Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОБЗОР КАССАЦИОННОЙ ПРАКТИКИ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ САМАРСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ЗА ИЮЛЬ-СЕНТЯБРЬ 2004 ГОДА

 

1. Постановление районного суда отменено, так как жалоба гражданина на действия следственных органов по существу рассмотрена не была.

(Извлечение из определения судебной коллегии по уголовным делам от 20.07.2004)

 

Постановлением Самарского районного суда г. Самары Ж. отказано в удовлетворении жалобы на бездействие следственного управления прокуратуры Самарской области.

Судебная коллегия по уголовным делам постановлением отменила, указав следующее.

Как видно из материалов дела Ж. неоднократно обращалась с жалобами на постановление Нефтегорской межрайонной прокуратуры Самарской области об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц Нефтегорского райисполкома и НГДУ "Богатовнефть" за отсутствием в их действиях состава преступления. Законность постановления об отказе в возбуждении уголовного дела проверялась Нефтегорским районным судом и судебной коллегией по уголовным делам Самарского областного суда, а также прокуратурой Самарской области и оно ими оставлено без изменения.

Между тем, Ж. не согласилась с результатами данных проверок и, в частности, с выводами прокуратуры Самарской области и обжаловала их в суд.

Однако Самарский районный суд жалобу Ж. по существу не рассмотрел, а проверил только ее жалобу в части законности и обоснованности постановления Нефтегорской межрайонной прокуратуры от об отказе в возбуждении уголовного дела, законность которого уже проверялась судебными инстанциями.

При таких обстоятельствах постановление судьи нельзя признать законным и обоснованным.

Постановление суда отменено, дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд, но в ином составе судей.

 

2. Суд в нарушение требований закона, прекратил уголовное дело и уголовное преследование по реабилитирующему основанию без исследования собранных по делу доказательств.

(Извлечение из определения судебной коллегии по уголовным делам от 20.08.2004)

 

Постановлением Волжского районного суда Самарской области от 08.07.2004 уголовное дело в отношении Л. прекращено на основании ст. 27 ч. 1 п. 1 УПК РФ в связи с непричастностью его к совершению преступления, предусмотренного ст. 264 ч. 2 УК РФ, одновременно удовлетворено ходатайство адвоката об исключении доказательств.

Судебная коллегия по уголовным делам постановлением отменила, указав следующее.

08.07.2004 по делу было проведено предварительное слушание, в ходе которого рассмотрено и удовлетворено ходатайство адвоката о признании недопустимыми и исключении всех доказательств полученных по истечении сроков предварительного следствия, уголовное дело прекращено.

В соответствии с ч. 1 ст. 239 УПК РФ прекращение судом уголовного дела в ходе предварительного слушания допускается лишь в случаях, предусмотренных пунктами 3-6 части первой, частью второй ст. 24 и пунктами 3-6 части первой ст. 27 УПК РФ.

Суд в нарушение этих требований закона прекратил уголовное дело и уголовное преследование в отношении Л. на основании п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ тогда как в этом случае согласно ст. 302 ч. 8 УПК РФ суд продолжает расследование дела в обычном порядке и выносит оправдательный приговор.

Таким образом, суд вышел за пределы предоставленных законом полномочий, прекратив уголовное дело и уголовное преследование по реабилитирующему основанию без исследования собранных по делу доказательств, которые признал недопустимыми преждевременно.

Постановление суда отменено, дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд на новое рассмотрение со стадии назначения предварительного слушания.

 

3. Постановление суда о признании незаконным постановления прокурора об отмене постановления следователя СУ при УВД о прекращении уголовного отменено как необоснованное.

(Извлечение из определения судебной коллегии по уголовным делам от 14.09.2004)

 

Постановлением Автозаводского районного суда г. Тольятти от 09.08.2004 постановление прокурора г. Тольятти от 01.07.2004 об отмене постановления следователя СУ при УВД Автозаводского района гор. Тольятти о прекращении уголовного дела в отношении Е. по ст. 159 ч. 2 УК РФ признано незаконным и необоснованным.

Судебная коллегия по уголовным делам Самарского областного суда рассмотрев кассационное представление государственного обвинителя об отмене постановления суда ввиду его необоснованности представление прокурора удовлетворила, указав следующее.

В соответствии с ч. 1 ст. 214 УПК РФ, признав постановление следователя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования незаконным или необоснованным, прокурор отменяет его и возобновляет производство по уголовному делу.

Отменяя постановление следователя о прекращении уголовного дела, прокурор действовал в пределах своих полномочий, уголовно-процессуальный закон при этом нарушен не был.

Ссылка суда на то, что в постановлении прокурора не указано, какие следственные действия предложено выполнить следователю, является необоснованной, поскольку перечень необходимых следственных действий зафиксирован в Указаниях о производстве отдельных следственных действий, приобщенных к материалам уголовного дела.

Следователем не выполнены указания прокурора в полном объеме, что нельзя признать законным.

Доводы представления о необходимости и обязательности выполнения следователем Указаний вышестоящего прокурора заслуживает внимания.

При таких обстоятельствах обоснованность постановления суда вызывает сомнение.

Постановление Автозаводского районного суда гор. Тольятти от 09.08.2004 в отношении Е. отменено, производство по делу прекращено.

 

4. Приговор изменен, поскольку суд неверно определил вид исправительного учреждения, усмотрев в действиях Т. наличие особо-опасного рецидива.

(Извлечение из кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам от 14.09.2004)

 

Т., судимый:

- 23.03.2001 по ст. 158 ч. 1 УК РФ к 1 г  6 м лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год;

- 22.08.2001 по ст. 158 ч. 2 п."в" УК РФ, ст. 70 УК РФ к 3 г. 6 м лишения свободы;

- 15.10.2001 по ст. 30, 158 ч. 2 п. "в, г", 69 ч. 5 УК РФ к 4 г лишения свободы, освобожден 03.07.2003 УДО на 1 год 10 м 12 дней осужден по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы.

В силу ст. 70, 79 УК РФ присоединено частично не отбытое наказание по приговору Волжского районного суда Самарской области от 15.10.2001 и окончательно к отбытию определено 2 года 8 месяцев лишения свободы с содержанием в ИК особого режима.

В кассационном представлении прокурор просил исключить из приговора ссылку суда на наличие в действиях особо-опасного рецидива и назначить Т. для отбытия ИК строгого режима.

Проверив материалы дела, судебная коллегия считает, что суд назначил наказание в минимальных пределах с учетом в том числе и неотбытого наказания.

В то же время приговор изменен в части определения вида колонии, поскольку суд необоснованно назначил Т. для отбывания лишения свободы колонию особого режима, усмотрев в его действиях наличие особо-опасного рецидива. В то время как в его действиях имеется лишь опасный рецидив, поскольку Т. осужден к реальному лишению свободы за совершение тяжкого преступления и имеет одну судимость по двум приговорам за тяжкие преступления, наказание за которые сложено по правилам ст. 69 ч. 5 УК РФ, а первая судимость по ст. 158 ч. 1 УК РФ не учитывается при признании рецидива в силу ст. 18 ч. 4 п. "а" УК РФ. При таких обстоятельствах Т. должен отбывать наказание в ИК строгого режима.

Представление прокурора удовлетворено, приговор Волжского районного суда изменен: исключено указание суда о наличии в действиях Т. особо опасного рецидива и определена ИК строгого режима вместо особого.

 

5. Пересматривая приговор, суд переквалифицировал действия осужденного со ст.ст. 228 ч. 3 п. "а, в", 228 ч. 4 на ст. 30 ч. 3 ст. 228 ч. 3 п "А,В" УК РФ, но не исключил из резолютивной части приговора указание о назначении наказания по правилам ст. 69 ч. 3 и ст. 70 УК РФ

(Извлечение из кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам от 14.09.04)

 

Приговором Волжского районного суда С. осужден по ст. 228 ч. 3 п. "а, в" УК РФ к 5 годам лишения свободы, по ст. 228 ч. 4 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ назначено 8 лет лишения свободы с конфискацией имущества. На основании ст. 70 УК РФ присоединено частично наказание по приговору от 19.11.98 и окончательно назначено 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества в ИК строгого режима.

Федеральным законом РФ от 08.12.03 внесены изменения, улучшающие положение осужденного в связи с введением в действие новой таблицы разовых доз наркотических средств, начиная с 12 мая 2004 года, поэтому судья, пересматривая приговор в порядке ст. 10 УК РФ, исключил из приговора ссылку на конфискацию имущества, которая утратила силу, и переквалифицировал действия Салтанова на ст. 30 ч. 3, - 228 ч. 3 п. "а, в" УК РФ со снижением наказания до 7 лет 6 месяцев лишения свободы в ИК общего режима.

В кассационной жалобе осужденный С. просит смягчить ему наказание.

Проверив материалы дела, судебная коллегия указала следующее.

Приговором суда С. признан виновным в незаконном приобретении и хранении с целью сбыта опия приблизительно 20 грамм, что является особо крупным размером и в сбыте опия в крупном размере массой 0,25 гр. и 0,49 гр, опий массой 15,64 гр. был изъят у С.

По новому закону крупным размером является опий массой более 5 гр, а особо крупным - более 25 грамм, новый закон не предусматривает такого квалифицирующего признака, как приобретение и хранение с целью сбыта наркотических средств, однако сами эти действия не декриминализированы, они представляют собой приготовление либо покушение на сбыт в зависимости от обстоятельств дела.

Поскольку С. приобрел и хранил с целью сбыта опий в крупном размере, но сбыл совместно со своей женой по предварительному сговору группой лиц незначительное количество опия. Следовательно, не сумел реализовать свой умысел на сбыт опия в крупном размере. Суд пришел к обоснованному выводу о том, что он совершил покушение на сбыт наркотических средств в крупном размере и правильно переквалифицировал все его действия со ст. ст. 228 ч. 3 п. "а, в" и ст. 228 ч. 4 УК РФ на ст. 30 ч. 3, 228 ч. 3 п. "а, в" УК РФ снизив наказание с 8 лет лишения свободы до 7 лет 6 месяцев лишения свободы в силу ст. 66 УК РФ, в связи с чем доводы осужденного о том, что суд ухудшил его положение, являются несостоятельными, тем более, что суд смягчил ему и режим отбывания наказания со строгого на общий, освободив С. также и от наказания по ст. 228 ч. 1 УК РФ по приговору от 19.11.1998, однако не указал об этом в резолютивной части постановления, поэтому оно подлежит уточнению.

Постановление Волжского районного суда оставлено без изменения, уточнена его резолютивную часть указанием об освобождении С. от наказания по приговору от 19.11.1998, а из приговора от 26.07.1999 исключено указание о назначении наказания по правилам ст. 69 ч. 3 и ст. 70 УК РФ.

 

6. Поскольку действия, за которые Д. был ранее судим, декриминализированы, его следует считать несудимым, в связи с чем он должен отбывать наказание в ИК общего режима, как лицо, впервые осужденное за тяжкое преступление.

(Извлечение из кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам от 28.09.2004)

 

Д., не судимый в силу ст. 86 УК РФ, осужден по ст. 228-1 ч. 1 УК РФ по двум эпизодам на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно к 5 годам лишения свободы с содержанием в ИК строгого режима.

Проверив материалы дела по жалобе осужденного, судебная коллегия указала следующее.

Действия Д. правильно квалифицированы по ст. 228-1 ч. 1 УК РФ по обоим эпизодам сбыта. Наказание за каждое преступление назначено минимальное с учетом всех обстоятельств по делу, оснований для применения ст. 64 либо ст. 73 УК РФ в материалах дела не найдено, каких-либо нарушений УПК РФ, влекущих отмену приговора, о чем просит осужденный, не имеется.

В то же время приговор подлежит изменению в части назначения вида колонии.

Как видно из копий приговоров от 30.05.2001, 12.12.2001 Д. был судим за приобретение и хранение без цели сбыта, героина массой 0,08 гр. и 0,2 гр., что не превышает разовую дозу в 10 раз, как требует закон, действующий с 12.05.2004, и в силу ст. 10 УК РФ, имеющий обратную силу.

Поскольку действия, за которые Д. был ранее судим, декриминализированы, его следует считать несудимым, в связи с чем он должен отбывать наказание в ИК общего режима, как лицо впервые осужденное за тяжкое преступление, в соответствии со ст. 58 ч. 1 п. "б" УК РФ, так как в силу ст. 86 ч. 6 УК РФ снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью.

Судебная коллегия приговор Куйбышевского районного суда г. Самары от 18 августа 2004 года в отношении Д. изменила в части вида исправительного учреждения, определив ему для отбывания лишения свободы ИК общего режима, вместо ИК строгого режима, исключена из приговора ссылки на судимости от 30.05.2001 и от 12.12.2001 ввиду декриминализации.

 

7. Действия К. верно квалифицированы как покушение на мошенничество, а не приготовление к мошенничеству, однако из приговора исключено осуждение К. по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ, поскольку имел место эксцесс исполнителя.

(Извлечение из кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам от 30.07.2004)

 

Приговором Куйбышевского районного суда от 11.05.2004 осуждены К. и Ш. по ст. ст. 161 ч. 2 п. "а, г", 30 ч. 3 - 159 ч. 2 УК РФ. По делу также осужден Л., в отношении которого приговор не обжаловался и не опротестовывался.

В кассационном представлении прокурор просил отменить приговор в части осуждения Ш. и К. по ст. 30 ч. 3- 159 ч. 2 УК РФ, ссылаясь на то, что они совершили не покушение, а приготовление к мошенничеству, просил исключить также ссылку на погашенную судимость К. по ст. 228 ч. 1 УК РФ.

Осужденный К. в кассационной жалобе просил проверить законность и обоснованность приговора, ссылаясь на свою невиновность, а также на суровость наказания за незначительные действия.

Проверив материалы дела, судебная коллегия указала, что суд обоснованно признал Ш. и К. виновными в совершении действий, указанных в приговоре и дал им правильную юридическую оценку по ст. 30 ч. 3, ст. 159 ч. 2 УК РФ.

Как видно из показаний матери Ш., она сдавала квартиру Н., с которой брала деньги. У них была договоренность не давать деньги Ш., который знал об этом, как видно из его показаний. Ш. нужны были деньги, поэтому он написал записку от имени матери, в которой просил отдать деньги племяннику, и передал эту записку К., который обманул Н., представившись племянником Ш. и сообщил ей, что последняя находится в больнице.

Как видно из показаний Н., она позвонила в больницу, но Ш. там не оказалось, поэтому она не дала деньги К.

При таких обстоятельствах действия К. правильно квалифицированы как покушение на мошенничество, а не приготовление к мошенничеству, поскольку К. и Ш. не только приготовили записку, но К. во исполнение преступного сговора уже совершил действия, направленные на выполнение объективной стороны, предъявив записку Н. с требованием передачи денег. То обстоятельство, что Н. не передала деньги К., свидетельствует лишь о том, что умысел осужденных не был доведен до конца по независящим от них обстоятельствам, то есть они совершили покушение на завладение чужими деньгами путем обмана. Оснований для переквалификации их действий на приготовление к мошенничеству и прекращению дела в этой части, не имеется.

Как видно из показаний Ш., Л. и К., они договорились заранее ограбить продавца магазина ООО "Панимаскин" и с этой целью ножичком К. сделали прорези для глаз в вязаных шапочках, которые одели на лицо. Втроем они вошли в магазин, где К. и Л. перепрыгнули через барную стойку к продавцу Р.Л., применяя к ней насилие, взял 600 рублей денег, а К. - два блока сигарет, после чего вместе с Ш. они убежали из магазина, распорядившись похищенным.

Эти показания осужденных подтвердили в суде свидетели, а также допрошенная на предварительном следствии продавец, Р., у которой согласно заключению судебно-медицинской экспертизы обнаружены кровоподтеки, не повлекшие вреда здоровью в области поясницы и левого предплечья.

При таких обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины К. в грабеже, совершенном по предварительному сговору группой лиц, что же касается применения насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшей Р., то суд не установил наличия предварительной договоренности между К., Л. и Ш. на применение к потерпевшей насилия при завладении имуществом, в связи с чем К. и Ш. не могут нести ответственность за действия Л., которые охватывались их умыслом, т.е. они не несут ответственности за эксцесс исполнителя. Поэтому из приговора следует исключить осуждение К. и Ш. по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Судебная коллегия приговор в отношении Ш. и К. изменила и исключила из приговора осуждение К. и Ш. по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ.

 

8. При пересмотре приговора суд правильно установил, что все эпизоды краж в период с 11.09.1998 по 03.10.98 предусмотрены одной частью 3 ст. 158 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 08.12.2003), однако не применил ст. 17 УК РФ, действовавшую на момент совершения преступления.

(Извлечение из кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам от 03.09.2004)

 

Приговором Центрального районного суда г. Тольятти от 01.06.1999 С. осужден по ст. 226 ч. 1; 222 ч. 1; 228 ч. 1; 158 ч. 2 п. "б, в, г"; 158 ч. 3 п. "б"; 69 ч. 3 УК РФ к 6 годам лишения свободы в ИК общего режима.

Пересматривая приговор в порядке ст. 10 УК РФ по ходатайству осужденного, судья освободил С. от наказания по ст. 228 ч. 1 УК РФ ввиду декриминализации его действий. Исключил ссылку на квалифицирующие признаки "неоднократность", "крупный ущерб" и "с причинением значительного ущерба на сумму 2000 рублей" и все кражи квалифицировал по ст. 158 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 08.12.2003) по признакам незаконного проникновения в жилище и причинения значительного ущерба гражданам.

Проверив материалы дела, судебная коллегия указала следующее.

Федеральным законом РФ от 28.07.2004 в УК РФ внесены изменения, согласно которых из ст. 222 ч. 1 УК РФ исключена уголовная ответственность за ношение, хранение, перевозку, сбыт, передачу и приобретение гражданского гладкоствольного оружия, его основных частей и боеприпасов к нему. Именно за эти действия С. осужден по ст. 222 ч. 1 УК РФ. В силу ст. 10 УК РФ С. подлежит освобождению от наказания по ст. 222 ч. 1 УК РФ в связи с декриминализацией его действий.

При пересмотре приговора суд установил, что все кражи, совершенные С. в период с 11.09.1998 по 03.10.1998, предусмотрены одной частью и статьей особенной части УК РФ - ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 08.12.2003). Согласно редакции ст. 17 УК РФ, действующей во время совершения преступления, все эти кражи не признавались совокупностью преступлений и наказание поэпизодно в таких случаях не назначалось, поэтому следует считать С. осужденным по всем эпизодам краж по ст. 158 ч. 3 УК РФ.

Судебная коллегия постановление судьи Куйбышевского районного суда г. Самары от 08.08.2004 о пересмотре приговора в порядке ст. 10 УК РФ в отношении С. изменила. Освободила С. от наказания по ст. 222 ч. 1 УК РФ по приговору Центрального районного суда г. Тольятти от 01.06.1999. Посчитала С. осужденным по указанному приговору по ст. ст. 158 ч. 3; 226 ч. 1; 69 ч. 3 УК РФ к 6 годам лишения свободы в ИК общего режима.

 

9. Постановление следователя о возбуждении уголовного дела признано незаконным поскольку отсутствовали достаточные данные, указывающие на признаки преступления и на момент возбуждения дела истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности.

(Извлечение из кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам от 06.08.2004)

 

В кассационном представлении прокурор просил отменить постановление судьи о признании незаконным постановления следователя о возбуждении уголовного дела в отношении Г. и постановления следователя о производстве выемки ввиду необоснованности решения.

Проверив материалы дела, судебная коллегия пришла к выводу, что доводы прокурора неубедительны.

22.03.2004 заместитель прокурора Автозаводского района г. Тольятти, рассмотрев заявление от граждан Б. и Т., возбудил уголовное дело в отношении Г. по ст. 33 - 327 ч. 1,2 и по ст. 159 ч. 3 УК РФ. В постановлении указал, что Г. 05.08.1998 с помощью не установленных лиц сфальсифицировала протокол общего собрания акционеров ЗАО "Ремсбытсервис - Заря", согласно которому 18 акционеров единогласно избрали ее на должность директора, хотя 4 акционера участия в собрании не принимали, и подписи за них поставлены не ими. 31.01.2003, используя незаконно полученное должностное положение директора ООО "РБЗ" и не ставя в известность других учредителей, из корыстных побуждений, продала нежилые помещения, принадлежащие ООО "РБЗ", третьим лицам, введя их в заблуждение относительно своих полномочий. Полученную сумму 100 000 руб. присвоила, обманув других учредителей общества.

Из текста постановления следует, что поводом для возбуждения уголовного дела явились сообщения граждан Б. и Т., датированные 19.03.2004, в которых нет сведений о том, что Г. сфальсифицировала протокол общего собрания акционеров и обманным путем завладела 100 000 рублями и прибылью от сдачи площадей в субаренду.

При таких обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, предусмотренного ст. 33, 327 ч. 1; ст. 159 ч. 3 УК РФ, в действиях Г. на момент возбуждения уголовного дела. Более этого, ст. 327 ч. 1 и 3 УК РФ отнесена законом к категории небольшой тяжести и на момент возбуждения уголовного дела истекли сроки давности привлечения Г. к уголовной ответственности по ст. 327 УК РФ.

Что же касается взаимоотношений между учредителями и акционерами общества, а также деятельности Г. в должности директора ООО " РБЗ", то эти отношения регламентируются нормами гражданского кодекса и гражданско-процессуального кодекса и не требуют вмешательства правоохранительных органов с целью подмены гражданско-правовых отношений уголовно-правовыми.

Постановление судьи Автозаводского районного суда г.Тольятти о признании незаконным постановления следователя о возбуждении уголовного дела и постановления следователя о производстве выемки оставлено без изменения.

 

10. Постановление суда об отмене условного осуждения и объявлении П. в розыск отменено как необоснованное. Суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда. (ст. 380 УПК РФ)

(Извлечение из кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам от 24.09.2004)

 

Приговором суда Самарского гарнизона от 23.06.1998 П. был осужден по ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком два года.

28.08.1998 осужденный был поставлен на учет в уголовно-исполнительной инстанции и был ознакомлен с условиями и порядком отбывания условного осуждения.

В ноябре 1999 г. П. выехал на постоянное место жительства в д. Верхние Натаки Алькеевского района Республики Татарстан, о чем поставил в известность УИИ Автозаводского РУВД. Однако фактически там не проживал, квартиру продал, его место нахождения не известно, в связи с чем был сделан вывод об уклонении П. от отбывания наказания, и материал об отмене условного осуждения был направлен в суд, который постановил вышеуказанное решение.

Проверив материал с учетом доводов кассационной жалобы, судебная коллегия постановление суда отменила, указав следующее.

Оспаривая обоснованность постановления, осужденный П. утверждает, что все это время постоянно проживал в гор. Нижнекамск Республики Татарстан и состоял на учете в УИИ Ахтубинского РОВД, где и отбывал условное наказание.

При таких обстоятельствах обоснованность судебного постановления вызывает сомнение, оно подлежит отмене, а дело - направлено на новое судебное рассмотрение, при котором необходимо проверить доводы осужденного и в зависимости от установленного постановить судебное решение.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь