Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

ОБЗОР

КАССАЦИОННОЙ И НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

ВЕРХОВНОГО СУДА ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

ЗА 9 МЕСЯЦЕВ 2004 ГОДА

 

1. Приостановление производства по делу признано необоснованным

 

Приостанавливая производство по делу на основании п. 3 ст. 215 ГПК РФ, суд исходил из того, что ответчик по делу Ж. проходит действительную военную службу по призыву в городе Энгельс Саратовской области РФ.

Такой вывод не основан на нормах процессуального права.

Согласно ст. 215 ГПК РФ суд обязан приостановить производство по делу в случае участия ответчика в боевых действиях, выполнения задач в условиях чрезвычайного или военного положения, а также в условиях военных конфликтов.

В материалах дела не имеется сведений, подтверждающих привлечение Ж. для участия в боевых действиях, а также привлечение его к выполнению задач на территориях, где введено чрезвычайное военное положение, или в местностях, отнесенных решениями Правительства РФ к зонам вооруженного конфликта (N 44-Г-61/04).

 

2. Возвращение кассационной жалобы заявителю в связи с пропуском срока на кассационное обжалование признано незаконным

 

Определением судьи Калининского районного суда г. Чебоксары от 31 мая 2004 года кассационная жалоба на решение суда от 7 мая 2004 года возвращена заявителю со ссылкой на пропуск им срока на кассационное обжалование.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Чувашской Республики отменила указанное определение и возвратила дело в суд первой инстанции для надлежащего разрешения вопроса о принятии кассационной жалобы М. на кассационное рассмотрение, указав следующее.

В соответствии с п. 3 ст. 108 ГПК РФ процессуальное действие, для совершения которого установлен процессуальный срок, может быть совершено до двадцати четырех часов последнего дня срока. В случае, если жалоба, документы или денежные суммы были сданы в организацию почтовой связи до двадцати четырех часов последнего дня срока, срок не считается пропущенным.

Как следует из материалов дела, срок на подачу кассационной жалобы начинался с момента вынесения судом решения в окончательной форме, т.е. с 12 мая 2004 года, следовательно, окончание срока приходится на 22 мая 2004 года, как и было указано судом в определении. Между тем, 22 мая 2004 года являлось выходным днем.

В соответствии с п. 2 ст. 108 ГПК РФ в случае, если последний день процессуального срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается следующий за ним рабочий день.

Таким образом, последним днем срока для обжалования судебного постановления для заявителя являлось 24 мая 2004 года. На конверте, направленном М. в адрес Верховного суда Чувашской Республики, стоит почтовый штамп с датой 24 мая 2004 года.

Исходя из этого, у суда первой инстанции не было законных оснований, предусмотренных ст. 342 ГПК РФ, для возвращения кассационной жалобы заявителю (N 33-1073-04).

 

3. Определение судьи о возвращении искового заявления в связи с неподсудностью признано неправильным

 

К. обратился в Верховный суд Чувашской Республики с иском к Новочебоксарскому городскому суду Чувашской Республики о компенсации морального вреда в размере 90000 рублей.

Определением судьи Верховного суда Чувашской Республики данное заявление возвращено истцу в связи с неподсудностью спора Верховному суду Чувашской Республики и разъяснено, что с указанным требованием он может обратиться в соответствующий районный суд в порядке ст. 24 ГПК РФ.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации изменила указанное определение судьи и вынесла новое определение об отказе истцу в принятии искового заявления по следующим основаниям.

Как видно из содержания искового заявления К., фактически обжалуются незаконные действия судей Новочебоксарского городского суда Чувашской Республики при рассмотрении конкретного судебного дела по его иску о взыскании вознаграждения по трудовому договору с предпринимателя А. в размере 132421 руб. 90 коп.

Между тем, в соответствии со ст. 1070 Гражданского кодекса РФ ответственность за вред, причиненный действиями судей и суда, установлена лишь в случаях: незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, а также в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу. Вред в рамках указанного исчерпывающего перечня случаев возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, и за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Согласно ст. 16 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" судья не может быть привлечен к какой-либо ответственности за действия, совершенные при осуществлении правосудия, если вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена его виновность в преступном злоупотреблении.

Из указанного следует, что судья, в отношении которого имеется приговор суда об установлении его виновности в преступном злоупотреблении, несет за причиненный вред ответственность в порядке регресса; непосредственно к нему и к суду требование о возмещении вреда, причиненного при осуществлении правосудия, потерпевшими предъявляться не должны. Поскольку вопрос об ответственности суда за выраженное им мнение или принятое решение при осуществлении правосудия может быть рассмотрен лишь в установленном законом порядке, такие споры не подлежат рассмотрению в судах в порядке гражданского судопроизводства.

Что же касается вопроса о возмещении государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) суда (судьи) применительно к случаям, когда вина судьи установлена не вступившим в силу приговором суда, а в ином судебном порядке, то в законодательном порядке вопрос об основаниях и порядке возмещения государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) суда (судьи), в том числе выраженное им в нарушении разумных сроков судебного разбирательства и грубом нарушении процессуального законодательства, в настоящее время не урегулирован, не определены подведомственность и подсудность дел данной категории.

При таких обстоятельствах судье следовало вынести определение не о возврате истцу искового заявления из-за неподсудности дела данному суду, а об отказе К. в принятии указанного искового заявления по основанию п. 1 ст. 134 ГПК РФ в связи с тем, что заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства (N 31-Г04-8).

 

4. Резолютивную часть решения суд должен объявить в том же судебном заседании, в котором закончилось разбирательство дела

 

Из протокола судебного заседания от 2 - 6 октября 2003 года следует, что судья удалилась в совещательную комнату для принятия решения в пятницу 3 октября 2003 года, а вернулась в зал судебного заседания и огласила резолютивную часть в понедельник 6 октября 2003 года.

В силу требований ст. 199 ГПК РФ решение суда принимается немедленно после разбирательства дела. Составление мотивированного решения суд может отложить на срок не более чем пять дней со дня окончания разбирательства дела, но резолютивную часть решения суд должен объявить в том же судебном заседании, в котором закончилось разбирательство дела. Требования же ч. 3 ст. 157 ГПК РФ о непрерывности судебного заседания, за исключением времени, назначенного для отдыха, касаются самого судебного разбирательства и не могут относиться к вынесению решения, так как при этом должна соблюдаться тайна совещательной комнаты.

Таким образом, удалившись в совещательную комнату в пятницу и огласив резолютивную часть решения только в понедельник, суд нарушил правила о тайне совещания судей, что является существенным нарушением норм процессуального права (N 44-Г-72/04).

 

5. Право представителя на обжалование определения суда должно быть специально оговорено в доверенности

 

В соответствии со ст. 371 ГПК РФ определения суда первой инстанции могут быть обжалованы в суд кассационной инстанции отдельно от решения суда сторонами и другими лицами, участвующими в деле.

Согласно ст. 54 ГПК РФ право представителя на обжалование судебного постановления должно быть специально оговорено в доверенности, выданной представляемым лицом.

Из материалов дела видно, что в доверенности, приложенной к частной жалобе представителя истицы, специально оговорено лишь право обжалования решения суда, полномочиями на обжалование определения судьи он не наделен.

Поскольку определение судьи обжаловано лицом, не имеющим полномочий на его обжалование, судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Чувашской Республики обоснованно прекратила кассационное производство по делу (N 33-558-04).

 

6. Поскольку нарушено право истицы как гражданина, а не предпринимателя, то ее исковое заявление подведомственно суду общей юрисдикции

 

Н. обратилась в суд с иском к Министерству строительства, архитектуры и дорожного хозяйства Чувашской Республики о возмещении вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, и возмещении неполученных доходов.

Отказывая в принятии заявления к своему производству, судья исходил из того, что в соответствии со ст. 27 АПК РФ данный спор подведомственен Арбитражному суду Чувашской Республики, так как истица является индивидуальным предпринимателем.

Эти выводы основаны на неправильном применении норм процессуального права.

В исковом заявлении истицей ставится требование о возмещении вреда, причиненного здоровью в результате дорожно-транспортного происшествия, и компенсации морального вреда. Указанные требования подлежат рассмотрению судом общей юрисдикции, так как нарушено право истицы как гражданина, а не предпринимателя.

В соответствии с п. 4 ст. 22 ГПК РФ при обращении в суд с заявлением, содержащим несколько связанных между собой требований, из которых одни подведомственны суду общей юрисдикции, другие - арбитражному суду, если разделение требований невозможно, дело подлежит рассмотрению и разрешению в суде общей юрисдикции.

При таких обстоятельствах, несмотря на то, что истицей заявлено требование о возмещении недополученных доходов от предпринимательской деятельности, исковое заявление Н. подлежит рассмотрению судом общей юрисдикции (N 33-296-04).

 

7. Исковое заявление прокурора было принято к производству суда без учета требований ст. 45, 131 ГПК РФ

 

Прокурор Порецкого района Чувашской Республики обратился в суд с заявлением и просил отменить пункт 2 распоряжения главы администрации Порецкого района ЧР от 17 мая 2004 года N 95-р о назначении Ю. временно исполняющим обязанности главного врача МУЗ "Порецкая ЦРБ" с 17 мая по 27 июня 2004 года.

Решением Порецкого районного суда Чувашской Республики постановлено признать недействительным со дня принятия распоряжение главы администрации Порецкого района ЧР от 17 мая 2004 года N 95-р.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Чувашской Республики отменила решение суда и направила дело в суд на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В силу конституционного положения об осуществлении судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон, исходя из норм ст. 131 ГПК РФ, а также норм ст. 45 ГПК РФ о формах участия прокурора в гражданском процессе и установленного этой же нормой закона перечня субъектов, в интересах которых прокурор может подать заявление в суд, при обращении в суд прокурор обязан был указать в заявлении, в чьих интересах он обращается; указать, в чем заключается нарушение прав этого субъекта (субъектов); а если имеет место обращение в суд с иском, назвать в заявлении ответчика (ответчиков).

Не соответствующее этим требованиям процессуального закона заявление прокурора тем не менее было принято к производству суда, и указанные упущения привели к вынесению незаконного судебного решения (N 33-1489-04).

 

8. Суд первой инстанции принял к производству исковое заявление с нарушением правил подсудности и рассмотрел спор по существу

 

П. обратилась в суд с иском к ФГУ "ДЭП-145" о возмещении вреда, причиненного дорожно-транспортным происшествием.

Решением Калининского районного суда г. Чебоксары ЧР постановлено взыскать с ФГУ "ДЭП-145" в пользу П. 15000 рублей в счет компенсации морального вреда, в остальной части иска отказать.

Как видно из материалов дела, приговором Чебоксарского районного суда ЧР установлено, что 5 сентября 2002 года на автодороге Москва - Казань возле поселка Кугеси произошло ДТП с участием автомобиля "КАВЗ-3270", принадлежащего ФГУ "ДЭП-145", и автомобиля ГАЗ-3259.

В результате столкновения транспортных средств П., а также другие пассажиры автомобиля "Газель" получили телесные повреждения различной степени тяжести.

В соответствии со ст. 28 ГПК РФ иск к организации предъявляется в суд по месту нахождения организации. Место нахождения юридического лица определяется местом его регистрации, если в соответствии с законом в учредительных документах не указано иное (п. 2 ст. 54 ГК РФ).

В соответствии со ст. 8 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" место государственной регистрации юридического лица определяется местом нахождения его органов, которое в свою очередь определяется учредителями, указывается в учредительных документах.

Согласно ч. 5 ст. 29 ГПК РФ иски о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, могут предъявляться истцом также в суд по месту его жительства или месту причинения вреда.

Как видно из материалов дела, истица П. проживает в Московском районе г. Чебоксары. Местом причинения вреда является Чебоксарский район ЧР.

Согласно представленным документам о регистрации ФГУ "ДЭУ-145", а также сведениям о границах судебных участков Ленинского района г. Чебоксары, Базовый проезд 2 относится к Ленинскому району г. Чебоксары.

По изложенным основаниям судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Чувашской Республики отменила решение Калининского районного суда г. Чебоксары и направила дело в тот же суд для решения вопроса о передаче дела по подсудности, поскольку право выбора между несколькими судами принадлежит истице (N 33-14-04).

 

9. Решение суда подлежит безусловной отмене в случае, если суд разрешил вопрос о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле

 

К. обратился в суд с заявлением об установлении факта принятия наследства.

Решением Калининского районного суда г. Чебоксары установлен факт принятия К. наследства после смерти И., умершего 24 апреля 2001 года.

Отменяя в надзорном порядке решение суда первой инстанции, Президиум Верховного суда Чувашской Республики указал следующее.

В соответствии с ч. 2 ст. 263 ГПК РФ дела особого производства суд рассматривает с участием заявителей и других заинтересованных лиц.

Как следует из материалов дела, обращаясь в суд с заявлением об установлении факта принятия наследства, К. в качестве заинтересованного лица указал лишь ИМНС России по Калининскому району г. Чебоксары.

Однако, как следует из надзорной жалобы, в наследственном доме проживают М., являющаяся супругой умершего И. и Н. - дочь умершего. Кроме того, у умершего И. имеется еще одна дочь - Р., проживающая в г. Чебоксары.

Исходя из положений п. 1 ст. 1142 ГК РФ супруга и дочери умершего И. являются заинтересованными лицами по делу.

В данном случае дело по заявлению К. рассмотрено без привлечения указанных лиц к участию в деле, в то время как принятое судом решение непосредственно затрагивает их права и обязанности (N 44-Г-37/04).

 

10. Государственная пошлина, от уплаты которой истица была освобождена, взыскивается с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов

 

П. обратилась в суд с иском к ЗАО "АНК" и Усинскому филиалу ЗАО "АНК" о компенсации морального вреда, причиненного смертью сына.

Решением Ленинского районного суда г. Чебоксары постановлено исковые требования П. к ЗАО "АНК" удовлетворить частично и взыскать с ЗАО "АНК" г. Москва компенсацию морального вреда, причиненного смертью сына, в размере 45000 руб., а также госпошлину в бюджет в сумме 1000 руб.

Постановлением Президиума Верховного суда Чувашской Республики решение суда в части взыскания с ответчика государственной пошлины изменено, размер государственной пошлины уменьшен до 10 руб.

Уменьшая размер государственной пошлины, подлежащий взысканию с ответчика, Президиум указал следующее.

В соответствии с требованиями действующего законодательства требования о компенсации морального вреда признаются требованиями неимущественного характера. Согласно п. 7 ч. 1 ст. 4 Закона РФ "О государственной пошлине" государственная пошлина с указанных исковых заявлений взимается в размере 10 процентов от минимального размера оплаты труда - для граждан, десятикратный размер минимального размера оплаты труда - для юридических лиц.

Из изложенного следует, что при предъявлении иска о компенсации морального вреда граждане должны оплачивать государственную пошлину в размере 10 руб. Поскольку в силу п. 4 ч. 1 ст. 89 ГПК РФ по данному делу истица освобождена от государственной пошлины, то при удовлетворении судом ее иска, исходя из требований ст. 103 ГПК РФ, именно указанная сумма - 10 руб. подлежала взысканию с ответчика в федеральный бюджет, а не 1000 руб. (N 44-Г-9/04).

 

11. При вынесении решения судом допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права

 

Согласно ст. 53 ЖК РСФСР члены семьи нанимателя, проживающие совместно с ним, пользуются наравне с нанимателем всеми правами и несут все обязанности, вытекающие из договора найма жилого помещения.

Несовершеннолетняя А. является членом семьи нанимателя спорной квартиры, она включена в ордер на вселение, указана в лицевом счете, постоянно пользуется этой жилой площадью.

Несмотря на это, при разрешении спора об изменении договора найма жилой площади ее жилищные права судом учтены не были.

Кроме того, на момент разрешения спора А. достигла полных 14 лет. Однако она к участию в деле привлечена не была, в связи с чем ее жилищные права, а также процессуальные права стороны в деле защищены не были (N 44-Г-71/04).

 

12. Улучшение жилищных условий является основанием для возникновения у гражданина обязанности по освобождению временного жилого помещения в общежитии

 

Московский районный суд г. Чебоксары, отказывая в удовлетворении иска администрации Московского района г. Чебоксары о выселении С. из комнаты общежития, мотивировал принятое решение тем, что на основании договора купли-продажи от 15.02.2003 принадлежащая на праве собственности С. квартира перешла в собственность Х. Исходя из этого судом сделан вывод о том, что жилищные условия С. не улучшились.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Президиум Верховного суда Чувашской Республики указанное решение суда отменил и дело направил на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Порядок предоставления жилой площади в общежитиях и пользование ею установлены Примерным положением об общежитиях, утвержденным Постановлением Совета Министров РСФСР от 11 августа 1988 года N 328.

В целях упорядочения вопросов предоставления, пользования жилыми помещениями в общежитиях Кабинетом Министров Чувашской Республики 14 апреля 2000 года принято постановление N 69 "Об утверждении Положения об общежитиях" (действовавшее на момент разрешения спора судом), согласно которому общежития предназначаются для временного проживания определенной категории лиц, не имеющих в данном населенном пункте жилой площади по договору найма, или на праве собственности. В настоящее время постановлением Кабинета Министров Чувашской Республики от 3 декабря 2003 года N 301 утверждено "Примерное положение об общежитиях, находящихся в муниципальной собственности", в п. 2 которого содержится аналогичная норма.

Таким образом, предоставляемые в общежитиях жилые помещения являются временным жильем, предоставляемым гражданам до улучшения жилищных условий.

В соответствии с п. 18 названного Положения лица, выбывающие из общежития по предусмотренным законом основаниям, в т.ч. в случае улучшения жилищных условий, обязаны освободить жилое помещение. С утверждением "Примерного положения об общежитиях, находящихся в муниципальной собственности" прежнее Положение об общежитиях утратило силу, и ст. 18 Примерного положения указывает на то, что выселение граждан, проживающих в общежитии, производится на основании и в порядке, установленном действующим законодательством (аналогия ст. 89 ЖК РСФСР).

Следовательно, улучшение жилищных условий, в т.ч. приобретение в собственность благоустроенного жилого помещения, уже само по себе является основанием для признания гражданина обеспеченным жильем для постоянного проживания и возникновения у него обязанности по освобождению временного жилого помещения в общежитии.

Из материалов дела следует, что 22 ноября 1999 года С. приобрел в собственность двухкомнатную квартиру, в которой он проживал.

Отчуждение указанной квартиры было совершено уже после предъявления иска о выселении С. из комнаты общежития и принятия дела к производству суда.

В связи с изложенным, вывод суда об отсутствии законных оснований для признания ответчика улучшившим свои жилищные условия является преждевременным, основанным на неправильно определенных юридически значимых обстоятельствах дела (N 44-Г-11/04).

 

13. Выводы суда о взыскании с ответчика материального ущерба, причиненного повреждением автомобиля, являются преждевременными

 

Г. обратилась в суд с иском к ОАО "Промтрактор" о возмещении материального ущерба, причиненного повреждением автомашины М-412 в размере 30000 руб., расходов на приобретение памятника - 2800 руб., расходов по оплате услуг эксперта - 2500 руб., юридической консультации - 3000 руб.

Исковые требования мотивированы тем, что 9 декабря 2002 года Л. во время служебной командировки, управляя закрепленной за ним автомашиной ЗИЛ-431414, принадлежащей ответчику, совершил столкновение с автомашинами КамАЗ и Москвич-412, в результате чего погиб муж истицы и причинен материальный ущерб. Автомашина М-412 была приобретена ее мужем в 2002 году у А., но ее перерегистрировать на себя он не успел. Факт приобретения автомашины подтверждается распиской о получении денежных средств и доверенностью от 10 сентября 2002 года.

Решением Калининского районного суда г. Чебоксары требования истицы удовлетворены частично, в ее пользу с ответчика взыскано в счет возмещения материального ущерба, причиненного повреждением автомашины, 18856 руб. 09 коп., расходы на приобретение памятника в размере 2800 руб., ограды - 1750 руб., расходы по оплате услуг представителя - 700 руб.

Суд первой инстанции, принимая во внимание, что вина Л. в происшедшем 9 декабря 2002 года ДТП установлена и не оспаривается ответчиком, руководствуясь требованиями ст. 1064, 1068 ГК РФ, пришел к правильному выводу о том, что вред, причиненный повреждением автомобиля, подлежит возмещению.

Однако вывод суда о том, что Г. и ее муж являлись собственниками автомобиля М-412, в связи с чем истица вправе требовать возмещения ущерба, причиненного повреждением автомашины, является преждевременным.

Представитель ответчика оспаривал доводы истицы о том, что она является собственником автомобиля и ссылался на отсутствие договора купли-продажи указанного автомобиля между его собственником А. и мужем истицы К.

Как видно из материалов дела, автомобиль был передан А. в распоряжение К. по доверенности от 10 сентября 2002 года. В соответствии с распиской от 10 сентября 2002 года за указанный автомобиль муж истицы передал А. 30000 рублей.

Заключен ли договор купли-продажи и является ли истица собственником автомобиля являются юридическими обстоятельствами, подлежащими доказыванию сторонами. Истица не вправе требовать возмещения причиненного повреждением автомобиля ущерба, если не докажет права собственности на автомобиль.

С учетом требований ч. 2 ст. 56 ГПК РФ суду при таких обстоятельствах следовало вынести данные обстоятельства на обсуждение, разъяснив Г. о необходимости предъявления дополнительного иска о признании договора купли продажи автомобиля состоявшимся и признании за ней права собственности на автомобиль, возложив соответственно на стороны бремя доказывания.

В соответствии с ч. 3 ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

Поскольку такой иск Г. в пределах данного дела не заявлялся, суд, признавая, что автомобиль принадлежит ей на праве собственности, вышел за пределы исковых требований, чем нарушил требования данной статьи.

По изложенным основаниям судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Чувашской Республики решение суда в указанной части отменила и направила дело на новое рассмотрение в тот же суд (N 33-290-04).

 

14. Периоды работы заявительницы в качестве медицинской сестры не в учреждении здравоохранения подлежат включению в специальный медицинский стаж для назначения досрочной трудовой пенсии лишь включительно по 31 декабря 1991 года

 

Отказывая в удовлетворении жалобы в части включения в специальный стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии по старости, периодов работы В. с 29 августа 1979 года по 1 ноября 1984 года в качестве медсестры в детских яслях и с 29 февраля 1988 года по 31 октября 1993 года в качестве патронажной медсестры в Чувашском республиканском комитете Общества Красного Креста РСФСР, суд исходил из того, что приказом Минздрава СССР от 29 августа 1984 года детские ясли были исключены из номенклатуры учреждений здравоохранения. Должность патронажной медсестры в номенклатуру должностей медицинского и фармацевтического персонала и специалистов с высшим профессиональным образованием в учреждениях здравоохранения также не включена.

Кроме того, суд указал, что наименования этих учреждений не включены в Список профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа в которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет, утвержденный постановлением СМ РСФСР от 06.09.91г.

Однако судом не учтено, что в спорный период в соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 17 декабря 1959 года N 1397 "О пенсиях за выслугу лет работникам просвещения, здравоохранения и сельского хозяйства", действовавшим на момент поступления заявителя на работу в детские ясли N 13 ЧХБК, пенсии за выслугу лет работникам здравоохранения назначались при стаже работы по специальности не менее 25 лет в сельской местности и поселках городского типа (рабочих поселках) и не менее 30 лет в городах.

Согласно разделу II прилагаемого к указанному постановлению Перечня учреждений, организаций и должностей, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет, правом на пенсию за выслугу лет обладали медицинские сестры независимо от наименования должности, работавшие в детских яслях, детских садах, объединенных ясли-садах.

В соответствии с ч. 3 Положения о порядке исчисления стажа для назначения пенсий за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения, утвержденного постановлением Совета Министров СССР от 17 декабря 1959 года N 1397, в стаж работы врачей и других работников здравоохранения засчитывается работа по специальности в системе обществ Красного Креста и Красного Полумесяца.

Вместе с тем следует отметить, что после принятия Закона РСФСР "О государственных пенсиях в РСФСР", введенного в действие с 1 января 1992 года, постановления Совета Министров РСФСР от 6 сентября 1991 года N 464 "Об утверждении списка профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет", принятого во исполнение ст. 83 указанного Закона, в порядок назначения пенсии за выслугу лет работникам здравоохранения были внесены существенные изменения. Включение периодов работы в специальный стаж для назначения пенсии за выслугу лет было предусмотрено при условии выполнения ее в определенной должности и только в учреждении здравоохранения.

Следовательно, оспариваемый заявительницей период работы в должности медсестры с 29 августа по 1 ноября 1984 года в детских яслях N 13 ЧХБК и в должности патронажной медсестры в Чувашском республиканском обществе Красного Креста РСФСР с 29 февраля 1988 года по 31 декабря 1991 года подлежит включению в специальный медицинский стаж для назначения досрочной трудовой пенсии на льготных условиях (N 44-Г-20/04).

 

15. Вывод суда об отказе во включении в специальный стаж периодов нахождения истицы в учебных отпусках признан незаконным

 

А. обратилась в суд с иском к Управлению Пенсионного фонда РФ в г. Чебоксары, мотивируя свои требования тем, что она не согласна с решением комиссии по пенсионным вопросам названного Управления от 22 марта 2004 года N 173, которым ей отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости в соответствии с подпунктом 10 пункта 1 ст. 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" в виду отсутствия требуемого 25-летнего специального педагогического стажа.

А. просила обязать УПФР в г. Чебоксары включить в специальный стаж период нахождения в отпуске по уходу за ребенком с 24 декабря 1976 года по 24 октября 1977 года, периоды нахождения в учебных отпусках с 13 января 1978 года по 22 января 1978 года, с 15 июня 1981 года по 30 июня 1981 года, с 2 января 1983 года по 15 января 1983 года, с 1 марта 1985 года по 30 июня 1985 года, периоды нахождения на курсах повышения квалификации с 23 ноября 1992 года по 29 ноября 1992 года, с 27 июня 1993 года по 3 июля 1993 года и назначить трудовую пенсию по старости с 23 декабря 2003 года.

Решением Московского районного суда г. Чебоксары, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Чувашской Республики, постановлено обязать Управление Пенсионного фонда РФ в г. Чебоксары включить периоды нахождения А. с 24 декабря 1976 года по 24 октября 1977 года в отпуске по уходу за ребенком, на курсах повышения квалификации с 23 ноября 1992 года по 29 ноября 1992 года, с 27 июня 1993 года по 3 июля 1993 года, в специальный стаж, дающий право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости.

В удовлетворении исковых требований о включении в специальный стаж периодов нахождения в учебных отпусках и назначении досрочной трудовой пенсии по старости с 23 декабря 2003 года отказать.

Постановлением Президиума Верховного суда Чувашской Республики судебные решения в части отказа в удовлетворении исковых требований А. отменены и по делу вынесено новое решение, которым периоды нахождения А. в учебных отпусках включены в специальный стаж и назначена трудовая пенсия по старости с 23 декабря 2003 года по следующим основаниям.

Отказывая истице в части включения в специальный стаж периодов нахождения в учебных отпусках, суд исходил из того, что согласно ст. 27 и 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" в стаж работы, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, для работников, которые постоянно в течение полного рабочего дня заняты на этой работе, включаются периоды получения пособия по государственному страхованию в период временной нетрудоспособности, а также периоды ежегодных оплачиваемых отпусков, включая дополнительные.

Между тем, проанализировав законодательство в сфере пенсионных прав граждан, действовавшее как на период рассмотрения дела, так и на период возникновения  спорных правоотношений, требования А. о включении в специальный стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии, периодов нахождения в учебных отпусках представляются обоснованными.

Ранее действовавшее законодательство не содержало запрета на включение оспариваемых периодов в льготный стаж.

В Рекомендации Международной Организации Труда от 24 июня 1974 года N 148 "Об оплачиваемых учебных отпусках" предусмотрено, что период оплачиваемого учебного отпуска должен приравниваться к периоду фактической работы в целях установления прав на социальные пособия и других вытекающих из трудовых отношений прав на основе национального законодательства или правил, коллективных договоров, арбитражных решений или таких других положений, которые соответствуют национальной практике (п. 21).

Основами законодательства Союза ССР и Союзных республик о труде и КЗоТ РСФСР (глава IV "Рабочее время" и глава XIII "Льготы для рабочих и служащих, совмещающих работу с обучением") работникам, совмещающим труд с обучением, работавшим на условиях неполного рабочего времени, гарантировались такие же трудовые права, что и лицам, которые трудились полное рабочее время.

Учебные отпуска А. были предоставлены с сохранением заработной платы. В соответствии с действовавшим на тот период законодательством из них производилась уплата взносов на государственное социальное страхование.

В соответствии с п. 4 ныне действующих Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", утвержденных постановлением Правительства РФ от 11 июля 2002 года N 516 в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, засчитываются периоды работы, выполняемой постоянно в течение полного рабочего дня, если иное не предусмотрено настоящими Правилами или иными нормативными правовыми актами, при условии уплаты за эти периоды страховых взносов в Пенсионный фонд РФ.

При применении настоящих Правил к уплате страховых взносов в Пенсионный фонд РФ приравнивается уплата взносов на государственное социальное страхование до 1 января 1991 года, единого социального налога (взноса) и единого налога на вмененный доход для определенных видов деятельности.

В оспариваемой части судебных постановлений суды делают вывод о том, что учебные отпуска не являются разновидностью ежегодных дополнительных оплачиваемых отпусков. При этом суд руководствуется тем, что положения о предоставлении дополнительного учебного отпуска изложены в главе 26 Трудового кодекса РФ, устанавливающей гарантии и компенсации работникам, совмещающим работу с обучением, а не в главе 19 ТК РФ, где установлены виды ежегодных оплачиваемых отпусков.

В силу ст. 55 Конституции РФ в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

В этой связи не допускается необоснованное ограничение объема прав, сокращение гарантий, механизмов правовой защиты и т.п.

Кроме того, согласно п. 5 ст. 68 КЗоТ РСФСР в редакции 1971 года ежегодные дополнительные отпуска предоставляются и в других случаях, предусмотренных законодательством. В связи с этим учебные отпуска, предоставление которых предусматривалось Кодексом, следует рассматривать как разновидность дополнительных оплачиваемых отпусков (N 44-Г-103/04).

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Верховного суда Чувашской Республики

1 октября 2004 года

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь