Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЧЕЛЯБИНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ПРЕЗИДИУМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

от 6 октября 2004 г. Надзорное производство N 44у-2004-374

 

Судья: Шеина Л.В.

Председательствующий: Езовских С.С.

Докладчик: Завьялова Н.Л.

Судья: Колпакова С.В.

 

Президиум Челябинского областного суда в составе: председательствующего - Вяткина Ф.М. и членов Президиума - Фединой Г.А., Сыскова В.Л., Савик Л.Н., Балакиной Н.В.

рассмотрел надзорную жалобу осужденного В. на приговор Ленинского районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 24 января 2002 г. и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Челябинского областного суда от 11 марта 2002 г, в отношении В., <...>,

осужденного по п. "а" ч. 2 ст. 162 УК РФ к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

Начало срока наказания В. - 18 сентября 2001 г. Судом второй инстанции приговор оставлен без изменений.

Заслушав доклад судьи Челябинского областного суда Смирнова В.П., мнение и.о. прокурора Челябинской области Чеурина П.В., полагавшего надзорную жалобу подлежащей частичному удовлетворению, изучив материалы уголовного дела, Президиум

 

установил:

 

В. осужден за то, что ночью 18 сентября 2001 г. по предварительному сговору с двумя неустановленными лицами на остановке общественного транспорта совершил разбойное нападение на Ш., в результате которого причинил здоровью потерпевшего легкий вред и похитил куртку стоимостью 3000 рублей.

В надзорной жалобе осужденный просит переквалифицировать его действия на грабеж, совершенный без отягчающих обстоятельств, и смягчить наказание.

Настоящая жалоба подлежит частичному удовлетворению по следующим мотивам.

Вывод суда о наличии в действиях осужденного признаков разбоя основан на совокупности доказательств и является правильным. Так из показаний потерпевшего и осужденного следует, что В. завладел курткой Ш. сразу же после избиения последнего. По заключению судебно-медицинской экспертизы у Ш. имел место ушиб головы, проявившийся ссадинами и кровоподтеком на лице, явлениями сотрясения головного мозга.

Вместе с тем, квалифицируя действия В. по признаку "группой лиц по предварительному сговору", суд первой инстанции исходил из показаний Ш. о том, что нападавших было трое. Однако при этом суд оставил без внимания другие доказательства, ставящие под сомнение достоверность этих показаний потерпевшего.

Так, В. на протяжении предварительного и судебного следствия утверждал, что он был один.

Согласно протоколу заявления от 18 сентября 2001 г., составленному милиционером Х., Ш. просил привлечь к уголовной ответственности только В. (л.д. 2). Кроме того, указав в приговоре на то, что милиционер Х. подтвердил показания Ш. о том, что тот с самого начала говорил о трех нападавших, суд не дал никакой оценки письменному объяснению самого Ш. (отобранному у него 18 сентября 2001 г. Х.), о том, что на него напали два парня (л.д. 7).

Из объяснения И., следует, что, находясь на остановке, И. видел, как мимо него в сторону вокзала прошел молодой человек. Затем к И. подошли два охранника и спросили его о том, не проходил ли тут парень в кожаной куртке. И. направил охранников в сторону вокзала (л.д. 6, 10 - 11) (Согласно материалам дела В., действительно, был задержан с курткой потерпевшего в районе вокзала).

Органы предварительного следствия не установили охранников, о которых дал показания И., и не включили И. в список лиц, подлежащих вызову в суд.

Не следует из первых показаний Ш. и предварительный сговор нападавших на хищение его имущества. Так, согласно протоколу допроса от 18 сентября 2001 г. Ш. показал, что к нему подошли три ранее незнакомых парня и стали словесно придираться к нему, затем один из парней ударил его по лицу и сбил с ног. От ударов он потерял сознание, а когда пришел в себя, то обнаружил, что с него снята кожаная куртка (л.д. 17 - 18). Такие же показания Ш. дал и на очной ставке с В. (л.д. 36). Однако в судебном заседании Ш. стал утверждать, что нападавшие требовали от него передачи денег и куртки.

Несмотря на приведенные выше обстоятельства, суды первой и второй инстанции указали в своих процессуальных решениях на то, что показания потерпевшего являются четкими и последовательными.

Таким образом, суды обеих инстанций не учли обстоятельства, которые могли существенно повлиять на их выводы, что в силу п. 1 ч. 1 ст. 379, п. 2 ст. 380, ч. 1 ст. 409 УК РФ является основанием для изменения приговора и кассационного определения. В сложившейся ситуации им следовало руководствоваться ч. 3 ст. 14 УПК РФ, согласно которой все неустранимые сомнения в виновности обвиняемого толкуются в пользу обвиняемого.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 407 и ст. 408 УПК РФ, Президиум

 

постановил:

 

1. Надзорную жалобу удовлетворить частично.

 

2. Приговор Ленинского районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 24 января 2002 г. и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Челябинского областного суда от 11 марта 2002 г. в отношении В. изменить: п. "а" ч. 2 ст. 162 УК РФ переквалифицировать на ч. 1 ст. 162 УК РФ в редакции закона от 24 мая 1996 г., по которой назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 5 (пять) лет.

В остальной части те же приговор и кассационное определение оставить без изменений, а надзорную жалобу осужденного - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Ф.М.ВЯТКИН

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь