанностей с ним произошел несчастный случай, сделав правильный вывод о том, что указанный несчастный случай является страховым.

Суд обоснованно признал, что обязанность по выплате средств в счет возмещения вреда здоровью истца должна быть возложена на Фонд государственного социального страхования.

Правильно поступил Железнодорожный суд г. Рязани, удовлетворив исковые требования И-на к ЗАО Строительно-монтажный поезд N 592 ДП ОАО "Т" (далее - СМП N 592), Хабаровскому региональному отделению Фонда социального страхования, дочернему страховому ОАО "Р" о взыскании задолженности по возмещению вреда здоровью, причиненному трудовым увечьем, взыскании пени, компенсации морального вреда. Так суд обоснованно взыскал с Хабаровского регионального отделения Фонда социального страхования в пользу И-на задолженность по возмещению вреда здоровью в период с октября 1997 года по декабрь 1999 года в размере 120249 (сто двадцать тысяч двести сорок девять) руб. 09 коп.

При рассмотрении спора судом правильно установлено, что взыскание задолженности с СМП N 592 стало невозможным ввиду ликвидации предприятия.

Суд обоснованно признал, что обязанность по выплате средств в счет возмещения вреда здоровью истца должна быть возложена на Фонд государственного социального страхования.

В соответствии с ч. 3 ст. 32 Правил возмещения работодателями вреда, действовавших на момент возникновения правоотношений, если при ликвидации предприятия капитализация платежей в возмещение вреда не произведена, то иск о возмещении вреда предъявляется органу государственного страхования.

Из смысла закона следует, что в тех случаях, когда выплата возмещения за счет средств предприятия стала невозможной, государство в лице органов государственного страхования принимает на себя обязанность обеспечить надежную выплату потерпевшим работникам за счет денежных средств, принадлежащих государству.

Согласно Положению о Фонде социального страхования Российской Федерации, утвержденному Постановлением Правительства Российской Федерации от 12 февраля 1994 г. N 101, органами государственного социального страхования в Российской Федерации являются названный Фонд, его центральные и региональные отделения и филиалы отделений.

Этот Фонд управляет денежными средствами, которые являются государственной собственностью и не входят в состав бюджетов соответствующих уровней, других фондов. Средства Фонда образуются не только за счет страховых взносов, но и ассигнований из республиканского бюджета.

Названный Фонд распоряжается государственными денежными средствами для нужд социального страхования, в том числе для гарантированной выплаты государственных сумм на цели, предусмотренные законодательством (п. 6 Положения).

При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о том, что Хабаровское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации необоснованно отказало И-ну в возмещении образовавшейся задолженности, возложив на Фонд обязанность по гарантированной выплате истцу указанных платежей.

Судами области было рассмотрено 6 исков о возмещении морального вреда, причиненного здоровью, 5 из которых были удовлетворены, в удовлетворении 1 иска отказано.

При рассмотрении дел указанной категории суды правильно руководствуются разъяснениями, данными в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации о том, что размер возмещения морального вреда определяется судом исходя из степени тяжести травмы, иного повреждения здоровья, других обстоятельств, свидетельствующих о перенесенных потерпевшим физических и нравственных страданиях, а также с учетом имущественного положения причинителя вреда, степени вины потерпевшего и иных конкретных обстоятельств. Суд должен мотивировать в решении свой вывод о размере подлежащего возмещению морального вреда. Моральный вред может быть возмещен судом независимо от разрешения требования о возмещении имущественного вреда, в том числе и при рассмотрении иска об этом в самостоятельном производстве.

На требования о компенсации морального вреда, так же как и на требования о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина, исковая давность не распространяется.

При этом суды правильно учитывали требования и пп. 3 п. 1 ст. 8 Закона о том, что возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Касимовский районный суд Рязанской области, удовлетворяя требования Е-ва к ОАО "Б" о компенсации морального вреда, обоснованно принял во внимание степень вины ответчика, степень физических и нравственных страданий потерпевшего, заслуживающие внимания конкретные обстоятельства дела. Установленный судом размер компенсации морального вреда не является завышенным.

По решению Советского районного суда г. Рязани по делу по иску К-ой обоснованно взыскал в ее пользу компенсацию морального вреда с работодателя - ОАО Московская кондитерская фабрика "К".

Однако Рыбновский районный суд Рязанской области, рассмотрев дело по иску Г. к ЗАО "Р" о взыскании единовременной денежной суммы за 3 года, возмещении морального вреда, вынес решение о частичном удовлетворении требований истца. Так судом взыскано пользу истца в возмещение вреда здоровью 705 руб. В иске о возмещении морального вреда судом было отказано. При этом судом не были учтены требования п. 3 ст. 8 ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" о том, что возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда. Поскольку материалами дела установлено, что имеется вина и Г. в причинении вреда его здоровью, суд должен был бы удовлетворить его требования в зависимости от степени его вины.

При рассмотрении судами споров о возмещении вреда, причиненного смертью кормильца, ошибок судами области допущено не было.

Отказывая С-ой в удовлетворении требований, Советский районный суд г. Рязани пришел к правильному выводу о том, что С-ин не исполнял трудовые обязанности и не действовал в интересах работодателя, в связи с чем нет оснований для признания несчастного случая как произошедшего на производстве и удовлетворения исковых требований о взыскании страховых выплат и пени.

В связи с повышением стоимости жизни суммы заработка, из которого исчисляется ежемесячная страховая выплата, увеличиваются в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Рассматривая споры, суды в основном правильно исходят из норм действующего законодательства, однако по некоторым делам были допущены ошибки.

6 февраля 2001 года Октябрьским районным судом г. Рязани были удовлетворены исковые требования Ф-ва и в его пользу было взыскано в возмещение вреда здоровью единовременно 35031 руб. 17 коп.

Удовлетворяя иск, суд исходил из того, что ответчиком была неправильно рассчитана сумма возмещения вреда, и при этом сослался на ч. 2 ст. 11 Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работнику, согласно которой при повышении минимального размера оплаты труда в централизованном порядке все суммы возмещения заработка увеличиваются пропорционально повышению минимального размера оплаты труда.

Однако суд не учел ч. 3 ст. 11 Правил, введенную в действие Федеральным законом N 180-ФЗ от 24.11.1995 с 30.11.1995, в соответствии с которой при определении общей суммы заработка для исчисления впервые сумм возмещения вреда суммы, учитываемые в составе заработка, индексируются в порядке, установленном действующим законодательством при исчислении заработка для назначения пенсии.

Как следует из материалов дела и установлено судом, впервые с требованием о возмещении вреда здоровью Ф-ов обратился к ответчику в декабре 1998 г., т.е. после вступления в действие Федерального закона N 180-ФЗ, поэтому для расчета сумм возмещения вреда должны быть применены пенсионные коэффициенты, а не коэффициенты повышения минимального размера оплаты труда.

Отменяя решение суда, судебная коллегия указала, что расчет суммы возмещения вреда произведен ответчиком правильно, в связи с чем исковые требования Ф-ва являются необоснованными. Поскольку имеющие значение для дела обстоятельства были установлены судом, судебная коллегия отказала истцу в удовлетворении требований.

С введением в действие Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" изменена ч. 2 ст. 1091 ГК РФ. В соответствии с п. 11 ст. 12 указанного закона размер ежемесячной страховой выплаты индексируется с учетом уровня инфляции в пределах средств, предусмотренных на эти цели в бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на соответствующий финансовый год.

Коэффициент индексации и ее периодичность определяются Правительством Российской Федерации.

Однако действие п. 11 ст. 12 приостановлено на 2003 год Федеральным законом от 08.02.2003 N 25-ФЗ.

По указанным делам встречались нарушения процессуальных норм права районными судами при рассмотрении дел, не прошедших стадию рассмотрения в кассационной инстанции.

Октябрьским районным судом г. Рязани по делу по иску М-ва к НИТИ о возмещении вреда, причиненного здоровью 15 марта 2001 года, был выдан судебный приказ в нарушение требований гражданско-процессуального законодательства, которое не предусматривает выдачу судебного приказа по указанному исковому требованию. Более того, истец обратился в суд с иском о возмещении задолженности по возмещению вреда здоровью, а не о выдаче судебного приказа и им не указан период, за который образовалась задолженность. В представленном материале имеется справка об имеющейся задолженности перед М-вым с ноября 2000 года по март 2001 года. Что это за задолженность, суд не выяснял; документы, позволяющие сделать вывод об обоснованности требований истца, судом также не истребовались.

Неправильное определение ответчика по спору привело к отмене решения Спасского районного суда Рязанской области от 5 февраля 2001 года по иску К-ва к ТОО "Т" Спасского района о взыскании задолженности по возмещению вреда, причиненного увечьем, взыскании пени за несвоевременную выплату возмещения вреда. В обоснование требований истец указал, что с марта 1971 г. он работал механизатором в совхозе "Л" Спасского района. 22 декабря 1983 г. получил трудовое увечье, повлекшее потерю 40 % профессиональной трудоспособности и инвалидность. До января 1998 года он получал выплаты в возмещение причиненного вреда из расчета среднемесячного заработка 133 руб. 38 коп. Задолженность ответчика по возмещению вреда за период с 1 января 1998 г. по 1 января 2000 г. составляет 7927 руб. 20 коп., пеня за просрочку платежей - 27762 руб. 90 коп. Взыскания необходимо произвести с ТОО "Т" - правопреемника ТОО "Л".

Суд требования К-ова удовлетворил, взыскав указанные выплаты с ТОО "Т". Дело было рассмотрено в отсутствие представителя ТОО "Т". В мотивировочной части решения указано, что возмещение вреда в период с 1 января 1998 по 31 декабря 1999 года истцу обязано выплатить ТОО "Т", однако из материалов дела неясно, является ли ТОО "Т" правопреемником совхоза "Л", поскольку данные обстоятельства судом не исследовались. В связи с этим 3 октября 2001 года определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда указанное решение было отменено. 29 мая 2002 года судом было постановлено новое решение, которым требования К-ова были удовлетворены и указанная задолженность взыскана с ТОО "Л" - правопреемника совхоза "Л". Одновременно была взыскана пеня за просрочку выплат по возмещению вреда, поскольку истец увеличил размер исковых требований.

Поскольку в силу п. 4 ст. 80 ГПК РСФСР истцы по искам о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, а также смертью кормильца, освобождены от уплаты судебных расходов, издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением таких дел, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются решением суда с ответчика в доход государства пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

По делу, рассмотренному Скопинским районным судом Рязанской области, по иску П-на к ОАО шахта "Г" о взыскании вреда, причиненного увечьем, исковые требования истца были удовлетворены, однако государственная пошлина с ответчика взыскана не была.

Имеет место также неправильное исчисление судами размера государственной пошлины, подлежащей взысканию. По ряду дел была взыскана государственная пошлина о возмещении морального вреда, причиненного работодателем, как по требованиям неимущественного характера, государственная пошлина с ответчика не взыскивалась.

По делу по иску Е-ва к ОАО "Б" о возмещении материального и морального вреда, причиненного трудовым увечьем, государственная пошлина по требованиям неимущественного характера исчислена с нарушением требований ст. 4 Закона РФ "О государственной пошлине". На основании требований вышеназванного закона государственная пошлина должна взиматься исходя из десятикратного размера минимального размера оплаты труда и равняться 1000 рублей, а общий размер государственной пошлины - 1057 руб. Суд в нарушение требований закона взыскал с ОАО "Б" 67 руб.

Суд вправе вынести определение об обращении решения о присуждении платежей в возмещение вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, а также смертью кормильца, к немедленному исполнению (ст. 212 ГПК РФ).

Ни одно из вынесенных решений не было приведено к немедленному исполнению.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 38 Постановления от 28 апреля 1994 г. обратил внимание судов на то, что при рассмотрении дел о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья или смертью кормильца, они должны выявлять, тщательно исследовать причины производственного и иного травматизма, нарушение правил техники безопасности и производственной санитарии, реагировать на них путем вынесения частных определений и принятия иных предупредительных мер, привлекать к ним внимание общественности, а при наличии оснований - разрешать вопрос о привлечении виновных лиц к установленной ответственности.

Предупредительные меры со стороны судебных органов в борьбе с травматизмом на производстве нуждаются в усилении, поскольку судами области не было вынесено ни одного частного определения.

Таким образом, обобщение судебной практики показало, что суды не всегда руководствуются нормами действующего законодательства, регулирующего правоотношения, связанные с возмещением вреда, что приводит к вынесению необоснованных решений.

Рассматривая споры указанной категории, суды должны учитывать, что в решении излагаются все имеющие значение для дела обстоятельства, всесторонне и полно выясненные в судебном заседании, и приводятся доказательства в подтверждение выводов об установленных обстоятельствах.

Резолютивная часть решения должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 сентября 1973 г. "О судебном решении"). Так при удовлетворении иска о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья при исполнении потерпевшим трудовых обязанностей, в резолютивной части решения указываются ежемесячные суммы, подлежащие взысканию с ответчика в пользу истца, в процентах к его заработку до увечья, соответствующих степени утраты им профессиональной трудоспособности. При этом пенсия по инвалидности, назначенная потерпевшему в связи с трудовым увечьем, а равно другие виды пенсий, назначенные как до, так и после трудового увечья, в счет возмещения вреда не засчитываются. Также не засчитывается в счет возмещения вреда заработок, получаемый потерпевшим после увечья. В резолютивной части решения суд разрешает также вопрос в отношении заявленных истцом требований о взыскании с ответчика дополнительных расходов, если эти требования связаны с увечьем: расходы на дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, приобретение транспортных средств, затраты, связанные с санаторно-курортным лечением, и другие, если потерпевший нуждается в этих видах помощи и не получил их бесплатно.

Вред, причиненный повреждением здоровья, возмещается при наличии предусмотренных законом условий со дня потери части заработка, а не с момента установления ВТЭК степени утраты трудоспособности.

Это положение закреплено в ст. 43 Правил, где указано, что возмещение потерпевшим вреда выплачивается с того дня, когда они вследствие трудового увечья утратили полностью или частично профессиональную трудоспособность.

Суммы в возмещение вреда в пользу потерпевших вследствие увечья взыскиваются со дня, когда они полностью или частично утратили профессиональную трудоспособность, а лицам, имеющим право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, - со дня смерти кормильца, но не ранее дня приобретения права на возмещение вреда.

 

Судья Рязанского областного суда

Г.И.ЛЕВКОВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь