Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

ОБЗОР

НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА

ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ЗА 2004 ГОД

 

В 2004 году судьями Верховного суда Чувашской Республики, рассматривающими надзорные жалобы и представления, рассмотрено 2830 надзорных жалоб и представлений, против 2605 в 2003 году. В 2004 году истребовано и изучено 697 дел, против 702 в 2003 году. В анализируемый период по данным делам возбуждено 314 надзорных производств, против 198 в 2003 году.

 

1. Отмена и изменение приговоров

 

Обобщение и изучение судебной практики показало, что в 2004 году наиболее часто приговоры отменялись и изменялись в связи с невыполнением требований уголовно-процессуального закона о необходимости полной и объективной проверки собранных по делу доказательств, неправильным применением уголовного закона и другими допущенными нарушениями норм процессуального закона.

Так, приговором Козловского районного суда Чувашской Республики от 1 апреля 2003 года З., Х. осуждены по ст. 162, ч. 2, п.п. "а", "г" УК РФ к различным срокам лишения свободы.

Судья Верховного Суда Российской Федерации по надзорному представлению заместителя генерального прокурора Российской Федерации возбудил надзорное производство по данному уголовному делу, и президиум Верховного суда Чувашской Республики (далее - президиум) отменил приговор с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Основанием для отмены приговора явился ряд существенных нарушений требований уголовно-процессуального закона, ставивших под сомнение допустимость и относимость доказательств. В частности, по протоколу осмотра места происшествия изъяты вещественные доказательства, характеризующиеся определенными признаками, а на экспертизу представлены предметы, не обладающие этими признаками. В ходе производства предварительного следствия проведено опознание П. лиц, совершивших разбой, по их фотографиям. При этом в суде опознающая отрицала факт проведения этого следственного действия, заявляя, что ей неизвестны обстоятельства совершенного преступления. Более того, сторона защиты представила суду информацию о фальсификации протокола опознания. Были допущены и другие явные нарушения при собирании доказательств.

Однако суд не принял меры по оценке, проверке доказательств и постановил неправосудный приговор.

Приговором Батыревского районного суда Чувашской Республики от 11 февраля 2003 года Г. осуждена по ст. 159, ч. 2, п. "в" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к штрафу в размере заработной платы осужденной за период 2 месяца, т.е. в сумме 3639 рублей 82 копейки.

По приговору Г. признана виновной в том, что она, работая бухгалтером МУЗ "Батыревская ЦРБ" Батыревского района Чувашской Республики, в период с января по сентябрь 2002 года, имея полномочия, связанные с начислением заработной платы и надбавок к заработной плате работникам больницы, в целях хищения чужого имущества с использованием своего служебного положения, путем обмана и злоупотребления доверием самовольно начислила себе доплату к заработной плате в сумме 2259 рублей 46 копеек.

Судом в нарушение требований ст. 240 УПК РФ приговор постановлен только на показаниях подсудимой Г., из которых нельзя сделать вывод, что она признала в себя виновной в инкриминируемом деянии.

В качестве доказательств в приговоре приведены показания свидетелей К., У., М., данные в ходе предварительного следствия. При этом судом не выполнены требования ст. 281 УПК РФ.

Кроме того, судом должным образом не проверены доводы Г., опровергающие ее причастность к инкриминируемому деянию, о том, что она не начисляла себе надбавку к заработной плате, а делал это другой работник бухгалтерии, и она не подозревала об излишне начисленной заработной плате.

Президиум совершенно справедливо, отменив приговор, указал, что в силу ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств, когда по делу исследованы все возникающие вопросы, а имеющиеся противоречия выяснены, сомнения в виновности подсудимого устранены. Приговор должен содержать не только доказательства, на которых основаны выводы суда, но и мотивы, по которым отвергнуты другие доказательства.

Нельзя не обратить внимание на отдельные случаи, когда суды по некоторым категориям дел поверхностно относятся к установлению обстоятельств преступления, имеющих существенное значение для решения вопроса о наличии в действиях виновного состава преступления, а также квалификации его действий.

По делу в отношении П., осужденного приговором Канашского районного суда от 25 декабря 2003 года по ст. 201, ч. 1; ст. 160, ч. 2 п. "в" УК РФ с применением ст. 69, ч. 3; ст. 73 УК РФ условно к 2 годам 6 месяцам лишения свободы за присвоение трактора МТЗ-82 стоимостью 38371 рубль 29 копеек, принадлежащего СХПК "Заря", с использованием служебного положения, а также за злоупотребление полномочиями. Президиум отменил приговор и определение судебной коллегии по тем мотивам, что выводы суда о виновности осужденного не подтверждены доказательствами.

Так, в судебном заседании подсудимый П. по существу предъявленного обвинения пояснил, что работал с января 1992 года председателем СХПК "Заря", и на февраль 2003 года у него образовалась задолженность по заработной плате в сумме 11475 рублей, а также долги сельхозкооператива перед ним за аренду его автомашины марки УАЗ в сумме 36000 рублей. С тем чтобы погасить эти долги, он обратился с заявлением в правление СХПК "Заря" о продаже ему трактора марки МТЗ-82 и, получив соответствующее разрешение, стал фактически владельцем указанного трактора, но трактор продолжал состоять на балансе СХПК, использовался на весенне-осенних полевых работах.

Показания П. подтверждены соответствующими документами.

При таких данных для установления истины по делу эти обстоятельства подлежали тщательной проверке, но судом это не сделано, и приговор постановлен на предположении. Соответственно, приговор президиумом был признан незаконным.

Аналогичные ошибки были допущены по другому делу. Приговором Чебоксарского районного суда Чувашской Республики от 30 апреля 2004 года, постановленном в особом порядке, П. осужден за то, что он 24 августа, 30 октября и 12 ноября 2003 года совершал тайные хищения чужого имущества путем проникновения в дачные домики.

Как видно из материалов дела, П. по настоящему уголовному делу 6 ноября 2003 года был задержан в порядке ст. 91, 92 УПК РФ, а на следующий день в отношении него вынесено постановление об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, и он находился под стражей до 31 декабря 2003 года.

Таким образом, вменение в вину П. совершения кражи 12 ноября вызывало серьезное сомнение, но суд эти обстоятельства оставил без внимания и постановил обвинительный приговор.

Президиум отменил приговор и направил данное уголовное дело на новое судебное рассмотрение в общем порядке, обратив внимание на объективное исследование всех обстоятельств дела.

Судьи не всегда соблюдают требования УПК о порядке судопроизводства в отношении несовершеннолетних. По этой причине президиумом отменен и приговор Калининского районного суда г. Чебоксары от 5 февраля 2004 года, постановленный в особом порядке, которым осуждены по ст. 158, ч. 2 УК РФ В., 4 декабря 1986 года рождения, И., 13 мая 1987 года рождения.

При этом президиум отметил, что закон не предусматривает возможность применения особого порядка принятия судебного решения в отношении несовершеннолетних, поскольку в силу ч. 2 ст. 420 УПК РФ производство по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетними, осуществляется в общем порядке.

В настоящее время на этот вопрос дан исчерпывающий ответ Пленумом Верховного Суда Российской Федерации (п. 28 постановления от 5 марта 2004 года "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации").

Иногда судьи встают на путь прямого игнорирования требований закона.

Так, приговором Московского районного суда г. Чебоксары от 7 июля 2004 года А. (Г.) осуждена по ст. 159, ч. 3; ст. 165, ч. 2; ст. 174.1, ч. 1 УК РФ с применением ст. 69 ч. 3 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в сумме 15000 рублей.

Президиум удовлетворил надзорную жалобу адвоката, отменил состоявшие по делу судебные постановления с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Действующим законодательством, в частности ст. 298 УПК РФ, установлено, что тайна совещания судей при постановлении ими приговора может быть обеспечена лишь при выполнении всех следующих конкретных и исчерпывающих условий: постановления приговора в совещательной комнате; нахождения в совещательной комнате только судей, входящих в состав суда по данному делу и недопустимости присутствия там иных лиц; прерывания совещания суда лишь на отдых по окончании рабочего времени и в течение рабочего дня; неразглашения судьями суждений, имевших место во время совещания.

По смыслу закона, перерыв для отдыха судьи обязаны использовать только по прямому назначению и не вправе до провозглашения приговора посещать родственников, увеселительные заведения, выезжать в другой населенный пункт.

Однако судом первой инстанции при постановлении приговора эти условия в полной мере соблюдены не были.

Согласно протоколу судебного заседания и приговору по настоящему делу суд удалился в совещательную комнату для постановления приговора в 15 часов 30 минут 22 июня 2004 года и провозгласил приговор 7 июля 2004 года.

Вместе с тем, из документов служебного расследования, составленных Управлением Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации в Чувашской Республике, истребованных в связи с рассмотрением жалобы, следует, что в период зафиксированного в протоколе судебного заседания времени нахождения состава суда в совещательной комнате председательствующий по делу судья выехал 23 июня 2004 года в с.Яльчики Чувашской Республики, объявив председателю суда, что приговор по настоящему делу будет составлять там, и отсутствовал на рабочем месте в течение недели.

 

Ввиду неправильного применения норм материального права изменен приговор Чебоксарского районного суда от 27 июня 2003 года, которым Т., ранее судимый за совершение тяжкого преступления в несовершеннолетнем возрасте, осужден по ст. 158, ч. 3 УК РФ, и на основании ст. 68, ч. 2 УК РФ ему назначено наказание в виде лишения свободы на срок 4 года.

Президиум из приговора исключил указание об определении наказания с применением ст. 68, ч. 2 УК РФ и снизил назначенное наказание до 2 лет 6 месяцев лишения свободы, поскольку суд первой инстанции не учел, что в соответствии со ст. 18, ч. 4 УК РФ судимости за преступления, совершенные в несовершеннолетнем возрасте, не учитываются при признании рецидива преступлений.

По приговору Вурнарского районного суда от 8 января 2004 года по ст. 160, ч. 2, п.п. "а", "в" УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года) осужден Ф. к 2 годам лишения свободы условно.

Он признан виновным в том, что около 14 часов 30 минут 21 мая 2003 года, работая в ОАО "Вурнарский завод смесевых препаратов" трактористом, и, выполняя функции экспедитора при транспортировке металлолома для сдачи в Вурнарский участок ОАО "Чувашвтормет", используя при этом свое служебное положение, по предварительному сговору с рабочим строительного цеха того же завода В. путем присвоения похитил часть металлолома "марки 4НН" общим весом 1636 кг 800 г, причинив ОАО "Вурнарский завод смесевых препаратов" материальный ущерб на сумму 1145 руб. 76 копеек.

Президиум переквалифицировал действия осужденного Ф. на ст. 160, ч. 2 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года), указав, что субъектом преступления, предусмотренного п. "в" ч. 2 ст. 160 УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года), являются должностные лица и иные служащие, использующие свое служебное положение для присвоения имущества.

Как установлено по делу, Ф. работал в ОАО "Вурнарский завод смесевых препаратов" трактористом и осуществлял правомочия в отношении вверенного ему имущества (металлолома) не в связи с занимаемой должностью, а выполняя свои производственные функции по его перевозке и доставке на основании товарно-транспортной накладной, т.е. он не является субъектом данного преступления.

При таких обстоятельствах в действиях Ф. отсутствует квалифицирующий признак совершения преступления с использованием своего служебного положения, и, следовательно, из приговора необходимо исключить указание о совершении им присвоения вверенного ему чужого имущества с использованием служебного положения и осуждение его по п. "в" ч. 2 ст. 160 УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года).

Приговором Комсомольского районного суда от 26 декабря 2003 года осуждены: В., ранее судимый 13 февраля 1996 года по ст. 146, ч. 2, п. "д"; ст. 117, ч. 2 УК РСФСР, к 7 годам лишения свободы, освобожденный 2 апреля 2002 года условно-досрочно на 5 месяцев; В., ранее судимый 19 марта 2002 года по ст. 158, ч. 2, п. "в" УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, освобожденный 16 декабря 2002 года условно-досрочно на 7 месяцев 3 дня, каждый по ст. 166, ч. 2, п. "а" УК РФ к 2 годам 4 месяцам лишения свободы частичным присоединением к назначенному наказанию в соответствии со ст. 70 УК РФ неотбытой части наказания по предыдущим приговорам.

Президиум изменил приговор, исключив из него применение ст. 70 УК РФ. В обоснование принятого решения он указал, что суд при назначении наказания по правилам ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров не принял во внимание то обстоятельство, что на момент совершения В. и О.В. 22 октября 2003 года назначенное наказание по предыдущим приговорам, от которых они были освобождены условно-досрочно, отбыто, и не было оснований для назначения наказания по совокупности приговоров.

Президиумом пересмотрен приговор Московского районного суда г. Чебоксары от 4 марта 2004 года, которым С., 24 мая 1989 года рождения, ранее не судимый, осужден по ст. 158 ч. 2 п. "б", ст. 158 ч. 3 УК РФ с применением ст. 69 ч. 3, ст. 73 УК РФ условно к 3 годам лишения свободы и испытательным сроком на 3 года.

Президиум назначенное С. наказание по ст. 158, ч. 2, п. "б" УК РФ в виде условного осуждения к лишению свободы заменил штрафом по тем основаниям, что в силу ст. 88, ч. 6 УК РФ наказание в виде лишения свободы не назначается несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до шестнадцати лет преступление небольшой или средней тяжести.

Аналогичная ошибка допущена мировым судьей судебного участка N 1 г. Канаша по делу по обвинению М. по ст. 158, ч. 1 УК РФ.

Уголовным кодексом Российской Федерации предусмотрен определенный порядок исчисления некоторых видов наказаний при назначении окончательного наказания, если по одному из приговоров или преступлений, входящих в совокупность, назначено лишение свободы.

Однако некоторые суды не соблюдают эти требования. В связи с этим президиумом изменен приговор мирового судьи судебного участка N 5 Калининского района г. Чебоксары от 28 июля 2003 года, которым П., ранее судимый 2 июня 2003 года по ст. 116 УК РФ с применением ст. 70, ст. 74 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы, осужден по ст. 116 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства. На основании ст. 69, ч. 5 УК РФ к назначенному наказанию полностью присоединено наказание по приговору от 2 июня 2003 года и окончательно осужденному назначено лишение свободы на срок 2 года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

При этом, как указано в постановлении президиума, суд не учел, что в силу ст. 71, ч. 1, п. "в" УК РФ при сложении наказаний по совокупности преступлений одному дню лишения свободы соответствует три дня исправительных работ. В данном случае окончательное наказание не должно было превышать 1 года 10 месяцев лишения свободы. Также суд в нарушение требований ст. 58, ч. 1, п. "а" УК РФ ошибочно назначил вид исправительного учреждения, вместо колонии-поселения исправительную колонию общего режима.

В надзорном порядке были изменены приговоры также из-за несоблюдения судами требований ст. 6, 60, 62 УК РФ.

Моргаушским районным судом 11 декабря 2003 года осужден С. по ст. 158, ч. 4, п. "а" УК РФ к 5 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Чувашской Республики от 22 января 2004 года приговор в отношении С. изменен, из вводной части и описательно-мотивировочной части приговора исключено указание на прежнюю судимость, его действия переквалифицированы со ст. 158, ч. 4, п. "а" УК РФ на ст. 158, ч. 2, п. "б" УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года) с назначением наказания в виде лишения свободы на срок 4 года. В остальном приговор оставлен без изменения.

С. был признан виновным в тайном хищении путем проникновения в магазин ТПС Большесундырского райпо имущества на сумму 516 рублей 11 копеек.

Решая вопрос о снижении назначенного С. наказания до 3 лет 6 месяцев лишения свободы, президиум указал, что суд при назначении ему наказания в соответствии со ст. 61 УК РФ в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, признал явку с повинной, активное способствование раскрытию преступления, а также отсутствие по делу обстоятельств, отягчающих наказание. Поэтому на основании ст. 62 УК РФ срок наказания, назначенный С., не может превышать трех четвертей максимального срока, предусмотренного санкцией ч. 2 ст. 158 УК РФ, т.е. 3 лет 9 месяцев лишения свободы.

В некоторых случаях суды при назначении наказания учитывали обстоятельства, не предусмотренные ст. 63 УК РФ.

Так, президиум, изменяя приговор Ленинского районного суда г. Чебоксары от 28 января 2003 года в отношении С., указал, что при назначении наказания осужденному суд в качестве обстоятельств, отягчающего его, признал наличие прежней судимости, хотя такое обстоятельство отсутствует в перечне ст. 63 УК РФ, который является исчерпывающим. С учетом изложенного президиум исключил из приговора ссылку на "предыдущую судимость" как на обстоятельство, отягчающее наказание.

По-прежнему совершаются ошибки при применении акта об амнистии.

Приговором Новочебоксарского городского суда от 4 октября 2002 года М. осуждена по ст. 115; ст. 159, ч. 3, п. "б" УК РФ с применением ст. 69, ч. 3 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы.

Постановлением Козловского районного суда приговор в порядке ст. 397, п. 13 УПК РФ пересмотрен, действия М. переквалифицированы со ст. 159, ч. 3, п. "б" УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года) на ст. 159, ч. 2 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года), и окончательное наказание по совокупности преступлений назначено в виде лишения свободы на срок 5 лет 1 месяц. В остальной части приговор оставлен без изменения.

Президиум удовлетворил представление и.о. прокурора республики, изменил судебные постановления и освободил осужденную от назначенного наказания, указав следующее.

В соответствии с пп. "а" п. 2 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 30 ноября 2001 года "Об объявлении амнистии в отношении женщин и несовершеннолетних" под действие акта об амнистии подпадают женщины, осужденные к лишению свободы на срок до шести лет включительно, ранее не отбывавшие наказание в исправительных колониях, имеющие несовершеннолетних детей.

Как видно из материалов дела, М. ранее не судима, т.е. не отбывала наказание в исправительных учреждениях, имеет несовершеннолетних детей, осуждена к 5 годам 1 месяцу лишения свободы. Кроме того, на нее не распространяются ограничения, предусмотренные п. 10 вышеназванного постановления. Преступления совершила до вступления в законную силу акта об амнистии. Следовательно, М. подлежит освобождению от наказания.

Вызывает недоразумение применение вышеуказанного акта об амнистии Моргаушским районным судом.

Приговором этого суда от 6 марта 2003 года несовершеннолетний М. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. 116; ст. 158, ч. 2, п.п. "а", "в" УК РФ, и на основании п. 7 пп. "а" постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 30 ноября 2001 года "Об объявлении амнистии в отношении женщин и несовершеннолетних" уголовное дело прекращено.

По приговору установлено, что М. и Ф. 29 января 2002 года нанесли побои П. В тот же день он по предварительному сговору с Л., проникнув в комнату отдыха пожарно-сторожевой охраны СХП "Хлебороб", тайно похитил дубленку С. стоимостью 7000 рублей.

При таких данных, когда преступления осужденным совершены после вступления в силу акта об амнистии, его действие на М. не распространяется.

Более того, судом при принятии процессуального акта не учтено, что в силу ст. 302 УПК РФ приговор может быть оправдательным или обвинительным. Указанным процессуальным законом не предусмотрено прекращение уголовного дела.

 

2. Отмена и изменение постановлений суда первой инстанции

 

Наиболее частой причиной отмены или изменения являлись ошибки, допускаемые судом при пересмотре судебных решений в порядке их исполнения вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу.

При этом необходимо отметить, что судьи к пересмотру судебных решений подходят поверхностно, проявляют невнимательность, а во многих случаях - низкий профессиональный уровень.

Только в анализируемом году президиумом отменено 27 постановлений на 27 лиц и изменено 170 на 171 лицо.

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеется в виду

Так, постановлением Калининского районного суда г. Чебоксары от 12 января 2004 года отказано в удовлетворении ходатайства М., ранее судимому 26 февраля 2003 года по ст. 153, ч. 4 УК РФ к 4 годам лишения свободы, о пересмотре приговора Мариинско-Посадского районного суда от 25 марта 2003 года, которым он, с учетом внесенных изменений судебной коллегией, осужден по ст. 158, ч. 3 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

Судья, принимая вышеуказанное решение, сослался на то, что при кассационном рассмотрении дела судебная коллегия привела приговор в соответствие с Федеральным законом от 8 декабря 2003 года "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ", и данный вопрос не подлежит повторному рассмотрению.

Между тем, предметом проверки и приведения судебного решения в соответствие с новым законодательством был не приговор от 25 марта 2003 года, а приговор от 26 февраля 2003 года.

Таким образом, вследствие небрежности судьи постановление президиумом отменено с направлением материалов дела на новое рассмотрение.

Президиумом отменено постановление Ленинского районного суда г. Чебоксары от 10 июня 2004 года, которым К. отказано в удовлетворении его ходатайства о пересмотре приговора Калининского районного суда г. Чебоксары от 16 апреля 2003 года по мотивам отсутствия оснований для приведения его в соответствие с новым законодательством.

По приговору К. признан виновным в неоднократном тайном хищении чужого имущества, совершенном по предварительному сговору группой лиц с незаконным проникновением в жилище и причинением значительного ущерба гражданину.

Федеральным законом от 8 декабря 2003 года "О внесении изменений и дополнений в УК РФ" положения ст. 16 УК РФ, предусматривающие неоднократность совершения лицом преступлений, влекущие за собой более строгое наказание, признаны утратившими силу.

При таких данных выводы суда первой инстанции являются неверными, и приговор следовало пересмотреть.

Наглядным примером поверхностного подхода, как к изучению, так и к рассмотрению материалов дела является постановление Новочебоксарского городского суда от 23 сентября 2003 года, которым в условно-досрочном освобождении от наказания М. отказано.

Суд свое решение мотивировал тем, что М. в учреждении ЮЛ-34/6 отбывает наказание только с 16 августа 2001 года, за период отбывания наказания имел 11 взысканий, признан злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания.

Однако эти выводы суда не основаны на материалах дела.

Как видно из материалов дела, М. отбывает наказание в учреждении ЮЛ-34/6 с 16 августа 1998 года, и на него наложено 11 взысканий, последнее взыскание наложено 16 января 2001 года, но все дисциплинарные взыскания сняты или погашены.

Более того, в деле нет постановления начальника учреждения о признании осужденного М. злостным нарушителем, как того требует ч. 4 ст. 116 УИК РФ, а наоборот, в деле имеется справка-характеристика, из которой следует, что осужденный не является злостным нарушителем.

Совершенно очевидно, что данное незаконное постановление президиумом отменено с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Примером явного незаконного принятия судебного решения при пересмотре приговоров в порядке их исполнения являются материалы дела в отношении Б. и К.

Постановлением Цивильского районного суда от 8 июня 2004 года пересмотрен приговор Н. районного суда г. Москвы от 14 апреля 2004 года в отношении Б., осужденной за незаконное приобретение и хранение в целях сбыта наркотического средства в особо крупном размере - героина массой не менее 40,77 грамма, а также неоднократный сбыт наркотического средства в особо крупном размере - героина массой не менее 0,08 и 0,56 грамма, ее действия переквалифицированы со ст. 228, ч. 4 УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года) на ст. 228.1, ч. 1 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года) с исключением из приговора осуждения за незаконное хранение и приобретение в целях сбыта героина массой 40,77 грамма.

Такая позиция суда является ошибочной. Суд не вправе был исключать из приговора осуждение за незаконное хранение и приобретение в целях сбыта героина весом 40,77 грамма, поскольку при определенных обстоятельствах действия образовали состав преступления, предусмотренный за покушение либо приготовление к сбыту наркотических средств в особо крупном размере.

Тот же суд такую же позицию занял по делу в отношении К., осужденной приговором Калининского районного суда г. Чебоксары от 20 сентября 2001 года по ст. 228, ч. 4 УК РФ.

Ничем не оправданным является качество рассмотрения материалов дела в отношении М.

М. 6 февраля 2003 года осужден по совокупности преступлений к лишению свободы, в том числе по ст. 156 УК РФ к 1 году лишения свободы.

Постановлением Новочебоксарского городского суда от 14 апреля 2004 года в порядке ст. 397, п. 13 УПК РФ приговор в части осуждения М. по ст. 156 УК РФ пересмотрен, его действия переквалифицированы на ст. 156 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года) с назначением наказания в виде 2 лет исправительных работ с удержанием 15% заработка в доход государства.

Президиум с таким решением суда не согласился, назначенное наказание по ст. 156 УК РФ привел в соответствие с санкцией этой статьи, снизив до 1 года исправительных работ и указав, что решение суда не может быть признано законным, если назначенное наказание выходит за пределы санкции Уголовного кодекса РФ.

Не изжиты случаи, когда принятое решение судом имеет явное противоречие с действующим законодательством.

Постановлениями мирового судьи судебного участка N 1 Ибресинского района от 28 января и 12 февраля 2004 года удовлетворены ходатайства адвокатов Н. и Я. об оплате труда за их участие по назначению суда в судебном заседании, и с министерства юстиции Чувашской Республики из средств республиканского бюджета взыскано в пользу адвокатов по 150 рублей.

Президиум отменил вышеуказанные постановления, поскольку согласно ч. 5 ст. 50 УПК РФ в случае, если адвокат участвует в производстве расследования или в судебном разбирательстве по назначению дознавателя, следователя, прокурора или суда, расходы на оплату его труда компенсируются за счет средств федерального бюджета.

Аналогичные положения предусмотрены в ст. 25 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" и п. 3 постановления Правительства Российской Федерации от 4 июля 2003 года "О размере оплаты труда адвоката, участвовавшего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда".

Постановлением Алатырского районного суда от 4 июня 2004 года представление администрации учреждения ЮЛ-34/8 УИН МЮ РФ по ЧР об изменении вида исправительного учреждения в отношении К., осужденного по ст. 158, ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении, удовлетворено, и он переведен в исправительную колонию общего режима.

Президиум, отменяя данное постановление, указал, что выводы суда не исходят из требований закона.

В соответствии со ст. 78, ч. 4 УИК РФ вид исправительного учреждения может быть изменен в сторону ухудшения только при условии, если осужденный является злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания, а таковым осужденный признается соответствующим постановлением начальника учреждения.

Поскольку в деле отсутствовал такой процессуальный документ, то решение суда нельзя признать законным.

В 2004 году только 157 постановлений судов, вынесенных в порядке ст. 397 п. 13 УПК РФ, изменены или отменены ввиду ошибочного применения норм материального права.

При этом судьи не уяснили положения ст. 9 УК РФ, в соответствии с которой преступность и наказуемость деяния определяется уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

Так, постановлением Ленинского районного суда г. Чебоксары от 22 марта 2004 года в отношении И., осужденного приговором от 7 октября 2003 года по ст. 166, ч. 2, п. "б" УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, пересмотрен указанный приговор, его действия переквалифицированы на ст. 166 ч. 1 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года) с оставлением назначенного наказания без изменения.

Президиум изменил постановление суда, действия И. переквалифицировал на ст. 166, ч. 1 УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года) и назначил 3 года лишения свободы ввиду того, что санкция данной статьи улучшает положение осужденного, чем санкция этой же статьи УК РФ в новой редакции.

Много ошибок допущено судами при пересмотре приговоров в отношении осужденных за преступления, связанные с наркотическими средствами.

Так, постановлением Цивильского районного суда от 8 июня 2004 года в отношении Е., осужденной приговором от 10 июля 2000 года по ст. 228, ч. 4 УК РФ к 8 годам лишения свободы, пересмотрен указанный приговор, и действия осужденной переквалифицированы по ст. 228.1, ч. 1 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года).

Президиум изменил постановление суда и переквалифицировал действия осужденной на ст. 228, ч. 2 УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года) с назначением наказания в виде лишения свободы на срок 7 лет, указав следующее.

Как видно из материалов дела, Е. признана виновной в неоднократном приобретении, хранении в целях сбыта и сбыте наркотического средства - героина в особо крупном размере (два пакетика по 0,058 гр.), совершенном 15 февраля 2000 года.

В соответствии с постановлением Правительства РФ от 6 мая 2004 года "Об утверждении размеров средних разовых доз наркотических средств и психотропных веществ для целей ст. 228, 228.1 и 229 УК РФ" наркотическое средство - героин признается крупным размером, если его количество превышает 1 грамм, и особо крупным размером, если его количество превышает 5 грамм.

Суд первой инстанции, пересмотрев приговор, правильно указал на отсутствие в действиях осужденной сбыта наркотического средства в особо крупном размере, однако, не учел положение ст. 9 УК РФ, согласно которого преступность и наказуемость деяния определяется уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

Таким образом, за преступление, совершенное до внесения изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ, действия Е. должны квалифицироваться по ст. 228, ч. 2 УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года), поскольку ее санкция предусматривает наказание от 3 до 7 лет лишения свободы и является менее строгой, чем санкция ст. 228.1, ч. 1 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года), предусматривающей наказание от 4 до 8 лет лишения свободы.

При таких обстоятельствах постановление суда от 8 июня 2004 года, вынесенное в порядке исполнения приговора, подлежит изменению со снижением наказания до верхнего предела санкции ст. 228, ч. 2 УК РФ, как того требует ст. 3 Федерального закона от 13 июня 1996 года N 64-ФЗ "О введении в действие Уголовного кодекса РФ" с последующими изменениями.

Также изменено постановление Алатырского районного суда от 25 июня 2005 года, которым пересмотрен приговор от 30 января 2003 года в отношении П., осужденной по ст. 228, ч. 4 УК РФ к 11 годам 6 месяцам лишения свободы, и ее действия переквалифицированы на ст. 228.1, ч. 2, п. "а" УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года).

При этом президиум, учитывая, что П. совершила по предварительному сговору группой лиц незаконное приобретение, хранение, перевозку и сбыт наркотического средства героина массой 0,830 грамма, квалифицировал содеянное ею по ст. 228, ч. 3, п. "а" УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года) и назначенное наказание снизил до 10 лет.

Аналогичные ошибки, повлекшие изменение судебных постановлений, допущены судьями Алатырского, Козловского, Новочебоксарского, Цивильского районных судов.

Как показало изучение судебной практики, суды не всегда при отправлении правосудия основываются на принципах строжайшего соблюдения закона, обеспечения защиты и охраняемых законом интересов граждан, дифференциального подхода к назначению мер наказания.

При анализе судебных ошибок складывается впечатление, что некоторые судьи, не утруждая себя тщательным изучением материалов дела, всесторонним исследованием обстоятельств дела при судебном разбирательстве, склонны к дублированию обвинительного заключения, принятию позиции стороны обвинения.

Публикуемая судебная практика преследует цель установления единообразного ее применения, принятия судами необходимых мер для повышения качества рассмотрения уголовных дел.

 

Судья Верховного суда

Чувашской Республики

Н.В.ЯКОВЛЕВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь