Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 декабря 2004 г. N 22-1750/2004

 

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Хакасия рассмотрела в судебном заседании 1 декабря 2004 года кассационную жалобу осужденного У. на приговор Саяногорского городского суда от 19 августа 2004 года, которым

У. <...>, гражданин РФ, несудимый,

осужден по ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ) на 1 год лишения свободы, по ч. 1 ст. 223 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ) на 1 год лишения свободы, по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ на 7 лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 8 (восемь) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад председательствующего, объяснение У., поддержавшего кассационную жалобу, мнение прокурора, полагавшей приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

У. осужден за незаконное приобретение, хранение и ношение огнестрельного оружия, за незаконное изготовление огнестрельного оружия, покушение на умышленное причинение смерти другому человеку, которое не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

В кассационной жалобе осужденный У. просит отменить приговор и направить уголовное дело на новое судебное разбирательство в тот же суд. Приговор считает незаконным по следующим основаниям: в части незаконного приобретения, хранения и ношения огнестрельного оружия квалификация действий по ч. 1 ст. 222 УК РФ не законна, так как указанные действия с гладкоствольным оружием не образуют состава преступления. По той же причине полагает необоснованным осуждение по ч. 1 ст. 223 УК РФ, считает, что его действия в отношении гладкоствольного оружия не образуют состава преступления.

По мнению кассатора, действия с ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ надлежит переквалифицировать на ч. 1 ст. 107 УК РФ. В обоснование указывает, что потерпевшая сторона длительное время не отдавала ему деньги в сумме 80 тысяч рублей за проданную им комнату, чем довела его до преступления. Он не мог терпеть обмана и открытого игнорирования его интересов, чем был спровоцирован на преступление, не видя другого способа разрешения своей проблемы. Преступление совершено им в состоянии сильного душевного волнения, вызванного издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

Кроме того, суд назначил чрезмерно суровое наказание, не соответствующее его личности и обстоятельствам совершенных им преступлений. При постановлении приговора не учтено, что он полностью признал вину, активно способствовал раскрытию преступления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассатора, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению ввиду нарушения уголовно-процессуального закона (п. 2 ч. 1 ст. 379, ст. 381 УПК РФ).

В соответствии со ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

Признавая У. виновным по ч. 1 ст. 222 УК РФ в незаконном хранении и ношении огнестрельного оружия, суд в нарушение требований закона в описательно-мотивировочной части не изложил обстоятельства указанного преступления, не указал место, время, способ совершения этого преступления, а также форму вины, мотивы, цель и последствия преступления.

Кроме того, суд не учел, что в нарушение требований п. 4 ч. 2 ст. 171, п. 3 ч. 1 ст. 220 УПК РФ в постановлении о привлечении У. в качестве обвиняемого и обвинительном заключении не приведено описание преступного деяния - незаконного хранения и ношения огнестрельного оружия, не указаны время, место, способ совершения преступления, а также иные обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии с пунктами 1 - 4 части первой статьи 73 УК РФ.

Аналогичная ошибка допущена органом расследования и судом и в части установления обстоятельств совершения преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 223 УК РФ.

Так, в постановлении о привлечении У. в качестве обвиняемого, в обвинительном заключении и описательно-мотивировочной части приговора не указано место совершения преступления незаконного изготовления огнестрельного оружия.

Допущенные органом расследования и судом нарушения уголовно-процессуального закона путем лишения и ограничения гарантированных УПК РФ прав обвиняемого (подсудимого) У., в том числе права на защиту от конкретного предъявленного обвинения, повлияли на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Незаконным является приговор и в части осуждения У. по ч. 1 ст. 222 УК РФ за незаконное приобретение огнестрельного оружия.

Согласно протоколу судебного заседания и приговору суда, в судебном заседании в прениях государственный обвинитель отказался от обвинения У. в незаконном приобретении огнестрельного оружия.

В соответствии с ч. 7 ст. 246 УПК РФ полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 УПК РФ.

В нарушение требований уголовно-процессуального закона суд постановил обвинительный приговор и признал У. виновным в незаконном приобретении огнестрельного оружия.

При таких обстоятельствах приговор в части осуждения У. по ч. 1 ст. 222 УК РФ за незаконное приобретение, хранение и ношение огнестрельного оружия и по ч. 1 ст. 223 УК РФ за незаконное изготовление огнестрельного оружия подлежит отмене, а производство по делу в этой части - прекращению.

Выводы суда о виновности У. в покушении на умышленное причинение смерти (убийство) О. основаны на доказательствах, полно и объективно проверенных в судебном разбирательстве с соблюдением требований ст. 87 УПК РФ и получивших оценку в приговоре по правилам ст. ст. 17, 88 УПК РФ с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства - достаточности для разрешения уголовного дела.

Доводы кассатора о совершении преступления в состоянии аффекта несостоятельны и опровергаются доказательствами, приведенными в приговоре:

из оглашенных в порядке ст. 276 УПК РФ показаний подсудимого У. следует, что в 2002 году он решил продать две принадлежащие ему комнаты через О., для чего переоформил эти комнаты на мать Д.О. продал комнаты, но деньги не отдал, несмотря на его неоднократные требования. 9 апреля 2004 года он немного выпил спиртного и, взяв изготовленный из охотничьего ружья обрез, решил пойти к О., чтобы отомстить. Когда пришел к квартире в микрорайоне, где проживает О., дверь ему открыла какая-то девушка. Она сказала, что Д. нет дома. Он ушел. На улице встретил М., у которого они еще немного выпили. Вместе с М. еще раз пришли к О. Он попросил М. позвонить в дверь. Дверь открыла мать Д., и, достав обрез, он выстрелил. После выстрела вместе с М. выбежали на улицу. Он спрятал обрез и куртку на крыше дома. Затем пришел к своей знакомой, где его задержали работники милиции.

Свидетель О. показал, что 9 апреля 2004 года он находился на работе. Позвонил отец и сообщил, что какой-то В. выстрелил в его мать. Потом узнал, что стрелял У., который в 2002 году продал им две комнаты. Он считает, что рассчитался с У., отдав за одну комнату деньги, а по второй рассчитавшись за долги. У. не предъявлял к ним никаких претензий.

Свидетель О. показал, что 9 апреля 2004 года в обеденное время находился дома. В квартире находились его жена - О. и девушка сына - Н. Сын был на работе. Кто-то постучал в дверь. Жена пошла открывать, и в это время он услышал выстрел. Выйдя в коридор, увидел, что жена ранена в живот. Он вызвал скорую медицинскую помощь.

Свидетель Н. рассказала, что 9 апреля 2004 года в 1-м часу дня к О. приходил незнакомый ей парень, как затем стало известно У., спросил Д. и ушел. Через какое-то время постучали в дверь. И., мать Д., пошла открывать. На площадке стояли У. и незнакомый парень. У. выстрелил в И. Они сразу стали закрывать дверь, после чего О. вызвал скорую медицинскую помощь.

Из оглашенных в порядке ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля М. следует, что 9 апреля 2004 года днем он встретил У., пришли к нему домой, выпили спиртного. Затем И. предложил сходить к одному парню, который должен ему деньги. Он согласился. Пришли в дом, подошли к квартире. И. попросил позвонить в дверь. Дверь открыла женщина. Он увидел, что И. вытащил обрез и выстрелил в женщину. Он испугался, выбежал на улицу, затем убежал домой.

В порядке ст. 281 УПК РФ в судебном разбирательстве оглашены и исследованы показания потерпевшей О., данные на предварительном следствии, в которых содержатся данные о том, что 9 апреля 2004 года она находилась дома с Н. Примерно в 11 часов приходил У., потом ушел. Примерно в обеденное время в дверь вновь кто-то постучал. Она открыла дверь, увидела У., рядом с ним - незнакомого парня. Ничего не говоря, У. достал обрез и выстрелил в нее. Действительно, в 2002 году они приобретали у У. две принадлежащие ему комнаты и полностью за них рассчитались, считает она.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, у О. обнаружены телесные повреждения в виде проникающего слепого огнестрельного дробового ранения брюшной полости, большого сальника, тонкого и толстого кишечника, кожи, подкожной клетчатки, мышц передней брюшной поверхности, которые образовались от выстрела из огнестрельного оружия и причинили тяжкий вред здоровью по признаку опасности в момент причинения.

По заключению баллистической экспертизы, объект, представленный на исследование, является огнестрельным гладкоствольным оружием, изготовленным самодельным способом, путем укорачивания ствола и приклада гладкоствольного охотничьего ружья ИЖ-49 16 калибра 1952 года выпуска. Обрез ружья пригоден для стрельбы из обоих стволов.

Приведенные доказательства подтверждают вывод суда о том, что У., производя выстрел из огнестрельного оружия в потерпевшую О., действовал с прямым умыслом на лишение жизни человека. Об этом свидетельствуют установленные по делу обстоятельства: производство выстрела из огнестрельного, пригодного для стрельбы оружия; характер и степень тяжести причиненных ранений; прекращение преступных действий в силу того, что Н. и О. сразу после выстрела закрыли дверь; ненаступление смерти вследствие своевременно оказанной медицинской помощи.

В соответствии с требованиями ст. 307 УПК РФ приговором установлены форма вины, мотив, цель и последствия преступления.

Вывод суда о том, что преступление совершено У. на почве личных неприязненных отношений, основан на исследованных и приведенных в приговоре доказательствах. Из показаний У. следует, что он пошел к О., чтобы отомстить за то, что с ним не рассчитались за комнаты, предварительно взяв с собой обрез.

Потерпевшая О. и свидетель О. пояснили, что в 2002 году У. продал им 2 комнаты, за которые они рассчитались.

О. дополнительно пояснил, что после продажи комнат У. никаких претензий к ним не предъявлял.

Из показаний свидетеля М. следует, что они с У. совместно употребили спиртное. Затем У. предложил сходить к одному парню, который должен ему деньги. По просьбе У. он звонил в дверь квартиры потерпевшей. Когда женщина открыла, И. в нее выстрелил.

Приведенные доказательства не дают основания для вывода о том, что у У. имелись признаки аффекта как приступа сильного нервного возбуждения, характеризующегося кратковременностью, чрезмерной интенсивностью внутренних процессов, затрудняющего самоконтроль и критическую оценку своих действий.

Кроме того, каких-либо данных, подтверждающих довод осужденного о том, что со стороны потерпевшей в отношении него имели место насилие, издевательство, тяжкие оскорбления или иные противоправные или аморальные действия (бездействия), а равно длительная психотравмирующая ситуация, возникшая в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением, по делу не установлено.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не находит оснований для переквалификации действий У. на ч. 1 ст. 107 УК РФ и считает правильной квалификацию действий по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ как покушение на причинение смерти другому человеку, которое не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

При назначении наказания суд в соответствии с требованиями ст. 60, ст. 61 и ч. ч. 1, 3 ст. 66 УК учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, смягчающие наказание обстоятельства - полное признание вины, способствование раскрытию преступления, данные, характеризующие личность подсудимого, отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, и назначил законное и справедливое наказание. Оснований к его смягчению не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377 - 378, ст. 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Саяногорского городского суда от 19 августа 2004 года в отношении У. в части осуждения по ч. 1 ст. 222 УК РФ и ч. 1 ст. 223 УК РФ отменить и производство по делу в этой части прекратить.

Исключить из приговора указание суда о назначении наказания с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Считать У. осужденным по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ на 7 (семь) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь