Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ЗА ОКТЯБРЬ 2004 ГОДА

 

Вопросы применения норм материального права

 

Назначенное подсудимому наказание должно соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного и быть справедливым (ст. 6 УК РФ).

 

С. приговором Волоконовского районного суда осужден по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции УК РФ от 1999 года) к лишению свободы сроком на 5 лет условно с испытательным сроком 2 года.

Он признан виновным в незаконном сбыте наркотического средства - марихуаны (высушенной) весом 24,95 граммов.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил приговор отменить ввиду назначения явно несправедливого приговора вследствие мягкости.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда кассационное представление удовлетворила по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 6 УК РФ назначенное подсудимому наказание должно соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

При учете характера общественной опасности преступления, как разъяснено в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 года "О практике назначения судами уголовного наказания", надлежит исходить из того, что характер общественной опасности преступления зависит от установленных судом объекта посягательства, формы вины и отнесения Уголовным кодексом преступного деяния к соответствующей категории преступления (ст. 15 УК РФ), а степень общественной опасности преступления определяется обстоятельствами содеянного (степенью осуществления преступного намерения, способом совершения преступления, размером вреда или тяжестью наступивших последствий, ролью подсудимого).

Данные требования закона судом не выполнено.

Принимая решение о назначении С. условного осуждения, суд свое решение в приговоре мотивировал тем, что подсудимый ранее не судим, вину признал и раскаялся в содеянном, имеет несовершеннолетнюю дочь в возрасте 17 лет, по состоянию здоровья является инвалидом второй группы, характеризуется положительно.

Такой вывод суда не основан на исследованных в судебном заседании обстоятельствах.

Материалами дела установлено, что С. совершил тяжкое преступление, ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании не способствовал его раскрытию, имеющаяся у него дочь не является малолетней.

Данных о том, что наличие инвалидности препятствует реальному отбыванию наказания не имеется.

Кроме того, суд не обосновал вследствие чего указанные в приговоре обстоятельства, смягчающие наказание, могут свидетельствовать о возможности исправления С. при условном осуждении.

С учетом изложенного кассационная инстанция признала назначенное подсудимому наказание явно несправедливым вследствии его чрезмерной мягкости и отменила приговор с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство.

Примечание. За мягкостью назначенного наказания отменены приговоры Волоконовского районного суда в отношении З. и Ж., осужденных по ст. 162 ч. 2 УК РФ к лишению свободы условно, Новооскольского районного суда в отношении Б., осужденного по ст. ст. 228.1 ч. 1, 228 ч. 3 п. п. "а", "в" УК РФ к лишению свободы условно.

 

Совершение лицом умышленного преступления в период условного осуждения не влечет за собой рецидива преступлений (ст. 18 УК РФ).

 

Б. приговором Губкинского городского суда осужден по ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ к лишению свободы.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по предыдущему приговору и в соответствии со ст. 70 УК РФ назначено окончательное наказание в виде лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил приговор изменить, исключить из приговора указание о признании в качестве обстоятельства, отягчающего наказание Б. - рецидив преступлений и назначить отбывание лишения свободы в колонии-поселении.

Изменяя приговор, судебная коллегия по уголовным делам областного суда указала следующее.

Как видно из приговора, основанием для признания в качестве обстоятельства, отягчающего наказание Б. - рецидива преступлений, послужило совершение им умышленного преступления в период условного осуждения по предыдущему приговору.

Согласно же п. "в" ч. 4 ст. 18 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным, и если условное осуждение не отменялось и лицо не направлялось для отбывания в места лишения свободы.

Б. условное осуждение по предыдущему приговору не отменялось по основаниям, указанным в ч. 3 ст. 74 УК РФ, и он не направлялся в места лишения свободы для исполнения наказания, назначенного приговором суда.

Условное осуждение отменено по правилам ч. 5 ст. 74 УК РФ в связи с совершением умышленного преступления в течение испытательного срока.

С учетом вышеуказанных требований материального закона в действиях Б. отсутствует рецидив преступлений и поэтому признание его судом в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, является ошибочным.

При таких обстоятельствах кассационная инстанция изменила приговор и исключила из него указание о признании в качестве обстоятельства, отягчающего наказание Б., рецидив преступлений и, в соответствии с п. "а" ч. 1 ст. 58 УК РФ, определила ему отбывание наказания в колонии-поселении.

 

Наказание, применяемое к лицу, совершившему преступление, должно быть справедливым. При назначении наказания учитываются не только характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, но и поведение потерпевшего (ст. 60 УК РФ).

 

Л.С. приговором Волоконовского районного суда осужден по ч. 1 ст. 111 УК РФ к лишению свободы сроком на 3 года.

Он признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью В.

Изменяя приговор, президиум областного суда указал следующее.

В соответствии со ст. ст. 6 и 60 ч. 3 УК РФ наказание, применяемое к лицу, совершившему преступление, должно быть справедливым.

При назначении наказания учитываются не только характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, но и поведение потерпевшего.

Эти требования материального закона по делу не выполнены.

Судом установлено в приговоре, что инициатором конфликта, возникшего между Л.С. и В. являлся сам потерпевший, который оскорблял Л.А. (отца осужденного), а затем, выйдя из магазина, толкнул его мать, отчего она упала.

Решая вопрос о назначении Л.С. наказания, суд не учел это обстоятельство, тогда как оно послужило поводом к совершению осужденным преступления.

Не в полной мере судом учтены и другие смягчающие наказание обстоятельства: осужденный положительно характеризуется, преступление совершил впервые, чистосердечно раскаялся в содеянном.

При таких обстоятельствах президиум областного суда признал назначенное наказание явно несправедливым вследствие чрезмерной суровости и снизил до 1 года 3 месяцев лишения свободы.

 

Если при рецидиве преступлений судом установлены исключительные обстоятельства, предусмотренные статьей 64 УК РФ, то срок наказания не может превышать одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ (ст. 68 УК РФ).

 

По приговору Белгородского районного суда Т. осужден по ст. ст. 158 ч. 2 п. "а", 215 ч. 2 п. "а" УК РФ к лишению свободы.

В надзорной жалобе осужденный просил приговор изменить ввиду неправильного применения уголовного закона.

Удовлетворяя надзорную жалобу, президиум областного суда приговор изменил по следующему основанию.

В соответствии с ч. 3 ст. 68 УК РФ при любом из видов рецидива, если судом установлены исключительные обстоятельства, предусмотренные ст. 64 УК РФ, срок наказания может быть назначен менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса.

Санкция ч. 2 ст. 158 УК РФ, по которой осужден Т., предусматривает наиболее строгое наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет.

Одна третья часть максимального срока составляет 1 год 8 месяцев лишения свободы.

Согласно приговору наказание Т. по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ суд назначил с применением ст. 64 УК РФ (без учета правил ст. 68 ч. 2 УК РФ) в виде лишения свободы сроком на 2 года.

То есть назначенное наказание превышает 1/3 максимального срока наиболее строгого вида наказания.

В связи с неправильным применением уголовного закона президиум областного суда изменил приговор и снизил назначенное осужденному наказание до 1 года 5 месяцев лишения свободы.

 

Процессуальные вопросы

 

Досудебное производство

 

При производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, если иное не установлено УПК РФ (ст. 4 УПК РФ).

 

Постановлением судьи Свердловского районного суда г. Белгорода жалоба Л. на постановление начальника отдела дознания ГТК РФ от 15 ноября 1996 года о признании 250000 долларов США вещественными доказательствами по уголовному делу удовлетворена.

Постановлено признать постановление начальника отдела дознания незаконным, обязав Белгородского транспортного прокурора устранить допущенные нарушения уголовно-процессуального закона.

В кассационном представлении помощник транспортного прокурора просил отменить постановление судьи как не основанное на законе.

Отменяя постановление судьи, судебная коллегия по уголовным делам областного суда указала следующее.

В соответствии со ст. 4 УПК РФ, при производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, если иное не установлено УПК РФ.

По смыслу данной нормы уголовно-процессуальный закон, в отличие от материального, обратной силы не имеет.

Эти требования процессуального закона при разрешении жалобы Л. нарушены.

Из материалов уголовного дела видно, что постановление начальника отдела дознания ГТК РФ о признании вещественными доказательствами 250000 долларов США вынесено 11 ноября 1996 года, то есть в период действия норм УПК РСФСР, который не предусматривал судебное обжалование действий и решений органа дознания или прокурора, связанных с производством выемки и признания предметов вещественными доказательствами по уголовному делу (ст. 218 УПК РСФСР).

Кроме того, согласно как нормам УПК РСФСР, так и нормам УПК РФ, жалобы на действия органа дознания или следователя подаются по месту производства предварительного расследования.

Поскольку на момент вынесения постановления о признании вещественными доказательствами 250000 долларов США, предварительное расследование велось в городе Москве, то жалоба на действия начальника отдела дознания ГТК РФ должна была подаваться по месту производства предварительного следствия.

Несмотря на это требование закона, судья Свердловского районного суда г. Белгорода необоснованно принял к производству жалобу Л.

При таких обстоятельствах кассационная инстанция постановление судьи отменила, а производство по жалобе прекратила.

 

Постановление судьи по результатам рассмотрения ходатайства прокурора, а также следователя и дознавателя с согласия прокурора, об избрании подозреваемому или обвиняемому в качестве меры пресечения заключения под стражу должно быть законным, обоснованным, мотивированным и основано на исследованных в судебном заседании материалах (ст. 108 УПК РФ).

 

Постановлением судьи Красненского районного суда в удовлетворении ходатайства об избрании обвиняемому Б. меры пресечения в виде заключения под стражу отказано.

Органами предварительного следствия Б. обвиняется в том, что по предварительному сговору с неустановленным лицом под видом сотрудника правоохранительных органов проник в салон автомобиля КАМАЗ и открыто похитил принадлежащие К. деньги в сумме 100000 рублей.

Постановлением следователя СО при Красненском РОВД с согласия прокурора возбуждено ходатайство об избрании Б. меры пресечения в виде заключения под стражу по тем основаниям, что после совершения преступления он скрылся от органов предварительного следствия и был объявлен в розыск, не имея работы и постоянного источника доходов, может продолжить заниматься преступной деятельностью и скрыться от следствия и суда.

В удовлетворении заявленного ходатайства судья отказал.

В кассационном представлении прокурор просил постановление отменить как постановленное с нарушением процессуального закона.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда постановление отменила и указала следующее.

Согласно требованиям, изложенным в ст. ст. 7 и 240 УПК РФ, постановление судьи должно быть законным, обоснованным, мотивированным и основано лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Данные требования закона судом не выполнены.

Отказывая следователю в удовлетворении ходатайства об избрании Б. меры пресечения в виде заключения под стражу суд свой вывод в постановлении мотивировал тем, что обвиняемый сам явился по вызову в отдел милиции, имеет постоянное место жительства, работает, женат, положительно характеризуется, ранее к уголовной ответственности не привлекался.

Как видно из протокола судебного заседания, материалы, свидетельствующие об указанных обстоятельствах, в ходе судебного разбирательства сторонами не оглашались и не исследовались.

При таких обстоятельствах постановление судьи признано незаконным и необоснованным, подлежащим отмене.

 

Процессуальным законом не предусмотрено обжалование постановления судьи о продлении срока задержания (ст. 108 УПК РФ).

 

Постановлением судьи Октябрьского районного суда г. Белгорода срок задержания С. продлен на 72 часа по ходатайству прокурора для представления дополнительных доказательств обоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу.

В кассационной жалобе адвокат просил постановление отменить как незаконное и необоснованное.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда постановление отменила, а кассационное производство по материалу прекратила по следующим основаниям.

В соответствии с п. 11 ст. 108 УПК РФ, в кассационном порядке подлежит обжалованию постановление судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или об отказе в этом.

Что касается постановления судьи о продлении срока задержания, то по смыслу указанной нормы процессуального закона, его обжалование в кассационном порядке не предусмотрено.

При таких обстоятельствах кассационное производство по жалобе адвоката подлежит прекращению.

 

При приостановлении судьей производства по уголовному делу в случае, когда обвиняемый скрылся и место его пребывания неизвестно, уголовное дело возвращается прокурору только тогда, когда обвиняемый содержался под стражей и совершил побег (ст. 238 УПК РФ).

 

Постановлением Свердловского районного суда г. Белгорода производство по уголовному делу по обвинению С. в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 222 ч. 1, 119 УК РФ приостановлено.

Мера пресечения подсудимому изменена на заключение под стражу, а уголовное дело возвращено прокурору для обеспечения его розыска.

В кассационном представлении прокурор просил постановление в части возвращения дела прокурору отменить как неоснованное на законе.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда постановление изменила ввиду нарушения судом норм уголовно-процессуального закона.

В соответствии с ч. 2 ст. 238 УПК РФ судья приостанавливает производство по делу, если обвиняемый, не содержащийся под стражей, скрылся, избирает ему меру пресечения в виде заключения под стражу и поручает прокурору обеспечить его розыск.

Возвращение уголовного дела прокурору при этом законом предусмотрено только в одном случае - если совершил побег обвиняемый, содержащийся под стражей.

В нарушение требований данной нормы уголовно-процессуального закона суд возвратил уголовное дело прокурору в отношении обвиняемого, который не содержался под стражей и скрылся от суда.

При таких обстоятельствах кассационная инстанция постановление изменила и исключила из него указание о возвращении уголовного дела прокурору.

 

Судебное производство

 

Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела повлекло незаконное осуждение лица (ст. 380 УПК РФ).

 

Ч.Л. приговором Прохоровского районного суда осужден по ст. 116 УК РФ к штрафу в размере 1/2 месячного дохода в сумме 2432 рубля за нанесение побоев Ж.

Как установлено приговором, преступление совершено при следующих обстоятельствах.

18 декабря 2002 года в 18 часу на почве давно сложившихся неприязненных отношений, возле домовладения <...> между Ч.Е. (женой осужденного) и Ж. произошла ссора, в ходе которой Ч.Е. ударила Ж. лопатой по голове. Выбежавшая на шум дочь Ж. - Д., пыталась оттащить Ч.Е. от отца. Ч.Л., услышав крики, выбежал из дома и стал защищать жену, после чего к ним подошел С. и прекратил драку.

В надзорной жалобе Ч.Л. просил приговор отменить, мотивируя тем, что увидев участников конфликта, он воспринял его как избиение жены Ж. и Д. Вмешался для защиты жены от избиения.

Президиум областного суда удовлетворил надзорную жалобу по следующим основаниям.

Вывод суда о виновности Ч.Л. в нанесении побоев Ж. не основан на исследованных судом доказательствах.

Как видно из показаний Ч.Е., защищаясь от Ж. с дочерью, она криком позвала мужа на помощь, и он вступился в защиту ее.

Показания Ч.Е. и Ч.Л. подтверждаются показаниями свидетеля С., пояснившего, что услышав крики Ч.Е. о помощи, он вышел на улицу и увидел напротив дома Ч-ных лежащего на земле Ж. и навалившуюся на него сверху Ч.Е. В двух метрах от них стояли Ч.Л. и Д., которые толкали друг друга.

По его требованию Ч.Л. забрал жену и отвел ее в сторону.

При таких обстоятельствах в действиях Ч.Л. отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 116 УК РФ.

Кроме того, при Постановлении приговора судом нарушены требования ст. ст. 304, 307 - 309 УПК РФ и разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ "О судебном приговоре".

В описательно-мотивировочной части не изложена объективная сторона преступления, за совершение которого Ч.Л. осужден.

В частности нет описания, какие конкретно противоправные действия в отношении Ж. совершил Ч.Л., не раскрыт умысел на совершение преступления.

Допущенные нарушения уголовно-процессуального закона признаны существенными, влекущими отмену приговора и прекращение дела производством за отсутствием в действиях Чурсина состава преступления.

 

При новом рассмотрении уголовного дела после отмены приговора суд первой инстанции может назначить осужденному более строгое наказание только в случае, если первый приговор отменен судом кассационной инстанции по представлению прокурора или жалобе потерпевшего в связи с назначением явно несправедливого наказания вследствие мягкости (ст. 388 УПК РФ).

 

По приговору Корочанского районного суда Б. и У. осуждены по ст. ст. 162 ч. 2, 222 ч. 2 УК РФ к лишению свободы.

В надзорном представлении прокурор области просил приговор изменить ввиду неправильного применения норм процессуального права при повторном рассмотрении уголовного дела.

Удовлетворяя надзорное представление, президиум областного суда приговор изменил по следующим основаниям.

По смыслу процессуального закона (ст. ст. 383, 388 УПК РФ) при новом рассмотрении уголовного дела после отмены приговора суд первой инстанции может назначить осужденному более строгое наказание только в случае, если первый приговор отменен судом кассационной инстанции по представлению прокурора или жалобе потерпевшего в связи с назначением явно несправедливого наказания вследствие мягкости.

Как видно из материалов дела, приговор Корочанского районного суда от 26 февраля 2004 года в отношении Б. и У. определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда отменен по жалобе осужденного Б.

Основаниями для отмены послужили допущенные при рассмотрении уголовного дела существенные нарушения процессуального закона, связанные с несоблюдением процедуры судопроизводства.

Таким образом, при повторном рассмотрении дела суд не вправе был ухудшать положение осужденных.

В нарушение вышеуказанных требований процессуального закона суд назначил Б. и У. по ст. 162 ч. 2 УК РФ наказание, по своему размеру превышающее наказание, назначенное им первым приговором.

Более того, осужденным по ст. 162 ч. 2 УК РФ назначено дополнительное наказание в виде штрафа, которое ранее по приговору не назначалось.

Учитывая, что при новом рассмотрении дела положение Б. и У. ухудшено, президиум областного суда приговор изменил со снижением осужденным наказания и исключением из приговора указания на применение дополнительного наказания в виде штрафа.

 

Неправильное применение судом закона при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора, повлекло отмену постановления (ст. 399 УПК РФ).

 

Г. приговором Симоновского межмуниципального суда ЮАО города Москвы осужден по ст. ст. 162 ч. 3 п. "б", 325 ч. 2 УК РФ к лишению свободы.

Постановлением Свердловского районного суда г. Белгорода приговор Симоновского межмуниципального суда ЮАО города Москвы приведен в соответствие с действующим уголовным законодательством.

Постановлено считать Г. осужденным: по ч. 2 ст. 162 УК РФ в редакции ФЗ от 08.12.2003 (эпизод от 15.08.1999); по ч. 2 ст. 162 УК РФ в редакции ФЗ от 08.12.2003 (эпизод от 30.08.1999); по ч. 2 ст. 325 УК РФ.

Исключено указание на назначение дополнительного вида наказания "конфискацию имущества".

В надзорной жалобе осужденный Г. просил постановление отменить вследствие того, что при приведении приговора в соответствие с действующим законодательством судом неправильно применен уголовный закон.

Президиум областного суда постановление отменил по следующим основаниям.

Согласно приговору, преступные действия Г. по эпизодам от 15 августа 1999 года и от 30 августа 1999 года судом квалифицированы по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ (в редакции УК РФ от 1996 года), как нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору с применением предмета, используемого в качестве оружия, в целях завладения имуществом в крупном размере, неоднократно.

Приводя приговор в соответствие с действующим законодательством, суд правильно исключил из него квалифицирующие признаки "в целях завладения имуществом в крупном размере" и "неоднократно", а также дополнительное наказание - конфискацию имущества.

В то же время суд, в нарушение требований ст. 10 УК РФ, необоснованно переквалифицировал действия осужденного со ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ: по эпизоду от 15 августа 1999 года на ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003); по эпизоду от 30 августа 1999 года на ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции от 08.12.2003), поскольку такая квалификация ухудшает его положение.

Кроме того, переквалифицировав действия Г. на другую статью Уголовного кодекса РФ, суд должен назначить ему наказание по данной статье, как того требуют ст. ст. 7 и 308 УПК РФ.

Суд же ограничился только переквалификацией действий Г. на статью УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года без назначения по ней наказания.

Допущенные нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона признаны президиумом областного суда существенными и в силу ст. 379 УПК РФ, повлекли за собой отмену постановления.

 

Срок не считается пропущенным, если апелляционная жалоба до истечения срока сдана на почту (ст. 129 УПК РФ).

 

Приговором мирового судьи судебного участка N 1 Ивнянского района В. осужден по ст. 116 УК РФ к штрафу.

Апелляционная жалоба осужденного постановлением судьи Ивнянского районного суда оставлена без рассмотрения в связи с пропуском срока обжалования.

В надзорной жалобе адвокат просил постановление отменить как незаконное, поскольку жалоба подана в установленный законом срок.

Отменяя постановление районного суда, президиум областного суда указал на следующее.

Как видно из материалов дела, приговор мировым судьей судебного участка N 1 Ивнянского района провозглашен 6 июля 2004 года.

Предусмотренный ст. 356 УПК РФ срок на апелляционное обжалование приговора мирового судьи истекал 16 июля 2004 года.

Апелляционная жалоба подана в последний день указанного срока и отправлена в мировой суд заказной почтой, что подтверждается почтовой квитанцией серии 309 110-49 N 00958 от 16 июля 2004 года, приложенной к надзорной жалобе.

В соответствии со ст. 129 УПК РФ срок не считается пропущенным, если жалоба до истечения срока сдана на почту.

В нарушение указанной нормы процессуального закона судья оставил апелляционную жалобу без рассмотрения по мотивам пропуска срока для обжалования.

С учетом изложенного президиум областного суда постановление Ивнянского районного суда отменил, а уголовное дело с апелляционной жалобой направил на рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

 

Несоответствие описательно-мотивировочной и резолютивной частей обвинительного приговора признано существенным нарушением уголовно-процессуального закона (ст. 381 УПК РФ).

 

П., Д. приговором Шебекинского районного суда осуждены по ст. ст. 162 ч. 2, 117 ч. 2 п. п. "д", "е" УК РФ к лишению свободы.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил приговор отменить вследствие несоответствия описательно-мотивировочной и резолютивной частей приговора.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда приговор отменила по следующим основаниям.

Согласно описательно-мотивировочной части приговора суд признал П. и Д. виновными в разбое, совершенном группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в жилище и квалифицировал их действия по ч. 3 ст. 162 УК РФ.

В то же время из резолютивной части приговора видно, что осужденные признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Несоответствие описательно-мотивировочной и резолютивной частей обвинительного приговора является существенным нарушением уголовно-процессуального закона и, в соответствии со ст. 381 УПК РФ, влечет за собой его отмену.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь