Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ ЯРОСЛАВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13 октября 2004 г. N 44-г-187

 

Президиум Ярославского областного суда рассмотрел дело по иску С. к ОАО "Акционерный коммерческий Сберегательный банк РФ" о взыскании долга и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Заслушав доклад судьи областного суда, объяснения представителей акционерного коммерческого Сберегательного банка РФ по доверенности З. и Д. в поддержание доводов надзорной жалобы, возражения на жалобу представителя С. по доверенности В., президиум областного суда

 

установил:

 

С. обратилась в суд с иском к ОАО "Акционерный коммерческий Сберегательный банк РФ" в лице Северного банка о взыскании недополученной суммы процентов по целевому вкладу на детей и процентов за пользование чужими денежными средствами.

В обоснование своих требований истица указала на то, что 24 февраля 1993 года на ее имя В. в Гаврилов-Ямском филиале Сбербанка РФ N 6625/066 был открыт целевой вклад на детей на сумму 50000 неденоминированных рублей под 80% годовых сроком на 10 лет. В период действия договора вклад пополнялся в июле 1993 года, в июле 1994 года, январе и декабре 1995 года и в январе 1998 года. Общая сумма вклада составила 2000 деноминированных рублей. По истечении срока действия договора 1 марта 2003 года С. получила в банке 16752 руб. 20 коп., из них 2000 руб. - сумма вклада и 14752 руб. 20 коп. - начисленные проценты.

По мнению истицы ответчик незаконно после 1 марта 1996 года снижал процентную ставку по вкладу. С. просила суд взыскать с ответчика 411843 руб. - недополученную сумму процентов по ставке 100% годовых и на основании ст. 395 ГК РФ проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме 73154 руб. 28 коп.

В судебном заседании представитель истицы и третье лицо по делу В. иск поддержал.

Представители ответчика З. и Д. иск не признали.

Решением Гаврилов-Ямского районного суда Ярославской области от 30 января 2004 года с акционерного коммерческого Сберегательного банка РФ в пользу С. взыскана разница между суммой, полученной вкладчиком, и суммой, подлежащей к выплате, 204632 руб. 54 коп. и проценты за пользование чужими денежными средствами 26293 руб. 82 коп., всего 230926 руб. 36 коп.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 4 марта 2004 года указанное решение суда изменено, его резолютивная часть изложена в следующей редакции: "Взыскать с акционерного коммерческого Сберегательного банка РФ в пользу С. разницу между суммой, полученной вкладчиком, и суммой, причитающейся к выплате, - 208446 руб. 36 коп., за пользование чужими денежными средствами - 15000 руб., всего - 223446 руб. 36 коп."

Определением судьи Ярославского областного суда от 19 июля 2004 года отказано в передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции.

В надзорной жалобе филиал ОАО "Акционерный коммерческий Сберегательный банк РФ" - Северный банк - просит судебные постановления, состоявшиеся по данному делу, отменить в связи с неправильным применением судебными инстанциями норм материального права и вынести новое решение по делу об отказе в удовлетворении иска.

Определениями председателя Ярославского областного суда дело истребовано в Ярославский областной суд и передано для рассмотрения по существу в президиум Ярославского областного суда.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Президиум находит решение Гаврилов-Ямского районного суда Ярославской области от 30 января 2004 года и кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 4 марта 2004 года незаконными и подлежащими отмене.

Разрешая спор, судебные инстанции пришли к правильному выводу о том, что целевой вклад на детей является разновидностью срочного вклада. Вместе с тем, вывод о том, что в соответствии с законодательством Российской Федерации, действовавшим до вступления в силу с 1 марта 1996 года части второй ГК РФ, ответчик был не вправе уменьшать размер банковского процента по договору срочного банковского вклада, основан на неправильном толковании и применении норм материального права, регулирующих спорные отношения.

Договор банковского вклада, являющийся предметом рассмотрения по настоящему делу, был заключен до введения в действие части второй ГК РФ. В соответствии со ст. 395 ГК РСФСР, действовавшей на момент заключения и исполнения данного договора банковского вклада, граждане могут хранить денежные средства в государственных трудовых сберегательных кассах и в других кредитных учреждениях, распоряжаться вкладами, получать по вкладам доход в виде процентов или выигрышей, совершать безналичные расчеты в соответствии с уставами кредитных учреждений и изданными в установленном порядке правилами.

В момент заключения данного договора действовали Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик, вступившие в силу с 3 августа 1992 года. При этом в соответствии с Постановлением Верховного Совета РФ от 14.07.1992 N 3301-1 "О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы" нормы ГК РСФСР применялись к гражданским правоотношениям, если они не противоречили законодательным актам Российской Федерации, принятым после 12 июня 1990 года, и иным актам, действующим в установленном порядке на территории Российской Федерации. Согласно п. 2 ст. 57 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик одностороннее изменение условий договора не допускается, за исключением случаев, предусмотренных договором.

С учетом этого при рассмотрении настоящего дела применению подлежала не ст. 169 ГК РСФСР о недопустимости одностороннего изменения условий договора, за исключением случаев, предусмотренных законом, а п. 2 ст. 57 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, которая на момент заключения истцом и ответчиком договора допускала возможность включения по согласованию с клиентом в договоры банковского вклада условия о праве банка на изменение условий договора относительно процентной ставки по вкладу.

Право на включение в договоры банковского вклада оспариваемого истцом условия сохранилось у ответчика и после принятия и вступления в силу первой части ГК РФ, в соответствии с п. 1 ст. 450 которого договор может быть изменен по соглашению сторон, если иное не предусмотрено ГК РФ, другими законами или договором.

Включение в условия договора целевого вклада на детей права Сбербанка РФ на одностороннее изменение размера банковского процента и ознакомление истца с условиями договора такого вклада перед его заключением свидетельствует о согласовании сторонами условия о праве банка на одностороннее изменение договора в части процентной ставки по вкладу.

Вывод суда о том, что отсутствие в законодательстве, действовавшем до 1 марта 1996 года, запрета на снижение банками в одностороннем порядке процентов по вкладам не означает предоставление банкам такого права, не соответствует общим началам и принципам гражданского законодательства.

Гражданское законодательство основано на принципе свободы договора, закрепленном в ст. ст. 1 и 421 ГК РФ. Метод гражданско-правового регулирования соответствует принципу "разрешено все, что не запрещено". Поэтому при решении вопроса о правомерности условия договора банковского вклада о возможности банка изменять процентную ставку в одностороннем порядке необходимо было установить наличие или отсутствие законодательного запрета на включение в договоры такого условия. Действовавшее на момент заключения договора между сторонами по настоящему делу законодательство не устанавливало запрета на включение в договоры банковского вклада условия о возможности банка изменять процентную ставку в одностороннем порядке.

Согласно ст. 3 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик основанием возникновения гражданских прав могут быть не только нормы законов и иных нормативных актов, но также условия договоров и иных сделок. Статья 395 ГК РСФСР устанавливала, что порядок распоряжения вкладами, внесенными в государственные трудовые сберегательные кассы и в другие кредитные учреждения, определяется их уставами и банковскими правилами, а ч. 1 ст. 111 Основ устанавливала диспозитивный порядок регулирования порядка и условий привлечения денежных средств во вклады.

Исходя из этого, по договорам срочных банковских вкладов, заключенным до введения в действие части второй ГК РФ, изменение банком процентной ставки является возможным и после 1 марта 1996 года, если условие о возможности изменения банком процентной ставки по договору срочного вклада содержалось в конкретном договоре, и вкладчик был ознакомлен с этим условием в надлежащем порядке. На период заключения этих договоров действовавшим законодательством предоставлялась возможность устанавливать в договоре условие об изменении процентной ставки, и это условие на основании ст. 422 ГК РФ сохраняет свою силу после установления законодателем иных правил, обязательных для сторон.

Пункт 3 ст. 838 ГК РФ вступил в силу после заключения договора между ответчиком и Семеновым В.В. Обратной силы данное положение закона не имеет.

С учетом указанных норм материального права существенное для правильного разрешения данного дела значение имеет вопрос о том, был ли вкладчик ознакомлен с условиями договора банковского вклада и дал ли он свое согласие на последующее снижение банком без предварительного согласования с ним процентной ставки по вкладу. Установление данного существенного для дела обстоятельства могло быть произведено судом первой инстанции только на основе оценки представленных сторонами доказательств.

В нарушение требований ст. ст. 56, 196 ГПК РФ суд не вынес на обсуждение сторон указанное обстоятельство, не предложил сторонам представить доказательства, не привел в решении выводов о том, установлено данное обстоятельство при разрешении спора или нет.

Суд усмотрел нарушение прав истца и в том, что банк в период действия договора не уведомлял вкладчика надлежащим образом о каждом изменении ставки процента по вкладу. Как указано выше, для оценки правомерности действий банка по одностороннему снижению ставки процента по вкладу значение имеет осведомленность вкладчика и его согласие на момент заключения договора на включение в договор условия о возможности снижения банком процентной ставки по вкладу. Обязанность банка по персональному уведомлению вкладчиков об изменении процентных ставок по вкладам ни нормативными актами, ни условиями договора не предусматривалась.

Суд кассационной инстанции недостатки решения не устранил.

С учетом изложенного решение суда от 30 января 2004 года и кассационное определение от 4 марта 2004 года подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Руководствуясь п. 2 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ, президиум

 

постановил:

 

Решение Гаврилов-Ямского районного суда Ярославской области от 30 января 2004 года и кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 4 марта 2004 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

Председатель

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь