Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЗА НОЯБРЬ 2004 ГОДА

 

Вопросы применения норм материального права

 

Возможность ограничения гражданских прав допускается только на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны и безопасности государства

 

Решением Октябрьского районного суда г. Белгорода, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда, в удовлетворении требований Н. к МУП "Автоколонна - 1402" и ОАО "Таксопарк" о признании незаконными действий по ограничению бесплатного проезда в общественном транспорте, возложении обязанности предоставить право бесплатного проезда, отмене коммерческих маршрутов и маршрутных такси, отмене льготных удостоверений на проезд отказано.

Отменяя судебные определения, президиум указал следующее.

Отказывая истцам в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из единого правового положения маршрутного такси и такси и отсутствия у Н. права на бесплатный проезд в маршрутном такси ввиду того, что такая льгота предоставлена только детям в возрасте до 5 лет.

При этом не учтены следующие положения Закона.

Согласно ст. 71 п. "о" Конституции Российской Федерации гражданское законодательство отнесено к ведению Российской Федерации.

Правоотношения, возникающие из договора перевозки, относятся к гражданско-правовым и регулируются правилами главы 40 Гражданского кодекса Российской Федерации и находятся в ведении Российской Федерации.

В силу п. 5 ст. 790 ГК РФ законом или иными правовыми актами отдельным категориям граждан могут быть установлены льготы или преимущества по провозной плате.

Согласно п. 4 ч. 2 ст. 22, п. 16 ст. 15 Федерального закона Российской Федерации "О ветеранах" ветераны труда, ветераны Великой Отечественной войны имеют право на бесплатный проезд во всех видах городского транспорта (кроме такси) в любом городе независимо от их места жительства, на автомобильном транспорте общего пользования (кроме такси) пригородных и междугородных маршрутов (внутрирайонных, внутриобластных, внутрикраевых, внутриреспубликанских или при их отсутствии межобластных, межкраевых, межреспубликанских) независимо от места жительства указанных лиц в порядке и на условиях, которые определяются органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В соответствии со ст. 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и правосудия.

Вышеназванные нормы Федерального закона "О ветеранах" являются нормами прямого действия, подлежат непосредственному применению на всей территории Российской Федерации и их действие не может быть ограничено.

Суд, сославшись на закон Белгородской области от 30.04.1999 "О маршрутных пассажирских перевозках", указала на единое правовое положение маршрутного такси и такси и ограничила право истцов на бесплатный проезд в маршрутных такси. При этом оставлен без внимания и выяснения вопрос о компетенции в области ограничения льгот в условиях договора перевозки. Такие ограничения возможны только на уровне федерального закона, поскольку ст. 1 ГК РФ предусматривает возможность ограничения гражданских прав только на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны и безопасности государства.

 

Право собственности на самовольно возведенную постройку может быть признано только в том случае, если ее сохранение не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан

 

Решением мирового суда судебного участка N 2 Западного округа г. Белгорода за Н. признано право собственности на самовольно увеличенную в размерах пристройку <...> согласно техническому паспорту к этому домовладению.

Отменяя решение, президиум указал следующее.

Из материалов дела усматривается, что истец является собственником 48/100 долей домовладения и земельного участка, расположенных по адресу <...>. Им возведена самовольная пристройка к домовладению (лит. А-1), право собственности, на которую он просил признать в порядке ч. 3 ст. 222 ГК РФ.

Е. ссылается на то, что является собственником 52/100 вышеуказанного домовладения (реальный раздел которого не производился) и возведением самовольной постройки нарушаются ее права собственника.

Право собственности на самовольно возведенную постройку может быть признано в порядке ст. 222 ГК РФ только в том случае, если ее сохранение не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Из искового заявления усматривается наличие иска о признании права собственности на самовольно возведенную постройку А-1, резолютивная часть решения содержит выводы относительно указанного требования, в полном тексте решения признано право собственности на самовольно возведенную постройку под лит. А-2. Указанное свидетельствует о нарушении требований ст. 198-199 ГПК РФ.

 

По договору энергоснабжения энергоснабжающая организация обязуется подавать абоненту (потребителю) через присоединенную сеть энергию, а абонент обязуется оплачивать принятую энергию, а также соблюдать предусмотренный договором режим ее потребления, обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии

 

Решением мирового суда судебного участка N 2 г. Старый Оскол с А. в пользу ГСК Автолюбитель-4 взысканы задолженность по оплате за электроэнергию.

Отменяя решение, президиум указал следующее.

Так, в определении о подготовке дела к слушанию указано, что спорные правоотношения регулируются ГК РФ И ГПК РФ.

При разрешении спора суд неправильно сослался на ст. 309 ГК РФ.

В соответствии со ст. 539 ГК РФ по договору энергоснабжения организация обязуется подавать абоненту (потребителю) через присоединенную сеть энергию, а абонент обязуется оплачивать принятую энергию, а также соблюдать предусмотренный договором режим ее потребления, обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии.

Договора об энергоснабжении в материалах дела не имеется и истцу не предложено его представить. В связи с изложенным не выяснено, является ли ГСК Автолюбитель-4 энергоснабжающей организацией и надлежащим истцом по делу.

Условия договора энергоснабжения имеют существенное значение для дела.

 

Сотрудники налоговой полиции и члены их семей имеют право на санаторно-курортное лечение в санаториях и организованный отдых в домах отдыха, пансионатах и на туристических базах Департамента налоговой полиции и других министерств и ведомств Российской Федерации за наличный расчет. При этом сотрудникам органов налоговой полиции ежегодно выплачивается денежная компенсация в размере средней стоимости путевки, а членам их семей - 50 процентов средней стоимости путевки

 

Решением мирового суда судебного участка N 4 Восточного округа г. Белгорода в удовлетворении требований Б. к ликвидационной комиссии УФСНП РФ по Белгородской области о взыскании денежной компенсации в размере средней стоимости санаторно-курортной путевки и ее индексации, истцу отказано.

Отменяя решение, президиум указал следующее.

В соответствии со ст. 17 Закона РФ от 24.06.1993 N 5238-1 на сотрудников налоговой полиции и членов их семей распространяются права и льготы, предусмотренные Положением о службе в налоговой полиции.

Ст. 41 Положения о прохождении службы в органах налоговой полиции РФ, утвержденного Постановлением ВС РФ от 20.05.1993 N 4991-1 определяет, что сотрудники налоговой полиции и члены их семей имеют право на санаторно-курортное лечение в санаториях и организованный отдых в домах отдыха, пансионатах и на туристических базах Департамента налоговой полиции и других министерств и ведомств Российской Федерации за наличный расчет. При этом сотрудникам органов налоговой полиции ежегодно выплачивается денежная компенсация в размере средней стоимости путевки, а членам их семей - 50 процентов средней стоимости путевки.

По смыслу данной нормы сотрудникам органов налоговой полиции ежегодно выплачивается денежная компенсация в размере средней стоимости путевки, а членам их семей - 50 процентов средней стоимости путевки. Осуществить же свое право на санаторно-курортное лечение и организованный отдых они могут в указанных в положении учреждениях за наличный расчет. Указаний об обязательном предоставлении путевки для выплаты компенсации данная норма права не содержит.

В силу ч. 2 ст. 390 ГПК РФ указания вышестоящего суда о толковании закона являются обязательными для суда, вновь рассматривающего дело. При новом рассмотрении требование приведенной нормы не выполнено. Повторный отказ в удовлетворении иска основан на прежнем выводе о непредставлении истцом доказательств о том, что он приобретал в 2001 - 2003 г.г. путевки на санаторно-курортное лечение за наличный расчет на себя и членов своей семьи.

 

В состав обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дел об оспаривании дисциплинарного взыскания или о восстановлении на работе и подлежащим доказыванию работодателем, включается соблюдение им при применении к работнику дисциплинарного взыскания общих принципов ответственности - справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина, гуманизм.

 

Решением Шебекинского районного суда Г. отказано в удовлетворении иска к ОАО "Автотранс" о восстановлении на работе и взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Отменяя решение, президиум указал следующее.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

При разрешении данного спора судом не учтены обязательные (в силу ст. 126 Конституции Российской Федерации) разъяснения по вопросам судебной практики, изложенные в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации".

В п. 53 Постановления указано, что в силу статьи 46 (часть 1) Конституции РФ, гарантирующей каждому судебную защиту его прав и свобод, и корреспондирующих ей положений международно-правовых актов, в частности статьи 8 Всеобщей декларации прав человека, статьи 6 (пункт 1) Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также статьи 14 (пункт 1) Международного пакта о гражданских и политических правах, государство обязано обеспечить осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной, полной и эффективной.

Учитывая это, а также принимая во внимание, что суд, являющийся органом по разрешению индивидуальных трудовых споров, в силу части 1 статьи 195 ГПК РФ должен вынести законное и обоснованное решение, обстоятельством, имеющим значение для правильного рассмотрения дел об оспаривании дисциплинарного взыскания или о восстановлении на работе и подлежащим доказыванию работодателем, является соблюдение им при применении к работнику дисциплинарного взыскания вытекающих из статей 1, 2, 15, 17, 18, 19, 54 и 55 Конституции РФ и признаваемых Российской Федерацией как правовым государством общих принципов юридической, а следовательно, и дисциплинарной ответственности, таких как справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина, гуманизм.

В этих целях работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

Если при рассмотрении дела о восстановлении на работе суд придет к выводу, что проступок действительно имел место, но увольнение произведено без учета вышеуказанных обстоятельств, иск может быть удовлетворен.

При разрешении иска Г. в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ указанные обстоятельства, как имеющие значение для дела, определены не были и в деле нет данных о том, что они учитывались при наложении взыскания и при рассмотрении требований истца.

 

При разрешении требований о взыскании с работодателя в пользу работника заработной платы суду необходимо установить наличие предусмотренных трудовым законодательством оснований для ее выплаты: выполнения работником соответствующей работы либо предусмотренного законом случая сохранения заработной платы, когда работник фактически не работал

 

Решением Октябрьского районного суда г. Белгорода, оставленным без изменения, определением суда кассационной инстанции в пользу К. в возмещение ущерба: с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации - 71645 руб. 78 коп., с Белгородской таможни - 27292 руб. 21 коп.

Отменяя судебные постановления, президиум указал следующее.

Взыскивая с Белгородской таможни сумму заработка за период неисполнения К. своих трудовых обязанностей в период освобождения из-под стражи по день увольнения, то есть с 30.07.1999 по 14.10.1999, в размере 7809 руб. 53 коп., суд в решении сослался на то, что таможней не представлены доказательства, опровергающие доводы К. о том, что он не был допущен к работе в указанный период.

Указанное суждение свидетельствует о неправильном применении судом ст. 56 ГПК РФ, согласно которой каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

Следовательно, в подтверждение доводов о том, что он не был допущен к работе, истец должен был указать на соответствующие обстоятельства и подтверждающие их доказательства.

Суд, в нарушение требований ч. 2 ст. 56 ГПК РФ, не обязал истца указать обстоятельства и представить доказательства, подтверждающие доводы о том, что ответчик не допустил его к работе. Соответственно не определил и не указал, какие обстоятельства должен опровергать ответчик. Из объяснений истца видно, что в обоснование довода о не допуске его к работе К. ссылался лишь на то, что 29 июля был выпущен из-под стражи и с 30 июля 1999 по 14 октября 1999 к нему "никаких претензий по поводу прогулов не предъявлялось".

Указанные обстоятельства представитель таможни не отрицал, ссылаясь на то, что в период с 29 июля 1999 по 14 октября 1999 истец имел возможность выйти на работу и получать заработную плату, но фактически не работал и поэтому заработная плата ему не была выплачена.

Таким образом, причина неисполнения истцом в период с 30 июля 1999 г. по 14 октября 1999 г. трудовых обязанностей - в соответствии с добровольными действиями истца либо в результате создания препятствий в осуществлении трудовых обязанностей К. ответчиком - судом не установлена.

При таких обстоятельствах нельзя признать правильным применение судом ст. 234 Трудового кодекса РФ, предусматривающей обязанность работодателя возместить работнику материальный ущерб, причиненный в результате незаконного лишения его возможности трудиться, в том числе в результате незаконного отстранения от работы.

В решении суда нет данных об установлении обстоятельств, свидетельствующих о том, что работодатель незаконно лишил истца возможности трудиться (отстранил его от работы) и ссылки, на подтверждающие это обстоятельство доказательства.

Кроме того Трудовой кодекс РФ, нормы которого применены судом при разрешении указанной части требований истца в период существования спорных правоотношений (1999 год) еще не действовал.

 

Действие брачного договора прекращается с момента прекращения брака, за исключением тех обязательств, которые предусмотрены брачным договором на период после прекращения брака

 

Решением мирового суда Волоконовского района, оставленным без изменения определением Волоконовского районного суда, Г. признана утратившей право пользования домовладением <...> и обязана сняться с регистрационного учета по указанному адресу.

Отменяя судебные определения в части, президиум указал следующее.

Признавая ответчицу утратившей право пользования домовладением с обязанием сняться с регистрационного учета, судебные инстанции исходили из ее постоянного отсутствия в домовладении и условий брачного договора, заключенного сторонами, по которым последняя после получения 250000 рублей от истца в течение месяца обязана выписаться из спорного домовладения. Спор разрешен с применением ст. ст. 8, 12, 166 - 168, 179, 309-310 ГК РФ, 60 - 61 ЖК РФ.

При этом не учтены положения Постановления Конституционного Суда РФ от 23.06.1995 N 8-п о несоответствии Конституции РФ ч. 1 ст. 60 ЖК РСФСР и о том, что само по себе временное отсутствие в жилом помещении не может служить основанием для признания лица утратившим право пользования жильем.

В подтверждение вынужденного характера не проживания в спорном домовладении ответчицей представлены суду письменные доказательства, свидетельствующие о смене замков в домовладении и запрете ей входить в дом. В нарушение требований ст. 198 ГПК РФ, доводы по которым отвергнуты эти доказательства, в судебных постановлениях не приведены.

В обоснование выводов об удовлетворении иска судебные инстанции сослались и на условия брачного договора, заключенного сторонами.

Брачным договором признается соглашение супругов, определяющее их имущественные права в браке и после расторжения брака. Действие брачного договора прекращается с момента прекращения брака, за исключением тех обязательств, которые предусмотрены брачным договором на период после прекращения брака (п. 3 ст. 43 СК РФ).

Ссылаясь на отсутствие в брачном договоре обязательств, предусмотренных после прекращения брака и указывая на прекращение брака 10.04.2003, ответчица считает невозможным удовлетворение требования о снятии ее с регистрационного учета в спорном домовладении, так как данное обязательство прекращено одновременно с прекращением брака, к тому же оно не относится к имущественным, а касается ее жилищных прав. В период действия договора истец не требовал исполнения данного обязательства и был согласен с ее проживанием и регистрацией в спорном домовладении.

 

Процессуальные вопросы

 

Дела по спорам, возникающим из бюджетных отношений с участием органов местного самоуправления, подлежат рассмотрению в судах общей юрисдикции

 

Определением Свердловского районного суда г. Белгорода, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, администрации г. Белгорода в принятии искового заявления к Управлению судебного департамента при Верховном Суде РФ в Белгородской области, Министерству юстиции РФ, Управлению Министерства юстиции о взыскании денежных средств отказано.

Отменяя судебные постановления, президиум указал следующее.

Отказывая в принятии искового заявления, суд сослался на то, что нормами ГПК РФ не предусмотрено рассмотрение судами общей юрисдикции споров о межбюджетных отношениях между юридическими лицами.

Суд кассационной инстанции также пришел к выводу о том, что в данном случае спор касается распределения средств между федеральным и местным бюджетами.

Однако выводы судов первой и кассационной инстанции о том, что указанной спор не подлежит рассмотрению в судах общей юрисдикции, не соответствует действующему законодательству.

В силу ст. 133 Конституции Российской Федерации местное самоуправление в Российской Федерации гарантируется правом на судебную защиту.

Следовательно, муниципальные образования вправе обращаться в суд за защитой своих прав, возникающих из любых, в том числе из бюджетных отношений.

Согласно определению Конституционного Суда РФ N 132-О от 09.04.2003 в случае не возмещения расходов, связанных с передачей местному самоуправлению отдельных государственных полномочий или возникших в результате других решений, принятых органами государственной власти, органы местного самоуправления в соответствии со статьей 46 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления" могут обратиться за защитой своих прав в суд общей юрисдикции или арбитражный суд.

При решении вопроса о подведомственности таких дел необходимо исходить из того, что судам общей юрисдикции подведомственны дела о защите прав, свобод и законных интересов, за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным законом и федеральным законом к ведению арбитражных судов (части 1 и 3 статьи 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Статья 27 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации пункте 2 содержит положение о том, что арбитражные суды разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с участием организаций, являющихся юридическими лицами, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, с участием Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, образований, не имеющих статуса юридического лица, и граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя.

Таким образом, дела с участием муниципальных образований, в том числе и возникающие из бюджетных отношений, подведомственны арбитражным судам лишь в том случае, если федеральным судом они прямо отнесены к их ведению.

В настоящее время отсутствуют федеральные законы, относящие к компетенции арбитражных судов указанные дела, и Арбитражный процессуальный кодекс РФ прямо не относит их к ведению арбитражных судов, поэтому дела по спорам, возникающим из бюджетных отношений с участием органов местного самоуправления, подлежат рассмотрению в судах общей юрисдикции.

 

Иски о правах на земельные участки жилые и нежилые помещения, другие объекты, прочно связанные с землей, предъявляются в суд по месту нахождения этих объектов

 

Определением судьи Старооскольского районного суда исковое заявление И. к А. о расторжении договора пожизненного содержания возвращено ввиду неподсудности спора Старооскольскому районному суду. Истице разъяснено ее право на обращение за разрешением спора в Белгородский районный суд по месту жительства ответчика.

Определением судьи Белгородского районного суда указанное заявление также возвращено истице ввиду неподсудности спора Белгородскому районному суду с разъяснением о ее праве на обращение в Старооскольский районный суд.

Отменяя определение, президиум указал следующее.

Как усматривается из искового заявления и приложенного к нему договора пожизненного содержания с иждивением истица ставит вопрос о расторжении упомянутого договора, по условиям которого она передала в собственность ответчика 1/2 долю дома и земельный участок, расположенные в с. Городище Старооскольского района.

Заявленные требования вытекают из указанного договора и связаны с правами на недвижимое имущество.

Ст. 30 ГПК РФ определяет исключительную подсудность исков о правах на земельные участки, здания, сооружения и другие объекты, прочно связанные с землей по месту нахождения этих объектов. Поэтому данный спор подлежит разрешению по месту нахождения спорной недвижимости.

 

Гражданское процессуальное законодательство не допускает споров о подсудности между мировыми и районными судами

 

Определением Старооскольского районного суда г. Белгорода дело по жалобе главы администрации г. Старый Оскол и Старооскольского района на действия судебного пристава-исполнителя передано по подсудности мировому судье судебного участка N 1 Старооскольского района.

Определением мирового судьи судебного участка N 1 дело передано по подсудности мировому судье судебного участка N 5 г. Старый Оскол.

Отменяя определение мирового судьи судебного участка N 1, президиум указал следующее.

Из материалов дела усматривается выдача исполнительного листа по решению, вынесенному мировым судом судебного участка N 1 Старооскольского района.

Судебный пристав-исполнитель, исполняя указанное решение, вынесла постановление о наложении штрафа на главу администрации г. Старый Оскол и Старооскольского района.

Изменяя подсудность, мировой судья судебного участка N 1 сослался на положения ст. 441 ГПК РФ и разъяснения Президиума Верховного Суда РФ о том, что жалоба на действия судебного пристава исполнителя по исполнению решения мирового суда подается в мировой суд, в районе деятельности которого исполняет свои обязанности судебный пристав-исполнитель.

При этом не учтены положения ст. 23 ГПК РФ, запрещающей споры о подсудности между мировыми и районными судами.

Изменяя подсудность настоящего дела, установленную районным судом мировому судье судебного участка N 1, последний фактически вступил в спор с районным судом, изменяя определенную им подсудность, передав дело мировому судье судебного участка N 5.

Из изложенного вытекает обязанность суда, вынесшего решение, контролировать его исполнение, в том числе и оценивать действия судебного пристава-исполнителя, связанные с исполнением судебного постановления.

 

Возложение на истца бремени представить документы, свидетельствующие об обязанности ответчика производить начисления и выплату доходов от своей деятельности, а также справку об индексации является необоснованным

 

Определением Старооскольского городского суда Белгородской области исковое заявление П. об индексации суммы паевого взноса оставлено без движения.

Предложено в установленный срок устранить допущенные недостатки: приложить справку об индексации, документы, подтверждающие обязанность ответчика производить какие-либо выплаты истице, представить квитанцию об уплате госпошлины за подачу искового заявления в суд.

Изменяя определение, президиум указал следующее.

Согласно свидетельству о праве долевой собственности, П. является пайщиком и владеет правом на кооперативное имущество потребительского общества Старооскольского района в размере 11488 руб.

Разрешая вопрос о принятии искового заявления к производству, суд пришел к выводу о его несоответствии положениям абз. 2, 3, 5 ст. 132 ГПК РФ, поскольку не приложены документ, подтверждающий оплату госпошлины, справка об индексации, документы, свидетельствующие о том, что ответчик должен производить какие-либо начисления и выплаты доходов от своей деятельности.

При изучении представленного материала установлено, что имелись основания для оставления искового заявления без движения.

Согласно ч. 2 ст. 132 ГПК РФ к исковому заявлению прилагается документ, подтверждающий уплату госпошлины. Данное требование П. не выполнено.

По смыслу ч. 3 ст. 50, ст. 116 ГК РФ потребительский кооператив коммерческой организацией не является. При таком положении не имеется оснований к применению подп. 27 ч. 2 ст. 5 закона "О государственной пошлине".

Следовательно, к исковому заявлению должен быть приложен документ об уплате государственной пошлины. При его непредставлении наступают последствия, предусмотренные ст. 136 ГПК РФ, в виде оставления искового заявления без движения

Вместе с тем суд необоснованно возложил на П. обязанность представить документы, свидетельствующие об обязанности ответчика производить начисления и выплату доходов от своей деятельности, а также справку об индексации.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 11 ФЗ от 19.06.1992 "О потребительской кооперации в РФ", одним из прав пайщиков потребительского общества является право получать кооперативные выплаты в соответствии с решением общего собрания потребительского общества. Согласно п. 2 ст. 16 названного закона к компетенции общего собрания относится порядок распределения доходов от предпринимательской деятельности потребительского общества.

С учетом изложенного, отсутствовало основание для оставления искового заявления без движения в связи с не приложением истицей документа, подтверждающего обязанность ответчика производить какие-либо начисления и выплаты доходов.

Что касается справки об индексации, то к исковому заявлению приложено досудебное уведомление, содержащее расчет суммы иска с применением индекса потребительских цен. Недостаток, выразившийся в непредставлении справки в его подтверждение, устраним в ходе подготовки дела к судебному разбирательству.

При таких обстоятельствах президиум пришел к решению изменить определение Старооскольского городского суда Белгородской области путем исключения выводов об оставлении искового заявления без движения в связи с не приложением документов, подтверждающих обязанность ответчика производить П. начисления и выплаты доходов от своей деятельности, справки об индексации.

В остальной части определение оставлено без изменения.

 

В случае, если эксперт при проведении экспертизы установит имеющиеся для рассмотрения и разрешения дела обстоятельства, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе включить выводы об этих обстоятельствах в свое заключение.

 

Старшим государственным нотариусом 1-й Белгородской государственной нотариальной конторы удостоверена доверенность, согласно которой А. доверила Л. приобрести в порядке приватизации на свое имя квартиру <...>.

На основании вышеуказанной доверенности Л. подписала договор на передачу и продажу квартиры в собственность граждан в г. Белгороде, согласно которому А. приобрела в собственность данную квартиру.

6 декабря 1995 года А. умерла. Незадолго до своей смерти 15.09.1995 А. оформила завещание, по которому данную квартиру завещала своей соседке по квартире - Т.

Мать несовершеннолетних внуков умершей А. - Н. обратилась в суд с иском к Т. о признании данного завещания недействительным в связи с тем, что А. при жизни страдала психическим заболеванием и в момент удостоверения завещания не отдавала отчет своим действиям и не могла руководить ими.

Решением Свердловского районного суда г. Белгорода года иск Н. удовлетворен и завещание на имя Т. признано недействительным.

Прокурор обратился с исковым заявлением в интересах неопределенного круга лиц к администрации города Белгорода и указал, что в ходе судебного разбирательства было установлено, что уже к моменту выдачи доверенности умершая А. страдала психическим заболеванием, вследствие чего не могла правильно понимать значение своих действий и руководить ими. В связи этим просил признать недействительными доверенность выданную А. - Л. на приватизацию квартиры и договор приватизации этой квартиры и применить последствия недействительности ничтожной сделки.

Решением Свердловского районного суда г. Белгорода исковые требования прокурора в интересах администрации г. Белгорода удовлетворены частично. Признаны недействительными доверенность, выданная А. - Л. на право приватизации от ее имени квартиры и договор приватизации указанной квартиры от 26.03.1993 между администрацией г. Белгорода и А.

В удовлетворении исковых требований о применении последствий недействительности ничтожной сделки было отказано, так как на момент вынесения решения А. умерла и нет возможности возвратить стороны в первоначальное положение.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда решение суда оставлено без изменения.

Отменяя судебные постановления, президиум указал следующее.

Удовлетворяя требования прокурора в интересах администрации г. Белгорода о признании недействительными доверенности, выданной А.Л. на право приватизации от ее имени квартиры года и договора приватизации квартиры, суд посчитал установленным, что умершая А. в момент составления доверенности страдала психическим заболеванием, в силу чего не могла понимать значения своих действий и руководить ими.

Из материалов дела усматривается, что данный вывод основан на заключении посмертной судебно-психиатрической экспертизы и пояснении эксперта Б., который участвовал в проведении экспертизы.

Согласно п. п. 2, 3 ст. 67 ГПК РФ, никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость и допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

При назначении посмертной судебно-психиатрической экспертизы не были созданы условия для установления юридически значимого обстоятельства, касающегося состояния здоровья А. в момент выдачи ею доверенности на имя Л. (ноябрь 1992 г.). Из медицинской карты 6-й городской поликлиники г. Белгорода видно, что А. в период с декабря 1990 года по июнь 1993 года не обращалась за медицинской помощью в лечебное учреждение. В деле отсутствуют доказательства состояния здоровья умершей в этот период времени. При разрешении спора не были допрошены нотариус К., которая удостоверяла доверенность А., другие лица, которые имели контакты с умершей в это время.

В соответствии со ст. 86 ч. 2 ГПК РФ в случае, если эксперт при проведении экспертизы установит имеющиеся для рассмотрения и разрешения дела обстоятельства, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе включить выводы об этих обстоятельствах в свое заключение.

Из исследовательской части заключения посмертной судебно-психиатрической экспертизы усматривается, что выводы о психическом состоянии А. на период 1992 года даны на основании писем умершей, написанных в 1991 - 1992 годы, из которых за основу были положены отдельные фразы, где по утверждению экспертов испытуемая "боится за сохранность квартиры, несмотря на то, что она находится под охраной милиции и что к ее счетчику подключаются соседи" (11.12.1991.), о чем она писала журналисту, что ей без конца звонят об обмене и прописке и что у нее ранее была большая борьба за дом, теперь борьба за сохранение своей квартиры.

 

Адвокат, назначенный судом в качестве представителя, не обладает правом признания иска, поскольку это помимо воли ответчика может привести к нарушению его прав

 

Решением Белгородского районного суда С. расторгнут договор найма жилого помещения <...>. С. выселен из указанной квартиры без предоставления другого жилого помещения. Паспортный стол Разуменского ПОМ Белгородского РОВД обязан снять С. с регистрационного учета.

Отменяя решение, президиум указал следующее.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Исходя из положений ст. ст. 50, 53, 54 ГПК РФ адвокат, назначенный судом в качестве представителя, не обладает правом признания иска, поскольку это помимо воли ответчика может привести к нарушению его прав.

Правильность данных выводов подтверждена и Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 "О судебном решении" (п. 10).

При таких обстоятельствах удовлетворение заявленных требований в связи с признанием иска адвокатом, представлявшим интересы ответчика в соответствии со ст. 50 ГПК РФ, нельзя признать законным.

 

Гражданским процессуальным законодательством суду не предоставлено право изменять условия утверждаемого мирового соглашения в отсутствие согласия сторон.

 

Определением Вейделевского районного суда Белгородской области производство по делу прекращено, в связи с утверждением мирового соглашения.

Отменяя определение, президиум указал следующее.

В соответствии с ч. 4 ст. 165 ГПК РСФСР (действовавшего на момент рассмотрения дела), утверждая мировое соглашение, суд выносит определение, которым одновременно прекращает производство по делу. В определении должны быть указаны все условия, утверждаемого судом мирового соглашения сторон.

Из материалов дела следует, что стороны представили в суд письменное заявление, в котором просили утвердить согласованное ими мировое соглашение.

По условиям мирового соглашения С. выделяется в собственность недостроенный жилой дом, находящийся на земельном участке ответчика В. под разборку на строительные материалы и вывоз с территории земельного участка ответчика в 3 недельный срок с момента заключения мирового соглашения.

В. выделяется в собственность следующее имущество: а) 700 штук красного кирпича; б) 6 оконных перемычек; в) 10 листов 7 волнового шифера.

От остальных исковых требований стороны отказываются в полном объеме.

В определении об утверждении мирового соглашения указано, что В. выделяется в собственность следующее имущество: гараж, погреб, сарай саманный, сарай мастерская, уборная, забор, земельный участок, жилой дом, находящийся по адресу <...>, автомобиль ВАЗ 2101, торговая палатка и товар, 700 штук красного кирпича, 6 оконных перемычек, 10 листов 7 волнового шифера.

Таким образом, выделяя в собственность В. гараж, погреб, сарай саманный, сарай мастерскую, уборную, забор, земельный участок, жилой дом, находящийся по адресу <...>, автомобиль ВАЗ 2101, торговую палатку и товар, суд изменил условия заключенного сторонами мирового соглашения, в то время когда Гражданским процессуальным кодексом РСФСР (РФ) суду не предоставлено право, в отсутствие согласия сторон, изменять условия утверждаемого мирового соглашения.

 

Апелляционное производство

 

Если при определении веса погибшей единицы крупного рогатого скота использовано среднеарифметическое вычисление по двум актам обмера данной единицы, представленным каждой стороной, то в решении должны быть приведены мотивы и ссылки на нормы материального закона, в силу которых возможен такой порядок расчета.

Решением мирового суда Корочанского района У. в пользу О. взыскан ущерб в сумме 10000 руб. и расходы по оплате услуг представителя в сумме 1500 руб., а всего 11500 руб. и госпошлина в доход местного бюджета

Апелляционным решением Корочанского районного суда решение мирового суда отменено и вынесено новое решение. С У. в пользу О. взыскан ущерб в размере 6306 руб. 25 коп., возврат госпошлины 235 руб. 56 коп. и 600 руб. - за оплату услуг представителя, а всего взысканы 7141 руб. 81 коп.

Отменяя судебные постановления, президиум указал следующее.

Частично удовлетворяя заявленные требования, суд апелляционной инстанции исходил из того, что согласно сложившемуся между жителями села обычаю, выпас животных, находящихся в собственности граждан, осуществляется в общественном стаде по очередности. 04.05.2003 выпас животных осуществлял У. Во время выпаса, корова, принадлежавшая О., упала в промоину.

В нарушение требований ст. ст. 56 (ч. 2), 148, 150 ГПК РФ не проведена надлежащая подготовка дела к судебному разбирательству, не уточнены фактические обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, какой стороне их надлежит доказывать, не определен закон, которым следует руководствоваться.

Согласно протоколу судебного заседания не все свидетели (в том числе ветврач С.) вызваны в суд апелляционной инстанции и допрошены об обстоятельствах гибели коровы, принадлежавшей О., ее весе, было ли животное застраховано.

В мотивировочной части апелляционного решения, в нарушение требований ч. 4 ст. 198 ГПК РФ, не указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства.

При определении веса коровы использовано среднеарифметическое вычисление по двум актам обмера коров, представленным каждой стороной. При этом в нарушение ч. 4 ст. 198 ГПК РФ мотивы, нормы материального закона, в силу которых возможен такой порядок расчета, в решении не приведены.

В нарушение ст. 67 ГПК РФ оставлены без оценки справки администрации Корочанского района Белгородской области о возможном весе павшей коровы.

Вопрос о размере причиненного вреда, подлежащего взысканию в пользу истца, разрешен с учетом его поведения (оставление первотелки без присмотра в первые дни пастьбы) с применением ст. 1080 ГК РФ при отсутствии оснований для этого. Данная норма предусматривает, что лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно. При установлении вины в действиях потерпевшего, учет вины при наличии таковой и имущественного положения лица, причинившего вред, регулируется ст. 1083 ГК РФ.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь