Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

АРХАНГЕЛЬСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР

КАССАЦИОННОЙ И НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ

РАССМОТРЕНИЯ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ СУДАМИ

АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ ЗА IV КВАРТАЛ

2003 ГОДА

 

от 20 февраля 2004 года

 

Обзор кассационной и надзорной практики рассмотрения гражданских дел судами Архангельской области за 2003 год выполнен в соответствии с планом работы Архангельского областного суда.

Анализ кассационной и надзорной практики Архангельского областного суда по гражданским делам изложен в Обзорах кассационной и надзорной практики рассмотрения гражданских дел судами Архангельской области за I квартал 2003 года, первое полугодие 2003 года и III квартал 2003 года.

В настоящем Обзоре дается анализ судебной практики районных, городских судов области по делам, рассмотренным Архангельским областным судом в кассационном и надзорном порядке в IV квартале 2003 года.

 

I. ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ МАТЕРИАЛЬНОГО ПРАВА

 

1. Гражданское законодательство

 

1.1. Сделки. Договоры

 

               Отсутствие   государственной  регистрации  перехода

               права  собственности  на  недвижимость  не является

               основанием для признания  недействительным договора

               продажи недвижимости.  Продавец  не вправе повторно

               распорядиться  этим  имуществом,  так как  оно  уже

               является предметом исполненного обязательства

 

К. обратилась в суд с иском к сестре о понуждении регистрации сделки купли-продажи квартиры от 10 июля 2003 года.

Обосновывая свое требование, истица указала, что между ней и ответчицей был заключен договор купли-продажи квартиры, от регистрации которого ответчица уклоняется.

По решению суда следовало произвести государственную регистрацию сделки по договору купли-продажи квартиры от 10.07.2003, заключенному между сторонами и удостоверенному нотариусом.

Оставляя без изменения решение суда первой инстанции, судебная коллегия, не соглашаясь с доводами ответчика, обратила внимание на то, что в соответствии со ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой надлежащей форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Судом установлено, что 10 июля 2003 года между ответчиком (продавцом) и истицей (покупателем) был заключен договор купли-продажи квартиры за 50000 руб., удостоверенный в нотариальном порядке.

С заявлением о регистрации указанного выше договора истица обратилась 6 августа 2003 года в АОЦРП.

4 августа 2003 года ответчик (продавец) заключила новый письменный договор купли-продажи на эту же квартиру с Г. (покупателем), по условиям которого она продала вышеуказанную квартиру за 515100 руб., и в тот же день было подано заявление в АОЦРП о регистрации последнего договора.

В данном случае договор купли-продажи квартиры от 10.07.2003 был фактически заключен, поскольку между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям сделки, которая оформлена в надлежащем порядке, удостоверена нотариусом, фактически исполнена, поскольку ответчица получила деньги за продажу квартиры, а истица в соответствии с пунктом 4 договора купли-продажи приняла в собственность квартиру.

Договор продажи квартиры согласно п. 2 ст. 558 ГК РФ подлежит обязательной государственной регистрации.

В п. 1 ст. 551 ГК РФ предусмотрено, что переход к покупателю права собственности на недвижимость по договору продажи недвижимости подлежит государственной регистрации.

В данном случае следует исходить из того, что до государственной регистрации перехода права собственности покупатель по договору купли-продажи недвижимости, исполненному сторонами, не вправе распоряжаться данным имуществом, поскольку право собственности на это имущество до момента государственной регистрации сохраняется за продавцом.

При этом следует иметь в виду, что после передачи недвижимого имущества покупателю, но до государственной регистрации перехода права собственности, продавец также не вправе им распоряжаться, поскольку указанное имущество служит предметом исполненного продавцом обязательства, возникшего из договора продажи, а покупатель является его законным владельцем. В случае заключения нового договора об отчуждении ранее переданного покупателю имущества продавец несет ответственность за его неисполнение.

В соответствии с п. 3 ст. 165 ГК РФ и положениями абзаца 3 п. 1 ст. 16 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" в случае, если сделка, требующая государственной регистрации, совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от ее регистрации, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регистрации сделки.

Из буквального содержания данных норм не следует, что данные положения применяются только в случаях, когда при отсутствии государственной регистрации сделка считается недействительной. Гражданский кодекс РФ и указанный выше Федеральный закон не устанавливают каких-либо особых положений для сделок, которые при отсутствии государственной регистрации считаются незаключенными.

Таким образом, требование п. 3 ст. 165 ГК РФ носит общий характер, и сторона, заинтересованная в государственной регистрации сделки, вправе предъявить в суд требование о ее регистрации и тогда, когда в соответствии с законом сделка при отсутствии регистрации считается незаключенной.

Своеобразие ситуации при разрешении настоящего дела состоит в том, что К. (истица) находится в положении фактического владельца и пользователя квартиры, а юридическим собственником считается ответчик, что не давало ответчику права повторно распорядиться этим имуществом, так как оно уже являлось предметом исполненного обязательства. (N 33-2964)

 

               При  недействительности  сделки  каждая  из  сторон

               обязана возвратить другой  все полученное по сделке

               (реституция  сторон).   Признание  недействительной

               записи  о  регистрации  перехода  прав   на  объект

               недвижимого  имущества  в Едином  реестре  прав  на

               недвижимое имущество и сделок с ним реституцией  не

               является

 

Т. обратился в суд с иском к администрации МО "Холмогорский район" о признании недействительным договора приватизации в его собственность квартиры, свидетельства о праве собственности, выданного ему на данное жилое помещение, просил обязать ответчика устранить допущенные нарушения его прав.

Суд постановил решение, согласно которому иск Т. удовлетворен частично: договор о передаче в частную собственность спорной квартиры признан недействительным. Применены последствия недействительности сделки: считать недействительной запись регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о передаче Т. в собственность указанной квартиры.

Судебная коллегия отменила решение суда в части признания недействительной записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Суд первой инстанции обоснованно признал недействительным договор приватизации на основании ст. 168 ГК РФ, указав, что вследствие ошибки договор приватизации с ним был заключен на квартиру, предоставленную другим гражданам и которые проживают в ней. Истец никаких прав на спорную квартиру не имеет, так как данное жилое помещение ему не предоставлялось в установленном законом порядке и договор найма на него с ним не заключался.

Однако, применяя последствия недействительности договора, суд первой инстанции необоснованно сослался на признание недействительной записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Статьями 167 - 179 ГК РФ устанавливаются различные правовые последствия частично или полностью исполненных недействительных сделок, дифференцированные в зависимости от оснований недействительности.

В рассматриваемом случае, применяя последствия недействительности договора о приватизации, суду следовало восстановить первоначальное положение, существовавшее до заключения договора, а именно передать спорную квартиру в муниципальную собственность.

Принимая решение о признании недействительной записи о государственной регистрации, суд первой инстанции не учел, что государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним - юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество, то есть по своей правовой природе является ненормативным актом государственного органа, а не сделкой.

Исходя из изложенного, судебная коллегия отменила решение суда в указанной части и постановила новое решение в части применения последствий недействительности сделки, указав на передачу спорного жилого помещения в муниципальную собственность. (N 33-2630)

 

1.2. Споры о защите чести и достоинства

 

               Обращение  в  органы  внутренних  дел  с заявлением

               о    совершенном    правонарушении    не   является

               распространением    сведений,    порочащих   честь,

               достоинство и деловую репутацию лица

 

Ш. обратился в суд с иском к А. о защите чести, достоинства и компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что последняя 29 августа 2003 года в заявлении на имя начальника Пинежского РОВД распространила о нем не соответствующие действительности, унижающие его честь и достоинство сведения о том, что он причастен к краже принадлежащих ей 15 - 20 куб. м дров и листа железа.

Суд удовлетворил требования истца.

Судебная коллегия отменила решение суда, обратив внимание на то, что согласно ст. 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Судом первой инстанции не было учтено, что целью обращения А. с заявлением о совершенной краже на имя начальника Пинежского РОВД являлось не распространение сведений, а защита своего нарушенного права, которое, по мнению ответчика, было допущено Ш.

По поданному заявлению была проведена соответствующая проверка, и причастность Ш. к похищению указанного ею имущества не установлена.

Судом не было учтено, что А. обращалась с заявлением только в органы милиции, к компетенции которых отнесена проверка указанных в нем фактов, что при их ошибочности также не позволяет прийти к выводу о распространении подобными действиями не соответствующих действительности сведений, направленных на умаление доброго имени истца.

Судебная коллегия вынесла новое решение, отказав Ш. в иске. (N 33-2960)

 

1.3. Исковая давность

 

               Течение  трехлетнего  срока  исковой  давности  для

               требований о разделе имущества,  являющегося  общей

               совместной  собственностью супругов,  брак  которых

               расторгнут,   следует   исчислять   не  со  времени

               прекращения брака,  а со дня, когда лицо узнало или

               должно было узнать о нарушении своего права

 

К-на обратилась в суд с иском к бывшему супругу К-ну о выселении из квартиры без предоставления другого жилого помещения по тем основаниям, что является собственником указанной квартиры, а совместное проживание с бывшим мужем невозможно.

Ответчик предъявил встречный иск о признании права собственности на спорную квартиру, мотивируя тем, что постоянно проживает в квартире и квартира была построена на совместные средства в период нахождения в зарегистрированном браке.

Заочным решением суда первоначальный иск был удовлетворен, во встречном иске - отказано.

Президиум областного суда, отменяя заочное решение, указал, что, разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, спорная квартира, в которой проживают стороны по делу, принадлежит истице на праве собственности, квартира необходима ей для личного пользования, поэтому ответчик подлежит выселению на основании ст. 209 ГК РФ и ст. 136 ЖК РСФСР.

Отказ в удовлетворении встречного иска суд мотивировал только истечением срока исковой давности, о применении которого было заявлено истицей.

Суд указал, что согласно п. 7 ст. 38 СК РФ к требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности, а со дня государственной регистрации расторжения брака прошло более трех лет.

Между тем судом первой инстанции не учтено, что по делу имеет место спор о праве собственности между супругами.

Свой вывод о принадлежности спорной квартиры истице суд обосновал наличием у нее только регистрационного удостоверения.

Вместе с тем согласно ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства, в связи с чем суду следовало проверить доводы ответчика о строительстве квартиры на совместные денежные средства в период нахождения в зарегистрированном браке и, исходя из установленных обстоятельств, определить правовой режим спорной квартиры.

Придя к выводу о пропуске К-ным срока исковой давности и отказав ему в иске только по этому основанию, суд не учел, что в соответствии со ст. 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

По общему правилу, установленному ст. 200 ГК РФ, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятие из этого правила устанавливаются Гражданским кодексом РФ и иными законами.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 года N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака", течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут (п. 7 ст. 38 СК РФ), следует исчислять не со времени прекращения брака, а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 1 ст. 200 ГК РФ).

Следовательно, правовое значение по настоящему делу имеет вопрос, было ли нарушено право ответчика (за подтверждением которого он обратился в суд, утверждая о его наличии) и когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права. (N 44-Г-500)

 

               Восстановление  срока  исковой давности  независимо

               от причин его пропуска  в отношении юридических лиц

               по   требованиям,    связанным   с   осуществлением

               предпринимательской деятельности, не допускается

 

Открытое акционерное общество (далее - ОАО) обратилось в суд с иском к П. - бывшему генеральному директору ОАО о признании недействительным договора о совместной деятельности по долевому участию в строительстве жилья.

В обоснование иска сослалось на то, что договор был заключен в нарушение требований ст. 83 Федерального закона "Об акционерных обществах" - решение о заключении сделки принято вне ведения совета директоров общества заместителем генерального директора, не имеющим полномочий на ее совершение.

Суд вынес указанное решение об отказе в иске, указав, что заключенная между сторонами сделка является оспоримой и подлежит признанию недействительной ввиду нарушения требований закона при ее заключении, однако не нашел оснований для удовлетворения иска ОАО ввиду пропуска срока для обращения с заявлением для защиты нарушенного права в суд.

Судебная коллегия нашла данное решение суда законным и обоснованным.

Согласно п. 2 ст. 181 ГК РФ иск о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности может быть предъявлен в течение года со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Истец не оспаривает, что о совершенной сделке с генеральным директором ОАО стало известно в 2000 году. Однако они были лишены возможности предъявления к нему иска в силу того, что он являлся единственным лицом, обладающим таким правом, поэтому стали иметь реальную возможность оспаривания сделки после его переизбрания, что является основанием для восстановления срока для предъявления иска.

Суд проверил приведенные об этом доводы истца и счел их несостоятельными обоснованно.

В силу ст. 205 ГК РФ восстановление срока исковой давности допустимо только в отношении физических лиц, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца.

Как разъяснено в п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 февраля 1995 года N 2/1 "О некоторых вопросах, связанных с введением части первой Гражданского кодекса РФ", восстановление срока исковой давности независимо от причин его пропуска в отношении юридических лиц и граждан-предпринимателей по требованиям, связанным с осуществлением предпринимательской деятельности, не допускается.

В связи с этим с приведенными истцом доводами о возможности восстановления срока исковой давности согласиться нельзя. (N 33-3076)

 

1.4. Право собственности

 

               Правила  регистрации   автотранспортных  средств  и

               прицепов  к   ним   в   Государственной   инспекции

               безопасности   дорожного    движения   Министерства

               внутренних  дел  Российской Федерации, утвержденные

               Приказом  Министра  внутренних  дел РФ от 27 января

               2003  года  N 59, федеральным законом не являются и

               не    могут    ограничивать    право  собственности

               добросовестного приобретателя

 

М. обратился в суд с жалобой на действия должностного лица, начальника РЭО ГИБДД ОВД об отказе в регистрации автомобиля.

Суд вынес решение об отказе в удовлетворении требований заявителя.

Судебная коллегия решение суда отменила ввиду неправильного применения норм материального права.

Из материалов дела следует, что заявитель приобрел автомашину в автомагазине в Республике Беларусь. В дальнейшем М. обратился в РЭО ГИБДД г. Котласа с заявлением о постановке транспортного средства на учет, представив справку-счет, технический паспорт, квитанцию об оплате за регистрацию, квитанцию об уплате налога с владельца транспортного средства.

Отказывая М. в удовлетворении жалобы, суд исходил из того, что представленное заявителем свидетельство регистрации транспортного средства, которое является обязательным документом для регистрационных действий, признано поддельным.

При этом РЭО ГИБДД г. Котласа руководствовался пунктами 17 и 55 Правил регистрации автотранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденных Приказом Министра внутренних дел РФ от 27 января 2003 года N 59 (далее - Правила), согласно которым при обнаружении признаков подделки представленных документов регистрационные действия не производятся, а при установлении обстоятельств, являющихся основанием для отказа в совершении регистрационных действий, проведенная регистрация транспортного средства считается недействительной и подлежит аннулированию регистрационным подразделением по месту регистрации транспортного средства.

В связи с чем суд признал действия органов РЭО ГИБДД г. Котласа по отказу в регистрации транспортного средства законными.

Судебная коллегия нашла данный вывод суда неправильным, сделанным без учета ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, согласно которой права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Разрешая спор, суд применил только Правила, которые федеральным законом не являются и не могут ограничивать права и интересы собственника транспортного средства, а служат для административного учета автотранспортных средств и способствуют быстрому розыску транспортных средств в случае их угона, краж.

Заявителем представлена справка-счет автомагазина, подтверждающая факт приобретения им спорного автомобиля на основании договора.

Право собственности М. на данный автомобиль никто не оспорил, поэтому он, как собственник автомашины, вправе пользоваться ею, пока иное лицо не заявит о своих правах на автомобиль и возникший спор не будет разрешен в установленном порядке.

Кроме того, РЭО ГИБДД г. Котласа не представлено суду доказательств, что именно заявитель совершил подделку свидетельства о регистрации транспортного средства на другое имя или что он знал о поддельности данного документа или должен был знать об этом.

При таких обстоятельствах в соответствии со ст. 302 ГК РФ заявитель является добросовестным приобретателем (пока не доказано иное), которому, как собственнику автомобиля, на основании статей 209, 218, 223 ГК РФ и в соответствии со ст. 35 Конституции РФ принадлежат права владения, пользования и распоряжения им, которые не могут быть ограничены подзаконным нормативным актом. (N 33-3135)

 

1.5. Обязательства из причинения вреда

 

               При определении размера причиненного имущественного

               вреда   необходимо   учитывать    степень    износа

               поврежденных     деталей,     поскольку     затраты

               на  улучшение   вещи   не  могут   быть   возложены

               на причинителя вреда

 

Т. обратился в суд с иском к ОАО "АГАТ-1" о взыскании фактически понесенных затрат на восстановление имущества, поврежденного в результате дорожно-транспортного происшествия, которое произошло по вине водителя ОАО "АГАТ-1".

Решением мирового судьи исковые требования удовлетворены в полном размере.

Президиум областного суда отменил решение мирового судьи в связи с неправильным применением норм материального права.

В соответствии со ст. 1079 ГК РФ ответственность владельца источника повышенной опасности наступает за причиненный вред.

Истцом были заявлены требования о возмещении материального ущерба, включающего фактические затраты на ремонт автомашины "Фольксваген-Гольф".

Согласно ст. 15 ГК РФ под причиненным вредом понимается материальный ущерб, выражающийся в уменьшении имущества потерпевшего в результате нарушения принадлежащего ему имущественного права.

В то же время согласно заключению эксперта Архангельской лаборатории судебных экспертиз общий эксплуатационный износ автомашины истца на момент дорожно-транспортного происшествия составлял 72,4%.

При таких обстоятельствах истребование истцом возмещения причиненного ему ущерба исходя из фактических затрат на восстановление поврежденного автомобиля являлось необоснованным, так как при этом не учитывается степень износа поврежденных деталей на момент дорожно-транспортного происшествия, а произведенные истцом фактические затраты без учета степени износа поврежденного имущества расцениваются как затраты на улучшение вещи и не могут быть возложены на лицо, ответственное за причиненный его действиями вред. (N 44-Г-561)

 

               Вред,   причиненный    личности    или    имуществу

               гражданина,  подлежит возмещению  в  полном  объеме

               лицом,    причинившим   вред,    при  наличии  вины

               в  действиях   последнего,   а  также  при  наличии

               причинно-следственной    связи   между   действием,

               причинившим вред, и событием причинения вреда

 

О. обратился в суд с иском к ГУ "Управление автомобильными дорогами Архангельской области "Архангельскавтодор" (далее - ГУ "Архангельскавтодор") и государственному унитарному предприятию "Приморское дорожное ремонтно-строительное управление" (далее - ГУП "ПДРСУ") о возмещении имущественного ущерба и компенсации морального вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия (далее - ДТП).

Суд постановил решение об отказе в иске, которое судебная коллегия оставила без изменения.

Согласно ч. 2 п. 3 ст. 1079 ГК РФ вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (статья 1064).

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Как установлено судом, по вине О., нарушившего требования п.п. 9.1, 9.9, 10.1 Правил дорожного движения, при управлении автомобилем "Ниссан-Санни" произошел занос, выезд автомобиля на полосу встречного движения и столкновение с двигавшимся навстречу автомобилем ГАЗ-31029, под управлением С.

Неудовлетворительное состояние дороги с наличием продольной выбоины вдоль правой обочины в месте примыкания к проезжей части длиной 69,9 м, шириной около 30 см и глубиной до 6,5 - 7 см лишь способствовало возникновению дорожно-транспортного происшествия, а непосредственной причиной ДТП явилась вина самого истца, нарушившего п.п. 9.1, 9.9, 10.1 Правил дорожного движения.

Изложенное подтверждено материалами настоящего дела и материалами уголовного дела по обвинению О. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ, прекращенного в связи с примирением с потерпевшим, то есть по не реабилитирующим основаниям.

Наличие продольной выбоины вдоль правой обочины и границы проезжей части не находится в прямой причинной связи с причинением вреда О. Он имел возможность корректировать расположение автомобиля и оставаться в пределах проезжей части дороги шириной 6 метров, на которой выбоины не было.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правильно отказал в иске О. о возмещении имущественного и морального вреда, поскольку ДТП со столкновением автомобилей произошло по вине истца, а не по вине ГУ "Архангельскавтодор" или ГУП "ПДРСУ". (N 33-3027)

 

               Гражданин имеет право на возмещение вреда здоровью,

               в  том  числе  компенсацию  расходов   на  лечение,

               причиненного  в  результате  воздействия  источника

               повышенной    опасности,    независимо    от    его

               социально-правового статуса

 

О. обратился с иском в суд к частному предпринимателю М. и просил взыскать с него, как с владельца источника повышенной опасности, стоимость санаторно-курортного лечения в размере 12000 рублей, которое необходимо оплатить в связи с причиненным ему вредом здоровью со стороны работника ответчика, в результате наезда на него автомобилем.

Суд первой инстанции отказал в иске.

Суд кассационной инстанции решение отменил из-за неправильного применения норм материального права.

В результате нарушения Правил дорожного движения со стороны пешехода О. водителем автобуса марки "ПАЗ" Т., состоящим в трудовых отношениях с ответчиком М., был совершен наезд на истца, которому были причинены телесные повреждения, что повлекло за собой вред его здоровью.

Лечащим врачом истцу была выдана справка для получения путевки в лечебное учреждение для восстановления нарушенного здоровья.

Суд, отказывая истцу в удовлетворении заявленных им требований о взыскании денежной суммы на его санаторно-курортное лечение, исходил из того, что в силу своего социального статуса - инвалида Великой Отечественной войны - он в соответствии с действующим законодательством имеет право на бесплатное приобретение такой путевки в лечебное учреждение от государства.

Судебная коллегия, отменяя решение суда, обратила внимание на тот факт, что истец обратился в суд не как лицо, защищающее свои социальные права, а как гражданин, получивший вред здоровью в результате воздействия на него источника повышенной опасности.

Суд в данной части неправильно применил закон, регулирующий отношения по защите прав граждан, имеющих определенный социальный статус, тогда как характер заболевания истца связан с вредом здоровью от источника повышенной опасности и он считает, что в связи с указанным ответчик должен восстановить его здоровье путем предоставления ему денежных сумм на его излечение в санатории определенного типа.

При новом рассмотрении суду следовало, установив наличие или отсутствие взаимосвязи причиненного истцу вреда с необходимостью его восстановления в специальном лечебном учреждении, решить вопрос о правомерности заявленного иска. (N 33-3013)

 

1.6. Наследственное право

 

               В   том   случае,   когда   гражданину   присуждено

               возмещение вреда здоровью и пени  за задержку таких

               выплат,      как      мера      гражданско-правовой

               ответственности,  но  он умер,  не  успев  получить

               взысканную   сумму,   присужденные   суммы   входят

               в состав  наследственного имущества  и  могут  быть

               получены его наследниками

 

Судебный пристав-исполнитель обратился в районный суд с заявлением о прекращении исполнительного производства по исполнению исполнительного листа о взыскании с Учреждения ОУ-250/4 ГУИН Минюста России возмещения вреда здоровью и пени в пользу С. в связи с тем, что взыскатель умер, а невзысканная сумма не включается в состав наследственной массы в соответствии с п. 2 ст. 1112 ГК РФ.

Определением суда исполнительное производство о взыскании с ГУП ОУ-250/4 в пользу С. прекращено в связи со смертью взыскателя.

Президиум областного суда определение суда отменил как незаконное.

В соответствии с п. 3 ст. 23 Федерального закона "Об исполнительном производстве" исполнительное производство прекращается в случае смерти взыскателя - гражданина, если установленные судебным актом или актом другого органа требования или обязанности не могут перейти к правопреемнику.

Поэтому при разрешении заявления судебного пристава - исполнителя суду следовало с учетом конкретных обстоятельств дела правильно применить положения ст. 383 ГК РФ, в соответствии с которой переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, не допускается.

Действительно, право требования возмещения вреда здоровью связано с личностью потерпевшего и носит личный характер. Поэтому данное право не входит в состав наследственного имущества и не может переходить по наследству.

Однако в том случае, когда гражданину присуждено возмещение вреда здоровью и пени за задержку таких выплат, как мера гражданско-правовой ответственности, но он умер, не успев получить взысканную сумму, присужденные суммы входят в состав наследственного имущества и могут быть получены его наследниками. (N 44-Г-459)

 

2. Жилищное законодательство

 

               Нуждающиеся  в улучшении  жилищных условий инвалиды

               войны  первой группы  имеют  право  на внеочередное

               бесплатное  предоставление  жилых помещений в домах

               государственного  и муниципального жилищных фондов.

               Разрешение  требований   о  предоставлении   жилого

               помещения  не  находится  в  зависимости от наличия

               или  отсутствия  других  лиц,  состоящих  на  учете

               по улучшению жилищных условий

 

Решением районного суда удовлетворен иск П., на мэрию г. Архангельска возложена обязанность по предоставлению П. благоустроенной жилой площади с учетом лиц, имеющих право на внеочередное получение жилья.

Президиум отменил решение суда, обратив внимание на неправильное применение норм материального права.

В соответствии с подпунктом 4 п. 1 ст. 14 Федерального закона от 12 января 1995 года N 5-ФЗ "О ветеранах" нуждающиеся в улучшении жилищных условий инвалиды войны первой группы имеют право на внеочередное бесплатное предоставление жилых помещений в домах государственного и муниципального жилищных фондов.

Ни указанная статья, ни иные нормы действующего законодательства, регулирующего спорные правоотношения, не ставят разрешение требований о предоставлении инвалиду войны первой группы жилого помещения в зависимость от наличия или отсутствия других лиц, состоящих на учете по улучшению жилищных условий.

Следовательно, доводы суда о необходимости учета прав и интересов иных лиц, обладающих равным с истцом правом внеочередного получения жилья, и послужившие основанием включения в резолютивную часть судебного решения указания: "с учетом списка лиц, имеющих право на внеочередное получение жилья" являются ошибочными.

Наличие таких лиц не может рассматриваться в качестве возможности ограничения права истца, подтвержденного судебным решением, на предоставление жилого помещения во внеочередном порядке при исполнении судебного акта. (N 44-Г-453)

 

               Основания  и  порядок  признания  ордера  на  жилое

               помещение  недействительным  изложены  в ст. 48  ЖК

               РСФСР.  Ордер ценной бумагой  не является,  поэтому

               допущенные   при  его  оформлении  неточности   его

               ничтожности не влекут

 

Д. обратилась в суд с иском к МО "Котлас" о признании недействительным обменного ордера, выданного Я. на вселение в квартиру N 21.

В обоснование иска сослалась на то, что обмен жилой площади Я. производил с М., которая проживала фактически в квартире N 7, а не в квартире N 21 и занимала в ней комнату размером 17,9 кв. м, а не 17, 4 кв. м, как указано в обменном ордере.

Кроме этого, в нем также был неправильно указан размер занимаемой Я. жилой площади - вместо 33,2 кв. м в обменном ордере указана жилая площадь размером 33,1 кв. м. По мнению истца, обменный ордер является ценной бумагой и указанные несоответствия влекут за собой его недействительность.

Решением суда в иске было отказано.

Оставляя без изменения указанное решение суда первой инстанции, судебная коллегия отметила, что основания и порядок признания ордера на жилое помещение недействительным установлены в ст. 48 ЖК РСФСР.

Указанные в исковом заявлении Д. обстоятельства нашли свое подтверждение, однако основанием для признания обменного ордера недействительным они служить не могут.

Согласно статьям 47 и 51 ЖК РСФСР ордер является основанием для вселения в предоставленное жилое помещение и документом, на основании которого заключается договор найма жилого помещения.

Ценной бумагой ордер не является, поэтому допущенные при оформлении ордера неточности его ничтожности не влекут. (N 33-2830)

 

               В договор передачи жилого помещения в собственность

               включаются   несовершеннолетние,    имеющие   право

               пользования данным жилым помещением  и  проживающие

               совместно с лицами,  которым  это  жилое  помещение

               передается    в   общую    с    несовершеннолетними

               собственность, или несовершеннолетние,  проживающие

               отдельно от указанных лиц,  но не утратившие  право

               пользования данным жилым помещением

 

Прокурор в интересах несовершеннолетних М-вых обратился в суд с заявлением к М-ву Ю.А., администрации МО "Котлас" о признании недействительным договора приватизации квартиры, обосновывая свои исковые требования тем, что при приватизации квартиры ответчиками нарушены права несовершеннолетних детей, имеющих право на спорное жилое помещение.

Суд вынес решение, по которому признан недействительным договор передачи квартиры в собственность, заключенный между администрацией МО "Котлас" и М-вым. Квартира передана в муниципальную собственность.

Судебная коллегия нашла решение суда правильным.

Согласно ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

М. мог приватизировать это жилое помещение в соответствии со статьями 2 и 7 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в РФ" только при согласии несовершеннолетнего М-ва, которому на момент заключения договора приватизации было 17 лет.

Суд правильно с учетом положений вышеуказанных норм ГК РФ сослался на то, что в нарушение статей 2 и 7 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в РФ" ответчик заключил договор приватизации только на себя одного, чем нарушил права своих несовершеннолетних детей, которые на момент приватизации квартиры имели право пользования данным жилым помещением, а следовательно, должны быть включены в договор приватизации.

При таких обстоятельствах сделка приватизации жилья является недействительной. (N 33-2657)

 

3. Налоговое законодательство

 

               Основания  для  прекращения  обязанности  по уплате

               налога    установлены    Налоговым   кодексом   РФ.

               Увольнение работника с предприятия,  не удержавшего

               с  него   налог,   не   прекращает   действие   его

               обязанности по уплате указанного налога

 

ИМНС России по г. Архангельску обратилась в суд с иском к П. о взыскании 18525 руб. налога на доходы (подоходного налога) и 3436 руб. 11 коп. пеней, ссылаясь на неудержание с ответчика налога с доходов за 2001 год, полученных от АООТ "Архангельский ТИСИЗ".

Решением мирового судьи в удовлетворении исковых требований ИМНС отказано.

Президиум областного суда отменил решение суда первой инстанции из-за неправильного применения норм материального права, признав необоснованным отказ в иске, исходя из того, что П. был уволен из АООТ "Архангельский ТИСИЗ" еще в 2000 году.

В соответствии со ст. 57 Конституции Российской Федерации каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы.

В силу статей 1, 2 Закона РФ от 7 декабря 1991 года N 1998-1 "О подоходном налоге с физических лиц" плательщиками подоходного налога признавались физические лица, а объектом налогообложения у них являлся по общему правилу совокупный доход, полученный в календарном году.

Аналогичные положения содержатся в статьях 207, 209, 216 Налогового кодекса РФ.

В соответствии с п. 1 ст. 45 НК РФ налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах.

Из справки о доходах физического лица за 2001 год, составленной АООТ "Архангельский ТИСИЗ", усматривается, что в январе 2001 года П. от АООТ "Архангельский ТИСИЗ" получен доход в сумме 142500 руб., начисленная и переданная на взыскание в налоговый орган сумма налога у П. составила 18525 руб.

Статьями 20, 21 Закона РФ "О подоходном налоге с физических лиц" предусматривалась обязанность предприятий, являющихся источниками дохода, своевременно и правильно исчислять, удерживать и вносить в бюджет суммы налогов с доходов физических лиц. Суммы налога, не удержанные с физических лиц или удержанные не полностью, взыскиваются предприятиями до полного погашения задолженности. При этом взыскание задолженности с физического лица производится с соблюдением гарантий, установленных законодательством Российской Федерации.

Вместе с тем при невозможности взыскания налога с физического лица у источника получения дохода или в случаях, когда заведомо известно, что взыскание задолженности может быть осуществлено в течение многих лет, предприятия, учреждения и организации обязаны в течение месяца сообщить о сумме задолженности налоговому органу по месту своего нахождения. Взыскание этой суммы производится на основании платежного извещения, вручаемого налоговым органом физическому лицу (ч. 4 ст. 21 Закона РФ "О подоходном налоге с физических лиц").

Указанные принципы воспроизведены в ст. 226 НК РФ, в частности, при невозможности удержать у налогоплательщика исчисленную сумму налога налоговый агент обязан в течение одного месяца с момента возникновения соответствующих обстоятельств письменно сообщить в налоговый орган по месту своего учета о невозможности удержать налог и сумме задолженности налогоплательщика. Невозможностью удержать налог, в частности, признаются случаи, когда заведомо известно, что период, в течение которого может быть удержана сумма начисленного налога, превысит 12 месяцев.

В п. 5 ст. 228 НК РФ указан принцип уплаты налога налогоплательщиками, получившими доходы, при выплате которых налоговыми агентами не была удержана сумма налога.

Следовательно, увольнение ответчика с предприятия, не удержавшего налог, не прекращает действие обязанности работника по самостоятельной уплате налога на доходы при отсутствии оснований, предусмотренных п. 3 ст. 44 НК РФ. (N 44-Г-448)

 

4. Трудовые споры

 

               Место  проведения  отпуска  и  расходы по проезду к

               месту использования отпуска могут быть подтверждены

               любыми доказательствами в соответствии с ГПК РФ

 

Г. обратилась в суд с иском к ГУ "Управление Пенсионного фонда РФ в Каргопольском районе Архангельской области" о взыскании стоимости проезда за 2003 год от г. Каргополя до г. Алексина Тульской области.

Решением мирового судьи исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Апелляционным решением районного суда решение мирового судьи изменено и сумма расходов по проезду к месту отдыха и обратно взыскана частично.

Президиум областного суда признал незаконным изменение решения мирового судьи.

В соответствии со ст. 34 Закона РФ "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях" пенсионеры, проработавшие в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, 20 лет, имеют право на бесплатный проезд один раз в два года к месту проведения отдыха на территории Российской Федерации и обратно.

Суды первой и апелляционной инстанций обоснованно пришли к выводу о праве истицы на оплату стоимости проезда к месту отдыха и обратно.

В то же время, отказывая истцу в оплате стоимости проезда от г. Москвы до г. Алексина и от г. Алексина до г. Москвы, суд апелляционной инстанции допустил ошибку, указав, что место проведения отдыха может быть подтверждено только именными проездными документами.

Суд второй инстанции не учел, что действующим законодательством не предусмотрено конкретного вида доказательств для подтверждения места пребывания отдыхающего, а тем более, в нем не содержится указания на то, что проезд к месту отдыха и обратно подлежит оплате только на основании именных билетов.

Из этого следует, что данное обстоятельство может быть подтверждено любыми доказательствами. Одним из таких доказательств могут служить проездные документы, которые должно предоставить лицо для оплаты стоимости проезда.

Как следует из материалов дела, истицей предоставлены проездные документы, подтверждающие исковые требования о ее проезде к месту отдыха в г. Алексин. Подлинность данных документов сторонами не оспаривается.

Общеизвестным является тот факт, что проездные документы на автобусы по территории Российской Федерации не являются именными.

Если ответчик оспаривает принадлежность проездных документов истице, то обязанность предоставления доказательств, опровергающих доводы истицы, возлагается на него. (N 44-Г-505)

 

               Восстановление  работника  на  работе  на основании

               решения   суда   не  означает   заключение   нового

               трудового договора

 

Прокурор района в интересах Ф. обратился в суд с иском к ОАО "Соломбальский бумажный комбинат" о понуждении допустить к работе по должности аккумуляторщика 5 разряда, обосновывая свое требование тем, что Ф. был незаконно уволен с работы в ОАО с занимаемой должности по окончании срока трудового договора. Обратившись в суд с иском о восстановлении на работе, решением районного суда он был восстановлен в должности аккумуляторщика с указанием о немедленном исполнении решения.

Решение суда было исполнено.

Кассационным определением судебной коллегии областного суда решение было отменено и вынесено новое решение об отказе Ф. в иске.

Прокурор полагал, что, увольняя истца после состоявшегося решения кассационной инстанции, работодатель поступил незаконно, так как, издавая приказ на основании решения районного суда, ответчик заключил с Ф. новый трудовой договор, на других условиях в части его срока, поэтому последующий отказ Ф. в иске о восстановлении на работе не мог служить основанием для прекращения с ним трудовых отношений.

Решением мирового судьи, оставленным без изменения определением суда апелляционной инстанции, иск прокурора был удовлетворен.

Президиум областного суда нашел судебное постановление суда апелляционной инстанции подлежащим отмене в связи с неправильным применением судом норм материального права.

Из дела усматривается, что Ф. работал в должности аккумуляторщика 5 разряда ОАО "Соломбальский ЦБК" по срочному трудовому договору и был уволен по окончании срока, после чего на основании решения районного суда восстановлен на работе.

Разрешая трудовой спор, суд апелляционной инстанции согласился с выводами мирового судьи, который полагал, что после восстановления истца на работе с ним был заключен новый трудовой договор, однако при этом не принял во внимание, что согласно статьям 56 и 58 ТК РФ трудовой договор - это соглашение сторон: работника и работодателя, и прием на работу оформляется приказом работодателя, изданным на основании заключенного трудового договора. При этом содержание данного приказа должно соответствовать условиям заключенного трудового договора.

Из содержания приказа о восстановлении истца на работе усматривается, что основанием для его издания послужило решение районного суда, а не соглашение сторон трудового договора.

С данным приказом Ф. был ознакомлен, что свидетельствует о том, что он знал о конкретных основаниях, по которым с ним были продолжены трудовые отношения.

При таких обстоятельствах суду апелляционной инстанции следовало проверить и оценить доводы ответной стороны, ссылавшейся на то, что намерений заключить новый трудовой договор с истцом у ответчика не было и не могло быть, так как должность, занимаемая ранее истцом, была укомплектована другим работником.

Иных вакантных должностей аккумуляторщиков в акционерном обществе на период восстановления Ф. на работе не было.

Оформление дальнейших отношений с истцом трудовым договором свидетельствовало только о надлежащем исполнении судебного решения.

Требование работодателя о прохождении медицинской комиссии было связано с допуском истца к работе по должности аккумуляторщика, то есть с вопросами охраны труда.

Медицинский осмотр был пройден истцом после издания приказа о восстановлении его на работе, поэтому его нельзя было рассматривать как предваряющий поступление на работу.

Выводы суда апелляционной инстанции о том, что после увольнения истца по окончании срока трудового договора трудовые отношения сторон были прекращены по иным основаниям, поэтому заключение нового трудового договора свидетельствовало о том, что Ф. был вновь принят на работу, сделаны судом без учета фактических обстоятельств дела.

Необходимо было принять во внимание, что восстановление истца на работе было результатом рассмотрения его требования о восстановлении на работе в связи с увольнением по окончании срока договора и состоявшееся судебное решение о восстановлении истца на работе подлежало безусловному и немедленному исполнению, что и было сделано работодателем.

В то же время то обстоятельство, что между сторонами на тот период спор уже был разрешен иным образом, трудовые отношения прекращены по собственному желанию истца и данное увольнение он не обжаловал, свидетельствовало только о том, что суд первой инстанции не должен был положительно разрешать первично возникший спор в связи с его отсутствием на момент вынесения судебного решения и данная ошибка была правильно исправлена кассационной инстанцией, удовлетворившей кассационную жалобу ответчика, не согласившегося с постановленным судом первой инстанции решением о восстановлении истца на работе. (N 44-Г-497)

 

               При  разрешении  спора  о восстановлении  на работе

               обязанность    доказать    уважительность   причины

               отсутствия на работе лежит на истце

 

М. обратилась в суд с иском о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула к частному предпринимателю Р., ссылаясь на то, что ответчик незаконно уволил ее с работы за прогулы.

В судебном заседании истица, настаивая на иске, просила в связи с трудоустройством на другую работу не восстанавливать ее на прежней работе, а изменить формулировку причины увольнения с подпункта "а" п. 6 ст. 81 ТК РФ - увольнение за прогул, на ст. 80 ТК РФ - увольнение по собственному желанию и взыскать заработную плату за время вынужденного прогула с 31 октября 2002 года по 4 апреля 2003 года - день ее трудоустройства после незаконного увольнения на другую работу.

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные исковые требования, с чем не согласилась судебная коллегия, отменившая решение суда.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции пришел к выводу о незаконности увольнения истицы с работы за совершение прогулов, сославшись на то, что ответчик не представил суду доказательств законности такого увольнения.

Согласно ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

Вместе с тем суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

В соответствии с подпунктом "а" п. 6 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае совершения работником прогула (отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более чем четырех часов подряд в течение рабочего дня).

Таким образом, для решения вопроса о законности увольнения по данному основанию необходимо установить, что работник отсутствовал на рабочем месте более чем три часа подряд в течение рабочего дня.

При этом бремя доказывания отсутствия работника на рабочем месте сверх установленных законом сроков лежит на работодателе.

При доказанности же его отсутствия на рабочем месте работник должен представить суду доказательства уважительности причин своего отсутствия.

В рассматриваемом деле факт отсутствия на работе в период с 31 октября 2002 года по 22 января 2003 года не оспаривается истицей.

При таких обстоятельствах суду следовало установить причины отсутствия истицы на работе, предложив ей представить доказательства уважительности причин отсутствия.

Неправильное распределение обязанностей по доказыванию обстоятельств, имеющих значение для дела, привело к тому, что эти обстоятельства не были установлены судом при рассмотрении дела, что в силу п.п. 1 п. 1 ст. 362 ГПК является основанием для его отмены. (N 33-2484)

 

               Отказ     работника     выполнять     работу,    не

               предусмотренную  трудовым  договором,   на  которую

               работник не имел допуска,  не прошел инструктаж  по

               технике безопасности,  является способом самозащиты

               прав работника,  уважительной  причиной  отсутствия

               его на рабочем месте  и не может служить основанием

               для увольнения работника за прогул

 

К. обратился в суд с иском к ОАО "Красноборский леспромхоз" (далее по тексту - ОАО) о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула.

В обоснование иска указал, что работал слесарем по ремонту лесозаготовительного оборудования в Новошинском мастерском участке ОАО. 10 сентября 2003 года он был уволен по подпункту "а" п. 6 ст. 81 ТК РФ - за прогул, совершенный 9 сентября 2003 года, который он не совершал, так как 9 сентября 2003 года начальник мастерского участка С. направил его на работу на сучкорезную машину. Он отказался выполнять данную работу, которая не входила в его трудовые обязанности. Кроме того, он не имел допуска для работы на сучкорезной машине. С. отстранил его от работы, сказав, что другой работы нет и поэтому он свободен. В связи с этим он ушел с работы.

Суд первой инстанции удовлетворил иск, что судом второй инстанции признано правильным.

В судебном заседании нашли свое подтверждение доводы истца.

Согласно подпункту "а" п. 6 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей: прогула (отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня).

Суд первой инстанции правильно сделал вывод о том, что отказ истца 9 сентября 2003 года выполнять работу оператора сучкорезной машины является способом самозащиты трудовых прав, так как ему ответчиком, в лице начальника Новошинского мастерского участка, была поручена работа, не предусмотренная трудовым договором.

Учитывая, что истец не имел допуска для работы на данной машине, не прошел инструктаж по технике безопасности, что фактически свидетельствовало о возможности возникновения опасности для его жизни и здоровья вследствие нарушения требований охраны труда, в связи с чем его отказ от выполнения работы в случае возникновения опасности для жизни и здоровья вследствие нарушения требований охраны труда является уважительной причиной отсутствия на рабочем месте 9 сентября 2003 года и не мог служить основанием для увольнения истца по подпункту "а" п. 6 ст. 81 ТК РФ. (N 33-3101)

 

5. Споры о пенсиях и социальных гарантиях

 

               В  соответствии   с   подпунктом  5   п. 1   ст. 14

               Федерального закона  от 12 января 1995 года  N 5-ФЗ

               "О ветеранах" инвалидам войны предоставляется право

               внеочередной   бесплатной   установки   квартирного

               телефона

 

К. обратился к мировому судье с иском к администрации МО "Верхнетоемский район" и Верхнетоемскому филиалу ОАО "Артелеком" (правопредшественнику ОАО "Северо-Западный Телеком") о взыскании расходов по оплате за установку телефона.

Решением мирового судьи, оставленным без изменения определением суда апелляционной инстанции, в иске К. к Верхнетоемскому производству Котласского узла связи филиала "Артелеком Архангельской области" о взыскании необоснованно удержанных сумм за установку телефона отказано.

Президиум областного суда нашел определение апелляционной инстанции незаконным.

Судом установлено, что 14 декабря 2000 года К. обратился с заявлением к оператору связи об установке ему квартирного телефона как участнику Великой Отечественной войны, инвалиду второй группы.

В связи с отсутствием технической возможности предоставления доступа к сети электросвязи в июле 2001 года К. было предложено за счет собственных средств проложить недостающий участок линии связи.

Согласившись с проведением сверхпостроечных работ, истец 18 июля 2001 года произвел их оплату в сумме 2125 руб. 08 коп.

Однако при заключении договора об оказании услуг телефонной связи оператор отказал в бесплатной установке телефона, ссылаясь на то, что в представленном К. удостоверении отсутствовала ссылка на статью 14 Федерального закона "О ветеранах", свидетельствующая, что предъявитель удостоверения как инвалид войны пользуется правом бесплатной установки телефона.

При заключении договора об оказании услуг телефонной связи 23 июля 2001 год истец произвел оплату за предоставление доступа к телефонной сети в размере 1250 руб.

Отказывая в удовлетворении иска, мировой судья исходил из того, что в удостоверении К. до 20 февраля 2002 года имелась отметка, свидетельствующая о предоставлении ему прав и льгот, установленных п. 2 ст. 15 Федерального закона "О ветеранах".

По мнению суда, для реализации требуемой льготы истцу следовало обратиться в орган социальной защиты населения и проставить в удостоверении штамп, подтверждающий наличие прав, предусмотренных статьей 14 Федерального закона "О ветеранах".

Суд пришел к выводу, что при обращении к оператору связи с заявлением об установке телефона истец не представил документов, свидетельствующих о праве бесплатной установки телефона, а в соответствии со статьей 28 вышеназванного Закона реализация прав и льгот ветеранов осуществляется при предъявлении ими удостоверения определенного образца и справки учреждения медико-социальной экспертизы ВТЭК об инвалидности.

Соглашаясь с доводами мирового судьи, суд апелляционной инстанции также указал, что строительные работы по прокладке недостающих линий связи, проведенные за счет средств заявителя (с его согласия), не относятся к услугам, предоставляемым бесплатно в соответствии с Федеральным законом "О ветеранах".

Между тем, как указал суд надзорной инстанции, нижестоящими судебными инстанциями не учтено, что в соответствии с подпунктом 5 п. 1 ст. 14 Федерального закона от 12 января 1995 года N 5-ФЗ "О ветеранах" инвалидам войны предоставляется право внеочередной бесплатной установки квартирного телефона, а не только на бесплатное оказание услуги по предоставлению доступа к телефонной сети, под которой в соответствии с п. 81 Правил понимаются лишь работы по организации абонентской линии от телефонной станции до телефонной розетки, работы по подключению абонентской линии к станционному оборудованию и подключению абонентского устройства к абонентской линии с учетом стоимости станционного и линейного оборудования.

При этом согласно п. 2 ст. 15 названного Закона участникам Великой Отечественной войны, ставшим инвалидами вследствие общего заболевания, трудового увечья или других причин (кроме лиц, инвалидность которых наступила вследствие их противоправных действий), предоставляются права и льготы инвалидов войны в соответствии с установленной группой инвалидности без дополнительного экспертного медицинского освидетельствования.

Из материалов дела усматривается, что при обращении к оператору связи для заключения договора об оказании услуг телефонной связи истцом было предъявлено удостоверение ветерана - участника Великой Отечественной войны с указанием о предоставлении прав и льгот по п. 2 ст. 15 Федерального закона "О ветеранах".

В соответствии со ст. 28 Федерального закона "О ветеранах" реализация прав и льгот ветеранов осуществляется по предъявлении ими удостоверений единого образца, установленного для каждой категории ветеранов Правительством СССР до 1 января 1992 года либо Правительством Российской Федерации.

Следовательно, установленный законом порядок реализации права бесплатной установки телефона истцом соблюден.

Отсутствие в удостоверении истца указания на ст. 14 Федерального закона "О ветеранах" при наличии ссылки на отсылочную норму Закона (ст. 15) не может служить основанием для отказа в удовлетворении иска.

Наличие у истца права бесплатной установки телефона никем не оспаривается.

К. понесены затраты по установке телефона в виде расходов по прокладке недостающей линии связи и оплаты услуг по предоставлению доступа к телефонной сети.

Такие расходы не могут быть признаны как обоснованно понесенные истцом и подлежат компенсации в полном объеме в соответствии со ст. 15 ГК РФ. (N 44-Г-446)

 

II. ГРАЖДАНСКОЕ ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

 

Подсудность

 

               Дела  по спорам  о детях,  в том числе  и об отмене

               удочерения, неподсудны мировому судье

 

У-на Е.И. обратилась в городской суд с иском к У-ну И.М. и У-ной О.Ю. об отмене удочерения.

Судья вынес определение о возвращении искового заявления, предложив заявителю обратиться к мировому судье.

Возвращая исковое заявление У-ной Е.И. в соответствии с подпунктом 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, судья пришел к выводу о том, что данный спор неподсуден районному суду.

Судебная коллегия указанное определение судьи отменила ввиду неправильного применения норм процессуального права.

Действительно, в соответствии с подпунктом 4 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции иные возникающие из семейно-правовых отношений дела, за исключением дел об оспаривании отцовства (материнства), об установлении отцовства, лишении родительских прав, об усыновлении (удочерении) ребенка.

Однако анализ вышеназванной нормы закона позволяет сделать вывод о том, что спор о детях неподсуден мировому судье, в том числе и отмена удочерения, так как непосредственно вытекает из требований об удочерении ребенка. (N 33-2641)

 

Судебное доказывание. Судебные доказательства

 

               Доводы   ответчика   должны    быть    подтверждены

               доказательствами,   исследованными    в    судебном

               заседании

 

П. обратился в суд с иском к К. о взыскании 10041 руб. 30 коп., обосновав свое требование тем, что 7 февраля 2003 года в результате дорожно-транспортного происшествия автомашиной "Волга", которой управлял Д., были причинены механические повреждения принадлежащему ему автомобилю "Форд-Гранада".

Решением мирового судьи в иске было отказано.

Президиум областного суда нашел решение суда подлежащим отмене в связи с существенным нарушением норм процессуального права.

Отказывая П. в удовлетворении требований, заявленных истцом к собственнику автомобиля, как к владельцу источника повышенной опасности, суд первой инстанции, ссылаясь на объяснения ответчика, пришел к выводу о том, что К. не может быть привлечен к гражданско-правовой ответственности, так как вред потерпевшему был причинен в период, когда автомобилем по разовой доверенности управлял Д., к которому иск не предъявлен.

Между тем данные выводы суда не подтверждены представленными в деле доказательствами.

В соответствии со ст. 1079 ГК РФ обязанность возмещения вреда, причиненного использованием транспортных средств, возлагается на владельца источника повышенной опасности.

Обращаясь с требованием о взыскании причиненного материального ущерба к К., истец ссылался на то, что последний является собственником автомобиля, и это ответчиком не оспаривалось. При таких обстоятельствах доводы ответной стороны о том, что в момент дорожно-транспортного происшествия автомобилем управлял по разовой доверенности Д., то есть владельцем автомобиля являлось иное лицо, нуждались в подтверждении доказательствами, которые суду не были представлены, в связи с чем они не являлись и предметом судебного исследования. (N 44-Г-475)

 

Прекращение производства по делу

 

               Суд  не принимает  отказ  истца  от иска,  если это

               противоречит закону или нарушает права  и  законные

               интересы  других  лиц.  Отказ  одного  из  супругов

               от  иска  об  установлении  отцовства  и  взыскании

               алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка

               нарушает права и интересы последнего

 

И. обратилась в суд с иском об установлении отцовства в отношении сына Данилы, родившегося 7 декабря 2000 года, и взыскании алиментов на его содержание, обосновав свое требование тем, что ответчик признавал отцовство, эпизодически покупал ребенку вещи, продукты, приобрел коляску, иногда занимался с ребенком, брал его к себе, нянчил, однако в последнее время материальной помощи не оказывал.

Определением районного суда производство по делу было прекращено в связи с отказом истицы от иска.

Президиум областного суда отменил определение, найдя заслуживающими внимание доводы истицы в надзорной жалобе о том, что отказом от иска она нарушила интересы малолетнего сына: ответчик, обещавший оказывать материальную помощь на содержание ребенка, после ее отказа от иска дальнейшее общение с ней прекратил, материально не помогает.

В соответствии со ст. 34 ГПК РСФСР, действующей на момент вынесения судебного постановления (ст. 39 ГПК РФ), истец вправе отказаться от иска, однако суд не принимает данного отказа, если он противоречит закону или нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц.

Принимая отказ И. от иска об установлении отцовства и взыскании алиментов на содержание несовершеннолетнего сына истицы, суд первой инстанции не учел, что при этом нарушаются права и охраняемые законом интересы другого лица - малолетнего сына истицы, который согласно ст. 56 СК РФ имеет право на защиту своих прав и законных интересов, которая возложена законом на родителей, и на основании ст. 60 СК РФ имеет право на получение содержания от своих родителей в размерах, установленных законом.

Как усматривается из надзорной жалобы истицы, после состоявшегося судебного определения, ответчик перестал оказывать на содержание ребенка материальную помощь, а она в настоящее время лишена возможности обратиться в суд с аналогичным требованием и по тем же основаниям с тем, чтобы были соблюдены права и охраняемые законом интересы сына. (N 44-Г-478)

 

Оставление без рассмотрения

 

               Суд  оставляет  заявление  без  рассмотрения,  если

               истцом   не  соблюден   установленный   федеральным

               законом    для    данной    категории    дел    или

               предусмотренный договором сторон досудебный порядок

               урегулирования спора

 

Акционерный коммерческий Сберегательный банк РФ в лице Архангельского отделения обратился в суд с иском к К. о взыскании сумм задолженности по договору аренды.

Обосновал свое обращение тем, что 30 июля 1999 года банк заключил с ответчиком договор аренды индивидуального сейфа со сроком в 120 дней и с последующей пролонгацией договора. Срок аренды сейфа истек 30 января 2003 года, однако в нарушение требований договора ответчик, выразив желание расторгнуть договор, предъявил не ключ, полученный при заключении договора, а его дубликат. Просил взыскать задолженность по арендной плате, которая составила 756 руб., и убытки, понесенные банком за приобретение нового замка, - 256 рублей.

Решением мирового судьи иск был удовлетворен.

Апелляционным определением решение мирового судьи было отменено и исковое заявление оставлено без рассмотрения, с разъяснением истцу необходимости соблюсти досудебный порядок урегулирования споров.

Президиум областного суда отменил апелляционное определение как незаконное.

Оставляя без рассмотрения поданное истцом исковое заявление, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что истцом не был соблюден досудебный порядок разрешения спора.

Вместе с тем в соответствии со ст. 222 ГПК РФ суд оставляет заявление без рассмотрения, если истцом не соблюден установленный федеральным законом для данной категории дел или предусмотренный договором сторон досудебный порядок урегулирования спора.

Из дела видно, что истец обратился в суд с требованиями о взыскании с ответной стороны денежных средств по заключенному между сторонами договору аренды.

Для данной категории дел федеральным законом не предусмотрен досудебный порядок урегулирования спора.

Указание в договоре аренды, заключенном между истцом и ответчиком, о том, что разногласия, возникшие в ходе выполнения условий настоящего договора, рассматриваются сторонами в предварительном порядке в целях нахождения взаимоприемлемых решений, не свидетельствует о том, что в договоре был предусмотрен обязательный для сторон досудебный порядок разрешения споров, возникших между сторонами договора.

Более того, в пункте 8.3 договора установлено, что все возникающие споры подлежат разрешению в судебном порядке. (N 44-Г-474)

 

Частное определение

 

В судебной практике участились случаи вынесения судами незаконных частных определений при рассмотрении гражданских дел. Суды не учитывали основания, по которым законом допускается их вынесение.

 

               В силу  п. 1 ст. 226  ГПК РФ  при выявлении случаев

               нарушения законности  суд  вправе  вынести  частное

               определение  и  направить  его   в  соответствующие

               организации  или соответствующим должностным лицам,

               которые   обязаны   в   течение   месяца   сообщить

               о принятых  ими  мерах.   При  вынесении   частного

               определения    суд     учитывает    законность    и

               обоснованность действий указанных лиц

 

Б-ва обратилась в суд с иском к Б-ву о выселении из жилого помещения за невозможностью совместного проживания.

В связи с отказом истицы от иска определением районного суда производство по делу прекращено.

Усмотрев по ходу рассмотрения дела нарушения законности со стороны адвоката К., суд частным определением указал на это президенту адвокатской палаты Архангельской области и предложил решить вопрос о принятии мер по недопущению случаев оказания адвокатами неквалифицированной юридической помощи гражданам.

Президиум областного суда признал незаконным вынесенное частное определение и отменил его, обратив внимание, что суд, в силу п. 1 ст. 226 ГПК РФ, вправе вынести частное определение и направить его в соответствующие организации или соответствующим должностным лицам, которые обязаны в течение месяца сообщить о принятых ими мерах, если при рассмотрении дела были выявлены случаи нарушения законности.

Вынося частное определение, суд исходил из того, что адвокатом была оказана истице неквалифицированная юридическая помощь, что повлекло за собой отказ от иска.

Суд пришел к выводу о необходимости указать об этих допущенных нарушениях президенту адвокатской палаты Архангельской области.

Между тем суд не учел, что из положений статей 1, 2, п. 4 ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" вытекает, что при оказании юридической помощи, не направленной на достижение заведомо незаконной цели, адвокат связан с позицией своего доверителя, что и предопределяет содержание составляемых адвокатом документов.

Следовательно, вывод суда о том, что отказ от иска обусловлен действиями адвоката, оказавшего неквалифицированную юридическую помощь, не может быть признан обоснованным.

Более того, имеется в деле определение суда о прекращении производства по делу, условием вынесения которого в силу п. 2 ст. 39 ГПК РФ является принятие судом отказа от иска как не противоречащего закону, не нарушающего права и законные интересы других лиц. (N 44-Г-457)

 

П. обратилась в суд с иском к Управлению федерального казначейства Министерства финансов Российской Федерации по Архангельской области о взыскании компенсации морального вреда, в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности.

Решением суда иск удовлетворен.

Усмотрев по ходу рассмотрения гражданского дела нарушения законности, суд частным определением обратил внимание прокурора Архангельской области на допущенные государственным обвинителем нарушения при апелляционном рассмотрении уголовного дела в отношении П.

Президиум областного суда отменил указанное частное определение как незаконное по следующим основаниям.

Вынося частное определение, суд исходил из того, что государственный обвинитель, участвовавшая в апелляционном рассмотрении уголовного дела по обвинению П. в совершении преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ, вместо того чтобы просить признать подсудимую виновной в совершении преступления и в связи с актом амнистии освободить ее от наказания, предложила суду прекратить уголовное дело на основании акта амнистии.

Поскольку суд, связанный с ошибочной позицией прокурора, был вынужден вынести не приговор, а постановление, это повлекло судебную ошибку и обращение П. с иском о взыскании компенсации морального вреда.

Однако, как отметил суд надзорной инстанции, приведенные судом в частном определении доводы не свидетельствуют о нарушении законности со стороны прокурора и основанием для его вынесения не являются.

Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" в статье 5 закрепляет положения, направленные на обеспечение недопустимости вмешательства в осуществление прокурорского надзора, то есть предусматривает гарантии его независимости.

По смыслу вышеуказанной нормы прокурор освобожден от обязанности давать какие-либо объяснения, относящиеся к производимым прокуратурой действиям, в том числе по участию прокурора в рассмотрении дел судами.

Участвующий в судебном разбирательстве по уголовному делу государственный обвинитель, в частности, излагает суду свое мнение по существу обвинения, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, высказывает суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания, что предусмотрено ст. 246 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

При таких обстоятельствах суд, рассматривающий дело в порядке гражданского судопроизводства, не вправе оценивать мнение прокурора, высказанное им в ходе судебного разбирательства по уголовному делу.

Кроме того, согласно постановлению президиума областного суда уголовное преследование в отношении П. прекращено за непричастностью обвиняемой к совершению преступления.

Следовательно, высказывание в частном определении суждений относительно судебной ошибки, подразумевая виновность П. в совершении преступления, является недопустимым.

При таких обстоятельствах достаточных оснований для вынесения частного определения у суда первой инстанции не имелось. (N 44-Г-524)

 

Производство по делам, возникающим

из публичных правоотношений

 

               С 1 февраля 2003 года  дела  об оспаривании решений

               и действий (бездействия)  учреждений,  предприятий,

               организаций,    их   объединений   и   общественных

               объединений  должны  рассматриваться   по  правилам

               искового  производства,  в том числе  с соблюдением

               общих  правил  подсудности,   как  дела  по  спорам

               о  защите  субъективного  права.  Если  при  подаче

               заявления в суд будет установлено,  что имеет место

               спор   о   праве,   подведомственный  суду,   судья

               оставляет  заявление  без  движения   и  разъясняет

               заявителю    необходимость    оформления   искового

               заявления с соблюдением требований статей 131 и 132

               ГПК РФ

 

X. обратился в суд с жалобой, в которой просил признать действия управления социальной защиты населения администрации Архангельской области в лице Главного бюро МСЭ незаконными и обязать установить ему степень профессиональной нетрудоспособности в соответствии с требованиями Постановления Минтруда России от 18 июля 2001 года.

Судья оставил заявление без движения, предложив оформить его как исковое заявление в соответствии с ч. 3 ст. 247 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Судебная коллегия нашла указанное выше определение судьи законным и обоснованным, обратив внимание на то, что в соответствии с ч. 3 ст. 247 ГПК РФ в случае, если при подаче заявления в суд будет установлено, что имеет место спор о праве, подведомственный суду, судья оставляет заявление без движения и разъясняет заявителю необходимость оформления искового заявления с соблюдением требований статей 131 и 132 настоящего Кодекса.

Как следует из заявления X., он не согласен с решением Главного бюро МСЭ об установлении ему степени профессиональной нетрудоспособности.

Таким образом, между сторонами имеется спор о защите субъективного права в части установления степени профессиональной нетрудоспособности, который должен рассматриваться по правилам искового производства.

Доводы X. о противоречии определения судьи ч. 3 ст. 247 ГПК РФ и ст. 6 Европейской Конвенции, так как оно ограничивает его право на судебную защиту, судебная коллегия считает необоснованными.

В соответствии с п. 1 ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей... на справедливое и публичное рассмотрение в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Право X. на рассмотрение его заявления судом не нарушается, так как судья не отказал ему в защите его права, а оставил его заявление без движения в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 247 ГПК РФ.

При соблюдении X. порядка обращения в суд его заявление будет рассмотрено судом. (N 33-2786)

 

Апелляционное производство

 

               Отказ от апелляционной жалобы  должен быть оформлен

               в   соответствии    с   требованиями   гражданского

               процессуального законодательства

 

Р. обратилась в суд с иском к М. об устранении препятствий в пользовании жилым помещением, обосновывая свои требования тем, что ответчик не дает возможности пользоваться квартирой, в которой ей принадлежит 7/18 доли на праве общей долевой собственности.

Решением мирового судьи исковое заявление Р. удовлетворено.

Апелляционное производство по жалобе М. прекращено определением судьи районного суда в связи с отказом М. от апелляционной жалобы.

Дело было рассмотрено президиумом областного суда в связи с тем, что в надзорной жалобе М. ссылался на то, что от апелляционной жалобы фактически не отказывался. Обращаясь с заявлением об отказе от апелляционной жалобы, он полагал, что выражает свое несогласие с иском.

Президиум отменил определение судьи районного суда как постановленное с существенным нарушением норм процессуального права.

В соответствии со ст. 326 ГПК РФ лицо, подавшее апелляционную жалобу, вправе отказаться от нее в письменной форме до принятия решения или определения районным судом. В случае принятия отказа от жалобы судья выносит определение о прекращении апелляционного производства, если решение или определение не было обжаловано другими лицами.

Принятие судом отказа от жалобы является процессуальным распорядительным действием и предполагает разъяснение судом последствий его совершения лицу, подавшему жалобу.

Из текста вынесенного судьей определения следует, что процессуальные последствия принятия отказа от жалобы М. не разъяснялись.

Приняв отказ М. от апелляционной жалобы и прекратив апелляционное производство по делу без разъяснения процессуальных последствий этих действий, судья допустил существенное нарушение норм процессуального права, влекущее отмену определения. (N 44-Г-490)

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Архангельского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь