Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ЗА МАРТ 2004 ГОДА

 

Вопросы применения норм материального права

 

Надзорная жалоба адвоката о совершении осужденным преступления при превышении пределов необходимой обороны президиумом областного суда оставлена без удовлетворения (ст. 37 УК РФ).

 

У. приговором Алексеевского районного суда осужден по ст. 111 ч. 1 УК РФ к лишению свободы за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью П.

В надзорной жалобе адвокат просил переквалифицировать действия осужденного со ст. 111 ч. 1 УК РФ на ст. 114 УК РФ, мотивируя это тем, что тяжкий вред здоровью он причинил при превышении пределов необходимой обороны, защищаясь от нападения потерпевшего.

Президиум областного суда надзорную жалобу оставил без удовлетворения по следующим основаниям.

Вина У. в причинении тяжкого вреда здоровью П. подтверждается совокупностью доказательств, всесторонне, объективно и полно исследованных в судебном заседании.

Оценка исследованным доказательствам дана в приговоре, оснований не согласиться с которой не усматривается.

В соответствии со ст. 37 УК РФ под необходимой обороной понимается причинение вреда посягающему лицу при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Превышением пределов необходимой обороны признаются действия, явно не соответствующие степени и характеру посягательства.

Таких обстоятельств по настоящему делу не установлено.

Доводы защиты об избиении осужденного потерпевшим П. до нанесения последнему удара ножом опровергнуты показаниями свидетеля-очевидца С.Е. о том, что в коридоре У. оттолкнул П., после чего они схватили друг друга за одежду и вышли на лестничную площадку, но драки между ними не было. Она увидела на площадке кровь и поняла, что У. ударил ножом П.

Из показаний свидетеля С.Л. следует, что У. стал провоцировать ссору с П. Потом они вышли на лестничную площадку и стали выяснять отношения, держа друг друга за одежду и толкаясь. Когда находились на площадке между третьим и вторым этажом, она увидела два взмаха руки У. Удары были снизу и сверху.

Согласно протоколу осмотра места происшествия, при входе в подъезд на полу, в подъезде перед ступеньками к площадке первого этажа обнаружены пятна красно-бурого цвета и аналогичные пятна в виде брызг, а на лестнице, ведущей к площадке первого этажа, имеется клок волос.

Как пояснял потерпевший, после ранения ножом он поймал У. на первом этаже, нанес ему несколько ударов и вытолкнул из подъезда.

Приведенные доказательства свидетельствуют о том, что телесные повреждения У. нанесены после причинения им ножевого ранения П.

С учетом этих обстоятельств выводы суда о том, что У. в момент нанесения удара ножом не находился в состоянии необходимой обороны, а, следовательно, не мог превысить ее пределы, поскольку со стороны П. не было посягательства на осужденного, являются обоснованными.

Не установлено по делу и наличие в действиях потерпевшего элементов противоправного поведения, которое могло явиться причиной совершения преступления.

После того, как П. предложил У. выйти из квартиры и они оказались на лестничной площадке, У. сразу же начал вести себя агрессивно, звонил в соседние двери. П. при этом никаких действий не предпринимал. Впоследствии У. толкнул потерпевшего, и они оба покатились вниз по лестнице, после чего осужденный нанес два удара ножом П. в паховую область и в область головы.

При таких данных приговор признан законным и обоснованным.

 

Наказание, применяемое к лицу, совершившему преступление, должно быть справедливым, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного (ст. 6 УК РФ).

 

Л. приговором Свердловского районного суда г. Белгорода осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы сроком на 3 года.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил приговор отменить ввиду назначения осужденному чрезмерно мягкого наказания, не соответствующего тяжести и общественной опасности совершенного преступления.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда приговор отменила по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 6 УК РФ наказание, применяемое к лицу, совершившему преступление, должно быть справедливым, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельством его совершения и личности виновного.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 11 июня 1999 года "О практике назначения судами уголовного наказания" при учете характера и степени общественной опасности преступления надлежит исходить из того, что характер общественной опасности преступления зависит от установленных судом объекта посягательства, формы вины и отнесения Уголовным кодексом преступного деяния к соответствующей категории преступлений.

Указанные требования материального закона при назначении наказания судом не выполнены.

Согласно приговору Л. осужден за умышленное убийство сводного брата Т., то есть за совершение особо тяжкого преступления.

Назначая осужденному наказание ниже низшего предела, предусмотренного ст. 105 ч. 1 УК РФ, суд учел только данные о личности потерпевшего и его неправомерное поведение.

Характер и степень общественной опасности преступления при этом учтены не были.

При таких обстоятельствах кассационная инстанция признала приговор явно несправедливым вследствие чрезмерной мягкости, что повлекло его отмену.

Примечание.

Вследствие чрезмерной мягкости назначенного наказания отменен приговор Волоконовского районного суда в отношении А., осужденного по ч. 1 ст. 105 и ч. 4 ст. 111 УК РФ.

 

Ошибочный вывод суда об умысле подсудимого повлек неправильную квалификацию его действий как совершенных умышленно (ст. 25 УК РФ).

 

По приговору Губкинского районного суда Б. осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ к лишению свободы.

Б. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью К., повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего.

Президиум областного суда удовлетворил надзорную жалобу осужденного об изменении приговора и переквалификации его действий по следующим основаниям.

Как установлено приговором, в дневное время Б. совместно со знакомым К. в своей квартире в пос. Троицкий Губкинского района употреблял спиртные напитки. Между ними на почве неприязненных отношений возникла ссора, в ходе которой Б. умышленно нанес К. не менее двух ударов рукой в область головы и не менее трех ударов ногой в область туловища, от которых тот упал на пол в коридоре квартиры. После чего Б., открыв входную дверь квартиры, поднял К. с пола и вывел на лестничную площадку второго этажа указанного дома и с целью причинения тяжкого вреда здоровью умышленно столкнул К. с лестничной площадки на лестничный марш, ведущий к лестничной площадке между первым и вторым этажами. В результате чего К. упал на ступеньки лестничного марша.

Умышленными действиями Б.К. причинены телесные повреждения различной тяжести, в том числе в виде линейных переломов лобной, височной и теменных костей левой половины затылочной кости, ушибов головного мозга в области лобной и височной долей, правой теменной доли, диффузного кровоизлияния под паутинную оболочку головного мозга, расценивающихся как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и повлекших смерть последнего.

На предварительном следствии в судебном заседании и в надзорной жалобе Б. утверждал, что причиной конфликта были не неприязненные отношения, а противоправное поведение К.

Как пояснял подсудимый, после употребления спиртного с К. предложил последнему идти домой. В ответ на его просьбу К. напал на него, нанес удары кулаком в области груди.

Органами следствия показания Б. в этой части не опровергнуты.

Поэтому содержащийся в приговоре вывод о несоответствии указанных показаний подсудимого фактическим обстоятельствам дела по тем основаниям, что у Б. не обнаружено телесных повреждений, а, следовательно, он напал на К., не основан на бесспорных доказательствах и не убедителен.

В соответствии же со ст. 14 УПК РФ все неустранимые сомнения толкуются в пользу подсудимого.

Таким образом, показания Б. о противоправном поведении К., приведшем к нанесению им ударов Б. и продолжавшиеся при выдворении его из квартиры, путем препятствования Б. в этом, доказательствами не опровергнуто.

Для квалификации действий по ст. 111 ч. 4 УК РФ необходимо доказать умышленные действия с прямым или косвенным умыслом, направленные на причинение тяжкого вреда здоровью человека.

По смыслу ст. 25 УК РФ при прямом умысле лицо осознает общественную опасность своих действий, предвидит наступление общественно опасных последствий и желает их наступления.

При косвенном умысле лицо должно предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий своих действий, сознательно допускать их либо относиться к ним безразлично.

Следовательно, приговором должно быть установлено, что Б. в момент сталкивания К. с лестничной площадки желал, предвидел или допускал причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью.

Доказательств наличия умысла у Б. на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего на предварительном следствии и в судебном заседании не установлено.

На предварительном следствии Б. пояснял, что толкнул потерпевшего с лестничной площадки, чтобы тот уходил, но не ожидал, что от его действий К. упадет и получит телесные повреждения, от которых умрет.

В судебном заседании подсудимый отрицал наличие у него умысла на причинение тяжкого вреда здоровью К.

При таких обстоятельствах вывод в приговоре о том, что Б. действовал с умыслом на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего носит характер предположения. А обвинительный приговор, как того требует ст. 14 УПК РФ, не может быть основан не предположениях.

По заключению судебно-медицинской экспертизы смерть К. наступила в результате черепно-мозговой травмы с ушибом головного мозга, осложненного отеком головного мозга, которая возникла при падении потерпевшего с ударом головой о ступени лестничного марша.

Данное заключение свидетельствует о том, что телесные повреждения, повлекшие смерть потерпевшего, явились следствием не толчка потерпевшего Б., а удара при падении от толчка.

Вместе с тем, Б. при необходимой предусмотрительности мог предвидеть наступление в результате его действий последствий в виде причинения потерпевшему тяжкого вреда здоровью и его смерти.

Такие действия квалифицируются как причинение смерти по неосторожности.

В связи с чем президиум областного суда приговор изменил и переквалифицировал действия Б. со ст. 111 ч. 4 УК РФ на ст. 109 УК РФ - причинение смерти по неосторожности.

 

Судимость за преступление, осуждение за которое признавалось условным, если условное осуждение не отменялось и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы, не учитывается при признании рецидива (ч. 4 ст. 18 УК РФ).

 

По приговору Алексеевского районного суда Т. осужден по ст. 162 ч. 2 п.п. "а, б, в, г" УК РФ к лишению свободы.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение по предыдущему приговору отменено и окончательное наказание назначено в виде лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Постановлением судьи Свердловского районного суда г. Белгорода приговор приведен в соответствие с Федеральным законом от 31 октября 2002 года. В действиях осужденного установлено наличие рецидива преступлений.

В надзорной жалобе осужденный просил исключить из приговора указание о наличии в его действиях рецидива преступлений.

Президиум областного суда судебные решения изменил по следующим основаниям.

Согласно ч. 4 ст. 18 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления, осуждения за которые признавалось условным, если условное осуждение не отменялось и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы.

Материалами дела установлено, что условное осуждение у Т. по приговору от 25 декабря 2001 года по основаниям, предусмотренным ч. 3 ст. 74 УК РФ (систематическое или злостное неисполнение осужденным возложенных на него судом обязанностей), не отменялось и он не направлялся для отбывания наказания в места лишения свободы.

Совершение же им в течение испытательного срока умышленного преступления и назначение наказания по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ, по смыслу уголовного закона (ч. 4 ст. 18 УК РФ) не образует рецидива преступлений.

При таких обстоятельствах в действиях Т. отсутствует рецидив преступлений.

 

Процессуальные вопросы

 

Судебное производство

 

По поступившему уголовному делу судья обязан принять одно из предусмотренных процессуальным законом решений (ст. 227 УПК РФ).

 

Постановлением судьи Свердловского районного суда г. Белгорода производство по уголовному делу в отношении А. приостановлено, объявлен его розыск, уголовное дело направлено прокурору.

Мера пресечения А. изменена с подписки о невыезде на содержание под стражей.

А. органами следствия обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ст. 161 ч. 2 п. п. "г, д" УК РФ. В кассационном представлении прокурор г. Белгорода просил судебное решение отменить как постановленное с нарушением норм уголовно-процессуального закона (ст. ст. 227 и 327 УПК РФ).

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда удовлетворила кассационное представление по следующим основаниям.

Статьей 227 УПК РФ предусмотрено, что по поступившему уголовному делу судья принимает одно из следующих решений: о направлении уголовного дела по подсудности, о назначении предварительного слушания, о назначении судебного заседания, о чем выносится соответствующее постановление.

Как видно из материалов уголовного дела, ни одного их указанных в процессуальном законе решений по поступившему делу судья не принял.

Вместо этого судья своим постановлением приостановил производство по уголовному делу, объявил розыск обвиняемого и возвратил уголовное дело прокурору, то есть разрешил вопросы, подлежащие рассмотрению в стадии предварительного слушания, без назначения предварительного слушания и его проведения.

При таких обстоятельствах постановление судьи признано незаконным и необоснованным.

 

Характер и размер вреда, причиненного преступлением, является обстоятельством, подлежащим обязательному доказыванию при производстве по уголовному делу (ст. 73 УПК РФ).

 

По приговору Свердловского районного суда г. Белгорода Т. осужден по ст. 158 ч. 4 п. "в" УК РФ к лишению свободы.

Он признан виновным в краже имущества из киоска по предварительному сговору с К.

В надзорной жалобе осужденный просил квалифицировать его действия как покушение на кражу чужого имущества, так как был задержан непосредственно на месте совершения преступления, похищенное имущество у него изъято, указанная потерпевшей сумма причиненного ущерба судом не проверялась и оценки в приговоре не получила.

Удовлетворяя надзорную жалобу и отменяя приговор, президиум областного суда указал на следующее.

В соответствии со ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежит доказыванию, наравне с другими, указанными в законе обстоятельствами, характер и размер вреда, причиненного преступлением.

Требование данной нормы процессуального закона по делу не выполнено.

Как видно из материалов уголовного дела, Т. и К. были задержаны непосредственно в момент совершения хищения чужого имущества из киоска. Весь похищенный товар складывали рядом с киоском.

В ходе осмотра места происшествия указанное имущество перечислено в протоколе по количеству и групповой принадлежности товара и изъято.

В последующем указанный товар согласно акту передачи возвращен собственнику.

Вместе с тем количество похищенного товара, обнаруженного на месте происшествия, не соответствует количеству товара, перечисленному в акте передачи собственнику.

Потерпевшая также утверждала, что товара у нее похищено на большую сумму, чем возвращено.

Указанным обстоятельствам суд никакой оценки не дал, тогда как установление характера и размера вреда, причиненного хищением, может повлиять как на квалификацию действий осужденных, так и на размер взысканного с них ущерба.

Кроме того по уголовному делу не проверена причастность других лиц к хищению имущества из киоска.

Учитывая, что допущенное нарушение уголовно-процессуального закона могло повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, президиум областного суда отменил приговор с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

 

При принятии решения по поступившему уголовному делу судья обязан разрешить заявленные ходатайства (ст. 228 УПК РФ).

 

А. приговором Свердловского районного суда г. Белгорода осужден по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ к лишению свободы условно.

Удовлетворяя кассационное представление государственного обвинителя об отмене приговора, судебная коллегия по уголовным делам областного суда обратила внимание на следующее.

В соответствии со ст. 228 УПК РФ, по поступившему уголовному делу судья должен выяснить в отношении каждого из обвиняемых, подлежат ли удовлетворению заявленные ходатайства, и принять после этого одно из предусмотренных ст. 227 УПК РФ решений.

Данное требование закона не выполнено.

Согласно протоколу ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела А. было заявлено ходатайство о применении особого порядка судебного разбирательства.

Принимая решение о назначении судебного заседания без проведения предварительного слушания, судья заявленное обвиняемым ходатайство не рассмотрел и назначил рассмотрение дела в общем порядке судьей единолично, с вызовом в судебное заседание лиц по спискам, представленным сторонами, чем нарушил гарантированное законом право обвиняемого на выбор той или иной формы судопроизводства.

Несмотря на назначение дела в общем порядке, оно рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.

При этом судья в нарушение требований ч. 4 ст. 316 УПК РФ не выяснил согласен ли А. с обвинением, заявлено ли им ходатайство добровольно и после консультации с защитником, осознает ли он последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства.

Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора вместо описания преступного деяния, с обвинением в совершении которого согласился подсудимый, содержит описание преступного деяния, признанного судом доказанным, что действующим законом (ст. 316 ч. 8 УПК РФ) не предусмотрено.

Допущенные судом при рассмотрении уголовного дела нарушения уголовно-процессуального закона признаны существенными и повлекли за собой отмену приговора.

 

Особый порядок принятия судебного решения допускается только при условии согласия обвиняемого с предъявленным обвинением в полном объеме (ст. 314 УПК РФ).

 

Приговором Ровеньского районного суда З.А. и З.Т. осуждены по ст. 112 ч. 2 п. "г" УК РФ к лишению свободы условно.

З-вы признаны виновными в умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни Л. и не повлекшего последствий, указанных в ст. 111 УК РФ, но вызвавшего длительное расстройство здоровья, совершенном группой лиц.

Президиум областного суда отменил приговор по надзорной жалобе осужденного З.А. по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 314 УПК РФ одним из обязательных условий применения особого порядка принятия судебного заседания является согласие обвиняемого с предъявленным обвинением в полном объеме.

Данная норма процессуального закона по делу не выполнена.

З.А. и З.Т. совершили преступление средней тяжести, за которое максимальное наказание не превышает 5 лет лишения свободы и ходатайства о применении особого порядка судебного разбирательства ими заявлены добровольно после консультации с защитником.

Однако ни в ходе дознания, ни после предъявления обвинительного акта у обвиняемых З-вых не выяснялось, согласны ли они с предъявленным обвинением и в каком объеме.

Вместе с тем из материалов дела видно, что хотя осужденные и не отрицали факта нанесения ударов потерпевшей, но считали, что их действия были вызваны неправомерным поведением потерпевшей, а они лишь пытались защитить свою собственность.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что З-вы согласились с предъявленным обвинением в полном объеме, не является бесспорным.

Таким образом, судебное заседание назначено и проведено в особом порядке с существенным нарушением УПК РФ, что в силу ст. 381 УПК РФ является основанием для отмены приговора.

 

Резолютивная часть обвинительного приговора должна содержать вид и размер наказания, назначенного подсудимому за каждое преступление, в совершении которого он признан виновным, и окончательную меру наказания, подлежащую отбытию на основании статей 69 - 72 УК РФ (ст. 308 УПК РФ).

 

Г. и Х. приговором Вейделевского районного суда осуждены по ст. ст. 161 ч. 2, 158 ч. 2 п. п. "а, б" УК РФ к лишению свободы.

Они признаны виновными в совершении разбоя группой лиц по предварительному сговору и пяти краж чужого имущества, совершенных в июне - августе 2003 года по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в помещение.

Кассационной инстанцией областного суда приговор отменен вследствие допущенного судом существенного нарушения уголовно-процессуального закона.

Согласно ст. 308 УПК РФ в резолютивной части обвинительного приговора должны быть указаны вид и размер наказания, назначенного подсудимому за каждое преступление, в совершении которого он признан виновным, и окончательная мера наказания, подлежащая отбытию на основании статей 69 - 72 УК РФ.

В нарушение указанной нормы процессуального закона и разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 года "О практике назначения судами уголовного наказания", суд ошибочно назначил Г. и Х. наказание по совокупности приговоров в соответствии со ст. 70 УК РФ, без предварительного назначения им наказания по совокупности преступлений в порядке, предусмотренном ст. 69 УК РФ.

При таких обстоятельствах приговор признан незаконным и необоснованным.

 

Несоблюдение судом требований процессуального закона, регламентирующего постановление резолютивной части обвинительного приговора, признано существенным нарушением (ст. 308 УПК РФ).

 

К. приговором Шебекинского районного суда осужден по ст. 158 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ от 31 октября 2002 года) к лишению свободы.

Дело рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил приговор изменить и переквалифицировать действия осужденного на ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года).

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда, отменяя приговор, указала следующее.

Согласно ч. 7 ст. 316 УПК РФ, если судья придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, то он постановляет обвинительный приговор и назначает подсудимому наказание.

При этом, как того требует ст. 308 УПК РФ, в резолютивной части обвинительного приговора должны быть указаны решение о признании подсудимого виновным в совершении преступления и пункт, часть, статья Уголовного кодекса РФ, предусматривающие ответственность за преступление, в совершении которого он признан виновным.

Вышеуказанные требования закона при изложении резолютивной части приговора судом не выполнены.

Как видно из обвинительного заключения, органами следствия К. обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а, б", 158 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ от 31 октября 2002 года).

По ходатайству подсудимого и в связи с его согласием с предъявленным обвинением судебное заседание проведено в особом порядке.

Несмотря на это в резолютивной части приговора К. признан виновным только в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции ФЗ от 31 октября 2002 года).

Решения по предъявленному К. обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 2 п. п. "а, б" УК РФ (в редакции ФЗ от 31 октября 2002 года) и с которым он согласился, не принято.

Допущенное нарушение уголовно-процессуального закона в соответствии со ст. 381 УПК РФ признано существенным, влекущим за собой отмену приговора.

 

Постановление приговора без проведения судебного разбирательства по уголовному делу допускается только при наличии согласия государственного или частного обвинителя и потерпевшего (ст. 314 УПК РФ).

 

Л. приговором Волоконовского районного суда осужден по ч. 1 ст. 161 УК РФ к наказанию в виде исправительных работ.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил приговор отменить, поскольку решение о рассмотрении уголовного дела в особом порядке при отсутствии согласия потерпевшего.

Приговор судебной коллегией по уголовным делам отменен по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 314 УПК РФ обвиняемый вправе заявить о согласии с предъявленным обвинением и ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства только при наличии согласия государственного или частного обвинителя и потерпевшего.

Если государственный либо частный обвинитель и (или) потерпевший возражают против заявленного обвиняемым ходатайства, то уголовное дело рассматривается в общем порядке.

Данное требование закона по делу не выполнено.

Как видно из постановления судьи, рассмотрение уголовного дела назначено в общем порядке судьей единолично с вызовом в судебное заседание лиц по спискам, представленным сторонами.

В подготовительной части судебного заседания подсудимый Л. заявил устное ходатайство о проведении судебного разбирательства без исследования доказательств.

Суд удовлетворил заявленное ходатайство без выяснения мнения потерпевшего, не явившегося в судебное заседание и просившего в письменном заявлении рассмотреть дело в общем порядке в его отсутствие. Согласия на рассмотрение дела в особом порядке в заявлении не содержится.

При таких обстоятельствах дело не должно было рассматриваться в особом порядке.

Кроме того, в нарушение ч. 7 ст. 316 УПК РФ суд в приговоре изменил обвинение, с которым согласился подсудимый.

Органами следствия Л. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ст. 161 ч. 2 п. "д" УК РФ, а признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 161 УК РФ.

 

В оправдательном приговоре должны быть изложены основания оправдания подсудимого и доказательства их подтверждающие, мотивы, по которым суд отвергает доказательства, представленные стороной обвинения (ст. ст. 304 - 305 УПК РФ).

 

Г. приговором Корочанского районного суда оправдан по ст. 213 ч. 1 УК РФ.

Органами предварительного следствия Г. обвинялся в совершении хулиганства, сопровождающегося применением насилия к гражданину.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил приговор отменить, ссылаясь на его незаконность.

Основаниями для удовлетворения кассационного представления и отмены приговора послужили следующие обстоятельства.

В соответствии со ст. 305 УПК РФ в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора излагаются: существо предъявленного обвинения, обстоятельства уголовного дела, установленные судом, основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие, мотивы, по которым суд отвергает доказательства, представленные стороной обвинения.

Не допускается включение в оправдательный приговор формулировок, ставящих под сомнение невиновность оправданного.

Требование данной нормы процессуального закона при постановлении приговора судом не выполнены.

Придя к выводу об оправдании Г., суд в описательно-мотивировочной части приговора вместо изложения вышеуказанных обстоятельств фактически изложил обстоятельства, свидетельствующие о необходимости прекращения уголовного дела в отношении подсудимого в связи с декриминализацией совершенного им деяния.

При этом ни в описательно-мотивировочной, ни в резолютивной частях приговора не указал предусмотренные законом (с. 2 ст. 303 УПК РФ) основания оправдания Г.

Вывод суда о декриминализации совершенного Г. деяния основан на ошибочном толковании материального закона.

Согласно Федеральному закону от 8 декабря 2003 года N 162 "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" в статью 213 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года) внесены изменения, в соответствии с которыми совершенное Г. деяние законодатель не декриминализировал, а перевел из ст. 213 ч. 1 УК РФ в состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 116 УК РФ - нанесение побоев и совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, совершенных из хулиганских побуждений.

Не убедительным признан и довод суда о невозможности рассмотрения уголовного дела по ст. 116 УК РФ районным судом по тем основаниям, что это дело частного обвинения.

В данном случае, как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 29 апреля 1996 года "О судебном приговоре", придя к выводу о необходимости изменения ранее предъявленного подсудимому обвинения на статьи уголовного закона, предусматривающие ответственность за преступления, дела по которым возбуждаются не иначе, как по жалобе потерпевшего, суд при наличии в деле жалобы потерпевшего или же его устного заявления в судебном заседании о желании привлечь подсудимого к уголовной ответственности, а также когда дело возбуждено прокурором, квалифицирует действия подсудимого по вышеуказанным статьям уголовного закона.

При отсутствии в деле жалобы суд выясняет в судебном заседании у потерпевшего, желает ли он привлечь подсудимого к уголовной ответственности. В случае заявления потерпевшего, что он этого не желает, а также в случае, когда жалоба в деле имеется, но потерпевший заявляет о примирении с подсудимым, суд своим определением (постановлением) прекращает дело производством.

Допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона признаны кассационной инстанцией существенными и повлекли за собой отмену приговора по основаниям, приведенным в ст. 381 УПК РФ.

 

При производстве по уголовному делу в качестве защитников допускаются адвокаты по предъявлении ими удостоверения адвоката и ордера. Иные лица допускаются в качестве защитника только наряду с адвокатом (ст. 49 УПК РФ).

 

По приговору Корочанского районного суда А. осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ к лишению свободы.

В кассационной жалобе осужденный просил приговор отменить ввиду нарушения судом его права на защиту.

Отменяя приговор, судебная коллегия по уголовным делам областного суда в своем определении указала следующее.

В соответствии со ст. 49 УПК РФ при производстве по уголовному делу в качестве защитников допускаются адвокаты по предъявлении ими удостоверения адвоката и ордера.

Иные лица в качестве защитника могут быть допущены только наряду с адвокатом.

По данному делу эти требования закона не выполнены.

Как видно из протокола судебного заседания, суд первой инстанции допустил к участию в уголовном деле в качестве защитника подсудимого А. - Л., не имеющего статуса адвоката, так как последний не предоставил удостоверение адвоката, а следовательно и не мог участвовать в качестве защитника по назначению.

Более того, подсудимый А. возражал против осуществления защиты его прав и интересов Л.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что А. не была оказана надлежащая квалифицированная юридическая помощь.

Допущенное нарушение уголовно-процессуального закона лишило подсудимого А. гарантированного ему законом права на защиту.

 

Обращение залога в доход государства уголовно-процессуальным законом только в случае невыполнения или нарушения обвиняемым обязательств, связанных с внесением за него залогом.

В остальных случаях залог возвращается залогодателю (ст. 106 УПК РФ).

 

П. приговором Валуйского районного суда осужден по ст. ст. 188 ч. 2, 228 ч. 1 УК РФ к наказанию в виде штрафа.

Постановлено часть денежного залога в сумме 15000 рублей возвратить залогодателю Г., а остальную часть залога в сумме 10000 рублей перечислить в доход государства в зачет уплаты штрафа по данному делу.

В надзорном представлении прокурор области просил приговор в части решения судьбы залога отменить вследствие допущенных нарушений уголовно-процессуального закона.

Президиум областного суда приговор изменил по следующим основаниям.

По смыслу частей 4 и 5 ст. 106 УПК РФ залог обращается в доход государства по судебному решению только в случае невыполнения или нарушения подозреваемым, обвиняемым обязательств, связанных с внесенным за него залогом.

В остальных случаях суд при вынесении приговора решает вопрос о возвращении залога залогодателю.

Требования данной нормы уголовно-процессуального закона при постановлении приговора не выполнены.

Как видно из материалов дела и установлено судом в приговоре, залоговая сумма 25000 рублей в ходе предварительного следствия внесена не самим обвиняемым, а гражданкой Г.

Нарушений обвиняемым П. обязательств, связанных с внесенным за него залогом, допущено не было.

Поэтому указанная сумма залога подлежит возврату в полном объеме залогодателю Г.

При таких обстоятельствах приговор в части разрешения судьбы залога признан незаконным и необоснованным.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь