Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КРАСНОЯРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ОБЗОР

КАССАЦИОННОЙ И НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

ЗА 2003 ГОД

 

 

ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ НОРМ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

 

В соответствии со ст. 4 ГПК РФ суд возбуждает гражданское дело по заявлению лица, обратившегося за защитой своих прав, свобод и законных интересов. В случаях, предусмотренных ГПК РФ или другими федеральными законами, гражданское дело может быть возбуждено по заявлению лица, выступающего от своего имени в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица, неопределенного круга лиц или в защиту интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

Данному положению корреспондируют требования, установленные ст. 131 ГПК РФ, к форме и содержанию заявления, подаваемого в суд, согласно которым в заявлении должно быть указано, в чем заключается нарушение или угроза нарушения прав, свобод или законных интересов истца. Несоблюдение данного требования влечет за собой оставление заявления без движения на основании ст. 136 ГПК РФ.

Поскольку согласно ст. 246 ГПК РФ дела, возникающие из публичных правоотношений, рассматриваются по общим правилам искового производства с особенностями, установленными главами 24 - 26 ГПК РФ, то вышеуказанные положения о форме и содержании искового заявления, а также об основаниях оставления заявления без движения применяются и при разрешении вопросов о принятии заявления по делам, вытекающим из публичных правоотношений.

Так, определением судьи Центрального районного суда г. Красноярска от 5 февраля 2003 г., оставленным без изменения определением кассационной инстанции, было оставлено без движения заявление С. о признании недействительным Решения Красноярского городского Совета "Об оплате жилья и коммунальных услуг в г. Красноярске и социальной защите населения" в связи с неуплатой государственной пошлины и неуказанием того, в чем состоит нарушение или угроза нарушения прав заявительницы оспариваемым нормативным актом. Так, в частности, не было указано, является ли заявительница плательщиком коммунальных услуг и платы за жилье и возлагает ли данный нормативный акт на нее какие-либо обязанности. Доводы о том, что заявительница как депутат обращается в защиту прав и законных интересов своих избирателей, не могли быть приняты во внимание, поскольку действующим законодательством депутат представительного органа местного самоуправления не наделен правом на обращение в суд с заявлением в защиту прав неопределенного круга лиц, в том числе избирателей данного муниципального образования. Кроме того, заявительница не относилась и к лицам, которые по закону освобождены от уплаты государственной пошлины при обращении в суд.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку оно рассматривается и разрешается в ином судебном порядке. В том случае, если такое заявление принято к производству, то производство по делу подлежит прекращению. Под иным судебным порядком понимается, в том числе, порядок, предусмотренный уголовно-процессуальным законодательством и законодательством об административных правонарушениях.

Решением Кировского районного суда г. Красноярска от 10 декабря 2003 г. были удовлетворены требования К. об оспаривании действий сотрудников Кировского РУВД по поводу удержания его автомобиля. Решением суда РУВД было обязано возвратить автомобиль и не чинить препятствий в осуществлении права собственности. Между тем данный автомобиль постановлением следователя по уголовному делу был изъят и приобщен в качестве вещественного доказательства.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам краевого суда от 10 декабря 2003 г. решение суда отменено, поскольку вышеуказанные действия следователя подлежат обжалованию в порядке, предусмотренном гл. 16 УПК РФ.

В соответствии со ст. 39 ГПК РФ, в отличие от ст. 34 ранее действовавшего ГПК РСФСР, отказ от иска не является безусловно обязательным для суда, суд не принимает отказ от иска, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

Данное положение необходимо учитывать при разрешении вопроса о прекращении производства по делу при отказе от заявленных требований.

Так, определением Кировского районного суда г. Красноярска от 21 октября 2003 г. производство по делу по иску П. к К. о продлении срока для принятия наследства и определении долей в наследственном имуществе было прекращено в части требований об определении долей в наследственном имуществе в связи с отказом истицы от этих требований. При этом суд не учел, что в соответствии с п. 1 ст. 1155 ГК РФ в случае восстановления срока для принятия наследства суд определяет доли всех наследников в наследственном имуществе. Таким образом, прекращение производства по делу в части определения долей в наследственном имуществе противоречит закону и лишает суд возможности разрешить наследственный спор в полном объеме. Определением Президиума краевого суда от 21 октября 2003 г. вышеуказанное определение суда отменено с направлением дела на новое рассмотрение.

Ранее краевым судом неоднократно обращалось внимание судей на то, что при принятии отказа от иска следует выяснять причину такого отказа и разъяснять истцу последствия отказа от иска, в том числе и недопустимость повторного обращения в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям (ст. 221 ГПК РФ). Полные данные об этом разъяснении должны содержаться в протоколе судебного заседания, и будет лучше, если они будут подписаны истцом. Особенно внимательно следует относиться к отказу от иска при рассмотрении дел о восстановлении на работе.

Так, определением Зеленогорского городского суда от 15 марта 2000 г. было прекращено производство по делу по иску П. к ООО "Ф." о восстановлении на работе. Определением Президиума краевого суда от 6 мая 2003 г. указанное определение было отменено, поскольку суд не разъяснил последствия совершаемого отказа от иска и не выяснил причину.

По аналогичным основаниям было отменено определение Шушенского районного суда от 17 апреля 2003 г. по делу по иску П. к Шушенскому строительному управлению АО "М.".

С принятием нового Гражданского процессуального кодекса РФ существенно изменилось положение прокурора в гражданском процессе.

В соответствии со ст. 45 ГПК РФ, участие прокурора в гражданском процессе осуществляется в двух формах. Так, прокурор обращается в суд с заявлением в случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 45 ГПК РФ. Перечень лиц, в чьих интересах прокурор может обращаться с заявлением, является исчерпывающим. При этом субъектом Российской Федерации является соответствующий край, область, автономный округ, от имени которых выступают органы государственной власти в рамках их компетенции, а муниципальным образованием - соответствующий район, имеющий статус муниципального образования, город, сельские поселения и другие муниципальные образования, предусмотренные законодательством о местном самоуправлении, от имени которых выступают соответствующие органы местного самоуправления в рамках их компетенции (ст. ст. 124, 125 ГК РФ). В других случаях прокурор участвует путем дачи заключения в случаях, предусмотренных ч. 3 ст. 45 ГПК РФ. При этом к делам о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, относятся также и дела о компенсации морального вреда, причиненного повреждением здоровья или лишением жизни.

В соответствии с ч. 3 ст. 131 ГПК РФ прокурор, обращаясь в защиту интересов гражданина, обязан обосновать невозможность предъявления иска самим гражданином. Однако при отсутствии такого обоснования заявление подлежит не возврату, а оставлению без движения на основании ст. 136 ГПК РФ для устранения недостатков его содержания, и только в случае неустранения таких недостатков оно подлежит возвращению.

По таким основаниям определением Судебной коллегии по гражданским делам краевого суда от 15 декабря 2003 г. было отменено определение Диксонского районного суда о возвращении заявления прокурора.

Прокурор, подавший заявление, пользуется всеми процессуальными правами и несет все процессуальные обязанности истца, за исключением права на заключение мирового соглашения и обязанности по уплате судебных расходов. Однако в случае отказа прокурора от заявления, поданного в защиту законных интересов другого лица, рассмотрение дела по существу продолжается, если это лицо или его законный представитель не заявит об отказе от иска.

Таким образом, отказ прокурора от заявленных требований без заявления об отказе от иска лица, в интересах которого подано заявление, либо его представителя не является основанием для прекращения производства по делу.

Так, определением Канского городского суда от 27 августа 2002 г. было прекращено производство по делу по иску о признании недействительным договора купли-продажи. Судом надлежащим истцом был признан прокурор со ссылкой на то, что истица страдает хронически душевным расстройством. Поскольку прокурор в судебном заседании отказался от иска, суд производство по делу прекратил.

Отменяя определение суда первой инстанции, Президиум краевого суда в определении от 28 октября 2003 г. указал, что иск был предъявлен самой истицей, в отношении которой нет данных о признании ее недееспособной. Прокурор, в соответствии со ст. 45 ГПК РФ, истцом являться не может и его отказ от заявленных требований не может служить основанием для прекращения производства по делу.

Если прокурор участвует в процессе на основании ч. 3 ст. 45 ГПК РФ, для дачи заключения, то в соответствии со ст. 189 ГПК РФ слово для заключения ему предоставляется до прений. Если же он сам обращался с заявлением, то он выступает в прениях первым (ч. 3 ст. 190 ГПК РФ).

В соответствии со ст. 4 Федерального конституционного закона РФ "О судебной системе Российской Федерации" военные суды входят в систему судов общей юрисдикции. Таким образом, вопрос о том, подлежит ли заявление рассмотрению военным судом, является вопросом не о подведомственности, а о подсудности. Прекращение производства по делу за неподведомственностью является ошибочным.

Так, определениями Президиума краевого суда был отменен ряд определений Емельяновского районного суда о прекращении производства по делам по искам уволенных военнослужащих о восстановлении в списках личного состава части в связи с подсудностью требований военному суду. Президиумом краевого суда было указано, что в данном случае судом должен был разрешаться вопрос не о прекращении производства по делу, а о передаче дела по подсудности.

В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 33 АПК РФ арбитражные суды рассматривают дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Данное положение закона расширительному толкованию не подлежит.

Так, определением Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 19 августа 2002 г. гражданское дело по иску С. к П. и другим о защите чести, достоинства и деловой репутации, опороченных распространением в интернет-газете не соответствующих действительности сведений, было передано в Арбитражный суд Красноярского края. Определением Президиума краевого суда от 15 апреля 2003 г. данное определение было отменено со ссылкой на то, что каких-либо оснований полагать, что оспариваемые сведения касаются деловой репутации в сфере предпринимательской деятельности, не имеется, в связи с чем, дело подлежит рассмотрению судом общей юрисдикции.

Также определением Судебной коллегии по гражданским делам краевого суда от 24 декабря 2003 г. было отменено определение Свердловского районного суда от 28 ноября 2003 г. о возврате искового заявления ГУВД Красноярского края к редакции "Сегодняшней газеты" по мотивам подведомственности иска арбитражному суду. При этом кассационной инстанцией указано, что в данном случае требования о защите деловой репутации не были связаны с предпринимательской или иной экономической деятельностью, поскольку оспаривались распространенные сведения об избиении подозреваемого работниками милиции.

В то же время, в соответствии со ст. 30 АПК РФ, арбитражные суды рассматривают в порядке особого производства дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение для возникновения, изменения и прекращения прав организаций и граждан в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности. Такое же положение содержалось в ст. 22 ранее действовавшего АПК РФ.

Определением Президиума краевого суда от 20 мая 2003 г. отменено с прекращением производства по делу решение Большемуртинского районного суда от 21 февраля 2002 г. по заявлению Большемуртинского районного потребительского общества об установлении факта владения на праве собственности нежилым помещением с указанием на то, что рассмотрение таких требований подведомственно арбитражному суду.

Решением Казачинского районного суда от 19 августа 2002 г. был установлен факт владения государственным предприятием "К." на праве собственности в силу приобретательной давности, незавершенным строительством объектом. Данное решение было отменено в порядке надзора определением Президиума краевого суда от 1 июля 2003 г. с прекращением производства по делу, поскольку такие требования суду общей юрисдикции были неподведомственны.

Краевым судом неоднократно в кассационном и надзорном порядке рассматривались вопросы, связанные с решениями третейских судов о признании права собственности на недвижимое имущество. Такие вопросы возникали при обжаловании отказа Регистрационной палаты зарегистрировать право собственности на основании решения третейского суда. При разрешении таких требований суды в некоторых случаях формально ссылались на ст. 28 Федерального закона РФ от 21.07.1997 N 122-ФЗ (ред. от 09.06.2003) "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ними" и признавали отказ в совершении регистрационных действий незаконным, без исследования вопроса о том, является ли законным само решение третейского суда, на основании которого заявители требовали произвести регистрационные действия, и соответствует ли оно третейскому соглашению.

Между тем, в соответствии со ст. 28 вышеуказанного Федерального закона, права на недвижимое имущество, установленные решением суда (в числе которых в наименовании статьи указаны и третейские суды), подлежат регистрации на общих основаниях.

Таким образом, требования со стороны Регистрационной палаты о представлении всех необходимых документов являются законными и в том случае, когда права на объект недвижимости регистрируются на основании решения третейского суда.

Так, решением третейского суда от 24 сентября 2002 г. за Ш. было признано право собственности на незавершенный строительством жилой дом.

Решением Кировского районного суда г. Красноярска от 27 мая 2003 г. отказ Регистрационной палаты зарегистрировать право собственности был признан незаконным и на Регистрационную палату была возложена обязанность произвести такую регистрацию.

Между тем, в соответствии с п. 2 ст. 25 вышеуказанного Федерального закона, право на объект незавершенного строительства подлежит государственной регистрации в случае необходимости совершения сделки с этим объектом и на основании документов, подтверждающих право пользования земельным участком для создания объекта недвижимого имущества. Как следует из материалов дела, при обращении в Регистрационную палату заявительница не представила документов на земельный участок, а, кроме того, из материалов дела не усматривалось, что предполагалось совершение какой-либо сделки с этим объектом незавершенного строительства.

Определением Президиума краевого суда от 10 июня 2003 г. решение суда было отменено.

Кроме того, рассмотрение вопроса о законности либо незаконности действий Регистрационной палаты в данном случае невозможно без рассмотрения вопроса о законности решения третейского суда.

В соответствии со ст. ст. 425 - 426 ГПК РФ при разрешении вопросов, связанных с принудительным исполнением решения третейского суда, суд проверяет соответствие решения третейского суда требованиям закона. Удовлетворение требований заявителей о государственной регистрации права собственности по существу является принудительным исполнением решения третейского суда, и, следовательно, вышеуказанные нормы ГПК РФ подлежат применению по аналогии.

Так, решением Советского районного суда от 4 февраля 2003 г. была удовлетворена жалоба Х., Р. на отказ Регистрационной палаты зарегистрировать за ними право собственности на объекты нежилого недвижимого имущества. Данное решение было обращено к немедленному исполнению. Из материалов дела усматривалось, что право собственности истцов на объект недвижимого имущества установлено решением третейского суда на основании договора купли-продажи между заявителями и ООО "С.". Между тем право собственности ООО "С." на спорный объект, как это видно из материалов дела, в установленном законом порядке не зарегистрировано в Едином государственном реестре прав. Согласно же ст. 219 ГК РФ право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации. Соответственно к покупателям не может перейти право собственности при отсутствии такого права у продавца.

По смыслу ст. 5 Федерального закона РФ "О третейских судах в Российской Федерации", третейский суд разрешает спор в конкретном правоотношении между конкретными сторонами, заключившими третейское соглашение, и в рамках этого соглашения. В материалах же дела отсутствовал договор, содержащий третейское соглашение. При таких обстоятельствах нельзя было сделать вывод о том, что рассмотрение вопроса о признании права собственности было предусмотрено третейским соглашением.

Кроме того, правоотношение собственности является абсолютным правоотношением с неограниченным кругом обязанных лиц, которые не являются участниками третейского соглашения.

В соответствии со ст. 31 вышеназванного Федерального закона РФ, решение третейского суда обязательно для сторон третейского соглашения. Обязанность обеспечить исполнимость решения третейского суда возлагается на стороны соглашения, но не третьих лиц и не на государственные органы. Главой 47 ГПК РФ предусмотрена лишь возможность принудительного исполнения решения третейского суда в случае уклонения стороны третейского соглашения от его исполнения. При этом принудительное исполнение решения третейского суда не может быть произведено в отношении третьих лиц, не являющихся стороной третейского соглашения, поскольку это противоречило бы природе третейского суда, смыслу и содержанию норм о третейском порядке разрешения споров.

При таких обстоятельствах решение суда было отменено определением Судебной коллегии по гражданским делам краевого суда от 28 мая 2003 г. по кассационной жалобе Регистрационной палаты.

Нередко судами необоснованным возвращением кассационных жалоб нарушаются права лиц, участвующих в деле, на обжалование судебных решений.

Согласно ст. 338 ГПК РФ кассационная жалоба может быть подана в течение десяти дней после вынесения судом решения в окончательной форме.

В соответствии со ст. 193 ГПК РФ при объявлении только резолютивной части решения суда председательствующий обязан разъяснить, когда лица, участвующие в деле, их представители могут ознакомиться с мотивированным решением.

Объявленная дата ознакомления с мотивированным решением подлежит занесению в протокол судебного заседания, и именно с этой даты начинается исчисление срока на кассационное обжалование решения. В том случае если в указанный в протоколе срок мотивированное решение по каким-либо причинам не будет изготовлено, то это обстоятельство безусловно является основанием для восстановления срока на кассационное обжалование.

Однако зачастую требования об объявлении даты ознакомления с мотивированным решением судами не выполняются.

При таких обстоятельствах срок на кассационное обжалование следует исчислять с момента фактического вручения лицам, участвующим в деле, копии решения, вынесенного в окончательной форме, поскольку иное начало течения срока на кассационное обжалование по материалам дела установить невозможно. Ссылки на то, что мотивированное решение было изготовлено ранее и дело было ранее сдано в канцелярию, не могут служить основанием для вывода о пропуске срока, поскольку лица, участвующие в деле, не ставились судом в известность о том, когда решение было изготовлено в окончательной форме, и, соответственно, не могли и не должны были знать об этом.

Обязанность известить лиц, участвующих в деле, об изготовлении мотивированного решения в соответствии со ст. 193 ГПК РФ возложена на суд. Неисполнение такой обязанности судом не может быть положено в основу вывода о пропуске лицами, участвующими в деле, срока на обжалование решения суда.

Так, определением Президиума краевого суда от 22 июля 2003 г. было отменено определение Октябрьского районного суда г. Красноярска от 25 марта 2003 г. о возврате кассационной жалобы З., поскольку судом при оглашении резолютивной части решения не было объявлено о том, когда стороны могут ознакомиться с мотивированным решением.

Часто возникают в судебной практике вопросы, связанные с уплатой государственной пошлины.

Верховным Судом РФ в обзоре судебной практики за второй квартал 2003 г. дано следующее разъяснение.

"С 1 февраля 2003 года вступил в силу Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, в котором по-иному урегулирован вопрос об освобождении от уплаты государственной пошлины органов государственной власти (ответчиков по делу), обращающихся с кассационной жалобой на решение суда.

Согласно п. 14 ч. 1 ст. 89 ГПК РФ государственные органы, органы местного самоуправления, организации и граждане освобождаются от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в судах, в случае обращения с заявлением в защиту прав других лиц, интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

Таким образом, Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации закрепил в указанной норме льготу по уплате названными субъектами государственной пошлины только в тех случаях, когда эти субъекты участвуют в деле в порядке ч. 1 ст. 46 ГПК РФ, обращаясь в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц или неопределенного круга лиц, и выступают в качестве процессуальных истцов (заявителей).

В соответствии со ст. 4 Федерального закона "О введении в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" федеральные законы и иные нормативные акты, действующие на территории Российской Федерации и связанные с Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации, подлежат приведению в соответствие с указанным Кодексом и применяются в части, не противоречащей ему.

В силу ч. 2 ст. 88 ГПК РФ федеральными законами о налогах и сборах устанавливается только размер и порядок уплаты государственной пошлины. Перечень лиц, освобожденных от уплаты государственной пошлины, содержится в ч. 1 ст. 89 ГПК РФ.

На основании изложенного следует, что с введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации органы государственной власти в тех случаях, когда они выступают в качестве ответчиков, уплачивают государственную пошлину при подаче кассационных жалоб на решения судов на общих основаниях".

Поскольку п. 14 ч. 1 ст. 89 ГПК РФ устанавливает одинаковые условия освобождения от уплаты государственной пошлины как государственных органов, так и органов местного самоуправления, организаций и граждан в случае их обращения с заявлением в защиту прав других лиц, интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, следует полагать, что данное разъяснение Верховного Суда РФ касается в равной мере всех вышеуказанных субъектов уплаты государственной пошлины, если они не освобождены от ее уплаты по другим основаниям.

Данное разъяснение следует особо учитывать при принятии кассационных жалоб вышеуказанных субъектов и назначении дел в кассационную инстанцию.

В то же время имеют место необоснованные требования судов об уплате государственной пошлины лицами, которые по закону от нее освобождены.

Так, определением Центрального районного суда г. Красноярска было оставлено без движения заявление управления Пенсионного фонда РФ в Кировском районе о взыскании с С. штрафной санкции за нарушение срока регистрации в органах Пенсионного фонда в связи с неуплатой государственной пошлины. Определением Судебной коллегии по гражданским делам краевого суда от 24 декабря 2003 г. данное определение было отменено, поскольку в соответствии со ст. 34.1 Налогового кодекса РФ ("Полномочия органов государственных внебюджетных фондов" - введена Федеральным законом от 09.07.1999 N 154-ФЗ) в случаях, когда законодательством о налогах и сборах на органы государственных внебюджетных фондов возложены обязанности по налоговому контролю, эти органы пользуются правами и несут обязанности налоговых органов, предусмотренные данным Кодексом. А согласно п. 6 ч. 1 ст. 89 ГПК РФ от уплаты государственной пошлины освобождаются налоговые органы, органы государственных внебюджетных фондов - в соответствии с их компетенцией по искам о взыскании уплаты налогов, сборов и других обязательных платежей в бюджеты всех уровней.

Необоснованный отказ в удовлетворении требований об отсрочке, рассрочке, снижении либо освобождении от уплаты государственной пошлины может послужить обстоятельством, нарушающим конституционное право граждан на судебную защиту. Отсутствие источника дохода, недостаточность денежных средств сами по себе не должны служить препятствием для реализации гражданином данного конституционного права.

Так, решением Октябрьского районного суда г. Красноярска от 4 февраля 2003 г. был признан недействительным договор купли-продажи, заключенный между Р. и Ш. Ш. по решению суда был обязан возвратить квартиру. На данное решение была подана кассационная жалоба с ходатайством об отсрочке уплаты государственной пошлины.

Определением Октябрьского районного суда г. Красноярска от 21 мая 2003 г. в удовлетворении ходатайства было отказано.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам краевого суда от 23 июня 2003 г. определение судьи было отменено с указанием на то, что Ш. представил справку о длительной невыплате заработной платы, которой суд не дал оценки.

Впоследствии, при рассмотрении кассационной жалобы Ш., решение суда, по которому он лишался права собственности на квартиру, было отменено.

 

ПРАКТИКА РАССМОТРЕНИЯ ТРУДОВЫХ СПОРОВ

 

При рассмотрении споров об увольнении по собственному желанию не может признаваться вынужденной, совершенной под давлением администрации, подача заявления об увольнении работника, совершившего дисциплинарные проступки, в отношении которого работодателем рассматривался вопрос об увольнении за нарушения дисциплины.

Так, решением Дудинского городского суда от 25 июня 2003 г. Л. был восстановлен в должности участкового уполномоченного Дудинского ГОВД. Решение суда было мотивировано тем, что истец подал рапорт об увольнении по собственному желанию вынужденно, под давлением руководства ГОВД с угрозой увольнения за нарушения дисциплины. Определением Судебной коллегии по гражданским делам краевого суда от 22 октября 2003 г. решение суда отменено и вынесено новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований, поскольку материалами дела установлено, что истцом были совершены грубые нарушения дисциплины, в частности прогулы, нахождение на службе в нетрезвом состоянии, в связи с чем руководством ГОВД рассматривался вопрос о его увольнении по отрицательным мотивам, однако суд чести среднего начальствующего состава ходатайствовал об увольнении истца по собственному желанию. В приказе начальника УВД ТАО указано, что истец совершил неоднократное и грубое нарушение служебной дисциплины, подлежал строгому дисциплинарному взысканию, однако оно не было применено в связи с подачей рапорта об увольнении.

При таких обстоятельствах вывод суда об отсутствии добровольного волеизъявления при подаче рапорта об увольнении с целью избежать строгого дисциплинарного взыскания, увольнения по отрицательным мотивам, когда для этого имелись основания, является ошибочным. Истец вправе был добровольно выбирать между подачей рапорта об увольнении и применением дисциплинарного взыскания.

По-прежнему судами допускаются ошибки при рассмотрении споров о законности увольнения в связи с сокращением численности или штата работников. В частности, не проверяются надлежащим образом доводы о том, что имелись вакантные должности, которые могли бы быть предложены увольняемому работнику. Если же истец не ссылается на такие обстоятельства, то суд, в соответствии со ст. 56 ГПК РФ, обязан учесть эти обстоятельства в качестве юридически значимых, определить, какой стороне надлежит их доказывать, и вынести на обсуждение сторон.

Так, решением Октябрьского районного суда г. Красноярска от 27 мая 2003 г. отказано в удовлетворении требований Ф. к средней общеобразовательной школе N 133 о восстановлении в должности воспитателя группы продленного дня. Между тем из имеющегося в материалах дела тарификационного списка педагогического персонала школы было видно, что на момент увольнения истицы имелась вакантная должность старшего вожатого, которая истице не предлагалась. Это обстоятельство подтвердили и стороны в суде кассационной инстанции. При таких обстоятельствах определением Судебной коллегии по гражданским делам краевого суда от 30 июля 2003 г. решение суда было отменено и вынесено новое решение, которым удовлетворены требования о восстановлении на работе и компенсации морального вреда. В части взыскания заработной платы за время вынужденного прогула дело было направлено на новое рассмотрение.

В то же время следует проверять, могла ли быть предложена увольняемому работнику вакантная должность с учетом его образования, квалификации, опыта работы и состояния здоровья.

Так, решением Сухобузимского районного суда от 14 апреля 2003 г. А. был восстановлен на работе в должности специалиста - главного зоотехника комитета по сельскому хозяйству и продовольствия администрации Сухобузимского района. Такое решение суд мотивировал тем, что на момент увольнения истца в связи с сокращением его должности имелась вакантная должность заведующего отдела цен и регистрации, которая истцу не предлагалась. Отменяя решение суда, Судебная коллегия по гражданским делам краевого суда в определении от 2 июня 2003 г. указала на необходимость выяснения вопроса о том, могла ли быть предложена истцу вакантная должность с учетом его образования и квалификации, в том числе с учетом установленной ст. 24 Закона Красноярского края "О муниципальной службе" гарантии переподготовки муниципального служащего.

Обязанность предложить работнику перевести его с его согласия на другую вакантную должность по смыслу ст. ст. 81 и 180 ТК РФ возникает у работодателя с момента предупреждения работника о предстоящем увольнении по сокращению численности или штата работников.

Так, определением Судебной коллегии по гражданским делам краевого суда от 9 апреля 2003 г. было отменено решение Уярского районного суда от 27 февраля 2003 г. об отказе в удовлетворении требований В. к МП "Р.". При этом кассационной инстанцией указано, что истец был предупрежден о предстоящем увольнении по сокращению штата 5 ноября 2002 г., а уволен 5 января 2003 г. Из материалов дела усматривается, что 11 ноября 2002 г. в МП "Р." на должность канальщика было принято другое лицо. При таких обстоятельствах суду надлежало исследовать вопрос о том, могла ли быть данная должность предложена истцу, предупрежденному об увольнении по сокращению штата.

При разрешении вопросов о законности или незаконности увольнения по основанию, предусмотренному подпунктом "б" п. 3 ст. 81 ТК РФ - недостаточная квалификация, подтвержденная результатами аттестации, следует иметь в виду положения ст. 82 ТК РФ о том, что в случае увольнения по этому основанию члена профсоюза в состав аттестационной комиссии в обязательном порядке включается член комиссии от соответствующего выборного профсоюзного органа. Несоблюдение данного требования закона влечет признание увольнения незаконным.

Так, Б. был уволен с должности диспетчера по управлению воздушным движением Красноярского филиала ГУДП "А." по вышеуказанному основанию. В основу приказа об увольнении были положены результаты аттестации, которая установила недостаточное знание профессионально ориентированного английского языка.

Решением Советского районного суда г. Красноярска от 18 сентября 2003 г. требования истца о восстановлении на работе были удовлетворены на основании того, что истец являлся членом профсоюза, однако в состав аттестационной комиссии не был включен член соответствующего выборного профсоюзного органа. Определением Судебной коллегии по гражданским делам краевого суда от 17 декабря 2003 г. такой вывод суда признан правильным.

При рассмотрении споров о восстановлении на работе лиц, уволенных за появление на работе в состоянии опьянения, следует тщательно проверять представленные работодателем, как заинтересованным в исходе дела лицом, доказательства нахождения работника в состоянии опьянения, сопоставлять их с другими имеющимися в материалах дела данными, полученными от незаинтересованных лиц.

Так, решением Лесосибирского городского суда от 10 июня 2003 г., оставленным без изменения определением Судебной коллегии по гражданским делам краевого суда от 17 ноября 2003 г., удовлетворены исковые требования о восстановлении на работе В. и М., уволенных из ОАО "М." на основании подпункта "б" п. 6 ст. 81 ТК РФ. При этом судом было установлено, что между истцами и мастером одного из цехов произошел конфликт, после которого истцов задержали работники охраны предприятия и составили акт о нахождении истцов в состоянии опьянения. Требования истцов о направлении их на экспертизу были оставлены без удовлетворения. Впоследствии они были доставлены в милицию, где были осмотрены фельдшером, не установившим признаков алкогольного опьянения. При таких обстоятельствах суд обоснованно сделал вывод о том, что работодателем не доказан факт нахождения работников в состоянии опьянения, и признал увольнение незаконным.

При разрешении споров о восстановлении на работе лиц, уволенных в период действия срочного трудового договора, следует проверять, истек ли срок договора к моменту рассмотрения дела судом, и, в случае его истечения, рассматривать вопрос об изменении формулировки и даты увольнения.

Так, решением Игарского городского суда от 11 марта 2003 г. Т. была восстановлена на работе в должности заместителя главы города в связи с тем, что суд признал ее увольнение 19 сентября 2002 г. за прогулы незаконным. Определением Судебной коллегии по гражданским делам краевого суда от 12 мая 2003 г. решение суда было отменено с направлением дела на новое рассмотрение с указанием на то, что, восстанавливая истицу на работе 11 марта 2003 г., суд не учел, что с ней был заключен срочный трудовой договор до 31 декабря 2002 г. Таким образом, суд фактически восстановил истицу на работе на условиях бессрочного трудового договора.

Перечень оснований расторжения трудового договора по инициативе работодателя, установленный ст. 81 ТК РФ, не является исчерпывающим, поскольку в п. 14 этой статьи указано, что Трудовым кодексом РФ и другими федеральными законами могут быть предусмотрены другие случаи расторжения трудового договора по инициативе работодателя.

Таким образом, при рассмотрении других, не относящихся к общим основаниям увольнения, случаев следует давать оценку тому, является ли данное увольнение увольнением по инициативе работодателя и распространяются ли на него ограничения, предусмотренные ст. 81 ТК РФ о недопустимости увольнения по инициативе работодателя в период временной нетрудоспособности работника или нахождения его в отпуске. При этом вид отпуска не имеет значения.

Так, решением Центрального районного суда г. Красноярска от 2 июня 2003 г. было отказано в иске к ОАО "Е." о восстановлении на работе в должности генерального директора, с которой он был уволен на основании п. 2 ст. 278 ТК РФ в связи с принятием общим собранием акционеров решения о досрочном прекращении трудового договора. Судебная коллегия краевого суда при рассмотрении дела в кассационном порядке не согласилась с выводом суда первой инстанции об отсутствии нарушений при увольнении истца, поскольку увольнение руководителя по п. 2 ст. 278 ТК РФ фактически является расторжением трудового договора по инициативе работодателя, а истец, в нарушение положений ст. 81 ТК РФ, был уволен во время нахождения в отпуске.

В соответствии с п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 от 20.01.2003 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации", дела по трудовым спорам между акционером - физическим лицом и акционерным обществом, участником иного хозяйственного товарищества или общества и этим хозяйственным товариществом или обществом подведомственны судам общей юрисдикции. Вопрос о том, является ли возникший между указанными субъектами спор трудовым, судам необходимо решать на основании статьи 381 Трудового кодекса РФ, согласно которой индивидуальный трудовой спор - неурегулированные разногласия между работодателем и работником по вопросам применения законов и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, коллективного договора, соглашения, трудового договора (в том числе об установлении или изменении индивидуальных условий труда), о которых заявлено в орган по рассмотрению трудовых споров.

Учитывая то, что отношения между единоличными исполнительными органами обществ (директорами, генеральными директорами), членами коллегиальных исполнительных органов обществ (правлений, дирекций), с одной стороны, и обществами - с другой, основаны на трудовых договорах (глава 43 Трудового кодекса РФ), дела по искам указанных лиц о признании недействительными решений коллегиальных органов акционерных обществ, иных хозяйственных товариществ и обществ о досрочном прекращении их полномочий, о восстановлении в занимаемых должностях и оплате времени вынужденного прогула подведомственны судам общей юрисдикции, которые в силу статей 382 и 391 Трудового кодекса РФ являются по данным делам органами по разрешению трудовых споров.

Определением Кировского районного суда г. Красноярска от 8 апреля 2003 г. производство по гражданскому делу по иску С. к ОАО "Р." в части исковых требований о признании недействительным решения внеочередного общего собрания акционеров было прекращено. Производство по делу в части исковых требований С. о восстановлении в должности генерального директора ОАО "Р." этим же определением было приостановлено до рассмотрения арбитражным судом спора о признании недействительным вышеуказанного решения общего собрания акционеров. Определением Судебной коллегии по гражданским делам краевого суда от 30 июня 2003 г. данное определение суда было отменено с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд в полном объеме с указанием на то, что данный спор между истцом и ответчиком является трудовым. Требования о признании недействительным решения общего собрания акционеров о прекращении полномочий истца как генерального директора направлены на восстановление трудовых прав, а следовательно, в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 33 АПК РФ такой спор не подведомствен арбитражному суду. При таких обстоятельствах суд необоснованно прекратил производство по делу в части требований о признании недействительным решения общего собрания акционеров и, соответственно, необоснованно приостановил производство в части требований о восстановлении на работе.

При разрешении вопросов о пропуске срока для обращения в суд за разрешением трудового спора следует иметь в виду, что в соответствии со ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение месяца со дня вручения копии приказа об увольнении либо трудовой книжки.

К спорам об увольнении относятся также споры о взыскании компенсации морального вреда, причиненного незаконным увольнением, и о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула в связи с незаконным увольнением.

Так, решением Курагинского районного суда, оставленным без изменения определением Судебной коллегии по гражданским делам краевого суда от 22.12.2003, в удовлетворении исковых требований К. к управлению образования администрации Курагинского района о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда отказано в полном объеме в связи с пропуском срока для обращения в суд. При этом кассационной инстанцией признан правильным вывод суда о том, что для требований о компенсации морального вреда и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула в связи с незаконным увольнением ст. 392 ТК РФ срок для обращения в суд установлен в один месяц, а не в три месяца.

Решение об отказе в иске в связи с пропуском срока исковой давности или срока для обращения в суд может быть принято в предварительном судебном заседании без исследования иных фактических обстоятельств дела.

В связи с введением в действие Трудового кодекса РФ изменился порядок исчисления среднего заработка за время вынужденного прогула.

По общему правилу, установленному ч. 3 ст. 139 ТК РФ, средний заработок исчисляется за 12 предшествующих месяцев. Исчисление среднего заработка за три календарных месяца ч. 4 ст. 139 ТК РФ предусмотрено для оплаты отпусков и выплаты компенсации за неиспользованные отпуска. Порядок исчисления среднего заработка разъяснен Постановлением Правительства РФ от 11.04.2003 N 213 "Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы".

Так, неправильное исчисление среднего заработка за три, а не за двенадцать месяцев повлекло отмену в кассационном порядке решения Центрального районного суда г. Красноярска от 22 августа 2003 г. по делу по иску К. к ФГУП "К." в части взыскания заработной платы за время вынужденного прогула.

Полная материальная ответственность работника за причиненный материальный ущерб может наступать только в случаях, предусмотренных ст. 243 ТК РФ, а также в случаях заключения договоров о полной материальной ответственности в соответствии со ст. ст. 244, 245 ТК РФ. Обязанность установления размера причиненного ущерба ст. 247 ТК РФ возложена на работодателя. Соответственно и обязанность доказывания в суде размера причиненного ущерба также возложена на работодателя.

Так, М. обратился в суд с иском к П. и М. о возмещении материального ущерба, ссылаясь на то, что ответчицы работали продавцами в принадлежащем ему магазине и допустили недостачу на сумму 34376 рублей. В суде первой инстанции в связи с добровольным погашением ущерба М. истец просил взыскать с П. 17200 рублей. Решением мирового судьи судебного участка N 42 Каратузского района от 14 марта 2003 г. в иске было отказано. Апелляционным решением Каратузского районного суда от 18 июня 2003 г. решение мирового судьи было отменено и с П. было взыскано 17200 рублей.

Определением Президиума краевого суда от 4 ноября 2003 г. решение апелляционной инстанции было отменено с направлением дела на новое рассмотрение. При этом Президиумом было указано, что ответчицы были приняты на работу по трудовым договорам в которых содержится указание о том, что работник несет материальную ответственность без указания вида и размера этой ответственности. При этом ответчицы работали посменно без учета передаваемых друг другу материальных ценностей. Однако договоров о полной коллективной либо о полной индивидуальной материальной ответственности с ними не заключалось. При таких обстоятельствах решением суда не установлено, на каком основании работник должен нести полную материальную ответственность, а кроме того, не определен размер материального ущерба, причиненного каждым из работников.

При рассмотрении споров, связанных с выплатой единовременного пятилетнего денежного содержания сотрудников милиции, уволенных из органов внутренних дел в связи с получением ими при исполнении служебных обязанностей телесных повреждений, исключающих возможность дальнейшего прохождения службы, следует иметь в виду, что ст. 29 Закона РФ "О милиции", предусматривающая такую выплату, связывает данную выплату с днем увольнения сотрудника милиции из органов внутренних дел, а не с днем ее назначения. Кроме того, п. 21 Инструкции о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику милиции (утв. Приказом МВД РФ от 15.10.99 N 805, в ред. Приказов МВД РФ от 11.01.2001 N 10, от 27.02.2003 N 121) установлено, что право на получение сотрудником единовременного пособия устанавливается в ходе оформления материалов об увольнении его из органов внутренних дел.

С учетом изложенного определением Президиума краевого суда от 18 ноября 2003 г. было отменено решение Центрального районного суда г. Красноярска об отказе Г. в удовлетворении исковых требований к УВД администрации Красноярского края о взыскании индексации единовременного содержания с даты увольнения из органов внутренних дел.

 

СПОРЫ, СВЯЗАННЫЕ С ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ

ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ТОВАРИЩЕСТВ, ОБЩЕСТВ

И ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ КООПЕРАТИВОВ

 

Статьей 33 Арбитражного процессуального кодекса РФ к специальной подсудности арбитражных судов отнесены споры между акционером и акционерным обществом, участниками иных хозяйственных товариществ и обществ, за исключением трудовых споров. Данное положение закона расширительному толкованию не подлежит. Понятие хозяйственных товариществ и обществ дано в ст. 66 ГК РФ. Производственные и потребительские кооперативы к хозяйственным товариществам и обществам не относятся, а следовательно, споры участника кооператива с кооперативом не относятся к подведомственности арбитражных судов.

Так, определением Назаровского городского суда от 29 июля 2003 г. исковое заявление А. и других к ЗАО "Н." было возвращено за неподведомственностью спора суду общей юрисдикции. Отменяя определение суда, Президиум краевого суда в определении от 20 августа 2003 г. указал, что фактически спор у истцов возник с производственным кооперативом "А.", пайщиками которого истцы являются, а следовательно, спор подведомствен суду общей юрисдикции.

В том случае, когда вместо участника товарищества стороной в споре является его правопреемник, не являющийся членом товарищества, этот спор подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции. Так, определением Норильского городского суда от 20 августа 2003 г. дело по иску С. о выделе доли из имущества товарищества было направлено в Арбитражный суд Красноярского края. При этом суд исходил из того, что С. являлась членом товарищества и ее иск о выделе доли рассматривался арбитражным судом. После ее смерти апелляционной инстанцией арбитражного суда производство по делу было прекращено.

Отменяя определение суда о передаче дела в арбитражный суд, Президиум краевого суда в определении от 18 марта 2003 г. указал, что С. хотя и является наследником, однако сама членом товарищества никогда не являлась, а следовательно, ее требования не подведомственны арбитражному суду.

Нарушение подведомственности споров, установленной ст. 33 АПК РФ, является грубым нарушением закона.

Так, решением Енисейского районного суда от 30 мая 2003 г. удовлетворены требования о признании незаконными действий генерального директора ОАО "С.", находящегося в г. Москве. Определением Президиума краевого суда от 22 июля 2003 г. решение суда отменено с прекращением производства по делу, поскольку С. являлся акционером ОАО "С." и его спор с акционерным обществом не подлежал рассмотрению в суде общей юрисдикции.

Этим же судьей были удовлетворены требования С. о признании недействительными сделок купли-продажи нежилых помещений между ООО "Г." и ООО "Ф.", находящихся в г. Москве. Определением Президиума краевого суда от 22 июля 2003 г. указано, что рассмотрение данных требований подведомственно арбитражному суду, а довод суда о связи между сделками с недвижимостью и трудовыми правами истицы является надуманным.

 

РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛ, ВЫТЕКАЮЩИХ ИЗ ЖИЛИЩНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ

 

При рассмотрении дел об определении порядка пользования жилыми помещениями следует обсуждать вопрос о том, не ущемляет ли удовлетворение требований истца о закреплении за ним указанных им комнат жилищные права других лиц, проживающих в данном жилом помещении.

Так, решением Каратузского районного суда был удовлетворен иск Б. к бывшей супруге о признании права пользования жилым помещением и определении порядка пользования квартирой. Решением суда за истцом была закреплена комната площадью 12,8 кв. м в двухкомнатной квартире жилой площадью 28,6 кв. м с возложением на местную администрацию обязанности открыть отдельный финансово-лицевой счет на эту комнату. Определением Президиума краевого суда от 10 июня 2003 г. данное решение отменено, поскольку закрепление за истцом указанной комнаты существенно нарушает права ответчицы и несовершеннолетней дочери, которые, в результате такого решения суда, с учетом оставшейся жилой площади, стали нуждающимися в улучшении жилищных условий.

В соответствии со ст. 110 ЖК РФ выселению без предоставления другого жилого помещения подлежат лица, уволившиеся по собственному желанию без уважительных причин. При оценке уважительности причин суд должен оценить все конкретные обстоятельства в их совокупности.

Так, определением Президиума краевого суда от 2 декабря 2003 г. отменено решение Железнодорожного районного суда от 14 марта 2003 г. о выселении С. из общежития ГУП ПИК "О." и вынесено новое решение об отказе в иске. При этом Президиум краевого суда указал, что при оценке конкретных обстоятельств увольнения суд не учел, что С. не доработал до 10 лет всего 22 дня, а его увольнение было связано, в том числе, с несвоевременной выплатой ответчиком заработной платы и ее низким размером, что подтверждалось справкой бухгалтерии. Учитывая конкретные обстоятельства дела в их совокупности, Президиум краевого суда вынес новое решение об отказе в иске.

 

ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ НОРМ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

 

Право собственности

 

Довольно часто граждане обращаются в суды с требованиями об установлении факта владения недвижимым имуществом на праве собственности.

При этом следует иметь в виду, что такой факт не может устанавливаться в отношении самовольно возведенных строений. В соответствии со ст. 265 ГПК РФ суд устанавливает факты, имеющие юридическое значение, только при невозможности получения заявителем в ином порядке надлежащих документов, удостоверяющих эти факты, или при невозможности восстановления утраченных документов. Следовательно, судом может устанавливаться факт владения строением на праве собственности, только если право собственности у заявителя на объект недвижимого имущества имелось, возникло в установленном законом порядке, однако правоустанавливающие документы утрачены и указанный факт не может быть подтвержден во внесудебном порядке.

Так, решением Тюхтетского районного суда от 25 апреля 2003 г. был установлен факт владения Р. жилым домом и надворными постройками. По надзорной жалобе И., претендующей на это имущество в порядке наследования, определением Президиума краевого суда 28 октября 2003 г. вышеуказанное решение суда было отменено с направлением дела на новое рассмотрение. При этом Президиумом было указано на то, что из материалов дела усматривается, что было отказано в принятии дома в эксплуатацию из-за отсутствия разрешения на строительство и других согласующих документов. Следовательно, указанное домовладение по существу является самовольной постройкой, факт владения на праве собственности которой не может быть установлен в порядке особого производства.

При рассмотрении требований о признании права собственности в силу приобретательной давности следует иметь в виду, что в соответствии со ст. 234 ГК РФ право собственности в силу приобретательной давности может возникать не только в отношении бесхозяйного имущества, но и в отношении имущества, которое имело собственника.

Так, решением Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 17 февраля 2003 г. отказано в удовлетворении требований М. о признании права собственности на 1/2 дома и прекращении права собственности Г. на этот дом. Требования истцов были мотивированы тем, что данный дом был предназначен под снос, собственник дома и члены семьи выселились и им в связи со сносом была предоставлена квартира. Однако снос дома произведен не был. Истцы ссылались на то, что они в течение более 15 лет открыто владели домом как своим собственным. Отказывая в удовлетворении иска, суд сослался на то, что собственником дома, согласно данным БТИ, является Г. и М., что является препятствием для удовлетворения требований истцов.

Отменяя решение суда и направляя дело на новое рассмотрение, Президиум краевого суда в определении от 9 декабря 2003 г., в том числе, указал, что наличие регистрации права собственности за другим лицом само по себе не является препятствием для признания права собственности на это имущество за другими лицами в силу приобретательной давности. Кроме того, суду предложено обсудить вопрос о том, сохранилось ли за Г. право собственности на этот дом с учетом того, что по законодательству, действовавшему на момент его выселения и предоставления ему квартиры в связи со сносом, предоставление квартир государственного жилого фонда лицам, имеющим в собственности жилой дом, не предусматривалось.

По-прежнему допускаются ошибки при рассмотрении споров о разделе имущества, находящегося в общей долевой собственности.

В соответствии со ст. 252 ГК РФ при недостижении участниками общей долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выдела доли одного из них участник общей долевой собственности вправе требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества. Если выдел доли в натуре не допускается законом или невозможен без несоразмерного ущерба имуществу, находящемуся в общей долевой собственности, выделяющийся собственник имеет право на выплату ему стоимости его доли другими участниками долевой собственности.

В то же время, согласно п. п. 35, 37 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 8 от 1 июля 1996 г. "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", невозможность раздела имущества, находящегося в общей долевой собственности, в натуре, в том числе и в случае, указанном в ч. 2 п. 4 ст. 252 ГК РФ, не исключает права участника общей долевой собственности заявить требование об определении порядка пользования этим имуществом, если этот порядок не установлен соглашением сторон.

Так, решением мирового судьи судебного участка N 27 г. Железногорска от 28 ноября 2001 г. по иску Н. к Н. о разделе совместно нажитого имущества было постановлено признать за сторонами право собственности на трехкомнатную квартиру по одной второй доли каждому, признав их доли равными. Апелляционным решением Железногорского городского суда от 4 июня 2003 г. решение мирового судьи было отменено и принято новое решение, которым квартира была передана в собственность ответчице, а в пользу истца взыскана компенсация стоимости его доли.

Постановлением Президиума краевого суда от 23 декабря 2003 г. апелляционное решение было отменено с направлением дела на новое рассмотрение в связи с неправильным применением норм материального права. При этом Президиумом краевого суда было указано, что судом не дано оценки доводам ответчицы о том, что она не имеет желания приобретать долю истца в праве собственности, а кроме того, не имеет такой возможности в связи с тяжелым материальным положением.

 

Сделки и обязательства

 

При рассмотрении вопросов, связанных с исполнением обязательств, следует иметь в виду, что обязательства прекращаются по основаниям, предусмотренным главой 26 ГК РФ, в частности надлежащим исполнением обязательств. Вынесение судом решения о взыскании денежной суммы само по себе не прекращает обязательства.

Так, Х. обратился в суд с иском к З. о взыскании процентов по договору займа и процентов по ст. 395 ГК РФ. Решением мирового судьи судебного участка N 29 г. Железногорска от 03.10.2002, оставленным без изменения апелляционным определением Железногорского городского суда от 23.06.2003, взысканы проценты по ст. 395 ГК РФ, а во взыскании процентов по договору отказано, со ссылкой на то, что обязательства по договору займа были прекращены в связи с ранее вынесенным решением Железногорского городского суда о взыскании суммы долга и процентов. Определением Президиума краевого суда от 4 ноября 2003 г. вышеуказанные судебные постановления были отменены с направлением дела на новое рассмотрение, поскольку решение Железногорского городского суда от 16.11.2000, на которое ссылались судебные инстанции, было исполнено лишь частично, долг возвращен не полностью, а следовательно, обязательство по договору займа не исполнено и не прекращено. В соответствии с п. 1 ст. 408 ГК РФ обязательство прекращается надлежащим исполнением. Проценты за просрочку возврата суммы займа по п. 1 ст. 811 ГК РФ взыскиваются независимо от уплаты процентов по договору займа, предусмотренных ст. 809 ГК РФ, а проценты по договору согласно п. 2 ст. 809 ГК РФ при отсутствии иного соглашения выплачиваются ежемесячно до дня возврата суммы займа.

При рассмотрении вопросов об исполнении страховщиком обязанностей по выплате страховой суммы следует иметь в виду, что невыполнение страхователем условий о месте и способе хранения вещи не является основанием для освобождения страховщика от обязательства, если это прямо не предусмотрено законом или договором.

Так, определением Президиума краевого суда от 23 сентября 2003 г. оставлена без удовлетворения надзорная жалоба ЗАО "С." на решение Советского районного суда г. Красноярска от 7 августа 2003 г., которым с ответчика в пользу была взыскана сумма страхового возмещения в связи с хищением автомобиля. При этом Президиум краевого суда признал правильными выводы суда первой инстанции о том, что указание в договоре местом хранения автомобиля охраняемой стоянки не означает, что страховым случаем не будет являться хищение автомобиля в то время, когда он в связи с его эксплуатацией находился не на стоянке.

 

Возмещение ущерба

 

При разрешении споров, связанных с возложением на родителей ответственности за вред, причиненный несовершеннолетними, следует иметь в виду, что в соответствии со ст. 322 ГК РФ солидарная ответственность возникает, если она предусмотрена договором или установлена законом. В отношении родителей солидарной ответственности за вред, причиненный их несовершеннолетними детьми, законом не установлено. Таким образом, независимо от того, проживают родители совместно или раздельно, ответственность на них должна возлагаться в долевом порядке. При этом следует иметь в виду также и то, что родитель, проживающий отдельно, не освобождается от обязанности участвовать в воспитании ребенка.

Ошибки, связанные с возложением на родителей солидарной ответственности или с освобождением одного из родителей от ответственности, допускались мировым судьей судебного участка N 87 Советского района г. Красноярска (решение от 31 марта 2003 г. по делу по иску У. к Т.), Октябрьским районным судом г. Красноярска (решение от 4 марта 2002 г. по делу по иску К. к Б.) и другими. Данные решения были отменены в порядке надзора Президиумом краевого суда определениями от 16 декабря 2003 г. и от 15 июля 2003 г. соответственно.

В соответствии со ст. 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконных действий государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц, подлежит возмещению за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

К государственным органам относятся также и органы внутренних дел.

Решением Боготольского районного суда от 24 ноября 2003 г. с ЛОВД на ст. Ачинск в пользу К. было взыскано возмещение вреда здоровью, причиненного огнестрельным ранением в результате превышения служебных полномочий сотрудником данного ЛОВД. Отменяя решение суда, Президиум краевого суда в определении от 2 декабря 2003 г. указал, что в данном случае вред должен возмещаться Министерством финансов РФ за счет казны Российской Федерации.

В другом случае Президиум краевого суда определением от 22 июля 2003 г. изменил решение Норильского городского суда от 24 декабря 2002 г. о взыскании с МВД РФ в пользу Т. компенсации морального вреда за смерть ее сына, наступившую в результате избиения его сотрудником ГОМ-2 УВД г. Норильска. Компенсация морального вреда определением Президиума краевого суда взыскана с Министерства финансов РФ за счет казны Российской Федерации.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, моральный вред подлежит компенсации в случае его причинения действиями, нарушающими личные неимущественные права или посягающими на другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину, а также в других предусмотренных законом случаях. Таким образом, моральный вред, причиненный действиями, нарушающими имущественные права, в соответствии со ст. 151 ГК РФ не подлежит компенсации, если это специально не предусмотрено законом (например, Закон РФ "О защите прав потребителей").

Так, решением мирового судьи судебного участка N 104 г. Назарово и Назаровского района, оставленным без изменения апелляционной инстанцией, с С. в пользу М. была взыскана компенсация морального вреда за залив квартиры. Определением Президиума краевого суда от 2 декабря 2003 г. судебные постановления в части взыскания компенсации морального вреда были отменены и вынесено новое решение об отказе в удовлетворении требований о компенсации морального вреда, поскольку они основаны на нарушении имущественных прав.

 

Наследственное право

 

Довольно распространенными являются ошибки, связанные с установлением факта принятия наследства при наличии спора о праве между наследниками. Это связано с тем, что суды не устанавливают круг возможных наследников, не привлекают их к участию в деле, не выясняют, кому перешло наследственное имущество.

Так, решением Березовского районного суда от 19 февраля 2003 г. установлен факт принятия К. наследственного имущества в виде мебели и предметов домашнего обихода. Установление такого факта заявителю было необходимо для оформления наследственных прав в отношении квартиры, оставшейся после смерти наследодателя. При этом суд не учел, что на данную квартиру уже выдано свидетельство о праве на наследство другому наследнику по закону, за которым уже произведена регистрация права собственности на недвижимое имущество. Таким образом, фактически имел место спор о праве на наследственное имущество между наследниками. Определением Президиума краевого суда от 11 ноября 2003 г. решение суда отменено с направлением дела на новое рассмотрение.

Решением Ачинского городского суда от 24 января 2001 г. были удовлетворены требования Е. об установлении факта принятия наследства в виде квартиры, оставшейся после смерти его отца. Между тем дело рассмотрено в отсутствие других заинтересованных лиц. В надзорной жалобе супруга наследодателя, а также другие дети наследодателя ссылались на то, что наследниками являются они и они фактически приняли наследство. Суд первой инстанции при рассмотрении дела исходил из того, что данные лица извещены о месте и времени рассмотрения дела и от них поступило заявление о согласии с заявленными требованиями. Однако в материалах дела отсутствовали какие-либо сведения об их извещении, а в их надзорной жалобе было указано, что они ничего не знали о рассмотрении дела судом и никаких заявлений в суд не писали. При таких обстоятельствах данное решение суда определением Президиума краевого суда от 27 мая 2003 г. было отменено.

Решением Канского городского суда от 14 марта 2003 г. был продлен срок для принятия наследства А. без привлечения к участию в деле других наследников, фактически принявших наследственное имущество. Определением Президиума краевого суда от 18 ноября 2003 г. решение суда было отменено с направлением дела на новое рассмотрение.

В соответствии с п. 1 ст. 1155 ГК РФ при разрешении требований о восстановлении срока для принятия наследства суд не только разрешает вопрос о восстановлении срока, но и определяет доли всех наследников в наследственном имуществе (подробнее см. в разделе о применении норм процессуального права дело по иску П. к К.).

 

РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛ, СВЯЗАННЫХ С ПРИМЕНЕНИЕМ ЗАКОНА РФ

"О ЗАЩИТЕ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ"

 

Во многих случаях вынесение ошибочных решений по делам данной категории связано с невыполнением требований ст. 67 ГПК РФ о всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств и отражении результатов оценки доказательств в судебном решении.

Так, решением мирового судьи судебного участка N 3 г. Дудинки от 16 января 2003 г. были удовлетворены исковые требования Я. к индивидуальному предпринимателю П. о защите прав потребителей в связи с продажей мягкой мебели со скрытыми недостатками. Апелляционным решением Дудинского городского суда от 25 октября 2003 г. решение мирового судьи было отменено и в удовлетворении исковых требований было отказано со ссылкой на то, что истицей не доказан факт продажи товара ненадлежащего качества, поскольку недостатки товара возникли в результате неправильной эксплуатации мебели, что подтверждается наличием у продавца сертификата о соответствии мебели требованиям государственного стандарта. Отменяя апелляционное решение и оставляя в силе решение мирового судьи, Президиум краевого суда в определении от 7 октября 2003 г. указал, что апелляционной инстанцией неправильно применены нормы материального права, а также нарушены правила оценки доказательств, поскольку по заключению главного эксперта Таймырской торгово-промышленной палаты недостатки в виде трещин брусовых элементов появились в местах расположения пороков древесины (сучки, прорость), а также в местах соединения брусовых деталей, являются производственными дефектами и делают мебель непригодной для использования по назначению. В заключении другого эксперта, на которое ссылалась апелляционная инстанция, также указаны вышеназванные дефекты, но сделан лишь предположительный вывод о возможности образования трещин на крепежном брусе по причине неправильной сборки мебели перед эксплуатацией. Кроме того, в данном заключении также указано на необходимость замены бракованного бруса. При таких обстоятельствах оснований для отмены решения мирового судьи не имелось. Наличие же сертификата соответствия само по себе не исключает возможность производственных дефектов в данном товаре.

Аналогичная ошибка была допущена Норильским городским судом при рассмотрении в апелляционном порядке дела по иску Л. к предпринимателю Л. Решением мирового судьи судебного участка N 110 г. Норильска Л. исковые требования были удовлетворены со ссылкой на то, что ответчиком продан товар (кожаная юбка) ненадлежащего качества. Апелляционным решением от 26 марта 2003 г. решение мирового судьи было отменено и в иске отказано. Определением Президиума краевого суда от 23 сентября 2003 г. апелляционное решение отменено с оставлением в силе решения мирового судьи с указанием на то, что наличие сертификата само по себе не является бесспорным доказательствам качества реализуемого товара. Наличие же недостатков производственного характера было установлено заключением эксперта.

Штраф, взыскиваемый судом на основании п. 6 ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей", включается в цену иска несмотря на то, что он взыскивается в бюджет, а не в пользу истца. Требования о компенсации морального вреда являются требованиями неимущественного характера, и сумма компенсации морального вреда в цену иска не включается. Также не включаются в цену иска расходы по оплате помощи представителя и судебные издержки.

Так, О. были заявлены требования о защите прав потребителей, в том числе о возмещении ущерба на сумму 23380 рублей, компенсации морального вреда в размере 15000 рублей и штрафа на сумму 34000 рублей.

Решением мирового судьи судебного участка N 53 Кировского района г. Красноярска от 15 мая 2002 г., оставленным без изменения апелляционным определением Кировского районного суда г. Красноярска от 5 ноября 2002 г., в пользу истицы взыскано 34080 рублей (в том числе 2000 рублей компенсации морального вреда, 8220 рублей в возмещение расходов по оплате помощи представителя и 480 рублей в возмещение расходов по оплате проведения экспертизы), а также взыскан штраф в размере 34080 рублей, 50% которого перечислено Обществу защиты прав потребителей.

Отменяя вышеуказанные судебные постановления, Президиум краевого суда в определении от 27 июня 2003 г. указал, что заявленные требования имущественного характера, включая сумму штрафа, превышали 500 минимальных размеров оплаты труда, а следовательно, дело должно быть рассмотрено районным судом, а не мировым судьей. Вместе с тем в цену иска судьей необоснованно были включены сумма компенсации морального вреда, судебные расходы в виде сумм, выплаченных эксперту, и расходы на оплату помощи представителя, что повлекло неправильное определение размера штрафа в сторону завышения, поскольку штраф, в соответствии со ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей", мог быть взыскан только в размере цены иска.

 

ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ НОРМ СЕМЕЙНОГО ПРАВА

 

В соответствии со ст. 35 СК РФ при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга. Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершении сделки.

При этом обязанность доказывания того, что другая сторона заведомо знала о том, что сделка совершается вопреки несогласию другого супруга, лежит на супруге, заявившем требования о признании сделки недействительной.

Решением мирового судьи судебного участка N 46 Железнодорожного района г. Красноярска было отказано в удовлетворении требований К. к К. и Н. о признании недействительным договора купли-продажи автомобиля "Тойота-Лэнд Крузер" 1998 г. выпуска. Апелляционным решением Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 20 января 2003 г. решение мирового судьи было отменено и требования К. были удовлетворены. По апелляционному решению автомобиль был возвращен К., а в пользу Н. с К. были взысканы деньги. При этом суд исходил из того, что автомобиль был продан без согласия истицы.

Отменяя апелляционное решение и оставляя в силе решение мирового судьи, Президиум краевого суда в определении от 17 июня 2003 г. указал, что в материалах дела отсутствуют доказательства того, что Н., как покупатель, знал или, исходя из обстоятельств дела, должен был знать о несогласии истицы с продажей автомобиля.

Вместе с тем следует учитывать, что для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга (ч. 3 ст. 35 СК РФ).

При этом регистрация автомобилей в органах ГИБДД не является регистрацией сделки или права собственности и не относится к случаям, предусмотренным ч. 3 ст. 35 СК РФ.

 

РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛ, СВЯЗАННЫХ С НАЗНАЧЕНИЕМ ПЕНСИЙ И ПОСОБИЙ

 

При рассмотрении требований о взыскании пособия по временной нетрудоспособности, наступившей после увольнения с места работы, следует учитывать, что согласно Указу Президента РФ "О мерах по социальной поддержке граждан, потерявших работу и заработок (доход) и признанных в установленном порядке безработными" от 02.07.92 N 723 (в редакции Указов от 18.10.96 N 1455 и от 09.09.99 N 1186) в случае, если временная нетрудоспособность наступила в течение месячного срока после увольнения граждан с работы по уважительной причине и продолжалась свыше календарного месяца, оплата периода временной нетрудоспособности производится за счет средств фонда социального страхования по прежнему месту работы или правопреемника. При этом в соответствии с п. 3 ст. 3 Закона РФ "О занятости населения в Российской Федерации" (в редакции Федерального закона РФ от 10.01.2003 N 8-ФЗ) безработными не могут быть признаны граждане, которым в соответствии с законодательством Российской Федерации назначена трудовая пенсия по старости.

Решением мирового судьи судебного участка N 4 г. Ачинска от 2 апреля 2003 г., оставленным без изменения определением апелляционной инстанции от 5 июня 2003 г., были удовлетворены требования Л., уволившегося из ОАО "А." 25.03.2002, о взыскании пособия по временной нетрудоспособности, наступившей 22.04.2002.

Определением Президиума краевого суда от 23 декабря 2003 г. вышеуказанные судебные постановления были отменены с вынесением нового решения об отказе в иске с указанием на то, что хотя истец и уволился по уважительной причине - в связи с уходом на пенсию по возрасту, однако с 03.02.2002 ему была назначена пенсия, в связи с чем он не мог быть признан безработным, а следовательно, основания для выплаты ему пособия по временной нетрудоспособности, наступившей после увольнения, отсутствуют.

 

РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛ, СВЯЗАННЫХ С УПЛАТОЙ НАЛОГОВ И ИНЫХ

ОБЯЗАТЕЛЬНЫХ ПЛАТЕЖЕЙ

 

При применении ст. 208 Налогового кодекса РФ (часть вторая) следует иметь в виду, что перечень доходов, подлежащих налогообложению, установленный этой статьей, не является исчерпывающим, поскольку п. 10 ч. 1 этой статьи установлено, что в налогооблагаемую базу включаются и иные доходы, получаемые налогоплательщиком в результате осуществления им деятельности в Российской Федерации, а ст. 217 НК РФ установлен исчерпывающий перечень доходов, освобождаемых от налогообложения.

Так, решением Ачинского городского суда от 6 марта 2003 г. было удовлетворено заявление М. о признании незаконным требования об уплате налога с сумм индексации заработной платы и компенсации за неиспользованный отпуск, взысканных по решению суда. Решение суда было мотивировано тем, что такие суммы не включены в перечень доходов, подлежащих налогообложению, установленный ст. 208 НК РФ. Отменяя решение суда и вынося новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, Президиум краевого суда в определении от 23 декабря 2003 г. сослался на вышеуказанные положения ст. ст. 208 и 217 НК РФ, а кроме того, на то, что в соответствии с ч. 2 ст. 7 Закона РСФСР "Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР" от 24 октября 1991 года N 1799-1 (в ред. Указа Президента РФ от 24.12.93 N 2288) выплаты, полученные гражданином от индексации, суммируются с основными доходами и облагаются налогом в установленном порядке.

Определенные трудности вызвал у судов вопрос о том, могут ли рассматриваться в порядке гражданского судопроизводства требования об отмене решений органов Пенсионного фонда РФ о привлечении адвокатов к ответственности на основании п. 1 ч. 2 ст. 27 Федерального закона РФ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации". Вышеуказанной нормой Закона установлена ответственность за нарушение законодательства об обязательном пенсионном страховании. Решение о привлечении к такой ответственности принимается органами Пенсионного фонда РФ в пределах их полномочий, установленных законом по исполнению законодательства об обязательном пенсионном страховании. Решение о привлечении к ответственности за нарушение законодательства об обязательном пенсионном страховании непосредственно затрагивает права и охраняемые законом интересы лица, в отношении которого он вынесено, независимо оттого, что исполнение решения о взыскании такой штрафной санкции может быть реализовано только в судебном порядке. В соответствии со ст. 31 вышеуказанного Закона, в случае несогласия страхователя или застрахованного лица с принятым органом страховщика решением, спор подлежит разрешению в вышестоящем органе страховщика или в суде в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Таким образом, лицо, считающее, что в отношении него незаконно и необоснованно вынесено решение о привлечении к ответственности за нарушение законодательства об обязательном пенсионном страховании, вправе оспорить его в суде.

Так, определением судьи Центрального районного суда г. Красноярска от 10 октября 2003 г. адвокату П. было отказано в принятии заявления об оспаривании решения управления Пенсионного фонда РФ в Центральном районе г. Красноярска со ссылкой на то, что указанное решение не нарушает прав заявителя, а следовательно, не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства. Определением Судебной коллегии по гражданским делам краевого суда от 26 ноября 2003 г. вышеуказанное определение судьи было отменено, а заявление было направлено в суд для разрешения вопросов, связанных с его принятием.

 

ПРОЧИЕ КАТЕГОРИИ ДЕЛ

 

Допускались судами ошибки и при рассмотрении требований об установлении факта нахождения на иждивении.

Так, состоящими на иждивении следует считать нетрудоспособных лиц, находившихся на полном содержании у другого лица или получавших от этого лица такую помощь, которая была бы для них основным или постоянным источником средств к существованию. В тех случаях, когда заявитель имел заработок, получал пенсию, стипендию и т.п., необходимо выяснять, была ли помощь со стороны лица, предоставлявшего содержание, постоянным или основным источником средств к существованию заявителя.

Решением Емельяновского районного суда от 4 июля 2003 г. установлен факт нахождения Н. на иждивении у наследодателя М. Отменяя решение суда и направляя дело на новое рассмотрение, Президиум краевого суда в определении от 18 ноября 2003 г. указал, что заявительница не достигла пенсионного возраста, инвалидом не признавалась, состоит на учете в центре занятости в качестве безработной и получает пособие. При таких обстоятельствах выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, и при новом рассмотрении суду следует выяснить, является ли заявительница нетрудоспособной и являлась ли для нее помощь М. основным или постоянным источником средств к существованию.

В другом случае суд необоснованно отказал в удовлетворении таких требований. Так, Ш. и Ш. обратились в суд с заявлением об установлении факта нахождения на иждивении у сына. Требования мотивированы тем, что они, являясь пенсионерами по возрасту, проживали совместно с сыном одной семьей и вели общее хозяйство. Вследствие небольшого размера их пенсий, они фактически находились на иждивении сына, поскольку его заработная плата являлась основным источником дохода для всей семьи. В сентябре 2002 г. сын, старший инструктор-парашютист, спасатель 2 класса, при проведении плановых прыжков погиб вследствие авиакатастрофы. Красноярским региональным отделением Фонда социального страхования РФ в назначении страховых выплат отказано вследствие того, что не установлен факт нахождения заявителей на иждивении сына.

Несмотря на то что заявители одновременно обратились в суд, ссылались на одни и те же обстоятельства, ссылались на совместное проживание, Ленинским районным судом г. Красноярска требования были рассмотрены в один и тот же день - 26 августа 2003 г., но раздельно, и было постановлено два решения об отказе в удовлетворении заявленных требований со ссылкой на то, что заявители получают пенсию, а Ш., кроме того, имеет дополнительный заработок.

Между тем, в соответствии с п. 2 ст. 7 Федерального закона РФ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" (в редакции Федерального закона РФ от 08.02.2003 N 25-ФЗ), право на получение страховых выплат в случае смерти застрахованного в результате наступления страхового случая имеют нетрудоспособные лица, состоящие на иждивении умершего или имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания. Согласно п. 4 ст. 7 того же Закона, право на получение страховых выплат в случае смерти застрахованного в результате наступления страхового случая может быть предоставлено по решению суда нетрудоспособным лицам, которые при жизни застрахованного имели заработок, в том случае, когда часть заработка застрахованного являлась их постоянным и основным источником средств к существованию.

Как видно из материалов дела, заявители являлись нетрудоспособными лицами в силу возраста и, как родители, имели право на получение содержания от своего совершеннолетнего и трудоспособного сына. Из материалов дела также видно, что заявители и сын проживали одной семьей. Размер пенсии заявителей и заработная плата Ш. являлись небольшими, а заработная плата сына заявителей фактически составляла основной доход данной семьи, являлась постоянным и основным источником средств к существованию. Из протоколов судебного заседания видно, что представитель Красноярского регионального отделения Фонда социального страхования РФ, обладающий всеми правами лица, участвующего в деле, признавал, что заявители состояли на иждивении у своего погибшего сына.

Определениями Судебной коллегии по гражданским делам краевого суда от 8 октября 2003 г. оба решения были отменены с вынесением новых решений об удовлетворении заявленных требований.

Нередко в порядке надзора отменяются решения судов по делам, связанным с применением политических репрессий, по заявлениям граждан, родители которых были репрессированы.

В соответствии со ст. 1.1 Закона РФ от 18.10.1991 N 1761-1 (ред. от 23.10.2003, с изм. от 23.12.2003) "О реабилитации жертв политических репрессий", подвергшимися политическим репрессиям и подлежащими реабилитации признаются:

дети, находившиеся вместе с репрессированными по политическим мотивам родителями или лицами, их заменявшими, в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении;

дети, оставшиеся в несовершеннолетнем возрасте без попечения родителей или одного из них, необоснованно репрессированных по политическим мотивам.

Пострадавшими же от политических репрессий в соответствии со ст. 2.1 данного Закона признаются дети, супруга (супруг), родители лиц, расстрелянных или умерших в местах лишения свободы и реабилитированных посмертно.

Признание лица подвергшимся политическим репрессиям и подлежащим реабилитации и признание лица пострадавшим от политических репрессий влечет разные правовые последствия.

Так, решением Зеленогорского городского суда от 6 февраля 2003 г. были удовлетворены требования прокурора о признании С. пострадавшей от политических репрессий.

Отменяя решение суда, Президиум краевого суда в определении от 10 июня 2003 г. указал, что из материалов дела усматривается, что отец заявительницы подвергался либо высылке, либо нахождению на спецпоселении и был реабилитирован только по факту выселения за пределы Приморского края, вследствие чего заявительница не может относиться к лицам, пострадавшим от политических репрессий, перечень которых установлен ст. 2.1 Закона и расширительному толкованию не подлежит. Признание же ее подвергшейся политическим репрессиям возможно лишь в том случае, если она находилась вместе с родителями в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении. Однако таких фактов судом не установлено. Отец заявительницы был выселен в 1939 г. В 1947 г. постановлением Совета Министров СССР спецпоселения в Красноярском крае были упразднены. Заявительница же родилась 28 июня 1954 г. При таких обстоятельствах решение суда отменено с направлением дела на новое рассмотрение.

В другом случае определением Президиума краевого суда от 20 мая 2003 г. было отменено решение Норильского городского суда от 26 мая 1997 г. о признании М. и М. пострадавшими от политических репрессий. Удовлетворяя требования, суд исходил из того, что заявители с момента рождения (1953 г.) проживали вместе с отцом на спецпоселении в г. Норильске. Между тем в материалах дела нет никаких сведений о том, что к отцу заявителей применялась такая мера репрессий. Приговором суда об осуждении к лишению свободы такая мера наказания не назначалась. Не имелось в материалах дела и данных о том, что такая мера была применена к отцу заявителей после отбытия наказания в виде лишения свободы. Тот факт, что после отбытия наказания в виде лишения свободы отец заявителей остался проживать в г. Норильске, сам по себе не свидетельствует о том, что к нему была применено нахождение на спецпоселении, которое предполагало постановку на учет в спецкомендатуре, проживание в спецпоселках закрытого типа под надзором НКВД, заведение личных дел спецучета, принудительный труд в условиях ограничения свободы, трудоустройство через коменданта райкомендатуры.

Определением Президиума краевого суда от 3 июня 2003 г. было отменено решение Ленинского районного суда от 7 февраля 2003 г. об установлении факта применения политических репрессий к Е., поскольку материалами дела было установлено, что родители Е. подвергались раскулачиванию и конфискации имущества. Однако лишению свободы, ссылке, высылке, нахождению на спецпоселении они не подвергались, а следовательно, в соответствии со ст. 1.1 вышеуказанного Закона, заявитель не относится к лицам, которые могут быть признаны подвергнувшимися политическим репрессиям. При таких обстоятельствах Президиум краевого суда, отменяя решение суда первой инстанции, вынес новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований.

 

Судья краевого суда

С.В.АСТАШОВ

 

ДЕЛА ПО ИСКАМ ГРАЖДАН, СТАВШИХ ИНВАЛИДАМИ ВСЛЕДСТВИЕ

КАТАСТРОФЫ НА ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АЭС

 

При рассмотрении дел указанной категории судам надлежит руководствоваться положениями Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" от 15 мая 1991 г. N 1244-1, имея при этом в виду, что в последующее время в названный Закон вносились изменения и дополнения.

С учетом того, что положения Закона изменялись неоднократно, при разрешении конкретных споров следует исходить из тех положений Закона, которые действовали на период возникновения спорного правоотношения.

Обязательному применению подлежат также Постановление Конституционного Суда РФ от 19 июня 2002 г. N 11-П и Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 декабря 2000 г. "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел, связанных с реализацией инвалидами прав, гарантированных Законом РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС".

Инвалиды-чернобыльцы, которым возмещение вреда было назначено и производилось до 15 февраля 2001 г. (времени вступления в силу Федерального закона от 12 февраля 2001 г. N 5-ФЗ), имеют право на индексацию выплат с учетом увеличения величины минимального размера оплаты труда, указанной в ст. 1 ФЗ от 19 июня 2000 г. N 82-ФЗ "О минимальном размере оплаты труда". Это означает, что суммы возмещения вреда с 1 июля 2000 г. должны быть увеличены в 1,581 раза, а с января 2001 г. - в 1,515 раза.

В период с 15 февраля 2001 г. индексирование возмещения вреда чернобыльцам должно осуществляться с применением коэффициентов роста величины прожиточного минимума в Красноярском крае. Правовым основанием для такого индексирования является пункт 2 Постановления Конституционного Суда РФ от 19 июня 2002 г. N 11-П.

Расчет индекса роста величины прожиточного минимума полномочен производить комитет труда администрации Красноярского края, откуда эти сведения могут быть запрошены судом.

Первая ежегодная индексация с учетом роста прожиточного минимума может быть произведена уже в 2001 г., т.е. с 1 января 2002 г. размер выплат по требованию инвалида может быть увеличен на соответствующий коэффициент.

В п. 5.4 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 19 июня 2002 г. N 11-П высказана правовая позиция о том, что при индексации выплат в зависимости от роста прожиточного минимума в субъекте Российской Федерации судам общей юрисдикции необходимо ориентироваться на стоимость потребительской корзины для соответствующих категорий граждан (дети, пенсионеры по старости, инвалиды). Таким образом, в целях индексирования выплат суд должен применять индекс роста величины прожиточного минимума той социально-демографической группы, к которой относится истец.

Индексирование сумм возмещения вреда с учетом индекса роста потребительских цен, рассчитанного органами государственной статистики, также возможно, о чем содержится разъяснение в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 декабря 2000 г.

Индексация с применением индексов роста потребительских цен может осуществляться в случаях несвоевременной выплаты денежных сумм, а также в тех случаях, когда по решению суда производится взыскание за прошлое время, включая суммы недоплат.

 

Судья краевого суда

А.М.АСТАПОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь