Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ МОСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 февраля 2004 г. N 175

 

ДЕЛО N 44Г-205/04

 

 

Президиум Московского областного суда, рассмотрев надзорную жалобу Л. и Е. на решение Видновского городского суда от 25 июля 2002 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 8 октября 2002 года по гражданскому делу по иску Л. и Е. к Ж., П., администрации Булатниковского сельского округа, администрации Ленинского района, садоводческому товариществу "Нектар" о признании решения общего собрания, постановлений администраций, свидетельств о праве собственности на землю, договоров купли-продажи участков недействительными, встречному иску с/т "Нектар" о признании свидетельств о праве собственности на землю недействительными, прекращении прав собственности на землю, заслушав доклад судьи Московского областного суда У., объяснения С. по доверенности в интересах истцов,

 

установил:

 

Л. и Е. обратились в суд с иском к Ж., П., администрации Ленинского района, администрации Булатниковского сельского округа, садоводческому товариществу "Нектар" о признании решения общего собрания членов садоводческого товарищества, постановлений администрации, свидетельств о праве собственности на землю, договоров купли-продажи земельных участков недействительными.

В обоснование требований истцы ссылались на то, что решением главы администрации Булатниковского сельского совета от 27.04.92 в садоводческом товариществе "Нектар" Л. выделен земельный участок N 207 размером 0,06 га в собственность бесплатно.

Свидетельство о праве собственности на землю на его имя выдано 15.10.93 за N 4582. Тем же решением в собственность Е. предоставлено два земельных участка N 305 и 306 общей площадью 0,6 га.

Свидетельство о праве собственности на землю ему выдано 15.10.93 за N 4583.

Решением общего собрания членов садоводческого товарищества "Нектар" от 24.07.96 Е. и Л. исключены из членов товарищества в связи с тем, что земля ими не обрабатывалась, участки были заброшены, не огорожены. Кроме того, у них имелась задолженность по целевым взносам. На том же собрании в члены садоводческого товарищества "Нектар" были приняты Ж., Ж. и Ж. Им в собственность были переданы участки Е. и Л.

Постановлением Булатниковского сельского округа утвержден дополнительный список членов садоводческого товарищества "Нектар" с указанием предоставленных им участков. Участок N 305 - Ж. Участки N 306 и 207 соответственно Ж. и Ж. 18.12.1996 глава Булатниковского сельского округа вынес постановление о передаче земельных участков Ж.

Постановлением главы Ленинского района от 30.01.97 утверждены дополнительные списки членов товарищества и комитет по земельным ресурсам и землеустройству обязан выдать свидетельства о праве на землю. 05.02.97 Ж. выданы свидетельства о праве собственности на земельные участки.

09.01.2002 Ж. заключили договор купли-продажи земельных участков с П.

07.02.2002 Л. и Е. предъявили в суд иск о признании решения с/т "Нектар" и последующих постановлений о передаче в собственность Ж. принадлежащих им земельных участков недействительными и обязании ответчиков освободить земельные участки.

Ответчики иск не признали.

С/т "Нектар" предъявило встречный иск о прекращении права собственности Е. и Л. на земельный участок.

Решением Видновского городского суда от 25.07.2002 в удовлетворении исковых требований Л. и Е. отказано.

Встречный иск удовлетворен.

Право собственности Л. на земельный участок N 207 и Е. на участки N 305 и N 306 прекращено.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 08.10.2002 решение оставлено без изменения.

В надзорной жалобе Л. и Е. просят состоявшиеся по делу решения отменить и дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Определением судьи Московского областного суда Е. от 03.02.2004 дело передано на рассмотрение в суд надзорной инстанции - президиум Московского областного суда.

Президиум Московского областного суда, проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, находит состоявшиеся по делу судебные постановления подлежащими отмене, как вынесенные с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ, основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Разрешая спор, суд пришел к выводу, что истцы более трех лет не использовали выделенные им земельные участки по назначению, не оплачивали налоги, в связи с чем садоводческое товарищество обоснованно исключило их из числа своих членов и прекратило их право пользования земельными участками.

Суд установил, что между Ж., с одной стороны, и садоводческим товариществом, с другой, 6 ноября 1996 года заключен договор, по условиям которого Ж. должны были произвести ограждение территории садоводческого товарищества. Свои обязательства по договору Ж. выполнили, в связи с чем они правомерно были приняты в члены садоводческого товарищества "Нектар" и им обоснованно выданы свидетельства о праве собственности на земельные участки.

П. признана судом добросовестным приобретателем спорных земельных участков, поскольку приобрела их возмездно по договору купли-продажи от 9 января 2002 года, заключенному с Ж.

С учетом перечисленных обстоятельств, суд, руководствуясь ст. 235 ГК РФ, пп. 19.2, 19.3 устава садоводческого товарищества "Нектар", ст. 4 Закона Московской области "О порядке прекращения прав на землю на территории Московской области", прекратил право собственности Л. и Е. на спорные земельные участки и признал недействительными, выданные им свидетельства о праве собственности на землю.

Между тем, выводы суда о правомерности изъятия у истцов земельных участков, прекращения их права собственности на землю и признания недействительными выданных на их имя свидетельств о праве собственности нельзя признать обоснованными.

В соответствии с ч. 1 ст. 235 ГК РФ право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом.

В материалах дела данные, бесспорно указывающие на то, что Л. и Е. отказались добровольно от своего права собственности на земельные участки, отсутствуют. Не приведено в решении и законных оснований, дающих право на безвозмездное изъятие у собственников принадлежащего им имущества, а равно свидетельствующих о том, что истцы утратили право собственности на землю. Ссылка суда на устав садоводческого товарищества несостоятельна, поскольку пп. 19.2 и 19.3 устава предусматривают прекращение права пользования земельными участками при исключении гражданина из числа членов садоводческого товарищества. Однако суд не учел, что на момент исключения из членов садоводческого товарищества, Л. и Е. являлись собственниками, а не пользователями, земельных участков. Правом прекращения прав собственности на землю товарищество не наделено.

Суд оставил без внимания то обстоятельство, что при разрешении вопроса о прекращении права собственности истцов на земельные участки садоводческое товарищество руководствовалось ст. 39 ЗК РСФСР, однако данная норма признана недействующей Указом Президента Российской Федерации от 24 декабря 1993 года "О приведении земельного законодательства Российской Федерации в соответствие с Конституцией Российской Федерации", т.е. до того как состоялось решение общего собрания членов товарищества.

Таким образом, суд, удовлетворив встречные требования садоводческого товарищества, не установил юридически значимые обстоятельства по делу, не определил закон, подлежащий применению, чем нарушено требование ст. 141 ГПК РСФСР (действующей на момент разрешения спора).

Существенное нарушение судом норм материального и процессуального права повлекло вынесение по делу незаконного решения.

Нарушения, допущенные судом первой инстанции, оставлены без внимания судебной коллегией по гражданским делам, что является основанием для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

В то же время вывод суда о том, что П. является добросовестным приобретателем, является верным и подтвержден представленными по делу доказательствами.

С учетом разъяснений, данных в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2003 года N 6-П "По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М.М., А.В.Н., З.А.С., Р.М.С. и В.М.Ш.", положения закона, касающиеся обязанности каждой из сторон возвратить другой все полученное по сделке не распространяются на добросовестного приобретателя (если это непосредственно не оговорено законом). В противном случае будут нарушены вытекающие из Конституции Российской Федерации установленные законодателем гарантии защиты прав и законных интересов добросовестного приобретателя.

Собственник, утративший имущество, обладает иными предусмотренными гражданским законодательством средствами защиты своих прав.

Способы защиты гражданских прав определены в главе 2 Гражданского кодекса РФ ст. (12-16). Истцы, в частности, не лишены возможности поставить вопрос о выплате им стоимости изъятых участков либо предоставлении аналогичного имущества.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное выше и в зависимости от полученных данных разрешить спор.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. 388, 390 ГПК РФ, президиум

 

определил:

 

решение Видновского городского суда от 25 июля 2002 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 8 октября 2002 года отменить. Дело направить для нового рассмотрения в тот же суд.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь