Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЗА ОКТЯБРЬ 2004 ГОДА

 

Вопросы применения норм материального права

 

Правоспособность гражданина (способность иметь гражданские права и нести обязанности) возникает в момент его рождения и прекращается со смертью.

 

Решением мирового суда судебного участка N 1 Валуйского района и г. Валуйки Белгородской области внесены изменения в договор на передачу квартиры в собственность граждан г. Валуек от 28 апреля 1993 года: А. включена в число собственников квартиры, находящейся по адресу: <...>. Установлена долевая собственность, определены доли в праве совместной собственности на квартиру, находящуюся по адресу: <...> за И. и А. по 1/2 доли каждому.

Отменяя решение, президиум указал следующее.

При разрешении спора право собственности на 1/2 долю спорного жилого помещения признано за умершей А.

В соответствии с требованиями ст. 17 ГК РФ способность иметь гражданские права и нести обязанности (гражданская правоспособность) признается в равной мере за всеми гражданами.

Правоспособность гражданина возникает в момент его рождения и прекращается со смертью.

Положения данной нормы закона при разрешении заявленных требований не учтены.

Истец И. не обращался в суд с указанными исковыми требованиями.

Из материалов дела видно, что его подготовка к судебному разбирательству в нарушение требований ст. ст. 147 - 150 ГПК РФ не проведена. Формально вынесено определение о проведении такой подготовки, но фактически задачи и действия, для выполнения которых предусмотрена законом указанная стадия судопроизводства, выполнены не были: не установлены обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения данного дела, не разрешен вопрос о составе лиц, участвующих в деле.

По делу вынесено частное определение.

 

Право собственности по ранее действующему порядку регистрации сделок с недвижимым имуществом признавалось возникшим до вступления в силу Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", то есть до 30.01.1998.

 

Решением Губкинского районного суда Д. отказано в удовлетворении заявленных требований к Н. об устранении препятствий в пользовании квартирой и выселении.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Отменяя решение, президиум указал следующее.

Из искового заявления истицы усматривается ее обращение в суд с иском о выселении ответчика по двум основаниям: невозможность совместного проживания и необходимость жилого помещения для нее и несовершеннолетнего сына для личного пользования. Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из отсутствия у истицы права собственности на спорную квартиру, так как в учреждении юстиции истицей такое право не зарегистрировано, а также из отсутствия доказательств систематического нарушения ответчиком правил общежития.

В нарушение ст. ст. 56, 147 - 150 ГПК РФ надлежащая подготовка дела к слушанию не проведена, в связи с чем не определены юридически значимые обстоятельства по делу, не уточнены требования истицы, не определен закон, которым следует руководствоваться при разрешении спора, не разрешен вопрос о представлении необходимых доказательств сторонами.

Из определения о подготовке дела к слушанию следует, что суд посчитал юридически значимыми обстоятельствами обоснованность либо необоснованность заявленных требований. При этом обстоятельства, имеющие значение для данного дела и указанные в законе, не определены и на обсуждение сторон не поставлены.

Заслуживают внимания и доводы надзорной жалобы о том, что ФЗ от 21.07.1997 "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" вступил в действие лишь 30.01.1998. В соответствии со ст. 6 названного Закона признавались возникшими права собственности по действующему порядку регистрации сделок с недвижимым имуществом до вступления этого закона в силу. Как усматривается из материалов дела, договор приватизации заключен 14.05.1997. Соблюден ли действовавший на тот период порядок регистрации сделок с недвижимым имуществом, судом не проверено и в решении суда выводов по этим обстоятельствам не содержится.

 

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или на праве оперативного управления либо на ином законном основании.

 

Решением Губкинского районного суда Белгородской области с департамента финансов и бюджетной политики правительства администрации Белгородской области изыскано в пользу А. в счет возмещения имущественного ущерба 4144 руб. и в счет компенсации морального вреда 25000 руб., а всего 29144 руб. и в пользу В.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда решение Губкинского районного суда от 11.10.2002 изменено: надлежащим ответчиком признано УВД Белгородской области и с него взыскано в пользу каждого истца по 29144 руб.

Отменив судебные постановления с вынесением нового решения, президиум указал следующее.

В соответствии с ч. 2 ст. 1079 ГК РФ обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или на праве оперативного управления либо на ином законном основании. Одним из этих оснований может быть распоряжение соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности.

В п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от (28.04.1994 N 3 разъяснено, что под владельцем источника повышенной опасности следует понимать юридическое лицо или гражданина, осуществляющих эксплуатацию источника повышенной опасности в силу принадлежащего им права собственности, права хозяйственного ведения, права оперативного управления либо по другим основаниям (по договору аренды, по доверенности на управление транспортным средством, в силу распоряжения компетентных органов о передаче организации во временное пользование источника повышенной опасности и т.п.).

Из материалов дела усматривается, что автомобиль УАЗ-2206 был передан АТХ при ХОЗО УВД Белгородской области Губкинскому ГРОВД по акту закрепления (передачи) транспортного средства от 20.02.1996. При таких обстоятельствах доводы представителя УВД Белгородской области о необходимости возложения ответственности на Губкинский ГРОВД заслуживают внимания.

По результатам рассмотрения дела установлены существенные нарушения норм материального и процессуального права, являющиеся в силу ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены судебных постановлений в порядке надзора, так как неправильное толкование ст. 1079 ГК РФ и неприменение п. 19 Постановления Пленума ВС РФ N 3 привели к вынесению незаконного решения.

При таких обстоятельствах судебные постановления нельзя признать законными и обоснованными. Президиум счел возможным вынести по делу новое решение, которым заявленные суммы взыскал с Губкинского ГРОВД.

 

При разрешении споров, связанных с возмещением убытков, причиненных гражданам и юридическим лицам нарушением их прав, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права. Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг и т.п.

 

Решением Свердловского районного суда г. Белгорода, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда, с ООО "Деликос" в пользу К. взыскано в возмещение материального ущерба 53000 руб., расходы по оплате услуг за проведение оценки ущерба 1243 руб., расходы по госпошлине 1670 руб., расходы по оплате услуг представителя 3000 руб. В удовлетворении требований о возмещении морального вреда отказано.

Отменяя судебные постановления, президиум указал следующее.

Как усматривается из материалов дела 13.05.2003 имело место дорожно-транспортное происшествие с участием К. и П. (водителя ООО "Деликос"), признанного судом виновным в его совершении.

Взыскивая с ответчика вышеуказанные суммы в возмещение причиненного ущерба в результате ДТП, суд исходил из требований ст. 15 ГК РФ о полном возмещении ущерба и необходимости возмещения фактических затрат, понесенных истцом при ремонте своего автомобиля, произведенного ООО "Азарт". В обоснование размера ущерба, составляющего 53000 рублей в судебных постановлениях приведены в качестве доказательств договор оказания услуг, заказ-наряд, акт приема передачи автомобиля, документы по оплате.

При этом не учтены разъяснения, данные в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 6/8 от 01.07.1996 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ".

В соответствии с указанными разъяснениями при разрешении споров, связанных с возмещением убытков, причиненных гражданам и юридическим лицам нарушением их прав, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (п. 2 ст. 15 ГК РФ). Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств и т.п. Как усматривается из материалов дела представитель ответчика неоднократно заявлял ходатайства о предоставлении обоснованных расчетов, калькуляций относительно понесенных расходов на ремонт автомобиля. Однако в их удовлетворении было отказано.

Решение суда относительно размера ущерба основано на таких доказательствах, как договор оказания услуг, заказ-наряд, акт приема-передачи автомобиля, документы по оплате. В заказ-наряде перечислены работы по ремонту автомобиля и их стоимость без обоснования.

При этом заслуживают внимания доводы представителя ответчика о необходимости представления такого доказательства, как калькуляция с обоснованным расчетом стоимости восстановительного ремонта.

В нарушение ст. 198 ГПК РФ судебные постановления не содержат доводов, по которым отвергнуто представленное ответчиком доказательство - заключение эксперта, согласно которому стоимость восстановительного ремонта автомобиля составляет 21207 рублей 04 коп.

В соответствии с ч. 4 ст. 67 ГПК РФ результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Мотивов отказа принятия данного заключения эксперта, в нарушение указанной нормы права, судебное решение не содержит.

 

При разрешении вопроса о признании членом семьи нанимателя других лиц (кроме супруга, детей, родителей), суд обязан выяснить характер их отношений с нанимателем, членами семьи, в частности, установить, имели ли место ведение общего хозяйства (общие расходы), оказание взаимной помощи, другие обстоятельства, свидетельствующие о наличии семейных отношений.

 

Решением Октябрьского районного суда г. Белгорода, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 30 марта 2004 года, удовлетворены требования П. о признании права на жилую площадь в квартире <...>.

Отменяя судебные постановления, президиум указал следующее.

В соответствии с ч. 2 ст. 53 ЖК РСФСР к членам семьи нанимателя относятся супруг нанимателя, их дети и родители. Другие родственники могут быть признаны членами семьи нанимателя, если они проживают совместно с нанимателем и ведут с ним общее хозяйство.

Удовлетворяя требования П. о признании за нею права на жилую площадь в кв. <...>, суд первой инстанции посчитал установленным и исходил из того, что истица являлась членом семьи нанимателя данной квартиры - Ш., поскольку в период с сентября 2002 по июль 2003 год проживала совместно с Ш. и вела с ней общее хозяйство.

В соответствии со ст. 12 ГПК РФ суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или не совершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

При разрешении спора данные требования закона судом первой инстанции не соблюдены.

В нарушение указанного положения закона судом не созданы условия для проверки доводов ответчика о том, что истица в спорной квартире является временным жильцом, поскольку имеет иное постоянное жилье - квартиру <...>. Данная квартира приватизирована истицей 15 марта 2002 года. В нарушении п. 2 ст. 56 ГПК РФ суд первой инстанции не вынес на обсуждение сторон вопрос об обстоятельствах выезда истицы из данной квартиры и представления доказательств длительного не проживания в ней.

Без внимания и проверки оставлены доводы ответчика об отсутствии ведения общего хозяйства истицы с умершей и Ш. В нарушение положений ст. 56 ГПК РФ вопрос о представлении доказательств на обсуждение сторон не выносился.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного суда СССР от 3 апреля 1987 г. N 2 "О практике применения судами жилищного законодательства" и положений Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.01.2003 N 2 при разрешении вопроса о признании членом семьи нанимателя других лиц (кроме супруга, детей, родителей) суд обязан выяснить характер их отношений с нанимателем, членами семьи, в частности, установить, имели ли место ведение общего хозяйства (общие расходы), оказание взаимной помощи, другие обстоятельства, свидетельствующие о наличии семейных отношений.

Материалы дела содержат сведения о том, что истица состоит в зарегистрированном браке с П. Вопрос о прекращении семейных отношений (ведение общего хозяйства) в нарушении положений названного Постановления Пленума, судом не выяснялся.

 

Каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища. Факт проживания гражданина в другом месте, включая общежитие, не является бесспорным свидетельством переезда его на постоянное место жительства.

 

Решением Октябрьского районного суда г. Белгорода за С. признано право проживания и пользования квартирой <...> с регистрацией такого права в установленном законом порядке.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 14.09.2004 решение суда отменено с направлением дела на новое рассмотрение.

Отменяя определение, президиум указал следующее.

В силу ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

При вынесении решения суд первой инстанции исходил из того, что С. вселился в спорную квартиру в качестве члена семьи своей матери - В. и с согласия всех совершеннолетних лиц, проживающих в этой квартире на момент вселения (июль 2003 г.). Следовательно, он приобрел право пользования и проживания в этой квартире (ст. 50 ЖК РФ).

Отменяя решение суда первой инстанции, кассационная инстанция признала этот вывод основанным на противоречивых доказательствах, и привела такие аргументы.

По объяснениям Е. - жены брата истца, с вопросом о вселении истца к ней никто не обращался. С. (истец), В. (его мать, ответчик) также не указывали на то, что перед его вселением испрашивалось согласие на это у Е. Данное юридически значимое обстоятельство оставлено без оценки суда.

Не принят во внимание факт о том, что между проживающими в квартире не достигнуто соглашение кто станет нанимателем. Лицевой счет по-прежнему открыт на умершего А.

Сложившийся порядок пользования квартирой не исключает обязательного получения согласия на вселение в квартиру всех проживающих в ней совершеннолетних членов семьи.

В соответствии с п. 2 ст. 366 ГПК РФ в кассационном определении должны быть указаны, в том числе мотивы, по которым суд пришел к своим выводам, и ссылки на законы, которыми при этом руководствовался (подп. 6).

Вопреки данной норме в кассационном определении не приведена норма материального права, из которой исходила судебная коллегия и, которая должна быть применена судом первой инстанции при новом рассмотрении дела.

Считая обязательным получение согласия при вселении истца в квартиру в июле 2003 г. всех проживающих в ней совершеннолетних членов семьи, суд кассационной инстанции оставил без внимания и оценки обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

При его рассмотрении С. доказывал, что 4 комнатная квартира <...> получена в 1983 году А. (его отцом), в том числе на него и Ю. (брата). Последний с того же года до 1993 года в ней не проживал. Истец, продолжая проживать в спорной квартире, в 1992 году женился. С 1993 года в квартире проживает семья брата Ю. (4 человека). В 1994 году у истца родилась дочь. В квартире стало проживать 9 человек, что вынудило его из-за стесненных условий переселиться с семьей в общежитие. В 1999 году отец умер. В связи с расторжением брака в 2001 году, ухудшением отношений с бывшей супругой, не имея права на обмен, раздел, приватизацию комнаты в общежитии, истец возвратился проживать в ранее занимаемую квартиру. При этом исходил из своего права на это, основываясь на том, что отсутствие в спорной квартире было вынужденным, общежитие является временным местом жительства, права на жилую площадь в другом месте он не приобрел. Регистрация сама по себе не может служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан, в том числе и права на жилище.

В соответствии с ч. 1 ст. 40 Конституции РФ каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища.

Факт проживания С. в другом месте, тем более в общежитии, не является бесспорным свидетельством переезда туда гражданина на постоянное место жительства.

Намерения сторон при возвращении истца для проживания в квартиру, их последующее поведение до возникновения вопроса о его регистрации и требовалось ли, при изложенных обстоятельствах, обязательное согласие всех проживающих в спорной квартире совершеннолетних членов семьи на его проживание и пользование ею надлежащей правовой оценки суда кассационной инстанции не получило.

В соответствии же с п. 1 ст. 347 ГПК РФ данной судебной инстанции принадлежит право оценки имеющихся в деле доказательств, установления новых фактов и правоотношений.

Согласно п. 4 ст. 366 ГПК РФ при отмене решения суда полностью и передаче дела на новое рассмотрение суд обязан указать действия, которые должен совершить суд первой инстанции при новом рассмотрении дела.

В указанной части в кассационном определении содержится лишь ссылка на необходимость учесть изложенное, на основании добытых доказательств (без пояснения в подтверждение каких юридически значимых обстоятельств), руководствуясь законом (без указания норм материального права) разрешить спор по существу.

 

При обнаружении признаков скрытия, изменения, уничтожения маркировки, нанесенной на транспортных средствах организациями изготовителями, не зарегистрированных в Госавтоинспекции, либо подделки представленных документов, регистрационных знаков, несоответствия транспортных средств и номерных агрегатов сведениям, указанным в представленных документах, или регистрационным данным, а также наличия сведений о нахождении транспортных средств, номерных агрегатов в розыске или представленных документов в числе утраченных (похищенных) регистрационные действия не производятся. Такие документы, регистрационные знаки задерживаются.

 

И. обратился в суд с заявлением по тем основаниям, что ему на праве собственности принадлежит автомобиль Мерседес-Бенц 1994 года выпуска р/знак <...>, который им был приобретен в мае 2003 г.

Данный автомобиль находился на учете в МРЭП Валуйского ГРОВД.

В 2004 г. сотрудники Валуйского ГРОВД противоправно изъяли у него документы на автомобиль.

Просил суд признать действия сотрудников МРЭП Валуйского ГРОВД незаконными, обязать МРЭП Валуйского ГРОВД выдать ему свидетельство о регистрации и ПТС транспортного средства на автомобиль Мерседес-Бенц W 124 QP 1994 г. выпуска, регистрационный знак <...>.

Решением суда требования заявителя удовлетворены.

Отменяя решение, суд кассационной инстанции указал следующее.

Суд считал установленным и исходил из того, что неправомерными действиями сотрудников МРЭП Валуйского ГРОВД в нарушение требований Конституции РФ И. лишен права пользования и распоряжения принадлежащим ему на праве собственности транспортным средством.

Выводы, изложенные в решении суда, не основаны на нормах закона и не обоснованы.

В нарушение требований ст. ст. 147, 148 ГПК РФ подготовка к делу проведена поверхностно.

Судом не надлежащим образом определены юридически значимые обстоятельства по делу, не распределено бремя доказывания, не определен закон, которым следует руководствоваться при разрешении дела. Решение суда не соответствует требованиям, предусмотренным ч. 4 ст. 67 и ч. 4 ст. 198 ГПК РФ.

В решении не приведены мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, основания, про которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими, не приведены нормы закона, которыми руководствовался суд при вынесении решения.

Вывод в судебном решении о нарушении МРЭП Валуйского ГРОВД права собственности И. по распоряжению транспортным средством, не обоснован.

Порядок регистрации и снятия с учета транспортных средств предусмотрен Правилами регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства Внутренних дел РФ, утвержденными Приказом МВД РФ от 27.01.2003 N 59.

Указанные Правила не регулируют отношения, связанные с возникновением и прекращением права собственности на транспортные средства.

Как следует из ч. 3 ст. 15 Федерального закона РФ "О безопасности дорожного движения" регистрация транспортных средств осуществляется для допуска транспортных средств к участию в дорожном движении.

Согласно п. 35.2 Правил не принимаются к совершению регистрационных действий документы, исполненные карандашом или имеющие подчистки либо приписки, зачеркнутые слова, а также не оговоренные исправления.

При совершении регистрационных действий производится осмотр представленных транспортных средств на предмет их соответствия сведениям, указанным в документах, а также в паспортах транспортных средств и иных документах, подтверждающих возможность доступа транспортных средств к участию в дорожном движении (п. 16).

При обнаружении признаков скрытия, изменения, уничтожения маркировки, нанесенной на транспортных средствах организациями изготовителями, не зарегистрированных в Госавтоинспекции, либо подделки представленных документов, регистрационных знаков, несоответствия транспортных средств и номерных агрегатов сведениям, указанным в представленных документах, или регистрационным данным, а также наличия сведений о нахождении транспортных средств, номерных агрегатов в розыске или представленных документов в числе утраченных (похищенных) регистрационные действия не производятся. Такие документы, регистрационные знаки задерживаются. С документов снимаются копии, а их оригиналы (регистрационные знака) вместе с сообщением об обнаружении признаков преступления передаются в орган внутренних дел по месту их обнаружения для проведения необходимых действий и принятия решения в порядке, установленном законодательством РФ.

Пунктом 55 Правил предусмотрено, что при установлении обстоятельств, являющихся основанием для отказа в совершении регистрационных действий, в том числе в результате проверки, проводимой в установленном законодательством РФ порядке органами внутренних дел или иными правоохранительными органами, проведенная регистрация транспортного средства считается недействительной и подлежит аннулированию регистрационным подразделением по месту регистрации транспортного средства. Регистрационные документы, паспорта транспортных средств и регистрационные знаки сдаются в регистрационное подразделение.

Как усматривается из материалов дела, на основании счет-справки от 25.03.2003, представленного ПТС <...>, по заявлению Д. автомобиль Мерседес-Бенц был поставлен на учет в МРЭП Новооскольского РОВД, 22.05.2003 снят с учета и впоследствии зарегистрирован в МРЭП Валуйского ГРОВД на имя И.

При проведении дополнительной проверки паспорта ТС было установлено, что он был выдан 13.03.2003 на автомобиль ЗАЗ-968 р/знак <...> при снятии данного автомобиля с регистрационного учета для продажи.

В дальнейшем первоначально выполненный текст в ПТС был удален без повреждений поверхностного слоя бумаги документа с последующим выполнением нового текста.

Указанные обстоятельства подтверждаются заключением эксперта от 12.02.2004 N 176, заключением начальника МРЭП Новооскольского РОВД от 22.12.2003.

Из решения суда, материалов дела также усматривается, что по факту подделки ПТС возбуждено уголовное дело N 20042080030, производство по которому не окончено.

По указанным выше основаниям изъятие у И. поддельного ПТС, а также свидетельства о регистрации ТС является правомерным, соответствует требованиям п. п. 16, 17 Правил.

Разрешение вопросов, связанных с хранением, возвращением, уничтожением документов, признанных в установленном порядке вещественными доказательствами по уголовному делу и иных документов, приобщенных к материалам уголовного дела, определяется в порядке, предусмотренном УПК РФ.

Удовлетворение требований И. до разрешения уголовного дела, также противоречит требованиям п. 55 Правил.

При таких обстоятельствах решение суда нельзя признать законным и обоснованным.

В соответствии со ст. 361 ГПК РФ суд кассационной инстанции вправе изменить или отменить решение суда первой инстанции и принять новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение, если обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании имеющихся и дополнительно представленных доказательств.

Учитывая, что обстоятельства по делу установлены, суд кассационной инстанции счел возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, вынести новое решение об отказе в удовлетворении требований.

 

Процессуальные вопросы

 

Срок, исчисляемый месяцами, истекает в соответствующее число последнего месяца срока. В случае если окончание срока, исчисляемого месяцами, приходится на такой месяц, который соответствующего числа не имеет, срок истекает в последний день этого месяца.

 

Решением Свердловского районного суда г. Белгорода в удовлетворении требований С. к Управлению социальной защиты населения Белгородской области, Федеральному научно-практическому центру реабилитации инвалидов, Федеральному научно-практическому центру гигиены имени Ф.Ф.Эрисмана о признании недействительными заключений МСЭ, взыскании компенсации морального вреда отказано ввиду пропуска срока для обращения в суд.

Отменяя определение, президиум указал следующее.

Согласно п. 2 ч. 6 ст. 152 ГПК РФ при установлении факта пропуска без уважительных причин срока исковой давности или срока обращения в суд судья принимает решение об отказе в иске без исследования иных фактических обстоятельств по делу.

В решении имеется вывод о неуважительности причин пропуска срока на обращение в суд. Как усматривается из протокола судебного заседания, обстоятельства и причины его пропуска на обсуждение сторон не ставились, в связи с чем заслуживают внимания доводы надзорной жалобы о невозможности представления доказательств, свидетельствующих об уважительности причин пропуска этого срока.

Кроме того из материалов дела усматривается, что обжалуемое заключение главного бюро N 2 от 30.06.2002 С. получил в июле 2003 года. Данные о получении заявителем рекомендаций ФЦЭРП от 24.06.2003 отсутствуют.

В решении же суда имеется противоречивое суждение о том, что о заключении от 24.06.2003 С. стало известно в начале июля 2003 года, точную дату он не помнит.

В соответствии со ст. 108 ГПК РФ срок, исчисляемый месяцами, истекает в соответствующее число последнего месяца срока. В случае если окончание срока, исчисляемого месяцами, приходится на такой месяц, который соответствующего числа не имеет, срок истекает в последний день этого месяца.

При таких обстоятельствах предусмотренный статьей 256 ГПК РФ 3 месячный срок обращения с заявлением в суд истекает 31 октября 2003 года.

С. обратился в суд с заявлением об оспаривании действий должностного лица 21 октября 2003 года, т.е. до истечения указанного срока.

 

Установленные приговором факты правового характера являются доказательствами по делу с учетом их относимости и допустимости лишь при вступлении приговора в законную силу.

 

Решением Ракитянского районного суда удовлетворен иск Линейной больницы ст. Готня ЮВЖД к С. о возмещении ущерба.

Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее.

Из материалов дела видно, что 22 декабря 2002 года С., управляя принадлежащим ему на праве личной собственности автомобилем и двигаясь по автодороге п. Пролетарский - п. Ракитное, совершил столкновение с автомобилем УАЗ-2206 "Скорая помощь", принадлежащим Линейной больнице ст. Готня ЮВЖД.

Возлагая на С. имущественную ответственность по возмещению вреда, причиненного истцу повреждением автомобиля, суд исходил из доказанности вины ответчика в совершении ДТП приговором Ракитянского районного суда от 8 июля 2003 года, не вступившим в законную силу.

Доводы о том, что указанный приговор не имеет преюдициального значения требованиям п. 4 ст. 61 ГПК РФ не соответствуют.

Установленные приговором факты правового характера (обстоятельства о нарушении Правил дорожного движения, повлекшие причинение вреда) являются доказательствами по делу с учетом их относимости и допустимости лишь при вступлении приговора в законную силу.

Других доказательств о виновности ответчика в ДТП в решении не содержится.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Белгородского областного суда от 24 сентября 2003 года указанный приговор отменен и постановлением Ракитянского районного суда от 19 марта 2004 года, уголовное дело прекращено в связи с декриминализацией совершенного ответчиком деяния. Материалы по факту ДТП направлены в ОГИБДД Ракитянского РОВД для решения вопроса о виновности (невиновности) лиц в совершении ДТП.

Суждение о взыскании ущерба в сумме 54220 рублей требованиям ст. 1064 ГК РФ о полном возмещении ущерба не соответствует.

По заключению ОГУП "Оценщик" указанная сумма восстановительного ремонта поврежденного автомобиля определена без учета износа автомобиля. С учетом износа (76,02%) автомобиля 1996 года выпуска, стоимость ущерба составляет 15253,81 руб.

Доводы ответчика об оспаривании стоимости ущерба в нарушении требований ст. 76 ГПК РФ оставлены без правовой оценки.

При таких обстоятельствах решение суда нельзя признать законным и обоснованным.

 

Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений, если иное не установлено федеральным законом.

Суд не вправе руководствовался критериями целесообразности вместо требований законности.

Решение принимается в рамках по заявленных истцом требований.

 

Решением суда иск М. к Е. о вселении удовлетворен частично. М. вселен в квартиру <...>. На Е. возложена обязанность вручить М. ключи от квартиры.

Отменяя решение, суд кассационной инстанции указал следующее.

Исходя из требований закона о процессуальном равенстве сторон и учитывая обязанность истца и ответчика подтвердить те обстоятельства, на которые они ссылаются, необходимо в ходе судебного разбирательства тщательно проверить каждое обстоятельство, указанное сторонами в подтверждение своих требований и возражений, и тем самым обеспечить установление истины по делу.

Доводы истца М. о том, что после смерти его сына Ю. с апреля до августа 2003 г. у него с ответчицей Е. не сложился порядок пользования спорной квартирой, комната для несовершеннолетнего ребенка не оборудована под детскую, а фактически сдавалась в наем, в ней в настоящее время проживает семья брата истицы судом первой инстанции не исследованы и надлежащей правовой оценки не получили.

В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений, если иное не установлено федеральным законом.

Вопреки указанным требованиям закона суд не предложил ответчице представить доказательства в подтверждение посещения ее несовершеннолетней дочери на дому врачом-логопедом.

Отказывая М. в выделении 2 комнат, суд необоснованно руководствовался требованиями целесообразности вместо критериев законности. При этом неправомерна ссылка суда на п. 3 ст. 252 ГК РФ к спорным правоотношениям, поскольку такого основания как неудобство в пользовании помещением" в указанной норме права не содержится.

Согласно ч. 3 ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

Из материалов дела видно, что истец уточнил свои требования, в которых просил определить порядок пользования спорной квартирой, выделить ему во владение и пользование две изолированные комнаты площадью 40 кв. м и 10,44 кв. м. Уточненные требования были поддержаны им в судебном заседании. Однако судом рассмотрены первоначальные исковые требования М. и не учтены положения ст. 247 ГК РФ, устанавливающие порядок владения и пользования имуществом, находящимся в долевой собственности.

При таких обстоятельствах решение суда нельзя признать законным и обоснованным.

 

При решении вопроса об отказе истца от иска суду необходимо выяснять причины, побудившие истца отказаться от заявленного им требования.

Совершение процессуальных действий после прекращения производства по делу до возобновления прекращенного производства не допускается.

 

Определением Шебекинского районного суда Белгородской области принят отказ Е. от исковых требований к А. о разделе имущества, нажитого супругами в период брака. Производство по делу прекращено.

Отменяя определение, президиум указал следующее.

В соответствии с положениями ст. 39 ГПК РФ истец вправе отказаться от иска. Реализация истцом указанного права означает, что истец в полном объеме отказался от своих материально-правовых претензий к ответчику. Суд не принимает отказ от иска, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

Исходя из данного положения закона суду необходимо выяснять причины, побудившие истца отказаться от заявленного им требования.

Из имеющегося в материалах дела заявления Е. видно, что истица отказалась от иска о разделе совместного имущества супругов, так как полагала, что раздел будет произведен добровольно. Эти же причины отказа от исковых требований занесены в протокол судебного заседания от 27.11.2003.

Таким образом, истица в своем заявлении к суду указала причины ее отказа от исковых требований, однако в нарушение положений ст. 39 ГПК РФ, суд принял такой отказ от иска. Из заявлений сторон и протокола судебного заседания следует, что стороны намеревались разрешить спор на иных условиях, чем указано в исковом заявлении, однако в нарушении ст. 172 ГПК РФ, суд не выяснил у сторон, не желают ли они закончить дело мировым соглашением.

В соответствии с ч. 2 ст. 173 ГПК РФ, суд разъясняет истцу, ответчику или сторонам последствия отказа от иска. Из протокола судебного заседания от 27.11.2003 следует, что истице разъяснены последствия отказа от исковых требований, предусмотренные ст. 221 ГПК РФ, однако при этом не указано в чем заключаются эти последствия.

Определением от 9 сентября 2003 года по делу назначена товароведческая экспертиза. Производство по делу в соответствии со ст. 216 ГПК РФ приостановлено до получения результатов экспертизы.

В соответствии со ст. 219 ГПК РФ, производство по делу возобновляется после устранения обстоятельств, вызвавших его приостановление, на основании заявления лиц, участвующих в деле, или по инициативе суда. При возобновлении производства суд извещает об этом лиц, участвующих в деле.

Производство по настоящему гражданскому делу не возобновлялось.

Исходя из смысла ст. 219 ГПК РФ никакие процессуальные действия, совершенные после прекращения производства по делу, до возобновления дела не допускаются.

 

Возвращение искового заявления в форме, не предусмотренной законом, нарушает право заявителя на судебную защиту и обжалование действий судьи.

 

Определением Губкинского городского суда исковое заявление оставить без движения. Придя к выводу о том, что указания суда, отраженные в данном определении, не выполнены, судья возвратил иск и приложенные к нему материалы.

Снимая дело с кассационного рассмотрения, судебная коллегия указала следующее.

Из материалов дела видно, что, исполняя определение об оставлении заявления без движения, ответчик представил дополнения к иску.

Возвращая исковой материал, судья сослался на то, что дополнения подписаны лицом, не обладающим полномочиями на предъявление иска (его изменение).

Кассатор, ставя вопрос об отмене определения, фактически оспаривает действия судьи о возвращении искового материала.

Исковой материал возвращен не по причине неисполнения определения, а ввиду предъявления дополнений к иску неполномочным лицом.

Основания и порядок для такого возврата иска предусмотрены законом (ст. 135 ГПК РФ).

О возвращении искового заявления судья выносит мотивированное определение. В данном же случае материал возвращен без вынесения определения.

Возвращением иска в форме, не предусмотренной законом, нарушено право заявителя на судебную защиту и обжалование действий судьи.

 

Правом на подачу кассационного представления в вышестоящие суды обладает прокурор, являющийся лицом, участвующим в деле, с точки зрения положений статей 34, 35, 45 ГПК РФ, независимо от того, явился ли он в заседание суда первой инстанции.

 

Определением суда Старооскольскому городскому прокурору возвращено кассационное представление на решение Старооскольского городского суда.

Отменяя определение, судебная коллегия указала следующее.

Возвращая кассационное представление Старооскольскому городскому прокурору, суд сослался на то, что согласно ст. 336 ГПК РФ правом принесения кассационного представления обладает прокурор, участвующий в деле.

В данном случае в рассмотрении дела в суде первой инстанции принимал участие помощник Старооскольского городского прокурора, а не подписавший кассационное представление Старооскольский городской прокурор, поэтому, по мнению суда, он не вправе приносить представление по данному делу.

Указанный вывод суда является ошибочным.

Согласно разъяснениям Верховного Суда Российской Федерации, содержащимся в п. 19 Постановления Пленума от 20 января 2003 г. N 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации", прокурор вправе принести представление в суд второй и надзорной инстанций на судебное постановление в случае, если он участвует в деле.

Правом на подачу указанных представлений в вышестоящие суды обладает прокурор, являющийся лицом, участвующим в деле, с точки зрения положений статей 34, 35, 45 ГПК РФ, независимо от того, явился ли он в заседание суда первой инстанции.

В данном случае Старооскольский городской прокурор является лицом, участвующим в деле, в силу установленного ч. З ст. 45 ГПК РФ права на вступление его в процесс по делам о выселении.

 

Апелляционное производство

 

Разрешение требований об установлении границ земельных участков не относится к компетенции суда.

Если после отмены судебных постановлений мирового и районного суда дело направлено на новое рассмотрение по существу в районный суд, оно не может быть рассмотрено в порядке апелляционного производства.

 

Щ. обратился в суд с иском о возмещении ущерба, причиненного ответчиками в сумме 15152 рубля в результате повреждения забора, поставленного между дворами домовладений и возмещении ущерба за поврежденную асфальтовую дорожку. Сослался на то, что ответчиками самовольно был передвинут забор в глубь его участка.

К. и А. предъявили встречный иск об устранении препятствий в пользовании земельным участком, определении границ земельного участка, признании недействительным постановления главы администрации от 1992 года, возмещении причиненного ущерба.

Заочным решением мирового суда судебного участка N 1 Борисовского района года постановление главы администрации п. Борисовка N 29 от 8 сентября 1992 года отменено, с К. и А. взысканы материальный ущерб и судебные расходы, постановлено обязать Щ. не препятствовать в пользовании земельным участком ответчиков, убрать канализацию и выгребную яму.

Впоследствии данное решение было изменено апелляционным решением Борисовского районного суда, которым К. и Т. в иске об устранении препятствий в пользовании земельным участком, определении границ земельного участка, возмещении ущерба путем установки забора, признании недействительным постановления главы администрации отказано. Щ. в удовлетворении требований о возмещении затрат на восстановление асфальтовой дорожки отказано.

Определением президиума Белгородского областного суда от 26 февраля 2004 года решение мирового суда судебного участка N 1 Борисовского района и апелляционное решение в части взыскания ущерба, причиненного Щ. и судебных расходов и в части обязания Щ. устранить препятствия в пользовании ответчиками их земельным участком отменены. Дело направлено на новое рассмотрение по существу.

Апелляционным решением Борисовского районного суда исковое заявление Щ. удовлетворено частично, с К. и А. взысканы 680 руб. Встречное исковое заявление также удовлетворено частично, граница между домовладениями оставлена по фактически существующей в настоящее время и обозначенной шиферным забором.

Отменяя апелляционное решение, президиум указал следующее.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

При постановлении обжалуемого решения суд исходил из того, что забор, установленный К. и Т. в настоящее время является границей, разделяющей два домовладения, поскольку он соответствует плану БТИ и фактически сложившемуся порядку пользования домовладением в момент его покупки А.

Удовлетворяя требования К. и А. не принято во внимание следующее.

Постановлением Верховного суда РФ от 22 апреля 1992 года N 6 "О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства о земельной реформе" дан исчерпывающий перечень требований, вытекающих из земельных споров, которые подведомственны судам общей юрисдикции.

Из существа иска усматривается, что между сторонами возник межевой спор.

В судебном заседании К. и А. заявили требование об установлении границ между земельными участками. В резолютивной части оспариваемого апелляционного решения фактически содержится суждение об установлении границ земельного участка.

Разрешая спор, не принято во внимание, что вышеупомянутым постановлением разрешение требований об установлении границ земельных участков не относится к компетенции суда.

Кроме того, согласно Постановлению Правительства РФ от 26 мая 1992 года N 346 "Об утверждении положения о комитете по земельной реформе и земельным ресурсам при правительстве РФ" межевание земель и выполнение работ по установлению (восстановлению) административно-территориальных границ и техническому оформлению (абз. 4 п. 5) являются вопросами ведения Роскомзема.

Вынесение решения, которым определена граница земельного участка не обосновано.

К. и Т. в судебном заседании были заявлены уточненные исковые требования, в соответствии с которыми заявители просили обязать Комитет по земельным ресурсам и землеустройству Борисовского района произвести геодезическую съемку (межевание земель) и определить законные границы спорных земельных участков.

Из существа данных требований усматривается, что иск заявлен как к Щ., так и Комитету по земельным ресурсам и землеустройству. В качестве ответчика упомянутый госорган не привлекался, в судебном заседании его представитель не участвовал. Причины, по которым суд посчитал возможным рассмотреть дело в отсутствие представителя упомянутого комитета, не приведены.

Определением президиума Белгородского областного суда от 26 февраля 2004 дело направлено на новое рассмотрение в Борисовский районный суд. Вместе с тем, дело было рассмотрено в порядке апелляционного производства.

Указания вышестоящей инстанции выполнены не были.

 

Судья или суд исходя из имущественного положения сторон вправе отсрочить или рассрочить одной стороне или обеим сторонам уплату государственной пошлины.

Если по делу заявлено несколько требований, то при оставлении заявления без движения по одному из них, остальные подлежат разрешению.

 

Истица Р. обратилась в мировой суд с заявлением к С. о разделе совместно нажитого имущества между супругами и взыскании алиментов на ребенка.

При этом просила об отсрочке уплаты государственной пошлины до разрешения дела по существу.

Определением мирового судьи судебного участка N 1 п. Вейделевка и Вейделевского района Белгородской области, оставленным без изменения определением Вейделевского районного суда Белгородской области, исковое заявление Р. оставлено без движения.

Отменяя судебные постановления, президиум указал следующее.

В соответствии со ст. 90 ГПК РФ судья или суд исходя из имущественного положения сторон вправе отсрочить или рассрочить одной стороне или обеим сторонам уплату государственной пошлины.

Исходя из содержания приведенной нормы права при разрешении данного вопроса юридически значимым обстоятельством является материальное положение сторон, с учетом которого разрешается этот вопрос. В нарушение указанных положений закона мотивировочная часть определения содержит вывод суда о невозможности удовлетворения ходатайства истицы ввиду того, что ст. 98 ГПК РФ предусматривает распределение расходов между сторонами пропорционально удовлетворенным требованиям и невозможности при вынесении решения все судебные издержки возложить на ответчика. В связи с указанным заслуживают внимания доводы истицы о неправильности выводов суда в этой части и предрешении вопроса о распределении судебных расходов при вынесении решения. Кроме того, в резолютивной части определения не содержится выводов о разрешении данного вопроса.

В заявлении истицы кроме требований о разделе имущества содержится и требование о взыскании алиментов. Из резолютивной части определения усматривается оставление без движения заявления о разделе имущества. В частной жалобе истица ссылалась на это обстоятельство. Апелляционная инстанция, не устранив указанный недостаток, оставила определение суда без изменения.

При таких обстоятельствах до настоящего времени вопрос о взыскании алиментов не разрешен.

Заслуживают внимания и доводы истицы о том, что суд имел возможность уточнить ее требования в порядке подготовки дела к слушанию, так как она ставила вопрос не о реальном разделе квартиры, а об определении идеальных долей в праве собственности, в связи с чем требования суда об обязывании ее представить варианты раздела квартиры - не обоснованы.

По делу вынесено частное определение.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь