Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КРАСНОЯРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

СПРАВКА

от 1 февраля 2004 года

 

О ПРАКТИКЕ ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ

КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

 

В 2003 году краевым судом в порядке, предусмотренном ст. ст. 30.2 - 30.9 КоАП РФ, рассмотрены жалобы на постановления и решения по делам об административных правонарушениях в отношении 481 лица. Из них в отношении 66 лиц судебные решения отменены, в отношении 8 лиц - изменены.

За этот же период краевым судом пересматривались вступившие в законную силу постановления по делам об административных правонарушениях, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов в отношении 74 лиц. Из них в отношении 46 лиц судебные решения отменены, в отношении 2 лиц - изменены.

По абсолютному большинству изученных дел соблюдались подведомственность судам, а также подсудность дел, установленные ст. ст. 23.1 и 30.1 КоАП РФ. При подготовке дела к рассмотрению судьи обращали внимание на то, относится ли к их компетенции рассмотрение данного дела, и в случае необходимости выносили определение о передаче дела по подведомственности.

В Центральный районный суд г. Красноярска поступило дело об административном правонарушении, предусмотренном ст. 20.19 КоАП РФ, в отношении Г. В ходе подготовки дела к рассмотрению судья установила, что административное расследование по делу не проводилось, совершение данного правонарушения не влечет административное выдворение за пределы РФ, следовательно, в соответствии со ст. 23.1 КоАП РФ дело подлежит рассмотрению мировым судьей. Определением судьи районного суда дело направлено по подсудности.

Но были допущены и ошибки. Судьи иногда принимали к своему производству и рассматривали дела об административных правонарушениях, подведомственные другим органам, судам, либо, наоборот, выносили определение о направлении дела по подведомственности, тогда как оно было подсудно данному суду.

Так, прокурором Ермаковского района было возбуждено производство об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ, в отношении Б. и материалы направлены в Ермаковский районный суд, судьей которого дело рассмотрено по существу.

Однако судья не принял во внимание, что дела об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ, подведомственны в силу ст. 23.12 КоАП РФ федеральной инспекции труда. Решением судьи краевого суда в связи с существенным нарушением процессуальных требований постановление судьи Ермаковского районного суда было отменено.

Постановлением судьи Каратузского районного суда З. подвергнута административному взысканию за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 14.2 КоАП РФ.

Между тем по данному делу административное расследование не проводилось, а согласно ст. 23.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении, предусмотренном ст. 14.2 КоАП РФ, подлежит рассмотрению мировым судьей. В связи с нарушением требований подсудности постановление судьи Каратузского районного суда было отменено.

Постановлением заместителя начальника УФСНП Г., как директор ООО "Э.", подвергнут административному взысканию за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 15.1 КоАП РФ.

Не согласившись с указанным постановлением, Г. обжаловал его в Железнодорожный районный суд г. Красноярска.

Определением судьи Железнодорожного районного суда г. Красноярска административное дело передано по подведомственности в Арбитражный суд со ссылкой на ч. 3 ст. 30.1, ч. 4 ст. 30.2 КоАП РФ.

Между тем, как видно из материалов дела, Г. является должностным лицом, тогда как согласно ч. 3 ст. 30.1 КоАП РФ в Арбитражный суд обжалуются постановления по делам об административных правонарушениях, совершенных юридическим лицом или лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица.

При таких обстоятельствах определение судьи признано незаконным и отменено постановлением председателя краевого суда, а дело направлено на новое рассмотрение в тот же районный суд.

При определении подсудности дел судами в целом учитывались предусмотренные ст. 29.5 КоАП РФ правила о месте рассмотрения дела об административном правонарушении, устанавливающие территориальную компетентность органов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях.

Так, мировому судье судебного участка N 78 Советского района г. Красноярска поступило дело об административном правонарушении, предусмотренном ст. 15.11 КоАП РФ (грубое нарушение правил ведения бухгалтерского учета), в отношении В., работающей главным бухгалтером ООО "С.", расположенного в Кировском районе г. Красноярска. Установив, что лицом, в отношении которого ведется производство по делу, ходатайство о рассмотрении дела по месту его жительства не заявлялось, мировой судья при подготовке дела к рассмотрению вынес определение о направлении дела об административном правонарушении в отношении В. в соответствии с п. 1 ст. 29.5 КоАП РФ по подведомственности мировому судье Кировского района г. Красноярска, то есть по месту совершения правонарушения.

В случае проведения административного расследования, дело об административном правонарушении согласно ч. 2 ст. 29.5 КоАП РФ подлежит рассмотрению по месту нахождения органа, проводившего административное расследование.

Руководствуясь данным положением закона, дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 7.12 КоАП РФ (продажа контрафактной продукции), административное расследование по которым проводилось Управлением ГУВД Красноярского края, расположенным в Центральном районе г. Красноярска, рассматривались судьями Центрального районного суда, хотя правонарушения совершались в Свердловском районе г. Красноярска.

В практике судов края имели место несколько случаев подачи судьями заявлений о самоотводе при наличии обстоятельств, исключающих возможность рассмотрения ими дела об административном правонарушении.

В соответствии с ч. 1 ст. 29.3 КоАП РФ при наличии обстоятельств, предусмотренных ст. 29.2 настоящего Кодекса, судья обязан заявить самоотвод. Заявление о самоотводе подается председателю соответствующего суда, который выносит определение об удовлетворении заявления либо об отказе в его удовлетворении.

В этой связи возникает вопрос о порядке заявления самоотвода и разрешения такого заявления по делам об административных правонарушениях, относящихся к подсудности мировых судей.

Представляется правильным, когда мировой судья, установив, что поступившее дело об административном правонарушении им в силу ст. 29.2 КоАП РФ рассмотрено быть не может, выносит определение о самоотводе и направляет дело председателю районного суда для рассмотрения вопроса о передаче его другому судье.

Между тем в ряде районов края действует только один судебный участок, и председатель районного суда не имеет возможности передать дело на рассмотрение другому мировому судье. В этой ситуации по сложившейся в крае практике дело направлялось председателю (заместителю председателя) краевого суда, который своим постановлением решал вопрос о передаче дела для рассмотрения мировому судье судебного участка, расположенного в другом районе края.

Таким образом, были приняты решения по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 13.3 КоАП РФ, в отношении С.

Мировой судья судебного участка в г. Ужуре и Ужурском районе при подготовке дела к рассмотрению установил, что привлекаемый к административной ответственности С. является его родным дядей, и вынес определение о самоотводе, направив дело председателю Ужурского районного суда.

Поскольку в данном районе работает только один мировой судья, постановлением председателя Ужурского районного суда самоотвод мирового судьи принят и дело направлено в краевой суд для рассмотрения вопроса о передаче его мировому судье другого района. Заместителем председателя краевого суда вынесено постановление о передаче дела для рассмотрения по существу мировому судье судебного участка в Шарыповском районе.

Из материалов изученных дел видно, что судьями проводилась подготовка к рассмотрению дел об административных правонарушениях, но объем разрешенных судьями вопросов на данной стадии судебного производства существенно отличается.

Изучение дел показало, что мировым судьей судебного участка N 74 Свердловского района г. Красноярска, мировым судьей судебного участка в г. Игарке, судьей Кировского районного суда г. Красноярска и некоторыми другими подготовка к рассмотрению дела об административном правонарушении проводилась в полном объеме, вынесенные ими определения отвечают требованиям закона, в них разрешены все вопросы, подлежащие выяснению при подготовке дела к рассмотрению.

По ряду дел судьями выносились определения о подготовке, но в них не отражалось, что судьи выясняли все вопросы, предусмотренные ст. 29.1 КоАП РФ.

Зачастую же вся подготовка дела об административном правонарушении к рассмотрению сводилась к вызову лиц в судебное заседание, при этом никакие определения судьями не выносились.

По изученным делам, где велись протоколы судебного заседания, судьями, как правило, соблюдался установленный ст. 29.7 КоАП РФ порядок рассмотрения дел об административных правонарушениях.

Однако в подготовительной части судебного заседания некоторые судьи разъясняли лицу, в отношении которого ведется производство по делу, и потерпевшему права, предусмотренные не нормами Кодекса РФ об административных правонарушениях, а статьями Гражданского процессуального кодекса РФ. Свидетелям права не разъяснялись и об ответственности за дачу заведомо ложных показаний они предупреждались не по ст. 17.9 КоАП РФ, а по ст. ст. 307, 308 УК РФ. Проводились судьями и не предусмотренные Кодексом РФ об административных правонарушениях прения лиц, указанных в ст. ст. 25.1 - 25.5, 25.11 КоАП РФ.

В отдельных случаях дела рассматривались с грубым нарушением требований ст. 29.7 КоАП РФ.

Так, судьей Октябрьского районного суда г. Красноярска при рассмотрении дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 15.12 КоАП РФ, в отношении А. установленный порядок рассмотрения дел соблюден не был. Права А. не разъяснялись, вопрос о наличии у него отводов, ходатайств не выяснялся.

Проведенное обобщение показывает, что участвующие в деле об административном правонарушении лица извещались о времени и месте рассмотрения дела повестками, телеграммами и телефонограммами.

При неявке лица, в отношении которого ведется производство по делу, и отсутствии данных о его надлежащем уведомлении о времени судебного разбирательства рассмотрение дела, как правило, судьями откладывалось и принимались меры к его повторному извещению.

Вместе с тем имело место и ненадлежащее извещение лиц, указанных в ст. ст. 25.1 - 25.4 КоАП РФ. Рассмотрение дела в их отсутствие в таком случае является существенным нарушением процессуальных требований и влечет отмену постановления судьи.

Мировым судьей судебного участка N 57 Ленинского района г. Красноярска рассмотрено дело об административном правонарушении в отношении Т. по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. Лицо, привлекаемое к административной ответственности, не было должным образом уведомлено о времени и месте рассмотрения дела. Судебное заседание было назначено на 26 июня 2003 года, о чем Т. направлено уведомление, которое вручено жене Т. лишь 27 июня 2003 года, тогда как дело по существу было рассмотрено 25 июня 2003 года, то есть до получения повестки. По жалобе Т. заместителем председателя Красноярского краевого суда в порядке ст. 30.11 КоАП РФ постановление мирового судьи было отменено.

При рассмотрении судьей Ленинского районного суда г. Красноярска дела об административном правонарушении по жалобе П. второй участник дорожно-транспортного происшествия - потерпевший Б. не был извещен о времени и месте рассмотрения дела. Судьей краевого суда указанное нарушение закона признано существенным, решение судьи отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

Анализ судебной практики показал, что ненадлежащее уведомление лица, в отношении которого ведется производство по делу, и потерпевшего о времени и месте судебного разбирательства являлось одной из наиболее часто встречающихся причин отмены судебных решений.

Среди изученных отсутствовали дела, по которым бы административными органами, составившими протокол об административном правонарушении, заявлялись ходатайства о привлечении их к участию в рассмотрении дела в качестве заявителей.

Вместе с тем при рассмотрении судами дел об административных правонарушениях и жалоб на постановления, вынесенных административными органами, суды по собственной инициативе систематически приглашали в судебное заседание в качестве заинтересованных (третьих) лиц либо ответчиков представителей органа, вынесшего постановление по делу об административном правонарушении, хотя согласно главе 25 КоАП РФ эти лица не входят в круг участников производства по делу. Обосновываются данные действия желанием судей привнести в процесс рассмотрения дела об административном правонарушении некоторый элемент состязательности, присущий гражданскому и уголовному судопроизводству.

Например, Рыбинским районным судом при рассмотрении жалоб Ш. и К. на постановления начальника ОГИБДД Рыбинского ГРОВД по делу об административном правонарушении в качестве представителя ответчика (ГИБДД Рыбинского ГРОВД) по доверенности участвовал инспектор по розыску машин.

Судьи достаточно редко назначали экспертизы, при этом по изученным делам об административных правонарушениях требования ст. 26.4 КоАП РФ в полном объеме не соблюдались.

Чаще всего в определении отсутствовали записи о разъяснении эксперту его прав и обязанностей и о предупреждении об административной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

По делу в отношении В., привлеченной к ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ, судья Железнодорожного районного суда г. Красноярска предупредил эксперта об ответственности не по ст. 17.9 КоАП РФ, а по ст. 307 УК РФ.

До направления определения о назначении экспертизы для исполнения судьи зачастую не знакомили с ним лицо, в отношении которого ведется производство по делу, и потерпевшего, не разъясняли им права, предусмотренные ч. 4 ст. 26.4 КоАП РФ.

Судьями не всегда оценивались собранные по делу доказательства в соответствии со ст. 26.11 КоАП РФ, в том числе и с позиций соблюдения при их получении требований закона.

Постановлением судьи Центрального районного суда г. Красноярска от 23 мая 2003 года Т. привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 7.12 КоАП РФ за продажу экземпляров произведений, являющихся контрафактными.

Однако при рассмотрении жалобы Т. в порядке ст. ст. 30.2 - 30.8 КоАП РФ судьей краевого суда установлено, что в нарушение требований ч. 6 ст. 27.10 КоАП РФ в протоколе изъятия не указаны идентификационные признаки изымаемых предметов, а лишь их общее количество; в нарушение требований ч. 4 ст. 26.4 КоАП РФ Т. не был ознакомлен с постановлением о назначении экспертизы и был лишен права заявлять дополнительные вопросы эксперту. По делу проведено административное расследование, тогда как согласно ст. 28.7 КоАП РФ нарушения в области соблюдения авторских и смежных прав не относятся к административным правонарушениям, по которым возможно его проведение. В заключении экспертизы не указано, какие именно компьютерные программы фирмы находились на изъятых компакт-дисках, что не позволяет признать заключение эксперта обоснованным.

Данные нарушения закона при собирании доказательств, а также неустановление судьей при рассмотрении дела ряда вопросов, имеющих существенное значение, явились основанием для отмены постановления судьи.

По делам об административных правонарушениях, при получении объяснений потерпевших, свидетелей, этим лицам зачастую не разъясняются их права и обязанности, предусмотренные ч. 2 ст. 25.2, ч. 3 ст. 25.6 КоАП РФ, ст. 51 Конституции РФ, однако данные объяснения нередко используются судьями в качестве доказательств при вынесении постановлений.

Мировым судьей судебного участка в Бирилюсском районе вынесено постановление о привлечении З. к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 12.24 КоАП РФ. В основу постановления положены полученные должностным лицом ОГИБДД объяснения потерпевшего, свидетелей, заключение эксперта. Между тем определение о назначении экспертизы не выносилось, экспертиза проведена по направлению начальника ОГИБДД. Потерпевшему и свидетелям предусмотренные законом права и обязанности не разъяснялись, об ответственности за заведомо ложные показания свидетели не предупреждались, в судебном заседании они пояснений не давали.

По ряду дел в качестве доказательств вины лиц, привлекаемых к административной ответственности, использовались судьями не заключения судебно-медицинских экспертиз, а акты судебно-медицинского освидетельствования, которые не отвечают требованиям ст. 26.4 КоАП РФ.

Так, судьей Железногорского городского суда рассмотрено дело об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.24, ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении А. Определение о назначении судебно-медицинской экспертизы в материалах данного дела отсутствует, судебно-медицинское освидетельствование проведено на основании направления инспектора по дознанию ОРДПС. Права и обязанности эксперту не разъяснялись, об административной ответственности за дачу заведомо ложного заключения он не предупреждался. Несмотря на это, указанный документ положен в основу принятого судьей решения.

Административными органами, как и судьями, не всегда назначение экспертизы проводилось в точном соответствии с требованиями ст. 26.4 КоАП РФ. В частности, лицо, в отношении которого ведется производство по делу, не знакомилось с постановлением (определением) о назначении экспертизы.

Однако судьями края данное нарушение не относилось к существенным, поскольку оно в большинстве случаев не ставило под сомнение обоснованность выводов эксперта.

Так, по делу об административном правонарушении в отношении Г., подвергнутого административному взысканию за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 7.12 КоАП РФ, была проведена экспертиза, установившая контрафактность реализуемых аудиокассет.

Судья Минусинского городского суда установил, что Г. действительно не был ознакомлен с постановлением о проведении экспертизы, но, поскольку оснований сомневаться в выводах эксперта не имелось, признал данное доказательство допустимым.

Иногда при рассмотрении жалоб на постановления должностных лиц ГИБДД участник дорожно-транспортного происшествия, не нарушавший правила дорожного движения и являющийся по существу потерпевшим, участвовал в судебном заседании в качестве заинтересованного лица. При этом права, предусмотренные ч. 2 ст. 25.2 КоАП РФ, ему не разъяснялись, хотя его пояснения использовались в качестве доказательства при вынесении решений.

Выяснив при подготовке дела к рассмотрению, что протокол об административном правонарушении составлен неправомочным лицом, с нарушением закона, другие материалы дела оформлены неверно либо допущена неполнота, которая не может быть восполнена при рассмотрении дела, судьи, руководствуясь п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ, выносили определения о возвращении протокола и других материалов дела в орган, должностному лицу, составившему протокол.

Так, мировым судьей судебного участка в Центральном районе г. Красноярска было установлено, что протокол об административном правонарушении, предусмотренном ст. 20.21 КоАП РФ, в отношении С. составлен не уполномоченным лицом, а в материалах дела отсутствует заключение специалиста о том, что С. находился в состоянии опьянения.

Данные нарушения, как указано в определении судьи, препятствуют рассмотрению дела по существу, в связи с чем протокол об административном правонарушении постановлено возвратить начальнику Жердевского РОВД Тамбовской области.

Однако не всегда решение судьи о возвращении материалов дела об административном правонарушении оформлялось, как предусмотрено п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ, в виде определения.

Так, протокол об административном правонарушении, предусмотренном ст. 15.11 КоАП РФ, в отношении С. был возвращен в Межрайонную инспекцию МНС письмом судьи Ермаковского районного суда.

Если материалы были представлены в суд не в полном объеме и по ним невозможно вынести решение по делу, судьями принимались меры по истребованию дополнительных данных.

Среди изученных встречались дела об административных правонарушениях, по которым были нарушены сроки составления протоколов, предусмотренные ст. 28.5 КоАП РФ.

Однако составление протоколов об административных правонарушениях и направление их в орган, уполномоченный рассматривать дело, по истечении установленных законом сроков не расценивалось судьями как существенное нарушение процессуальных требований, предусмотренных Кодексом РФ об административных правонарушениях, влекущее прекращение производства по делу.

Так, судьей Октябрьского районного суда г. Красноярска было рассмотрено дело об административном правонарушении в отношении Ш. Из материалов дела следует, что дорожно-транспортное происшествие с участием Ш. произошло 25 декабря 2002 года. Тогда как протокол об административном правонарушении составлен лишь 21 июля 2003 года, то есть почти через семь месяцев. В деле имеется постановление о проведении административного расследования, однако вопрос о продлении срока его проведения должностным лицом, в производстве которого находилось дело, не ставился.

Постановлением заместителя начальника ОГИБДД Октябрьского РУВД г. Красноярска от 21 июля 2003 года Ш. признан виновным в нарушении п. 13.9 Правил дорожного движения, а производство по делу об административном правонарушении прекращено на основании ч. 6 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с истечением сроков давности привлечения к административной ответственности.

Несмотря на допущенное нарушение срока составления протокола, судьей постановление должностного лица ОГИБДД признано законным и обоснованным, а жалоба Ш. на данное постановление - не подлежащей удовлетворению.

6 марта 2003 года прокурором Ленинского района г. Красноярска было вынесено постановление о возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 7.23 КоАП РФ, в отношении Ч. В Управление государственных инспекций надзора и инвентаризации данное постановление направлено для рассмотрения лишь 21 апреля 2003 года, тогда как в соответствии со ст. 28.8 КоАП РФ оно подлежит направлению в течение суток с момента составления.

Ссылаясь на данное нарушение закона, 29 апреля 2003 года начальник Управления государственных инспекций надзора и инвентаризации вынес определение о возвращении процессуального документа прокурору.

Рассматривая протест прокурора на данное определение, судья Железнодорожного районного суда г. Красноярска отменил определение от 29 апреля 2003 года и направил постановление прокурора начальнику Управления государственных инспекций надзора и инвентаризации для рассмотрения по существу, указав в решении, что нарушение срока направления протокола (постановления прокурора) в орган, уполномоченный рассматривать дело об административном правонарушении, не является в силу п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП РФ основанием для его возвращения. Восстановить нарушенный срок направления постановления не представляется возможным.

Принимаемые судьями решения по проведению процессуальных действий в ходе судебного разбирательства по делу об административном правонарушении далеко не всегда оформлялись в виде отдельных процессуальных документов. Лишь некоторые судьи в ходе рассмотрения дела выносили определения, отвечающие требованиям ст. 29.12 КоАП РФ.

По большинству же изученных дел судьями никаких определений (ни о подготовке дела к рассмотрению, ни об отложении, продлении срока рассмотрения, ни о разрешении заявленных ходатайств) не выносилось, хотя данные процессуальные действия по делу совершались.

Если велся протокол судебного заседания, в нем отражалось, что судья на месте вынес то или иное определение (чаще всего по результатам рассмотрения ходатайств участников процесса об истребовании дополнительных доказательств, о вызове свидетелей, об отложении разбирательства по делу).

Дела об административных правонарушениях, как правило, рассматривались судьями только в пределах вменяемого лицу правонарушения.

Вместе с тем имели место и случаи, когда судьи самостоятельно устанавливали в деянии лица, привлекаемого к административной ответственности, состав иного административного правонарушения.

Так, при рассмотрении жалобы М. на постановление начальника ОГИБДД Емельяновского РОВД, которым М. был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.27 КоАП РФ, судья Емельяновского районного суда установил, что своими действиями М. совершил также и правонарушение, предусмотренное ст. 12.15 КоАП РФ. Однако, как указал судья в решении, поскольку дело об административном правонарушении, предусмотренном данной статьей, в отношении М. не возбуждалось, у суда не имеется законных оснований для привлечения М. к административной ответственности по ст. 12.15 КоАП РФ.

Если же суд приходил к выводу, что лицо совершило административное правонарушение, но действия его правильно было бы квалифицировать по другой, нежели указано в протоколе об административном правонарушении, статье Кодекса об административных правонарушениях, в постановлении решался вопрос о переквалификации действий правонарушителя.

Инспекцией МНС РФ по Кировскому району г. Красноярска был составлен протокол по ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ в отношении Ф., который не выполнил в установленный срок предписание ИМНС о представлении документов бухгалтерского учета.

Исследовав материалы дела, судья Кировского районного суда г. Красноярска установил факт допущенного Ф. нарушения, однако в постановлении указал, что его действия следует квалифицировать не по ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, предусматривающей ответственность за невыполнение предписания органа об устранении нарушений законодательства, а по ч. 1 ст. 15.6 КоАП РФ. Судом Ф. был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 15.6 КоАП РФ, по которой ему и было назначено наказание.

Принимаемые судьями по делам определения и постановления выносились, в зависимости от сложности, необходимости мотивировать принятое решение, в совещательной комнате или непосредственно в зале судебных заседаний.

Определения об отводах, о передаче дела по подсудности (подведомственности), о назначении экспертизы и ряд других, постановления по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении выносились в совещательной комнате.

В зале судебного заседания судьями выносились, в частности, определения о вызове (приводе) лица, в отношении которого ведется производство по делу, потерпевшего, свидетелей, об истребовании дополнительных материалов, об отложении, продлении срока рассмотрения дела.

Дела об административных правонарушениях рассматривались судьями края в открытых судебных заседаниях. Случаев рассмотрения дел в закрытом судебном заседании не выявлено.

Протоколы судебных заседаний по делам об административных правонарушениях велись очень редко. Ряд судей, ссылаясь на положения ст. 29.8 КоАП РФ, определяющие составление протокола лишь при рассмотрении дела коллегиальным органом, полагает, что ведение протокола при рассмотрении дела в суде законом не предусмотрено.

Однако существует и мнение, что в случае оспаривания лицом, в отношении которого ведется производство по делу, своей вины в совершении правонарушения, когда в судебном заседании проводится опрос потерпевшего, свидетелей и других лиц, то есть если дело представляет определенную сложность, ведение протокола судебного заседания следовало бы признать обязательным.

Отсутствие протокола судебного заседания, наряду с нарушениями правил составления решения по делу об административном правонарушении, не позволило проверить в полном объеме доводы жалобы и послужило основанием к отмене решения судьи Свердловского районного суда г. Красноярска по делу в отношении И. и Т. - участников дорожно-транспортного происшествия.

По данному делу протокол судебного заседания не составлялся, и при рассмотрении жалобы на указанное решение судьи невозможно было сделать вывод, кто допрашивался в судебном заседании, предупреждались ли свидетели об административной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, какие доказательства исследовались, кем были представлены материалы видеосъемки, когда и кем она производилась.

Судьями в большинстве случаев устанавливались и отражались в постановлениях обстоятельства, подлежащие выяснению, по делу об административном правонарушении.

Придя к выводу, что отсутствует событие административного правонарушения, не доказана виновность лица в его совершении либо имеются обстоятельства, исключающие производство по делу, судьи выносили постановления о прекращении производства по делам.

Неустановление тех или иных обстоятельств, перечисленных в ст. 26.1 КоАП РФ, приводило к отмене судебных решений.

Так, 9 декабря 2002 года судьей Ленинского районного суда г. Красноярска было вынесено постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении в отношении Д. по ст. 150-4 КоАП РСФСР. Однако вопрос об изъятых компакт-дисках в количестве 241 штуки, которые являлись вещественными доказательствами, разрешен не был.

Постановлением судьи того же суда от 28 марта 2003 года было определено 173 компакт-диска, имеющих признаки контрафактного изготовления, уничтожить, а 69 компакт-дисков, не имеющих подобных признаков, возвратить Д.

При этом судьей в нарушение п. 6 ст. 26.1 КоАП РФ не выяснено, имеются ли обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении. Между тем 21 января 2003 года решением Арбитражного суда Красноярского края действия сотрудников милиции по изъятию 241 компактного диска признаны незаконными, на Управление специальных технических мероприятий ГУВД Красноярского края возложена обязанность возвратить компакт-диски собственнику.

Наличие решения Арбитражного суда о судьбе вещественных доказательств по делу Д., в силу п. 7 ст. 24.5 КоАП РФ, исключает производство по делу об административном правонарушении в районном суде, в связи с чем судьей краевого суда постановление судьи Ленинского районного суда от 28 марта 2003 года отменено, производство по делу прекращено.

В вышеуказанном примере, как и в ряде других, судьями своевременно не решалась при рассмотрении дел судьба вещественных доказательств.

Так, по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 14.2 КоАП РФ, в отношении Д. изъято 1500 граммов спирта, судьба которого в постановлении судьи Ермаковского районного суда решена не была.

Вопрос об издержках по делу в практике судов края возникал достаточно редко. Лишь в единичных случаях при назначении экспертизы оплата ее стоимости определением суда возлагалась на одного из участников производства по делу.

Среди изученных в ходе обобщения не встречались дела об административных правонарушениях, перечисленных в ч. 2 ст. 23.1 КоАП РФ, совершенные несовершеннолетними, переданные в суд комиссиями по делам несовершеннолетних.

Анализ показал, что судьи первоначально назначают к слушанию дела об административных правонарушениях в течение ближайших 15 суток со дня их поступления и, по возможности, соблюдают установленные ст. 29.6 КоАП РФ сроки рассмотрения дел. Более длительное разбирательство дел, как правило, вызвано объективными причинами: неявкой лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, его защитника или представителя, потерпевшего, необходимостью вызова свидетелей, получения дополнительных материалов.

Вопрос о продлении срока рассмотрения дела решался крайне редко, мотивированные определения об этом выносили единицы судей.

Например, мировым судьей судебного участка в Свердловском районе г. Красноярска 7 июня 2003 года в ходе рассмотрения дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 14.1 КоАП РФ, в отношении Ч. было вынесено определение о продлении срока рассмотрения по делу "в связи с необходимостью заслушать представителя Ространсинспекции, выяснить обстоятельства дела" до 22 июня 2003 года.

По делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, в отношении М. в связи с неявкой лица, привлекаемого к административной ответственности, мировой судья Железнодорожного района г. Красноярска вынес определение о продлении срока рассмотрения дела, а М. же был подвергнут приводу.

Гораздо чаще судьи, откладывая рассмотрение дела, подобные определения не выносили, а лишь принимали меры к устранению препятствий для рассмотрения дела.

При этом судьи учитывали, что продление срока рассмотрения дела не влечет за собой продление или приостановление срока привлечения к административной ответственности. В случае истечения установленных ст. 4.5 КоАП РФ сроков выносились постановления о прекращении дела об административном правонарушении в связи с истечением сроков давности привлечения к административной ответственности.

Правда, при исчислении этих сроков нередко допускались ошибки, связанные в основном с неверным определением категории дела - за нарушение какого законодательства привлекается лицо к административной ответственности.

Так, мировым судьей судебного участка Березовского района было прекращено производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 15.5 КоАП РФ, в отношении В., поскольку со дня совершения правонарушения истекли два месяца.

Постановлением заместителя председателя краевого суда данное судебное решение отменено и указано, что В. привлекается к административной ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах и срок давности по этой категории дел составляет один год. Дело направлено на новое рассмотрение.

Фактов нарушения судьями края требований ч. 1 ст. 29.11 КоАП РФ о том, что постановление по делу об административном правонарушении должно объявляться немедленно по окончании рассмотрения дела, не выявлено.

Тогда как положение ч. 1 ст. 30.8 КоАП РФ о том, что решение по жалобе на такое постановление подлежит оглашению немедленно после его вынесения, судьями соблюдались не всегда. Имели место случаи отложения судьями составления мотивированного решения по жалобе и объявления только его резолютивной части.

Судьей Ленинского районного суда г. Красноярска после окончания рассмотрения жалобы Л. на постановление начальника Ленинского ОГАИ г. Красноярска, которым Л. признан виновным в дорожно-транспортном происшествии, была оглашена лишь резолютивная часть решения.

Жалобы на постановления по делам об административных правонарушениях и на решения судей по жалобам на эти постановления подавались, как правило, лицом, в отношении которого вынесено постановление по делу, либо потерпевшим.

Кроме того, с жалобами на постановления и решения судей обращались должностные лица административных органов, составившие протокол об административном правонарушении либо вынесшие постановление по делу (инспекций Министерства РФ по налогам и сборам, ГИБДД, Центра стандартизации, метрологии и сертификации и других).

Между тем согласно ст. 30.1 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении может быть обжаловано лишь лицами, указанными в ст. ст. 25.1 - 25.5 КоАП РФ. Административные органы же либо их представители в этом перечне не содержатся и правом обжалования судебных решений не наделены. По ряду таких дел, поступивших в краевой суд, производство по жалобам было прекращено.

Вышеприведенные положения закона судьи районных судов учитывали не всегда, принимали жалобы к производству и рассматривали по существу.

Так, мировым судьей судебного участка г. Зеленогорска было рассмотрено дело об административных правонарушениях, предусмотренных ст. ст. 15.5, 15.6 КоАП РФ, в отношении директора ООО "О." Ф. Не согласившись с вынесенным постановлением, Инспекция Министерства РФ по налогам и сборам по г. Зеленогорску обжаловала его в городской суд.

Судья Зеленогорского городского суда вопреки требованиям закона данную жалобу принял и рассмотрел, оставив своим решением постановление мирового судьи без изменения.

Постановлением судьи краевого суда решение судьи Зеленогорского городского суда отменено.

Определяя подсудность дел по жалобам на постановления по делам об административных правонарушениях, вынесенных должностными лицами, судьи руководствуются положениями ст. 30.1 КоАП РФ.

Так, К. обратилась по месту своего жительства в Свердловский районный суд г. Красноярска с жалобой на постановление начальника ОГИБДД Ленинского РУВД г. Красноярска, вынесенное в отношении нее (дело об административном правонарушении прекращено за отсутствием состава административного правонарушения). Судьей было вынесено определение об отказе в принятии жалобы, поскольку она подана с нарушением правил подсудности.

Согласно ст. 30.1 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное должностным лицом, может быть обжаловано вышестоящему должностному лицу либо в районный суд по месту рассмотрения дела, в связи с чем, как указано в определении, К. следовало подать жалобу в Ленинский районный суд г. Красноярска. Доводы К. о том, что она в силу ч. 2 ст. 254 ГПК РФ имеет право обжаловать действия должностного лица в суд по месту своего жительства, признаны необоснованными.

На практике при подаче заявителем жалобы с нарушением правил подведомственности судьи, как в вышеуказанном примере, чаще всего выносили определения об отказе в приеме жалобы.

Вместе с тем в ч. 4 ст. 30.2 КоАП РФ указано, что в случае, если рассмотрение жалобы не относится к компетенции судьи, жалоба направляется на рассмотрение по подведомственности в течение трех суток. Это требование закона судьями выполняется не всегда.

По делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 8.37 КоАП РФ, постановлением и.о. начальника Байкитского РООН был привлечен к административной ответственности Г. Не согласившись с вынесенным постановлением, Г. обратился с жалобой в Северо-Енисейский районный суд.

Обоснованно сделав вывод о том, что постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное должностным лицом, может быть обжаловано в районный суд по месту рассмотрения дела, то есть жалоба подлежит рассмотрению Байкитским районным судом, судья вместо направления ее по подведомственности отказал в принятии жалобы. Тем самым судья ограничил права Г. на обжалование вынесенного в отношении него постановления в предусмотренный законом срок.

Судьей краевого суда определение судьи Северо-Енисейского районного суда об отказе в приеме жалобы отменено.

По некоторым делам об административных правонарушениях лица, привлеченные к ответственности, обжаловали вынесенные должностными лицами постановления сначала в вышестоящий орган, а затем уже обращались с жалобами и на постановление по делу, и на решение вышестоящего должностного лица в суд. По сложившейся в крае практике в таком случае жалобу рассматривал судья районного суда по месту нахождения вышестоящего органа.

Так, жалобу В. на постановление и.о. начальника ОГИБДД Советского РУВД г. Красноярска по делу об административном правонарушении и на решение заместителя начальника ОГИБДД УВД г. Красноярска, расположенного в Центральном районе города, рассматривал судья Центрального районного суда г. Красноярска.

По изученным делам сроки обжалования постановлений, предусмотренные ст. 30.3 КоАП РФ, как правило, соблюдались. В случае пропуска срока обжалования лицом, подающим жалобу, заявлялось ходатайство о восстановлении пропущенного срока. Подобные ходатайства рассматривались судьями в соответствии с ч. 2 ст. 30.3 КоАП РФ. В случае признания причины пропуска срока обжалования неуважительной судьями выносились определения об отказе в удовлетворении ходатайства.

Суды отказывали в восстановлении срока обжалования, когда жалоба без уважительных причин подана по истечении десяти суток со дня получения копии постановления либо лицо, привлеченное к административной ответственности, потерпевший присутствовали при оглашении постановления по делу об административном правонарушении, но отказались получать его копию.

18 февраля 2003 года К. был подвергнут административному взысканию по ст. 12.26 КоАП РФ. 12 марта 2003 года он обратился в суд с жалобой на указанное постановление и ходатайством о восстановлении срока обжалования. Поскольку каких-либо уважительных причин пропуска срока К. не представил, определением судьи от 17 марта 2003 года в удовлетворении ходатайства было отказано.

К. обжаловал данное определение, однако постановлением судьи краевого суда оно признано законным, обоснованным и оставлено без изменения.

В некоторых случаях по результатам рассмотрения жалоб на определения об отказе в восстановлении срока обжалования судьями выносились решения.

Уважительными причинами пропуска срока обжалования судами признавались болезнь лица, в отношении которого вынесено постановление по делу, потерпевшего или их законных представителей, нахождение данных лиц в командировке, обращение с жалобой в другой судебный орган.

При наличии таких причин судьи по ходатайству лиц, подающих жалобы, выносили определения о восстановлении пропущенного срока.

Так, по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 14.5 КоАП РФ, привлеченный к ответственности индивидуальный предприниматель Б. обратился с жалобой на постановление руководителя Инспекции Министерства по налогам и сборам по Октябрьскому району г. Красноярска в Арбитражный суд. После прекращения Арбитражным судом производства по делу за неподведомственностью Б. сразу же обратился в районный суд. В данной ситуации судья Октябрьского районного суда г. Красноярска пришел к выводу, что срок обжалования постановления Б. пропущен по уважительной причине и восстановил его, рассмотрев жалобу по существу.

Имели место случаи, когда судьи, установив, что лицом, подавшим жалобу на постановление административного органа, пропущен установленный законом десятисуточный срок, тем не менее рассматривали жалобы по существу, оставляя вынесенные постановления без изменения в связи с пропуском срока обжалования.

Согласно ч. 2 ст. 30.3 КоАП РФ срок обжалования может быть восстановлен судьей, правомочным рассматривать жалобу.

В нарушение этого требования закона по ряду дел ходатайство о восстановлении срока обжалования рассматривали мировые судьи, вынесшие постановление по делу об административном правонарушении.

Кодекс об административных правонарушениях РФ не содержит порядок исчисления сроков, в связи с чем судьи обоснованно руководствуются положениями, закрепленными в гражданском и уголовно-процессуальном законодательствах. Однако отсутствие в законе специальной нормы, регламентирующей порядок исчисления сроков, приводит к различному пониманию судьями момента окончания тех или иных сроков, в частности сроков обжалования.

Так, судьей Октябрьского районного суда г. Красноярска при рассмотрении жалобы М. на постановление административной комиссии Октябрьского района г. Красноярска было установлено, что постановление комиссии вынесено 28 апреля 2003 года и в тот же день получено М. Жалоба на данное решение подана 14 мая 2003 года.

В судебном заседании ставился вопрос о пропуске лицом, в отношении которого вынесено постановление по делу, десятисуточного срока обжалования, предусмотренного ч. 3 ст. 30 КоАП РФ. Судья же признал, что М. срок обжалования постановления административной комиссии не пропустила, поскольку дни с 1 по 4 мая и с 9 по 11 мая 2003 года являлись праздничными, а праздничные дни, по мнению судьи, продлевают срок обжалования, который, как указано в решении, заканчивается лишь 15 мая 2003 года.

Во избежание ошибочного трактования закона порядок исчисления сроков при рассмотрении дел об административных правонарушениях следовало бы разъяснить в постановлении Пленума Верховного Суда РФ.

Случаи заявления прокурорами ходатайств о восстановлении срока на принесение протеста по делу об административном правонарушении также имели место. Судьи рассматривали данные ходатайства в порядке ст. 30.3 КоАП РФ.

6 мая 2003 года мировым судьей судебного участка в Центральном районе г. Красноярска было вынесено постановление по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, в отношении МУПП "В.".

11 июня 2003 года прокурором Центрального района г. Красноярска принесен протест на постановление и заявлено ходатайство о восстановлении срока обжалования.

Данное ходатайство было удовлетворено, поскольку, как указано в определении судьи, о принятом по делу постановлении прокурору стало известно лишь 4 июня 2003 года.

Судьями по большинству изученных дел об административных правонарушениях проводилась подготовка к рассмотрению жалоб на вынесенные постановления, однако единой практики в этом вопросе не было.

Некоторые судьи выносили определения о подготовке к рассмотрению жалобы и истребовании дополнительных материалов, указывая в определении, что жалоба соответствует требованиям ст. ст. 30.2, 30.3 КоАП РФ, ее следует принять к рассмотрению и провести предварительную подготовку: истребовать материалы по делу об административном правонарушении.

По поступлению дела судьи, признавая жалобу и истребованные материалы достаточными для рассмотрения жалобы по существу, выносили определение о назначении времени, места рассмотрения жалобы и вызове участников процесса.

Так, в частности, осуществлялась подготовка судьей Ленинского районного суда г. Красноярска к рассмотрению жалобы С. на постановление заместителя Главного государственного инспектора Красноярского края по пожарному надзору, которым С. был привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 20.4 КоАП РФ.

Ряд судей выносили одно определение о назначении дела об административном правонарушении к рассмотрению, указывая дату судебного заседания и лиц, подлежащих вызову в суд.

В имеющихся определениях не всегда отражалось, что судьей выяснялись все вопросы, предусмотренные ст. 30.4 КоАП РФ. В частности, порой на данной стадии не разрешались ходатайства, заявленные лицом, подавшим жалобу.

По некоторым делам вообще отсутствуют сведения о проведении судьей какой-либо подготовки к рассмотрению жалобы, имеются лишь корешки повесток о вызове в суд участников производства по делу об административном правонарушении. Вся подготовка дела к рассмотрению сводилась к определению времени начала судебного заседания и вызову участников процесса.

Согласно ст. 30.5 КоАП РФ жалоба на постановление по делу об административном правонарушении подлежит рассмотрению в десятидневный срок со дня ее поступления со всеми материалами дела в суд. Если лицо отбывает административный арест - в течение суток.

Изучение дел об административных правонарушениях показало, что данные сроки соблюдались не всегда, и большей частью по тем же причинам, по которым продлялись судьями сроки рассмотрения самих дел, то есть вследствие неявки лиц в судебное заседание, истребования дополнительных доказательств, проведения экспертиз. В ряде судов разрешение жалоб по делам об административных правонарушениях откладывалось в связи с большой загруженностью судей по рассмотрению гражданских и уголовных дел.

Имело место и немотивированное нарушение сроков рассмотрения дел об административных правонарушениях.

Так, дело по жалобе А. на постановление начальника УВД г. Железногорска, согласно которому А. признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 20.8 КоАП РФ, поступило в Железногорский городской суд 3 февраля 2003 года.

Спустя два месяца, 3 апреля 2003 года судьей были запрошены материалы дела об административном правонарушении, которые поступили из УВД в суд 15 апреля 2003 года.

В материалах дела отсутствуют сведения о причинах нерассмотрения жалобы А., тогда как первое судебное заседание состоялось лишь 23 июня 2003 года.

Дело слушанием было отложено в связи с неявкой "сторон", при этом сведений об извещении лиц о времени и месте судебного заседания в деле не имеется. Дата следующего судебного заседания определена не была.

31 октября 2003 года судьей запрашиваются материалы уголовного дела, и только 5 ноября 2003 года состоялось второе судебное заседание, в ходе которого принято решение об отложении рассмотрения жалобы, поскольку не явился вызванный судом в качестве представителя ответчика представитель УВД.

По существу жалоба А. была рассмотрена 28 ноября 2003 года, решением судьи постановление начальника УВД г. Железногорска отменено, производство по делу прекращено.

Законность и обоснованность обжалуемых постановлений по делам об административных правонарушениях проверялась, как правило, в полном объеме, независимо от доводов жалоб.

Так, П. подал в суд жалобу на постановление начальника ОГИБДД Емельяновского РОВД, которым П. был признан виновным в нарушении п. п. 9.4, 10.1 Правил дорожного движения с прекращением производства по делу за отсутствием состава административного правонарушения. В жалобе П. оспаривал по существу обоснованность вынесенного постановления, указывая, что виновен в дорожно-транспортном происшествии не он, а водитель другого автомобиля.

Проверив материалы дела, выслушав участников производства по делу, судья принял решение об отмене обжалуемого постановления по тем основаниям, что оно не отвечает требования ст. 29.10 КоАП РФ: в постановлении отсутствуют сведения об обстоятельствах и событии административного правонарушения, не указано место и время его совершения, отсутствует мотивировка принятого решения. Дело об административном правонарушении возвращено начальнику ОГИБДД на новое рассмотрение.

Принимая решение по результатам рассмотрения жалобы на постановление мирового судьи по делу об административном правонарушении, судьи районного суда порой ошибочно выносили решение по правилам рассмотрения дела в апелляционном порядке, которое не предусмотрено ст. 30.7 КоАП РФ.

Например, мировым судьей судебного участка Ермаковского района было вынесено постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 20.21 КоАП РФ, в отношении К. за отсутствием состава административного правонарушения.

Прокурор района в порядке ст. 30.10 КоАП РФ принес протест на данное постановление, в котором указывал на его незаконность и ставил вопрос об отмене.

Рассмотрев протест прокурора, судья Ермаковского районного суда вынесла "апелляционное постановление", которым отменила постановление мирового судьи и назначила К. по ст. 20.21 КоАП РФ наказание в виде штрафа.

Тем самым судьей были нарушены требования закона о недопустимости при рассмотрении жалобы (протеста прокурора) на постановление по делу об административном правонарушении усиления административного наказания или иным образом ухудшения положения лица, в отношении которого вынесено постановление.

В связи с отсутствием жалобы, протеста прокурора постановление пересмотрено не было.

Суды, независимо от того, указывалось ли на это в жалобах, отменяли постановления административных органов, если они необоснованны, не мотивированы, по делам отсутствовали протоколы об административных правонарушениях либо допускались другие существенные нарушения процессуальных требований.

По делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.9 КоАП РФ, в отношении Г. должностным лицом был нарушен установленный ст. 28.6 КоАП РФ порядок производства по делам об административных правонарушениях, не был составлен протокол об административном правонарушении.

Рассмотрев дело по жалобе Г., судья Центрального районного суда г. Красноярска своим решением признал, что событие правонарушения не установлено и Г. к ответственности привлечен незаконно, в связи с чем постановление инспектора ОГАИ Центрального РУВД г. Красноярска было отменено.

Подавляющее большинство процессуальных действий, которые предусматривают обязательное участие лица, привлекаемого к ответственности (составление протокола об административном правонарушении, назначение экспертизы и т.п.), совершались должностными лицами административных органов и судьями в присутствии правонарушителя. В случае неявки данного лица выполнение того или иного процессуального действия нередко откладывалось.

Некоторые проблемы возникали при решении вопроса о том, уклоняется лицо от участия в производстве по делу либо оно не было должным образом извещено о намерении должностного лица административного органа (судьи) совершить те или иные процессуальные действия по делу.

В судебной практике направление правонарушителю почтой повестки, извещения о необходимости явиться в административный орган (суд), если отсутствуют сведения о получении их правонарушителем, не признается надлежащим извещением лица.

Так, инженером охраны и защиты леса был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 8.26 КоАП РФ, в отношении П. и вынесено постановление о наложении на виновного административного взыскания. Указанные процессуальные действия были совершены в отсутствие правонарушителя.

Между тем при рассмотрении дела в суде было установлено, что П. не был должным образом извещен о необходимости явиться к должностному лицу.

Решением судьи Дивногорского городского суда признано, что при составлении протокола и вынесении постановления нарушены требования закона, не соблюдены права П. как лица, привлекаемого к административной ответственности.

Если же в деле имелись данные о надлежащем извещении лица о времени и месте рассмотрения дела и при этом от лица не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела, должностные лица административных органов и судьи, руководствуясь положениями ч. 2 ст. 25.1 КоАП РФ, рассматривали дела об административных правонарушениях по существу, совершая при необходимости и процессуальные действия, которые по закону могут быть выполнены лишь с участием правонарушителя.

В данной ситуации его неявка расценивалась как уклонение от участия в производстве по делу и не являлась препятствием для привлечения лица к административной ответственности.

При применении закона, регулирующего ответственность за совершение административного правонарушения, судьями, как правило, учитывались положения ст. 1.7 КоАП РФ о действии административного законодательства во времени.

Так, инспекцией МНС России по г. Железногорску был составлен протокол о совершении Р. административного правонарушения, предусмотренного ст. 15.5 КоАП РФ и выразившегося в том, что, являясь директором ООО "Т.", Р. до 20 апреля 2002 года не представил в инспекцию МНС налоговые декларации по ряду налогов.

Постановлением мирового судьи судебного участка г. Железногорска от 16 августа 2002 года производство по делу было прекращено в связи с истечением срока привлечения к административной ответственности.

В обоснование своего вывода о прекращении производства по материалу, мировой судья сослался на то, что Р. административное правонарушение, ответственность за которое была предусмотрена ранее действовавшим Законом "О налоговых органах Российской Федерации", совершено до 20 апреля 2002 года, в период действия Кодекса РСФСР об административных правонарушениях. И поскольку лицо, совершившее административное правонарушение, подлежит ответственности на основании Закона, действовавшего во время совершения правонарушения, то в соответствии с требованиями ст. 38 КоАП РСФСР на момент составления протокола истек двухмесячный срок привлечения Р. к административной ответственности.

Однако судья, правильно понимая положения о действии административного законодательства во времени, не принял во внимание, что административное правонарушение, которое вменялось в вину Р., является длящимся и на момент вступления в силу 1 июля 2002 года Кодекса РФ об административных правонарушениях бездействие Р. закончено не было. Правонарушение выявлено 22 июля 2002 года, срок привлечения лица к административной ответственности не истек, поэтому постановление судьи было отменено.

Учитывая положения ч. 2 ст. 1.7 КоАП РФ о том, что закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом улучшающий положение лица, совершившего правонарушение, имеет обратную силу, после 1 июля 2002 года судьями края было прекращено производство по нескольким делам в отношении лиц, привлекавшихся к административной ответственности по ст. 118 КоАП РСФСР, так как Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях не предусмотрена административная ответственность за нарушение Правил дорожного движения, повлекшее причинение материального ущерба.

Дела о привлечении граждан к административной ответственности по ст. 16.2 КоАП РФ среди изученных не встречались.

За неоконченные правонарушения (покушение, приготовление) лица к административной ответственности, как следует из постановлений судей края, не привлекались.

Между тем по делам об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 7.27 КоАП РФ, зачастую лицо, совершившее мелкое хищение чужого имущества, задерживается непосредственно на месте совершения правонарушения, не имея реальной возможности распорядиться похищенным.

Так, Ш., находясь в магазине ОАО "У.", взял с прилавка и спрятал под одежду товары на сумму 49 рублей 50 копеек. В магазине осуществлялось видеонаблюдение, действия Ш. были замечены службой охраны, и при выходе из магазина он был задержан.

Мировым судьей судебного участка Железнодорожного района г. Красноярска Ш. был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 7.27 КоАП РФ.

По нормам уголовного права тайное хищение чужого имущества на сумму более одного минимального размера оплаты труда при аналогичных обстоятельствах квалифицировалось бы судом как покушение на кражу (по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ). Между тем Кодексом РФ об административных правонарушениях не предусмотрена возможность привлечения к административной ответственности за покушение на совершение административного правонарушения и действия лиц, виновных, в частности, в покушении на мелкое хищение чужого имущества, квалифицируются как оконченное правонарушение.

По изученным делам судьями края не выносилось постановлений о наложении административного взыскания в отношении неустановленного лица. В случае если в ходе рассмотрения дела выяснялось, что правонарушение было совершено не тем лицом, в отношении которого составлен протокол об административном правонарушении, судьи выносили постановление о прекращении производства по делу.

В соответствии с ч. 1 ст. 4.1 КоАП РФ административное наказание за совершение административного правонарушения назначается в пределах, установленных законом, предусматривающим ответственность за данное административное правонарушение.

Судьи же иногда назначали наказание ниже низшего предела, установленного соответствующей статьей КоАП РФ, что действующим законом об административных правонарушениях не предусмотрено.

Так, мировым судьей судебного участка в Бирилюсском районе П. была признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 17.8 КоАП РФ, и подвергнута наказанию в виде штрафа в сумме 700 рублей.

Назначение административного штрафа в таком размере ничем не мотивировано. Между тем законом за совершение данного правонарушения предусмотрено наложение административного штрафа на граждан в размере от 10 до 15 минимальных размеров оплаты труда (от 1000 до 1500 рублей); на должностных лиц - от 20 до 30 минимальных размеров оплаты труда (от 2000 до 3000 рублей).

Мировым судьей судебного участка Иланского района П. назначено наказание за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, в виде административного предупреждения, тогда как санкция данной статьи не предусматривает возможность применения такого вида наказания.

Приведенные выше постановления мировых судей обжалованы не были, вступили в законную силу и в порядке ст. 30.11 КоАП РФ не пересматривались.

Постановлением судьи Туруханского районного суда Г. за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.8 КоАП РФ, подвергнут наказанию в виде лишения права управления транспортным средством сроком на 6 месяцев, притом, что санкция данной статьи устанавливает в качестве наказания штраф или лишение права управления транспортными средствами сроком на один год.

По протесту прокурора заместителем председателя краевого суда постановление в отношении Г. отменено, производство по делу прекращено в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

Аналогичные ошибки допускались судьями и при рассмотрении жалоб на постановления административных органов.

Например, постановлением Государственного инспектора труда за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ, Ш. был подвергнут административному взысканию в виде штрафа в размере 10 минимальных размеров оплаты труда в сумме 1000 рублей.

Законом за нарушение законодательства об охране труда предусмотрено наказание только в виде наложения административного штрафа в размере от пяти до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда.

Между тем решением судьи Октябрьского районного суда г. Красноярска постановление Государственного инспектора труда было изменено, Ш. объявлено предупреждение, хотя назначение данного вида наказания за указанное правонарушение действующим законом об административных правонарушениях исключено.

В случае признания совершенного правонарушения малозначительным судьи правомерно, со ссылкой на ст. 2.9 КоАП РФ, выносили постановление об освобождении лица, совершившего административное правонарушение, от административной ответственности, ограничиваясь объявлением ему устного замечания.

По делам об административных правонарушениях, проверенных в ходе обобщения, судьями назначались лишь наказания, перечисленные в ст. 3.2 КоАП РФ. Применение других видов административных наказаний, не входящих в указанный перечень (исправительных работ, взыскание стоимости товаров и транспортных средств), не допускалось.

При назначении наказания судьи учитывали в качестве отягчающего обстоятельства повторное совершение лицом административного правонарушения.

В силу п. 2 ч. 1 ст. 4.3 КоАП РФ в качестве повторного может рассматриваться совершение повторно только однородного правонарушения. Какие правонарушения можно считать "однородными", в законе не раскрывается, поэтому судьями данное понятие определяется по-разному.

Так, на практике однородными правонарушениями признаются не только правонарушения, предусмотренные одной и той же статьей Кодекса РФ об административных правонарушениях, но и некоторыми другими.

М. ранее привлекался к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ (управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения).

Мировым судьей судебного участка в Свердловском районе г. Красноярска М. признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ст. 12.26 КоАП РФ (невыполнение законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения), и при назначении наказания в качестве отягчающего обстоятельства учтено то, что он уже привлекался за совершение однородного правонарушения.

В постановлении мирового судьи судебного участка в Железнодорожном районе г. Красноярска по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ (управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения), в отношении Б. учтено при назначении наказания, что он ранее неоднократно привлекался к административной ответственности. Однородными по данному делу признаны правонарушения, предусмотренные ст. 12.1 КоАП РФ (управление транспортным средством, не зарегистрированным в установленном порядке или не прошедшим государственного технического осмотра) и ст. 12.20 КоАП РФ (нарушение правил пользования внешними световыми приборами, звуковыми сигналами, аварийной сигнализацией или знаком аварийной остановки).

Материалы дел об административных правонарушениях зачастую не содержали полных сведений о том, когда и за что лицо ранее привлекалось к административной ответственности, отсутствовали данные о времени окончания исполнения постановления о назначении административного наказания. Это лишало возможности судей проверить, не истек ли предусмотренный ст. 4.6 КоАП РФ срок, в течение которого лицо считается подвергнутым наказанию.

Несмотря на то что ст. 4.3 КоАП РФ содержит исчерпывающий перечень отягчающих обстоятельств, судьи в качестве таковых учитывают и другие обстоятельства.

Например, мировой судья судебного участка в Центральном районе г. Красноярска по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.26 КоАП РФ, при назначении наказания Г. учла дерзость совершенного правонарушения, умышленное совершение правонарушения, полное отсутствие у лица раскаяния в содеянном.

В случае совершения лицом двух и более правонарушений, когда дело рассматривается в суде, при назначении наказания судьи руководствовались положениями ст. 4.4 КоАП РФ, определяя окончательное наказание в пределах только одной санкции.

Некоторые судьи, руководствуясь ч. 1 данной статьи настоящего Кодекса, назначали наказание сначала за каждое совершенное административное правонарушение, а затем по совокупности правонарушений.

Так, согласно постановлению мирового судьи судебного участка в Центральном районе г. Красноярска М. подвергнут за совершение административного правонарушения,

предусмотренного ст. 15.5 КоАП РФ, наказанию в виде штрафа в размере 3 минимальных размеров оплаты труда;

предусмотренного ст. 19.7 КоАП РФ, наказанию в виде штрафа в размере 3 минимальных размеров оплаты труда.

На основании ст. 4.4 КоАП РФ окончательно М. определено наказание в виде штрафа в размере 4 минимальных размеров оплаты труда.

Другие же судьи, не принимая во внимание требования указанной нормы закона, а учитывая лишь положения ч. 2 ст. 4.4 КоАП РФ, в резолютивной части постановления указывали все статьи КоАП РФ, предусматривающие ответственность за совершенные лицом правонарушения, и сразу назначали окончательное наказание.

В. мировым судьей судебного участка в г. Игарке признан виновным в совершении административных правонарушений, предусмотренных ч. 1 ст. 19.3, ст. 20.1, ст. 20.21 КоАП РФ, и ему за все деяния в целом назначено наказание в виде штрафа в размере семи минимальных размеров оплаты труда, без указания, какое наказание определено В. за каждое из совершенных им правонарушений.

При совершении же лицом двух и более правонарушений, когда дела о них рассматриваются разными органами, судьи, вынося постановление, либо вообще не упоминают о взыскании, уже наложенном на лицо административным органом, либо указывают его во вводной части постановления наряду с данными о личности правонарушителя. Наказание по совокупности правонарушений в таких случаях не назначалось.

Так, Л., управляя автомобилем, не имея на это права, совершил столкновение с другим автомобилем, после чего скрылся с места происшествия. 12 февраля 2003 года постановлением заместителя начальника Ленинского ОГАИ г. Красноярска за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.7 КоАП РФ, на Л. было наложено административное взыскание в виде штрафа в сумме 500 рублей, а дело об оставлении им места дорожно-транспортного происшествия передано для рассмотрения в суд.

14 марта 2003 года судьей Ленинского районного суда г. Красноярска вынесено постановление о признании Л. виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, по которой ему назначено наказание в виде штрафа в размере 10 минимальных размеров оплаты труда в сумме 1000 рублей.

О том, что на Л. ранее было наложено взыскание начальником Ленинского ОГАИ г. Красноярска, в постановлении судьи не указывается.

Мировым судьей судебного участка в Свердловском районе г. Красноярска в один день было рассмотрено два дела об административных правонарушениях в отношении М., по которым вынесено два постановления: за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 15.6 КоАП РФ, М. был подвергнут взысканию в виде штрафа в размере 3 минимальных размеров оплаты труда, а по ст. 15.11 КоАП РФ назначено наказание в виде штрафа в размере 20 минимальных размеров оплаты труда. Данные постановления дополнялись самостоятельно.

Вопрос о назначении лицу окончательного наказания при наличии в отношении него вступившего в законную силу, но не исполненного постановления о наложении административного взыскания за совершение другого правонарушения Кодексом РФ об административных правонарушениях детально не урегулирован и требует разъяснения.

Наиболее часто юридические лица привлекались к административной ответственности за совершение правонарушений, предусмотренных ст. 13.3, ч. 2 ст. 15.12, ч. 1 ст. 18.10, ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ.

Рассматривая такие дела, судьи устанавливали нарушение административного законодательства со стороны юридического лица и при наличии такового назначали предусмотренное соответствующей статьей Кодекса РФ об административных правонарушениях наказание. При этом форма вины юридического лица не определялась и в постановлениях не указывалась. Случаев применения положений ст. 2.2 КоАП РФ о формах вины к юридическим лицам не выявлено.

Наказание за совершение административных правонарушений судьями края по абсолютному большинству дел назначалось в соответствии с законом, с учетом положений ст. 4.1 КоАП РФ.

Между тем в ряде случаев назначение того или иного вида наказания, а также его размера судьями в своих постановлениях вообще не мотивировалось.

Так, судьей Ленинского районного суда г. Красноярска по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 12.21 КоАП РФ, в отношении Т. не указано в постановлении, какие смягчающие, отягчающие обстоятельства и данные о личности учитывались при назначении виновному наказания.

В нарушение требований ст. 4.2 КоАП РФ судьями не всегда учитывались при назначении наказания обстоятельства, смягчающие административную ответственность.

Постановлением судьи Советского районного суда г. Красноярска З. привлечена к административной ответственности по ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ и подвергнута административному взысканию в виде лишения права управления транспортным средством сроком на 6 месяцев.

При определении наказания судьей не было учтено, что ущерб в результате ДТП З. добровольно возместила, на иждивении у нее находятся несовершеннолетний сын и мать-инвалид. Постановлением судьи краевого суда постановление судьи Советского районного суда изменено, З. назначено наказание в виде штрафа в размере 15 минимальных размеров оплаты труда, в сумме 1500 рублей.

В судебной практике в качестве смягчающих обстоятельств, наряду с указанными в ст. 4.2 КоАП РФ, судьи признавали: наличие на иждивении у виновного несовершеннолетних детей и других нетрудоспособных лиц, признание вины, состояние здоровья (инвалидность, наличие тяжелого заболевания), положительно характеризующие данные о личности, частичное выполнение некоторых пунктов предписания (по ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ), принимали во внимание, что ранее лицо к административной ответственности не привлекалось.

По некоторым делам об административных правонарушениях, за совершение которых предусмотрено лишение права управления транспортными средствами, судьи учитывали ходатайства коллективов, где трудится виновный, а также то, что лицо, привлеченное к административной ответственности, работает водителем и лишение данного права может повлечь утрату единственной возможности содержать семью, поставив ее в тяжелое материальное положение.

Особый порядок исчисления сроков давности привлечения к административной ответственности законодателем установлен при длящемся правонарушении, под которым понимается действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением лицом возложенных на него обязанностей.

К категории длящихся судьи относили правонарушения, предусмотренные ч. 1 ст. 18.10 КоАП РФ (нарушение работодателем правил привлечения и использования в Российской Федерации иностранной рабочей силы), ст. 19.5 КоАП РФ (невыполнение в срок законного предписания органа, осуществляющего государственный надзор), ст. 15.11 КоАП РФ (грубое нарушение правил ведения бухгалтерского учета и представления бухгалтерской отчетности) и другие.

При исчислении сроков применения административного взыскания по таким правонарушениям судьи исходили из даты обнаружения правонарушения.

Так, постановлением мирового судьи судебного участка в Свердловском районе г. Красноярска от 13 февраля 2003 года Л., главный бухгалтер ООО ПК "Ф.", подвергнута административному взысканию по ч. 1 ст. 15.6 КоАП РФ за непредставление сведений для осуществления налогового контроля.

Установив, что правонарушение совершено 2 апреля 2002 года, заместитель прокурора Красноярского края принес протест, в котором указал, что сроки давности привлечения к административной ответственности, предусмотренные ст. 38 КоАП РСФСР, истекли, а потому постановление подлежит отмене с прекращением производства по делу.

Постановлением заместителя председателя краевого суда в удовлетворении протеста отказано, поскольку данное правонарушение является длящимся, было обнаружено только 5 февраля 2003 года и, следовательно, постановление мирового судьи от 13 февраля 2003 года вынесено в рамках процессуальных сроков, предусмотренных ст. 4.5 КоАП РФ.

По изученным делам вопрос об учете при назначении административного наказания установленных ч. 2 ст. 3.6, ч. 2 ст. 3.7, ч. 3 ст. 3.8 КоАП РФ ограничений в применении отдельных видов административного наказания не возникал.

Положения же ч. 2 ст. 3.9 КоАП РФ о том, что административный арест является исключительной мерой административного взыскания и может назначаться лишь в случаях, когда применение иных мер воздействия признано недостаточным, судьями не всегда принимались во внимание.

Так, судьей Бирилюсского районного суда Р. за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.1 КоАП РФ, был подвергнут наказанию в виде административного ареста сроком на 15 суток. При этом данная мера наказания в постановлении никак не мотивирована, не указано, по какой причине судья посчитал невозможным назначить Р. другой вид наказания.

Среди проверенных дел не встречались случаи привлечения к административной ответственности одновременно с юридическим лицом работника, не являющегося должностным лицом в соответствии с примечанием к ст. 2.4 КоАП РФ.

При рассмотрении дел об административных правонарушениях вопрос о возмещении имущественного ущерба судьями края по изученным делам не решался.

С требованиями же компенсации морального вреда лица, в отношении которых были вынесены постановления по делам, в суды обращались. При этом они одновременно просили отменить постановления о наложении на них административных взысканий и возместить причиненный им действиями должностных лиц административных органов моральный вред.

Судьи по ряду дел не принимали во внимание, что жалоба на постановление по делу об административном правонарушении подлежит рассмотрению по правилам, установленным Кодексом РФ об административных правонарушениях, тогда как споры о возмещении морального вреда, причиненного административным правонарушением, согласно ч. 3 ст. 4.7 КоАП РФ следует рассматривать в порядке гражданского судопроизводства.

Одновременное рассмотрение в судебном заседании подобных различных требований влекло отмену принятого решения по делу.

Так, С. обратился в суд с жалобой на постановления начальника ОГИБДД Кежемского РОВД от 2 апреля 2003 года и от 7 мая 2003 года о наложении на него взысканий за совершение административных правонарушений, предусмотренных ст. 12.26 и ч. 1 ст. 12.7 КоАП РФ, требовал признать действия сотрудников милиции незаконными и компенсировать ему моральный вред в сумме 30000 рублей.

Судья Кежемского районного суда отказал в удовлетворении жалобы С., однако все три различных требования, заявленные в жалобе, рассмотрел по правилам гражданского судопроизводства, руководствуясь ст. ст. 194 - 197, 209, 257 ГПК РФ, что является недопустимым. Подобное нарушение процессуальных требований, предусмотренных КоАП РФ, судьей краевого суда обоснованно признано существенным, в связи с чем решение судьи было отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

Пересмотр в порядке ст. 30.11 КоАП РФ вступивших в законную силу постановлений по делам об административных правонарушениях, решений по результатам рассмотрения жалоб председателем краевого суда и его заместителями осуществлялся не только по протестам прокурора края и его заместителей, но и по жалобам лиц, указанных в статьях 25.1 - 25.5 КоАП РФ, при отсутствии протеста прокурора.

Например, П. обратилась в краевой суд с жалобой на постановление мирового судьи судебного участка г. Назарово, которым за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 22 Закона Красноярского края N 4-548 от 30.09.02 "Об административных правонарушениях", она была подвергнута административному взысканию в виде штрафа.

В порядке ст. 30.11 КоАП РФ данная жалоба была рассмотрена заместителем председателя краевого суда, постановление мирового судьи отменено, производство по делу прекращено за отсутствием состава административного правонарушения.

Жалобы и протесты прокуроров на вступившие в законную силу постановления и (или) решения по делам об административных правонарушениях рассматривались председателем Красноярского краевого суда либо его заместителями.

По результатам рассмотрения в случае удовлетворения жалоб и протестов выносились постановления, если же оснований для изменения, отмены судебного решения не усматривалось, лицу, подавшему жалобу, направлялось письмо с изложением мотивов оставления жалобы без удовлетворения.

По сложившейся в крае практике постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное мировым судьей, в случае его обжалования в порядке ст. ст. 30.2 - 30.8 КоАП РФ, считается вступившим в законную силу с момента вынесения судьей районного (городского) суда решения по данной жалобе.

Если же постановление по делу об административном правонарушении было вынесено судьей районного (городского) суда, то оно вступает в силу со дня рассмотрения жалобы (протеста) на это постановление судьей краевого суда.

В случае вынесения административного постановления несудебным органом (должностным лицом) и последующего его обжалования в районный (городской) суд, постановление по делу об административном правонарушении и решение по жалобе на это постановление считается вступившим в законную силу с момента рассмотрения жалобы судьей краевого суда.

Согласно ч. 3 ст. 30.11 КоАП РФ вступившие в законную силу постановления по делам об административных правонарушениях правомочны пересматривать председатели краевых (или равных им) судов и их заместители, Председатель Верховного Суда РФ и его заместители.

Таким образом, любое постановление административного органа или должностного лица по делу об административном правонарушении, если оно не было в установленный законом срок обжаловано в суд и вступило в законную силу, подлежит пересмотру не ниже чем на уровне председателя краевого (или равного ему) суда и его заместителей.

Подобные ситуации встречались в практике краевого суда довольно часто.

Так, постановлением руководителя Межрайонной инспекции Министерства по налогам и сборам России N 15 по Красноярскому краю, расположенной в пос. Березовка, Ж. был подвергнут административному взысканию за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.25 КоАП РФ. В установленный ст. 30.3 КоАП РФ срок постановление обжаловано не было. В результате, минуя такие судебные инстанции, как мировой и районные суды, прокурор принес протест в краевой суд, и заместитель председателя краевого суда вынес постановление об отмене не судебного решения нижестоящего суда, а постановления руководителя административного органа.

Представляется, что лишение (в соответствии с положениями, закрепленными в настоящее время в ст. 30.11 КоАП РФ) судей районных, городских судов права пересматривать вступившие в законную силу постановления административных органов и должностных лиц не согласуется с общими принципами как административного законодательства, так и судоустройства Российской Федерации в целом, в связи с чем данная норма закона требует корректировки.

Постановление по делу об административном правонарушении по изученным делам обращалось к исполнению судьями, вынесшими постановление.

В случае назначения административного взыскания в виде штрафа (подобное наказание применялось наиболее часто) некоторые судьи направляли лицу, привлеченному к административной ответственности, извещение с разъяснением порядка уплаты штрафа и последствий уклонения от исполнения постановления.

При неуплате штрафа в установленный срок копия постановления направлялась в организацию, где работает лицо, привлеченное к административной ответственности, либо судебному приставу-исполнителю.

По делу М. мировым судьей судебного участка в Шушенском районе постановление было направлено по месту работы лица, привлеченного к административной ответственности, а затем в связи с неисполнением постановления о взыскании суммы штрафа (М. являлся руководителем ХПП "С."), копия судебного решения была направлена судебному приставу-исполнителю для принудительного взыскания путем обращения взыскания на имущество. Судебным приставом-исполнителем ПСП по Шушенскому району постановлено направить постановление в бухгалтерию Управления Пенсионного фонда по Шушенскому району и удержание административного штрафа производить из пенсии М. по 20% ежемесячно до полного погашения. Исполнение постановления контролировалось мировым судьей путем направления запросов.

Новый порядок исполнения постановления о наложении административного штрафа, введенный в действие Законом РФ от 08.12.03, судьями в 2003 году не применялся.

Положения об исполнении постановлений по делам об административных правонарушениях, закрепленные в главе 31 КоАП РФ, соблюдались не всегда. В материалах ряда дел вообще отсутствовали сведения об обращении постановления судьи к исполнению.

Вопросы отсрочки, рассрочки или приостановления исполнения постановления о назначении административного наказания судьями по проверенным делам не решались.

Анализ судебной практики показал, что протоколы об административных правонарушениях и приложенные к ним материалы нередко поступали в суды из административных органов со значительным нарушением сроков, предусмотренных ч. 1 ст. 28.8 КоАП РФ, а порой и незадолго до истечения двух месяцев со дня совершения лицом правонарушения.

Кроме того, лица, в отношении которых велось производство по делу, зачастую уклонялись от явки в суд и получения повесток.

У мировых судей, с учетом большого количества находящихся в производстве дел и неисполнимости вручения лично каждому лицу, привлекаемому к административной ответственности, уведомления о времени и месте рассмотрения дела, отсутствует возможность с соблюдением прав участников процесса рассмотреть дело в установленный законом двухмесячный срок.

В результате значительное количество дел судьями прекращалось в связи с истечением сроков давности привлечения лиц к административной ответственности.

Представляется, что по делам об административных правонарушениях, имеющих высокую степень общественной опасности (например, управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, и ряда других), установленный законом двухмесячный срок, по истечении которого в силу ст. 4.5 КоАП РФ не может быть вынесено постановление, в настоящих условиях явно недостаточен для выполнения задач законодательства об административных правонарушениях, закрепленных в ст. 1.2 КоАП РФ.

Законодательством не урегулирован вопрос о порядке рассмотрения дела об административном правонарушении и жалобы на постановление по делу в случае отложения их рассмотрения по тем или иным причинам. Следует ли судье при возобновлении разбирательства по делу вновь выполнять все действия в порядке, указанном в ст. 29.7 и ч. 2 ст. 30.6 КоАП РФ, либо возможно продолжить судебное заседание с того момента, когда было принято решение об отложении?

Большинство судей, даже если дело неоднократно откладывалось, каждый раз начинали судебное разбирательство дела или жалобы на постановление по делу об административном правонарушении сначала.

Однако встречались и дела, рассмотренные в другом порядке.

Так, после возобновления судебного разбирательства по жалобе Н. на постановление начальника ОГИБДД Центрального РУВД г. Красноярска судья Центрального районного суда продолжила слушание с того момента, с которого оно было отложено.

Кроме того, в практике применения норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях возникают вопросы:

- о возможности обжалования одним из участников дорожно-транспортного происшествия вынесенного должностным лицом ГИБДД постановления по делу об административном правонарушении в отношении другого участника этого дорожно-транспортного происшествия;

- о необходимости установления в ходе производства по делу об административном правонарушении должностным лицом ГИБДД вины того или иного лица в совершении дорожно-транспортного происшествия, если в его действиях отсутствует состав административного правонарушения.

Данные вопросы также требуют разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

 

Справку составил

судья краевого суда

С.И.ЛАЗОВСКИЙ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь