Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КРАСНОЯРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ОБЗОР

ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ КРАСНОЯРСКОГО

КРАЯ ДЕЛ О ВОЗМЕЩЕНИИ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО

ПОВРЕЖДЕНИЕМ ЗДОРОВЬЯ

 

 

В связи с поручением Верховного Суда Российской Федерации Судебной коллегией по гражданским делам Красноярского краевого суда проведено обобщение судебной практики судов края по рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства за период 2001 - 2004 годы дел о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья.

Всего судами края рассмотрено дел данной категории в 2001 году - 950 (из них о возмещении вреда здоровью при исполнении трудовых обязанностей 107 дел, в связи с авариями на транспорте - 766, по другим основаниям - 77); в 2002 году - 480 (из них о возмещении вреда здоровью при исполнении трудовых обязанностей 93 дела, в связи с авариями на транспорте - 335, по другим основаниям - 52); в 2003 году - 434 (из них о возмещении вреда здоровью при исполнении трудовых обязанностей 121 дело, в связи с авариями на транспорте - 210 дел, по другим основаниям - 103). По сравнению с общим количеством гражданских дел, рассмотренных судами края (в 2001 году - 79653 дела, в 2002 году - 46168 и в 2003 году - 44135 дел), количество дел о возмещении вреда здоровью незначительно и составляет в процентном отношении к общему количеству дел: в 2001 году - 1,19%, в 2002 году - 1,039% и в 2003 году - 0,98%. Приведенные статистические данные свидетельствуют о снижении количества рассматриваемых дел этой категории. В кассационном порядке судебной коллегией по гражданским делам рассмотрено дел о возмещении вреда в связи с увечьем или потерей кормильца в 2001 году - 35 (из них 21 решение отменено, 3 изменено); в 2002 году - 34 (из них 24 решения отменено, 6 изменено), в 2003 году - 6 (из них 4 решения отменено). Большое количество отмен связано с нестабильностью практики рассмотрения дел по искам о возмещении вреда здоровью лиц, пострадавших от воздействия радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, обобщение практики рассмотрения дел данной категории в рамках настоящего Обзора не проводилось.

При проведении обобщения судебной практики по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья, изучено 264 гражданских дела, рассмотренных судами края в 2001 - 2004 годах, из них в срок до 1 месяца были рассмотрены только 34 дела, в срок от 1 до 3 месяцев - 67, от 3 до 6 месяцев - 72, от 6 месяцев до 1 года - 51 и в срок свыше года - 40 гражданских дел. Допускаемые судами нарушения сроков рассмотрения объясняются сложностью данной категории дел.

Судами края в исследуемый период дела о возмещении вреда, причиненного здоровью при превышении пределов необходимой обороны и в состоянии крайней необходимости, а также о возмещении вреда, причиненного недееспособным, не рассматривались.

Среди изученных дел значительное количество составили дела по искам потерпевших о возмещении вреда здоровью, вытекающим из уголовных дел. При этом суды правильно, руководствуясь правилами ст. 1080 ГК РФ, устанавливающей ответственность за совместно причиненный вред, возлагают на ответчиков, причинивших вред совместными действиями, солидарную ответственность.

Ф. обратился в суд с иском к Р. и Р. о возмещении вреда здоровью, причиненного ответчиками, совершившими в отношении истца хулиганство, сопровождающееся применением насилия. Решением С. районного суда г. Красноярска от 2 июля 2003 года на ответчиков возложена солидарная ответственность по возмещению вреда.

В ч. 2 ст. 1080 закреплено правило, в соответствии с которым по заявлению потерпевшего и в его интересах суд вправе возложить на лиц, совместно причинивших вред, ответственность в долях. В этой связи решением Л. районного суда г. Красноярска от 11 февраля 2003 года с ответчиков О., Г. и А., совершивших в отношении истца К. хулиганские действия с причинением телесных повреждений, по требованию последнего и в его пользу была взыскана с ответчиков сумма компенсации морального вреда в равных долях.

Судами края правильно применяется действующее гражданское законодательство при рассмотрении дел по искам о возмещении вреда, причиненного несовершеннолетними. В соответствии с требованиями ст. 1073 ГК РФ за вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет (малолетним), отвечают его родители (усыновители) или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине.

Ф. обратилась в суд с иском к Б., К., К., Б., родителям малолетних подростков, избивших несовершеннолетнего сына истицы. Решением Л. районного суда г. Красноярска от 3 мая 2001 года с ответчиков взысканы суммы материального ущерба и морального вреда в равных долях.

Рассматриваются судами также иски о возмещении вреда здоровью, причиненного работниками лечебных учреждений. Требования о возмещении вреда предъявляются в данном случае к лечебным учреждениям, поскольку в соответствии с положениями ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных) обязанностей.

Так, решением Ж. районного суда г. Красноярска от 26 марта 2003 года были удовлетворены требования М., предъявленные ею к учреждению здравоохранения - Д. больнице на ст. Красноярск Красноярской железной дороги о возмещении вреда здоровью, причиненного ненадлежащим проведением операции, поскольку заключением проведенной по делу судебно-медицинской экспертизы было подтверждено, что причиной усиления группы инвалидности (с третьей до второй) истицы явились последствия повреждения холедоха при проведении ей хирургами ответчика операции по удалению камней из желчных протоков.

Значительное количество среди изученных дел составляют дела по искам о возмещении вреда здоровью, причиненного источником повышенной опасности. При рассмотрении данной категории дел суды края правомерно к источникам повышенной опасности относят предметы, проявляющие в процессе деятельности по их использованию (эксплуатации) вредоносность, не в полной мере поддающуюся контролю человека. Судами рассматривались и удовлетворялись иски о возмещении вреда, причиненного такими источниками повышенной опасности, как железнодорожный, автомобильный, речной транспорт. При этом необходимо отметить, что суды правильно при рассмотрении исков о возмещении вреда здоровью, причиненного укусами собак, не относят названных домашних животных к источникам повышенной опасности и при возложении ответственности на владельцев собак исходят из требований ст. 1064 ГК РФ, поскольку именно в результате несоблюдения владельцами требований, предусмотренных Временными правилами содержания домашних животных в г. Красноярске, утвержденными Постановлением N 1044 администрации г. Красноярска от 16 сентября 1996 года, и соответственно по вине владельцев причиняется вред принадлежащими им домашними животными. В связи с этим представляется ошибочной ссылка в решении С. районного суда г. Красноярска от 3 февраля 2004 года по делу по иску М. к Н. о возмещении морального вреда, причиненного укусом собаки, на ст. 1100 ГК РФ, предусматривающую основания компенсации морального вреда вне зависимости от вины причинителя вреда.

Ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих, предусмотрена ст. 1079 ГК РФ. Особенность ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, состоит в том, что вины причинителя для ее возникновения не требуется.

Так, решением Ц. районного суда г. Красноярска от 24 января 2002 года удовлетворены исковые требования К. в интересах несовершеннолетней С. о возмещении вреда, причиненного гибелью кормильца - матери последней, о взыскании сумм с ответчика К., управлявшего транспортным средством, в возбуждении уголовного дела, в отношении которого было отказано за отсутствием в его действиях состава преступления.

В соответствии с требованиями ст. 1079 ГК РФ владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причиненный третьим лицам в результате взаимодействия этих источников (столкновение транспортных средств). Тем не менее, как правило, третьи лица, получившие вред от столкновения транспортных средств, предъявляют требования к владельцу источника повышенной опасности, виновному в произошедшем ДТП.

Д., находившаяся в салоне автомобиля под управлением Д., обратилась в суд с иском о возмещении вреда здоровью к водителю второго транспортного средства О., виновному в столкновении автомобилей. Решением Л. районного суда г. Красноярска от 23 апреля 2001 года ее требования были удовлетворены. В данном случае обращение потерпевшего с иском к обоим владельцам источников повышенной опасности либо к одному из них является его правом, предусмотренным статьей 323 ГК РФ, согласно положениям которой при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности.

Возмещению в порядке ст. 1079 ГК РФ подлежит вред, причиненный только в процессе эксплуатации (использования) источника повышенной опасности. М. обратилась в С. районный суд г. Красноярска с иском о возмещении вреда здоровью к Ф., владельцу автомобиля "УАЗ", по вине которого произошло дорожно-транспортное происшествие. Судом в качестве соответчиков по делу привлечены владельцы других автомобилей, участвовавших в ДТП, МУП "Г.", КГУП "П.", Ф. и Р.

Решением суда от 11 апреля 2003 года суммы возмещения вреда в пользу истицы взысканы со всех ответчиков в солидарном порядке. Определением судебной коллегии по гражданским делам от 6 августа 2003 года решение отменено. Из материалов дела видно, что 17 апреля 2002 года на перекрестке Северного шоссе и пр. Металлургов в г. Красноярске произошло столкновение автомобиля "УАЗ" под управлением Ф., нарушившего правила дорожного движения, с автомобилем "КамАЗ", принадлежащим МУП "Г.", после чего автомобиль "КамАЗ" допустил столкновение с остановившимися на перекрестке на красный сигнал светофора автомобилем "УАЗ", принадлежащим КГУП "П.", в котором в качестве пассажира находилась истица, автомобилем "ВАЗ-21102" под управлением Ф. и автомобилем "ВАЗ-2105" под управлением Р. При данных обстоятельствах судебная коллегия посчитала неправильным вывод суда о возможности возложения солидарной ответственности на всех привлеченных в процесс ответчиков, поскольку автомобили, принадлежащие КГУП "П.", Ф. и Р., в момент ДТП в движении не находились, следовательно, не могут рассматриваться как источники повышенной опасности.

Статья 1085 ГК РФ устанавливает объем и характер возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья. В связи с причинением гражданину увечья или иного повреждения здоровья компенсации подлежит прежде всего утраченный им заработок или иной доход, который он имел или мог иметь до увечья. Для определения конкретного размера утраченного потерпевшим заработка имеет значение прежде всего размер среднего месячного заработка или дохода, получаемого потерпевшим до увечья или иного повреждения здоровья, который подсчитывается, согласно ст. 1086 ГК РФ, путем деления общей суммы заработка (дохода) за двенадцать месяцев работы, предшествовавших повреждению здоровья, на двенадцать. Размер подлежащего возмещению утраченного потерпевшим заработка определяется исходя из его среднего месячного заработка с учетом степени (процентов) утраты им профессиональной трудоспособности или общей трудоспособности.

Суды в основном правильно определяют размер подлежащего возмещению утраченного потерпевшими заработка по искам последних о возмещении вреда здоровью.

В случае, когда потерпевший на момент причинения вреда не работал, учитывается по его желанию заработок до увольнения либо обычный размер вознаграждения работника его квалификации в данной местности (п. 4 ст. 1086 ГК РФ).

Н. обратился в С. районный суд г. Красноярска с иском к муниципальному унитарному предприятию "К." о возмещении вреда здоровью, причиненного по вине водителя ответчика в дорожно-транспортном происшествии, имевшем место 26 сентября 1999 года. При определении размера возмещения утраченного потерпевшим заработка суд, приняв во внимание, что потерпевший на момент причинения вреда не работал, произвел исчисление размера возмещения утраченного заработка, по желанию потерпевшего, исходя из средней заработной платы электролизника 6 разряда, поскольку согласно данным трудовой книжки истца последний работал электролизником 6 разряда на ОАО "К." в течение длительного времени, уволился с работы перед дорожно-транспортным происшествием.

Статья 1087 ГК РФ устанавливает правила возмещения вреда при повреждении здоровья лица, не достигшего совершеннолетия. Поскольку несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе реализовать свою способность к труду и иметь собственный заработок (ст. 63 Трудового кодекса РФ), то п. 2 ст. 1087 ГК РФ предусмотрена возможность возмещения заработка несовершеннолетнему потерпевшему независимо от того, работал ли последний на момент причинения вреда. При этом ранее до внесения изменения в названную статью ГК РФ размер возмещения утраченного несовершеннолетним заработка подсчитывался исходя из пятикратного минимального размера оплаты труда с учетом потери общей трудоспособности.

Р. обратилась в Л. районный суд г. Красноярска с иском к С. о возмещении вреда здоровью, требуя взыскать в счет возмещения утраченного заработка пятикратный минимальный размер оплаты труда ежемесячно, мотивируя тем, что 2 мая 2000 года в несовершеннолетнем возрасте была сбита автомобилем под управлением ответчика, получила тяжкие телесные повреждения, признана инвалидом, ей определена 100% утрата общей трудоспособности. Решением суда от 11 марта 2002 года требования истицы удовлетворены. Федеральным законом от 26.11.2002 N 152-ФЗ в ст. 1087 ГК РФ внесены изменения, в настоящее время вред, связанный с утратой или уменьшением трудоспособности несовершеннолетнему в возрасте от 14 до 18 лет, при отсутствии у него заработка, определяется исходя из установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации.

Определенную трудность у судов вызывает применение положений статей 1091 и 318 ГК РФ, предусматривающих увеличение размера возмещения вреда в связи с повышением стоимости жизни. В прежней редакции статьи 318 и 1091 ГК РФ предусматривали, что суммы, выплачиваемые по денежному обязательству непосредственно на содержание гражданина в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью (в том числе суммы возмещения утраченного заработка), с увеличением установленного законом минимального размера оплаты труда пропорционально увеличиваются. В соответствии с положениями названных статей в редакции Федерального закона от 26.11.2002 N 152-ФЗ сумма, выплачиваемая по денежному обязательству непосредственно на содержание гражданина в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, индексируется с учетом уровня инфляции в порядке и случаях, которые предусмотрены Законом.

О. районным судом г. Красноярска с вынесением решения от 15.05.2003 был рассмотрен иск Г. к ОАО "С." о возмещении вреда здоровью, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, имевшего место 16.09.2000 по вине водителя ответчика. Определив размер суммы возмещения утраченного истицей заработка, исходя из ее среднемесячного заработка с учетом процента утраты профессиональной трудоспособности, в дальнейшем суд по требованию истицы проиндексировал сумму возмещения утраченного заработка с применением коэффициентов увеличения минимального размера оплаты труда с 01.01.2001, с 01.07.2000 и с 01.05.2002. При этом суд не учел прямое указание ст. 5 Федерального закона "О минимальном размере оплаты труда" от 19 июня 2000 года (с последующими изменениями) о том, что исчисление платежей по гражданско-правовым обязательствам, установленных в зависимости от минимального размера оплаты труда, производится с 1 июля 2000 года по 31 декабря 2000 года исходя из базовой суммы, равной 83 рублям 49 копейкам (размер МРОТ, установленный с 1 января 1997 года), а с 1 января 2001 года - исходя из базовой суммы, равной 100 рублям. В соответствии с вышеприведенными требованиями Закона суд был вправе произвести увеличение суммы ежемесячного возмещения утраченного заработка только с 1 января 2001 года на коэффициент 1,198.

Н. городским судом решением от 25 ноября 2003 года были удовлетворены требования Г. о взыскании сумм на содержание детей в связи со смертью кормильца - мужа истицы, погибшего в 1998 году в дорожно-транспортном происшествии по вине водителя ответчика. Суд правомерно, определяя размер ежемесячного возмещения на содержание детей, применил с 01.01.2001 коэффициент увеличения минимального размера оплаты труда 1,198. Но в последующем неправильно истолковал положения статей 318 и 1091 ГК РФ в редакции Федерального закона от 26.11.2002 N 152-ФЗ и проиндексировал суммы ежемесячного возмещения, начиная с декабря 2002 года, с применением сводного индекса инфляции потребительских цен. Судебная коллегия по гражданским делам своим определением от 16 февраля 2004 года решение городского суда отменила, указав, что, действительно, в соответствии с внесенными в названные выше статьи ГК РФ изменениями сумма возмещения индексируется с учетом уровня инфляции в порядке и случаях, которые предусмотрены законом, однако на сегодняшний день порядок и случаи такой индексации Законом не определены.

В связи с вступлением в силу с 06.01.2000 Федерального закона N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" от 24 июля 1998 года признаны утратившими силу Правила возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением ими трудовых обязанностей, утвержденные Постановлением Верховного Совета РФ от 24 декабря 1992 года. С указанной даты обязанность по возмещению вреда, причиненного повреждением здоровья работника вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, возлагается на страховщика - Фонд социального страхования РФ. При рассмотрении дел о взыскании предусмотренных названным Законом страховых сумм в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием в качестве ответчика по делу привлекается Красноярское региональное отделение Фонда социального страхования РФ, с которого и производится взыскание требуемых истцами сумм страхового возмещения.

В соответствии с положениями ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина. Однако требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение такого вреда, удовлетворяются за прошлое время не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска. В п. 3 статьи 15 Закона "Об обязательном социальном страховании..." также указано, что требования о назначении и выплате обеспечения по страхованию, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на получение этих выплат, удовлетворяются за прошлое время не более чем за три года, предшествовавшие обращению за обеспечением по страхованию. При этом п. 3 ст. 28 названного Закона определяет, что страховщик не несет ответственности за ликвидацию задолженностей, образовавшихся в результате невыполнения работодателями или страховыми организациями своих обязательств по возмещению вреда, причиненного работникам увечьями, профессиональными заболеваниями либо иными повреждениями здоровья, и выплате пени за задержку ликвидации указанных задолженностей, если такие задолженности возникли до вступления в силу настоящего Федерального закона (т.е. до 06.01.2000).

П. обратился в К. районный суд Красноярского края с иском к ОАО "К." и Фонду социального страхования РФ о взыскании задолженности по выплатам в счет возмещения вреда здоровью, образовавшейся за период с 1 ноября 1998 года по 15 февраля 2000 года. Решением суда от 2 августа 2002 года требуемая истцом сумма взыскана с Красноярского регионального отделения Фонда социального страхования РФ, определением судебной коллегии по гражданским делам от 10 февраля 2003 года решение отменено, поскольку при рассмотрении спора судом не было выяснено, ликвидировано ли предприятие-работодатель, обязанное выплачивать сумму образовавшейся до 06.01.2000 задолженности в соответствии с Законом от 24 июля 1998 года.

Статья 7 Закона "Об обязательном социальном страховании..." устанавливает, что право застрахованных на обеспечение по страхованию возникает со дня наступления страхового случая. Факт наступления этого события удостоверяется комиссией по расследованию страхового случая, которая составляет либо акт о несчастном случае, либо акт о профессиональном заболевании. В настоящее время п. 5 ст. 15 в редакции Федерального закона РФ N 118-ФЗ от 7 июля 2003 года изложен следующим образом: факты, имеющие юридическое значение для назначения обеспечения по страхованию в случае отсутствия документов, удостоверяющих наступление страхового случая и (или) необходимых для осуществления обеспечения по страхованию, а также в случае несогласия заинтересованного лица с содержанием таких документов, устанавливаются судом. Факт несчастного случая на производстве может быть установлен судом в порядке особого производства, при невозможности получения заявителем в ином порядке надлежащих документов, удостоверяющих эти факты, или при невозможности восстановления утраченных документов (ст. 265 ГПК РФ), обязательным при рассмотрении заявления об установлении такого юридического факта является привлечение в процесс регионального отделения Фонда социального страхования. С. обратился в С. районный суд г. Красноярска с заявлением об установлении факта несчастного случая на производстве, мотивируя свои требования тем, что с 1991 года работал столяром в С. леспромхозе Большемуртинского района Красноярского края, 23 февраля 1993 года при работе на циркулярной пиле получил травму в виде ампутации трех пальцев правой руки, 1 марта 1993 года начальником отдела охраны труда в нарушение требований, установленных Положением о расследовании несчастных случаев на производстве, единолично, а не в комиссионном порядке, был составлен акт о несчастном случае на производстве, в настоящее время предприятие ликвидировано. Дело рассмотрено с участием представителя Красноярского регионального отделения ФСС РФ, который против удовлетворения требований заявителя не возражал, решением суда от 14 августа 2002 года требуемый заявителем юридический факт был установлен.

Однако при наличии спора о праве установление факта несчастного случая в порядке особого производства недопустимо. В соответствии с правилами ст. 263 ГПК РФ в случае, если при подаче заявления или рассмотрении дела в порядке особого производства устанавливается наличие спора о праве, подведомственного суду, суд выносит определение об оставлении заявления без рассмотрения, в котором разъясняет заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядке искового производства. В связи с чем требования об установлении факта несчастного случая на производстве могут рассматриваться одновременно с требованиями о возмещении вреда здоровью в порядке искового производства. Решением А. районного суда Красноярского края от 2 декабря 2002 года были удовлетворены требования Р. об установлении факта несчастного случая на производстве, произошедшего с ним 23 июля 1957 года. По жалобе истца Р. решение суда определением судебной коллегии от 9 апреля 2003 года отменено, поскольку судом не были рассмотрены заявленные одновременно требования истца об установлении ему ежемесячных выплат в счет возмещения вреда здоровью.

Возмещение вреда в порядке обязательного социального страхования предполагает, что страховое возмещение выплачивается застрахованному вне зависимости от вины причинителя вреда (страхователя) в несчастном случае, повлекшем трудовое увечье. Федеральный закон от 24 июля 1998 года, как и ГК РФ (ст. 1083), исходит из того, что при определении размера ежемесячных страховых выплат может быть учтена вина застрахованного. Если при расследовании страхового случая комиссией по расследованию страхового случая установлено, что грубая неосторожность застрахованного содействовала возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью, размер ежемесячных страховых выплат уменьшается соответственно степени вины застрахованного, при этом Законом предусмотрено, что размер возмещения не может быть уменьшен более чем на 25% (ст. 14), Правила от 24 декабря 1992 года и ГК РФ такого ограничения не предусматривали.

Г. обратился в Ж. районный суд г. Красноярска с иском к ОАО "К." и Красноярскому региональному отделению Фонда социального страхования с иском об изменении степени его вины в несчастном случае на производстве и взыскании сумм возмещения вреда здоровью, мотивируя тем, что актом о несчастном случае на производстве от 14.12.1998 его вина определена в размере 95%, а вина работодателя в размере 5%. Решением суда от 17 сентября 2001 года требования истца были удовлетворены, определена вина работодателя в несчастном случае на производстве в размере 75%, работника Г. - 25%, в пользу последнего с его работодателя взысканы суммы образовавшейся задолженности по выплатам в счет возмещения вреда здоровью.

В соответствии с п. 8 ст. 15 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" при задержке выплат в установленные сроки субъект страхования, который должен производить такие выплаты, обязан выплатить застрахованному и лицам, имеющим право на получение страховых выплат, пеню в размере 0,5 процента от невыплаченной суммы страховых выплат за каждый день просрочки. Первоначально при рассмотрении требований о взыскании пени, когда выплата назначенных сумм возмещения вреда производилась своевременно, но в меньшем размере, чем причитается потерпевшему, суды края в соответствии с позицией, изложенной в Определении Верховного Суда РФ от 09.08.2002 (дело N ЗЗВ02пр-7), отказывали в удовлетворении данных исковых требований. Однако Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 3 февраля 2004 года (дело N 53-ВОЗ-7) такая позиция признана ошибочной.

К. обратился в суд с иском к ОАО "К." о взыскании сумм возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья, и пени за просрочку выплаты сумм возмещения, мотивируя тем, что в 1965 году получил трудовое увечье, выплаты в счет возмещения вреда ответчиком производились в добровольном порядке, однако в меньшем, чем установлено законом, размере. Решением Ц. районного суда г. Красноярска от 07.07.2000 с ОАО "К." в пользу К. взыскана задолженность по выплатам сумм возмещения вреда, в удовлетворении требований о взыскании пени было отказано. Определением Судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 28.08.2000 решение суда оставлено без изменения. Постановлением Президиума Красноярского краевого суда от 19.06.2001 названные судебные постановления оставлены без изменения. Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 3 февраля 2004 года решение Ц. районного суда г. Красноярска от 07.07.2000, определение Судебной коллегии по гражданским делам и постановление Президиума Красноярского краевого суда в части отказа в удовлетворении требований о взыскании пени за просрочку выплаты сумм возмещения вреда здоровью отменены. В определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ указано, что в соответствии с п. 1 ст. 401 ГК РФ лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности, поскольку, в силу ч. 3 ст. 51 Правил возмещения работодателями вреда, пени является способом обеспечения исполнения обязательства работодателя по выплате возмещения вреда, ненадлежащее исполнение обязательства также может служить основанием для взыскания пени, как и неисполнение обязательства.

Согласно Федеральному закону от 24 июля 1998 года возмещение застрахованному морального вреда не относится к страховым выплатам. Указанный Закон предусматривает, что возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда (п. 3 ст. 8 Закона). В связи с чем судами края рассматривается большое количество дел по искам потерпевших к работодателям о возмещении морального вреда, связанного с производственными травмами либо смертью кормильца.

Федеральным законом от 24 июля 1998 года (ст. 23) установлено, что при ликвидации страхователя - юридического лица он обязан внести страховщику капитализированные платежи в Порядке, определяемом Правительством РФ (утвержден Постановлением N 863 от 17 ноября 2000 года) для предоставления обеспечения по страхованию. При этом ст. 28 Закона предусматривает, что лицам, получившим до вступления в силу настоящего Федерального закона увечье, профессиональное заболевание либо иное повреждение здоровья, связанные с исполнением ими трудовых обязанностей, а также лицам, имеющим право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, обеспечение по страхованию предоставляется в полном объеме независимо от того, была ли произведена капитализация платежей при ликвидации юридических лиц, ответственных за выплату пострадавшим возмещения вреда.

В. обратился в Л. городской суд с иском к ОАО "М.", Красноярскому региональному отделению Фонда социального страхования о взыскании сумм возмещения вреда здоровью, свои требования мотивировал тем, что в 1995 году, работая в ЗАО "М.", получил производственную травму. Работодателем ему были назначены и производились ежемесячные платежи в счет возмещения вреда здоровью. Перед ликвидацией 26 ноября 1999 года по договору об уступке долга ЗАО "М." передало открытому акционерному обществу "Маклаковский ЛДК" свою задолженность перед гражданами, возникшую в результате причинения вреда жизни и здоровью, установленную путем капитализации существующих повременных платежей. Решение суда от 25 апреля 2003 года о взыскании сумм задолженности по выплате ежемесячных платежей с ОАО "М." определением судебной коллегии от 17 сентября 2003 года было отменено. Судебная коллегия указала, что фактическая передача капитализированных платежей, произведенная в нарушение установленного законом порядка, не Фонду социального страхования, а акционерному обществу "М.", не может являться основанием для освобождения страховщика от ответственности, предусмотренной вышеназванным Законом. При новом рассмотрении дела решением Л. городского суда от 17 октября 2003 года требуемые истцом В. суммы были взысканы с Красноярского регионального отделения Фонда социального страхования.

Федеральными законами N 152-ФЗ от 26.11.2002 и N 118-ФЗ от 07.07.2003 внесены значительные изменения в Федеральный закон "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний". С 29.11.2002 изменился порядок индексации ежемесячных страховых выплат, ранее их сумма зависела от минимального размера оплаты труда, в настоящее время ежемесячные страховые выплаты должны индексироваться в зависимости от уровня инфляции, коэффициент и периодичность такой индексации определяются Правительством РФ (Постановлением Правительства РФ N 53 от 06.02.2004 с 1 января 2004 года установлен коэффициент индексации размера ежемесячных страховых выплат 1,10). С 10 июля 2003 года при исчислении размера утраченного работником заработка надлежит учитывать все виды оплаты труда, как по основному месту работы, так и по совместительству, на которые начисляются страховые взносы на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. При этом за основу при определении размера выплаты берется только заработок за 12 месяцев работы, повлекшей за собой повреждение здоровья; если период такой работы был меньше, то за основу берется фактически отработанное время. С названной даты изменен и порядок определения размера страховых выплат в отношении работников в возрасте до 18 лет, положения Закона приведены в соответствие с требованиями Гражданского кодекса (ст. 1087), при расчете таких выплат необходимо исходить из среднего заработка несовершеннолетнего, но не менее прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по России (Постановлением Правительства РФ N 74 от 12.02.2004 за IV квартал 2003 года установлена величина прожиточного минимума в целом по Российской Федерации для трудоспособного населения в размере 2341 рубля). Споры, связанные с порядком исчисления ежемесячных страховых выплат, в связи с внесенными изменениями от 26.11.2002 и от 07.07.2003 в Федеральный закон "Об обязательном социальном страховании...", на дату проведения обобщения судами края не рассматривались.

В соответствии с требованиями ст. 12 Закона РФ от 24 июля 1998 года размер ежемесячной страховой выплаты определяется как доля среднего месячного заработка застрахованного до наступления страхового случая, исчисленная в соответствии со степенью утраты им профессиональной трудоспособности. Определение степени длительной или постоянной утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности производится учреждениями медико-социальной экспертизы (МСЭ). По делам о возмещении вреда здоровью, причиненного при исполнении трудовых обязанностей, для установления степени утраты профессиональной трудоспособности суды назначают медико-социальную экспертизу, проведение которой поручают экспертной комиссии краевого государственного учреждения "Главное бюро медико-социальной экспертизы по Красноярскому краю".

Пострадавший, работодатель (страхователь) или страховщик в случае несогласия с решением учреждения МСЭ вправе обжаловать его в судебном порядке.

Б. обратился в суд с заявлением о признании незаконным решения краевого государственного учреждения "Главное бюро медико-социальной экспертизы по Красноярскому краю" от 26 мая 2003 года, которым ему было отказано в определении степени утраты профессиональной трудоспособности. Решением Ц. районного суда г. Красноярска от 4 сентября 2003 года в удовлетворении заявления было отказано, суд исходил из того, что диагностированное заявителю в 1997 году в период трудовой деятельности профзаболевание - двусторонний неврит слуховых нервов позволяло ему выполнять прежнюю работу бортмеханика вплоть до выхода на пенсию в 1998 году.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 29 октября 2003 года решение было отменено. Судом первой инстанции не было принято во внимание, что Закон РФ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" не отменяет и не прекращает право на страховое возмещение вреда в связи с прекращением трудовой деятельности и выходом на пенсию по старости застрахованного лица, получившего повреждения здоровья вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, а пункты 30 и 31 Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, в соответствии с которыми степень утраты трудоспособности не определялась, если диагностированное в период трудовой деятельности профзаболевание не повлекло за собой утраты работником трудоспособности в период трудовой деятельности, позволяло ему выполнять работу по соответствующей профессии без снижения квалификации, класса тяжести труда и заработной платы вплоть до выхода на пенсию, - признаны Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 15 июля 2003 года недействующими и не подлежащими применению со дня вынесения определения. При повторном рассмотрении дела решением суда от 28 января 2004 года требования Б. были удовлетворены.

 

Судья

Красноярского краевого суда

Н.В.БУГАЕНКО

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь