Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

Утвержден

постановлением президиума

Свердловского областного суда

от 10 октября 2004 г.

 

БЮЛЛЕТЕНЬ

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

И ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

СВЕРДЛОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

(ТРЕТИЙ КВАРТАЛ 2004 ГОДА (5))

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

 

I. Вопросы квалификации преступлений

 

В соответствии с внесенными в Уголовный кодекс Российской Федерации изменениями действия лица должны были быть квалифицированы по части 2 статьи 116 Уголовного кодекса Российской Федерации, однако на момент совершения этих действий виновный не достиг 16-летнего возраста и, следовательно, в соответствии со статьями 10, 20 Уголовного кодекса Российской Федерации он уголовной ответственности не подлежит.

 

 

Приговором Первоуральского городского суда от 03.06.2004 Ч. был осужден по ч. 2 ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации к 1 году лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда изменила данный приговор по следующим основаниям.

Выводы суда о виновности Ч. в совершении преступления, за которое он осужден, соответствуют установленным в судебном заседании фактическим обстоятельствам дела, основаны на доказательствах, которым суд дал надлежащую оценку. Действия осужденного правильно квалифицированы по ч. 2 ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Вместе с тем, как следует из материалов дела, 17.12.2002 приговором Первоуральского городского суда Ч. осужден по п. "а" ч. 2 ст. 213 Уголовного кодекса Российской Федерации к 2 годам лишения свободы. На основании ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год.

По данному приговору Ч. признан виновным в хулиганстве, совершенном 25.05.2002 группой лиц по предварительному сговору с причинением потерпевшему телесных повреждений, которые согласно заключению экспертизы не расцениваются как вред здоровью.

В связи с внесенными в Уголовный кодекс Российской Федерации изменениями в настоящий момент данные действия Ч. должны быть квалифицированы по ч. 2 ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации как нанесение побоев, совершенное из хулиганских побуждений. Однако на момент совершения этих действий Ч. не достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность по ч. 2 ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации, и, следовательно, в соответствии со ст. 10, 20 Уголовного кодекса Российской Федерации уголовной ответственности он не подлежит.

На основании изложенного приговор Первоуральского городского суда от 03.06.2004 изменен: из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание о наличии у Ч. судимости по приговору от 17.12.2002.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 21.07.2004, дело N 22-6748/2004

 

Исключив из объема обвинения квалифицирующий признак группы лиц по предварительному сговору, суд не учел всех обстоятельств уголовного дела, допустив существенное противоречие в выводах о совместном характере действий осужденных.

 

 

Приговором Белоярского районного суда от 21.06.2004 К. был осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 166 Уголовного кодекса Российской Федерации, С. осужден по п. "г" ч. 2 ст. 112 Уголовного кодекса Российской Федерации.

К. был признан виновным в покушении на неправомерное завладение без цели хищения автомашиной ВАЗ-21013, принадлежащей Б., совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья. С. признан виновным в умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью Б., совершенном группой лиц.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила приговор в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела и направила дело на новое судебное разбирательство.

В соответствии со ст. 307 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

При постановлении обвинительного приговора суд, исключив из объема обвинения К. квалифицирующий признак угона "группой лиц по предварительному сговору" и переквалифицировав действия С. на п. "г" ч. 2 ст. 112 Уголовного кодекса Российской Федерации, допустил противоречие, указав, что осужденные совместными действиями причинили потерпевшему Б. телесные повреждения, расценивающиеся как средней тяжести вред здоровью. Между тем из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что телесное повреждение, повлекшее средней тяжести вред здоровью, причинено однократным воздействием тупого твердого предмета. Таким образом, действия каждого соучастника судом не конкретизированы.

Кроме того, суд, признавая С. виновным в умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью, совершенном группой лиц, не указал мотивов и целей поведения осужденного. Поэтому неясно, в связи с чем С. избил потерпевшего, так как умысел на угон автомобиля потерпевшего суд признал недоказанным.

Таким образом, выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли на решение вопроса о виновности осужденных, правильность применения уголовного закона.

В связи с этим приговор в отношении обоих осужденных не может быть признан законным и обоснованным.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 30.07.2004, дело N 22-7021/2004

 

В соответствии с примечанием к статье 139 Уголовного кодекса Российской Федерации под жилищем понимается, в том числе, иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но предназначенное для временного проживания.

 

 

Приговором Талицкого районного суда от 19.07.2004 Л. и Т. были осуждены по п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации каждый к штрафу в сумме 1000 рублей.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила приговор суда и направила дело на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии с примечанием к ст. 139 Уголовного кодекса Российской Федерации под жилищем понимается, в том числе, иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но предназначенное для временного проживания.

Как следует из материалов дела и установлено судом, Т. и Л. с целью хищения незаконно проникли в дом, который использовался потерпевшей для временного проживания как дача. Из этого дома они похитили имущество потерпевшей на общую сумму 700 рублей.

Органами предварительного расследования действия Т. и Л. были квалифицированы по ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации как кража, совершенная группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.

Вследствие изменения в ходе судебного разбирательства государственным обвинителем обвинения в сторону смягчения суд переквалифицировал действия обвиняемых с ч. 3 на ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Однако суд вслед за государственным обвинителем неправильно квалифицировал действия осужденных как кражу чужого имущества с незаконным проникновением в помещение.

Поскольку Л. и Т. проникли в дом, используемый потерпевшей в качестве дачи, их действия должны квалифицироваться как кража, совершенная с незаконным проникновением в жилище.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 18.08.2004, дело N 22-7777/2004

 

Ограда, имеющая общую крышу с домом, по смыслу закона не может быть признана жилищем либо его частью.

 

 

Приговором Алапаевского городского суда от 30.06.2004 С. и П. были осуждены по ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации каждый.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда изменила приговор суда по следующим основаниям.

Приговором суда П. и С. признаны виновными в совершении 08.04.2004 кражи имущества потерпевшей из крытой ограды дома на сумму 1100 рублей. Их действия квалифицированы судом по ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации как кража чужого имущества по предварительному сговору группой лиц с незаконным проникновением в жилище.

Как следует из объяснений потерпевшей, часть похищенного у нее имущества находилась в ограде, а часть - в кладовке, расположенных под одной крышей с домом. Из схемы места происшествия видно, что пристрой (кладовка) является отдельным строением, не имеющим общего входа с жилым строением. Из объяснений потерпевшей и из протокола осмотра места происшествия следует, что этот пристрой используется именно для складирования имущества, а не для проживания.

В описательной части приговора указано, что имущество похищено осужденными только из крытой ограды. Ограда же, даже имеющая общую крышу с домом, по смыслу закона не может быть признана жилищем либо его частью.

На основании изложенного приговор суда изменен: действия осужденных переквалифицированы с ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации на п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации (кража чужого имущества, совершенная по предварительному сговору группой лиц с незаконным проникновением в иное хранилище).

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 13.08.2004, дело N 22-7698/2004

 

С пунктов "а", "в", "г" части 2 статьи 158 Уголовного кодекса Российской Федерации суд необоснованно переквалифицировал действия одного осужденного на часть 3 статьи 30, пункты "в", "г" части 2 статьи 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, а действия другого - на часть 1 статьи 175 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

 

Приговором Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 30.06.2004 Ч. осужден по ч. 3 ст. 30, п. "в", "г" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, Н. осужден по ч. 1 ст. 175 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Ч. признан виновным в покушении на тайное хищение чужого имущества, совершенном с причинением значительного ущерба гражданину, из сумки, находящейся при потерпевшей У. Н. признан виновным в заранее не обещанном приобретении имущества, заведомо добытого преступным путем.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила приговор по представлению прокурора и направила дело на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

В приговоре приведены показания осужденного Ч., данные им в суде, о том, что он и Н. заранее, до того, как сесть в трамвай, договорились совершить кражу, потом сели в трамвай и совершили кражу вдвоем. Он также пояснил, что они распорядились похищенным у У. имуществом: в подъезде дома он передал телефон Н., а деньги, пересчитав, вытащил из кошелька и положил к себе в карман, после этого, при выходе из подъезда, их остановили работники милиции.

Данные доказательства подробно приведены в приговоре. Они не отрицаются показаниями свидетелей Ш., С. и П., совокупностью других доказательств по делу.

Однако при этом суд не усмотрел в действиях Ч. и Н. квалифицирующего признака кражи "группой лиц по предварительному сговору" и оконченного состава преступления и с п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации переквалифицировал действия Ч. на ч. 3 ст. 30, п. "в", "г" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, а действия Н. - на ч. 1 ст. 175 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Данное решение противоречит приведенным в приговоре доказательствам.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 04.08.2004, дело N 22-7252/2004

 

Поскольку достоверных доказательств открытого способа совершенного хищения судом не добыто, действия лица переквалифицированы с пункта "а" части 2 статьи 161 Уголовного кодекса Российской Федерации на пункт "а" части 2 статьи 158 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

 

Приговором Серовского городского суда от 21.05.2004 Ч. был осужден по ч. 4 ст. 111, п. "а" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Ч. был признан виновным в том, что 26.01.2004 в составе группы лиц умышленно причинил тяжкий вред здоровью потерпевшего Д., опасный для жизни и повлекший смерть, а также в том, что открыто похитил у Д. имущество.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда изменила приговор по следующим основаниям.

В ходе дополнительной судебной экспертизы, проведенной в порядке ст. 207 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, установлено, что при обнаруженных у потерпевшего Д. телесных повреждениях продолжительность дальнейшей жизни могла составить от 1 до 15 минут. При этом эксперт указал, что потерпевший испытывал болевой шок.

Как следует из показаний свидетеля К., одежда у потерпевшего похищалась после нанесения ему телесных повреждений.

При таких обстоятельствах достоверных доказательств открытого способа совершенного Ч. хищения судом не добыто, и действия Ч. подлежат переквалификации с п. "а" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации на п. "а" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 21.07.2004, дело N 22-6557/2004

 

Под насилием, не опасным для жизни или здоровья (пункт "г" части 2 статьи 161 Уголовного кодекса Российской Федерации), следует понимать побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и др.).

 

 

Приговором Красногорского районного суда г. Каменска-Уральского от 24.06.2004 Е. осужден по п. "г" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации (грабеж, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья).

Согласно приговору, Е. взял у потерпевшего Б. сотовый телефон, чтобы позвонить. Реализуя умысел на хищение, телефон потерпевшему не вернул, отвел руку Б., когда тот хотел забрать свое имущество, и с места преступления скрылся.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда изменила приговор по следующим основаниям.

Отведение осужденным руки потерпевшего суд ошибочно расценил как применение насилия, не опасного для жизни и здоровья. Е. не наносил потерпевшему побоев, не совершал в отношении его иных насильственных действий, связанных с причинением физической боли либо ограничением свободы Б.

На основании изложенного действия Е. переквалифицированы с п. "г" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации на ч. 1 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 11.08.2004, дело N 22-7451/2004

 

В ходе судебного разбирательства судом не были установлены обстоятельства, влияющие на квалификацию действий виновного: представляет ли опасность для жизни и здоровья вещество, которое осужденный ввел в организм потерпевшего в целях приведения его в беспомощное состояние и хищения долговой расписки, какие последствия наступили для здоровья потерпевшего от содеянного осужденным.

 

 

Приговором Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 31.05.2004 Б. был осужден по ч. 3 ст. 30, п. "в" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда, рассмотрев материалы дела по кассационному представлению государственного обвинителя, отменила приговор, направила уголовное дело на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Как видно из приговора, судом на основании исследованных в судебном заседании доказательств установлено, что осужденный Б. путем обмана ввел в организм потерпевшего П. сильнодействующее вещество, содержащее бензодиазепин и клофелин, в целях приведения потерпевшего в беспомощное состояние и хищения долговой расписки. Не обнаружив в квартире потерпевшего расписки, Б. завладел другим его имуществом.

В ходе судебного разбирательства судом не было выяснено, представляет ли опасность для жизни и здоровья вещество, которое осужденный ввел в организм потерпевшего, и какие последствия наступили для его здоровья от содеянного Б. Между тем установление данных обстоятельств влияет на квалификацию действий виновного.

Суд не учел, что выводы судебно-медицинской экспертизы относительно степени тяжести телесных повреждений у потерпевшего содержат противоречия. Суд сослался в приговоре на данное заключение эксперта, однако указанные противоречия не устранил.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 11.08.2004, дело N 22-5938/2004

 

Президиумом Верховного Суда Российской Федерации внесены изменения в судебные постановления по уголовному делу в отношении двух лиц в связи с наличием в действиях одного из них эксцесса исполнителя.

 

 

Верховным судом Республики Мордовия Г. и Л. были признаны виновными в разбойном нападении на Р., совершенном по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а Г. также и в убийстве Р.

Судом установлено, что 20 декабря 1997 г. Г. и Л. договорились напасть на Р. с целью хищения у него кожаной куртки. В тот же день они подстерегли жертву на дороге к дому. Г., вооруженный с ведома и согласия Л. поленом, нападая, ударил им Р. по голове, после чего осужденные совместно сняли с потерпевшего куртку. От полученного телесного повреждения Р. умер на месте преступления.

Действия Г. судом квалифицированы по п. "з" ч. 2 ст. 105 и п. "в" ч. 3 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации, действия Л. - по п. "в" ч. 3 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Президиум Верховного Суда внес изменения в судебные постановления в отношении Л., указав, что, квалифицируя его действия по п. "в" ч. 3 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд исходил из наличия у обоих осужденных умысла на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

В то же время обстоятельства преступления, как они установлены судом, свидетельствуют о том, что Г. и Л. не обсуждали возможность убийства Р. либо причинения ему тяжких телесных повреждений. Они намеревались, используя полено, привести потерпевшего в бессознательное состояние. Убийство совершил Г., нанеся Р. удар поленом по голове. Таким образом, в данном случае применительно к причинению тяжкого вреда здоровью потерпевшего и убийству имел место эксцесс исполнителя. В связи с этим действия Л. переквалифицированы с п. "в" ч. 3 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации на п. "а" и "г" ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации как разбой, совершенный по предварительному сговору группой лиц, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

 

О некоторых решениях

Президиума Верховного Суда Российской Федерации,

принятых в 2003 году по уголовным делам

 

Обзор судебной практики,

приложение к письму

Генеральной прокуратуры Российской Федерации

от 05.03.2004, N 12/12-04

 

Поскольку топор осужденным применялся для преодоления препятствия при проникновении в жилище, а не для применения насилия, из приговора исключен квалифицирующий признак применения предмета, используемого в качестве оружия, при совершении разбойного нападения.

 

 

Приговором Первоуральского городского суда от 30.04.2004 Г. был осужден по п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации (в ред. 1996 г.).

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда изменила приговор, исключив осуждение Г. по п. "г" ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия исключила из приговора квалифицирующий признак применения предмета, используемого в качестве оружия, при совершения разбойного нападения, поскольку полученные на предварительном следствии и в ходе судебного разбирательства доказательства свидетельствуют о том, что топор осужденным применялся не для поражения живой цели либо при высказывании соответствующей угрозы, а для преодоления препятствия при проникновении в жилище.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 21.07.2004, дело N 22-6647/2004

 

Поскольку связывание потерпевших охватывалось составом разбоя, то оснований для дополнительной квалификации действий виновных по части 3 статьи 127 Уголовного кодекса Российской Федерации в этом случае не требовалось.

 

О некоторых решениях

Президиума Верховного Суда Российской Федерации,

принятых в 2003 году по уголовным делам

 

Обзор судебной практики,

приложение к письму

Генеральной прокуратуры Российской Федерации

от 05.03.2004, N 12/12-04

 

Исключая квалифицирующий признак применения предмета, используемого в качестве оружия, по эпизоду хищения имущества, суд ошибочно квалифицировал действия по части 3 статьи 162 Уголовного кодекса Российской Федерации, поскольку иных признаков угрозы применения насилия, опасного для жизни и здоровья, осужденному в вину не вменялось.

 

 

Приговором Серовского городского суда от 05.05.2004 И. был осужден, наряду с другими статьями, по ч. 3 ст. 162, п. "г" ч. 2 ст. 161, ч. 1 ст. 115 Уголовного кодекса Российской Федерации.

И. признан виновным, в частности, в разбойном нападении 02.12.2003 на П. и хищении ее имущества на сумму 1040 руб., совершенном с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище; в открытом хищении 09.01.2004 у Б. денежных средств в размере 300 руб., совершенном с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья; в умышленном причинении легкого вреда здоровью Б.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда изменила приговор по следующим основаниям.

Исключая квалифицирующий признак применения предмета, используемого в качестве оружия, по эпизоду хищения имущества П. от 02.12.2003, суд ошибочно квалифицировал действия осужденного по ч. 3 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации, так как квалифицирующий признак угрозы применения насилия, опасного для жизни и здоровья, корреспондировался с квалифицирующим признаком применения предмета, используемого в качестве оружия. Иных признаков угрозы применения насилия, опасного для жизни и здоровья, И. в вину не вменялось. В связи с этим действия осужденного по данному эпизоду переквалифицированы с ч. 3 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации на п. "в", "г" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 08.12.2003.

Квалифицируя действия осужденного по эпизоду хищения денежных средств у Б. от 09.01.2004 как грабеж, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, суд не учел, что действия, связанные с применением насилия, выделены им и квалифицированы по ч. 1 ст. 115 Уголовного кодекса Российской Федерации. В связи с этим действия осужденного по этому эпизоду переквалифицированы с п. "г" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации на ч. 1 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 11.08.2004, дело N 22-5828/2004

 

Действия лица переквалифицированы с пункта "в" части 4 статьи 162 Уголовного кодекса Российской Федерации на часть 1 статьи 161 Уголовного кодекса Российской Федерации, поскольку при обвинении лица в совершении нескольких преступлений, предусмотренных разными статьями Уголовного кодекса Российской Федерации, суд не указал, какие конкретно деяния вменяются по каждой из этих статей, в результате чего из изложенного в приговоре не усматривается умысел на применение к потерпевшему насилия из корыстных побуждений.

 

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 02.06.2004 Н. осужден по ч. 4 ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации, Т. осужден по ч. 4 ст. 111, п. "в" ч. 4 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Н. и Т. признаны виновными в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем смерть потерпевшего С., совершенном группой лиц по предварительному сговору. Кроме того, Т. признан виновным в совершении разбоя с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего С.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда изменила приговор в отношении Т. по следующим основаниям.

При обвинении Т. в совершении нескольких преступлений, предусмотренных разными статьями Уголовного кодекса Российской Федерации, суд не указал, какие конкретно деяния вменяются по каждой из этих статей. В результате этого из изложенного в приговоре не усматривается умысел Т. на применение к потерпевшему С. насилия из корыстных побуждений.

Из показаний осужденного Н. в судебном заседании видно, что он вместе с Т. наносил удары потерпевшему С. на почве личных неприязненных отношений. После этого Т. снял одежду с сидящего на лестничной клетке С., который при этом ругался.

Осужденный Т. в судебном заседании не оспаривал факт совершения им хищения.

При таких обстоятельствах действия Т. переквалифицированы с п. "в" ч. 4 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации на ч. 1 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 30.07.2004, дело N 22-6978/2004

 

Квалифицируя действия лица по части 1 статьи 213 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд не учел, что по смыслу закона хулиганство считается совершенным с применением оружия, когда его использование создает реальную угрозу для жизни и здоровья потерпевшего.

 

 

Приговором Синарского районного суда г. Каменска-Уральского от 16.06.2004 Г. был осужден, наряду с другими статьями, по ст. 119 Уголовного кодекса Российской Федерации, ч. 1 ст. 213 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 08.12.2003).

Судом установлено, что Г., находясь в состоянии алкогольного опьянения, имея при себе газовый револьвер, подошел к ранее незнакомой ему Я., нарушая общественный порядок и выражая явное неуважение к обществу, наставил дуло револьвера на потерпевшую, потребовал, чтобы она пошла с ним, высказывал при этом угрозу убийством, если она убежит. Угрозу потерпевшая воспринимала реально, опасалась ее осуществления. Через некоторое время, благодаря вмешательству Л., потерпевшей удалось скрыться от Г.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила приговор в части осуждения Г. по ч. 1 ст. 213 Уголовного кодекса Российской Федерации и прекратила производство по уголовному делу в этой части.

Квалифицируя действия Г. в отношении Я. по ч. 1 ст. 213 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд не учел, что по смыслу закона хулиганство считается совершенным с применением оружия, когда его использование создает реальную угрозу для жизни и здоровья потерпевшего.

Из заключения эксперта, исследовавшего изъятый у Г. револьвер, следует, что этот револьвер находится в неисправном состоянии (поломка цапфы курка, значительный износ и коррозия деталей и их соединений), в связи с чем в предъявленном виде непригоден к стрельбе.

Таким образом, применение данного револьвера Г. при совершении угроз в отношении Я. реальной опасности для ее жизни и здоровья не создавало. Следовательно, действия Г. не содержат состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 213 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Квалификация действий Г. по ст. 119 Уголовного кодекса Российской Федерации является правильной.

Он высказывал угрозы убийством в адрес потерпевшей Я., подкрепляя их демонстрацией оружия, что давало ей основания воспринимать эти угрозы как реальные и опасаться их осуществления.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 13.08.2004, дело N 22-7665/2004

 

Переквалифицировав действия с части 2 статьи 213 Уголовного кодекса Российской Федерации на часть 2 статьи 116 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд не учел, что при этом остались без юридической оценки действия по применению различных предметов в качестве оружия.

 

 

М. и К. было предъявлено обвинение в совершении 22 февраля 2004 г. трех эпизодов незаконного проникновения в жилище З. против воли проживающих в нем лиц с применением насилия, а также в совершении хулиганских действий в это же время в отношении З. и У. с применением предметов, используемых в качестве оружия, группой лиц по предварительному сговору. Их действия органами предварительного следствия были квалифицированы по ч. 2 ст. 139, ч. 2 ст. 213 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В судебном заседании прокурор просил переквалифицировать действия М. и К. с ч. 2 ст. 139 Уголовного кодекса Российской Федерации на ч. 1 ст. 139 Уголовного кодекса Российской Федерации по всем трем эпизодам. По первым двум эпизодам хулиганства прокурор просил переквалифицировать действия М. и К. с ч. 2 ст. 213 Уголовного кодекса Российской Федерации на ч. 2 ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации, по третьему эпизоду поддерживалось обвинение по ч. 2 ст. 213 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Суд, признав, что действия М. и К. носили продолжаемый характер, квалифицировал их действия по ч. 1 ст. 139, ч. 2 ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации, а действия К. дополнительно - по ч. 2 ст. 115 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Постановлением судьи Синарского районного суда г. Каменска-Уральского от 06.07.2004 производство по уголовному делу в отношении М., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 139, ч. 2 ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации, и К., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 139, ч. 2 ст. 116, ч. 2 ст. 115 Уголовного кодекса Российской Федерации, прекращено в связи с примирением с потерпевшими.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда, рассмотрев материалы дела по кассационному представлению прокурора, отменила постановление судьи и направила дело на новое судебное разбирательство, указав следующее.

Переквалифицировав действия М. и К. с ч. 2 ст. 213 Уголовного кодекса Российской Федерации на ч. 2 ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд не учел, что при этом остались без юридической оценки действия по применению различных предметов в качестве оружия, поскольку ч. 2 ст. 116 и ч. 2 ст. 115 Уголовного кодекса Российской Федерации охватывают лишь часть хулиганских действий, связанных с применением насилия. Решение суда в этой части никак не мотивировано.

Таким образом, переквалификация действий М. и К. в этой части является необоснованной.

Кроме того, из материалов дела следует, что потерпевшими в судебном заседании заявлялись исковые требования о компенсации морального вреда. М. и К. моральный вред был компенсирован лишь в части.

Суд эти обстоятельства не учел, хотя они имеют существенное значение для решения вопроса о прекращении производства по делу в связи с примирением сторон по основаниям, предусмотренным ст. 76 Уголовного кодекса Российской Федерации, ст. 25 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 15.09.2004, дело N 22-9270/2004

 

Федеральным законом от 21.07.2004 устранена уголовная ответственность за оборот боеприпасов к гражданскому гладкоствольному огнестрельному оружию, в связи с чем из приговора исключено осуждение лица за приобретение, хранение, ношение и перевозку двух патронов к гладкоствольному огнестрельному охотничьему оружию.

 

 

Приговором Верхнесалдинского городского суда от 09.04.2001 П. был осужден, наряду с другими статьями, по ч. 1 ст. 222 Уголовного кодекса Российской Федерации за незаконные приобретение, хранение, ношение и перевозку обреза охотничьего ружья и двух патронов к гладкоствольному огнестрельному охотничьему оружию к 3 годам лишения свободы.

Постановлением судьи Ивдельского городского суда от 15.06.2004 приговор изменен на основании п. 13 ст. 397 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, в частности по ч. 1 ст. 222 Уголовного кодекса Российской Федерации наказание снижено до 2 лет лишения свободы.

В кассационной жалобе осужденный П. просил постановление изменить, освободить его от наказания по ч. 1 ст. 222 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с устранением уголовной ответственности за приобретение, хранение, ношение гладкоствольного огнестрельного оружия.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда изменила постановление судьи по следующим основаниям.

Доводы П. об освобождении от наказания по ч. 1 ст. 222 Уголовного кодекса Российской Федерации не основаны на законе, поскольку обрез охотничьего ружья не относится к гражданскому гладкоствольному огнестрельному оружию, оборот которого не запрещен.

Вместе с тем Федеральным законом от 21.07.2004 устранена уголовная ответственность за оборот боеприпасов к гражданскому гладкоствольному огнестрельному оружию, в связи с чем из приговора в отношении П. подлежит исключению его осуждение за приобретение, хранение, ношение и перевозку двух патронов.

Однако указанное изменение не влечет снижения наказания по ч. 1 ст. 222 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 06.08.2004, дело N 22-7387/2004

 

По смыслу статьи 286 Уголовного кодекса Российской Федерации уголовная ответственность наступает в случае совершения должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

 

 

Приговором Красногорского районного суда г. Каменска-Уральского от 04.06.2004 С. был осужден по п. "а" ч. 3 ст. 286 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Согласно приговору С., являясь должностным лицом органа внутренних дел, 02.10.2003, выталкивая из кабинета адвоката Т., применил насилие, причинив потерпевшей телесные повреждения, не повлекшие вреда здоровью, чем существенно нарушил права и законные интересы Т., то есть совершил действия, явно выходящие за пределы его полномочий.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила приговор суда и направила дело на новое судебное разбирательство по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 307 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает все рассмотренные в судебном заседании доказательства как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам, исследует все возникающие версии.

По данному делу нельзя признать, что суд в полной мере выполнил эти требования.

По смыслу ст. 286 Уголовного кодекса Российской Федерации уголовная ответственность наступает в случае совершения должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

В нарушение этих требований закона суд не указал в приговоре, какие полномочия С. как должностное лицо выполнял в отношении адвоката Т., были ли его неправомерные действия связаны непосредственно со служебной деятельностью.

Как следует из показаний допрошенных в суде потерпевшей, С., а также свидетелей Г., Ш., между осужденным и потерпевшей произошел конфликт. С. неоднократно требовал потерпевшую покинуть кабинет, поскольку проводил оперативное совещание, а Т. не сделала этого. Этим обстоятельствам суд не дал надлежащей оценки. Вывод об умышленном причинении потерпевшей телесных повреждений суд обосновал показаниями мужа потерпевшей - свидетеля В. - и свидетеля И., которые не видели действий С., а также заключением судебно-медицинского эксперта, установившего давность получения телесных повреждений потерпевшей (1 - 3 дня). При этом суд отверг показания очевидцев Ш., Г., признав последнюю заинтересованной в исходе дела, которые отрицали нанесение С. ударов потерпевшей. В то же время суд не допросил свидетеля Н. - непосредственного очевидца происшедшего между С. и Т., показания которой имеют существенное значение.

При таких обстоятельствах приговор суда нельзя признать законным и обоснованным.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 09.07.2004, дело N 22-6263/2004

 

Постановление об освобождении лица от ответственности по статье 307 Уголовного кодекса Российской Федерации отменено как необоснованное, поскольку согласно примечанию к статье 307 Уголовного кодекса Российской Федерации свидетель освобождается от уголовной ответственности, если добровольно в ходе судебного разбирательства до вынесения приговора суда заявил о ложности данных им показаний.

 

 

Постановлением Кушвинского городского суда от 18.06.2004 Ф. освобождена от уголовной ответственности на основании примечания к ст. 307 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В судебном заседании Ф. вину признала полностью.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила постановление суда и направила дело на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно примечанию к ст. 307 Уголовного кодекса Российской Федерации свидетель освобождается от уголовной ответственности, если добровольно в ходе судебного разбирательства до вынесения приговора суда заявил о ложности данных им показаний.

Из материалов дела не усматривается, что Ф., допрошенная в судебном заседании в качестве свидетеля, использовала такую возможность для предотвращения серьезных последствий дачи ею ложных показаний.

Признание Ф. вины впоследствии ошибочно расценено судом как основание для ее освобождения от уголовной ответственности.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 28.07.2004, дело N 22-6961/2004

 

Осуждение за укрывательство преступления невозможно, если лицо, подозреваемое в совершении преступления, скрылось.

 

 

Согласно обвинительному заключению Э. и Б. обвинялись, наряду с другими преступлениями, в убийстве Л. при отягчающих обстоятельствах.

Рассмотрев дело, Ленинградский окружной военный суд признал доказанным, что убийство совершено А., скрывшимся от органов следствия, а Э. и Б. лишь вывезли и спрятали труп, в связи с чем квалифицировал их действия как укрывательство особо тяжкого преступления.

При этом, перечислив доказательства, на которых строились обвинения Э. и Б. в убийстве, суд указал: "Иных доказательств в подтверждение того, что Э. и Б. непосредственно участвовали в лишении жизни Л., органами следствия не представлено, в суде их не добыто и до задержания А. и выполнения с его участием всех необходимых следственных действий для установления фактических обстоятельств совершенного убийства Л. с участием каждого его соучастника в той или иной форме не представляется возможным".

Таким образом, признав, что Л. лишен жизни А., суд вышел за пределы судебного разбирательства, которое, согласно ч. 1 ст. 252 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, производится только в отношении обвиняемого. Нарушены и требования ч. 4 ст. 247 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, допускающей судебное разбирательство в отсутствие подсудимого лишь в случае, если по уголовному делу о преступлении небольшой или средней тяжести подсудимый ходатайствует о рассмотрении данного уголовного дела в его отсутствие.

Поскольку Уголовным кодексом Российской Федерации установлена уголовная ответственность за укрывательство не любого, а особо тяжкого преступления, и вопрос о квалификации действий лица, лишившего Л. жизни, возможно решить в судебном заседании лишь с участием этого лица, суду следовало, в соответствии с ч. 3 ст. 253 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, приостановить производство по уголовному делу в этой части.

При таких обстоятельствах приговор в части осуждения Э. и Б. по ст. 316 Уголовного кодекса Российской Федерации был отменен, а дело производством приостановлено.

 

Определение

Верховного Суда Российской Федерации

N 6-49/2003

 

Обзор судебной практики

Верховного Суда Российской Федерации

за первый квартал 2004 года

 

Паспорт и водительское удостоверение относятся к важным личным документам, ответственность за похищение и уничтожение которых предусмотрена частью 2 статьи 325 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

 

Суд установил, что К. похитил и уничтожил паспорт на имя П., водительское удостоверение.

Эти действия были квалифицированы по ч. 1 ст. 325 Уголовного кодекса Российской Федерации как похищение официальных документов, совершенное из иной личной заинтересованности, и по ч. 2 ст. 325 Уголовного кодекса Российской Федерации как похищение у граждан важных личных документов.

Между тем указанные судом документы, которые похитил К., являются важными личными документами граждан и не относятся к официальным документам.

В связи с этим его осуждение по ч. 1 ст. 325 Уголовного кодекса Российской Федерации является необоснованным и подлежит исключению из приговора, поскольку содеянное полностью охватывается ч. 2 ст. 325 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Постановление

Президиума Верховного Суда Российской Федерации

N 832п03

 

Обзор судебной практики

Верховного Суда Российской Федерации

за первый квартал 2004 года

 

 

II. Вопросы назначения наказания,

освобождения от уголовной ответственности и наказания

 

Назначая наказание в виде штрафа в размере дохода осужденного за один месяц, суд не указал размер денежной суммы штрафа, не установил размер месячного дохода осужденного, чем нарушил требования статьи 46 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

 

Приговором Красногорского районного суда г. Каменска-Уральского от 23.06.2004 С. был осужден по ч. 1 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации к 1 году лишения свободы, по ст. 115 Уголовного кодекса Российской Федерации - к штрафу в размере дохода осужденного за один месяц, по ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации - к штрафу в размере дохода осужденного за один месяц. На основании ч. 2 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно назначено наказание в виде 1 года лишения свободы.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила приговор и направила дело на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 46 Уголовного кодекса Российской Федерации штраф есть денежное взыскание, назначаемое в пределах, предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации. Размер штрафа определяется судом с учетом тяжести совершенного преступления и имущественного положения осужденного и его семьи, а также с учетом возможности получения осужденным заработной платы или иного дохода.

Признав С. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. 115, 116 Уголовного кодекса Российской Федерации, и определив наказание в виде штрафа в размере дохода осужденного за один месяц, суд не указал размер денежной суммы штрафа, не установил размер дохода С. в месяц, тем самым нарушил требования ст. 46 Уголовного кодекса Российской Федерации и фактически не назначил наказание в виде штрафа.

При таких обстоятельствах приговор нельзя признать законным.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 11.08.2004, дело N 22-7448/2004

 

Уголовным кодексом Российской Федерации возложение на лицо каких-либо обязанностей при его осуждении к исправительным работам не предусмотрено.

 

 

Приговором Талицкого районного суда от 09.07.2004 Л. осужден по ч. 1 ст. 157 Уголовного кодекса Российской Федерации к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 15% заработной платы ежемесячно в доход государства. На осужденного также возложены обязанности трудоустроиться, являться на регистрацию в специализированный орган, не менять место жительства без ведома специализированного органа.

Однако согласно требованиям Уголовного кодекса Российской Федерации при осуждении лица к исправительным работам возложение подобных обязанностей на осужденного не предусмотрено.

На основании изложенного приговор Талицкого районного суда изменен: из резолютивной части приговора исключено указание о возложении на Л. ряда обязанностей.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 13.08.2004, дело N 22-7697/2004

 

Надзорная инстанция признала как явку с повинной добровольное сообщение лица правоохранительным органам о совершенном им преступлении.

 

 

По приговору суда М. признан виновным в убийстве по предварительному сговору группой лиц и осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации на 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации приговор в отношении М. изменила, смягчила наказание до 8 лет лишения свободы в воспитательной колонии.

В надзорных жалобах адвокат просил учесть в качестве смягчающего наказание обстоятельства явку с повинной, смягчить назначенное осужденному наказание с применением ст. 62 и 64 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации надзорные жалобы адвоката удовлетворил частично по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, после обнаружения вечером 18 августа 2002 года трупа потерпевшего каких-либо данных о лицах, совершивших убийство, у органов предварительного следствия не имелось.

На следующий день, 19 августа 2002 года, М. в письменном виде признался в совершенном им убийстве Ф.

На тот момент М. не был допрошен и не был задержан по подозрению в совершении преступления.

Таким образом, именно явка с повинной М. помогла органам следствия раскрыть тяжкое преступление.

В приговоре суда необоснованно указано, что документ, оформленный как явка с повинной, таковым не является, поскольку М. дал объяснение о случившемся после того, как у следователя возникли подозрения, что он совершил убийство Ф.

Как видно из материалов дела, органы предварительного следствия данными доказательствами не располагали и суд в обоснование своих выводов этих материалов не привел.

Таким образом, суд, несмотря на наличие у М. явки с повинной, не принял это обстоятельство во внимание при назначении наказания.

При таких обстоятельствах Президиум смягчил М. наказание с учетом положений ст. 62 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Постановление

Президиума Верховного Суда Российской Федерации

N 904п03

 

Обзор судебной практики

Верховного Суда Российской Федерации

за первый квартал 2004 года

 

Суд ошибочно учел в качестве отягчающего наказание обстоятельство, не указанное в части 1 статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации, - категорию совершенного преступления.

 

 

Приговором Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 24.06.2004 Ф. осужден по ч. 2 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации к 6 годам лишения свободы. Он признан виновным в незаконном сбыте 08.10.2003 героина массой 0,339 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда изменила приговор по следующим основаниям.

Суд ошибочно указал в приговоре о признании обстоятельством, отягчающим наказание, совершение Ф. тяжкого преступления. В исчерпывающем перечне ч. 1 ст. 63 Уголовного кодекса Российской Федерации такого обстоятельства не указано.

При установленных обстоятельствах, смягчающих наказание, и при отсутствии обстоятельств, отягчающих наказание, назначенное осужденному наказание, близкое к максимальному, судебная коллегия признала чрезмерно суровым и подлежащим снижению.

На основании изложенного назначенное Ф. по ч. 2 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации наказание снижено до 4 лет лишения свободы.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 25.08.2004, дело N 22-8001/2004

 

Статья 63 Уголовного кодекса Российской Федерации не предусматривает таких отягчающих наказание обстоятельств, как непризнание вины, нераскаяние в содеянном, вследствие чего признание судом этих обстоятельств в качестве отягчающих наказание исключено из приговора.

 

 

Приговором Красноуфимского городского суда от 12.07.2004 И. осужден по ч. 1 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации к 9 годам лишения свободы.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда изменила приговор по следующим основаниям.

При назначении наказания в качестве обстоятельств, отягчающих наказание, суд учел непризнание И. вины и нераскаяние в содеянном, что противоречит требованиям ст. 63 Уголовного кодекса Российской Федерации.

На основании изложенного из приговора исключено указание о признании отягчающими наказание обстоятельствами непризнание И. вины и нераскаяние в содеянном.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 25.08.2004, дело N 22-7934/2004

 

Неправильное применение положений части 4 статьи 88 и статьи 71 Уголовного кодекса Российской Федерации при сложении наказаний по совокупности преступлений повлекло отмену приговора.

 

 

Приговором Краснотурьинского городского суда от 10.06.2004 Ш. была осуждена по п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации по эпизодам краж от 19 февраля и от 24 февраля 2004 года. По каждому из эпизодов назначено наказание в виде 1 года исправительных работ с удержанием из заработка в доход государства 10% ежемесячно. Этим же приговором Ш. осуждена по п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации к 2 годам лишения свободы. В соответствии с ч. 3 ст. 69 и ст. 71 Уголовного кодекса Российской Федерации путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 2 года 6 месяцев лишения свободы. В соответствии со ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год с возложением ряда обязанностей.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда изменила приговор по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 4 ст. 88 Уголовного кодекса Российской Федерации несовершеннолетним осужденным наказание в виде исправительных работ назначается на срок до одного года.

Следовательно, при выполнении требований ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации даже при полном сложении наказаний, назначенных Ш. по п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации в виде лишения свободы и по п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации в виде исправительных работ (при исчислении этого наказания в силу положений ст. 71 Уголовного кодекса Российской Федерации из расчета 1 день лишения свободы за 3 дня исправительных работ), максимальное наказание могло составить 2 года 4 месяца лишения свободы.

Суд же при назначении Ш. наказания в порядке ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации применил принцип частичного сложения.

На основании изложенного наказание, назначенное Ш. в соответствии с ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации путем частичного сложения наказаний, снижено до 2 лет 3 месяцев лишения свободы. В соответствии со ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации назначенное наказание определено считать условным с испытательным сроком 2 года с возложением обязанностей.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 20.08.2004, дело N 22-7862/2004

 

Согласно части 4 статьи 70 Уголовного кодекса Российской Федерации окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

 

 

Приговором Красноуфимского городского суда от 08.07.2004 У. осужден по ч. 1 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации к 1 году лишения свободы.

В соответствии со ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации к назначенному наказанию частично присоединена часть неотбытого наказания по приговору от 09.03.2004, и окончательно У. определено 2 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В кассационном представлении прокурор просил отменить приговор суда и направить дело на новое рассмотрение, поскольку суд назначил У. наказание лишь в пределах неотбытой части наказания по приговору от 09.03.2004, что противоречит требованиям ч. 4 ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила приговор суда и направила дело на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно ч. 4 ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

В данном же случае суд, назначая У. наказание по совокупности приговоров, определил окончательное наказание в виде 2 лет лишения свободы, что не больше неотбытой части наказания по приговору от 09.03.2004, согласно которому У. также был осужден к 2 годам лишения свободы.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 20.08.2004, дело N 22-7842/2004

 

Дополнительное наказание не может быть определено по совокупности преступлений, если оно не назначено ни за одно из преступлений, входящих в совокупность.

 

Определение

Верховного Суда Российской Федерации

N 1-042/2003

 

Обзор судебной практики

Верховного Суда Российской Федерации

за первый квартал 2004 года

 

В соответствии со статьей 73 Уголовного кодекса Российской Федерации условное осуждение не применяется к наказанию в виде лишения права управлять транспортным средством.

 

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 27.05.2004 О. осужден по ч. 1 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации к 1 году лишения свободы с лишением права управлять транспортным средством на срок 1 год. На основании ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда изменила приговор в связи с недостаточно ясной формулировкой назначения условного осуждения.

В соответствии со ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации условное осуждение не применяется к дополнительному наказанию в виде лишения права управлять транспортным средством, которое исполняется только реально. Поэтому на основании ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации основное наказание в виде 1 года лишения свободы определено считать условным с испытательным сроком 1 год, дополнительное наказание в виде лишения права управлять транспортным средством на срок 1 год определено исполнять реально.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 11.08.2004, дело N 22-7303/2004

 

Поскольку на момент оформления и направления в суд представления органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, судимость лица была погашена, суд не мог принять решение об отмене условного осуждения и исполнении наказания, назначенного приговором.

 

 

Приговором Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 27.12.2001 Н. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. "б", "г" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации и ч. 2 ст. 325 Уголовного кодекса Российской Федерации. В соответствии с ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации ему назначено наказание в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы. На основании ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года и возложением на осужденного ряда обязанностей.

19.01.2004 уголовно-исполнительная инспекция Ленинского РУВД г. Екатеринбурга обратилась в суд с представлением от 29.12.2003 об отмене осужденному Н. условного осуждения и исполнении наказания, назначенного приговором суда.

Постановлением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 18.03.2004 Н. направлен для отбывания наказания в исправительную колонию общего режима сроком на 3 года 6 месяцев.

Судебная коллегия по уголовным делам отменила постановление суда по следующим основаниям.

Согласно ст. 3, 73, 74 Уголовного кодекса Российской Федерации при условном осуждении течение испытательного срока начинается с момента провозглашения приговора.

В соответствии с п. "а" ч. 3 ст. 86 Уголовного кодекса Российской Федерации в отношении лиц, условно осужденных, судимость погашается по истечении испытательного срока.

Из судебного материала видно, что уголовно-исполнительная инспекция обратилась в суд с представлением об отмене Н. условного осуждения после окончания испытательного срока, который по приговору суда от 27.12.2001 уже истек.

Таким образом, на момент оформления и направления представления в суд судимость у Н. была погашена, и суд не мог принять решение об отмене условного осуждения и исполнении наказания, назначенного приговором.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 23.07.2004, дело N 22-6730/2004

 

Постановление суда об отмене условного осуждения отменено, поскольку суд не обосновал, что неисполнение возложенных на осужденного обязанностей было систематическим.

 

 

Приговором Кировградского городского суда от 08.07.2003 З. был осужден по п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации к 3 годам лишения свободы. На основании ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года 6 месяцев с возложением на осужденного следующих обязанностей: не злоупотреблять спиртным, продолжить работу и учебу, не менять место жительства без уведомления специализированного органа.

Постановлением Кировградского городского суда от 24.06.2004 удовлетворено представление уголовно-исполнительной инспекции об отмене З. условного осуждения. Осужденный направлен для отбывания трех лет лишения свободы в исправительную колонию общего режима. Свое решение суд мотивировал тем, что З. не исполнял возложенные на него приговором обязанности: не трудоустроился, выезжал с места жительства без извещения инспекции, злоупотреблял спиртными напитками. Помимо этого, З. уголовно-исполнительной инспекцией дважды объявлялось предупреждение. В настоящее время в отношении осужденного избрана мера пресечения в виде заключения под стражу в связи с тем, что он обвиняется в совершении особо тяжкого преступления.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила постановление суда по следующим основаниям.

В суд направлено представление об отмене условного осуждения З. в связи с систематическим и злостным неисполнением условно осужденным в течение испытательного срока возложенных на него судом обязанностей (ч. 3 ст. 74 Уголовного кодекса Российской Федерации). Согласно ч. 5 ст. 190 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации систематическим неисполнением обязанностей являются совершение запрещенных или невыполнение предписанных условно осужденному действий более двух раз в течение года либо продолжительное (более 30 дней) неисполнение обязанностей, возложенных на него судом.

Вместе с тем суд в своем постановлении не обосновал, что неисполнение З. возложенных на него обязанностей было систематическим.

Согласно находящемуся в материалах производства рапорту уполномоченного участкового милиции, З. еще в апреле 2004 года был заключен под стражу. После этого представление уголовно-исполнительной инспекции поступило в суд со ссылкой на наличие у осужденного предупреждения от 27.05.2004.

Кроме того, в судебном материале нет отрицательно характеризующих З. данных, а также сведений, подтверждающих факт злоупотребления им спиртными напитками.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 06.08.2004, дело N 22-7490/2004

 

Вывод суда о том, что непредставление условно осужденным доказательств о предпринятых им мерах по трудоустройству свидетельствует о неисполнении возложенных на него обязанностей, признан несостоятельным, поскольку судом не выяснены причины нетрудоустройства осужденного.

 

 

Приговором Байкаловского районного суда Свердловской области от 30.05.2003 В. осужден по п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к 2 годам лишения свободы. В соответствии со ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года с возложением обязанностей: не менять постоянного места жительства без уведомления органа, осуществляющего контроль за поведением осужденного, трудоустроиться в срок до 1 августа 2003 г.

Постановлением Байкаловского районного суда Свердловской области от 08.06.2004 отменено условное осуждение В. и постановлено исполнить наказание, назначенное приговором от 30.05.2003. Принятое решение суд мотивировал тем, что осужденный уклонялся от обязанности трудоустроиться, доказательств о принятых им мерах по трудоустройству в суд не представил, встал на учет в центр занятости населения после того, как получил повестку в суд. Сам осужденный не отрицал, что без уважительных причин не являлся по вызову в уголовно-исполнительную инспекцию.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила постановление суда и направила дело на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В судебном заседании осужденный В. показывал, что неоднократно пытался трудоустроиться. Эти доводы осужденного судом не опровергнуты.

Вывод суда о том, что непредставление осужденным доказательств о предпринятых им мерах по трудоустройству является доказательством неисполнения возложенных на него обязанностей, судебная коллегия признала несостоятельным, поскольку судом не выяснены причины нетрудоустройства осужденного.

Кроме того, судом не выяснен вопрос о мерах, предпринятых уголовно-исполнительной инспекцией по оказанию осужденному помощи в его трудоустройстве, поскольку с учетом экономической ситуации в месте проживания осужденного решить вопрос о трудоустройстве ему самому затруднительно.

Никаких правонарушений за время испытательного срока осужденный не совершал.

При отмене условного осуждения суд не учел семейное положение осужденного.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 21.07.2004, дело N 22-6606/2004

 

Судимость в отношении лиц, осужденных за тяжкие преступления, погашается по истечении шести лет после отбытия наказания.

 

Постановление

Президиума Верховного Суда Российской Федерации

от 21 января 2004 г. N 896п03

 

Бюллетень

Верховного Суда Российской Федерации

N 7, 2004 г.

 

Несовершеннолетний освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения им преступления небольшой тяжести истек один год.

 

 

Приговором Серовского городского суда от 12.05.2004 А. и К. осуждены по ч. 2 ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации и по п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации каждая.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда изменила приговор суда по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 78 Уголовного кодекса Российской Федерации лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекли два года.

В соответствии со ст. 94 Уголовного кодекса Российской Федерации указанный срок для несовершеннолетних сокращается наполовину и, следовательно, составляет один год после совершения преступления небольшой тяжести.

Как следует из материалов дела, 22.10.2002 А. и К. совершили преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации и являющееся преступлением небольшой тяжести. На момент назначения дела к судебному разбирательству срок привлечения их к уголовной ответственности за это преступление истек.

На основании изложенного приговор в отношении А. и К. в части их осуждения по ч. 2 ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации отменен, производство по уголовному делу в этой части на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации прекращено.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 21.07.2004, дело N 22-6650/2004

 

Признав, что в момент совершения общественно опасного деяния лицо могло осознавать характер и общественную значимость своих действий и руководить ими, суд в то же время указал, что деяние совершено лицом в состоянии невменяемости, и освободил его от уголовной ответственности, тогда как имелись основания только для освобождения от наказания.

 

 

Постановлением Первоуральского городского суда от 10.06.2004 Г. был освобожден от уголовной ответственности за совершенное им в состоянии невменяемости общественно опасное деяние, предусмотренное ч. 3 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации. В соответствии с п. "б" ч. 1 ст. 99 Уголовного кодекса Российской Федерации Г. назначены принудительные меры медицинского характера - принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила постановление и направила дело на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 81 Уголовного кодекса Российской Федерации лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, освобождается от наказания.

Такому лицу суд может назначить принудительные меры медицинского характера. В случае выздоровления такое лицо может подлежать уголовной ответственности и наказанию.

Эти требования закона по данному делу выполнены не были.

Согласно заключению стационарной судебно-психиатрической экспертизы, Г. в период времени, относящийся к инкриминируемому деянию (26 июля 2002 г.), был вменяем. Однако в декабре 2003 г. при клиническом обследовании он не мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, поэтому рекомендовано применение к нему принудительных мер медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа.

Признав, что в момент нарушения правил дорожного движения Г. мог осознавать характер и общественную значимость своих действий и руководить ими, суд в то же время указал, что деяние Г. совершено в состоянии невменяемости, и применил к нему ст. 21 Уголовного кодекса Российской Федерации, освободив от уголовной ответственности, а не от наказания.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 23.07.2004, дело N 22-6787/2004

 

Лицо, добровольно сдавшее органам власти огнестрельное оружие и боеприпасы при реальной возможности их дальнейшего хранения, освобождено от уголовной ответственности в соответствии с примечаниями к статьям 222 и 223 Уголовного кодекса Российской Федерации, поскольку эти предметы не были изъяты при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию.

 

 

Суд квалифицировал действия А. по ч. 1 ст. 222, ч. 1 ст. 223 и п. "а" ч. 2 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Установлено, что в ноябре 1996 года А. незаконно изготовил огнестрельное оружие - обрез, укоротив стволы и приклад охотничьего ружья путем их отпиливания, а 26 января 1997 года выстрелом из этого обреза совершил убийство двух лиц.

По заключению криминалистической экспертизы указанный обрез относится к самодельному гладкоствольному огнестрельному оружию, пригоден для стрельбы.

При таких данных суд обоснованно пришел к выводу о том, что ружье приобрело функции обреза - самодельного гладкоствольного огнестрельного оружия, обладающего другими характеристиками.

Таким образом, доводы надзорной жалобы адвоката осужденного о том, что превращение охотничьего ружья в обрез изготовлением оружия признать нельзя, поскольку данная переделка приводит не к улучшению, а к ухудшению тактико-технических характеристик охотничьего ружья, в связи с чем изготовление из ружья обреза не образует состава преступления, предусмотренного ст. 223 Уголовного кодекса Российской Федерации, являются необоснованными.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев надзорную жалобу адвоката осужденного, удовлетворил ее в части отмены приговора и прекращения дела по ч. 1 ст. 222 и ч. 1 ст. 223 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с добровольной выдачей оружия и боеприпасов, указав следующее.

В соответствии с примечаниями к ст. 222 и 223 Уголовного кодекса Российской Федерации лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в этих статьях, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

По смыслу закона под добровольной сдачей огнестрельного оружия и боеприпасов, предусмотренной примечаниями к ст. 222 и 223 Уголовного кодекса Российской Федерации, следует понимать выдачу лицом указанных предметов по своей воле или сообщение органам власти о месте их нахождения при реальной возможности дальнейшего хранения вышеуказанных предметов.

Из материалов дела видно, что о месте, куда А. спрятал обрез с патронами, никто не знал и А. во время допроса в качестве подозреваемого лично сообщил о месте нахождения оружия и боеприпасов сотрудникам милиции и следователю. А. в присутствии понятых во время дополнительного осмотра места происшествия с его участием сдал обрез и боеприпасы к нему.

Таким образом, изложенные обстоятельства свидетельствуют о том, что до задержания А. и сделанного им заявления правоохранительные органы не располагали сведениями о местонахождении оружия и патронов.

Факт сдачи обреза и патронов признал и суд, о чем прямо указано в описательной части приговора.

При этом в приговоре суд не привел обоснования вывода об отсутствии признаков добровольной сдачи обреза и патронов.

При таких обстоятельствах А. не мог быть привлечен к уголовной ответственности за совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 222 и ч. 1 ст. 223 Уголовного кодекса Российской Федерации, и поэтому судебные решения в этой части отменены с прекращением производства по делу.

 

Постановление

Президиума Верховного Суда Российской Федерации

N 865п03

 

Обзор судебной практики

Верховного Суда Российской Федерации

за первый квартал 2004 года

 

III. Процессуальные вопросы

 

Отсутствие в резолютивной части постановления о привлечении в качестве обвиняемого указания на уголовный закон, по которому лицо привлекается в качестве обвиняемого, является нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора.

 

 

Приговором Красногорского районного суда г. Каменска-Уральского от 29.04.2004 Л. был осужден по п. "г" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации, К. - осужден по ч. 3 ст. 158, п. "в" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила приговор суда в связи с существенным нарушением норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Как видно из материалов дела, в резолютивной части постановления о привлечении в качестве обвиняемого К. отсутствуют указания на уголовный закон, по которому лицо привлекается в качестве обвиняемого. Аналогичная ошибка допущена и при предъявлении обвинения Л.

Данные нарушения требований уголовно-процессуального законодательства влекут отмену приговора.

Поскольку устранение данных нарушений не связано с восполнением неполноты предварительного следствия, уголовное дело направлено в суд на новое судебное разбирательство со стадии подготовки к судебному заседанию.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 16.07.2004, дело N 22-6481/2004

 

В соответствии с частью 4 статьи 231 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации стороны должны быть извещены о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала.

 

 

Приговором Артемовского городского суда от 02.06.2004 Г. осужден по ч. 1 ст. 112, ч. 1 ст. 109 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила приговор суда и направила дело на новое судебное рассмотрение.

В соответствии с ч. 4 ст. 231 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации стороны должны быть извещены о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала.

Однако по настоящему делу это требование закона судом не выполнено.

Как следует из судебной повестки, направленной 12 мая 2004 г. потерпевшей С., потерпевшая получила ее в день судебного заседания 18 мая 2004 г. Поскольку потерпевшая С. проживает в г. Екатеринбурге, она не смогла явиться в суд и была лишена возможности участвовать в судебном заседании.

Нарушение гарантированных законом прав потерпевшей, предусмотренных ст. 42 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, является нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 14.07.2004, дело N 22-6358/2004

 

Любое решение по делу, принятое судом без проведения подготовки к судебному заседанию, является незаконным.

 

 

Постановлением судьи Сухоложского городского суда от 06.07.2004 было приостановлено производство по уголовному делу по обвинению П. и М.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила постановление судьи, направила уголовное дело в суд для рассмотрения со стадии подготовки дела к судебному заседанию по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 227 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации по поступившему уголовному делу судья принимает одно из следующих решений: о направлении уголовного дела по подсудности; о назначении предварительного слушания; о назначении судебного заседания. Этот перечень является исчерпывающим.

Решение судьи оформляется постановлением.

Из материалов дела следует, что такое постановление не выносилось, пропущена стадия подготовки дела к судебному заседанию, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона. Любое решение по делу, принятое судом без проведения подготовки к судебному заседанию, является незаконным.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 20.08.2004, дело N 22-8233/2004

 

Статья 246 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации не содержит ограничения числа замен прокурора в ходе судебного разбирательства, если обнаружится невозможность его дальнейшего участия в процессе рассмотрения уголовного дела.

 

 

Частным постановлением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 22.06.2004 обращено внимание прокурора Верх-Исетского района г. Екатеринбурга на допущенные по уголовному делу в отношении П. нарушения уголовно-процессуального закона, состоящие в неоднократной замене государственного обвинителя в ходе судебного разбирательства, что повлияло на полноценность выполнения обязанности уголовного преследования.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила частное постановление по следующим основаниям.

В ходе судебного разбирательства по уголовному делу в отношении П. государственный обвинитель был заменен дважды. Статья 246 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации не содержит ограничения числа замен прокурора в ходе судебного разбирательства, если обнаружится невозможность его дальнейшего участия.

Никаких доводов о том, что прокурор был заменен без каких-либо на то оснований, а также фактов, свидетельствующих о неполноценности выполнения государственным обвинителем обязанности уголовного преследования, судом не приведено.

При таких обстоятельствах вынесенное судом частное постановление нельзя признать законным и обоснованным.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 11.08.2004, дело N 22-7511/2004

 

Из приговора исключена ссылка на показания свидетелей, данных при производстве предварительного следствия, как на доказательства виновности осужденного, поскольку из протокола судебного заседания не усматривается, что на оглашение этих показаний было получено согласие всех участников процесса.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 16.07.2004, дело N 22-6490/2004

 

Рассмотрение дела в особом порядке не допускается, если подсудимый возражает против иска потерпевшего.

 

 

Приговором Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 05.07.2004 К. осужден по ч. 2 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации к 2 годам лишения свободы с лишением права управлять транспортным средством на срок 1 год. Постановлено признать за гражданским истцом К. право на удовлетворение гражданского иска, вопрос о его размере передан для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Приговор постановлен в особом порядке, без проведения судебного разбирательства.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила приговор и направила уголовное дело на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 314, 316 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении уголовного дела в особом порядке судья не проводит в общем порядке исследование и оценку собранных по уголовному делу доказательств и постановляет лишь обвинительный приговор. В случае, если судья до вынесения приговора установит, что по делу имеются обстоятельства, препятствующие вынесению обвинительного приговора, либо придет к выводу, что в какой-либо части обвинение не нашло своего подтверждения, он выносит постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначает рассмотрение уголовного дела в общем порядке. В общем порядке рассматривается дело и в том случае, если подсудимый не согласен с какой-то частью обвинения или выражает несогласие с основаниями или объемом предъявленного гражданского иска.

В нарушение данных требований закона суд принял решение о рассмотрении дела в особом порядке, несмотря на то, что осужденный К. возражал против иска потерпевшего. При этом судом были исследованы письменные доказательства, имеющиеся в материалах уголовного дела, был допрошен свидетель.

Кроме того, суд в качестве смягчающего наказание обстоятельства признал оказание осужденным помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, тогда как согласно предъявленному К. обвинению он в нарушение п. 2.5 Правил дорожного движения возможных мер для оказания доврачебной медицинской помощи пострадавшему не принял, о произошедшем в "Скорую медицинскую помощь" и в милицию не сообщил, с места происшествия скрылся.

При таких обстоятельствах суду следовало рассмотреть дело в общем порядке.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 11.08.2004, дело N 22-7441/2004

 

Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

 

 

Судом первой инстанции Ш. осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Суд кассационной инстанции отменил приговор, а уголовное дело в отношении Ш. прекратил за непричастностью его к совершению преступления.

Ш. находился под стражей с марта 2002 по март 2003 года.

Постановлением судьи с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации взыскано в пользу Ш. 28920 рублей.

В кассационной жалобе представитель Министерства финансов Российской Федерации в лице Управления федерального казначейства Министерства финансов Российской Федерации по Волгоградской области просил постановление отменить, а дело направить на новое рассмотрение, сославшись на то, что в соответствии с ч. 2 ст. 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрен особый порядок возмещения вреда, причиненного при осуществлении правосудия, в том числе при вынесении незаконного решения или приговора: вред возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу, т.е. право на возмещение вреда возникает лишь при виновном поведении судьи, установленном вступившим в законную силу приговором суда.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации постановление судьи оставила без изменения, а кассационную жалобу представителя Министерства финансов Российской Федерации - без удовлетворения по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 133 - 135 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации при решении вопроса о возмещении имущественного вреда незаконным осуждением Ш. суд должен был руководствоваться положениями указанных статей, а не ч. 2 ст. 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации, на что в жалобе ссылается представитель Минфина.

Именно положениями ст. 133 - 135 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и руководствовался суд, приняв законное и обоснованное решение.

 

Определение

Верховного Суда Российской Федерации

N 2-о03-30

 

Обзор судебной практики

Верховного Суда Российской Федерации

за первый квартал 2004 года

 

Указание в обвинительном приговоре на оставление заявленных к подсудимому гражданских исков без рассмотрения не основано на уголовно-процессуальном законе.

 

 

Приговором Богдановичского городского суда от 12.07.2004 М. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации, ему назначено наказание в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении с лишением права управлять транспортным средством на 3 года.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда изменила данный приговор по следующим основаниям.

Действия М. правильно квалифицированы судом по ч. 2 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации. Наказание назначено ему в пределах санкции статьи уголовного закона, при этом были учтены все обстоятельства дела и данные о личности осужденного.

Вместе с тем указание в обвинительном приговоре суда об оставлении заявленных к подсудимому гражданских исков без рассмотрения не основано на уголовно-процессуальном законе.

Гражданские истцы в судебном заседании поддерживали свои исковые требования, а суд их рассматривал, но не принял решение в связи с невозможностью произвести расчет по искам при рассмотрении данного уголовного дела. Поэтому в соответствии с ч. 2 ст. 309 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации суду следовало признать за истцами право на удовлетворение гражданских исков и передать вопрос о размере их возмещения для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

На основании изложенного приговор Богдановичского городского суда отменен в части указания об оставлении гражданских исков без рассмотрения, вопрос о размере возмещения гражданских исков передан для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 11.08.2004, дело N 22-7468/2004

 

Постановление судьи, которым приговор мирового судьи оставлен без изменения, отменено, поскольку постановление о назначении судебного заседания суда апелляционной инстанции судьей подписано не было, что лишает данный процессуальный документ юридической силы.

 

 

Приговором мирового судьи судебного участка N 6 Железнодорожного района г. Екатеринбурга от 24.02.2004 Б. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации, и ему назначено наказание в виде штрафа в размере 2500 рублей.

Постановлением судьи Железнодорожного районного суда г. Екатеринбурга от 19.05.2004 приговор мирового судьи оставлен без изменения.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила постановление судьи по следующим основаниям.

Согласно ст. 364 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации судья, изучив поступившее уголовное дело, выносит постановление о назначении заседания суда апелляционной инстанции. Данный этап процесса является обязательным, т.к. в его ходе решаются вопросы, имеющие важное значение для рассмотрения дела в апелляционном порядке по существу.

Из материалов дела видно, что постановление о назначении судебного заседания суда апелляционной инстанции от 23.03.2004 судьей не подписано, что лишает данный процессуальный документ юридической силы. Следовательно, указанная выше стадия уголовного процесса не может считаться выполненной.

Допущенное судом нарушение уголовно-процессуального закона является существенным, влияющим на законность и обоснованность вынесенного решения.

Кроме того, в нарушение требований ст. 364, 365 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в постановлении о назначении судебного заседания суд апелляционной инстанции не определил круг свидетелей, подлежащих вызову.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 23.07.2004, дело N 22-М-138/2004

 

Отказывая в восстановлении пропущенного срока на кассационное обжалование приговора, судья необоснованно указал в постановлении, что лицо не является участником процесса.

 

 

Приговором Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 25.03.2003 Л. осужден по ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к 2 годам лишения свободы. Он признан виновным, в частности, в том, что 19.12.2002 путем проникновения в жилище похитил у Х. имущество на общую сумму 151400 руб.

08.07.2003 Х. обратился в суд с заявлением о восстановлении пропущенного срока на кассационное обжалование приговора, поскольку обжаловать приговор своевременно не имел возможности по состоянию здоровья.

Постановлением судьи Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 14.08.2003 Х. отказано в восстановлении пропущенного срока на кассационное обжалование приговора. В обоснование принятого решения указано, что Х. не являлся участником процесса, так как в судебное заседание не явился, и что Х. не представил доказательств, подтверждающих наличие уважительных причин пропуска срока на обжалование.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Областного суда от 19.12.2003 это постановление было оставлено без изменения.

Президиум Областного суда отменил кассационное определение и направил дело на новое кассационное рассмотрение по следующим основаниям.

Из протокола судебного заседания следует, что Х. не явился в суд по состоянию здоровья.

В подтверждение своих доводов о том, что не мог обжаловать приговор в силу имеющихся заболеваний, Х. прилагает заключение ВТЭК о наличии у него третьей группы инвалидности.

Отказывая в восстановлении срока на обжалование, судья не выяснил дату вручения Х. копии приговора.

Между тем согласно ст. 357 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующей порядок восстановления срока обжалования, пропущенный срок восстанавливается в случае, если копии обжалуемого судебного решения лицам, указанным в частях 4 и 5 ст. 354 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, были вручены по истечении 5 суток со дня его провозглашения.

Неверным является довод судьи, что Х. не является участником процесса.

В материалах дела имеется постановление следователя о признании Х. потерпевшим. Согласно приговору совершенным преступлением Л. причинил Х. ущерб в размере 151400 руб.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 25.08.2004, дело N 44-У-171/2004

 

VI. Рассмотрение иных судебных материалов

 

Избирая подозреваемому меру пресечения в виде заключения под стражу, судья в постановлении сослался лишь на тяжесть преступления, в совершении которого лицо подозревается, тогда как данная мера пресечения в отношении подозреваемого может быть избрана только в исключительных случаях.

 

 

22.07.2004 в соответствии со ст. 91 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации, задержан Х.

Постановлением судьи Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 23.07.2004 в отношении Х. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила постановление судьи, направила судебный материал на новое судебное рассмотрение, отменила Х. меру пресечения в виде заключения под стражу и из-под стражи его освободила по следующим основаниям.

В соответствии с уголовно-процессуальным законом заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть избрано лишь при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения, когда кроме обстоятельств, указанных в ч. 1 ст. 108 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, имеются иные обстоятельства, свидетельствующие о необходимости изоляции лица от общества. При этом постановление судьи должно быть мотивированным.

В силу ст. 100 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в исключительных случаях при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, и с учетом обстоятельств, указанных в ст. 99 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого.

Избирая подозреваемому Х. меру пресечения в виде заключения под стражу, судья в постановлении сослался лишь на тяжесть преступления, в совершении которого Х. подозревается. При этом судья учел, что Х. имеет постоянное место жительства и работы. Однако оснований, предусмотренных ст. 97 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми судья пришел к выводу о необходимости применения подозреваемому Х. в качестве меры пресечения заключения под стражу, в постановлении не приведено.

При таких обстоятельствах постановление судьи нельзя признать законным и обоснованным.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 11.08.2004, дело N 22-7591/2004

 

Постановление суда о приостановлении производства по уголовному делу, изменении меры пресечения, объявлении розыска отменено.

 

 

Органами предварительного следствия К. обвинялась в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 298 и ч. 1 ст. 318 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В порядке предварительного слушания суд вынес постановление о приостановлении производства по уголовному делу. Меру пресечения в отношении К. - подписку о невыезде - изменил на содержание под стражей и объявил ее розыск.

В кассационной жалобе К. просила данное постановление суда отменить.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила постановление суда, указав следующее.

В соответствии с ч. 3 ст. 234 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации проведение предварительного слушания без участия обвиняемого (без его ходатайства об этом) не допускается. В материалах отсутствуют сведения о том, что К. была надлежащим образом извещена о проведении предварительного слушания по делу.

Из протокола судебного заседания видно, что стороны настаивали на том, что необходимо отложить проведение предварительного слушания, повторить вызов в суд К., выяснить причину ее неявки в суд.

Решая вопрос об изменении меры пресечения в отношении К. и объявлении ее розыска, суд сослался на то, что К. скрывается от суда, место пребывания ее неизвестно.

Между тем такие выводы суд сделал без достаточных оснований.

Согласно ч. 2 ст. 238 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации суд вправе избрать обвиняемому меру пресечения в виде заключения под стражу, если он ранее не содержался под стражей и скрылся.

К. утверждала, что она не скрывалась, а когда в суде проводилось предварительное слушание, она участвовала в рассмотрении гражданского дела в другом суде. В подтверждение К. представила копию апелляционного определения суда.

Кроме единичного вызова К. в судебное заседание на предварительное слушание, в материалах дела отсутствуют сведения, подтверждающие тот факт, что после поступления дела в суд К. скрывалась.

 

Определение

Верховного Суда Российской Федерации

N 88-о03-55

 

Обзор судебной практики

Верховного Суда Российской Федерации

за первый квартал 2004 года

 

Суд удалился в совещательную комнату и вынес постановление об изменении меры пресечения и о взятии одного из подсудимых под стражу в зале суда, а также об изменении меры пресечения прибывшему к моменту оглашения постановления другому подсудимому и об объявлении его в розыск, тогда как никаких оснований для этого не имелось.

 

 

Постановлением Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 15.07.2004 уголовное дело по обвинению Ф. и К. в совершении преступления, предусмотренного п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации, возвращено прокурору в порядке ст. 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Этим же постановлением Ф. и К. изменена мера пресечения с подписки о невыезде на содержание под стражей каждому. Принятое решение мотивировано тем, что Ф. на предварительное слушание не явился, а это свидетельствует о том, что он скрывается от суда. К. имеет 2 непогашенные судимости за корыстные преступления, ранее отбывал наказания в местах лишения свободы, до настоящего времени не работает.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила постановление в части изменения Ф. и К. меры пресечения и объявления Ф. в розыск, освободила Ф. и К. из-под стражи по следующим основаниям.

Основания для избрания меры пресечения в отношении Ф. и К., предусмотренные ст. 97, 99 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, не изменились, поэтому решением об изменении меры пресечения суд нарушил требования ст. 110 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Несмотря на сообщение подсудимого К. о том, что подсудимый Ф. вместе со своим адвокатом задерживается из-за проблем с транспортом и вскоре подъедет, а также мнение прокурора о необходимости объявить перерыв, суд удалился в совещательную комнату и вынес постановление об изменении меры пресечения и о взятии К. под стражу в зале суда, а также об изменении меры пресечения прибывшему к моменту оглашения постановления подсудимому Ф. и об объявлении его в розыск, тогда как никаких оснований для этого не имелось.

Ф. и К. полностью признали свою вину, оба имеют постоянное место жительства, положительно характеризуются, оба являлись на все следственные действия, не уклонялись от следствия и суда. Ф. ранее не судим.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 13.08.2004, дело N 22-7942/2004

 

Поскольку разрешение вопросов об отмене постановлений следователя о привлечении в качестве обвиняемого не входит в компетенцию суда, производство по конкретной жалобе на постановление о привлечении в качестве обвиняемого прекращено.

 

 

Постановлением судьи Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 07.07.2004 оставлена без удовлетворения жалоба о признании незаконным постановления следователя о привлечении в качестве обвиняемого А.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила постановление судьи и прекратила производство по жалобе.

В соответствии с ч. 1 ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования.

В жалобе, направленной в суд первой инстанции, указывалось на то, что постановление вынесено без достаточных доказательств наличия в действиях А. состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В таком аспекте обжалуемое постановление не способно причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства и не затрудняет доступ граждан к правосудию.

Вопросы о достаточности доказательств, квалификации содеянного, которые ставились в жалобе, могут быть разрешены судом только после исследования всех собранных доказательств, их анализа, оценки, то есть при рассмотрении дела по существу.

Жалоба на постановление о привлечении в качестве обвиняемого не может быть в данном случае предметом судебного рассмотрения, так как разрешение вопросов об отмене постановлений следователя и направлении расследования не входит в компетенцию суда.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 04.08.2004, дело N 22-7119/2004

 

Постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства о назначении стационарной судебно-психиатрической экспертизы признано необоснованным как противоречащее требованиям части 2 статьи 159 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

 

 

Органами предварительного расследования Т. обвиняется в том, что 08.03.2004 он совместно с М. совершил убийство гражданина Е. 18.03.2004 Т. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного п. "ж" ч. 2 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Адвокат обвиняемого обратился к следователю с ходатайством о проведении в отношении Т. стационарной судебно-психиатрической экспертизы.

Постановлением следователя от 15.07.2004 в удовлетворении этого ходатайства адвокату было отказано.

В порядке ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации адвокат обратился в суд с просьбой об отмене постановления следователя и назначении указанной экспертизы.

Постановлением от 10.08.2004 судья Алапаевского городского суда удовлетворил жалобу адвоката обвиняемого и обязал прокурора г. Алапаевска назначить и провести в отношении обвиняемого стационарную судебно-психиатрическую экспертизу.

В кассационном представлении помощник прокурора г. Алапаевска просил отменить постановление судьи, поскольку в отношении Т. была проведена амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза, согласно которой обвиняемый каким-либо психическим заболеванием не страдал и не страдает. Рекомендаций о проведении стационарной экспертизы не давалось. Кроме того, согласно справке из Алапаевской ЦРБ Т. на учете у психоневролога не состоял. Также, по мнению помощника прокурора, незаконным является требование суда к прокурору о назначении экспертизы в отношении обвиняемого.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда изменила постановление судьи по следующим основаниям.

Действительно, в отношении обвиняемого Т. была проведена амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза.

Вместе с тем в распоряжение экспертов не была представлена амбулаторная карта из центральной городской больницы, согласно которой у Т. в период с 2001 по 2003 год обнаруживались устойчивые симптомы, которые могут свидетельствовать о психическом заболевании, в связи с чем ему необходимо пройти обследование и лечение в психиатрическом стационаре г. Н. Тагила. Т. выставлен предварительный диагноз: "Умственная отсталость, психопатология".

В связи с этим суд обоснованно признал постановление следователя об отказе в удовлетворении ходатайства о назначении стационарной судебно-психиатрической экспертизы необоснованным, так как оно противоречит требованиям ч. 2 ст. 159 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

С учетом того, что Т. обвиняется в совершении особо тяжкого преступления и его психическое здоровье ставится под сомнение, суд правильно указал на необходимость назначения в отношении его стационарной судебно-психиатрической экспертизы.

Однако возложение на прокурора обязанности назначить экспертизу не основано на законе.

По изложенным основаниям постановление судьи Алапаевского городского суда от 10.08.2004 в отношении Т. изменено: исключено указание об обязанности прокурора г. Алапаевска назначить и провести стационарную судебно-психиатрическую экспертизу в отношении обвиняемого Т.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 03.09.2004, дело N 22-8755/2004

 

Вывод суда о том, что обвиняемый не смог пояснить, какие именно его конституционные права и свободы были нарушены постановлением, которым отказано в удовлетворении ходатайства о предъявлении ему вещественных доказательств по делу при ознакомлении со всеми материалами уголовного дела в порядке статьи 217 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, признан необоснованным.

 

 

Органами предварительного расследования Б. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации. 07.04.2004 в соответствии со ст. 215 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации он был уведомлен об окончании следственных действий по уголовному делу. При этом Б. заявил письменные ходатайства, в том числе и ходатайство о предъявлении ему вещественных доказательств по делу при ознакомлении со всеми материалами уголовного дела в порядке ст. 217 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Постановлением следователя в удовлетворении указанного ходатайства обвиняемому Б. отказано на основании того, что все вещественные доказательства по делу осмотрены и переданы на хранение.

Не согласившись с таким решением, обвиняемый Б. обжаловал его в суд в порядке ст. 123 и 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, просил отменить постановление следователя и обязать его выполнить требования ст. 217 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в полном объеме: предъявить для ознакомления все вещественные доказательства по делу.

Постановлением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 03.06.2004 производство по жалобе обвиняемого прекращено. Свое решение суд мотивировал тем, что Б. не смог пояснить, какие именно его конституционные права и свободы нарушены обжалуемым постановлением. По мнению суда, постановление следователя не создает препятствий для доступа обвиняемого к правосудию.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила данное постановление по следующим основаниям.

В своей жалобе обвиняемый указал, что к уголовному делу приобщены вещественные доказательства, с которыми он просил его ознакомить при выполнении требований ст. 217 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а следователь ему в этом отказал, чем, по его мнению, нарушил его права и законные интересы. Таким образом, доводы обвиняемого Б. изложены им в жалобе достаточно полно и подлежали рассмотрению в порядке ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

По итогам рассмотрения жалобы обвиняемого суд в соответствии с ч. 5 ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации обязан был вынести одно из двух постановлений: либо признать действия следователя незаконными и необоснованными и обязать его устранить допущенное нарушение, либо оставить жалобу обвиняемого Б. без удовлетворения.

По изложенным основаниям постановление суда отменено, судебный материал направлен на новое судебное рассмотрение.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 21.07.2004, дело N 22-6564/2004

 

Согласно части 1 статьи 188 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации свидетель должен вызываться на допрос повесткой, поэтому неявку лица к следователю по телефонному вызову нельзя расценивать как основание для наложения штрафа.

 

 

Постановлением Полевского городского суда от 15.03.2004 на А. наложен штраф в размере 1000 рублей за уклонение от явки по вызовам к следователю в качестве свидетеля.

В кассационной жалобе А. просила отменить постановление суда, поскольку она один раз являлась на допрос к следователю, а больше он ее не вызывал ни по телефону, ни повесткой. В протоколе следователя записан адрес, по которому она не проживает. По этому же адресу ей направлялись повестки судом. А. повестки не получала, а о прошедшем судебном заседании узнала из исполнительного листа, направленного ей на работу.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила данное постановление суда по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 188 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации свидетель вызывается на допрос повесткой. В связи с этим неявку А. к следователю по телефонному вызову нельзя расценивать как невыполнение свидетелем своей процессуальной обязанности. Таким образом, наложение штрафа на А. является необоснованным.

Согласно ч. 3 ст. 118 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации рассмотрение протокола следователя в случае неявки лица, на которое налагается штраф, без уважительной причины допускается в его отсутствие. Однако из судебного материала следует, что судебная повестка направлялась А. по другому адресу.

Следовательно, А. не была надлежащим образом уведомлена о месте и времени судебного заседания.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 06.08.2004, дело N 22-7476/2004

 

Судья в нарушение своих полномочий при рассмотрении представления прокурора о даче заключения о наличии в действиях следователя признаков преступления фактически провел судебное следствие и установил невиновность лица.

 

 

24.02.2004 прокурор Свердловской области обратился в Красногорский районный суд г. Каменска-Уральского с представлением о даче заключения о наличии в действиях следователя по особо важным делам прокуратуры г. Каменска-Уральского признаков преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Заключением от 02.07.2004 судья Красногорского районного суда г. Каменска-Уральского признал в действиях следователя прокуратуры П. отсутствие признаков преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила заключение судьи и направила судебный материал на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 448 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации решение о возбуждении уголовного дела в отношении следователя либо о привлечении его в качестве обвиняемого принимается прокурором на основании заключения суда по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления.

Из материалов дела следует, что в представлении прокурор Свердловской области мотивировал свое обращение в суд необходимостью получения заключения суда для принятия решения о привлечении к уголовной ответственности следователя прокуратуры П.

Судья, отказывая в удовлетворении представления прокурора, исследовал представленные доказательства по делу, дал им оценку, положил в основу доказательств заключение судебно-медицинской экспертизы, показания тех свидетелей, которые он посчитал объективными, отвергнув показания потерпевшего и других свидетелей.

При этом судья фактически признал сам факт преступления, но посчитал недостаточными доказательства того, что его совершил П.

Тем самым судья в нарушение своих полномочий при рассмотрении представления прокурора фактически провел судебное следствие и установил невиновность П., тогда как в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального закона судья по результатам рассмотрения представления прокурора разрешает вопрос лишь о наличии или отсутствии признаков состава преступления.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 06.08.2004, дело N 22-7332/2004

 

Разрешение вопросов, связанных с исполнением приговора

 

В соответствии с пунктом 15 статьи 397 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации суд вправе разъяснить сомнения и неясности, возникающие при исполнении приговора, когда они не затрагивают существа приговора. Переквалифицировав действия осужденного, районный суд фактически выполнил функцию суда кассационной инстанции.

 

 

Приговором Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 09.06.2004 Т. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. "г" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, ему назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы. На основании ч. 5 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений путем частичного сложения наказания, назначенного по настоящему приговору, с наказанием, назначенным по приговору Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 10.03.2004, Т. окончательно определено 2 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Постановлением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 15.06.2004 в резолютивную часть приговора были внесены изменения со ссылкой на п. 15 ст. 397 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: постановлено считать Т. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила постановление по следующим основаниям.

В порядке ст. 397 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации подлежат рассмотрению вопросы, связанные с исполнением приговора.

В соответствии с п. 15 ст. 397 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации суд вправе разъяснить сомнения и неясности, возникающие при исполнении приговора, когда они не затрагивают существа приговора.

Переквалифицировав действия осужденного, районный суд фактически выполнил функцию суда кассационной инстанции.

При таких обстоятельствах постановление суда нельзя признать законным и обоснованным.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 23.07.2004, дело N 22-6725/2004

 

Поскольку санкция части 1 статьи 105 Уголовного кодекса Российской Федерации строже санкции статьи 103 Уголовного кодекса РСФСР, переквалификация судьей убийства на часть 1 статьи 105 Уголовного кодекса Российской Федерации в редакции от 13.06.1996 противоречит требованиям статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, согласно которым новый уголовный закон имеет обратную силу только в случае, если он улучшает положение осужденного.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 13.08.2004, дело N 22-7766/2004

 

В связи с изменением категории преступления, в совершение которого путем обещаний обвиняемый вовлек несовершеннолетнего, действия виновного также подлежат переквалификации с части 4 статьи 150 Уголовного кодекса Российской Федерации на часть 1 статьи 150 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 18.08.2004, дело N 44-У-154/2004

 

Суд ошибочно переквалифицировал действия осужденного с части 2 статьи 145 Уголовного кодекса РСФСР (в редакции от 03.12.1982) на пункты "а", "г" части 2 статьи 161 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 08.12.2003), поскольку санкция части 2 статьи 161 Уголовного кодекса Российской Федерации строже санкции части 2 статьи 145 Уголовного кодекса РСФСР. Согласно статье 10 Уголовного кодекса Российской Федерации закон, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 16.07.2004, дело N 22-6466/2004

 

Поскольку нижний предел санкции части 2 статьи 161 Уголовного кодекса Российской Федерации, в редакции Федерального закона от 08.12.2003, снижен до 2 лет лишения свободы, при пересмотре приговора в соответствии со статьей 10 Уголовного кодекса Российской Федерации необходимо было переквалифицировать действия осужденного по грабежу на новый уголовный закон.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 04.08.2004, дело N 22-7141/2004

 

Поскольку лицу за преступление было назначено минимальное наказание, предусмотренное прежней редакцией закона, а в новой редакции уголовного закона минимальный размер наказания за это преступление снижен, в порядке исполнения приговора назначенное наказание подлежит снижению.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 21.07.2004, дело N 22-6705/2004

 

С учетом того, что в соответствии с новым уголовным законом (часть 6.1 статьи 88 Уголовного кодекса Российской Федерации) при назначении несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение особо тяжкого преступления низший предел наказания, предусмотренный соответствующей статьей Уголовного кодекса Российской Федерации, сокращается наполовину, а в силу положений части 1 статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации этот закон, как улучшающий положение осужденного, подлежит применению, наказание осужденному может быть снижено без ссылки на статью 64 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 20.08.2004, дело N 22-8168/2004

 

Переквалифицировав действия осужденного на статьи, предусматривающие менее тяжкие преступления, и назначив по ним более мягкие наказания, суд оставил прежним наказание, назначенное осужденному по совокупности преступлений, что повлекло изменение постановления о приведении приговоров в соответствие с уголовным законом, имеющим обратную силу.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 13.08.2004, дело N 22-7676/2004

 

Окончательное наказание по совокупности преступлений в приговоре было назначено по принципу частичного сложения наказаний, а при пересмотре этого приговора - по принципу полного сложения наказаний, что ухудшило положение осужденного и явилось основанием для изменения постановления суда, вынесенного на основании пункта 13 статьи 397 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 16.07.2004, дело N 22-6426/2004

 

Определением судебной коллегии Областного суда приговор в части осуждения лица за покушение на кражу чужого имущества отменен, производство по делу прекращено, исключено применение части 3 статьи 69 Уголовного кодекса Российской Федерации, однако при пересмотре приговора на основании пункта 13 статьи 397 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации суд не принял этого во внимание и окончательное наказание назначил по правилам части 3 статьи 69 Уголовного кодекса Российской Федерации, то есть ухудшил положение осужденного.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 23.07.2004, дело N 22-6718/2004

 

При приведении приговора в соответствие с уголовным законом, имеющим обратную силу, судом не было учтено, что все преступления были совершены лицом в несовершеннолетнем возрасте до издания акта об амнистии от 30 ноября 2001 года, и вопрос о том, применялся ли акт об амнистии к осужденному, надлежащим образом исследован не был.

 

 

Приговором Асбестовского городского суда от 30.10.2000 К. был осужден по п. "а", "б", "г", "д" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции от 13 июня 1996 г.) к 4 годам лишения свободы, по п. "в" ч. 3 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции от 13 июня 1996 г.) - к 9 годам лишения свободы, по ч. 4 ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции от 13 июня 1996 г.) - к 6 годам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 10 лет лишения свободы.

Постановлением Новолялинского районного суда от 14.04.2004 приговор был пересмотрен в соответствии со ст. 10 Уголовного кодекса Российской Федерации. Действия К. переквалифицированы с п. "а", "б", "г", "д" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции от 13 июня 1996 г.) на п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции от 8 декабря 2003 г.), по которой назначено наказание в виде 4 лет лишения свободы, с п. "в" ч. 3 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции от 13 июня 1996 г.) - на п. "в" ч. 4 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции от 8 декабря 2003 г.). На основании ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений, предусмотренных п. "а", "г" ч. 2 ст. 161, п. "в" ч. 4 ст. 162, ч. 4 ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 9 лет лишения свободы.

В кассационной жалобе осужденный просил изменить постановление судьи и снизить окончательное наказание до 8 лет лишения свободы. В обоснование жалобы указал, что в 2002 г. на основании акта об амнистии от 30 ноября 2001 г. окончательное наказание ему уже было снижено до 9 лет лишения свободы.

Судебная коллегия по уголовным делам Областного суда отменила постановление по следующим основаниям.

При рассмотрении ходатайства осужденного о пересмотре приговора судом были исследованы не все обстоятельства дела, которые могли повлиять на принятие законного и обоснованного решения.

Так, судом не было учтено, что все преступления К. были совершены в несовершеннолетнем возрасте до издания акта об амнистии от 30 ноября 2001 г. и вопрос о том, применялся ли акт об амнистии к осужденному, надлежащим образом исследован не был.

Поскольку указанные обстоятельства имеют значение для правильного разрешения ходатайства осужденного, постановление судьи отменено, дело направлено на новое судебное разбирательство.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 11.08.2004, дело N 22-7624/2004

 

Доводы осужденного, связанные с гражданским иском, при пересмотре приговора в соответствии со статьей 10 Уголовного кодекса Российской Федерации рассмотрению не подлежат, они могут быть предметом обсуждения только при обжаловании приговора в кассационном или надзорном порядке.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 06.08.2004, дело N 22-7337/2004

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ДЕЛАМ

ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

 

Согласно статье 23.50 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях рассматривать дела об административных правонарушениях, предусмотренных частью 3 статьи 14.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, вправе органы, осуществляющие государственный контроль за производством и оборотом этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, к таким органам относится и Министерство по налогам и сборам России, а также его территориальные органы.

 

 

Решением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 21.04.2004 постановление руководителя инспекции МНС России по Ленинскому району г. Екатеринбурга от 13.01.2004 в отношении У. отменено, производство по делу об административном правонарушении прекращено.

В решении судья указал, что рассмотрение дел об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 3 ст. 14.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, не относится к подведомственности налоговых органов, следовательно, постановление о назначении У. административного наказания вынесено неправомочным лицом.

Заместитель председателя Областного суда отменил данное решение суда по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, инспекцией МНС России по Ленинскому району г. Екатеринбурга проведена проверка выполнения правил розничной продажи алкогольной продукции в магазине "Продукты", принадлежащем ООО "К", о чем 04.12.2003 составлен акт.

В ходе проверки выявлены нарушения правил розничной торговли алкогольной продукцией, выразившиеся в продаже алкогольной продукции с поддельными региональными специальными марками. 06.01.2004 в связи с нарушением правил розничной продажи алкогольной и спиртосодержащей продукции составлен протокол об административном правонарушении (ч. 3 ст. 14.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

Постановлением и.о. руководителя инспекции МНС России по Ленинскому району г. Екатеринбурга от 13.01.2004 N 13-19/240-1 директор ООО "К" У. привлечена к административной ответственности по ч. 3 ст. 14.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, ей назначено наказание в виде штрафа в размере 3000 рублей. Отменяя данное постановление, судья ошибочно указал на то, что руководитель налогового органа не имел права принимать решение о наказании У.

Между тем, согласно ст. 23.50 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, рассматривать дела об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 3 ст. 14.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, вправе органы, осуществляющие государственный контроль за производством и оборотом этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции.

К таким органам в соответствии с п. 1, 3 Положения о Министерстве Российской Федерации по налогам и сборам, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 16.10.2000 N 783, относится Министерство по налогам и сборам России и его территориальные органы.

 

Постановление

заместителя председателя

Свердловского областного суда

от 02.07.2004, дело N 4-А-136/2004

 

Определение судьи отменено в связи с тем, что, отказывая лицу в восстановлении пропущенного срока на обжалование постановлений санитарного врача, судья необоснованно руководствовался нормами Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и признал обжалуемые постановления вынесенными в рамках производства по делу об административном правонарушении.

 

 

Постановлением главного государственного санитарного врача по Верх-Исетскому району г. Екатеринбурга от 14.07.2003 на основании ст. 51 Федерального закона от 30.03.1999 "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" запрещена эксплуатация МОУ школа-интернат N 101. Постановлением этого же должностного лица от 01.09.2003 определено, что постановление от 14.07.2003 начинает действовать с 01.01.2004.

С. (мать воспитанника школы-интерната) обратилась в Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга с просьбой об отмене постановлений санитарного врача.

Определением судьи Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 16.07.2004 на основании ст. 30.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях С. отказано в восстановлении срока на обжалование постановлений должностного лица в связи с пропуском С. десятидневного срока на обжалование без уважительных причин.

Судья Областного суда отменил определение судьи по следующим основаниям.

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях закрепляет виды и систему административных правонарушений, виды и систему административных наказаний, подведомственность дел об административных правонарушениях и порядок производства по ним.

Отказывая С. в восстановлении пропущенного срока на обжалование постановлений санитарного врача, судья необоснованно руководствовался нормами Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и признал обжалуемые постановления вынесенными по делу об административном правонарушении.

При таких обстоятельствах жалоба С. подлежит рассмотрению только в порядке гражданского судопроизводства.

На основании изложенного определение судьи Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 16.07.2004 отменено, жалоба С. возвращена в суд для решения вопроса об ее рассмотрении в порядке гражданского судопроизводства.

 

Решение

судьи Свердловского областного суда

от 08.09.2004, дело N 22-А-551/2004

 

В соответствии с частью 3 статьи 25.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях при рассмотрении дела об административном правонарушении, влекущем административный арест, присутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу, является обязательным. В нарушение требований статьи 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях судьей не было установлено лицо, совершившее административное правонарушение.

 

 

Постановлением судьи Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 06.07.2004 К. привлечен к административной ответственности по ст. 20.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и ему назначено наказание в виде штрафа в размере двух минимальных размеров оплаты труда в сумме 200 рублей.

Судья Областного суда отменил данное постановление и направил дело об административном правонарушении на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 3 ст. 25.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях при рассмотрении дела об административном правонарушении, влекущем административный арест, присутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу, является обязательным.

В нарушение данного требования закона дело об административном правонарушении рассмотрено судей в отсутствие К.

Кроме того, судьей в нарушение требований ст. 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не было установлено лицо, совершившее административное правонарушение, поскольку постановлением судьи административному взысканию подвергнут К., 12 ноября 1964 года рождения, тогда как согласно паспорту К. родился 14 октября 1958 года.

 

Решение

судьи Свердловского областного суда

от 18.08.2004, дело N 22-А-531/2004

 

Поскольку в действиях лица усматривается лишь личный мотив, содеянное им нельзя расценивать как мелкое хулиганство, за которое предусмотрена ответственность статьей 20.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

 

 

Постановлением судьи Таборинского районного суда от 15.06.2004 Щ. на основании ч. 1 ст. 20.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях назначено административное наказание в виде штрафа в размере 500 рублей за то, что она 19.05.2004 выражалась нецензурной бранью в адрес гражданки З. в связи с нарушением последней границ земельного участка.

Судья Свердловского областного суда отменил постановление судьи, а производство по делу прекратил в связи с отсутствием в действиях Щ. состава административного правонарушения.

Как видно из показаний Щ. и свидетеля М., ссора между Щ. и З. возникла в связи с нарушением З. границ земельного участка Щ., в связи с чем последняя выразилась в адрес З. нецензурной бранью.

Поскольку в действиях Щ. усматривается не хулиганский, а лишь личный мотив, содеянное ею нельзя расценивать как мелкое хулиганство, за которое предусмотрена ответственность ст. 20.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

 

Решение

судьи Свердловского областного суда

от 21.07.2004, дело N 22-А-444/2004

 

Суд ошибочно назначил должностному лицу наказание в виде предупреждения, не предусмотренное санкцией части 1 статьи 19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

 

 

Постановлением Ирбитского районного суда от 06.05.2004 Б. как должностное лицо признан виновным в невыполнении в установленный срок законного предписания органа, осуществляющего государственный надзор, об устранении нарушений законодательства и подвергнут по ч. 1 ст. 19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях наказанию в виде предупреждения.

Судья Свердловского областного суда отменил данное постановление и направил материалы дела на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно санкции ч. 1 ст. 19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях за совершение административного правонарушения для должностных лиц предусмотрено наказание в виде штрафа в сумме от 5 до 10 минимальных размеров оплаты труда.

Из постановления суда следует, что за совершение правонарушения Б. подвергнут административному наказанию в виде предупреждения. Тем самым при вынесении постановления судом нарушены требования ч. 1 ст. 4.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, предусматривающие назначение наказания в пределах, установленных статьей Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

 

Решение

судьи Свердловского областного суда

от 06.08.2004, дело N 22-А-492/2004

 

После обжалования постановления по делу об административном правонарушении вышестоящему должностному лицу допускается обжалование в суд как его самого, так и решения, принятого по результатам рассмотрения жалобы на это постановление.

 

 

Постановлением инспектора ДПС от 10.05.2004 К. привлечен к административной ответственности по ч. 2 ст. 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и ему назначено административное наказание в виде штрафа в размере 200 рублей.

Решением начальника отделения ГИБДД Ленинского РУВД г. Екатеринбурга от 28.05.2004, вынесенным по результатам рассмотрения жалобы К., данное постановление оставлено без изменения.

16.06.2004 К. обжаловал вышеуказанное постановление по делу об административном правонарушении в Ленинский районный суд г. Екатеринбурга.

Определением судьи Ленинского районного суда от 22.06.2004 ходатайство К. отклонено по тем основаниям, что он реализовал свое право обжалования постановления по делу об административном правонарушении путем подачи жалобы вышестоящему должностному лицу, а потому утратил право обжаловать это постановление в районный суд.

Судья Свердловского областного суда отменил данное постановление по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 30.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное должностным лицом, и (или) решение вышестоящего должностного лица по жалобе на это постановление могут быть обжалованы в суд по месту рассмотрения жалобы, а затем в вышестоящий суд.

Таким образом, после обжалования постановления по делу об административном правонарушении вышестоящему должностному лицу допускается обжалование в суд как его самого, так и решения, принятого по результатам рассмотрения жалобы на это постановление.

Вывод судьи о том, что, обжаловав постановление инспектора ДПС вышестоящему должностному лицу, К. утратил право обжаловать его в суд, противоречит положениям ст. 30.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

 

Решение

судьи Свердловского областного суда

от 06.08.2004, дело N 22-А-486/2004

 

Вопросы по применению Кодекса Российской Федерации

об административных правонарушениях

 

 

Что является местом совершения административных правонарушений, предусмотренных статьями 15.5 и 15.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях: место нахождения юридического лица, обязанного предоставить налоговую декларацию или сведения, или место нахождения контролирующего органа?

 

Ответ: Статья 15.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусматривает административную ответственность за нарушение сроков представления налоговой декларации в налоговый орган по месту учета.

Статья 15.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусматривает административную ответственность за непредставление сведений, необходимых для осуществления налогового контроля, в налоговые органы, таможенные органы и органы государственного внебюджетного фонда.

Поскольку обязанность по представлению налоговой декларации и сведений лежит на юридическом лице, то местом совершения указанных административных правонарушений следует считать место нахождения юридического лица, не представившего либо нарушившего сроки представления сведений и декларации в контролирующий орган.

 

Возможно ли рассмотрение дела об административном правонарушении не по месту нахождения органа, проводившего административное расследование (часть 2 статьи 29.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), а по месту совершения административного правонарушения?

 

Ответ: Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в ст. 29.5 устанавливает правила определения территориальной подведомственности рассмотрения дела об административном правонарушении.

Часть 2 ст. 29.5 содержит исключение из общего правила определения территориальной подведомственности (ч. 1 этой же статьи), указывая, что дело об административном правонарушении, по которому было проведено административное расследование, рассматривается по месту нахождения органа, проводившего административное расследование.

Таким образом, дело об административном правонарушении, по которому было проведено административное расследование, должно рассматриваться по месту нахождения органа, его проводившего.

 

Возможно ли привлечение к административной ответственности следователя РОВД, проводившего расследование по уголовному делу, за неисполнение письменных указаний прокурора по этому же уголовному делу по ст. 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (невыполнение законных требований прокурора, следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении)?

 

Ответ: Как видно из редакции ст. 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, административная ответственность предусмотрена за умышленное невыполнение законных требований прокурора, следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении.

Следовательно, следователя РОВД, проводившего расследование по уголовному делу и не исполнившего письменных указаний прокурора по этому же уголовному делу, нельзя привлечь к административной ответственности по ст. 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

 

Обзор судебной практики

Верховного Суда Российской Федерации

за первый квартал 2004 года

 

Информация

 

Бюллетень сформирован на основании материалов судебной практики по уголовным делам и делам об административных правонарушениях, размещенных в следующих источниках:

1. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, N 6 - 9 за 2004 г.;

2. Официальный web-сайт Верховного Суда Российской Федерации (Supreme Court of Russia), в том числе:

- "Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2004 года", утвержденный Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации 23 и 30 июня 2004 года;

3. Электронная база документов "Практика Верховного Суда Российской Федерации" системы семейства "";

4. Электронная база документов "Практика Свердловского областного суда" системы семейства "";

5. "О некоторых решениях Президиума Верховного Суда Российской Федерации, принятых в 2003 году по уголовным делам". Обзор судебной практики. Приложение к письму Генеральной прокуратуры Российской Федерации N 12/12-04 от 05.03.2004.

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Свердловского областного суда

 

Отдел кодификации

и систематизации законодательства,

обобщения судебной практики

Свердловского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь