Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЧЕЛЯБИНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ПРЕЗИДИУМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 3 ноября 2004 года

 

Надзорное производство N 4г04-691

 

Судья: Ященко В.А.

 

Президиум Челябинского областного суда в составе: председательствующего Вяткина Ф.М., членов Президиума Кунышева А.Г., Фединой Г.А., Сыскова В.Л., Балакиной Н.В., Савик Л.Н.

рассмотрел в заседании гражданское дело по надзорной жалобе К.Л.Н., К.Д.Н., К.А.Н. на решение Металлургического районного суда г. Челябинска от 27 марта 2000 года.

Заслушав доклад судьи Кашириной Е.П., объяснения К.Л.Н. и ее представителя Ч.С.М., Президиум

УСТАНОВИЛ:

 

К.А.П. обратилась в суд с исковым заявлением к К.Л.Н., К.Д.Н., К.А.Н. о признании недействительным завещания от 30 июля 1997 года, которым ее родная сестра К.Н.П. завещала в их пользу в равных долях все свое имущество.

Исковые требования обоснованы тем, что на момент составления завещания К.Н.П. проявляла признаки психического заболевания, поэтому не могла отдавать отчет своим действиям и руководить ими. Умерла К.Н.П. 26 июля 1999 года.

Решением Металлургического районного суда г. Челябинска от 27 марта 2000 года исковые требования К.А.П. удовлетворены.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

В надзорной жалобе К.Л.Н., К.Д.Н., К.А.Н. просят отменить решение суда, ссылаясь на существенное нарушение норм материального и процессуального права при рассмотрении дела.

Определением судьи Челябинского областного суда от 7 октября 2004 года дело передано для рассмотрения по существу в Президиум Челябинского областного суда.

Обсудив мотивы надзорной жалобы и определения о возбуждении надзорного производства, проверив материалы дела, Президиум считает, что надзорная жалоба является обоснованной.

Удовлетворяя требование К.А.П., суд пришел к выводу, что К.Н.П. в момент составления завещания в пользу ответчиков в июле 1997 года не понимала значения своих действий и не могла руководить ими. При этом суд руководствовался ст. 171 Гражданского кодекса РФ.

Между тем, в соответствии с указанной правовой нормой ничтожна сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства. Однако, как следует из материалов дела, К.Н.П. в установленном законом порядке не была признана недееспособной.

Вопросы же недействительности сделки, совершенной гражданином дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, регулируются ст. 177 Гражданского кодекса РФ, в соответствии с которой такая сделка может быть признана судом недействительной.

Таким образом, если сделка, совершенная недееспособным, является недействительной в силу признания ее таковой законом, то сделка, совершенная гражданином дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, является оспоримой. Она может быть признана недействительной лишь при доказанности, что гражданин на момент совершения сделки не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

Выводы суда, что К.Н.П. на момент составления завещания в июле 1997 года не могла понимать значение своих действий или руководить ими, основаны на показаниях свидетелей К.Н.В., С.Л.И., П.В.П., Б.И.А., а также заключении посмертной судебно-психиатрической экспертизы.

Как следует из акта посмертной судебно-психиатрической экспертизы, она проведена по материалам дела и на основании медицинской документации. Эксперты пришли к выводу, что К.Н.П. обнаруживала признаки сосудистой деменции (слабоумия) с психотическими эпизодами. Вывод мотивирован пожилым возрастом К.Н.П., отягощенным соматической патологией - она состояла на учете по поводу стенокардии и гипертонии, появлением с весны 1997 года патологической симптоматики, наличием психотических расстройств.

Между тем, эксперты не располагали медицинской документацией на момент составления завещания К.Н.П. в июле 1997 года. Согласно акту экспертизы самая ранняя запись о ее состоянии здоровья датирована 9 июня 1998 года.

Использованные экспертами материалы гражданского дела - показания тех же свидетелей, что были приняты во внимание и судом. Из показаний всех свидетелей следует, что странности в поведении К.Н.П. начались весной 1997 года, то есть незадолго до составления ею завещания и вопрос о том, могло ли состояние здоровья К.Н.П. за такой промежуток времени достичь указанного экспертами уровня, требовал большего внимания суда.

Однако в нарушение ст. 56 ГПК РСФСР, действовавшего на момент рассмотрения дела, оценка указанных доказательств, в том числе и с точки зрения их достаточности для вывода о пороке воли К.Н.П., судом не произведена. В нарушение закона эти доказательства приняты судом во внимание без всякой оценки, хотя в соответствии с указанной правовой нормой никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Решение вопроса о том, мог ли гражданин отдавать отчет своим действиям и руководить ими в соответствии со ст. 74 ГПК РСФСР требует специальных познаний, при этом заключение эксперта в силу ст. 78 ГПК РСФСР для суда не обязательно и также оценивается наряду с другими доказательствами.

При таких обстоятельствах доводы жалобы о существенном нарушении судом норм материального и процессуального права являются обоснованными.

Поскольку существенное нарушение норм материального и процессуального права является в силу ст. 387 ГПК РФ основанием к отмене судебного постановления в порядке надзора, решение суда подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 388, 390 ГПК РФ, Президиум

ПОСТАНОВИЛ:

 

Решение Металлургического районного суда г. Челябинска от 27 марта 2000 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд.

 

Председательствующий: Ф.М.ВЯТКИН

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь