Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ МОСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 1 декабря 2004 г. N 787

 

Судья: Румянцева М.А. Дело N 44г-662/04
Члены коллегии: Романовский С.В., Терещенко А.А.  
Докладчик: Давыдова С.Ю.  

Президиум Московского областного суда в составе:

 

    председателя президиума                          Ефимова А.Ф.,

    членов президиума                             Омельченко Т.А.,

                                                  Николаевой О.В.,

                                                  Алексеевой Л.Г.,

                                                   Никоновой Е.А.,

                                                  Рустамовой А.В.,

 

рассмотрев по надзорной жалобе Ш. дело по иску Ш. к ИМНС по Талдомскому району и ГУ УПФ РФ N 39 по г. Москве и Московской области о признании права на невыплаченную пенсию в порядке наследования,

 

УСТАНОВИЛ:

 

Ш. обратилась в суд к ИМНС по Талдомскому району и ГУ УПФ РФ N 39 по г. Москве и Московской области о начислении недоплаченной за период с 01.01.2001 по 09.09.2002 в связи со смертью матери пенсии, признании за ней право на эту пенсию в порядке наследования. В обоснование требований указала, что ее мать Ш.Л. постоянно проживала в Германии. Пенсия по инвалидности ей начислялась и выплачивалась Талдомским УПФ через Сбербанк на территории России. Ежегодно мать предоставляла справку, свидетельствующую о том, что находится в живых. Последняя справка предоставлена в 1999 г. В связи с болезнью, Ш.Л. не смогла вовремя обратиться в консульство за справкой. 09.09.2002 Ш.Л. умерла. В выплате недополученной матерью пенсии отказано.

Представитель ГУ УПФ РФ N 39 по г. Москве и Московской области требования не признал, пояснив, что Ш.Л., проживая за границей, в соответствии с действующим законодательством должна была в декабре каждого года представлять свидетельства, удостоверяющие факт нахождения ее в живых, выдаваемые консульскими учреждениями РФ за границей. В связи с тем, что до 31 декабря 2000 г. она не представила таких документов, выплата пенсии была приостановлена, а с 09.09.2002 прекращена в связи со смертью. Поскольку в спорный период времени пенсия Ш.Л. не начислялась, истица не имеет права на эту пенсию.

Решением Талдомского городского суда от 4 февраля 2003 г. требования Ш.Л. удовлетворены. На ГУ УПФ РФ N 39 по г. Москве и Московской области возложена обязанность произвести начисление пенсии Ш.Л. за период с 01.01.2001 по 09.09.2002 в установленном законом размере.

Признано также за Ш. право на получение пенсии, подлежащей выплате Ш.Л. до дня ее смерти за период с 01.01.2001 по 09.09.2002.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 12.05.2004 решение суда отменено, по делу вынесено новое решение, которым в иске отказано.

В надзорной жалобе Ш. просит отменить определение кассационной инстанции, оставить без изменения решение городского суда.

Определением судьи Мособлсуда Кузнецовой И.А. дело по надзорной жалобе Ш. внесено на рассмотрение президиума Московского областного суда.

Заслушав доклад судьи Московского областного суда Николаевой О.В., объяснения Ш. и представителя ГУ Управления ПФ РФ N 39 по г. Москве и Московской области, президиум находит надзорную жалобу подлежащей удовлетворению.

Разрешая спор, суд первой инстанции посчитал, что в связи со смертью матери истица в соответствии с п. 1 ст. 1183 ГК РФ приобрела право как наследница по закону на недополученную пенсию наследодателя, и признал за дочерью умершей Ш.Л. право на получение денежных сумм.

Кассационная инстанция, рассматривая дело по жалобе ГУ УПФ N 39 по г. Москве и Московской области, посчитала, что суд неправильно применил нормы материального и процессуального права.

Судебная коллегия указала, что исходя из положений ст. 1183 ГК РФ истица имеет право в порядке наследования лишь на реально начисленные, но не выплаченные наследодателю денежные суммы.

В данном же случае, поскольку пенсионные суммы начислены не были, то в состав наследства они не могут быть включены, и истица на них право не приобрела.

Между тем суд неправильно истолковал нормы материального права.

Наследство открывается со смертью гражданина.

В соответствии со ст. 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. Все это относится к объектам гражданских прав.

Согласно ст. 129 ГК РФ объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) либо иным способом, если они не изъяты из оборота или не ограничены в обороте.

Состав наследства определяется на день открытия наследства (ст. 1114 ГК РФ).

По смыслу изложенных норм права, имущественные права могут быть включены в состав наследства, а наследники могут стать правопреемниками таких прав, если эти права принадлежали умершему до указанного момента.

В данном случае умершая Ш.Л. имела право на получение пенсии, но по определенным причинам она ей не была начислена. При этом не имеют значения причины, по которым наследодатель не получил соответствующие суммы.

Согласно ст. 1183 ГК РФ право на получение подлежавших выплате наследодателю, но не полученных им при жизни по какой-либо причине сумм заработной платы и приравненных к ней платежей, пенсий и других сумм, принадлежит проживавшим совместно с умершим членам его семьи. При отсутствии таких лиц соответствующие суммы включаются в состав наследства.

Истица как наследница умершей Ш.Л. имеет право в соответствии с ч. 3 ст. 1183 ГК РФ на неполученную наследодательницей до ее смерти пенсию.

Выводы кассационной инстанции о том, что только сама умершая Ш.Л. могла требовать защиты нарушенного права, выразившегося в приостановлении выплаты пенсии по вышеизложенным мотивам, не основаны на нормах действовавшего законодательства, как не имеет правового значения и то обстоятельство, что требуемые истицей пенсионные суммы не были начислены.

Необоснованно указано судебной коллегией, как на нарушение закона, признание судом права истицы на получение пенсии, подлежащей выплате Ш.Л. до дня ее смерти за период с 01.01.2001 по 09.09.2002, поскольку это право самого гражданина определять форму защиты нарушенного права.

Признание права является одним из способов защиты гражданских прав, указанных в ст. 12 ГК РФ.

При таких обстоятельствах президиум на основании ст. 387 ГПК РФ приходит к выводу о том, что определение судебной коллегии по гражданским делам подлежит отмене, а решение суда - оставлению без изменения.

Руководствуясь ст. 390 ГПК РФ, президиум

 

ПОСТАНОВИЛ:

 

определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 12.05.2004 отменить, решение Талдомского суда от 4 февраля 2004 г. оставить без изменения.

 

Председатель президиума

А.Ф.ЕФИМОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь