Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРОКУРАТУРА ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ

 

ОРЕНБУРГСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ИНФОРМАЦИЯ

от 14 января 2004 года

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ЗА 3 - 4 КВАРТАЛ 2003 ГОДА

 

I. КВАЛИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

 

Осуждение по ст. 325 ч. 2 УК РФ признано необоснованным, поскольку не доказан умысел осужденных на похищение паспорта.

 

Л., К.И., З.С. осуждены Октябрьским судом г. Орска 18.07.2003 по ст. 162 ч. 2 УК РФ к различным срокам лишения свободы с содержанием в ИК строго режима за разбойное нападение на Ч.Д.В., совершенное группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия. З.С. и К.И. осуждены также за похищение паспорта.

Судебная коллегия облсуда, рассмотрев кассационные жалобы осужденных и их адвокатов, определением от 02.09.2003 приговор суда в отношении К.И. и З.С. изменила, отменив осуждение их по ст. 325 ч. 2 УК РФ и дело производством прекратив за отсутствием в их действиях состава преступления.

Судебная коллегия сочла необоснованным осуждение З.С. и К.И. по ст. 325 ч. 2 УК РФ. Материалами дела не доказан умысел осужденных на похищение ими паспорта. Паспорт, как и другие документы Ч.Д.В., находились в кармане похищенной ими куртки, и все документы ими были выброшены по дороге.

 

Излишняя квалификация действий осужденного по ст. 213 ч. 1 УК РФ повлекла изменение приговора суда.

 

Ранее судимый Т.С. приговором Кувандыкского райсуда от 01.10.2003 осужден по ст. 213 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, по ст. 112 ч. 2 п. "д" УК РФ к 3 годам 4 месяцам лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 3 г. 6 мес. лишения свободы в ИК строгого режима.

Кассационной инстанцией приговор суда по жалобе осужденного изменен, из него исключена ст. 213 ч. 1 УК РФ как излишне вмененное обвинение.

Коллегия в определении от 25.11.2003 указала, что действия Т.С. правильно квалифицированы по п. "д" ч. 2 ст. 112 УК РФ как умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, совершенное из хулиганских побуждений. Квалификация действий Т.С. по ст. 213 ч. 1 УК РФ является излишней, т.к. п. "д" ч. 2 ст. 112 УК РФ устанавливает ответственность за причинение средней тяжести вреда здоровью из хулиганских побуждений. Поэтому данная статья подлежит исключению из приговора.

 

Действия осужденного необоснованно квалифицированы по признаку неоднократности совершения хищения.

 

Д.С., 66 года рождения, ранее судим: 1) 13.06.91 по ст. 103, ч. 2, 3 ст. 144 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы; 2) 16.02.95 по ст. 188 ч. 1, 41 УК РСФСР к 6 годам 4 месяцам 11 дням, освободился 27.12.99 УДО на 1 год 2 месяца 24 дня. Он признан виновным в злостном уклонении от уплаты алиментов на содержание несовершеннолетнего сына, а также в хищении имущества Ш.В.И. из ее дома в с. Черноречье на сумму 1300 рублей, совершенном 23.05.2003, и осужден Оренбургским райсудом 02.09.2003 по ст. 157 ч. 1, 158 ч. 3, 69 УК РФ к 4 годам 7 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в ИК особого режима. Постановлено взыскать с Д. в пользу Д.Г. 32704 руб. 43 коп. в счет возмещения задолженности по алиментам.

Приговор суда Д. обжалован в кассационную коллегию облсуда, которая определением от 23.09.2003 приговор суда изменила, исключила из приговора указание суда о наличии в действиях Д.С. особо опасного рецидива, признав наличие опасного рецидива; исключила из обвинения квалифицирующий признак "неоднократности" и снизила наказание Д. до 4 лет 6 месяцев лишения свободы.

При этом коллегия отметила, что действиям Д. дана неверная юридическая оценка по ст. 158 ч. 3 по признаку неоднократности и проникновения в жилище. Из материалов дела следует, что в 1991 году Д. был судим за совершение преступлений, предусмотренных ст. 103, 144 ч. 2, 3 УК РСФСР. На момент совершения им хищений части 2 и 3 ст. 144 УК РСФСР в соответствии со статьей 7.1 УК РСФСР к категории тяжких не относились. Освободился Д. 27.12.99 условно-досрочно, что в соответствии со ст. 18 УК РФ свидетельствует о наличии у него опасного рецидива. Приговор в этой части, а также в части назначения вида режима отбывания наказания Д. также подлежит изменению.

Судебная коллегия не согласилась также с тем, что суд, признавая Д. виновным по ст. 157 ч. 1 УК РФ, постановил взыскать в пользу Д. сумму задолженности по алиментам. На основании исполнительного листа Оренбургского райсуда от 11.09.90. Д. обязан выплачивать алименты на содержание своего несовершеннолетнего сына до его совершеннолетия. Возникшая у Д. задолженность по алиментам должна погашаться на основании данного исполнительного листа, и отдельного взыскания суммы задолженности по закону не требуется.

 

Объективная сторона хулиганства предполагает как нанесение телесных повреждений, так и повреждение имущества.

 

Ч.Д.Ю., 78 года рождения, ранее судим - 07.03.2002 по ст. 111 ч. 2 п. "д" УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, осужден по ст. 139 ч. 1 УК РФ к 1 году ИР с удержанием из заработка 10 %, по ст. 213 ч. 3 УК РФ к 4 годам 7 месяцам лишения свободы, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, с учетом требований ст. 71 УК РФ назначено 4 года 8 месяцев лишения свободы. На основании ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 07.03.2002, и в соответствии со ст. 70 УК РФ частично присоединено неотбытое наказание в виде 2-х месяцев лишения свободы, и окончательно назначено 4 года 10 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в ИК общего режима.

По жалобе осужденного кассационная инстанция приговор суда в отношении Ч.Д.Ю. в части осуждения по ст. 139 ч. 1 УК РФ отменила и производство по делу прекратила за отсутствием в его действиях состава преступления, а по ст. 213 ч. 3, 70 УК РФ назначила наказание в виде 4 лет 8 месяцев лишения свободы в ИК общего режима.

Коллегия указала, что согласно материалам дела, 09.03.2003 Ч.Д.Ю. в состоянии опьянения около нуля часов пришел домой без куртки, вспомнив, что оставил ее, якобы, у Амирова, стал стучать в дверь Амирова, зайдя в квартиру, требовал куртку, которой в квартире Амирова не было, нанес удары Амирову и другим проживающим в квартире лицам. 10.03.2003 около 4 час. 30 мин. вновь вернулся в квартиру Амировых, звонил, требовал открыть дверь, выражался нецензурно, выбил дверь, проник в квартиру, избил Амирова руками и ногами и принесенной с собой кувалдой.

Действия Ч.Д.Ю. по ст. 213 ч. 3 УК РФ квалифицированы правильно, как хулиганство, совершенное с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Приговор суда в части осуждения по ст. 139 ч. 1 УК РФ подлежит отмене с прекращением производства по делу, так как все действия осужденного и по повреждению двери, и по проникновению в квартиру Амирова охватывались единым умыслом, направленным на хулиганство. Объективная сторона хулиганства предполагает как нанесение телесных повреждений, так и повреждение имущества.

 

Судебная коллегия изменила квалификацию действий осужденного с учетом суммы похищенного.

 

Х.С., 72 года рождения, судимый 24.11.95 по ст. 144 ч. 2, ст. 206 ч. 2 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, отбыл наказание 28.08.99, осужден по ст. 158 ч. 4 п. "в" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием в ИК особого режима, без конфискации имущества за совершение 27.06.2003 кражи в с. Грачевка, совершенной неоднократно с незаконным проникновением в жилище лицом, ранее 2 раза судимым за хищение.

По жалобе осужденного кассационная инстанция приговор Грачевского суда в отношении Х.С. определением от 20.11.2003 переквалифицировала действия его на ст. 158 ч. 3 УК РФ, назначив ему наказание с применением ст. 64 УК РФ в виде 2 лет лишения свободы без штрафа с отбыванием в ИК строгого режима.

Основанием для изменения квалификации действий осужденного послужило то обстоятельство, что 03.07.2001 Х.С. был осужден по ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ за кражу вещей у Семенова на сумму 475 рублей, совершенную 25.02.2001. На момент совершения преступления минимальный размер оплаты труда составлял 200 рублей, в связи с чем состав кражи образовывало хищение на сумму не менее 1000 рублей. Поэтому данная судимость не может учитываться при определении квалификации действий осужденного и размера наказания.

 

Суд неправильно квалифицировал действия осужденного по ст. 105 ч. 1 УК РФ в редакции 1997 г., т.к. преступление совершено в июле 1996 г.

 

Ранее не судимый В.С. осужден Кувандыкским райсудом по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 9 годам лишения свободы с удержанием в пользу законного представителя потерпевшего 100000 рублей в счет возмещения морального вреда. В.С. осужден за умышленное причинение смерти Х.А. в г. Кувандыке 10 июля 1996 года.

Судебная коллегия облсуда определением от 30.10.2003 по жалобе осужденного и его адвоката приговор суда изменила, действия В.С. переквалифицировала со ст. 105 ч. 1 УК РФ на ст. 103 УК РСФСР и назначила по ней наказание в виде 9 лет лишения свободы в ИК строгого режима.

Решая вопрос о квалификации содеянного В.С., суд неправильно квалифицировал его действия по ст. 105 ч. 1 УК РФ в редакции 1997 года, так как совершил он преступление 10.07.96. Действия В.С. следует квалифицировать по ст. 103 УК РСФСР в редакции 1961 года. Вместе с тем, отметила коллегия, наказание в виде 9 лет лишения свободы В.С. назначено справедливое, соответствующее требованиям, изложенным в ст. 60 УК РФ и снижению, несмотря на более мягкую санкцию ст. 103 УК РСФСР по сравнению с ч. 1 ст. 105 УК РФ, не подлежит. Назначенное ему наказание соответствует его личности, обстоятельствам содеянного.

 

Судебная коллегия изменила приговор суда, исключив квалифицирующие признаки и отменив приговор в части осуждения по ст. 228 ч. 1 УК РФ.

 

Ш.В.Я., 74 года рождения, ранее судим: 29.05.2000 по ст.ст. 30 - 158 ч. 2, ст. 222 ч. 4 УК РФ на 2 года 6 месяцев лишения свободы, освобожден условно-досрочно 27.08.2002 с неотбытым сроком 3 месяца 2 дня; - приговором Тюльганского райсуда от 28.07.2003 осужден по ст. 30 ч. 3, 158 ч. 3 УК РФ к 4 годам лишения свободы без штрафа; по ст. 228 ч. 1 УК РФ на 2 года лишения свободы, в соответствии со ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно определено 5 лет лишения свободы без штрафа с отбыванием в ИК строгого режима.

Этим же приговором И.А.Ш., 80 года рождения, ранее судим: 25.05.2000 по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, в, г" УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 12.02.2001 по амнистии; - осужден по ст. 30 ч. 3, 158 ч. 3 УК РФ на 2 года 6 месяцев лишения свободы без штрафа с отбыванием в ИК общего режима.

По жалобам осужденных судебная коллегия по уголовным делам облсуда 04.09.2003 приговор суда в отношении Ш. и И.А.Ш. изменила: приговор в части осуждения Ш. по ст. 228 ч. 1 УК РФ отменила и дело в этой части производством прекратила за отсутствием состава преступления, из приговора суда исключила квалифицирующие признаки ст. 158 ч. 3 УК РФ - причинение значительного ущерба и группой лиц по предварительному сговору, оставив группой лиц, а также у Ш. исключила признак неоднократности. Коллегия определила считать Ш. осужденным по ст. 30 ч. 3, ст. 158 ч. 3 УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа в ИК строгого режима.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия нашла приговор суда подлежащим изменению по следующим основаниям.

Суд правильно квалифицировал действия осужденных по ст. 30 ч. 3, ст. 158 УК РФ как покушение на тайное хищение чужого имущества с незаконным проникновением в жилище, а также действия Ш. по признаку неоднократности. Вместе с тем квалифицирующий признак, причинение значительного ущерба гражданину, из обвинения обоих осужденных подлежит исключению, так как в результате их преступных действий фактически реального ущерба потерпевшей не было причинено. Кроме того, ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании не было добыто доказательств того, что до совершения покушения на кражу между осужденными состоялся предварительный сговор на совершение совместных действий. С достоверностью было установлено, что проникали в квартиру оба осужденных, и при таких обстоятельствах коллегия находит, что преступление было совершено группой лиц, а не группой лиц по предварительному сговору. Предварительный сговор следует исключить из обвинения осужденных. Из обвинения Ш. следует также исключить квалифицирующий признак неоднократность, так как он 14 августа 1992 года был судим в несовершеннолетнем возрасте, и к моменту совершения им нового преступления эта судимость в установленном законом порядке погашена. 29 мая 2000 года Ш. был судим по ст. 30 ч. 3, ст. 158 ч. 2 п.п. "б, в" УК РФ к 2 годам лишения свободы и по ст. 222 ч. 4 УК РФ на 1 год лишения свободы и освободился из мест лишения свободы 27 августа 2002 года условно-досрочно.

Как следует из приговора суда от 29 мая 2000 года, 1 сентября 1999 года Ш. было совершено покушение на кражу имущества в сумме 111 рублей. На тот момент, минимальный размер оплаты труда составлял 83 рубля 49 копеек, пятикратный размер которого составлял 407 рублей 45 копеек. С 1 апреля 2002 года по 1 ноября 2002 года действовал закон, в соответствии с которым для наличия состава уголовно наказуемого деяния в действиях виновного лица необходимо было, чтобы сумма похищенного было не менее пятикратного размера оплаты труда на момент совершения преступления. Исходя из требований закона, который в силу ст. 10 УК РФ имеет обратную силу, на тот момент в действиях Ш. усматривается состав мелкого правонарушения, и поэтому он не считается судимым по ст. 30 ч. 3, ст. 158 ч. 2 УК РФ.

В нарушение требований ст. 307 УПК РФ судом Ш. признан виновным также в преступлении, предусмотренном ст. 228 ч. 1 УК РФ, и по ней ему назначено наказание в виде 2-х лет лишения свободы. Однако в приговоре суда преступные деяния, предусмотренные ст. 228 ч. 1 УК РФ, не описаны.

При таких обстоятельствах судебная коллегия сочла необходимым приговор в части осуждения Ш.В.Л. по ст. 228 ч. 1 УК РФ отменить и дело в этой части производством прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления.

 

Кассационное представление государственного обвинителя оставлено без удовлетворения, т.к. действия подсудимого квалифицированы судом верно.

 

Ранее не судимый С.Ю. в период с 25 мая по 8 июня 2003 года в г. Абдулино в состоянии невменяемости совершил грабеж, две кражи, покушение на кражу чужого имущества с проникновением в помещение, неоднократно.

Постановлением Абдулинского райсуда от 27.08.2003 он освобожден от уголовной ответственности за совершение деяний, предусмотренных ст.ст 158 ч. 3, 161 ч. 2 п. "б, в", 30 ч. 3, 158 ч. 3 УК РФ и на основании ст. 21 УК РФ к нему применены принудительные меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психбольнице общего типа.

В кассационном представлении на решение суда гособвинитель просила постановление в отношении С.Ю. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, поскольку суд необоснованно исключил из обвинения С.Ю. эпизод кражи от 25.05.2003, квалифицируемый органами предварительного следствия по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Кассационная коллегия определением от 07.10.2003 постановление суда от 27.08.2003 в отношении С.Ю. оставила без изменения, а кассационное представление - без удовлетворения, отметив при этом следующее.

Судом доказан факт совершения С.Ю. в состоянии невменяемости запрещенных законом деяний, а именно: краж личного имущества граждан, покушения на кражу, а также грабежа. Количество эпизодов и доказанность их совершения С.Ю. никем не оспаривается.

Что же касается квалификации действий С.Ю., то в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 16 УК РФ в случаях, когда неоднократность преступлений предусмотрена УК РФ в качестве обстоятельства, влекущего за собой более строгое наказание, совершенные лицом преступления квалифицируются по соответствующей части статьи Кодекса, предусматривающей наказание за неоднократность преступлений.

При таких обстоятельствах квалификация содеянного С.Ю. 25.05.2003 по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ как совершение кражи с незаконным проникновением в помещение являются излишней, поскольку последующие эпизоды совершенных им деяний влекут квалификацию содеянного им по ч. 3 ст. 158 УК РФ по признаку неоднократности.

 

II. ПОГАШЕНИЕ СУДИМОСТИ

 

Приговор суда изменен, т.к. судом неверно определен вид исправительного учреждения, назначенного судом для отбывания осужденным наказания.

 

Б.В.А., 61 года рождения, ранее судим: 06.03.2001 по ст. 158 ч. 2 п. "в, г" УК РФ к 4 годам лишения свободы, освободился УДО 28.04.2003 на неотбытый срок 1 год 7 месяцев 8 дней.

12.05.2003 в г. Орске он совершил кражу чужого имущества и приговором Советского райсуда г. Орска от 10.09.2003 осужден по ст. 158 ч. 3 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 06.03.2001 в виде 1 месяца лишения свободы и окончательно назначено 3 года 1 месяц с отбыванием наказания в ИК особого режима.

Рассмотрев кассационную жалобу осужденного, судебная коллегия облсуда определением от 09.10.2003 приговор от 10.09.2003 в части назначения вида исправительного учреждения изменила, назначив отбывание наказание Б.В.А. в ИК строгого режима, исключив из вводной части приговора указание суда на погашенные судимости Б.В.А. от 07.07.83 и от 09.01.92.

Коллегия отметила следующее. Как усматривается из дела, ранее Б.В.А. был судим в 1979 году по ст. 108 ч. 2 УК РСФСР, ст. 102 ч. 2 УК РСФСР. По действовавшему уголовному закону указанные преступления относились к категории тяжких (понятие особо тяжкого введено УК РФ, принятом в 1996 году). Судимость по ст. 188 ч 1 УК РФ от 09.01.92 к категории тяжких не относится.

Исходя из смысла ч. 3 п. "г" ст. 86 УК РФ судимость за тяжкие преступления погашается по истечении 6 лет после отбытия наказания. За преступления, не относящиеся к категории тяжких, по истечении 3-х лет после отбытия наказания (аналогичны требования о сроках погашения судимости и по правилам ст. 57 УК РСФСР за наказание до 3-х лет лишения свободы).

Согласно материалам дела, из мест лишения свободы Б.В.А. освобожден 08.11.96, следовательно, судимости за преступления, предусмотренные ст. 108 ч. 2, 102 ч. 2 УК РСФСР, погашены 08.11.2002, а судимость по ст. 188 ч. 1 УК РФ погашена 08.11.99. Поэтому Б.В.А. имел одну непогашенную судимость за тяжкое преступление, за которое он отбывал наказание в местах лишения свободы, поэтому вид режима отбывания наказания должен быть строгим.

 

Поскольку в действиях осужденного имеется особо опасный рецидив, отбывать наказание он должен в колонии особого режима.

 

З.В., 1977 года рождения, ранее судим: 1) 13.03.98 по ст. 338 ч. 1 к 1 году 6 месяцам лишения свободы, освобожден 17.04.99 по отбытию срока наказания; 2) 31.10.2001 по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года; 3) 06.02.2002 по ст. 119 УК РФ к 1 году лишения свободы, освобожденного по отбытию срока 05.02.2003, приговор исполнялся самостоятельно.

Пономаревским райсудом он признан виновным в тайном хищении лошади стоимостью 12000 рублей, принадлежащей ЗАО СХП "Воздвиженское" и осужден 20.10.2003 с применением ст. 64 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, в соответствии со ст. 74 УК РФ условное осуждение отменено и на основании ст. 70 УК РФ, по совокупности приговоров, окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы сроком на 3 года 6 месяцев с отбыванием в ИК строгого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда по жалобе осужденного определением от 20.11.2003 приговор суда в части исправительного учреждения З.В. изменила и направила его для отбывания в ИК особого режима.

При этом коллегия отметила следующие обстоятельства. Согласно материалам дела З.В. имеет 2 непогашенные судимости за совершение тяжких преступлений (13.03.98 по ст. 338 ч. 1 УК РФ - к 1 году 6 месяцам лишения свободы и 31.10.2001 по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ - к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года) и вновь совершил умышленное тяжкое преступление, поэтому, в соответствии со ст. 18 ч. 3 п. "б" УК РФ в его действиях имеется особо опасный рецидив преступлений, поэтому на основании ст. 58 ч. 1 п. "г" УК РФ З.В. должен отбывать наказание в ИК особого режима.

 

Судом необосновано признано наличие в действиях осужденного квалифицирующего признака - совершения хищения лицом, два и более раза судимым за хищение.

 

Х.Р., 60 года рождения, ранее судим: 1) 05.07.99 по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, отбыл наказание 04.01.2001, 2) 25.07.2001 по ч. 2 п. "а, б, в, г" ст. 158 УК РФ, ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден условно-досрочно 20.03.2003 на 1 год 2 месяца 16 дней. Он признан виновным в краже чужого имущества 7 мая и 03.06.2003 в с. Асекеево и осужден к лишению свободы по ч. 4 п. "в" ст. 158 УК РФ к 5 годам, на основании ст. 79 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение, по совокупности, приговоров на основании ст. 70 УК РФ к вновь назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть по предыдущему приговору, окончательно определено 6 лет лишения свободы с отбыванием наказания в ИК особого режима.

По жалобе осужденного кассационная инстанция облсуда приговор суда в отношении Х.Р. изменила, переквалифицировала его действия с ч. 4 п. "в" ст. 158 УК РФ на ч. 3 ст. 158 УК РФ и назначила наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года; в соответствии со ст. 79 УК РФ отменила условно-досрочное освобождение, на основании ст. 70 УК РФ к вновь назначенному наказанию присоединила частично неотбытую часть наказания по предыдущему приговору от 25.07.2001 и окончательно определила к отбытию 5 лет лишения свободы в ИК строгого режима, исключив из приговора указание суда о наличии особо опасного рецидива в действиях осужденного. При этом коллегия отметила, что судимость Х.Р. по приговору от 03.11.92 следует признать погашенной в соответствии с требованиями ст. 57 УК РСФСР и ст. 10 УК РФ на момент совершения осужденным нового преступления (на 7 мая 2003 года), так как по приговору суда ему определено наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет, он отбыл наказание 11.07.97, то для погашения судимости следует исчислять 5 лет. Поэтому действия Х.Р. следует квалифицировать по ч. 3 ст. 158 УК РФ как тайное хищение чужого имущества с незаконным проникновением в хранилище, неоднократно.

Кроме того, надлежит исключению из приговора указание суда о наличии в действиях осужденного особо опасного рецидива, так как в его действиях усматривается наличие опасного рецидива, и режим содержания, назначенный судом, подлежит отмене.

 

Суд в нарушение требований Закона признал в действиях осужденного наличие опасного рецидива преступлений.

 

З.Н., 60 рождения, судим 20.04.94 по ст. 112 ч. 1, ст. 206 ч. 2 УК РСФСР к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освободился 14.07.97, осужден по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 4 годам 6 месяцам в ИК строгого режима.

В.В., 80 года рождения, судим: 1) 05.07.95 по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам 6 месяцам в ВТК общего режима с отсрочкой приговора (ст. 46 на 1 год (27.09.94 из дома похитил 54000 рублей);

2) 23.09.97 по п. "б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, ст. 41 УК РФ к 2 годам 6 месяцам в ВК общего режима (07.10.95 кража из помещения на сумму 296257 рублей), отбыл наказание 31.01.2000;

3) 06.03.2002 по п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно на 3 года (29.10.2001 разобрал кладку гаража и похитил на 5825 рублей),

- осужден по ст. 158 ч. 4 п. "в" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы сроком на 4 года без конфискации имущества. На основании ст. 70 УК РФ частично присоединено наказание по приговору от 06.03.2002 и окончательно назначено к отбытию 4 года 3 месяца в ИК строгого режима.

З.Н. и В.В. признаны виновными в кражах чужого имущества, совершенных 28 января, 14 и 28 декабря 2002 года по предварительному сговору, группой лиц, с незаконным проникновением в помещение, причинением значительного ущерба гражданину, неоднократно, В.В. - лицом, ранее 2 и более раза судимым за хищение.

Судебная коллегия, рассмотрев жалобу осужденного З.Н., определением от 04.11.2003 приговор суда в отношении З.Н. и В.В. изменила, исключив из вводной части приговора указание на судимость З.Н. по приговору от 20.04.94; на судимость В.В. по приговору от 23.09.97; исключив из описательно-мотивировочной части приговора указание суда о наличии в действиях З.Н. опасного рецидива преступлений; и снизив наказание З.Н. по ст. 158 ч. 3 УК РФ до 4 лет 3 месяцев лишения свободы с отбыванием в ИК общего режима. Действия В.В. коллегия переквалифицировала со ст. 158 ч. 4 п. "в" УК РФ на ст. 158 ч. 3 УК РФ, 70 УК РФ, по которым назначила наказание в виде 4 лет 1 месяца лишения свободы, без штрафа, в ИК общего режима.

Коллегия мотивировала свои решения следующими доводами.

Суд в нарушение требований закона признал в действиях З.Н. наличие опасного рецидива преступлений.

В обосновании своих выводов суд сослался на наличие судимости у З.Н. по приговору от 20.04.94 за совершение преступлений по ст. 112 ч. 1 и ст. 206 ч. 2 УК РСФСР.

С вступлением в действие с 1 января 1997 года Уголовного кодекса РФ указанные составы преступлений предусмотрены ст. 115 УК РФ, которые относятся к преступлениям небольшой тяжести, ст. 213 ч. 2 УК РФ, которое относится к преступлениям средней тяжести. Поэтому судимость у З.Н. погашена 14.07.97 (п. "в" ч. 3 ст. 86 УК РФ).

В связи с этим из вводной части приговора подлежит исключению указание суда на судимость З.Н. по приговору от 20.04.94.

Следовательно, в действиях З.Н. не содержится опасный рецидив преступлений. Учитывая изложенное, назначенное наказание по ст. 158 ч. 3 УК РФ подлежит снижению, и отбывать наказание З.Н. должен в колонии общего режима.

Суд также допустил ошибку в квалификации действий В.В. по ст. 158 ч. 4 п. "в" УК РФ, посчитав, что судимости от 05.07.95, 23.09.97 не погашены и образуют соответствующий квалифицирующий признак.

Как усматривается из копии приговора от 05.07.95, В.В. судим за хищение имущества на сумму 54000 рублей.

В соответствии с примечанием к ст. 7.27 Кодекса РФ об административных правонарушениях (в редакции от 30.12.2001) хищение чужого имущества признается мелким, если стоимость похищенного имущества не превышает 5 минимальных размеров оплаты труда, установленных законодательством Российской Федерации.

На момент совершения В.В. кражи чужого имущества минимальный размер оплаты труда составлял 20500 рублей.

Следовательно, пятикратный его размер равен 102500 рублей. Поскольку кодекс РФ об административных правонарушениях устранил преступность деяния, совершенного В.В., то с учетом требований ст. 10 УК РФ судимость за кражу по приговору от 5.07.1995 не может учитываться.

Поэтому данная судимость не образует квалифицирующего признака п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ по приговору от 23.09.97.

Кроме этого, как усматривается из приговора от 23.09.97, В.В. совершил кражу имущества на сумму 296257 рублей из Дома Школьника, т.е. из помещения. Федеральным законом от 27.09.2002 в ст. 158 УК РФ были внесены изменения и дополнения. Кража, совершенная с незаконным проникновением в помещение, предусмотрена ч. 2 ст. 158 УК РФ, и максимальное наказание предусмотрено до 5 лет лишения свободы. Следовательно, в соответствии с ч. 3 ст. 15 УК РФ данный состав относится к категории средней тяжести, с учетом требований ст. 10 УК РФ и ст. 95 п. "а" УК РФ судимость от 23.09.97 у В.В. погашена и не может учитываться при квалификации действий по ст. 158 ч. 4 п. "в" УК РФ.

Таким образом, действия В.В. правильно должны быть квалифицированы по ст. 158 ч. 3 УК РФ кража, совершенная по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище, с причинением значительного ущерба гражданину, неоднократно.

Из вводной части приговора подлежит исключению указание суда на судимость В.В. от 23.09.97 по ст. 158 ч. 2 п. "б, в" УК РФ.

С учетом переквалификации действий В.В. на более мягкий закон судебная коллегия снизила размер наказания.

В связи с погашением судимостей у В.В. по приговорам от 05.07.95, 23.09.97 вид исправительного учреждения должен быть общий (ст. 58 ч. 1 п. "б" УК РФ).

 

III. ВОПРОСЫ НАКАЗАНИЯ

 

Приговор суда отменен вследствие мягкости назначенного осужденному наказания.

 

Ранее судимый Ф. приговором Соль-Илецкого райсуда от 08.10.2003 осужден по ст. 264 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы с лишением права управлять транспортными средствами на 1 год, в соответствии со ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком в 1 год.

Кассационная жалоба потерпевшей У. на мягкость назначенного Ф. наказания судебной коллегией облсуда 11.11.2003 удовлетворена, приговор суда отменен, и дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Коллегия указала, что при назначении наказания судом не в полной мере соблюдены положения ст. 60 УК РФ, недостаточно учтены характер и степень общественной опасности преступления, управление автомобилем осужденным в состоянии алкогольного опьянения и тяжесть последствий совершенного преступления. В результате ДТП шестилетний ребенок получил телесные повреждения в виде черепно-мозговой травмы, контузии головного мозга тяжелой степени, сопровождающейся комой, травматическим шоком, закрытого перелома правого бедра, повлекшие тяжкий вред здоровью. Каких-либо мер к заглаживанию вреда либо возмещению причиненного ущерба Ф. не принималось.

При таких обстоятельствах приговор суда нельзя признать справедливым вследствие чрезмерной мягкости назначенного наказания.

 

Судебная коллегия изменила приговор суда в связи с назначением чрезмерно строго наказания осужденному.

 

С.Б., 56 года рождения, ранее судимый: 17.06.98 по ст. 158 ч. 2 п. "а, б, в" УК РФ к 4 годам лишения свободы, 26.05.2000 на основании ст. 9а Постановления ГД "Об амнистии" срок сокращен на 1/2, освободился по отбытии срока 20.04.2001; и осужден по ст. 30 ч. 3, ст. 158 ч. 3 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 3 года с отбыванием в ИК строгого режима.

Судом С.Б. признан виновным в покушении 11.08.2003 на хищение кур на сумму 770 рублей, принадлежащих Н.

Кассационная жалоба С.Б. на суровость назначенного ему наказания судебной коллегией облсуда 18.11.2003 удовлетворена, приговор суда изменен, в соответствии со ст. 64 УК РФ наказание С.Б. снижено до 1 года 6 месяцев лишения свободы.

При этом коллегия отметила, что при назначении наказания С.Б. положения статьи 60 УК РФ и обстоятельства дела судом учтены не в полной мере.

Как следует из материалов дела, в действиях С.Б. имеется неоконченный состав преступления, он пытался похитить пять кур на сумму 770 рублей. При этом объем похищенного, его значимость для потерпевшего, а также мнение последнего о наказании осужденного судом во внимание не принималось. В судебном заседании потерпевший Н., которому ущерб возмещен, просил не лишать свободы С.Б., пояснив, что ему от него ничего не нужно. Всего в хозяйстве Н. имелось 16 кур.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия сочла, что назначенное С.Б. наказание является несправедливым ввиду его строгости.

 

При назначении наказания осужденному суд не применил дополнительное наказание, которое предусмотрено в качестве обязательного.

 

Ранее не судимый А.Н. приговором Ленинского суда г. Орска 12.11.2003 осужден по ч. 2 ст. 264 УК РФ к 2 годам лишения свободы без лишения права управления транспортным средством, условно, с испытательным сроком 2 года.

По жалобе потерпевшего судебная коллегия по уголовным делам облсуда приговор в отношении А.Н. отменила и дело направила на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей со стадии предварительного слушания, указав при этом на следующее.

Приговор суда постановлен на основе обвинительного заключения, которое не подписано следователем, т.е. не соответствует требованиям ч. 3 ст. 220 УПК РФ и не может быть признано процессуальным документом, на основании которого возможно постановление судом приговора. Данное нарушение закона влечет вынесение незаконного приговора, который подлежит отмене.

Кроме того, при назначении наказания А.Н. суд не применил к нему дополнительное наказание в виде лишения права управления транспортным средством, которое санкцией ч. 2 ст. 264 УК РФ предусмотрено в качестве обязательного. При этом судом не соблюдены требования ст. 64 УК РФ, предоставляющие право суду при наличии исключительных обстоятельств не применять дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного, так как в приговоре суд не указал, имелись ли по делу исключительные обстоятельства и какие именно, в связи с которыми суд не применил к А.Н. дополнительное наказание.

 

Суд был не вправе назначать осужденному наказание с применением ст. 73 УК РФ.

 

Р. Д.И., судимый 08.04.2002 по ст. 158 ч. 2 п. "а, в" УК РФ к 2 годам лишения свободы с применением статьи 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года, осужден Дзержинским судом по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы. На основании ст. 74 ч. 5 УК РФ судом отменено условное осуждение по приговору от 08.04.2002 и в соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено наказание, не отбытое по приговору суда от 08.04.2003, и определено наказание в виде лишения свободы сроком на два года шесть месяцев. На основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года.

В кассационном представлении гособвинитель указал, что при постановлении приговора были нарушены требования ст. 74 УК РФ и назначение судом наказания с применением ст. 73 УК РФ противоречит требованиям уголовного законодательства.

Судебная коллегия облсуда представление прокурора удовлетворила, приговор суда в отношении Р. отменила и дело направила на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Коллегия согласилась с мнением прокурора, что при решении вопроса о виде и размере наказания Р. судом нарушены требования уголовного законодательства. Р. ранее судим за совершение тяжкого преступления и в период испытательного срока совершил преступление, которое относится к категории средней тяжести. В соответствии со ст. 74 ч. 5 УК РФ совершение преступления средней тяжести является безусловным основанием отмены условного осуждения. Испытательный срок может быть продлен только в случае совершения преступления небольшой тяжести или преступления по неосторожности. Поэтому суд не вправе был назначать Р. наказание с применением ст. 73 УК РФ. Данное обстоятельство в соответствии с ч. 4 ст. 379 УПК РФ является безусловным основанием для отмены приговора.

 

Приговор суда изменен в части режима отбывания наказания осужденного.

 

Приговором Октябрьского райсуда г. Орска К.А., 77 года рождения, судимый: 26.08.98 по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года; 14.01.99 по ч. 2 п. "б, в, г" ст. 158, ч. 4 ст. 150 УК РФ, ст. 70 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 19.04.2002 условно-досрочно на неотбытый срок 2 года 2 месяца 24 дня; осужден по п. "в" ч. 3 ст. 161, 79, 70 УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в ИК строгого режима.

На приговор суда осужденными К.А. и Манойло принесены кассационные жалобы, рассмотрев которые судебная коллегия определением от 11.11.2003 приговор в отношении К.А. в части определения режима содержания отменила и назначила ему отбывание наказания в исправительной колонии особого режима.

Коллегия отметила, что суд необоснованно определил осужденному К.А. режим отбывания наказания строгий, поскольку, как следует из материалов дела, он ранее судим два раза за совершение тяжкого преступления и вновь совершил особо тяжкое преступление, в его действиях усматривается особо опасный рецидив, и следует определить режим отбытия наказания в ИК особого режима.

 

Суд ошибочно назначил отбывание наказание осужденному в исправительной колонии строгого режима.

 

К.С., 80 года рождения, ранее судимый 18.02.99 по ст. 158 ч. 2 п. "а, в, г" УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освободившийся 29.04.2002 по отбытию срока, осужден Новотроицким райсудом по ст. 213 ч. 2 п. "а", ст. 325 ч. 2, 161 ч. 2 п. "б, г", 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, частичным сложением наказаний, к 3 годам 2 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в ИК строгого режима.

К.С. приговор суда обвалован в кассационном порядке, и определением коллегии от 18.11.2003 приговор в части назначения режима исправительной колонии изменен, отбывание наказания К.С. определено в ИК общего режима. Поскольку, как следует из копии приговора, К.С. ранее судим в несовершеннолетнем возрасте, что согласно ст. 18 ч. 4 УК РФ не образует рецидива преступлений.

По правилам ст. 58 ч. 1 п. "в" УК РФ строгий вид исправительной колонии назначается мужчинам при рецидиве преступлений, ранее отбывавшим наказание в местах лишения свободы. Поскольку в данном случае рецидива нет, то согласно ст. 58 ч. 1 п. "б" УК РФ, режим отбывания наказания должен быть общим.

 

Суд определил отбывание наказания осужденному за совершение умышленного преступления средней тяжести в ИК общего режима без приведения мотивов такого решения.

 

Приговором Светлинского райсуда от 20.08.2003 С.П., 79 года рождения, судимый 11.10.2001 по ст. 286 ч. 3 п. "а" УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года, осужден по ст. 158 ч. 2 п. "а, б" к 3 годам лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединено наказание, не отбытое по предыдущему приговору, и окончательно назначено наказание в виде 3 лет 2 месяцев лишения свободы в ИК общего режима.

Судебная коллегия облсуда определением от 02.10.2003 по жалобе осужденного приговор суда в отношении С.П. изменила и отбывание назначенного ему наказания определила в колонии-поселении, отметив при этом следующее. Судом не в полной мере выполнены требования ст. 58 ч. 1 п. "а" УК РФ, согласно которым лицам, осужденным к лишению свободы за совершение умышленных преступлений средней тяжести, ранее не отбывавшим наказание в виде лишения свободы, отбывание лишения свободы назначается в колониях-поселениях. Суд же определил отбывание наказания С.П., осужденному за совершение умышленного преступления средней тяжести, в исправительной колонии общего режима без приведения мотивов такого решения. Поэтому коллегия изменила режим отбывания наказания осужденному.

 

Согласно п. "а" ч. 1 ст. 58 УК РФ лицам, осужденным за совершение преступлений средней тяжести, ранее не отбывавшим наказание в виде лишения свободы, отбывание лишения свободы назначается в колониях-поселениях.

 

Приговором Центрального райсуда г. Оренбурга от 12.09.2003 П., судимый ранее 21.11.2002 по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год, осужден по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы. На основании ст. 74 ч. 5 УК РФ судом отменено условное осуждение по приговору от 21.11.2002 и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно определено наказание в виде 1 года 7 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в ИК общего режима.

Рассмотрев в судебном заседании 16.10.2003 кассационную жалобу П., судебная коллегия по уголовным делам областного суда приговор суда в отношении П. в части режима отбывания наказания изменила и местом отбывания наказания назначила ему колонию-поселение.

Коллегия отметила, что П. совершил преступление, которое относится к категории преступлений средней тяжести. Согласно п. "а" ч. 1 ст. 58 УК РФ лицам, осужденным к лишению свободы за преступления средней тяжести, ранее не отбывавшим лишение свободы, отбывание наказания в виде лишения свободы назначается в колониях-поселениях. Осужденному же назначено отбывание лишения свободы в исправительной колонии общего режима, поэтому П. судебная коллегия в соответствии со ст. 387 УПК РФ назначает отбывание лишения свободы в колонии-поселении.

 

IV. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

 

Решение суда о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, принятое по результатам предварительного слушания, обжалованию не подлежит.

 

Уголовное дело по обвинению В.А. по ст. 16 ч. 1, 186 ч. 1 УК РФ постановлением судьи Ленинского районного суда г. Оренбурга от 19.08.2003 возвращено прокурору этого района в порядке ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий к рассмотрению дела.

На постановление суда гособвинителем принесено кассационное представление, которым гособвинитель оспорил выводы суда о несоответствии обвинительного заключения требованиям ст. 220 УПК РФ и о нарушении ст. 222 ч. 3 УПК РФ, выразившееся в неуведомлении прокурором потерпевших о направлении дела в суд и неразъяснении им права заявлять ходатайства о проведении предварительного слушания в соответствии с главой 15 УПК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда определением от 18.09.2003 кассационное производство по представлению гособвинителя по делу В.А. прекратила и направила в адрес судьи, вынесшего постановление, и прокурора Ленинского района г. Оренбурга частное определение, в котором указала на следующие обстоятельства.

При вынесении постановления 19.08.2003 по результатам предварительного слушания о возвращении уголовного дела по обвинению В.А. прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий к его рассмотрению, судьей в резолютивной части постановления указано, что данное постановление может быть обжаловано и опротестовано в Оренбургский облсуд через Ленинский райсуд г. Оренбурга. На основании данного указания суда гособвинителем было принесено каспредставление на постановление судьи, которое было принято судьей и направлено для рассмотрения в облсуд.

Судьей и гособвинителем было допущено нарушение уголовно-процессуального закона, в частности ч. 7 ст. 236 УПК РФ, согласно которому судебное решение, принятое по результатам предварительного слушания, обжалованию не подлежит, за исключением решений о прекращении уголовного дела и (или) о назначении судебного заседания в части разрешения вопроса о мере пресечения. Поэтому кассационное производство по указанному представлению гособвинителя было прекращено. При этом коллегия обратила особое внимание на тот факт, что несоблюдение судьей и гособвинителем уголовно-процессуального закона повлекло длительное нерассмотрение уголовного дела, по которому обвиняемый содержался под стражей.

 

При постановлении приговора судом не выполнены требования ст. 307, 308 УПК РФ.

 

Приговором Сорочинского райсуда от 17.11.2003 Ш.В.И. осужден по ст. 116 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ условно на основании ст. 73 УК РФ с испытательным сроком в 6 месяцев. Приговор суда обжалован потерпевшим Х.Б., и судебной коллегией облсуда определением от 25.12.2003 отменен, и дело направлено на новое. судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

Коллегия признала приговор суда необоснованным по следующим основаниям. Судом не выполнены требования ст. 307 УПК РФ: в описательной части приговора суд не указал мотив совершения преступления, цель и последствия преступления. Кроме того, судом не проверены показания осужденного, данные им в ходе предварительного следствия, и им не дана надлежащая оценка в приговоре, также не дана оценка и не приведены в приговоре выводы судебно-медицинской экспертизы.

Судебная коллегия указала также, что при постановлении приговора судом не выполнены требования ст. 308 УПК РФ,, фактически осужденному не назначена мера наказания, поскольку суд, определив меру наказания в виде исправительных работ, не указал размер удержаний, подлежащих взысканию в доход государства.

 

Приговор суда отменен в связи с нарушением требований ст. 380 УПК РФ.

 

Ранее не судимый А.А. приговором Новотроицкого горсуда от 13.10.2003 осужден по ст. 213 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы условно на основании ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 3 года.

Он же по ст. 111 ч. 2 п. "б, д" УК РФ оправдан за отсутствием в деянии состава преступления.

Приговор суда обжалован представителем несовершеннолетнего потерпевшего Р., судебная коллегия удовлетворила жалобу, и приговор суда отменила, дело направив на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Основанием для отмены приговора послужило нарушение судом требований ст. 380 УПК РФ.

Коллегия указала при этом на следующие обстоятельства.

Как установлено судом, 15 ноября 2002 года А.А., используя незначительный повод, а именно, возвращение ему Р. только половины долга - 50 рублей, учинил в отношении него хулиганские действия, в ходе которых нанес потерпевшему не менее трех ударов руками по лицу. Ч.А. некоторое время А.А. вновь нанес Росяеву удар кулаком в лицо. Защищаясь, Р. отступил назад, оступился и упал в канализационный люк. В момент, когда Р. вылезал из люка, А.А. нанес ему не менее трех ударов ногой по голове и причинил потерпевшему в конечном итоге побои и физическую боль.

Принимая решение об оправдании А.А. в части причинения им тяжкого вреда здоровью потерпевшего, суд исходил прежде всего из показаний эксперта в судебном заседании, согласно которым телесные повреждения Р. могли быть получены от ударов ногой А.А. по голове, при падении в канализационный колодец, а также при ударе его по голове тяжелым предметом иными лицами уже после того, как А.А. закончил хулиганские действия в отношении него. Обвинение, по мнению суда, не предоставило достаточных доказательств тому, в каком из трех случаев Р. был причинен тяжкий вред здоровью, сомнения в виновности А.А. являются неустранимыми и толкуются судом в пользу подсудимого.

Между тем, судебно-медицинский эксперт, отвечая на вопросы участников процесса, показал, что не может с достоверностью заключить о возможности получения потерпевшим тяжкого вреда здоровью при падении в колодец, поскольку отсутствуют характерные повреждения, а равно сделать вывод о причинении таковых при ударе тяжелым предметом по голове, поскольку не установлено, куда именно он наносился.

Как следует из материалов дела, история болезни потерпевшего в судебном заседании не исследовалась. Врачи, проводившие операцию Р. на предмет наличия у него телесных повреждений, не допрашивались. Остался без внимания факт обращения Р. к врачу сразу после случившегося, который не усмотрел надвигающихся тяжких последствий, но не исключено, что зафиксировал наличие каких-либо телесных повреждений у потерпевшего.

Вопрос о том, в результате одного удара или совокупности ударов образовались телесные повреждения у Р., возможность их разграничения судом не выяснялись. Установление данных обстоятельств является, по мнению судебной коллегии, существенным для правильного разрешения дела и квалификации содеянного осужденными, в связи с чем признать приговор суда законным и обоснованным не представляется возможным, поскольку выводы суда не подтверждены доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, что в силу требований ст. 380 УПК РФ является основанием для отмены приговора.

 

V. ГРАЖДАНСКИЕ ИСКИ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

 

Приговор суда отменен в части отказа в удовлетворении исковых требований, заявленных законным представителем несовершеннолетнего потерпевшего, и дело направлено на новое судебное рассмотрение.

 

Промышленным райсудом г. Оренбурга В.Е., 86 года рождения, несудимый, признан виновным в совершении хулиганских действий в отношении несовершеннолетнего потерпевшего Ш.В.Ю., осужден по ч. 1 ст. 213 к 6 месяцам лишения свободы условно с применением ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 1 год. Дополнительный гражданский иск законного представителя потерпевшего Ш.В.Ю. оставлен без удовлетворения.

Судебная коллегия облсуда определением от 04.11.2003 по жалобе адвоката приговор суда в части разрешения гражданских исков, заявленных законным представителем несовершеннолетнего потерпевшего, отменила и дело направила на новое судебное рассмотрение в тот же суд в порядке гражданского судопроизводства.

Коллегия определила, что судом при рассмотрении вопроса о возмещении причиненного преступлением вреда необоснованно отказано в удовлетворении исковых требований законному представителю несовершеннолетнего потерпевшего Ш.В.Ю., поскольку судом признан факт неправомерных действий со стороны виновного лица В.Е. в отношении потерпевшего Ш.В.Ю.

При таких обстоятельствах законом предусмотрена в соответствии с нормой ст. 1064 ГК РФ и установлена обязанность возмещения вреда виновным лицом. Ссылку суда о том, что оплата суммы за услуги адвоката относится к судебным издержкам нельзя признать состоятельной, так как в данном случае право на защиту интересов потерпевшего предусмотрено законом, и законный представитель потерпевшего воспользовался указанным правом, по делу причинен определенный материальный ущерб, и он вправе ставить вопрос о взыскании данного ущерба с виновного лица.

Кроме того, суд, отказывая в возмещении компенсации морального вреда, не мотивировал свое решение об отказе в удовлетворении иска, не сделал ссылку на норму гражданского закона.

В резолютивной части приговора суд не указал конкретно, какие исковые требования и в каком размере он оставляет без удовлетворения. Поэтому судебная коллегия сочла необходимым отменить приговор суда в части отказа в удовлетворении исковых требований.

 

В соответствии с ч. 1 ст. 1079 ГК РФ обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которое владеет источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения, оперативного управления или ином законном основании.

 

Ранее не судимый Б.В.Н. приговором Бузулукского суда осужден по ст. 264 ч. 1 УК РФ на 1 год 6 месяцев лишения свободы с лишением права управлять транспортными средствами на 2 года условно с испытательным сроком 2 года. Этим же приговором взыскано с Т.Н.Т. в пользу потерпевшего Г. в возмещение материального ущерба 5121 рублей и моральный вред в размере 80000 рублей.

Осужденный Б.В.Н. и гражданский ответчик Т. обжаловали приговор суда в части необоснованного взыскания материального и морального ущерба с Т. - матери Б.В.Н., которая является владельцем автомобиля, на котором совершено ДТП.

Судебная коллегия, рассмотрев указанные жалобы, определением от 23.10.2003 приговор суда в части взыскания с Т. в пользу Г. сумм в счет возмещения материального и морального вреда отменила и дело направила на новое судебное рассмотрение в тот же суд в порядке гражданского судопроизводства. При этом отмечено, что осужденный Б.В.Н. управлял автомашиной марки "Жигули" по доверенности, выданной ее владельцем - Т.Н.П. То есть, автомашина у осужденного находилась фактически в оперативном управлении и в соответствии с ч. 1 ст. 1079 ГК РФ обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которое владеет источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.). Поэтому суд необоснованно взыскал заявленные потерпевшим гражданские иски с Т..

 

VI. ПРАКТИКА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ

 

1. Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 4 августа 2003 года по результатам рассмотрения кассационной жалобы осужденного С.С. был изменен приговор Оренбургского областного суда от 25 апреля 2003 года.

С.С. был осужден по ст. 162 ч. 2 п. "б, г" УК РФ на 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 131 ч. 2 п. "а, в" УК РФ на 9 лет лишения свободы, по ст. 132 ч. 2 п. "а, в" УК РФ на 9 лет лишения свободы, по ст. 30 ч. 3, 161 ч. 2 п. "б" УК РФ на 4 года лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. "б, н" УК РФ на 16 лет лишения свободы, по ст. 313.УК РФ на 2 года лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ (по совок.) назначено 23 года лишения свободы с конфискацией имущества. В соответствии со ст. 70 УК РФ наказание, не отбытое по предыдущему приговору, присоединено частично и окончательно назначено 25 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

С.С. был признан виновным в разбойных нападениях, совершенных неоднократно с применением предметов, используемых в качестве оружия, в изнасиловании, в насильственных действиях сексуального характера, совершенных неоднократно, соединенных с угрозой убийством, в покушении на грабеж, в убийстве Т.В. в связи с выполнением последним общественного долга и в побеге из-под стражи.

С.С. без достаточных оснований осужден за побег из-под стражи, причем суд своего решения в этой части фактически не мотивировал. Ответственность по ст. 313 ч. 1 УК РФ наступает за побег из мест лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи, совершенный лицом, отбывающий наказание или находящимся в предварительном заключении.

Из материалов дела видно, что С.С. 15.11.2002 был задержан в порядке ст. 91 УПК РФ в качестве подозреваемого, а 16.11.2002 совершил побег с места совершения следственного действия. Мера пресечения в виде заключения под стражу была избрана только 21.11.2002. Таким образом, в момент совершения побега С.С. не находился в предварительном заключении, под стражей, поэтому приговор в этой части подлежит отмене.

Приговор Оренбургского областного суда в отношении С.С. в части осуждения его по ст. 313. ч. 1 УК РФ отменен, и дело прекращено за отсутствием состава преступления.

2. Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 ноября 2003 года по результатам рассмотрения кассационных жалоб осужденных Ч.А., Ш.Е., И.А.А. был изменен приговор Оренбургского областного суда от 8 августа 2003 года.

Ч.А. был осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на 13 лет, по ст. 167 ч. 2 УК РФ на 3 года, по ст. 116 УК РФ осужден на 6 месяцев исправительных работ по месту работы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ш.Е. был осужден по ст. 33 ч. 4, ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на 9 лет лишения свободы, по ст. 116 УК РФ на 6 месяцев исправительных работ по месту работы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем сложения наказаний назначено 9 лет и 2 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

И.А.А. был осужден по ст. 33 ч. 5, ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на 7 лет, по ст. 33 ч. 5, ст. 167 ч. 2 УК РФ на 3 года лишения свободы, по ст. 116 УК РФ осужден на 6 месяцев исправительных работ по месту работы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 8 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ч.А., Шеведчиков и И.А.А. осуждены за нанесение побоев К.В., Ч.А. - за убийство К.В., Ш.Е. - за подстрекательство Ч.А. к убийству К.В., Ш.Е. и И.А.А. также за пособничество Ч.А. в совершении убийства.

Кроме того, Ч.А. осужден за уничтожение путем поджога принадлежавшей К.В. автомашины, а И.А.А. - за пособничество Ч.А. в совершении этого преступления, которые были совершены 26 ноября 2002 года в Оренбургской области.

При этом наказание И.А.А. по ст. 33 ч. 5, ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ суд фактически назначил исходя из требований ст. 64 УК РФ, поэтому приговор в части назначения наказания И.А.А. по этой статье подлежит соответствующему изменению.

Кроме того, обоснованно признав Ч.А. виновным в умышленном уничтожении путем поджога чужого имущества - принадлежавшей К.В. автомашины, а И.А.А. в пособничестве Ч.А. в совершении этого преступления, их действия суд квалифицировал неправильно.

По делу видно, что автомашина была уничтожена путем поджога на берегу озера в пустынном месте в условиях, исключающих распространение огня на другие объекты и создания угрозы причинения вреда жизни и здоровью людей, а также чужому имуществу, поэтому действия Ч.А. должны быть переквалифицированы со ст. 167 ч. 2 УК РФ на ст. 167 ч. 1 УК РФ, а действия И.А.А. со ст. 33 ч. 5, ст. 167 ч. 2 УК РФ на ст. 33 ч. 5, ст. 167 ч. 1 УК РФ.

В этой связи действия Ч.А. были переквалифицированы со ст. 167 ч. 2 УК РФ на ст. 167 ч. 1 УК РФ, по которой назначено 2 (два) года лишения свободы.

Действия И.А.А. были переквалифицированы со ст. 33 ч. 5, ст. 167 ч. 2 УК РФ на ст. 33 ч. 5, ст. 167 ч. 1 УК РФ, по которой назначено 2 (два) года лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ, ст. 167 ч. 1 УК РФ, ст. 116 УК РФ, путем частичного сложения наказаний Ч.А. было назначено наказание - 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 33 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ, ст. 33 ч. 3, ст. 167 ч. 1 УК РФ, 116 УК РФ, путем частичного сложения наказаний И.А.А. было назначено наказание 8 (восемь) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь