Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

СПРАВКА

от 14 октября 2004 года

 

ПО ПРАКТИКЕ ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ ЗАКОНА РФ "О ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ

ПОМОЩИ И ГАРАНТИЯХ ПРАВ ГРАЖДАН ПРИ ЕЕ ОКАЗАНИИ"

 

В 1992 году вступил в действие Закон РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" N 3185-1 (далее - Закон), регулирующий правовые, организационные и экономические принципы оказания психиатрической помощи в Российской Федерации. Основным принципом, провозглашенным данным Законом, является принцип добровольности обращения лица за психиатрической помощью. Вместе с тем, рядом положений Закона регулируются вопросы оказания психиатрической помощи в недобровольном порядке. Это:

1) психиатрическое освидетельствование без согласия лица либо без согласия его законного представителя, когда по имеющимся данным обследуемый совершает действия, дающие основание предполагать наличие у него тяжелого психического расстройства, которое обусловливает его беспомощность, т.е. неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи (п.п. "б" и "в" ст. 23, ст. 24 Закона);

2) госпитализация в психиатрический стационар без согласия лица, страдающего психическим заболеванием, либо без согласия его законного представителя, когда лицо в силу своего заболевания представляет опасность для себя и окружающих, либо лицо становится беспомощным, т.е. неспособным самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или его здоровью может быть причинен существенный вред вследствие ухудшения его психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи (ст. 29, 33 Закона). При этом, по смыслу приведенных выше положений Закона, принудительное освидетельствование лица на предмет наличия либо отсутствия у него психического расстройства допускается только после выдачи санкции судьей, а принудительная госпитализация при наличии оснований, перечисленных в ст. 29 Закона, допускается до вынесения судом соответствующего постановления, а сам вопрос о возможности принудительной госпитализации решается судом уже после помещения лица в психиатрический стационар.

 

Количество дел, рассмотренных судами города Перми и Пермской области, составило: за 2003 год - 58, за 8 месяцев 2004 года - 51.

 

Практика рассмотрения заявлений о даче санкции

на принудительное освидетельствование

 

В соответствии со ст. 25 Закона, аналогичное положение содержится в ст. 306 ГПК РФ, решение о необходимости принудительного освидетельствования принимается врачом-психиатром на основании письменного заявления родственников лица, в отношении которого решается вопрос о принудительном освидетельствовании, врача любой медицинской специальности, должностных лиц либо иных граждан, в котором должны быть изложены сведения, обосновывающие необходимость такого освидетельствования. Устное заявление при принятии врачом-психиатром решения о необходимости принудительного освидетельствования допускается только в неотложных случаях, когда по полученным сведениям лицо представляет непосредственную опасность для себя либо окружающих.

 

Анализ представленных на обобщение материалов о даче санкции на принудительное освидетельствование лица показал, что в большинстве случаев письменные заявления родственников (дети, супруги, другие близкие родственники) либо других лиц (соседи), на основании которых врачом-психиатром вынесено решение (заключение) о необходимости принудительного освидетельствования лица, имелись.

 

Вместе с тем, в материале о даче санкции на принудительное освидетельствование Б-й (Ленинский суд) отсутствует не только письменное заявление, в котором излагались бы подробные сведения о таком поведении Б-й, которое свидетельствует о ее психическом нездоровье (что противоречит ч. 1 ст. 25 Закона), но и само мотивированное заключение врача-психиатра о необходимости психиатрического освидетельствования лица (что противоречит требованиям ч. 5 ст. 25 Закона). Материал состоит лишь из заявления врача-психиатра о даче санкции на принудительное освидетельствование, при этом, в нем отсутствует ссылка на источники получения сведений о неадекватном поведении Б-й, свидетельствующем о психическом нездоровье. Заявление удовлетворено.

 

Поскольку освидетельствование лица в отсутствие его согласия либо в отсутствие согласия его законного представителя является мерой принудительной, заявление врача-психиатра о даче санкции подлежит удовлетворению только при наличии достаточных к тому оснований. Не во всех случаях судьи, давая санкцию на психиатрическое освидетельствование лица, учитывают, что должны быть представлены доказательства беспомощного состояния лица либо доказательства наступления существенного вреда его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи (п. "б" и "в" ст. 23 Закона), а также доказательства того, что лицо отказалось от обследования добровольно.

 

Так, Мотовилихинским судом удовлетворено заявление врача-психиатра МУЗ "Городской психдиспансер" о даче санкции на принудительное освидетельствование Ф-й. Как следует из мотивированного заключения врача, основанием к освидетельствованию Ф-й являются сведения о том, что она ругает свою дочь и внучку, выгоняет их из квартиры, тычет в них пальцем, которые были изложены в письменных заявлениях самой дочери и соседки. Удовлетворяя заявление врача, суд не исследовал вопрос о том, чем вызвано такое поведение Ф-й и не объясняются ли ее действия личным конфликтом между совместно проживающими родственниками. Судом не исследован вопрос о том, находится ли Ф-а в беспомощном состоянии, не позволяющем ей самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, а также вопрос о возможном наступлении вреда ее здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если она будет оставлена без психиатрической помощи. Также судом не проверен факт отказа Ф-й от освидетельствования в добровольном порядке.

 

Постановлением судьи Лысьвенского суда санкционировано принудительное освидетельствование Б-й. Вместе с тем, данное постановление вынесено в рамках гражданского дела по заявлению о признании Б-й недееспособной. Определением суда по делу назначена психиатрическая экспертиза в отношении Б-й, проведение которой поручено Пермской областной психиатрической больнице. Основанием к принудительному освидетельствованию, как следует из постановления, является уклонение Б-й от прохождения судебно-психиатрической экспертизы в рамках гражданского дела. Вместе с тем, освидетельствование применительно к ст. 23 Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" и психиатрическая экспертиза в отношении лица - не одно и то же. Оснований для принудительного освидетельствования Б-й, перечисленных в ч. 4 ст. 23 Закона (п. "б", "в"), в данном случае не усматривалось.

 

Представляется правильной позиция судей, отказывающих в удовлетворении заявлений о санкционировании принудительного освидетельствования, в том случае, когда вывод врача о необходимости психиатрического освидетельствования основан на сведениях, свидетельствующих не о наличии у лица психического заболевания (что может выражаться в совершении неадекватных действий, высказываний), а о возникших конфликтах между этим лицом и его родственниками. Так, Ленинским судом обоснованно было отказано в удовлетворении заявления о санкционировании принудительного освидетельствования С-й. Мотивированное заключение врача о необходимости освидетельствования С-й основано на утверждении ее дочери, Р-й, о том, что мать страдает психическим заболеванием, поскольку "конфликтует с ней по поводу денег, забирает себе деньги от сдачи квартиры в наем, в то время как деньги требуются на обучение внучки, и т.д.". Судом при таких обстоятельствах обоснованно отказано в удовлетворении заявления, поскольку объективных данных о совершении С-й поступков, которые бы свидетельствовали о наличии у нее психического заболевания, суду не представлено. Аналогично разрешено заявление о санкционировании психиатрического освидетельствования Ст-й.

 

Представляется правильной позиция судов, когда основанием к санкционированию принудительного освидетельствования являются такие сведения о поведении лица, которые бесспорно свидетельствуют о наличии у последнего психического заболевания.

 

Так, Мотовилихинским судом удовлетворено заявление врача-психиатра о даче санкции на принудительное освидетельствование Ю-й. В материалах дела представлено заявление дочери, из которого следует, что поведение матери в последние годы неадекватно: обвиняет ее (дочь) в участии в банде, в секте, уничтожает продукты питания, средства гигиены по мотиву того, что они отравлены "ведьмой из секты", обвинила незнакомую женщину в трамвае в том, что "она является ведьмой и умерщвляет ее дочь". Из заключения врача следует, что до 1981 года Ю-а состояла на психиатрическом учете, впоследствии была снята, длительное время не наблюдалась у психиатра, психиатрическое лечение не получала. По мнению врача-психиатра, за истекший с 1981 г. период психическое состояние Ю-й могло измениться настолько, что в настоящее время ее психическое здоровье вызывает серьезные опасения. Заявление обоснованно удовлетворено, поскольку изложенные в заявлении врачу-психиатру сведения о поступках Ю-й свидетельствовали о необходимости ее обследования (материал N М-4/03).

 

Не всегда суды обращают внимание на то, что принудительное освидетельствование лица допускается только в случае отказа либо уклонения от добровольного освидетельствования. По большинству дел о санкционировании принудительного освидетельствования лица суд, удовлетворяя заявления, не проверял факт отказа либо уклонения лица от психиатрического освидетельствования в добровольном порядке. Вместе с тем, это обстоятельство является таким же значимым, как и проверка объективности сведений о совершении лицом действий, дающих основание предполагать наличие у него психического расстройства, которое обусловливает проявление признаков, перечисленных в п "б" и "в" ч. 4 ст. 23 Закона.

 

С этой точки зрения правильно разрешено заявление врача-психиатра Карагайского района о даче санкции на принудительное освидетельствование С-а (Карагайский районный суд). Отказывая в удовлетворении заявления врача-психиатра, суд обоснованно исходил из того, что суду не представлены доказательства отказа С-а от добровольного освидетельствования. Сам С-в представил суду справку из ПОКБ N 1, из которой следует, что он добровольно прошел освидетельствование, но в том лечебным учреждении, которое считал более объективным (в областной больнице, а не у районного психиатра). Как следует из указанной справки, какого-либо психического заболевания у С-а не выявлено. Занятая судом позиция представляется правильной и наиболее отвечающей принципу соблюдения прав граждан при оказании психиатрической помощи.

 

По смыслу положений ст. 25 Закона, а также ст. 306 ГПК РФ при разрешении заявления врача-психиатра о даче санкции на принудительное освидетельствование в отличие от решения вопроса о принудительной госпитализации судебное слушание, как таковое, не производится. Следовательно, не является обязательным заслушивание врача, лица, в отношении которого поставлен вопрос о принудительном освидетельствовании, других лиц. Вместе с тем, в соответствии со ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Конвенция ратифицирована Российской Федерацией в 1996 г.) каждый при определении его гражданских прав имеет право на публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основе закона. Таким образом, несмотря на то, что Законом "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" прямо не предусмотрено публичное разбирательство заявлений о даче санкции на принудительное освидетельствование, такой порядок рассмотрения заявления не исключается. Из представленных дел по заявлениям о даче санкции на принудительное освидетельствование только четыре заявления были рассмотрены судами в форме публичного судебного разбирательства (в отношении С-а (Карагайский суд Пермской области, в отношении С-й (Ленинский районный суд г. Перми), в отношении П-й и С-а (Свердловский районный суд г. Перми)

 

Публичное судебное разбирательство по заявлениям о даче санкции на принудительное освидетельствование дает возможность суду непосредственно в целях объективности проверить все сведения, послужившие основанием к медицинскому заключению о необходимости психиатрического освидетельствования лица. Вместе с тем, по делам в отношении П-й и С-а, рассмотренных Свердловским судом, в судебное заседание не приглашались и не допрашивались сами лица, в отношении которых поставлен вопрос о принудительном освидетельствовании. Данная практика не может быть признана правильной. Если уж суд исходит из необходимости непосредственно проверить объективность сведений о поведении лица, в отношении которого поставлен вопрос о принудительном освидетельствовании, то по аналогии с разрешением заявлений о принудительной госпитализации присутствие самого лица, в отношении которого решается вопрос, является обязательным. Разрешение заявления с участием самого лица является одной из гарантий осуществления прав гражданина.

 

Следует отметить, что в том случае, когда по заявлениям врача-психиатра проводилось судебное разбирательство, судебные решения являются наиболее мотивированными, поскольку судом обстоятельства проверялись непосредственно. В тех же случаях, когда вопрос о принудительном освидетельствовании разрешен судом в отсутствие судебного разбирательства, постановления, как правило, не мотивированы: имеется лишь ссылка на медицинское заключение. Если говорить о соблюдении сроков при рассмотрении заявлений о даче санкции на принудительное освидетельствование, то нарушений сроков не допущено во всех случаях, когда вопрос решался не в форме публичного разбирательства; постановления вынесены в трехдневный срок в соответствии с требованиями ст. 24 Закона, ст. 306 ГПК РФ. Нарушение трехдневного срока допущено по всем делам, по которым проводилось судебное разбирательство. Как правило, по всем делам, представленным на обобщение, вопрос разрешался в течение месяца.

 

Практика рассмотрения заявлений о принудительной

госпитализации

 

В соответствии со ст. 28 Закона РФ N 3185-1 основаниями для госпитализации в психиатрический стационар являются наличие у лица психического расстройства и решение врача-психиатра о проведении обследования или лечения в стационарных условиях либо постановление судьи.

 

По положению ст. 29 Закона допускается госпитализация лица в психиатрический стационар в недобровольном порядке, если его обследование или лечение возможны только в стационарных условиях, а психическое расстройство является тяжелым и обусловливает:

а) его непосредственную опасность для себя или окружающих, или

б) его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или

в) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

 

Поскольку помещение пациента в стационар на основании врачебного заключения и его содержание в больнице до решения суда можно рассматривать как специфический вид лишения свободы, то эта мера нуждается в строгом правовом контроле и регламентации во времени. Вывод о необходимости госпитализации лица в психиатрическое учреждение содержится в заключении комиссии врачей. Поскольку решением комиссии врачей о необходимости госпитализации затрагиваются, по сути, права и свободы гражданина, оно должно быть, во-первых, мотивированным, во-вторых, в нем четко должно быть указано, какому из перечисленных в ст. 29 Закона критерию соответствует психическое состояние лица, а также вывод о том, что его лечение возможно только в условиях стационара.

 

Суды при рассмотрении заявлений лечебных учреждений о госпитализации в недобровольном порядке также должны строго исходить из совокупности следующих условий: 1) лицо страдает психическим заболеванием; 2) его психический статус подпадает под признаки, перечисленные ст. 29 Закона; 3) по психическому состоянию больного лечение возможно только в стационарных условиях (в условиях госпитализации); 4) от госпитализации в добровольном порядке больной отказался.

 

Соответственно судом должны быть исследованы все обстоятельства в совокупности, вывод суда о необходимости принудительной госпитализации должен быть подтвержден соответствующими доказательствами. Решение суда по вопросам госпитализации в недобровольном порядке должно отвечать требованиям ст. 198 ГПК РФ.

 

Анализ изученных дел показал, что не всегда суды, удовлетворяя заявления лечебных учреждений о принудительной госпитализации, исходили из совокупности приведенных выше условий. Специфика рассмотрения заявлений о госпитализации в недобровольном порядке заключается в том, что лицо, в отношении которого решается вопрос, уже помещен в стационар, что допускается положением ст. 29 Закона. Судебное решение необходимо для того, чтобы санкционировать действие, которое уже фактически совершено. В связи с этим, анализ дел показал, что нередко суды подходят к разрешению вопроса о госпитализации лица в стационар в недобровольном порядке несколько формально, не исследуя обстоятельства дела, послужившие причиной помещения лица в психиатрический стационар. Этим объясняется причина неисследованности всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения заявления, и в первую очередь, не исследуется вопрос о том, имелись ли основания для помещения лица в стационар в недобровольном порядке.

 

Так, решением Орджоникидзевского районного суда удовлетворено заявление МУЗ "Банная гора" о госпитализации в недобровольном порядке П-й. Заявление мотивировано тем, что психическое заболевание П-й обусловливает ее непосредственную опасность для себя или окружающих, а также существенный вред ее здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если она будет оставлена без психиатрической помощи. Из материалов дела следует, что П-а в состоянии опьянения вела себя неадекватно в помещении магазина, который принадлежит ей на праве собственности: выгоняла продавца, нецензурно бранилась, угрожала физической и должностной расправой, плевала и плескала посетителей спиртными напитками, на беседе с дознавателем размахивала руками, принимала вычурные позы, в помещении для задержанных камере вела себя агрессивно. В стационар доставлена бригадой скорой психиатрической помощи. Ранее на психиатрическом учете не состояла, но неоднократно лечилась в психоневрологическом отделении МУЗ N 7. Диагноз по психиатрическому заболеванию не устанавливался. Удовлетворяя заявление, суд не проверил, имеется ли у П-й тяжелое психическое заболевание, наличие которого обусловливает наличие оснований для госпитализации, предусмотренных п. "а" и "в" ст. 29 Закона. Суд также не исследовал вопрос о том, возможны ли другие формы лечения, кроме госпитализации в стационар, возможность амбулаторного лечения не проверена.

 

Примечательным в этом же смысле является дело о принудительной госпитализации Ш-а, также рассмотренное этим судом. Как следует из заявления, основанием к принудительной госпитализации является неадекватное поведение Ш-а: не справляется с работой, стал высказывать бредовые идеи ущерба, проявляет агрессию по отношению к близким. Направление на госпитализацию выдано районным врачом-психиатром по настоянию родственников. Самих письменных заявлений от родственников в деле нет. Суд усмотрел необходимость в принудительной госпитализации на основании п. "в" ст. 29 Закона. Из решения неясно, какие же конкретно действия Ш-а свидетельствуют о наличии у него тяжелого психического расстройства, при том, что на учете у психиатра он никогда не состоял, данных об обращении за психиатрической помощью также нет. Также из решения неясно, почему лечение должно осуществляться именно в стационарных условиях, не установлен и факт отказа либо уклонения Ш-а от лечения добровольно.

Аналогично рассмотрены этим же судом дела о принудительной госпитализации С-й, В-й. Из материалов дела в отношении С-й усматривается, что она не состояла на учете, к психиатрам не обращалась. Госпитализирована в связи с неадекватным поведением: "конфликтует с бывшим мужем, обвиняет его в краже ее диссертации, не пускает домой дочь". Суд в решении сделал ссылку на заключение КЭК, вопрос о наличии оснований для госпитализации, как и вопрос о возможностях применения другого вида лечения, не связанного с принудительной госпитализацией, судом не исследован.

 

Основанием для госпитализации В-й, как следует из заключения КЭК, являются ее конфликты с соседями. В чем заключается проявление психического расстройства, является ли это расстройство тяжелым и обусловливает ли оно наличие признаков, перечисленных в ст. 29 Закона, а также вопрос о том, возможно ли излечение В-й без госпитализации, судом также не исследован.

 

Чайковским городским судом Пермской области удовлетворено заявление о принудительной госпитализации К-а. Как следует из заключения КЭК, К-в ранее на психиатрическом учете не состоял, состояние здоровья изменилось незадолго до помещения его в стационар, по заявлению жены, ведет себя неадекватно, угрожает расправой семье, разговаривает сам с собой. Диагноз: страдает острым психическим расстройством, нуждается в лечении в условиях стационара. Суд свое решение основывал только на медицинском заключении, жена в судебном заседании не допрошена, сам К-в данные обстоятельства отрицал. Вопрос о наличии оснований для помещения К-а в психиатрический стационар судом не исследован, какие-либо медицинские документы, из анализа которых можно было бы сделать вывод о психическом состоянии К-а, судом не исследованы. Не исследован также вопрос о лечении К-а не в условиях стационара. Данные об отказе либо уклонении от лечения в добровольном порядке и не в условиях стационара в деле отсутствуют. Таким образом, вывод суда о необходимости принудительной госпитализации судом не мотивирован, фактическими обстоятельствами дела не подтвержден.

 

Чайковским же судом рассмотрено заявление о принудительной госпитализации М-а, также ранее не состоявшего на психиатрическом учете. Вывод о необходимости госпитализации в заключении КЭК основан на том, что М-в, со слов жены, "считает себя ясновидящим, знает, где спрятан сундук золотых монет". Каких-либо иных сведений, свидетельствующих о тяжелом психическом расстройстве, в деле нет. Супруга М-а не допрошена судом. Суд свое решение основывал только на заключении КЭК.

Аналогично рассмотрено дело в отношении К-й (Березниковский суд)

 

Таким образом, из анализа изученных дел в отношении лиц, не состоявших ранее на психиатрическом учете и не получавших лечение, можно сделать вывод, что при удовлетворении заявлений о принудительной госпитализации суды исходят из самого факта нахождения лица на момент разрешения заявления в стационаре и не проверяют законность и обоснованность помещения его в стационар и возможность применения к нему других приемов лечения, не связанных с госпитализацией.

 

Несколько лучше обстоят дела с рассмотрением заявлений о принудительной госпитализации лиц, состоящих на психиатрическом учете, когда им выставлен соответствующий диагноз, и они получали стационарное либо амбулаторное лечение. Анализ изученных дел этой категории показал, что в большинстве случаев основания для госпитализации действительно имелись: лица, в отношении которых ставился вопрос о госпитализации, длительное время находились на психиатрическим учете, неоднократно госпитализировались, в том числе и в недобровольном порядке, согласно медицинскому заключению психическое расстройство является тяжелым, лицо в силу этого состояния не могло правильно решить вопрос о необходимости стационарного лечения, в силу чего отказывается от него. В этих случаях, суд правильно исходил из того, что неполучение психиатрического лечения может причинить существенный вред здоровью больного (п. "в" ст. 29 Закона). Так, обоснованно удовлетворены заявления о необходимости принудительной госпитализации в отношении Н-к и др. (Лысьвенский городской суд Пермской области), П-й и др. (Березниковский городской суд), Л-й, Г-й и др. (Чайковский городской суд), П-ой, К-ой и др. (Верещагинский суд).

 

Вместе с тем, не всегда суды учитывают, что сам по себе факт наличия психического заболевания не свидетельствует о том, что психическое расстройство лица достигло такой степени тяжести, что лечение возможно только в условиях стационара.

 

Так, Свердловским районным судом г. Перми удовлетворено заявление главного врача ПОКПБ N 1 о принудительной госпитализации Гл-й. Как следует из заявления, Гл-а не проживает дома длительное время, нигде не работает, не интересуется семьей и детьми, часто обследуется у разных врачей, часто пребывает в возбужденном состоянии без достаточных оснований. По мнению заявителя, у Гл-й продолжается развитие болезненного состояния. Вместе с тем, суд не дал оценки доводам Гл-й о том, что она ушла из дома из-за конфликтной ситуации с мужем, с которым намерена развестись. В судебном заседании Гл-в (супруг) не отрицал факт рукоприкладства в отношении Гл-й, указав, что это было всего один раз. Суд, сославшись на медицинское заключение, не учел, что в нем дается анализ психического состояния Гл-й на момент нахождения ее в стационаре в 2002 году, объективных данных о психическом состоянии на момент решения вопроса нет. Вместе с тем, ее психическое состояние определено следующим образом: ориентирована правильно, контактна, диагноз "шизофрения" носит предположительный характер. Таким образом, вывод суда о наличии достаточных оснований для принудительной госпитализации не основан на материалах дела.

 

Аналогично рассмотрено этим же судом заявление о принудительной госпитализации Ф-ва. Из заключения КЭК следует, что на момент обследования сознание нормальное, не нарушено, ориентирован правильно. Диагноз "шизофрения" установлен ранее, имеются сведения об однократном лечении в больнице в Крыму, где проживал до этого. Имеется ссылка на проявление агрессии по отношению к родственникам, убегал из дома, бродяжничал. Письменных заявлений от самих родственников нет. Суд рассмотрел дело в отсутствие самого Ф-ва, сославшись на невозможность его участия по своему психическому состоянию в судебном заседании. Вместе с тем, каких-либо объективных данных о невозможности его участия в судебном заседании нет. Решением суда заявление удовлетворено. Выводы суда о необходимости, во-первых, госпитализации, а во-вторых, в недобровольном порядке, ни на чем не основаны. Суд не выяснил, в чем проявлялась агрессия по отношению к родственникам, что являлось ее причиной, а также обстоятельства, свидетельствующие о тяжелом психическом расстройстве, проявлением которого являлось бы одно из оснований для госпитализации, предусмотренное ст. 29 Закона.

 

Орджоникидзевским судом удовлетворено заявление о принудительной госпитализации О-ва. Суд не проверил объективность сведений о тяжелом психическом состоянии О-ва. Ни дочь, ни бывшая жена, на пояснения которых имеется ссылка в заявлении (хватал дочь за шею, хватался за нож), судом не допрошены, медицинская документация не исследована. Самих письменных заявлений от бывшей жены и дочери в материалах дела также нет. Суд при вынесении решения исходил лишь из самого факта наличия психического заболевания у О-ва.

 

Удовлетворяя заявление о принудительной госпитализации Кр-й, Березниковский суд пришел к выводу, что она страдает тяжелым психическим расстройством, которое обусловливает существенный вред ее здоровью, если ей не будет оказана психиатрическая помощь в условиях стационара. Однако какие-либо доказательства, на которых суд основывал бы свои выводы, в решении не приведены. Мать Кр-й, от которой якобы получены сведения о психическом состоянии дочери, не допрашивалась, данные об исследовании медицинских документов в протоколе отсутствуют.

 

Аналогичные ошибки допущены судом при рассмотрении заявления в отношении З-ва, Ш-ва и др.(Березниковский суд), П-ва (Свердловский районный суд г. Перми), С-ой, В-ой, У-ой, Л-ой и др. (Орджоникидзевский районный суд г. Перми).

 

В соответствии со ст. 34 Закона заявление о принудительной госпитализации должно быть рассмотрено в течение пяти дней с момента его принятия в помещении суда либо в психиатрическом учреждении. По смыслу ст. 304 ГПК РФ течение пятидневного срока начинается с момента возбуждения дела. При этом, положением ст. 303 ГПК РФ не предусмотрен срок, в течение которого судья обязан возбудить дело по поступлении в суд заявления. Вместе с тем, поскольку в силу своей специфики дела данной категории подлежат рассмотрению в крайне сжатые сроки (заявление должно быть передано в суд не позднее 48 часов после поступления лица в психиатрический стационар, рассмотрено не позднее пяти суток), постольку вопрос о возбуждении дела должен быть разрешен немедленно после поступления в суд заявления. Таким образом, заявление должно быть рассмотрено не позднее пяти дней с момента его поступления в суд. Данный срок является предельным. По общим правилам гражданского процессуального законодательства течение указанного процессуального срока начинается на следующий день после календарной даты подачи заявления и принятия судьей дела к рассмотрению. Установление Законом пятидневного срока рассмотрения дела связано с обеспечением дополнительных гарантий личной свободы человека и защитой законных интересов госпитализированного лица, поскольку по смыслу Закона разрешение вопроса в судебном порядке производится уже после того, как лицо фактически помещено в стационар.

 

Анализ представленных на обобщение дел показал, что большинство дел данной категории рассмотрено в срок. Вместе с тем, случаи нарушения сроков не единичны. Выявлено, что в среднем сроки нарушались на 7-10 дней. Так, заявление в отношении К-ва поступило в суд 2 апреля, рассмотрено 13 апреля, в отношении Б-ой поступило 19 февраля, рассмотрено 28 февраля, Г-их поступило 31.01.03, рассмотрено 14 февраля 2003 г., Т-ой пост. 13.01.03, рассмотр. 27.01.03 - Орджоникидзевский суд. Однако выявлены сроки и более длительного рассмотрения заявлений данной категории. Так, заявление в отношении К-ва поступило в Орджоникидзевский суд 09.07.2003, определение о назначении его к слушанию вынесено судом 21.07.03, рассмотрено 24.07.03; заявление в отношении П-ва поступило в суд 11.07.03, определение вынесено 21.07.03, рассмотрено 24.07.03, в отношении Гл-й поступило в Свердловский районный суд г. Перми 27.01.03 рассмотрено 06.03.03. Все заявления удовлетворены. Таким образом, в нарушение требования закона о необходимости рассмотрения заявления не позднее пяти дней с момента его поступления в суд, в некоторых случаях сам вопрос о возбуждении дела решается спустя 10 дней с момента поступления его в суд. Все это время лицо, в отношении которого поставлен вопрос о принудительной госпитализации, находится в психиатрическом стационаре без законных оснований. Предполагается, что в это время в отношении него не может применяться и лечение, поскольку не решен сам вопрос о законности его нахождения в лечебном учреждении.

 

В целом необходимо отметить, что из 58 рассмотренных в 2003 году дел данных категорий (о даче санкции на принудительное освидетельствование, о госпитализации лица в психиатрический стационар в недобровольном порядке) 22 рассмотрено с нарушением срока, что составило 37,9%, в 2004 году из 51 рассмотренного дела пропуск срока допущен по 6 делам, что составляет 11,8%.

 

Одновременно с решением вопроса о принятии заявления к производству и назначении дела к судебному разбирательству судья в соответствии со ст. 33 Закона, ст. 303 ГПК РФ одновременно дает санкцию на пребывание лица в психиатрическом стационаре. Это требование Закона судами выполняется.

 

В соответствии со ст. 34 Закона лицу может быть предоставлено право лично участвовать в судебном рассмотрении вопроса о его госпитализации. Если лицо по своему психическому состоянию не может участвовать в рассмотрении дела в помещении суда, то заявление о госпитализации рассматривается в психиатрическом учреждении. Участие в рассмотрении заявления прокурора, представителя психиатрического учреждения, ходатайствующего о госпитализации, и представителя лица, в отношении которого решается вопрос о госпитализации, обязательно.

 

Анализ представленных на обобщение дел показал, что в основном это требование Закона судами выполняется. Практически все изученные дела рассмотрены с участием самого лица, в отношении которого решается вопрос о госпитализации, адвоката, прокурора, представителя лечебного учреждения. Большое количество дел рассмотрено Орджоникидзевским судом непосредственно в МУЗ "Банная гора" (городская психиатрическая больница).

 

Вместе с тем, Свердловским судом заявления о принудительной госпитализации Ф-ва и П-ва рассмотрены в их отсутствие, а также в отсутствие их представителей. В судебное заседание сами лица, в отношении которых решался вопрос, не приглашались по мотиву невозможности участия в судебном заседании по своему психическому состоянию. Вместе с тем, объективных данных, свидетельствующих о невозможности участия в судебном разбирательстве, в деле нет. По делу в отношении П-ва не участвовал и представитель лечебного учреждения, обязательное участие которого в судебном заседании требуется по Закону.

 

В соответствии со ст. 35 Закона, рассмотрев заявление по существу, судья удовлетворяет либо отклоняет его.

Других вариантов рассмотрения заявления о госпитализации в недобровольном порядке Закон не предусматривает. Вместе с тем, анализ изученных дел показал, что в случае отказа лечебного учреждения от заявления, в основном, в связи с согласием лица на госпитализацию в добровольном порядке, суды прекращают производство по заявлению, что не отвечает требованиям Закона. В данном случае, вопрос подлежит разрешению по существу с вынесением постановления об отказе в удовлетворении заявления, поскольку отсутствует сам по себе факт отказа либо уклонения лица от лечения в психиатрическом стационаре, который является значимым при решении вопроса о госпитализации в недобровольном порядке.

 

Кассационная практика рассмотрения дел

 

В 2003 году обжаловано в кассационном порядке три решения: два об удовлетворении заявления о принудительной госпитализации Гл-й, оба раза решения отменялись. Решение об отказе в принудительном освидетельствовании С-ой оставлено без изменения.

 

В 2004 году обжаловано 3 решения об удовлетворении заявления лечебного учреждения о принудительной госпитализации в психиатрический стационар. Из них одно решение отменено с направлением на новое рассмотрение, два оставлены без изменения.

 

По всем делам, направленным кассационной инстанцией на новое рассмотрение после отмены решений об удовлетворении заявлений о принудительной госпитализации, впоследствии поступил отказ лечебного учреждения от заявлений по мотиву того, что лицо отпущено из психиатрического стационара. Данная ситуация, возможно, объясняется тем, что лечебные учреждения приходят к выводу об отсутствии достаточных оснований для госпитализации лица.

 

Дела по заявлениям о продлении госпитализации в недобровольном порядке по правилам ст. 36 Закона на обобщение не представлены.

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Пермского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь