Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОБЗОР

НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ПРЕЗИДИУМА САМАРСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ЗА ЯНВАРЬ-МАРТ 2004 ГОДА

 

1. Нарушение органом следствия особого порядка возбуждения уголовного дела, предусмотренного п. 1 ч. 1 ст. 448 УК РФ, не является основанием для безусловной отмены приговора в соответствии с ч. 2 ст. 381 УПК РФ, поскольку несоблюдение процедуры судопроизводства не повлияло на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0703/252 от 15.01.2004)

 

Приговором Промышленного районного суда г. Самары А. осужден по ст. 162 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 222 ч. 4 УК РФ к 1 году лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ путем частичного сложения наказаний ему окончательно к отбытию определено 7 лет 6 месяцев лишения свободы, с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Определением судебной коллегии по уголовным делам от 24.06.2003 из приговора исключен квалифицирующий признак сбыт оружия.

В надзорной жалобе осужденный ставит вопрос, о проверке законности и обоснованности приговора, ссылаясь на нарушение УПК РФ, которые выразились в том, что в отношении него предусмотрен особый порядок производства по уголовному делу, так как на момент совершения преступления он являлся депутатом Первомайского сельского собрания.

Президиум областного суда в постановлении указал следующее.

Как видно из материалов дела, А., на основании результатов выборов депутатов органов местного самоуправления, 14.06.1998 был избран депутатом Первомайского сельского собрания второго Созыва республики Дагестан.

В соответствии с п. 2 ст. 24 Закона "О местном самоуправлении в Республике Дагестан" от 12.05.1996 срок полномочий депутата местного самоуправления 4 года.

Таким образом, 26.11.2002 А. не исполнял депутатские обязанности, а находился в гамаре, где в группе с М. и К. совершил разбойное нападение, в связи с чем 26.11.2002 следователем было возбуждено уголовное дело. На момент возбуждения дела следователь не знал, что А. было депутатом. Сведения об этом поступили, когда дело находилось в суде.

Несмотря на то, что органом следствия нарушен особый порядок возбуждения уголовного дела, предусмотренный ст. 448 ч. 1 п. 1 УК РФ, но, в соответствии с ч. 2 ст. 381 УПК РФ, это не является основанием для безусловной отмены приговора, поскольку несоблюдение процедуры судопроизводства не повлияло на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

 

2. Уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное подлежит прекращению, если истек двухгодичный срок давности при совершении преступления небольшой тяжести.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0703/37 от 26.02.2004)

 

Приговором мирового судьи судебного участка N 32 Центрального района г. Тольятти П. осужден по ст. 157 ч. 1 УК РФ к 1 году исправительных работ условно с испытательным сроком 1 год на основании ст. 73 УК РФ.

Президиум областного суда приговор изменил, указав следующее.

Из материалов дела следует, что обязанность выплачивать алименты на содержание дочери 03.02.1982 рождения у П. прекращена 03.02.2000, то есть по достижении дочерью совершеннолетия. Однако уголовное дело было возбуждено лишь 19.04.2002, по которому приговор вынесен 20.05.2003.

П. находился в розыске с 27.06.2002 по 14.04.2003, то есть по истечении двухлетнего срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Согласно п. "а" ч. 1 ст. 78 УК РФ, п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное подлежит прекращению, если истек двухгодичный срок давности при совершении преступления небольшой тяжести, к которому относится ч. 1 ст. 157 УК РФ.

Приговор в отношении П. отменен, дело производством прекращено за истечением сроков давности уголовного преследования.

 

3. Кражу, совершенную из квартиры строящегося дома, нельзя квалифицировать по признаку кражи, совершенной с проникновением в жилище, поскольку квартиры строящегося дома является не жилищем, а помещением.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0703/51 от 11.03.2004)

 

Приговором Сызранского городского суда Л., ранее два раза судимый за хищение, осужден по п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ к 5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Президиум областного суда приговор изменил, указав следующее.

Как следует из материалов дела Л. с целью тайного хищения чужого имущества забрался по оконной решетке на балкон строящегося дома и похитил от туда линолеум в количестве 30 кв. метров. С похищенным скрылся, тем самым причинив Сызранскому хозрасчетному участку Куйбышевской железной дороги ущерб на сумму 4200 рублей.

Вина Л. полностью установлена исследованными судом доказательствами, его действия правильно квалифицированы по ст. 158 УК РФ как кража.

Вместе с тем, как видно из материалов дела, Л. совершил хищение линолеума из квартиры строящегося дома, следовательно, суд неправильно квалифицировал его действия по признаку кражи, совершенной с проникновением в жилище, поскольку квартира строящегося дома является не жилищем, а помещением.

При таких обстоятельствах, а также в связи с внесенными Федеральным Законом от 08.12.2003 изменениями в УК РФ, действия Л. переквалифицированы с п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ на ч. 2 ст. 158 УК РФ, как кражу, совершенную с незаконным проникновением в помещение, и снижено наказание.

 

4. Приговор суда изменен в связи с неправильным применением уголовного закона.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0703/49 от 11.03.2004)

 

Приговором Безенчукского районного суда и определением судебной коллегии по уголовным дела Самарского областного суда Х. и О. осуждены по п. "а" ч. 2 ст. 213, а К. ч. 3 ст. 213. Также они все вместе осуждены по п. "а", ч. 3 ст. 111 УК РФ к различным срокам лишения свободы.

Президиум областного суда приговор изменил, указав следующее.

Как следует из материалов дела, К., О. и Х., находясь в состоянии алкогольного опьянения, по предложению К. избить кого-либо из прохожих, по предварительному сговору между собой подошли к В. и беспричинно, из хулиганских побуждений, грубо нарушая общественный порядок и выражая явное неуважение к обществу, стали бить его руками и ногами, нанося удары в лицо, голову, другие части тела. При этом К. на месте совершения преступления нашел палку-штакетину и, используя ее в качестве оружия, избивал В. по голове. От полученных ударов В. упал на землю. О., Х. и К. продолжали избивать его, лежащего на земле.

В результате данных действий В. были причинены умышленные телесные повреждения, явившиеся в момент причинения опасными для жизни и повлекшие тяжкий вред здоровью.

Как установлено судом, хулиганские действия К., О. и Х. в дальнейшем приобрели более опасный характер и закончились причинением тяжкого вреда здоровью В., то есть хулиганство в данном случае переросло в более тяжкое преступление, которое суд обоснованно квалифицировал по п. "а" ч. 3 ст. 111 УК РФ.

Учитывая, что все это происходило ночью и в безлюдном месте и что иных действий, образующих самостоятельный состав хулиганства, К., О. и Х. не совершали, квалифицировать содеянное ими еще и по ст. 213 УК РФ излишне. Кроме того, в нарушение требований п. 1 ч. 1 ст. 307 УПК РФ, в описательно-мотивировочной части приговора отсутствует описание хулиганства, и судом описано лишь одно преступное деяние, предусмотренное п. "а" ч. 3 ст. 111 УК РФ.

 

5. Приговор суда изменен в связи с несоответствием выводов суда, изложенным в приговоре, фактическим обстоятельствам дела и неправильным применением уголовного закона.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0703/13 от 29.01.2004)

 

Приговором Железнодорожного районного суда г. Самары Б. осужден по ч. 3 ст. 30, п.п. "а", "б" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 5 годам лишения свободы без штрафа, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Президиум областного суда приговор изменил, указав следующее.

Б. признан виновным в покушении на открытое хищение чужого имущества, совершенном группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, при следующих обстоятельствах.

26.05.2002 Б., будучи в состоянии алкогольного опьянения, находясь около дома 117 по ул. Красноармейской в г. Самаре, вступил в предварительный сговор с неустановленным лицом на открытое хищение золотой цепочки, у ранее незнакомого Л. Реализуя свой преступней умысел, направленный на открытое хищение чужого имущества, действуя совместно и согласованно с неустановленным лицом, Б. сорвал рукой с шеи Л. золотую цепочку, после чего пытался скрыться с места происшествия, однако был задержан с похищенным, то есть не смог довести свой преступный умысел до конца по независящим от него причинам.

Вывод суда в описательной части приговора о том, что между Б. и неустановленным лицом была достигнута договоренность на совершение грабежа, и они действовали согласованно группой лиц, не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Так, из показаний Б. на предварительном следствии и в суде следует, что 26.05.2002, встретившийся ему ранее незнакомый Л. рассказал, что был избит и у него украли куртку и удостоверение. После чего, к ним подошел ранее ему незнакомый С., предложивший ему сорвать с Л. цепочку, на что он согласился. С. сказал, чтобы он сорвал с Л. цепь, которую он впоследствии продаст и даст ему денег. Когда они все пошли по улице, он рукой сдернул с шеи Л. золотую цепочку и пытался бежать, однако был задержан охраной магазина, забравшей у него цепочку.

Из показаний С. следует, что 26.05.2002 он, находясь у магазина, встретил малознакомого Б., которому предложил сорвать золотую цепочку с шеи Л, на что Б. согласился и подошел к Л. Он в это время прошел вперед, увидел, что Б. побежал впереди него за магазин, за ним побежал охранник магазина, задержавший Б. Он в это время ушел. Договоренности о распределении ролей между ними не было. Сам процесс совершения преступления они не планировали. Потерпевший Л. последовательно показывал, что 26.05.2002, выйдя из магазина на ул. Красноармейской, он увидел ранее незнакомых Б. и С. Подойдя к ним, он стал спрашивать С. по поводу отобранной у него куртки, но Б. отвел его в сторону за магазин, сорвал с его шеи золотую цепочку и побежал, но был задержан охранниками магазина.

Таким образом, из материалов дела следует, что, совершая открытое хищение имущества, Б. действовал самостоятельно. При этом С. непосредственное участие в выполнении объективной стороны преступления, то есть открытом хищении чужого имущества, не принимал, поэтому Б. не может считаться виновным в совершении преступления группой лиц по предварительному сговору.

 

6. Приговор суда изменен в связи с неправильной квалификацией действий осужденного.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0703/54 от 18.03.2004)

 

Приговором Октябрьского городского суда С., ранее дважды судимый за хищение, осужден по п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ к 5 годам 2 месяцам лишения свободы с отбыванием в ИК особого режима без конфискации имущества.

Президиум областного суда приговор суда изменил, указав следующее.

С. признан виновным в краже чужого имущества, совершенной лицом, ранее два раза судимым за хищение. При квалификации его действий суд учел две предыдущие судимости С. за кражи: первая судимость по приговору Октябрьского городского суда от 26.01.1998 по п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ, вторая по приговору того же суда от 19.05.1998 по п.п. "б", "в" ч. 2 ст. 158, а также по ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Вместе с тем, из текста второго приговора видно, что хищение имущества из жилища потерпевшего Б. было совершено С. 30.10.1997, то есть до вынесения 26.01.1998 приговора по первому делу, в связи с чем суд обоснованно назначил ему наказание вначале по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ (по совокупности преступлений, предусмотренных п. "г" ч. 2 ст. 158 и п.п. "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ), а затем на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, так как операции с наркотиками совершены им 05.03.1998, то есть после условного осуждения по приговору от 26.01.1998.

Таким образом, на момент совершения преступления, за которое он осужден настоящим приговором, С. не являлся лицом, ранее два раза судимым за хищение, поскольку имел не две, а одну судимость за кражи.

При таких обстоятельствах из осуждения С. подлежит исключению квалифицирующий признак кражи совершение лицом, ранее два или более раз судимым за хищение", а также квалифицирующий признак "неоднократно".

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь