Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ ЯРОСЛАВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 21 октября 2004 г. N 44-г-189

 

Президиум Ярославского областного суда рассмотрел дело по иску Ю. к В., С., А., Н. о признании недействительным договора дарения, применении последствий недействительности сделки, признании недействительной регистрации Н. по месту жительства и его выселении; по иску К. в своих интересах и интересах несовершеннолетних М., Л. к А., С., Ю. о признании недействительным договора дарения, переводе прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи и выселении Н.

Заслушав доклад судьи областного суда, пояснения К. и Н., заключение и.о. прокурора Ярославской области об отмене судебных постановлений в части, президиум

 

установил:

 

Решением Дзержинского районного суда от 17 июня 1996 г. право собственности на двухкомнатную квартиру в доме по ул. <...> признано за К., Л., М., О. (по 1/4 за каждым).

Решением Дзержинского районного суда от 17 марта 1997 г. определен порядок пользования указанной квартирой, согласно которому за К., Л., М. закреплена комната площадью 17,2 кв. м, за О. - комната площадью 10, 4 кв. м.

В результате ряда сделок собственником 1/4 доли, принадлежавшей ранее О., стал Ю., который вселился в комнату, занимаемую ранее О.

По нотариально удостоверенному договору дарения от 13 октября 2000 г. Ю. подарил принадлежавшую ему 1/4 долю в квартире А.

В декабре 2001 г. Ю. предъявил иск к В., У., А., Н. о расторжении договора дарения, ссылаясь на то, что по договоренности с В. последний должен был в обмен на долю Ю. предоставить ему дом в сельской местности с доплатой, однако своих обещаний не выполнил, долю истца в квартире фактически продал, в результате чего Ю. остался без жилья.

В судебном заседании истец исковые требования изменил, просил о признании договора дарения недействительным и выселении Н.

В., У., Н. в судебном заседании отсутствовали.

Представитель А. иск не признала, ссылаясь на то, что фактически куплена комната за 2300 долл. США, деньги переданы В., истица при приобретении жилья действовала добросовестно, вселила и зарегистрировала туда своего родственника.

В марте 2002 г. к участию в деле в качестве третьего лица без самостоятельных требований привлечена К., которая пояснила, что самостоятельных требований пока заявлять не будет, поскольку в случае удовлетворения иска Ю. сможет договориться с ним о выкупе доли.

Решением Дзержинского районного суда г. Ярославля от 13 февраля 2003 г. иск удовлетворен с приведением сторон в первоначальное состояние и выселением Н., с прекращением его регистрации в квартире по ул. <...>.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 29 мая 2003 г. решение отменено в полном объеме, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

В октябре 2003 г. К., Л. предъявили иск к А., Ю. о признании договора дарения недействительным как притворной сделки и переводе прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи 1/4 доли Ю. на К., Л., М. по цене, за которую она была продана, выселении Н.

Этот иск судом был ошибочно решен как встречный иск, хотя он требованиям ст. 138 ГПК РФ не отвечает.

Решением Дзержинского районного суда г. Ярославля от 5 апреля 2004 г. постановлено:

признать недействительным договор дарения от 13 октября 2000 г., совершенный между Ю. и А.; признать недействительной запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 13 февраля 2001 г. о регистрации за А. 1/4 доли в праве собственности на квартиру в доме по ул. <...>; признать за А. 1/4 долю в праве собственности на квартиру в доме по ул. <...>. В удовлетворении остальной части исковых требований Ю. и К. отказано.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 1 июля 2004 г. кассационные жалобы К., Л. и Ю. оставлены без удовлетворения.

В надзорной жалобе К. и Л. просят судебные постановления, состоявшиеся по данному делу, отменить и вынести новое решение о переводе прав и обязанностей покупателя и выселении Н., ссылаются на нарушение судебными инстанциями норм материального права.

Дело истребовано в Ярославский областной суд и передано для рассмотрения по существу по мотиву существенного нарушения судом норм материального права.

Президиум считает, что имеются предусмотренные ст. 387 ГПК РФ основания для частичной отмены решения и кассационного определения.

Отказывая в удовлетворении заявленных К. и Л. требований, судебные инстанции исходили из того, что установленный ст. 250 ГК РФ трехмесячный срок для заявления требований о переводе прав и обязанностей покупателя надлежит исчислять с даты не позднее 29 мая 2003 г., т.е. с момента вынесения кассационного определения судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда, которым установлено, что договор дарения фактически прикрывал сделку купли-продажи.

С указанным выводом согласиться нельзя.

В силу п.п. 1, 2 ст. 250 ГК РФ при продаже доли в праве общей собственности постороннему лицу остальные участники долевой собственности имеют преимущественное право покупки продаваемой доли по цене, за которую она продается, и на прочих равных условиях, кроме случая продажи с публичных торгов. Продавец доли обязан известить в письменной форме остальных участников долевой собственности о намерении продать свою долю постороннему лицу с указанием цены и других условий, на которых продает ее. Если остальные участники долевой собственности откажутся от покупки или не приобретут продаваемую долю в праве собственности на недвижимое имущество в течение месяца, а в праве собственности на движимое имущество в течение десяти дней со дня извещения, продавец вправе продать свою долю любому лицу.

В соответствии с п. 3 указанной статьи при продаже доли с нарушением преимущественного права покупки любой другой участник долевой собственности имеет право в течение трех месяцев требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя.

Из содержания приведенных норм материального права следует, что участник долевой собственности может реализовать свое право преимущественной покупки лишь тогда, когда он осведомлен как о самом факте продажи доли, так и об условиях, на которых она продается. С указанного момента и начинает течь трехмесячный срок, установленный п. 3 ст. 250 ГК РФ. Из содержания указанной статьи усматривается также, что перевод прав и обязанностей покупателя по недействительной сделке невозможен.

Из материалов дела видно, что уступка доли А. Ю. оспаривалась последним по мотивам ее недействительности в связи с несоответствием закону. Решением Дзержинского районного суда от 13 февраля 2003 г. указанная сделка была признана недействительной с возвращением сторон в первоначальное положение. Кассационная инстанция, не предрешая будущего судебного решения, признала, что договор дарения фактически прикрывал договор купли-продажи. Вместе с тем, она предложила суду при новом рассмотрении проверить доводы Ю. о том, что фактически должен был иметь место договор купли-продажи под условием приобретения истцу жилья или договор мены жилого помещения, что имел место обман со стороны лица, выступавшего от имени Ю. при заключении сделки.

Как видно из дела, цена и другие условия договора купли-продажи, а равно его действительность установлены лишь в решении Дзержинского районного суда от 5 апреля 2004 г.

В связи с этим определение начала течения трехмесячного срока с моментом вынесения кассационного определения от 29 мая 2003 г. не соответствует требованиям ст. 250 ГК РФ.

Иски о выселении Н. поддерживали как Ю., так и К.

Президиум считает, что поскольку решением суда обоснованно отказано Ю. в признании сделки купли-продажи недействительной, ему правомерно отказано и в выселении Н.

В части отказа в удовлетворении исковых требований К. решение районного суда от 5 апреля 2004 года и кассационное определение от 1 июля 2004 года подлежит отмене с передачей дела на новое рассмотрение по приведенным выше доводам.

Суду при новом рассмотрении дела следует правильно применить положения ст. 250 ГК РФ.

Кроме того, суду следует учесть, что поскольку А. приобрела не комнату площадью 10,4 кв. м, а 1/4 долю квартиры в доме по ул. <...>, принадлежащей на праве собственности и другим собственникам, она имела право пользоваться своей долей (включая право вселять иных лиц) лишь при соблюдении условий, установленных п. 1 ст. 247 ГК РФ.

Руководствуясь п. 2 ст. 390 ГПК РФ, президиум

 

постановил:

 

Решение Дзержинского районного суда г. Ярославля от 5 апреля 2004 года и кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 1 июля 2004 года в части отказа в удовлетворении исковых требований К. отменить и дело направить на новое рассмотрение в районный суд.

 

Председатель

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь