Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЗА ДЕКАБРЬ 2004 ГОДА

 

Вопросы применения норм материального права

 

Рассматривая уголовное дело в отношении несовершеннолетнего, суд обязан установить уровень его психического развития, с которым закон связывает вопросы уголовной ответственности (ст. 20 ч. 3 УК РФ)

 

Приговором Новооскольского районного суда несовершеннолетний К. осужден по ст. ст. 158 ч. 3, 158 ч. 2 п. "в", 119 УК РФ к лишению свободы.

В кассационной жалобе осужденный просил приговор изменить и назначить условное осуждение, так как суд не учел все смягчающие наказание обстоятельства.

Основаниями для отмены приговора судебной коллегии по уголовным делам областного суда послужили нарушения норм процессуального и материального права.

В соответствии со ст. 421 УПК РФ при производстве предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, наряду с доказыванием обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ устанавливается уровень психического развития и иные особенности его личности.

При наличии данных, свидетельствующих об отставании в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, устанавливается также, мог ли несовершеннолетний в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими.

Эти требования закона судом не выполнены.

По заключению комплексной судебно-психолого-психиатрической экспертизы К. обнаруживает признаки легкой степени умственного недоразвития (олигофрения в степени легкой дебильности), которое ограничивало его возможности в обучении, но не ограничивало процесс социализации.

Интеллектуальное развитие К. ниже границ возрастной нормы, что соответствует легкой умственной отсталости.

Заключение экспертизы в судебном заседании исследовано поверхностно и в приговоре оценки не получило.

Мотивы признания судом К. вменяемым и достигшим возраста уголовной ответственности в приговоре не приведены, тогда как установление этого обстоятельства является существенным, влияющим на правильность применения уголовного закона - ст. 20 ч. 3 УК РФ, предусматривающей освобождение несовершеннолетних, достигших возраста, с которым наступает уголовная ответственность, от уголовной ответственности вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством.

Допущенные нарушения закона кассационной инстанцией признаны существенными, влекущими отмену приговора, по основаниям, изложенным в ст. 397 УПК РФ.

 

Наказание в виде исправительных работ назначается только осужденным, не имеющим основного места работы (ст. 50 УК РФ)

 

Б. приговором Шебекинского районного суда осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 131 ч. 1, 162 ч. 3 УК РФ к лишению свободы, а по ст. 139 ч. 1 УК РФ к исправительным работам.

В кассационной жалобе осужденный просил приговор изменить и снизить назначенное наказание.

Приговор судебной коллегией по уголовным делам областного суда отменен вследствие существенного нарушения норм материального и процессуального права.

По смыслу уголовного закона (ст. 50 УК РФ) наказание в виде исправительных работ назначается осужденным, не имеющим основного места работы.

Согласно приговору Б. работал разнорабочим в ООО "Агропромснаб".

Несмотря на это обстоятельство, суд назначил осужденному по ст. 139 ч. 1 УК РФ наказание в виде исправительных работ, то есть неправильно применил уголовный закон.

В нарушении требований ст. 421 УПК РФ по делу не установлены условия жизни и воспитания несовершеннолетнего осужденного.

Из протокола судебного заседания следует, что в ходе судебного разбирательства данные о личности несовершеннолетнего Б. практически не представлялись на исследование.

В частности, не были исследованы обстоятельства о его месте работы, сведения о характеризующих данных по месту работы, о заработной плате, о лишении родительских прав его матери.

Решая вопрос о назначении осужденному наказания, суд сослался в приговоре на неисследованные в судебном заседании доказательства.

Кассационная инстанция признала допущенные судом нарушения закона приговора существенными и отменила приговор с направлением дела на новое рассмотрение.

 

При наличии в уголовном деле явки с повинной суд, обсуждая вопросы наказания, обязан принять решение о признании данного обстоятельства, смягчающим наказание или о непризнании его таковым (ст. 61 УК РФ)

 

Г. приговором Белгородского районного суда осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ к лишению свободы.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил приговор изменить и признать обстоятельством, смягчающим назначенное наказание осужденного, явку с повинной.

Основанием для изменения приговора послужило следующее обстоятельство.

В материалах уголовного дела имеется явка с повинной Г., из которой следует, что он добровольно обратился с ней к органам предварительного следствия и сообщил о совершенном им умышленном преступлении.

По смыслу статьи 142 УПК РФ под явкой с повинной понимается такое заявление гражданина, которое касается, преступления, ранее не известного правоохранительным органам, или же преступления известного, но не раскрытого.

Явка с повинной уголовным законом (ст. 61 УК РФ) отнесена к обстоятельствам, смягчающим наказание.

В соответствии со ст. 299 УПК РФ при постановлении приговора суд в совещательной комнате обязан разрешить вопрос: имеются ли по уголовному делу обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание, и изложить мотивы принятого решения в приговоре.

Несмотря на наличие в деле явки с повинной, суд в приговоре не принял решения о признании ее в качестве обстоятельства, смягчающего наказание или непризнании ее таковой, чем не выполнил требования закона.

С учетом материалов дела, кассационная инстанция приговор изменила и признала в качестве обстоятельства, смягчающего наказание Г., явку с повинной, и снизила назначенное наказание.

 

При принятии решения об условном осуждении лица, совершившего два и более преступления такое решение принимается не за каждое преступление, а при окончательном назначении наказания по совокупности преступлений (ст. 73 УК РФ)

 

Ч. приговором Новооскольского районного суда осужден по ст. 115 ч. 2 УК РФ к лишению свободы с применением ст. 73 УК РФ условно, по ст. 116 ч. 2 УК РФ к лишению свободы с применением ст. 73 УК РФ условно.

На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ окончательно назначено наказание в виде лишения свободы условно с испытательным сроком.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил приговор отменить ввиду неправильного применения закона.

Приговор отменен по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 73 УК РФ и разъяснениями, содержащимися в п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 года "О практике назначения судами уголовного наказания", если суд придет к выводу об условном осуждении лица, совершившего два и более преступления, то такое решение принимается не за каждое преступление, а при окончательном назначении наказания по совокупности преступлений.

Как видно из резолютивной части приговора суд, в нарушение указанного требования закона, применил условное осуждение при назначении наказания за каждое преступление, а затем при окончательном назначении наказания по совокупности преступлений неправильно применив, тем самым, уголовный закон.

Кроме того, при постановлении приговора судом не выполнены требования ст. 307 УПК РФ об обязательном изложении в описательной части обвинительного приговора описания преступных деяний Чалого, признанных доказанными с указанием места, времени и способа их совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступлений.

При таких обстоятельствах приговор признан незаконным и необоснованным.

 

Несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до шестнадцати лет преступления небольшой или средней тяжести, назначение наказания в виде лишения свободы уголовным законом не предусмотрено (ч. 6 ст. 88 УК РФ)

 

Д. приговором Валуйского районного суда осужден по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ к лишению свободы условно.

В надзорном представлении прокурор области просил приговор изменить ввиду неправильного применения норм материального права. Президиум областного суда надзорное представление удовлетворил и изменил приговор по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 6 ст. 88 УК РФ наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до шестнадцати лет преступление небольшой или средней тяжести впервые.

При назначении наказания осужденному данное требование закона судом не выполнено.

Приговором суда установлено, что на момент совершения преступления Д. не достиг шестнадцатилетнего возраста, впервые совершил преступление средней тяжести.

При таких обстоятельствах ему не должно быть назначено наказание в виде лишения свободы.

Президиум областного суда приговор изменил и назначил Д. по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ наказание в виде исправительных работ условно.

 

Кража признается совершенной с причинением значительного ущерба гражданину, если стоимость похищенного имущества составляет не менее двух тысяч пятисот рублей (ст. 158 УК РФ)

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода К. осужден по ст. ст. 158 ч. 3, 116, 119 УК РФ.

Он признан виновным в кражах имущества П. и З., совершенной группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданам, в нанесении побоев и угрозе убийством потерпевшей С.

В надзорной жалобе осужденный просил приговор изменить, переквалифицировать его действия и снизить наказание.

Президиум областного суда приговор изменил по следующим основаниям.

Согласно приговору, К. осужден за кражу имущества квартиры П. на общую сумму 9300 рублей, из которого: имущество П. на сумму 7500 рублей и имущество З. - на сумму 1800 рублей.

Действия К. судом квалифицированы как хищение чужого имущества, причинившее потерпевшему значительный материальный ущерб.

В соответствии с примечанием к ст. 158 УК РФ значительный ущерб гражданину определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей.

Стоимость похищенного у З. имущества не превышает 2500 рублей.

При таких обстоятельствах действия К. по факту кражи имущества у З. не могут квалифицированы как причинившие значительный ущерб.

Данный квалифицирующий признак кражи исключен из приговора.

 

Надзорная жалоба адвоката об изменении приговора, уменьшении объема обвинения и размера компенсации морального вреда оставлена без удовлетворения (ст. 264 УК РФ)

 

К.А.В. приговором Яковлевского районного суда осужден по ч. 3 ст. 264 УК РФ к лишению свободы сроком на 6 лет с лишением права управлять транспортным средством сроком на 2 года.

Постановлено взыскать с осужденного в счет компенсации морального вреда в пользу: А. - 10000 рублей; К.Т. - 20000 рублей; С.Н. - 150000 рублей; К.А.К. - 160000 рублей; М.А. - 300000 рублей.

По приговору суда К.А.В. признан виновным в том, что на автомобиле с неисправной тормозной системой и непригодным для эксплуатации задними колесами осуществлял перевозку пятерых пассажиров из п. Ракитное в г. Белгород.

При движении автомобиля произошло разрушение камеры и потеря внутреннего давления в правом заднем колесе, повлекшее утрату курсовой устойчивости с выездом на полосу для движения встречного транспорта, где произошло столкновение с автомобилем ВАЗ - 21083.

В результате преступных действий осужденного пассажиры М.Г., М.В., К.Н. и С.В. погибли, а О. причинены тяжкий вред здоровью.

В надзорной жалобе адвокат просил приговор изменить, исключить из объема обвинения нарушение К.А.В. п. п. 1.4, 8.1, 9.1 Правил дорожного движения, поскольку выезд на полосу встречного движения был не результатом его умышленных действий, а последствием разрушения камеры колеса, уменьшить размер компенсации морального вреда, взысканного с осужденного, так как он не соответствует требованиям справедливости и разумности.

Оставляя надзорную жалобу без удовлетворения, а приговор - без изменения, президиум областного суда указал на следующее.

Выводы суда о виновности К.А.В. в совершении преступления, за которое он осужден, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ и оценка, которым даны в приговоре.

Действия осужденного по ч. 3 ст. 264 УК РФ квалифицированы правильно.

Доводы надзорной жалобы об исключении из объема обвинения нарушения К.А.В. п. п. 1.4, 8.1, 9.1 Правил дорожного движения, поскольку выезд на полосу встречного движения был не результатом его умышленных действий, а последствием разрушения камеры колеса признаны неубедительными и не основанными на материалах уголовного дела.

Из показаний осужденного видно, что при движении автомобиля он услышал хлопок. Транспортное средство потеряло управляемость. Он попытался удержать его на дороге, но не сумел. Автомобиль вынесло на полосу встречного движения, где и произошло столкновение.

При таких обстоятельствах суд обоснованно сделал вывод о том, что общественно опасные последствия дорожно-транспортного происшествия наступили вследствие совокупности допущенных Кардашовым нарушений Правил дорожного движения и требований приложений к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации, а именно: выезда на полосу встречного движения и эксплуатации автомобиля с неисправной тормозной системой, остаточной высотой рисунка протектора шины менее 1,6 мм, эксплуатации автомобиля с шинами, имеющими местные повреждения, обнажающие корд, и эксплуатация автомобиля с установленными на одну ось шинами с различным рисунком протектора, а не только в результате нарушения Правил эксплуатации транспортного средства.

Сумма компенсации морального вреда в пользу потерпевших взыскана с К.А.В. с учетом его семейного положения, характера причиненных потерпевшим физических и нравственных страданий, степени его вины, и соответствует требованиям разумности и справедливости.

С учетом изложенного президиум областного суда приговор оставил без изменения, а надзорную жалобу адвоката - без удовлетворения.

 

Процессуальные вопросы

 

Досудебное производство

 

Право определять может или нет потерпевший самостоятельно воспользоваться своими правами при решении вопроса о возбуждении уголовного дела частного обвинения процессуальным законом отнесено к компетенции прокурора (ст. 20 УПК РФ)

 

Постановлением Октябрьского районного суда жалоба адвоката на постановление прокурора г. Белгорода о возбуждении уголовного дела в отношении Б.М. оставлена без удовлетворения.

Б.М. обвиняется в том, что в баре гостиницы "Южная" г. Белгорода причинил охраннику Б.А. побои из хулиганских побуждений: нанес несколько ударов в голову, давил пальцами в глаза, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 116 УК РФ.

В надзорной жалобе обвиняемый просил постановление суда отменить ввиду нарушения норм процессуального права.

Президиум областного суда оставил жалобу без удовлетворения по следующим основаниям.

В соответствии со ст. ст. 20 и 318 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 116 УК РФ, считаются делами частного обвинения и возбуждаются не иначе, как по жалобе потерпевшего, путем подачи такой жалобы мировому судье соответствующего судебного участка.

Прокурор вправе возбудить уголовное дело частного обвинения и при отсутствии заявления потерпевшего, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами.

При этом постановление прокурора должно быть законным, обоснованным и мотивированным, то есть отвечать требованиям ст. 7 УПК РФ.

Вышеуказанные требования закона прокурором при решении вопроса о возбуждении уголовного дела выполнены.

Как видно из постановления, основанием для принятия прокурором решения о возбуждении уголовного дела частного обвинения послужило то, что потерпевший не может самостоятельно в полном объеме осуществить свое право на поддержание частного обвинения в суде, так как опасается применения насилия со стороны Б.М.

То есть прокурор мотивировал свое решение о возбуждении уголовного дела частного обвинения и оснований для признания его незаконным или необоснованным президиум не находит.

По смыслу ч. 4 ст. 20 УПК РФ, право установления того, может или нет потерпевший воспользовался своими правами, процессуальным законом относится к компетенции прокурора.

Поэтому суд при разрешении жалобы на законность и обоснованность постановления прокурора о возбуждении уголовного дела частного обвинения обоснованно воздержался от выяснения вышеуказанных обстоятельств.

Постановление суда признано законным и обоснованным и оставлено без изменения.

Примечание. По мотивам незаконности возбуждения уголовного дела частного обвинения прокурором в отношении К. оставлены без удовлетворения жалобы потерпевшего М. и его адвоката на постановление Корочанского районного суда.

 

Основанием для возбуждения уголовного дела может служить только наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления (ст. 140 УПК РФ)

 

Постановлением судьи Губкинского городского суда постановление участкового уполномоченного Губкинского ГРОВД об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Р. по ст. ст. 158 и 119 УК РФ оставлено без изменения, а жалоба А. - без удовлетворения.

А. обратилась в Губкинский ГРОВД с заявлением о привлечении к уголовной ответственности Р. за совершение краж из ее квартиры и подвала и угрозу убийством.

По результатам проверки заявления участковый уполномоченный вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которое в ходе проверки его законности и обоснованности оставлено без изменения.

В кассационной жалобе А. просила отменить постановление судьи и удовлетворить ее жалобу о возбуждении уголовного дела в отношении Р. по тем основаниям, что постановление участкового уполномоченного принято без учета данных о личности Р. и не отвечает требованиям закона, при рассмотрении жалобы в суде нарушены ее права.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда, проверив материалы и обсудив доводы жалобы, признала постановление судьи законным и обоснованным.

Из материала об отказе в возбуждении уголовного дела видно, что участковым уполномоченным проверены все изложенные в заявлении А. доводы о совершении Р. краж и угрозы убийством.

В ходе проверки опрашивались соседи А., которые поясняли, что очевидцами высказываний Р. угроз убийством в адрес А. и совершения им краж из квартиры и подвала последней не были, осмотрены квартира и подвал. Запорные устройства и входные двери повреждений не имеют, порядок вещей в жилище и помещении не нарушен.

Р. отрицал факты совершения им преступлений и считает, что А. оговаривает его, поскольку между ними сложились неприязненные отношения.

В судебном заседании А. других оснований для возбуждения уголовного дела, кроме указанных в заявлении, не привела.

Исследовав все представленные материалы, судья обоснованно пришел к выводу о том, что жалоба А. не подлежит удовлетворению, так как достаточных данных, которые бы могли послужить основанием для возбуждения уголовного дела в отношении Р. по ст. ст. 158, 119 УК РФ, не имеется.

Участковым уполномоченным принято законное и обоснованное решение об отказе в возбуждении уголовного дела.

Доводы А. о том, что решение участковым уполномоченным принято без учета данных о личности Р., отрицательно характеризующих его (не работает, злоупотребляет спиртными напитками, неоднократно судим), не основаны на законе.

Согласно ст. 140 УПК РФ, основанием для возбуждения уголовного дела может служить только наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

Данные о личности при отсутствии признаков преступления, по смыслу закона, не могут служить основанием для возбуждения уголовного дела.

Постановление участкового уполномоченного соответствует требованиям ст. 7 УПК РФ.

В нем изложены все обстоятельства, установленные при проверке заявления А., дана оценка и приведены мотивы, на основании которых принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела.

Не нашли своего подтверждения и доводы жалобы А. о том, что в судебном заседании ей не была предоставлена возможность обосновать свою жалобу, чем по ее мнению, нарушены гарантированные процессуальным законом права.

Как видно из протокола судебного заседания, проверяя законность и обоснованность жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ, судья после разъяснения участникам прав и обязанностей предоставил А. возможность обосновать жалобу. Она этим правом воспользовалась, давая показания суду.

Предоставлялась ей возможность выступить с репликой.

Указанные обстоятельства не свидетельствуют о нарушении судом гарантированных законом прав А.

С учетом изложенного, кассационная инстанция признала постановление судьи законным и обоснованным, а жалобу А. - не подлежащей удовлетворению.

 

Судебное производство

 

Приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании (ст. 240 УПК РФ)

 

З. приговором Свердловского районного суда г. Белгорода осужден по ст. 159 ч. 3 УК РФ к лишению свободы.

В кассационных жалобах защитники осужденного просили приговор отменить, так как он основан на доказательствах, которые не были предметом исследования в судебном заседании, протокол судебного заседания не отражает действительный процесс разбирательства.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда отменила приговор вследствие допущенного существенного нарушения процессуального закона по следующим основаниям.

Статьей 240 УПК РФ предусмотрено, что приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

При постановлении приговора данные требования процессуального закона нарушены.

Сопоставление текста приговора с текстом, содержащимся в протоколе судебного заседания, свидетельствует о том, что доказательства вины осужденного, изложенные в приговоре, по своему размеру значительно превышают объем и содержание доказательств, изложенных в протоколе судебного заседания.

В частности, в показаниях подсудимого З., изложенных в приговоре, содержаться сведения о сообщении им потерпевшей о трех возможных формах приобретения недвижимости, о его разговорах с Я. об участии в торгах Ш., указания конкретных адресов объектов недвижимости, мест встреч с потерпевшей и риэлторами.

В протоколе судебного заседания показания осужденного об указанных обстоятельствах отсутствуют.

Показания потерпевшей Я., приведенные в приговоре, также не соответствуют объему и содержанию ее показаний в протоколе судебного заседания.

Таким образом, выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, что в соответствии со ст. 380 УПК РФ является основанием для отмены приговора.

 

Отказ прокурора от обвинения в порядке, установленном частью седьмой ст. 246 УПК РФ, является для суда обязательным и влечет прекращение уголовного дела (ст. 239 УПК РФ)

 

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода З. и Т. осуждены по ст. ст. 162 ч. 2, 162 ч. 4 п. "в", 163 ч. 3 п. "а", 112 ч. 2 п. п. "в", "г" УК РФ к лишению свободы.

Они признаны виновными в совершении разбоя, то есть нападении в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, и с угрозой применения такого насилия, совершенного группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, вымогательства с угрозой применения насилия группой лиц по предварительному сговору, умышленного причинения средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека, группой лиц по предварительному сговору.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил приговор изменить и исключить из него квалифицирующий признак ст. ст. 163 ч. 3, 112 ч. 2 УК РФ - "совершение преступления группой лиц по предварительному сговору" в связи с отказом прокурора от обвинения.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда приговор изменила по следующим основаниям.

В соответствии со ст. ст. 21, 246 УПК РФ, обязанность уголовного преследования от имени государства по уголовным делам и формулирование обвинения законом, возложены на прокурора.

Если в ходе судебного разбирательства прокурор придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа.

Полный или частичный отказ от обвинения влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой ст. 24 и пунктами 1 и 2 части первой ст. 27 УПК РФ.

Как видно из протокола судебного заседания в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель просил исключить из обвинения З. и Т. по ст. ст. 163 ч. 3 п. "а" и ст. 112 ч. 2 п. п. "в", "г" УК РФ квалифицирующий признак "совершение преступления группой лиц по предварительному сговору" в связи с отказом от обвинения по указанным квалифицирующим признакам.

Несмотря на это, суд, в нарушение требований ст. 239 УПК РФ, не только не вынес решения о прекращении уголовного дела в части, а наоборот, признал З. и Т. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 163 ч. 3 п. "а", 112 ч. 2 п. п. "в", "г" УК РФ, группой лиц по предварительному сговору.

С учетом изложенного, кассационная инстанция приговор изменила и исключила квалифицирующий признак ст. ст. 163 ч. 3 п. "а", 112 ч. 2 п. п. "в", "г" УК РФ - совершение преступления группой лиц по предварительному сговору.

 

Изменение обвинения в суде должно быть мотивировано в приговоре (ст. 307 УПК РФ)

 

По приговору Яковлевского районного суда Б. осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ к лишению свободы.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил приговор изменить и исключить из него признание в качестве обстоятельства, отягчающего наказание осужденного, рецидив преступлений и назначить отбывание наказания в исправительной колонии строгого режима.

Проверив материалы дела, судебная коллегия областного суда приняла решение об отмене приговора ввиду существенного нарушения уголовно-процессуального закона.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ и разъяснениями постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 года "О судебном приговоре" описательно-мотивировочная часть приговора должна содержать мотивированные выводы суда относительно квалификации преступления по той или иной статье уголовного закона, его части либо пункту.

Признавая подсудимого виновным в совершении преступления по признакам, относящимся к оценочным категориям (тяжкие или особо тяжкие, ущерб, вред и другие) суд не должен ограничиваться ссылкой на соответствующий признак, а обязан привести в мотивировочной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака.

Всякое изменение обвинения в суде должно быть мотивировано в приговоре.

Данное требование закона судом не выполнено.

Согласно постановлению о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительному заключению Б. предъявлено обвинение в том, что он в ходе ссоры нанес Г. не менее 12 ударов руками в область головы, туловища, конечностей и причинил телесные повреждения. Смерть потерпевшего наступила от травматического шока.

В описательной части приговора суд признал виновным Б. в умышленном нанесении Г. не менее 1 удара рукой в лицо и 4 ударов рукой в грудь, с последующим падением потерпевшего на тупые твердые предметы обстановки в комнате и причинением в общем не менее 12 травматических воздействий.

Квалифицируя действия осужденного по ч. 4 ст. 111 УК РФ, суд в приговоре не привел мотивы, на основании которых пришел к выводу о наличии указанного состава преступления.

Указывая о наличии прямого умысла у Б. на причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью, суд в подтверждение вывода сослался на причинение Г. не менее 12 травматических воздействий в жизненно важный орган - грудную клетку с достаточной силой.

Таким образом, выводы, изложенные в описательной части приговора, содержат существенные противоречия, которые могли повлиять на правильность применения закона.

Допущенное нарушение закона признано существенным, влекущим в силу ст. 380 УПК РФ отмену приговора.

 

При разрешении гражданского иска в уголовном деле вред, причиненный источником повышенной опасности, возмещается его владельцем (ст. 309 УПК РФ)

 

Ж. приговором Ровеньского районного суда осужден по ч. 2 ст. 264 УК РФ к лишению свободы с лишением права управлять транспортным средством.

Постановлено взыскать с Ж. в пользу Г. компенсацию морального вреда в сумме 80000 рублей и с ОАО ТП "Ровеньское" в пользу потерпевшей материальный ущерб в сумме 42449 руб. 20 коп.

В надзорной жалобе потерпевшая просила приговор в части гражданского иска отменить ввиду существенного нарушения норм материального права.

Отменяя приговор в части гражданского иска о возмещении затрат и морального вреда президиум областного суда отметил следующее.

В соответствии со ст. ст. 307, 309 УПК РФ в описательно-мотивировочной части приговора суд должен привести мотивы, обосновывающие полное или частичное удовлетворение гражданского иска, либо отказа в его удовлетворении.

Это требование закона не выполнено.

Потерпевшая Г. в исковом заявлении просила взыскать с ОАО ТП "Ровеньское" материальный ущерб в сумме 78641 рубль: расходы на похороны и поминки - 23074 рубля; стоимость велосипеда - 1800 рублей; расходы на поминки 40 дней - 13539 рублей; расходы на оплату услуг адвоката на предварительном следствии - 3000 рублей, расходы на памятник - 32054 рублей; расходы на оплату услуг адвоката в судебном заседании - 5000 рублей; расходы на изготовление ксерокопий - 174 рубля.

Гражданский иск судом удовлетворен частично. С ОАО ТП "Ровеньское" в пользу потерпевшей взыскано 42449 рублей 20 копеек.

Взыскивая в счет возмещения расходов на установление памятника 13200 рублей, вместо заявленного требования в 32054 рубля, суд свое решение в приговоре ничем не мотивировал.

Допущена судом ошибка и при решении вопроса о возмещении морального вреда с Ж.

Согласно ст. 1079 ГК РФ, вред, причиненный источником повышенной опасности, возмещается его владельцем.

Материалами дела установлено и признано судом в приговоре, что владельцем автомобиля КАМАЗ, при управлении которым осужденный допустил нарушение Правил дорожного движения, повлекшее наезд на потерпевшую Д. и смерть последней, является ОАО ТП "Ровеньское".

Следовательно, компенсация морального вреда подлежит взысканию с ОАО ТП "Ровеньское", а не с водителя Ж., состоявшего в трудовых отношениях с указанной организацией.

С учетом изложенного, приговор в части гражданского иска о возмещении затрат на установление памятника и в части требований возмещения морального вреда отменен с направлением на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

 

Постановление отменено вследствие нарушения судом установленного законом порядка производства по уголовному делу (ст. 365 УПК РФ)

 

Постановлением Октябрьского районного суда уголовное дело по обвинению Н. в совершении преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ прекращено в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

В кассационной жалобе потерпевший С. просил отменить постановление, ссылаясь на то, что Н. уклонялся от следствия и суда, поэтому срок давности привлечения к уголовной ответственности прерывался и на момент принятия решения не истек.

Отменяя постановление, судебная коллегия по уголовным делам областного суда указала на следующее.

Уголовное дело по обвинению Н. в совершении преступления, предусмотренного ст. 213 ч. 1 УК РФ, рассмотрено по 1 инстанции мировым судьей с вынесением постановления о прекращении уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Судом апелляционной инстанции постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба потерпевшей - без удовлетворения.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда постановление Октябрьского районного суда г. Белгорода отменено и дело направлено на новое апелляционное рассмотрение.

В соответствии со ст. 365 УПК РФ производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции осуществляется в порядке, установленном главами 35 - 39 УПК РФ, с изъятиями, предусмотренными главой 44 УПК РФ.

В нарушение установленного законом порядка производства по уголовному делу, суд не рассмотрел в судебном заседании апелляционную жалобу потерпевшей.

Уголовное дело им рассмотрено в общем порядке, предусматривающем рассмотрение дел по 1 инстанции, что повлекло за собой нарушение гарантированных законом прав участников судопроизводства.

Нарушение процедуры судопроизводства признано существенным нарушением уголовно-процессуального закона (ст. 381 УПК РФ), влекущем отмену постановления.

 

Назначенное подсудимому наказание должно быть справедливым, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного

 

Неисполнение этого требования закона повлекло отмену приговора (ст. 383 УПК РФ).

По приговору Старооскольского городского суда В. осуждена по ст. 228 ч. 2 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года.

Она признана виновной в незаконном приобретении и перевозке наркотического средства (героина общей массой 21, 126 грамм) без цели сбыта, в особо крупном размере.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил отменить приговор вследствие его несправедливости, выразившейся в назначении чрезмерно мягкого наказания.

Судебная коллегия по уголовным делам, отменяя приговор, указала следующее.

Согласно ст. 6 УК РФ, наказание, применяемое к лицу, совершившему преступление, должно быть справедливым, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

При учете характера и степени общественной опасности преступления, как разъяснено в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 года "О практике назначения судами уголовного наказания", надлежит исходить из того, что характер общественной опасности преступления зависит от установленных судом объекта посягательства, формы вины и отнесения Уголовным кодексом преступного деяния к соответствующей категории преступления, а степень общественной опасности определяется обстоятельствами содеянного (степенью осуществления преступного намерения способом совершения преступления, размером вреда или тяжестью наступивших последствий и т.д.).

Эти требования закона судом не выполнены.

В обоснование решения о назначении В. наказания с применением ст. 64 УК РФ, то есть ниже низшего предела, предусмотренного санкцией ч. 2 ст. 228 УК РФ, суд сослался в приговоре на смягчающие по его мнению, наказания обстоятельства: ранее не привлекалась к уголовной и административной ответственности; занимается общественно полезной деятельностью; имеет на иждивении несовершеннолетнего ребенка; в содеянном раскаялась; страдает рядом заболеваний и нуждается в лечении.

Такой вывод не основан на законе и исследованных в судебном заседании доказательствах.

Приговором суда В. осуждена за совершение умышленного тяжкого преступления, направленного против здоровья населения - незаконно приобрела и перевозила наркотическое средство - героин в особо крупном размере, преступление пресечено в ходе проведения сотрудниками наркоконтроля оперативно-розыскного мероприятия.

Ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании не назвала источник приобретения наркотического средства и лиц, причастных к его сбыту.

Совершение осужденной преступления впервые не может быть признано в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, поскольку по смыслу ст. 61 УК РФ указанное обстоятельство признается смягчающим только при совершении преступления небольшой тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств, а не умышленного тяжкого преступления.

При таких обстоятельствах назначенное В. наказание кассационной инстанцией признано несправедливым, то есть несоответствующим тяжести преступления и личности осужденной, вследствие чрезмерной мягкости.

На основании ст. 383 УПК РФ, приговор отменен, а дело направлено на новое судебное рассмотрение.

 

Рассматривая уголовное дело в кассационном порядке, суд при наличии оснований, предусмотренных УПК РФ, отменяет обвинительный приговор и прекращает уголовное дело (ст. 384 УПК РФ)

 

Приговором Яковлевского районного суда Н. осужден по ст. 264 ч. 1 УК РФ.

В кассационной жалобе осужденный просил приговор отменить, а дело производством прекратить.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда приговор отменила, а производство по делу прекратила за примирением сторон по следующим основаниям.

Согласно ч. 2 ст. 239 УПК РФ, судья может прекратить дело при наличии оснований, предусмотренных ст. 25 УПК РФ по ходатайству одной из сторон.

Указанное требование нормы процессуального закона не выполнено.

Как видно из протокола судебного заседания, в ходе судебного разбирательства уголовного дела по обвинению Н. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ, защитником заявлено ходатайство о прекращении дела за примирением сторон, поскольку между потерпевшим и обвиняемым состоялось примирение.

В нарушение требований ст. ст. 121, 122 и 256 УПК РФ, предусматривающих рассмотрение и разрешение ходатайств непосредственно после их заявлений с обязательным вынесением определения, судом заявленное ходатайство не рассмотрено и решение по нему не принято, чем нарушены гарантированные законом права подсудимого.

В кассационной инстанции потерпевшая Б. вновь заявила письменное ходатайство о прекращении уголовного дела в отношении Н. в связи с примирением и заглаживанием им вреда.

Н. согласен с прекращением уголовного дела по этому основанию.

Рассматривая уголовное дело в кассационном порядке, суд в соответствии со ст. 384 УПК РФ отменяет обвинительный приговор и прекращает уголовное дело при наличии оснований, предусмотренных настоящим кодексом.

Статья 25 УПК РФ предоставляет суду право на основании заявления потерпевшего прекратить уголовное дело в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести в случаях, предусмотренных ст. 76 УК РФ, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

Поскольку Н. впервые совершил преступление небольшой тяжести, примирился с потерпевшим и загладил причиненный ему вред, кассационная инстанция приговор отменила, и производство по делу прекратила в связи с примирением сторон.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь