Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ ЯРОСЛАВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 мая 2004 г. N 44-г-84

 

Президиум Ярославского областного суда рассмотрел дело по иску Т. к УВД Ярославской области, МВД России, Министерству финансов РФ, командующему объединенной группировкой войск от МВД России на территории Северо-Кавказского региона, мэрии города Ярославля, отдельному городскому батальону патрульно-постовой службы при УВД Ярославской области о признании приказов командующего объединенной группировкой войск от МВД России на территории Северо-Кавказского региона незаконными в части и взыскании денежного вознаграждения за участие в проведении контртеррористической операции.

Заслушав доклад судьи областного суда, пояснения представителя УВД Ярославской области, Министерства внутренних дел России и Регионального оперативного штаба по управлению контртеррористическими операциями на территории Северо-Кавказского региона по доверенности от 20 декабря 2002 года, от 18 мая 2004 года, Л. в поддержание надзорной жалобы УВД Ярославской области, президиум

 

установил:

 

В соответствии с приказом начальника УВД Ярославской области от 7 декабря 2001 года Т. - <...> - был направлен в служебную командировку и в период с 21 декабря 2001 года по 19 марта 2002 года принимал участие в мероприятиях по обеспечению правопорядка и общественной безопасности на территории Северо-Кавказского региона в составе временного отдела внутренних дел Октябрьского района г. Грозный Чеченской Республики. В мае 2002 года Т. уволен из органов внутренних дел.

Обосновывая заявленные требования к перечисленным ответчикам, Т. ссылался на то, что при увольнении ему объяснили, что ему выплачены все виды денежного довольствия, в том числе за указанную командировку, однако в мае 2003 года он узнал, что согласно приказам командующего объединенной группировкой войск (сил) от МВД России на территории Северо-Кавказского региона ему выплатили дополнительное вознаграждение за фактическое участие в контртеррористической операции только за 6 дней, хотя он принимал участие в боевых действиях все 86 дней пребывания в командировке.

Истец просил признать упомянутые приказы незаконными в части числа дней фактического участия в КТО и взыскать недоплаченную сумму - 55345 руб. 62 коп.

В качестве доказательства своих доводов Т. сослался на журнал учета боевых действий, подписанный начальником ВОВД <...>.

Истец просил восстановить пропущенный им по уважительной причине трехмесячный срок на обращение в суд с иском.

Представители всех ответчиков иска не признали.

Представитель УВД Ярославской области и МВД РФ по доверенности Я. просила в иске отказать за пропуском без уважительных причин срока на обращение в суд и в связи с недоказанностью факта, что истец участвовал в КТО большее количество дней, чем указано в обжалуемых им приказах.

Командующим временной оперативной группировкой войск от МВД России на территории Северо-Кавказского региона представлен письменный отзыв-возражение на иск, в котором указывается, что исключительно командующий ОГВ (с) имеет право определить, когда имело место участие сотрудника МВД, находящегося в командировке, в контртеррористической операции, а журналы учета индивидуального участия сотрудников в боевых действиях, статус которых законом не определен, является рабочим документом, в котором фиксируется ежедневная работа каждого сотрудника, находящегося в командировке (л.д. 67, 71).

Решением Кировского районного суда г. Ярославля от 10 октября 2003 года постановлено:

Признать незаконными приказы командующего объединенной группировкой войск от МВД России на территории Северо-Кавказского региона РФ N 291 от 12 января 2002 года, N 1414 от 12 февраля 2002 года, N 2134 от 10 марта 2002 года, N 3366 от 12 апреля 2002 года и приказы УВД ЯО N 175 л/с, 176 л/с, 177 л/с от 28 апреля 2002 года, 456 л/с от 30 октября 2002 года, в части, касающейся периодов фактического участия истца в боевых действиях, и суммы, причитающейся выплате Т.

Взыскать с УВД Ярославской области в пользу Т. за участие в боевых действиях денежную компенсацию в размере 54769 руб. 55 коп.

Отсрочить УВД Ярославской области уплату госпошлины до вступления решения в законную силу.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 25 декабря 2003 года кассационная жалоба УВД Ярославской области на указанное решение оставлена без удовлетворения.

9 апреля 2004 года по заявлению УВД Ярославской области вынесено определение о разъяснении решения Кировского районного суда г. Ярославля от 10 октября 2003 года, указано, что УВД ЯО присужденную Т. сумму - 54769 руб. 55 коп. - должно выплатить за счет средств федерального бюджета.

Вопрос о взыскании с ответчика госпошлины после вступления решения суда в законную силу не разрешен.

В надзорной жалобе УВД Ярославской области содержится просьба об отмене решения районного суда и кассационного определения судебной коллегии и направлении дела на новое рассмотрение в связи с неправильным применением судом норм материального права, нарушением норм процессуального права и недоказанностью обстоятельств, которые суд считает установленными.

Дело истребовано из районного суда на основании определения судьи областного суда от 21 апреля 2004 года и передано для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Президиум считает, что такие нарушения судом первой и кассационной инстанции допущены и имеются основания для отмены решения и кассационного определения.

Восстановив истцу срок исковой давности на обращение в суд, суд сослался при удовлетворении иска на пояснения истца, журнал, подтверждающий его индивидуальное участие в контртеррористической операции в течение всего времени пребывания Т. в командировке, и указал, что каких-либо документов, опровергающих представленные истцом доказательства, ответчиком - УВД Ярославской области - не представлено.

Далее в решении суда приведен расчет подлежащей взысканию суммы денежного вознаграждения в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 27 февраля 2001 года.

С данными доводами судебная коллегия согласилась, не считая их противоречащими закону, ответила подробно на доводы жалобы, касающиеся обоснованности признания УВД ЯО надлежащим ответчиком. Судебная коллегия сочла также правильным вывод районного суда об уважительности пропуска истцом трехмесячного срока на обращение в суд.

При этом в решении суда в нарушение требований ст. ст. 56, 67, 198 ГПК РФ не приведен анализ законодательства, регулирующего спорные правоотношения, неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, а при оценке доказательств не учтены требования материального закона.

Судебная коллегия на эти недостатки должным образом не реагировала, хотя на них обращалось внимание в кассационной жалобе.

В соответствии с Постановлением Правительства РФ N 396 от 26 декабря 2001 года "О зонах вооруженных конфликтов" в Республике Чечня вооруженный конфликт имел место в период с декабря 1994 года по декабрь 1996 года.

В тот период времени подлежал применению Закон РФ от 21 января 1993 года N 4328-1 "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территории государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах". ФЗ РФ от 16 мая 1995 года N 75-ФЗ действие названного федерального закона было распространено на военнослужащих, а также лиц рядового и начальствующего состава, курсантов и слушателей учебных заведений Министерства внутренних дел РФ, выполняющих и выполнявших задачи в условиях вооруженного конфликта в Чеченской Республике.

Названные законы предоставляли соответствующие льготы и компенсации военнослужащим, выполняющим любые задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах, то есть те задачи, которые возлагаются в связи с прохождением военной службы на соответствующей территории. От вида выполняемых задач предоставление льгот не зависело.

Из Указа Президента РФ от 23 сентября 1999 года N 1255с "О мерах по повышению эффективности контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации" (с изменениями от 22 января 2001 года, 30 июня 2003 года) следует, что в Чеченской Республике проводятся контртеррористические операции.

К вновь сложившейся ситуации в Чечне ФЗ РФ от 21 января 1993 года и от 16 мая 1995 года применяться не могут.

В соответствии со ст. 3 ФЗ РФ от 25 июля 1998 года "О борьбе с терроризмом" контртеррористическая операция - специальные мероприятия, направленные на пресечение террористической акции, обеспечение безопасности физических лиц, обезвреживание террористов, а также на минимизацию последствий террористической акции.

Для руководства контртеррористическими операциями была образована объединенная группировка войск (сил) по проведению контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона РФ с привлечением в ее состав подразделений различных силовых структур и ведомств, в том числе МВД России, был создан региональный оперативный штаб для непосредственного руководства специальными силами и средствами по обнаружению и пресечению деятельности террористических операций и групп, определены их составы и место расположения.

Указом Президента РФ N 1255 от 23 сентября 1999 года было поручено Правительству РФ определить порядок предоставления дополнительных гарантий и компенсаций сотрудникам органов внутренних дел, выполняющим (выполнявшим) задачи в составе объединенной группировки на территории Северо-Кавказского региона.

Таких постановлений Правительства РФ принято несколько, некоторые не были опубликованы, часть их утратила силу полностью или в части. Среди действовавших в период командировки истца - Постановление Правительства РФ от 7 мая 1997 года N 535 "О дополнительных гарантиях и компенсациях сотрудниками органов внутренних дел и военнослужащим, выполняющим задачи в составе временной оперативной группировке сил на территории Северо-Кавказского региона" (в редакции Постановлений Правительства РФ от 28.03.2001 N 237, от 28.05.2001 N 416, от 31.05.2000). Действие указанного Постановления (п.п. 1 и 2) до завершения контртеррористической операции на территории Северо-Кавказского региона было распространено на сотрудников, проходящих службу в органах (подразделениях) внутренних дел, дислоцируемых на постоянной основе на этих территориях, и сотрудников, командированных в указанные органы (подразделения). Направляемым на территорию Северо-Кавказского региона (и в Чеченскую Республику, в частности) сотрудниками органов внутренних дел за службу в особых условиях предусмотрен ряд льгот в виде увеличения оклада, льготного исчисления трудового стажа и т.д.

В надзорной жалобе УВД Ярославской области перечислено десять таких льгот.

Постановлением Правительства РФ от 27 февраля 2001 года N 135-9 "О дополнительных компенсациях военнослужащим сотрудниками органов внутренних дел и уголовно-исполнительной системы, выполняющими задачи по обеспечению правопорядка и общественной безопасности на территории Северо-Кавказского региона", в редакции Постановления Правительства РФ от 26 апреля 2001 года N 315-22 с 1 мая 2001 года введена выплата денежного вознаграждения: военнослужащим и сотрудникам специальных сил - в размере не свыше 20000 рублей в месяц за фактическое участие в проведении контртеррористических операций, определяемое руководителем регионального оперативного штаба; военнослужащим и сотрудникам из состава объединенной группировки, привлекаемым приказом руководителя регионального оперативного штаба к участию в проведении контртеррористических операций, за фактическое участие или конкретные результаты проведения этих мероприятий исходя из 20000 рублей в месяц пропорционально количеству дней их участия в этих операциях.

Анализ изложенных правовых норм приводит к выводу, что это особое вознаграждение не просто за время нахождения в командировке и выполнения при этом обязанностей по обеспечению правопорядка и общественной безопасности, а за фактическое личное участие в проведении контртеррористических операций. На необходимость различать эти понятия справедливо обращается внимание в надзорной жалобе. В решении такого четкого различия не проведено. Полагаю, что при оценке в качестве допустимого письменного доказательства - журнала учета индивидуального участия истца в боевых действиях (л.д. 29 - 32), суду следовало исходить из понятия контртеррористической операции, содержащегося в Федеральном законе РФ от 25 июля 1998 года "О борьбе с терроризмом" (в редакции ФЗ РФ от 7 августа 2000 года N 122-ФЗ, от 7 ноября 2002 года N 144-ФЗ, от 30 июня 2003 года N 86-ФЗ).

Заслуживает внимания и содержащийся в письменном отзыве на иск первого заместителя командующего ОГВ (с) от МВД России довод о том, что привлечение командированных сотрудников к участию в проведении контртеррористической операции, определение границ и задач этой операции - исключительная прерогатива руководителя регионального оперативного штаба, оформляемая приказами.

Это суждение соответствует содержанию п. 2 г) Постановления Правительства РФ от 27 февраля 2001 года N 135-9, где указано, что состав специальных сил и сил объединенной группировки, привлекаемых для проведения каждой конкретной контртеррористической операции, границы зоны ее проведения определяются приказом руководителя Регионального оперативного штаба.

Соответственно и финансирование дополнительного вознаграждения за участие в КТО производится из федерального бюджета исходя из упомянутых приказов и максимального числа лиц, привлекаемых к участию в КТО, согласно Постановлениям Правительства РФ.

В упомянутых нормативных актах отсутствует такое правовое понятие, как участие в боевых действиях, во всяком случае, выплата дополнительного вознаграждения в сумме 20000 рублей в месяц с этим участием не связана.

В связи с изложенным решение районного суда, кассационное определение, а также определение районного суда от 9 апреля 2004 года о разъяснении решения подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Руководствуясь п. 2 части 1 ст. 390 ГПК РФ, президиум

 

определил:

 

Решение Кировского районного суда г. Ярославля от 10 октября 2003 года, кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 25 декабря 2003 года, определение Кировского районного суда г. Ярославля от 9 апреля 2004 года о разъяснении решения отменить, дело направить на новое рассмотрение в Кировский районный суд г. Ярославля.

 

Председатель

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2020       |       Обратая связь