Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ

 

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

от 13 февраля 2004 г. N 33

 

ОБЗОР

КАССАЦИОННОЙ И НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ ЗА 2003 ГОД

 

Раздел I. АНАЛИЗ СТАТИСТИКИ РАССМОТРЕНИЯ

УГОЛОВНЫХ ДЕЛ В 2003 ГОДУ

 

А) Кассационное рассмотрение уголовных дел

 

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда Республики Хакасия рассмотрено в кассационном порядке 1190 уголовных дел и материалов в отношении 1372 человек. Соотношение этих показателей с показателями 1997 - 2003 гг. приведено в сравнительной таблице:

 

             Годы           

        Количество дел/лиц       

             1997           

              552/713            

             1998           

              644/832            

             1999           

              639/859            

             2000           

              820/1119           

             2001           

              903/1211           

             2002            

              909/1142           

             2003           

             1190/1372           

 

Таким образом, в 2003 году произошло резкое увеличение общего числа рассмотренных в кассационном порядке материалов, что связано в первую очередь с изменением уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Кроме того, рост числа рассмотренных в кассационном порядке уголовных дел и материалов связан с активным использованием участниками уголовного судопроизводства своих прав на пересмотр не вступивших в законную силу судебных постановлений по уголовным делам.

По сравнению с 2002 годом общее количество рассмотренных дел увеличилось на 181 дело (или на 30,9%), а по числу лиц показатель увеличился на 230 человек.

Вместе с тем число рассмотренных в кассационном порядке приговоров в отчетном периоде не претерпело значительных изменений, а по сравнению с 2001 годом снизилось. Сложившаяся ситуация, прежде всего, связана с более активным применением судьями городских (районных) судов положений главы 40 УПК РФ, позволяющей рассматривать уголовные в особом порядке.

Таким образом, общее количество рассмотренных судебной коллегией в кассационном порядке уголовных дел по кассационным жалобам и представлениям на приговоры по сравнению с 2002 г. увеличилось на 18, или на 2,8%, а по числу лиц, в отношении которых рассмотрены уголовные дела, величина уменьшилась на 27 человек или на 3,3% относительно 2002 г.

 

┌───────┬────────────────────────────────────────┬───────────────┐

  Суды │                Приговоры                     Иные    

                                               │ определения и │

                                               │ постановления │

       ├────────┬───────┬───────┬───────┬───────┼───────┬───────┤

       │Обжало- │В силе │Отмене-│Измене-│ Новое │В силе │Отменен│

       │вано           │но     │но     │решение│             

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│Абакан │182/223 │106/132│ 21/22 │ 36/46 │ 19/23 │179/179│ 36/36 │

               │ 59,2% │  9,9% │ 20,6% │ 10,3% │             

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│Алтай  │ 28/33    8/9    6/8  │ 13/15 │  1/1    7/8    1/2 

               │ 27,3% │ 24,2% │ 45,5% │   3%               

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│Аскиз  │ 74/93  │ 30/35 │ 16/23 │ 21/27 │  7/8  │ 39/39 │ 16/  

               │ 37,6% │ 24,7% │  29%    8,6% │             

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│Бея      5/7     2/3    1/2    2/2     -     7/7    1/1 

               │ 42,8% │ 28,6% │ 28,6% │                    

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│Боград │ 14/28    3/7    5/14 │  4/5    2/2    3/4     -  

                 25%    50%  │ 17,9% │  7,1% │             

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│Ордж-й │ 11/12    5/5    1/2    3/3    2/2  │ 17/17 │ 16/16 │

               │ 41,6% │ 16,7% │  25%  │ 16,7% │             

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│Саян-ск│ 48/65  │ 23/26 │ 12/23 │ 10/13 │  3/3  │ 45/47 │ 20/22 │

                 40%  │ 35,4% │  20%    4,6% │             

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│Таштып │ 27/29  │ 19/19 │  3/3    4/6    1/1    9/9    3/3 

               │ 65,5% │  10%    21%    3,5% │             

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│У-Аба- │ 63/81  │ 19/23 │ 19/27 │ 21/26 │  4/5  │ 35/35 │ 21/27 │

│кан            │ 28,4% │ 33,3% │ 32,1% │  6,2% │             

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│Черно- │166/196 │95/105 │ 18/23 │ 40/53 │ 13/15 │ 38/41 │ 15/16 │

│ск             │ 53,6% │ 11,7% │  27%    7,7% │             

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│Шира   │ 38/47  │ 22/27 │  6/9    9/9    1/2  │ 15/15 │  5/10 │

               │ 57,5% │ 19,1% │ 19,1% │  4,3% │             

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│2003   │656/814 │332/391│108/156│163/205│ 53/62 │394/401│134/149│

                 48%  │ 19,2% │ 25,2% │  7,6% │             

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│2002   │638/841 │405/532│ 97/125│119/164│ 17/20 │ 17/25 │ 33/49 │

               │ 63,2% │ 14,9% │ 19,5% │  2,4% │             

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│2001   │758/1004│452/591│149/231│148/208│  9/14 │ 27/39 │ 50/83 │

               │ 56,6% │ 22,1% │ 19,9% │  1,4% │             

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│2000   │677/916 │392/509│107/173│138/185│ 33/49 │ 28/61 │ 34/61 │

               │ 55,6% │ 18,9% │ 20,2% │  5,3% │             

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│1999   │565/730 │359/444│ 85/121│ 80/108│ 41/57 │ 19/50 │ 33/55 │

               │ 60,8% │ 16,6% │ 14,8% │  7,8% │             

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│1998   │526/670 │369/442│ 68/107│ 49/66 │ 38/53 │ 40/57 │ 62/88 │

                 66%    16%    10%     8%               

├───────┼────────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┼───────┤

│1997   │474/595 │203/213│ 52/72 │ 54/75 │165/235│ 34/57 │ 21/37 │

               │ 35,7% │ 12,2% │ 12,6% │ 39,5% │             

└───────┴────────┴───────┴───────┴───────┴───────┴───────┴───────┘

 

Кассационная практика по районным (городским) судам (по приговорам, определениям и постановлениям, по уголовным делам и в лицах) выглядит в сравнении следующим образом:

Из приведенных таблиц видно, что из общего числа оконченных в отчетном периоде уголовных дел были отменены приговоры в отношении 156 лиц, что составляет 19,1%.

В отношении 205 осужденных кассационными определениями судебной коллегии обвинительные приговоры судов первой инстанции были изменены.

В отчетном периоде с рассмотрения уголовных дел судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РХ снято 80 уголовных дел. Из них 27 в связи с отзывом кассационных жалоб и представлений и 43 уголовных дела были представлены судами в ненадлежаще оформленном виде.

В одном случае рассмотрено уголовное дело о применении принудительных мер медицинского характера. Кроме того, рассмотрено 6 кассационных представлений об отмене постановлений судей о направлении уголовных дел прокурору для пересоставления обвинительного заключения. Причем в 4 случаях представления прокурора были удовлетворены.

В сравнении с показателями 2000 - 2003 годов сократился процент приговоров, оставленных в силе, и значительно увеличился показатель уголовных дел, по которым судебной коллегией приняты другие решения. Таким образом, процент приговоров, оставленных судебной коллегией без изменений, снизился до уровня 1997 года и является худшим за последние 6 лет. Резкое снижение числа приговоров, оставленных без изменений, обусловлено объективными причинами, а именно изменением уголовного законодательства. В период с 11 декабря 2003 года 21 приговор городских (районных) судов был отменен либо отменен вследствие изменения уголовного законодательства.

В Абаканском, Саяногорском, Черногорском городских и Ширинском районном судах количество приговоров 2003 года, оставленных без изменений, оказалось выше среднереспубликанского показателя.

Неудовлетворительно сложилось положение с отменой и изменением приговоров в Алтайском и Усть-Абаканском районных судах, где в силе оставлено лишь около 27 - 28% из числа обжалованных приговоров, а 72 - 73% приговоров отменены либо изменены.

Абсолютно худший с 1997 года процент приговоров, оставленных без изменений в 2003 году, отмечен в Боградском районном суде, где лишь 1/4 часть от общего числа обжалованных приговоров оставлена без изменений.

В кассационном порядке в 2003 г. было рассмотрено 22 жалобы (в отношении 23 человек) на приговоры и постановления судов апелляционной инстанции. Причем кассационными определениями было отменено по 5 приговоров и постановлений (или 43,4%) судов апелляционной инстанции.

Кассационная практика по районным и городским судам (по приговорам и постановлениям, вынесенным в апелляционном порядке) выглядит в сравнении следующим образом:

 


   Суды   

         Приговоры       

      Постановления     

Обжаловано

  В 
силе

Отм.

Изм.

Обжаловано

  В 
силе

Отменено
изменено

    1     

     2   

  3 

  4

  5

    6    

  7 

   8   

Абакан    

    7/7  

 5/5

2/2

 - 

    -    

  - 

  1/1  

Алтай     

     -   

  - 

 - 

 - 

    -    

  - 

   -   

Аскиз     

    1/1  

 1/1

 - 

 - 

    -    

 1/1

   -   

Бея       

     -   

  - 

 - 

 - 

    -    

  - 

   -   

Боград    

    1/1  

  - 

1/1

 - 

    -    

  - 

   -   

Ордж-й    

     -   

  - 

 - 

 - 

    -    

  - 

  1/1  

Саяногорск

     -   

  - 

 - 

 - 

    -    

 1/1

   -   

Таштып    

     -   

  - 

 - 

 - 

    -    

  - 

   -   

У-Абакан  

     -   

  - 

 - 

 - 

    -    

  - 

   -   

Черногорск

    3/3  

 2/2

1/1

 - 

   2/2   

  - 

  2/2  

Шира      

     -   

  - 

 - 

 - 

    -    

  - 

  1/1  

 

Б) Рассмотрение уголовных дел в порядке надзора

 

На заседаниях Президиума Верховного суда РХ в 2003 году рассмотрено 47 уголовных дел в отношении 57 осужденных. Из рассмотренных дел по надзорным представлениям прокурора Республики Хакасия 5 на 7 человек, а по постановлениям судей Верховного суда РХ - 42 в отношении 48 человек. В одном случае в возбуждении надзорного производства по представлению прокурора отказано. Из внесенных на рассмотрение Президиума Верховного суда РХ надзорных производств 45 удовлетворены.

Надзорная практика по районным и городским судам выглядит в сравнении следующим образом:

 

    Суды   

Аба-
канс-
кий 

Ал-
тай-
ский

Ас-
киз-
ский

Бог-
рад-
ский

Бей-
ский

Орд-
жо-
ни-
кид-
зев-
ский

Сая-
но-
гор-
ский

Таш-
тып-
ский

Усть-
Аба-
кан-
ский

Чер-
но- 
гор-
ский

Ши-
рин-
ский

Кас-
саци-
онные
опре-
деле-
ния 
СК ВС
РХ  

 За 
2003
 год

Приго-
воры 

Отм.

 2/2

  -

  -

  -

  -

 - 

 - 

 - 

 1/1

 1/1

 - 

 3/5

 7/9

Изм.

 6/7

  -

4/5

4/4

1/1

 - 

2/2

 - 

 7/10

 3/4

1/1

 2/3

30/37

Поста-
новле-
ния  

Отм.

 4/4

 

 /2

 

 

 

 

 

 

 3/3

 

 

 8/9

Изм.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

По результатам рассмотрения уголовных дел на Президиуме Верховного суда РХ за 2003 год отменено по числу лиц 4 приговора или 8,8%, из них 3 (или 6,6% от общего числа приговоров) отменены с одновременным прекращением уголовного преследования, ввиду отсутствия в действиях осужденных состава преступления.

Кроме того, постановлениями Президиума были изменены приговоры в отношении 37 человек, причем в большинстве случаев изменение приговора связано со снижением меры назначенного наказания либо неправильным применением положений закона о компенсации вреда, причиненного преступлением.

По 16 приговорам Президиум изменил вмененную осужденным квалификацию преступлений.

Чаще всего на рассмотрении суда надзорной инстанции оказывались уголовные дела Усть-Абаканского районного суда.

В одном случае Президиумом рассмотрено заключение прокурора Республики Хакасия о возобновлении уголовного дела по новым и вновь открывшимся обстоятельствам. По результатам рассмотрения был отменен приговор Абаканского городского суда в связи с неправильной квалификацией действий осужденного по ч. 1 ст. 111 УК РФ. В связи с выявлением новых обстоятельств, которые не были известны органу следствия и суду, действия осужденного переквалифицированы на ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Кроме того, в 5-ти случаях в порядке надзора были отменены постановления судей, отменивших без достаточных на то оснований условное наказание осужденным, которые впоследствии были освобождены из-под стражи.


 

Раздел II. ВОПРОСЫ ОТМЕНЫ И ИЗМЕНЕНИЯ ПРИГОВОРОВ

 

А) В связи с неправильной квалификацией преступлений

 

Приговором Абаканского городского суда от 22 января 2003 г. был осужден К.В. по п. п. "б, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ за совершение тайного хищения чужого имущества, совершенного неоднократно, с причинением значительного ущерба гражданину.

Состоявшийся приговор отменен определением судебной коллегии от 12 марта 2003 г. в связи со следующими нарушениями. Органами предварительного расследования действия К.В. были квалифицированы по п. п. "в, г" ч. 2 ст. 160 УК РФ как присвоение, то есть хищение имущества, вверенного виновному, совершенное лицом с использованием служебного положения, с причинением значительного ущерба гражданину.

В судебном заседании К.В. признал себя виновным и показал, что, работая у частного предпринимателя экспедитором, получал в подотчет денежные средства, часть которых присваивал себе, подделывая почерка продавцов, передававших ему выручку. Данные показания осужденного подтвердили свидетели и потерпевший. Однако суд не принял во внимание данные показания свидетелей, а, сославшись на трудовой договор К.В., где отсутствовала его подпись, неверно квалифицировал его действия по ст. 158 УК РФ. Кроме того, осуждая К.В. по признаку неоднократности, суд не учел, что органами предварительного расследования он К.В. не вменялся, а потому осуждение его по данному признаку является необоснованным.

Приговором Бейского районного суда от 30 июня 2001 года Ч. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ, и приговорен к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Однако из материалов уголовного дела следовало, что Ч. ранее судим 27 августа 1996 года по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР и 5 марта 1997 года по ч. 2 ст. 158 УК РФ, на основании ч. 3 ст. 40 УК РСФСР осужденному по совокупности было назначено окончательное наказание. Следовательно, у Ч. имелась одна судимость за хищение. Поэтому Постановлением Президиума Верховного суда РХ от 9 июня 2003 года действия осужденного Ч. по приговору от 30 июня 2001 года были квалифицированы по п. п. "а, б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 16 июня 1996 года).

Приговором Аскизского районного суда от 26 июня 2003 года Г.А. и Г.В. признаны виновными в совершении открытого хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в иное хранилище.

Описывая фактические обстоятельства преступления, суд указал, что "умысел осужденных был направлен на тайное хищение чужого имущества". После чего суд, не мотивируя собственное решение, квалифицировал действия обоих осужденных как грабеж. Кроме того, суд не раскрыл признаки указанного состава преступления и действия осужденных не конкретизировал, что имеет существенное значение для юридической квалификации. В связи с изложенными обстоятельствами приговор суда был отменен, а дело направлено на новое рассмотрение (кассационное определение от 10 декабря 2003 года).

Приговором Абаканского городского суда от 25 мая 2002 г. осуждены К.Г. и М. по п. п. "а, в" ч. 3 ст. 158, ч. 4 ст. 222, ч. 2 ст. 325 УК РФ за совершение тайного хищения чужого имущества, совершенного организованной группой, незаконное приобретение и ношение газового оружия, похищение паспорта у гражданина и за подделку официального документа.

Из материалов уголовного дела следует, что органы предварительного следствия не представили достаточных доказательств, свидетельствующих о том, что была создана организованная группа, в которую входили К.Г., М. и Т. (осужденная этим же приговором). Суд первой инстанции также не привел достаточных доказательств, с достоверностью подтверждающих факт создания вышеназванными лицами устойчивой группы лиц, заранее объединившихся для совершения преступлений. Между тем, имеются доказательства того, что имелась группа лиц, которые по предварительному сговору совершили кражу чужого имущества, причинив потерпевшему значительный материальный ущерб.

При таких обстоятельствах Президиум своим Постановлением от 3 марта 2003 г. изменил приговор, исключив осуждение К.Г. и М. по п. п. "а, в" ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.1996 N 63 ФЗ).

Приговором Черногорского городского суда от 27 ноября 2002 г. осужден Г.Е. по п. "д" ч. 2 ст. 161 УК РФ за совершение открытого хищения чужого имущества с причинением значительного ущерба гражданину.

Приговор суда изменен в кассационном порядке определением от 12 февраля 2003 г. в связи с неправильной квалификацией действий осужденного.

Суд первой инстанции, постановляя приговор, не привел достаточных доказательств, подтверждающих причинение потерпевшему значительного ущерба. Исходя из материалов уголовного дела, суд первой инстанции не выяснял вопроса о материальном положении потерпевшего, хотя данное обстоятельство могло существенно повлиять на квалификацию действий подсудимого.

В связи с аналогичными нарушениями изменен приговор Черногорского городского суда от 10 декабря 2002 г., которым С.А. осужден по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, т.е. за тайное хищение чужого имущества, совершенное с причинением значительного ущерба гражданину. Определением судебной коллегии от 5 февраля 2003 г. приговор приведен в соответствие с установленными обстоятельствами, действия осужденного квалифицированы по ч. 1 ст. 158 УК РФ.

Приговором Черногорского городского суда от 17 апреля 2003 года К.Д., Б. и К.Е. признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных ч. ч. 1, 2 ст. 325, п. п. "а, б, в, г" ч. 2 ст. 158 и п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ. Квалифицируя действия осужденных по эпизоду разбойного нападения, суд в качестве одного из признаков ст. 162 УК РФ указал совершение преступления "с особой жестокостью". Однако, в приговоре суд каким-либо образом не мотивировал свои выводы об особой жестокости действий осужденных, а само по себе причинение тяжкого вреда здоровью уже охватывается квалификацией действий осужденных и не может быть повторно учтено при назначении наказания. Ввиду немотивированного вменения осужденным данного квалифицирующего признака судебная коллегия 19 ноября 2003 года изменила квалификацию действий всех осужденных.

Приговором Абаканского городского суда от 24 мая 2001 г. осужден К.З. по ч. 1 ст. 228, ч. 4 228 УК РФ за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере и перевозку наркотических средств в особо крупном размере.

При постановлении приговоров суд ошибочно признал в действиях осужденного наличие незаконной перевозки наркотических средств, поскольку по смыслу закона не может квалифицироваться как незаконная перевозка хранение лицом во время поездки в небольшом количестве наркотического средства, предназначенного для личного потребления. Как установлено судом, осужденный приобрел наркотические средства для личного употребления и перевозил их к месту постоянного жительства.

В связи с этим Постановлением Президиума Верховного суда РХ от 10 февраля 2003 г. данный приговор был изменен, а действия осужденного правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 228 УК РФ.

В связи с аналогичными нарушениями изменены приговоры Сорской постоянной сессии Усть-Абаканского районного суда от 3 декабря 2001 г. в отношении П., М., К.Л., осужденных по ч. 1 ст. 228, ч. 4 ст. 228 УК РФ (Постановление Президиума Верховного суда РХ от 13 января 2003 г.), и Боградского районного суда в отношении супругов С и Т. Ф. (Постановление Президиума Верховного суда РХ от 22 декабря 2003 г.).

Приговором Усть-Абаканского районного суда от 14 ноября 2002 года Г.И. оправдан по обвинению в совершении им преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 215.2 УК РФ, - приведение в негодность объектов жизнеобеспечения, и признан виновным по ч. 1 ст. 158 УК РФ за совершение тайного хищения чужого имущества.

Мотивировав свой вывод об отсутствии в действиях Г.И. состава преступления, предусмотренного ст. 215.2 УК РФ, суд указал, что осужденный имел умысел на кражу, а она является односоставным преступлением и дополнительной квалификации не требует.

Однако допрошенный в судебном заседании осужденный показал, что, имея корыстные побуждения, осознавая, что повреждает объект жизнеобеспечения (линию электропередачи), снимал провода, которые впоследствии сдал в пункт приема лома цветных металлов.

При таких обстоятельствах суд необоснованно оправдал Г.И. в совершении инкриминируемого ему преступления. Поэтому приговор отменен определением судебной коллегии от 15 января 2003 года, а дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Приговором Абаканского городского суда от 7 февраля 2003 года осужден Л. по ст. 112 УК РФ.

Постановляя приговор, суд первой инстанции грубо нарушил правила квалификации преступлений, а также требования ст. 308 УПК РФ, согласно которым резолютивная часть приговора должна содержать пункт, часть и статью УК РФ, предусматривающие ответственность за преступление, в совершении которого подсудимый признан виновным.

Постановляя приговор, суд ограничился указанием в резолютивной его части лишь статьи УК РФ, содержащей указание на преступление, в совершении которого Л. признан виновным, не указывая при этом ее часть.

Указанное нарушение послужило основанием для отмены приговора кассационным определением от 4 июня 2003 года.

В связи с аналогичными нарушениями отменен приговор Усть-Абаканского районного суда от 7 февраля 2003 года, которым Е. осуждена по ч. 3 ст. 158 УК РФ. В нарушение ст. 308 УК РФ суд первой инстанции, квалифицируя действия Е. по ч. 3 ст. 158 УК РФ, привел диспозицию ч. 1 указанной статьи УК РФ.

 

Б) Вопросы наказания

 

Приговором Саяногорского городского суда от 18 декабря 2002 года осужден Ч. по ч. 3 ст. 158 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 31.10.2002 N 133-ФЗ), с применением ч. 5 ст. 69 к 5 годам 6 месяцам лишения свободы.

Однако, определением судебной коллегии приговор суда отменен ввиду чрезмерной мягкости назначенного наказания. Как следует из материалов уголовного дела, Ч. ранее судим 19 июля 2002 г. и 10 апреля 2002 г. Преступление, за которое он осужден приговором от 18 декабря 2002 г., совершено им 21 мая 2001 г., то есть в период испытательного срока по приговору от 10 апреля 2002 г. Однако, при назначении наказания суд на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ частично присоединил только наказание по приговору от 19 июля 2002 г., а приговор от 10 апреля 2002 г. остался не учтен, что привело к назначению чрезмерно мягкого наказания.

Приговором Саяногорского городского суда от 8 июля 2003 года М. осужден за преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 158 УК РФ, к 3 годам лишения свободы со штрафом в размере 200 МРОТ. Кассационным определением от 3 декабря 2003 года приговор в отношении М. изменен, поскольку суд неверно определил размер назначенного осужденному наказания. Согласно санкции ч. 3 ст. 158 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 31.10.2002 N 133-ФЗ) максимальный размер штрафа, как дополнительное наказание, мог составлять 50 МРОТ. Таким образом, суд, определяя осужденному наказание, в 4 раза превысил максимальный размер, предусмотренный за данный вид преступлений.

Кассационным определением от 10 декабря 2003 года отменен по мотиву несправедливости назначенного наказания приговор Абазинской постоянной сессии Таштыпского районного суда от 27 октября 2003 года, которым С.Б. осуждена по ст. 119 и ч. 1 ст. 158 УК РФ.

Назначая наказание осужденной, суд определил за каждое из преступлений по 1 году, а в соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ, не указывая принципа определения наказания, назначил 1 год лишения свободы, чем нарушил требования материального закона, назначив чрезмерно мягкое наказание.

Приговором Боградского районного суда от 28 сентября 1999 г. осужден С.В. по п. п. "в, д" ч. 2 ст. 161; ч. 1 ст. 127 УК РФ за совершение открытого хищения чужого имущества, а также за незаконное лишение свободы человека, не связанное с его похищением.

Постановлением Президиума приговор суда от 3 марта 2003 года изменен ввиду того, что при назначении наказания суд в нарушение ст. 70 УК РФ незаконно присоединил к назначенному наказанию неотбытую часть наказания по приговору от 29 мая 1996 года. Как следует из материалов уголовного дела, С.В. был осужден 29 мая 1996 года по ч. 2 ст. 148.1, ч. 2 ст. 211, ч. 3 40 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы. Однако, на основании Указа Президента Российской Федерации "О помиловании" от 18.12.1997, С.В. освобожден от отбывания наказания в виде лишения свободы, а неотбытая часть наказания считается условным с испытательным сроком 1 год. Поэтому к моменту его осуждения по приговору от 28 сентября 1999 года судимость была погашена и правовых последствий не имела.

Приговором Абаканского городского суда от 26 ноября 2002 г. по ч. 1 ст. 228 УК РФ осужден Ф. на 1 год 6 месяцев лишения свободы. В соответствии со ст. 70 УК РФ частично присоединено наказание по приговору от 5 октября 2000 г. и с применением ст. 64 УК РФ назначено 2 года лишения свободы в колонии-поселении.

Определением судебной коллегии от 26.02.2003 приговор суда отменен ввиду чрезмерной мягкости назначенного наказания. Постановляя приговор, суд обоснованно пришел к выводу о виновности Ф. в совершенном им преступлении, но, назначая наказание, допустил ошибку правил сложения наказаний.

Как видно из материалов уголовного дела, Ф. ранее осуждался по ч. 3 ст. 30; п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ на 2 года 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком ст. 73 УК РФ. Преступление, за которое он осужден приговором от 26 ноября 2002 г., совершено им в период испытательного срока, установленного первым приговором. При таких обстоятельствах наказание должно быть назначено по правилам ст. 74 и ч. 4 ст. 70 УК РФ. При этом окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше, чем 2 года 6 месяцев лишения свободы. Суд же назначил наказание меньше, а именно 2 года лишения свободы.

Такие же нарушения допущены Черногорском городским судом при постановлении приговора от 19 февраля 2003 года, которым Г.Л. был осужден по п. п. "б, в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ, а также Аскизским районным судом при постановлении приговора от 12 февраля 2003 года, которым Е. был осужден по п. "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ (определения от 14 мая 2003 года).

Приговором Абаканского городского суда от 27 октября 2003 года Ч. осужден в порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ, за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 264 УК РФ, к 1 году 6 месяцам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ, с испытательным сроком 2 года.

Определением судебной коллегии от 10 декабря 2003 года приговор суда первой инстанции изменен ввиду несправедливости назначенного наказания. Согласно требованиям ст. 316 УПК РФ, при постановлении обвинительного приговора в особом порядке уголовного судопроизводства назначенное подсудимому наказание не может превышать 2/3 максимального срока наиболее строгого вида наказания. Поскольку максимальное наказание ч. 1 ст. 264 УК РФ составляет 2 года лишения свободы, то суд не мог назначить осужденному наказание свыше 1 года и 4 месяцев лишения свободы.

Ввиду аналогичных нарушений изменен приговор Ширинского районного суда от 8 сентября 2003 года, которым К.М. осужден по ч. 2 ст. 264 УК РФ к 4 годам лишения свободы (определение от 5 ноября 2003 года).

 

В) Нарушения процессуального характера

 

Определением судебной коллегии от 17 декабря 2003 года изменен приговор Черногорского городского суда от 21 октября 2003 года, которым К.Н. осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Постановляя приговор в отношении К.Н., суд не учел, что в судебном заседании государственный обвинитель отказался от поддержания части обвинения по факту хищения осужденным имущества Д. Таким образом, суд нарушил требования ч. 7 ст. 246 УПК РФ, незаконно принял на себя функции стороны обвинения и необоснованно увеличил объем ответственности осужденного.

Приговором Абаканского городского суда от 5 августа 2002 г. М. осуждена по п. п. "б, г" ч. 2 ст. 159; п. "б" ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Постановленный приговор в отношении М. отменен определением судебной коллегии от 22 января 2003 года.

Суд первой инстанции, в нарушение ст. 294 УПК РФ, не возобновил судебное следствие для допроса явившейся на заседание 31.07.2002 потерпевшей О. При этом в приговоре указано, что О. не явилась в судебное заседание, что не соответствует действительности. Данные действия суда существенно стеснили права потерпевшей и являются в соответствии с ч. 1 ст. 381 УПК РФ основаниями для отмены приговора.

Согласно требованиям ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения и т.п. Однако данные требования судом нарушены.

Суд, обосновывая вывод о совершении М. преступлений, не привел достаточных доказательств того, что осужденная, получая денежные средства, не желала их возврата, т.е. действовала с прямым умыслом на совершение хищений чужого имущества. В этой части приговор суда построен на предположениях. Довод осужденной о частичном погашении задолженности перед потерпевшими судом не исследован. Однако сам факт получения денег под условием их возврата или выполнения определенных действий не образует состава преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ.

Указанные выше нарушения являются существенными и повлекли отмену состоявшегося приговора.

В связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам определениями судебной коллегии был отменен ряд приговоров, постановленных судьями Республики Хакасия.

В частности, отменен приговор Абаканского городского суда от 4 октября 2002 года в отношении В., поскольку при постановлении приговора не получили оценки все доказательства, как подтверждающие вину осужденного, так и оправдывающие его в совершении данного преступления. Так, судом не были оценены показания осужденного о проведении с ним опознания, когда он в декабре месяце был доставлен на следственное действие в тапках и наручниках, почему и был опознан потерпевшими. Также не была дана оценка доводам осужденного о нарушении уголовно-процессуального законодательства при производстве одорологической экспертизы.

Постановляя приговор, суд ограничился лишь перечислением доказательств и не дал им критической оценки (определение от 22 января 2003 года).

Аналогичные нарушения допущены при постановлении Черногорского городского суда от 20 ноября 2002 г., которым осуждена В. по ч. 1 ст. 105 УК РФ (определение от 5 февраля 2003 года).

Кроме того, отменен приговор Аскизского городского суда от 23 июля 2002 года в отношении Б. и Б. по п. п. "а, б, в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ. Постановляя приговор, суд не дал оценки показаниям осужденных об отсутствии в их действиях корыстного мотива. Из протокола судебного заседания следует, что осужденные показали, что забрали вещи с целью пошутить над потерпевшей, а на следующий после совершения преступления день они добровольно вернули похищенные вещи, узнав о возбуждении уголовного дела. Данные показания подтверждены и самой потерпевшей.

Невыяснение мотива совершения преступления является существенным нарушением УПК РФ, которое повлекло отмену состоявшегося приговора (определение от 29 января 2003 года).

Приговором Абаканского городского суда от 30 января 2003 года Ш. оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105 и ст. 115 УК РФ. Вместе с тем, исследовав обстоятельства происшествия, суд пришел к выводу о наличии у Ш. мотива к совершению преступления и указал в приговоре, что смерть потерпевшего наступила от действий оправданного Ш. Эта имеющаяся в приговоре формулировка ставит под сомнение невиновность Ш. и наряду с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела влечет за собой отмену оправдательного приговора.

Кроме того, согласно обвинительному заключению Ш. обвинялся не только в убийстве Р., но и в умышленном причинении ему же за несколько месяцев до смерти потерпевшего легкого вреда здоровью. В нарушение норм УПК РФ суд не указал в приговоре об этом пункте обвинения и не проверил его.

В связи со столь существенными нарушениями уголовно-процессуального закона оправдательный приговор в отношении Ш. был отменен (определение от 9 апреля 2003 г.).

По аналогичным основаниям был отменен приговор Саяногорского городского суда 25 марта 2003 года, которым С.Г. и К.О. оправданы по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. п. "а, в" ч. 2 ст. 166 и ч. 3 ст. 158 УК РФ, за недоказанностью.

В соответствии с ч. 2 ст. 302 УПК РФ оправдательный приговор может быть постановлен в случае непричастности подсудимого к инкриминируемому преступлению либо в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. Наличие же в оправдательном приговоре формулировки "за недоказанностью в совершении преступления" ставит под сомнение невиновность оправданного и противоречит требованиям УПК РФ.

Приговором Алтайского районного суда от 13 ноября 2002 г. осужден Ш. по ч. 1 ст. 105 УК РФ за умышленное причинение смерти другому человеку.

Приговор в кассационном порядке 5 февраля 2003 г. отменен, а дело возвращено на новое рассмотрение в связи с тем, что при постановлении приговора суд сослался на доказательства, исследованные в ходе судебного следствия с существенными нарушениями норм УПК РФ. В частности, в судебном заседании проведен допрос жены осужденного, однако перед началом допроса судья не разъяснил свидетелю положения ст. 56 УПК РФ, не указал, что в случае согласия давать показания, они могут быть использованы в качестве доказательств.

В нарушение ст. 256 УПК РФ ходатайство о назначении судебно-психиатрической экспертизы судом разрешено без удаления в совещательную комнату.

Кроме того, суд рассмотрел дело коллегиально, то есть с участием народных заседателей. В то же время, согласно ст. 7 Федерального закона "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса РФ" "с 1 июля 2002 до 1 января 2004 года уголовные дела о тяжких и особо тяжких преступлениях рассматриваются судьей федерального суда единолично, а при наличии ходатайства обвиняемого, заявленного до назначения судебного заседания, - коллегией в составе судьи и двух народных заседателей". Однако, из материалов уголовного дела следовало, что обвиняемые такого ходатайства не заявляли.

Подобное нарушение допущено Черногорским городским судом при постановлении приговора в отношении О. и Д., осужденных 17 октября 2002 года по п. п. "а, г, д" ч. 2 ст. 161 и п. п. "а, б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Как следует из материалов уголовного дела, при выполнении требований ст. 217 УПК РФ оба осужденных ходатайствовали о рассмотрении уголовного дела судьей единолично, но судья, получив дело, назначил его к коллегиальному рассмотрению, по окончании которого постановил приговор.

Кроме того, суд, не приняв исчерпывающих мер для вызова потерпевшей в суд, рассмотрел уголовное дело в ее отсутствие. Не исследовав показания об имущественном положении потерпевшей, данные ею на предварительном следствии, суд необоснованно исключил из обвинения осужденных п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ - хищение чужого имущества с причинением значительного ущерба потерпевшему.

Ввиду указанных нарушений приговор был отмен определением судебной коллегии от 15 января 2003 года.

Аналогичные нарушения были допущены при постановлении приговора Саяногорским городским судом 19 декабря 2002 года в отношении Я., а также 20 марта 2003 года в отношении Л.

При выполнении требований ст. 217 УПК РФ осужденные ходатайств о рассмотрении уголовного дела коллегиально не заявляли. Несмотря на это, судья назначил их к коллегиальному рассмотрению. Поэтому состоявшиеся приговоры судебной коллегией были отменены (определения соответственно от 2 апреля и 14 мая 2003 года).

Приговором Аскизского районного суда от 12 ноября 2003 года К.П. осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ, то есть за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью Л., повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Изучение материалов уголовного дела показало, что при ознакомлении с материалами уголовного дела обвиняемому не было разъяснено его право на коллегиальное рассмотрение уголовного дела коллегиально. Данное нарушение существенно нарушило права обвиняемого и явилось основанием для отмены приговора в кассационном порядке (определение от 24 декабря 2003 года).

Приговором Черногорского городского суда от 16 января 2003 г. осуждены С.Д. и С.Е. по ч. 4 ст. 111 УК РФ за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Постановленный приговор отменен определением судебной коллегии от 26 марта 2003 г., поскольку суд первой инстанции существенно нарушил требования уголовно-процессуального законодательства.

В обоснование своих выводов о виновности осужденных суд сослался на заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы. Однако, назначая данную экспертизу, суд нарушил требования ст. 288 УПК РСФСР, согласно которым по выяснению всех обстоятельств, имеющих значение для дачи заключения, председательствующий предлагает сторонам процесса представить в письменном виде вопросы эксперту. Данные вопросы оглашаются в судебном заседании и по ним выясняются мнения участников процесса. Как следует из материалов уголовного дела, суд по ходатайству государственного обвинителя назначил дополнительную судебно-медицинскую экспертизу. При этом стороне защиты не было предоставлено право задать эксперту вопросы. Кроме того, 9 июля 2001 г. Бюро СМЭ РХ подготовило заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы. Следовательно, экспертное учреждение вышло за пределы предоставленных ему прав, подготовив заключение, на которое его никто не уполномочивал. Таким образом, заключение судебно-медицинской экспертизы получено судом с нарушением действующего законодательства, а потому не могло быть использовано в качестве доказательства.

Кроме того, постановляя приговор, суд в нарушение ст. 307 УПК РФ не описал конкретных действий каждого из осужденных.

Приговором Усть-Абаканского районного суда от 30 сентября 2003 года Б. и К.Р. осуждены за совершение преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 и ст. 115 УК РФ, то есть за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью Н., повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, и за причинение легкого вреда здоровью Н.

В кассационном порядке приговор в отношении Б. по ч. 4 ст. 111 УК РФ отменен, а уголовное дело прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления. Из материалов судебного следствия следовало, что подсудимый К.Р. признал, что один избивал потерпевшего Н., а Б. избил второго потерпевшего, которому причинил легкий вред здоровью. Сам Б. полностью подтвердил версию К.Р. о событиях преступлений, заявив о своей невиновности в причинении тяжкого вреда здоровью Н.

Кроме показаний подсудимых суд сослался в качестве доказательств на показания свидетеля Н. Однако изложенные в приговоре показания данного свидетеля полностью не соответствуют ее же показаниям, изложенным в протоколе судебного заседания, которые не подтверждают виновность Б. в совершении преступления. Не опровергнут судом и довод защиты Б. о том, что он просто испачкался кровью на месте происшествия. Таким образом, совокупность полученных судом доказательств не была достаточной для постановления обвинительного приговора в отношении Б. (кассационное определение от 19 ноября 2003 года).

Приговором Абаканского городского суда от 18 июня 2002 г. осужден В. по ч. 1 ст. 264 УК РФ за нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью человека.

Однако, рассматривая уголовное дело в кассационном порядке, судебная коллегия установила, что приговор постановлен незаконным составом суда.

В ст. 61 УПК РФ, предусматривающей обстоятельства, исключающие участие судьи в производстве по уголовному делу, указано, что судья не может участвовать в производстве по уголовному делу в случаях, если имеются иные обстоятельства, дающие основания полагать, что он прямо или косвенно заинтересован в исходе данного уголовного дела.

Из материалов следует, что ранее 31 июля 2000 года судья городского суда направил уголовное дело по обвинению В. на дополнительное расследование, при этом указал, что исследованные доказательства позволяют сделать вывод о нарушении правил дорожного движения водителем Ц., в результате чего сам В. был вынужден нарушить правила дорожного движения. Таким образом, действия Ц. находятся в причинно-следственной связи с наступлением вреда здоровью К.Р. Тем самым судья фактически поставил под сомнение виновность В. по указанному преступлению.

18 июня 2002 года тот же судья признал В. виновным по всем пунктам инкриминируемого преступления.

При таких обстоятельствах имеются основания, исключающие повторное участие судьи при рассмотрении данного уголовного дела, поскольку выраженное в определении мнение судьи повлияло или могло повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора (определение судебной коллегии от 29 января 2003 г.).

 

Г) Нарушения норм материального закона

 

Приговором Абаканского городского суда от 28 августа 2002 г. осужден Ж. по п. "д" ч. 2 ст. 161 УК РФ за совершение открытого хищения чужого имущества с причинением значительного ущерба гражданину. Постановлено взыскать с осужденного в пользу Службы судебных приставов Управления МЮ РФ по РХ 285 руб. 7 коп.

Суд, признавая Ж. виновным в совершении инкриминируемого ему преступления, полно и всесторонне исследовал материалы уголовного дела и обоснованно пришел к выводу о его виновности. Однако, при назначении наказания необоснованно постановил взыскать с осужденного денежные средства в счет компенсации затрат, связанных с принудительным вызовом в зал судебного заседания свидетелей и потерпевшего, поскольку ст. ст. 131 и 132 УПК РФ не относят данные расходы к процессуальным издержкам. В связи с чем определением судебной коллегии от 12 февраля 2003 г. приговор суда в этой части был изменен.

Приговором Ширинского районного суда от 21 мая 2002 года О. был осужден за совершение преступления, предусмотренного п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, на 4 года лишения свободы. Кроме того, по приговору постановлено взыскать с осужденного в счет возмещения материального ущерба 14760 рублей.

Согласно установленным судом обстоятельствам происшествия О. похитил 60 метров медного кабеля на общую сумму 14760 рублей. Однако в ходе предварительного следствия потерпевшему было возвращено 2/3 части похищенного имущества, пригодного для дальнейшего использования. При таких обстоятельствах в соответствии со ст. 1064 ГК РФ подлежит взысканию с осужденного невозмещенный материальный ущерб в сумме 4920 рублей. Поэтому Постановлением Президиума суда от 9 июля 2003 года имевшая место судебная ошибка была устранена.

Приговором Аскизского районного суда от 26 ноября 2002 года Б. и Г.М. осуждены за совершение преступления, предусмотренного п. "в" ч. 3 ст. 132 УК РФ. Взыскано с законных представителей подсудимых в пользу законного представителя малолетнего солидарно 150000 рублей.

Однако постановляя данный приговор, суд неверно применил материальный закон в части взыскания в пользу потерпевшего сумм возмещения понесенного морального вреда.

В соответствии с п. 10 ст. 299 УПК РФ в описательно-мотивировочной части приговора должны содержаться мотивы, обосновывающие решение суда в отношении возмещения морального вреда, причиненного преступлением. При постановлении приговора суд не учел данных требований и не указал, на основании чего он определил размер морального ущерба в 150000 рублей. Кроме того, суд не указал фамилии, имена и отчества законных представителей осужденных, а также законного представителя потерпевшего, в пользу которого произведено взыскание.

Решая вопрос о взыскании морального вреда только с законных представителей несовершеннолетних осужденных, суд не принял во внимание, что в соответствии со ст. 1074 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет самостоятельно несут ответственность за причиненный ими вред на общих основаниях. В соответствии с этим их родителями вред должен быть возмещен полностью или частично в недостающей его части в случаях, когда у несовершеннолетних нет доходов или иного имущества, достаточного для возмещения вреда. Суд в приговоре не мотивировал взыскание денежной компенсации вреда только с законных представителей несовершеннолетних осужденных.

Кроме того, при решении вопроса о возмещении материального ущерба, а также морального вреда, суд не учел, что в соответствии со ст. 1080 ГК РФ солидарно отвечают перед потерпевшим лица, совместно причинившие вред, то есть солидарное взыскание может быть произведено с осужденных, но не с их законных представителей, которые должны нести ответственность в долевом порядке.

Приведенные выше нарушения послужили основаниями для отмены приговора в части взыскания сумм в счет возмещения потерпевшему морального вреда и направлению в этой части дела для нового рассмотрения (Постановление Президиума от 28 апреля 2003 года).

Приговором Усть-Абаканского районного суда от 29 апреля 2002 года П., С.И. и Т. осуждены за совершение преступлений, предусмотренных п. "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ. Этим же приговором взыскано с осужденных в солидарном порядке в пользу М. 161000 рублей.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РХ от 7 августа 2002 года приговор в отношении П. и Т. изменен. Действия П. были квалифицированы по ч. 1 ст. 175 УК РФ, а Т. по ч. 5 ст. 33, п. "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ, но в части гражданского иска приговор суда оставлен без изменений.

В соответствии со ст. 1080 ГК РФ лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно. Из материалов уголовного дела усматривается, что имущество потерпевшей М. похитил осужденный С.К., то есть его действиями причинен вред потерпевшей, П. признан виновным лишь в приобретении и сбыте имущества заведомо добытого преступным путем, а Т. осужден за пособничество С.Л. в совершении преступления. С.Л., с П. и Т. не должно быть произведено взыскание в пользу потерпевшей, поскольку они непосредственно не участвовали в хищении скота М. Поэтому Постановлением Президиума суда от 14 апреля 2003 года состоявшиеся по делу судебные постановления были изменены.

Кассационным определением от 30 апреля 2003 года в части гражданского иска был отменен приговор Черногорского городского суда от 13 марта 2003 г., которым Г.Н. и П. были осуждены по п. п. "а, б, в, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ, поскольку, будучи надлежаще извещенным о месте и времени судебного разбирательства, в судебное заседание не явился гражданский истец, который не был допрошен и не высказал свое мнение по заявленному ранее иску. Кроме того, постановляя приговор, суд достоверно не установил, кому принадлежало похищенное осужденными имущество: сторожу Б., на которого было совершено нападение, или ООО "АПТК", территорию которого и охранял потерпевший. Таким образом, суд, не установив, кому именно, потерпевшему или гражданскому истцу, принадлежало похищенное имущество, постановил возместить ущерб гражданскому истцу, то есть ООО "АПТК".

Приговором Усть-Абаканского районного суда от 8 июля 2001 года осужден М. по п. п. "а, в, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ за совершение разбойного нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозой применения насилия, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище, с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Постановлением Президиума от 3 марта 2003 г. обвинительный приговор в отношении М. отменен, а уголовное дело в отношении него прекращено в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Как установил суд в приговоре, М., С.М., Ш., Л., У., П. и Д., имея умысел на хищение чужого имущества, по предварительному сговору между собой, имея при себе оружие, боеприпасы, кувалду и лом, на 2-х автомобилях выехали из г. Минусинска и около 1 часа ночи 5 августа 2000 года прибыли к дому <...>. После чего Ш. и С.М. с целью хищения имущества потерпевших проникли в дом. Далее, все соучастники преступления, кроме М., с целью хищения имущества вскрыли гараж, где хранилась бочка с жидкой многокомпонентной технической смесью. М. в это время пошел в автомобиль, т.к. повредил ногу и прекратил свои действия по хищению имущества потерпевших. Когда бочка со смесью была погружена в автомобиль ГАЗ-53, М. на автомобиле ВАЗ-2109 покинул место совершения преступления.

Из приведенных выше фактических обстоятельств следует, что М. фактически добровольно отказался от совершения преступления и покинул место его совершения. При этом он не выполнял никаких действий, составляющих объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 162 УК РФ. Ни судом, ни органом предварительного следствия не добыто доказательств, подтверждающих участие М. в совершении преступления.

Приговором Черногорского городского суда осуждены М. и Л. по ч. 1 ст. 327; ч. 4 ст. 222; п. п. "а, б, в" ч. 2 ст. 162 УК РФ, то есть за совершение разбойного нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозой применения насилия группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище, неоднократно; подделку удостоверения сотрудников милиции и незаконное приобретение и ношение холодного оружия.

Однако при постановлении приговора суд не учел, что преступления, предусмотренные ч. 4 ст. 222 и ч. 1 ст. 327 УК РФ, относятся к категории небольшой тяжести, и к моменту вынесения приговора истек срок давности привлечения их к уголовной ответственности. Ввиду указанных нарушений требований ст. 78 УК РФ Постановлением Президиума Верховного суда РХ от 27 января 2003 г. приговор в части осуждения М. и Л. по ст. ст. 222 и 327 УК РФ отменен.

В связи с аналогичными нарушениями норм уголовно-процессуального закона был изменен приговор Сорской постоянной сессии Усть-Абаканского районного суда от 16.12.2002, которым осужден П. по п. п. "б, в" ч. 2 ст. 158; ч. 3 158; ч. 2 ст. 325 УК РФ. Определением судебной коллегии от 19 февраля 2003 г. осуждение по ч. 2 ст. 325 УК РФ исключено на основании ст. 78 УК РФ.

Приговором Абаканского городского суда от 14 августа 2002 г. осужден В. по ч. 1 ст. 105; п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ за совершение убийства, т.е. умышленное причинение смерти Г.О. и тайное хищение чужого имущества, лицом ранее два раза судимым за хищение, к 12 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

На основании ч. 3 ст. 387 УПК РФ определением судебной коллегии от 26 марта 2003 года в приговор суда внесены изменения. Судом первой инстанции правильно установлены фактические обстоятельства преступления и приведены доказательства вины В. В приговоре суда указано, что В. совершил инкриминируемые ему преступления, имея две неснятые и непогашенные судимости за тяжкие преступления, а потому в его действиях имеют место признаки особо опасного рецидива преступлений. Вместе с тем, суд не учел требования п. "г" ч. 1 ст. 58 УК РФ, которые обязывают суд назначать для отбывания наказания исправительную колонию особого режима в случае осуждения лица при особо опасном рецидиве преступлений. В связи с приведенными выше нарушениями приговор суда был приведен в соответствие с действующим законодательством.

В связи с аналогичными нарушениями изменен приговор Черногорского городского суда от 29 ноября 2002 года, которым осужден З. по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Определением судебной коллегии от 22 января 2003 г. приговор суда изменен, отбывание наказания назначено в исправительной колонии строгого режима.

Приговором Черногорского городского суда от 26 декабря 2002 г. осужден Е. по ч. 1 ст. 228 УК РФ за незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере.

Согласно приговору суд назначил наказание осужденному, исходя из требований ч. 1 ст. 18, ч. 5 ст. 70, ст. 74 УК РФ, т.к. Е. имел неснятую и непогашенную судимость от 19 апреля 2002 г. по ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Определением судебной коллегии от 5 марта 2003 г. приговор изменен, поскольку преступление, за которое осужден Е. приговором от 26 декабря 2002 г., совершено им 22 апреля 2002 г. В то же время не учтены положения ч. 1 ст. 390 УПК РФ, согласно которым приговор суда первой инстанции вступает в силу по истечении срока на обжалование, если он не был обжалован сторонами. Как следует из материалов уголовного дела, приговор от 19 апреля 2002 г. вступил в законную силу 26 апреля 2002 г., т.е. после совершения Е. нового преступления. В соответствии с ч. 1 ст. 86 УК РФ лицо, осужденное за совершение преступления, считается судимым со дня вступления обвинительного приговора в законную силу до момента погашения или снятия судимости.

Таким образом, на момент совершения преступления от 22 апреля 2002 г. Е. не имел судимости, а потому в его действиях отсутствовал рецидив преступлений в соответствии с ч. 1 ст. 18 УК РФ. Судебная коллегия исключила из приговора указание о наличии в действиях осужденного рецидива преступлений и снизила назначенное наказание.

Приговором Абаканского городского суда от 3 октября 2001 года Б. был осужден за совершение преступления, предусмотренного п. п. "а, б, в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ, к 2 годам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года. Однако, Постановлением того же суда от 25 октября 2002 года условное осуждение Б. было отменено и осужденный взят под стражу для отбывания наказания.

Вместе с тем, из представленных материалов следовало, что в отношении Б. в Абаканский городской суд было внесено представление об отмене условного осуждения инспектором УИИ N 1 г. Абакана. Однако в соответствии с требованиями ст. 190 Уголовно-исполнительного кодекса РФ "в случае систематического неисполнения условно осужденным в течение испытательного срока возложенных на него судом обязанностей или в случае, если условно осужденный скрылся от контроля, начальник уголовно-исполнительной инспекции направляет в суд представление об отмене условного осуждения и исполнении наказания, назначенного приговором суда".

Следовательно, в отношении Б. были нарушены требования Закона, регламентирующего порядок отмены условного осуждения, а потому Президиум Верховного суда РХ 9 июня 2003 года отменил данное Постановление, а Б. был немедленно освобожден из-под стражи.

Аналогичные нарушения были допущены судьями при вынесении постановлений об отмене условного осуждения в отношении К.С. (Постановление Абаканского городского суда от 22 ноября 2002 года), Л. (Постановление Абаканского городского суда от 22 октября 2002 года), Д. (Постановление Черногорского городского суда от 25 июля 2002 года) и С.Н. (Постановление Абаканского городского суда от 9 декабря 2002 года). В связи с выявленными нарушениями Президиум Верховного суда РХ соответственно Постановлениями от 22 сентября, 8 и 22 декабря 2003 года отменил все вышеназванные Постановления и освободил осужденных из под стражи.

Постановлением Президиума Верховного суда РХ от 9 июня 2003 года были отменены два Постановления от 6 февраля 2001 года и 25 апреля 2003 года, которыми Б. (А.) была отменена отсрочка отбывания наказания по приговору Назрановского районного суда Ингушской Республики от 12 сентября 1997 года.

Как следовало из представленных материалов, Б. была впервые осуждена Назрановским районным судом Ингушской Республики за совершение преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 327 УК РФ и ч. 2 ст. 147 УК РСФСР, к 2 годам лишения свободы, но Постановлением Усть-Лабинского районного суда Краснодарского края от 6 сентября 1998 года осужденной в соответствии со ст. 82 УК РФ было отсрочено исполнение приговора до 7 февраля 2001 года.

Решая вопрос об отмене осужденной отсрочки отбывания наказания, суд не учел требования п. 6 Постановления Государственной Думы ФС РФ от 24 декабря 1997 года N 2038ГД "Об объявлении амнистии", в соответствии с которыми осужденные к лишению свободы, исполнение приговора которым отсрочено, освобождаются от дальнейшего отбывания наказания.

 

Д) Нарушения прав подсудимых на защиту

 

В соответствии со ст. ст. 51, 52 УПК РФ участие защитника признается обязательным в случае, если обвиняемый в силу физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту. Однако при постановлении приговора Абаканского городского суда от 10 февраля 2003 года в отношении И., осужденного по п. "в" ч. 2 ст. 131 УК РФ, данное требование не выполнено.

Из материалов уголовного дела в отношении И. следовало, что он обнаруживал признаки умственного недоразвития в форме легкой умственной отсталости, в связи с чем смог окончить лишь 3 класса специализированной школы. Указанные умственные недостатки подсудимого препятствовали ему в суде осуществлять предоставленные ему права и защищать свои интересы самостоятельно без участия адвоката. Формулируя свой отказ от защитника, подсудимый заявил об отсутствии у него денежных средств на оплату труда адвоката, а также на разногласия с ним. В судебном заседании вопрос о необходимости предоставления И. другого защитника не выяснялся.

При указанных обстоятельствах судебной коллегией отказ И. от защиты был признан вынужденным, а приговор суда первой инстанции отменен в полном объеме ввиду существенных нарушений прав подсудимого на защиту, а дело направлено на новое рассмотрение (определение от 25 июня 2003 года).

Приговором Абаканского городского суда от 6 декабря 2002 года за совершение краж чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище были осуждены М. и С.О. по ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Вместе с тем, при рассмотрении уголовного дела судом существенно нарушены права осужденных на защиту. Так, в нарушение ст. ст. 47, 50 УПК РФ суд не обеспечил явку в судебное заседание избранного еще в ходе предварительного расследования осужденным М. защитника - адвоката Г.П. Несмотря на имевшиеся в материалах дела сведения о надлежащем извещении адвоката о месте и времени судебного разбирательства, суд не имел права при неявке защитника произвести его замену, поскольку не были выяснены причины его неявки. При таких обстоятельствах отказ осужденного от услуг адвоката является вынужденным, а действия суда нарушают конституционные права осужденного на защиту. В силу п. 1 ч. 1 ст. 379 и ст. 380 УПК РФ указанные нарушения явились основаниями для отмены приговора и направления его для нового судебного рассмотрения (определение судебной коллегии от 9 апреля 2003 года).

Ввиду аналогичных нарушений прав подсудимых, выразившихся в реальном необеспечении их возможностью пользоваться услугами защитников в судебном заседании, определением от 26 марта 2003 года был отменен приговор Аскизского районного суда от 24 июня 2002 года в отношении Ш., К.Т. и П., осужденных по п. п. "а, б, в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Приговором Абазинской постоянной сессии Таштыпского районного суда от 10 апреля 2003 года П. был осужден за покушение на совершение кражи, неоднократно, с незаконным проникновением в помещение, то есть за преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30; п. п. "б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Как следует из материалов уголовного дела, в ходе судебного разбирательства подсудимый отказался от помощи адвоката. В то же время суд не предоставил подсудимому слово для выступления в судебных прениях, как того требует ч. 1 ст. 292 УПК РФ. Данное обстоятельство явилось существенным нарушением норм Уголовно-процессуального кодекса и повлекло отмену приговора кассационным определением от 11 июня 2003 года.

В связи с существенными нарушениями норм уголовно-процессуального законодательства, регламентирующими права подсудимого на защиту, был отменен приговор Сорской постоянной сессии Усть-Абаканского районного суда от 10 декабря 2002 года, которым Г.П. был осужден по п. п. "а, г, д" ч. 2 ст. 161 УК РФ.

При изучении материалов уголовного дела было установлено, что подсудимый грузин по национальности, плохо владеющий русским языком, ходатайствовал о вызове в судебное разбирательство переводчика. Суд первой инстанции принял меры к вызову переводчика, но последний по неизвестным причинам на заседание не явился. После чего суд, в нарушение требований ст. 18 УПК РФ, предоставляющей участвующему в деле лицу право пользоваться услугами переводчика, рассмотрел уголовное дело по существу и вынес приговор.

При таких обстоятельствах приговор был отменен как незаконный, необоснованный и несправедливый (определение от 2 апреля 2003 года).

Приговором Алтайского районного суда от 13 ноября 2002 года Р. осужден за совершение преступлений, предусмотренных п. п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, то есть осужден за неоднократное совершение группой лиц по предварительному сговору краж чужого имущества.

Постановляя приговор в отношении Р., суд существенно нарушил права подсудимого, не предоставив ему возможности пользоваться родным языком. Как следовало из протокола судебного заседания, подсудимый заявил ходатайство о вызове переводчика. Суд, удовлетворив ходатайство подсудимого, вызвав в суд переводчика, не установил его личность, не разъяснил ему права и обязанности, предусмотренные действующим уголовно-процессуальным законом, а также не предоставил сторонам возможность заявить ходатайство об отводе переводчику. Кроме того, приложенная к материалам уголовного дела копия приговора, составленная на другом языке, не отвечает требованиям закона, поскольку не удостоверена судьей и не подписана переводчиком.

При указанных выше обстоятельствах приговор в отношении Р. был отменен кассационным определением от 9 апреля 2003 года.

Приговором Саяногорского городского суда от 30 апреля 2003 года Л. был осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Согласно протоколу судебного заседания суд необоснованно произвел замену защитника обвиняемого, который ранее участвовал в рассмотрении уголовного дела. Кроме того, вновь вступивший в дело защитник нарушил избранную подсудимым позицию и согласился с предъявленным обвинением, хотя сам Л. не признавал своей вины. Данные действия суда существенно стеснили положение осужденного, а потому постановленный приговор был отменен кассационным определением от 15 октября 2003 года.

Приговором Усть-Абаканского районного суда от 18 марта 2003 года С.П. осужден по п. "д" ч. 2 ст. 112, п. "в" ч. 2 ст. 213; ч. 3 ст. 158 УК РФ за кражи, то есть тайные хищения чужого имущества, совершенные группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, иное хранилище, с причинением значительного ущерба гражданину, за грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам, а равно уничтожением и повреждением чужого имущества, а также за умышленное нанесение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в ст. 111 УК РФ, но вызвавшее длительное расстройство здоровья, совершенное из хулиганских побуждений.

При изучении материалов уголовного дела в кассационном порядке были выявлены многочисленные нарушения, допущенные судом при рассмотрении указанного уголовного дела.

Так, согласно ч. 1 ст. 7 Федерального закона "О введении в действие УПК РФ" N 177-ФЗ от 18.12.2001 (в ред. ФЗ РФ от 29.05.2002 N 59-ФЗ) до 1 января 2004 года уголовные дела о тяжких и особо тяжких преступлениях рассматриваются судьей федерального суда общей юрисдикции единолично, а при наличии ходатайства обвиняемого, заявленного до начала судебного заседания, - коллегией в составе судьи и 2 народных заседателей. Однако такого ходатайства С.П. при ознакомлении с материалами уголовного дела не заявлял, тем не менее дело было рассмотрено коллегиально судом в составе судьи и 2 народных заседателей. Таким образом, приговор в отношении С.П. постановлен незаконным составом суда.

Кроме того, решая вопрос о продлении срока содержания С.П. под стражей, суд в определениях указал, что он "совершил тяжкие преступления, характеризуется отрицательно, ранее судим, вину в совершенных им преступлениях не признает и в содеянном не раскаивается", то есть в нарушение принципа уголовного судопроизводства - презумпции невиновности, закрепленного в ст. 14 УПК РФ, заведомо до вынесения приговора суд пришел к выводу о доказанности вины С.П. в инкриминируемых ему преступлениях. Этот вывод позволил С.П. 8 раз обоснованно заявить отвод всему составу суда, но его ходатайства не были удовлетворены.

26 февраля 2003 года судебное заседание проводилось в течение всего дня и без перерыва на обед, несмотря на неоднократные ходатайства подсудимого, находящегося под стражей, объявить перерыв, поскольку он 25 часов находился без еды, суд оставил их без внимания. Во время допроса свидетеля С.П. был удален из зала судебного заседания за нарушение порядка, но вопреки требованиям ст. 256 и ч. 3 ст. 258 УПК РФ, суд не вынес об этом определение. Следующее судебное заседание, где судебное следствие было окончено и состоялись прения сторон, без участия подсудимого.

При составлении протокола судебного заседания по данному делу не было отмечено время начала и окончания каждого судебного заседания, что противоречит требованиям ст. 259 УПК РФ.

В соответствии с требованиями ч. 2 ст. 295 УПК РФ перед удалением суда в совещательную комнату участникам судебного процесса должно быть объявлено время оглашения приговора, но и это требование выполнено не было. При разъяснении сторонам права на ознакомление с протоколом судебного заседания председательствующий исказил смысл закона, пояснив, что "лица вправе заявить ходатайство об ознакомлении с протоколом судебного заседания в течение 5 суток со дня его подписания". В то же время ч. 7 ст. 259 УПК РФ указывает на обязанность председательствующего при наличии письменного ходатайства стороны судебного разбирательства обеспечить возможность ознакомиться с протоколом судебного заседания в течение 5 суток со дня его подписания. Это означает, что об изготовлении протокола незамедлительно должны быть извещены стороны, после чего они вправе в течение 5 суток с ним ознакомиться, но закон не ограничивает каким-либо сроком право сторон на заявление ходатайств об ознакомлении с протоколом судебного заседания, что было сделано председательствующим в данном случае.

В связи с перечисленными нарушениями уголовно-процессуального законодательства, в том числе и конституционных прав подсудимого на защиту, приговор был отменен в кассационном порядке определением от 25 июня 2003 года.

Аналогичное нарушение ст. 14 и 381 УПК РФ допущено при постановлении приговора Усть-Абаканским районным судом от 10 июля 2003 года в отношении К.Ф., по ч. 2 ст. 264 УК РФ, который отменен кассационным определением от 1 октября 2003 года.

Приговором Усть-Абаканского районного суда от 4 ноября 2003 года Н. осужден за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ.

Кассационным определением от 24 декабря 2003 года приговор суда первой инстанции отменен ввиду нарушения прав подсудимого на защиту. Как следует из протокола судебного заседания, обвиняемый был допрошен первоначально не защитой, а государственным обвинителем. Перед началом допросов у свидетелей не выяснялся вопрос об их взаимоотношениях с потерпевшим и подсудимым.

Кроме того, суд в нарушение ст. 281 УПК РФ огласил показания не явившихся свидетелей при отсутствии ходатайств участников процесса, после чего суд принял их в качестве доказательств и мотивировал ими приговор.

Кассационным определением от 10 декабря 2003 года отменен приговор Бейского районного суда от 10 сентября 2003 года, которым Д. и С.Р. осуждены по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Из протокола судебного заседания следует, что после исследования доказательств, представленных стороной обвинения, суд не предоставил стороне защиты право предоставить доказательства невиновности подсудимых, по сути лишив их права на защиту.

 

Е) Иные нарушения уголовно-процессуального законодательства, допускаемые при отправлении правосудия

 

Кассационным определением судебной коллегии от 17 декабря 2003 года отменено заключение судьи Аскизского районного суда от 13 ноября 2003 года, которым указано на наличии в действиях адвоката Л. состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 294, ч. 2 ст. 309 УК РФ.

Как следует из представленных материалов, в представлении о даче заключения прокурор Аскизского района не указал конкретных сведений о времени, месте и обстоятельствах совершения адвокатом противоправных действий. Кроме того, в ходе проведенной проверки сообщения о совершении Л. преступления следователь не получил объяснений ни от свидетелей, ни от самой Л., а ограничился лишь ксерокопированием материалов уголовного дела, по которому Л. представляла интересы обвиняемого. Направляя в суд представление, прокурор не только не вручил его копию Л., но и не уведомил ее о проведенной проверке, чем существенно стеснил ее права на защиту.

Несмотря на указанные нарушения, суд удовлетворил представление прокурора, постановив несправедливое и необоснованное решение.

Постановлением судьи Саяногорского городского суда от 11 сентября 2003 года была удовлетворена жалоба адвоката Л. о незаконности действий сотрудников ГОВД по производству обыска у предпринимателя Щ.

В то же время, принимая решение о незаконности действий органа предварительного следствия, суд не исследовал представленные ему прокурором материалы, которые подтверждали законность производства обыска у предпринимателя Щ. В частности, суд не принял во внимание показания обвиняемых по уголовному делу о том, что похищенное имущество (алюминиевую лодку) они сдали в пункт приема цветных металлов, принадлежащий Щ.

Кроме того, признавая незаконным постановление следователя СО при Саяногорском ГОВД о производстве обыска, суд сделал вывод о внутренней противоречивости постановления следователя, так как в "установочной" его части следователь мотивировал производство обыска возможным наличием на приемном пункте предметов, добытых преступным путем, а в резолютивной части указал, что обыск проводился в целях изъятия предметов, имеющих значение для дела. По мнению суда, данная формулировка допускает домысливание и возможность лицу, производящему обыск самостоятельно определять значимость для дела предметов. Вместе с тем суд не принял во внимание, что предметы, добытые преступным путем, также могут быть отнесены к общему кругу предметов, имеющих значение для дела, а вопрос о допустимости и относимости доказательств должен быть решен по существу в порядке, предусмотренном ст. 88 УПК РФ, лицом, в производстве которого находится уголовное дело.

Принимая решение о необоснованности проведения обыска суд сослался на то, что следователь не указал конкретного адреса, где необходимо произвести следственное действие, а ограничился лишь названием "пункт приема лома цветного металла фирмы Щ.". Непосредственно в судебном заседании было установлено, что "фирмы Щ." не существует, а пункт приема лома цветного металла принадлежит частному предпринимателю Щ., который не имеет юридического адреса.

С учетом всех вышеперечисленных нарушений, допущенных судом первой инстанции, кассационным определением от 26 ноября 2003 года постановление о незаконности проведения обыска было отменено, а материал направлен новое рассмотрение в тот же суд.

Постановлением судьи Абаканского городского суда от 8 октября 2003 года в порядке, предусмотренном ст. 237 УПК РФ, возвращено для пересоставления обвинительного заключения уголовное дело по обвинению Ш., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УПК РФ.

Однако кассационным определением от 12 ноября 2003 года постановление судьи было отменено, поскольку вынесено оно с нарушением процессуального закона. Из материалов уголовного дела следовало, что судья, получив уголовное дело, назначил его к рассмотрению без проведения предварительного слушания на 8 октября 2003 года и уже в ходе судебного следствия по ходатайству защитника обвиняемого направил уголовное дело прокурору. Вместе с тем, вынося свое постановление, судья не учел, что ст. 237 УПК РФ предусматривает возможность возвращения уголовного дела прокурору только на стадии предварительного слушания.

Кассационным определением от 15 октября 2003 года отменено Постановление судьи Саяногорского городского суда от 18 июня 2003 года, которым признано незаконным постановление следователя СО при Саяногорском ГОВД о возбуждении уголовного дела в отношении Э.

При изучении представленных материалов было установлено, что судья в нарушение предоставленных ему ст. 125 УПК РФ полномочий по проверке законности или незаконности действий должностных лиц, вторгся в исследование письменных материалов уголовного дела и на основе их анализа пришел к выводу о наличии простого хозяйственного спора между потерпевшим и обвиняемым.

Кроме того, в нарушение ст. 125 УПК РФ суд не принял никаких мер по вызову в суд заинтересованного лица - потерпевшего по делу, чем существенно нарушил его права на защиту.

Постановлением судьи Усть-Абаканского районного суда от 11 апреля 2003 года К.Ш. отказано в удовлетворении жалобы на действия и.о. прокурора Усть-Абаканского района, отказавшему заявителю в ознакомлении с постановлением об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и о проведении дополнительной проверки. Вынося Постановление, суд указал, что действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает обязанности должностных лиц уведомлять лиц о возобновлении проверки.

Однако, кассационным определением от 28 мая 2003 года Постановление судьи отменено, поскольку суд не принял во внимание фактические обстоятельства дела. Согласно представленным материалам 6 марта 2003 года в отношении К.Ш. следователем прокуратуры Усть-Абаканского района вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, с которым К.Ш. ознакомлен и ему вручена копия данного постановления. Впоследствии прокурором Республики Хакасия постановление следователя было отменено, а материалы направлены вновь в прокуратуру Усть-Абаканского района для организации дополнительной проверки. Из содержания постановления прокурора РХ следует вывод, что принятым решением непосредственно затрагиваются права и свободы гр. К.Ш., которые он в силу ст. ст. 45, 46 Конституции РФ вправе защищать всеми законными способами, включая и судебное обжалование (ст. 125 УПК РФ). Таким образом, действия должностного лица прокуратуры, выразившиеся в отказе ознакомить К.Ш. с постановлением о возобновлении проверки, нельзя признать законными.

В кассационном порядке (определение от 9 апреля 2003 года) отменено Постановление судьи Алтайского районного суда от 17 февраля 2003 года, которым отказано в удовлетворении жалобы В. на действия следователя СО при Алтайском РОВД.

Из представленных материалов следовало, что адвокат потерпевшего В. обратился с ходатайством к следователю о квалификации действий обвиняемых по ч. 3 ст. 127 УК РФ, в чем ему было отказано. После чего адвокат обратился с аналогичным ходатайством в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, в суд, где ему также было отказано. Мотивируя свое решение, суд указал, что права потерпевшего на судебную защиту являются преждевременными, поскольку идет предварительное следствие и порядок разрешения ходатайства не нарушен. Вместе с тем, суд не принял во внимание требования ст. 125 УК РФ, закрепившей права всех участников уголовного судопроизводства обжаловать действия (бездействие) следователя, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам граждан, либо затруднить их доступ к правосудию. В данном случае потерпевший и его адвокат защищали предоставленное ему Конституцией РФ право на личную неприкосновенность, а потому вывод суда о преждевременности обращения потерпевшего в суд является необоснованным.

Кроме того, при вынесении собственного решения суд мотивировал его материалами уголовного дела, которые не были исследованы в судебном заседании.

При таких обстоятельствах Постановление судьи было отменено, а материал направлен на новое рассмотрение.

Постановлением судьи Абаканского городского суда от 11 декабря 2002 года отказано в удовлетворении жалобы С.С. на действия должностных лиц МВД РХ.

Из представленных материалов следовало, что ранее жалоба заявительницы о незаконности прекращения уголовного дела была рассмотрена судьей Абаканского городского суда в порядке гражданского судопроизводства и отменена в кассационном порядке, с направлением в суд для рассмотрения в порядке, предусмотренном гл. 16 УПК РФ. Однако, несмотря на имеющееся в уголовном деле указание судебной коллегии о порядке рассмотрения уголовного дела, оно вновь было рассмотрено судьей в порядке, предусмотренном ГПК РФ.

В связи с повторным неправильным применением процессуального закона Постановление судьи отменено, а материал направлен на новое судебное рассмотрение в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ (кассационное определение от 11 февраля 2003 года).

 

Ж) Нарушения, допускаемые судьями при рассмотрении ходатайств органов предварительного следствия и дознания в порядке, предусмотренном ст. ст. 108, 109 УПК РФ

 

Постановлением судьи Саяногорского городского суда от 29 ноября 2003 года несовершеннолетнему Ц., обвиняемому по п. п. "а, б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 31.10.2002 N 133-ФЗ), избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Кассационным определением от 16 декабря 2003 года указанное Постановление судьи отменено, а обвиняемый освобожден из-под стражи, поскольку суд в своем Постановлении не привел ни одного из обязательных оснований, необходимых для заключения лица под стражу, указанных в ст. 99 УПК РФ. Кроме того, ни в Постановлении судьи, ни в ходатайстве следователя не указаны исключительные обстоятельства, которые обусловили бы заключение несовершеннолетнего под стражу (ст. 100, 108 УПК РФ).

Аналогичные нарушения допущены судьей Абаканского городского суда при вынесении Постановления от 25 октября 2003 года об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу Х., обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УПК РФ (относящегося к категории небольшой тяжести) (кассационное определение от 9 декабря 2003 года).

Постановлением судьи Орджоникидзевского районного суда от 29 ноября 2003 года отказано в удовлетворении ходатайства следователю прокуратуры об избрании Л. меры пресечения в виде заключения под стражу. Мотивируя свое решение, суд сослался на то, что орган предварительного следствия не представил достаточных доказательств того, что обвиняемый воспрепятствует органу предварительного следствия. Вместе с тем суд не принял во внимание, что Л. обвинялся в совершении особо тяжкого преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, характеризовался отрицательно и склонен к физическому насилию.

При таких обстоятельствах Постановление судьи было отменено, а материал направлен на новое рассмотрение (кассационное определение от 26 декабря 2003 года).

По тем же основаниям отменены Постановления судей Боградского районного суда от 27 ноября 2003 года в отношении П., обвиняемого по п. "б" ч. 2 ст. 131 УК РФ (кассационное определение от 16 декабря 2003 года), и Орджоникидзевского районного суда от 11 ноября 2003 года в отношении С.Т., обвиняемого по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ (кассационное определение от 2 декабря 2003 года).

Постановлением судьи Орджоникидзевского районного суда от 3 ноября 2003 года П. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Однако, вынося свое Постановление, суд не учел, что фамилия обвиняемого не "П.", а "Т". Поэтому суд фактически вынес Постановление в отношении третьего лица, незаконно поместив Т. под стражу (кассационное определение от 20 ноября 2003 года).

Постановлением судьи Усть-Абаканского городского суда 13 октября 2003 года Л. была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Принимая решение об избрании меры пресечения, суд существенно нарушил конституционные права обвиняемого. В частности, в нарушение ст. 91 УПК РФ, суд принял решение о заключении Л. под стражу по истечении установленного законом 48-часового срока. Кроме того, Постановление судьи об избрании обвиняемому меры пресечения является немотивированным, а ссылки суда на то, что обвиняемый может продолжить заниматься преступной деятельностью, не подкреплены материалами уголовного дела (кассационное определение от 20 ноября 2003 года).

Кассационным определением судебной коллегии от 18 ноября 2003 года было изменено Постановление судьи Абаканского городского суда от 30 октября 2003 года, которым К.Б. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Вынося Постановление об избрании меры пресечения в отношении подозреваемого К.Б., суд вторгся в оценку представленных доказательств, указав, что "приведенные доказательства подтверждают совершение К.Б. инкриминируемого преступления". Поскольку в соответствии со ст. 14 УПК РФ никто не может быть признан виновным иначе как по приговору суда, то указание суда о наличии доказательств виновности К.Б. было исключено из Постановления суда.

Аналогичное нарушение допущено Черногорским городским судом при избрании меры пресечения Д. (Постановление от 10 октября 2003 года), когда суд фактически в своем Постановлении описал противоправные действия обвиняемого, как установленный факт, и на основе анализа доказательств пришел к выводу о необходимости избрания обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу (кассационное определение от 21 октября 2003 года).

Ввиду неправильного применения материального закона кассационным определением от 13 ноября 2003 года было отменено Постановление судьи Черногорского городского суда от 6 ноября 2003 года, которым следователю СО при Черногорском ГОВД отказано в заключении под стражу обвиняемого М.

Мотивируя свое Постановление, суд указал, что М. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, которое относится к категории преступлений средней тяжести. Однако данный вывод суда не соответствует фактическим обстоятельствам дела, поскольку М. было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 158 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 31.10.2002 N 133-ФЗ), которая в соответствии со ст. 15 УК РФ относится к категории тяжких преступлений.

 

З) Нарушения, допускаемые судьями при пересмотре приговоров в апелляционном порядке

 

Кассационным определением от 3 декабря 2003 года изменено Постановление Ширинского районного суда от 30 сентября 2003 года, которым оставлен без изменений приговор мирового судьи судебного участка в границах Ширинского района от 21 августа 2001 года в отношении осужденного С.У. по ч. 1 ст. 157 УК РФ.

Как следовало из материалов уголовного дела, С.У. осужден за совершение преступления небольшой тяжести, а потому он должен отбывать наказание в колонии-поселении либо в исправительной колонии общего режима. Причем в последнем случае судья должен мотивировать свое решение о необходимости помещения осужденного в исправительную колонию общего режима (п. "а" ч. 1 ст. 58 УК РФ). Однако, мировым судьей и судом апелляционной инстанции данные требования уголовного закона были нарушены и осужденному необоснованно назначено отбывание наказания в исправительной колонии общего режима.

Кассационным определением от 8 октября 2003 года отменено Постановление суда апелляционной инстанции Абаканского городского суда от 30 мая 2003 года, которым подтверждена законность и обоснованность приговора мирового судьи судебного участка N 5 в границах г. Абакана в отношении Б., осужденной по ст. 116 УК РФ.

Как следовало из материалов уголовного дела, признавая Б. виновной в совершении преступления, мировой судья в приговоре не дал квалификации действий осужденной, чем существенно нарушил ее права, а также положения ст. 307 УПК РФ.

Приговором Абаканского городского суда от 17 октября 2003 года в апелляционном порядке отменен оправдательный приговор мирового судьи судебного участка N 2 в границах г. Абакана в отношении Г.Р. и постановлен обвинительный приговор по ст. 319 УК РФ.

Кассационным определением от 26 ноября 2003 года обвинительный приговор суда апелляционной инстанции отменен, а материалы дела направлены на новое судебное рассмотрение, поскольку, вынося приговор, суд апелляционной инстанции необоснованно вышел за пределы предъявленного Г.Р. обвинения и положил в его основу факты, о которых ранее потерпевший и свидетели не указывали, а Г.Р. они не вменялись в вину. Таким образом, суд взял на себя несвойственные ему функции обвинения и нарушил принцип состязательности и равноправия сторон судебного заседания.

В связи с аналогичными нарушениями отменен приговор апелляционной инстанции Черногорского городского суда от 2 сентября 2003 года, которым С.Ф. осужден за преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 33; ч. 1 ст. 330 УК РФ (кассационное определение от 15 октября 2003 года).

Приговором Аскизского районного суда от 23 июня 2003 года в апелляционном порядке отменен обвинительный приговор в отношении Л. по ст. 115 УК РФ и вновь постановлен обвинительный приговор по той же статье УК РФ. Проверяя уголовное дело в кассационном порядке, судебная коллегия сочла, что приговоры мирового судьи, а также суда апелляционной инстанции являются необоснованными. Как следовало из материалов уголовного дела, суд признал Л. виновной в причинении легкого вреда здоровью З. Однако в материалах уголовного дела отсутствовало заключение судебно-медицинского эксперта о тяжести причиненного вреда здоровью потерпевшей, а имел место акт судебно-медицинского освидетельствования, проведенного еще до возбуждения уголовного дела, который не является доказательством по уголовному делу.

В связи с выявленными нарушениями приговор суда был отменен, а материалы уголовного дела направлены на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Кассационным определением от 24 сентября 2003 года отменен приговор апелляционной инстанции Абаканского городского суда от 3 июня 2003 года, которым С.Х. осужден по ст. 115 УК РФ, а уголовное дело в отношении него прекращено.

Согласно приговору суда преступление совершено С.Х. 27 июня 2001 года, а приговор в отношении него постановлен лишь 3 июня 2003 года, то есть спустя 2 года со дня совершения им преступления. Поскольку совершенное С.Х. преступление относится к категории небольшой тяжести, то в силу п. "а" ч. 1 ст. 78 УК РФ истечение указанного срока является основанием для освобождения осужденного от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности и прекращения уголовного дела. Постановляя приговор, суд апелляционной инстанции не принял во внимание данные положения закона и незаконно привлек С.Х. к уголовной ответственности.

 

Заместитель Председателя

Верховного суда

Республики Хакасия

Ю.С.УЛТУРГАШЕВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь