Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 декабря 2004 г. N 22-1723/2004

 

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Хакасия рассмотрела в судебном заседании 15 декабря 2004 года кассационные жалобы адвокатов, осужденных О.А. и С. на приговор Черногорского городского суда от 7 августа 2004 года, которым

О.А. <...>, гражданин РФ, несудимый,

осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ на 9 лет лишения свободы в исправительной  колонии строгого режима;

С. <...>, гражданин РФ, судимый 2 декабря 1997 года по п. "в" ч. 3 ст. 228 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ на 3 года лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года; 11 января 2000 года по п. "а" ч. 2 ст. 159 УК РФ с применением ст. ст. 64, 70 УК РФ на 3 года 1 месяц лишения свободы, освобожден условно-досрочно 20 ноября 2001 года на 10 месяцев 25 дней,

постановлением суда от 22.06.2004 освобожден от наказания, назначенного приговором от 02.12.2002, в соответствии со ст. 10 УК РФ;

постановлением суда от 22.06.2004 по приговору от 11.01.2000 считать осужденным по ч. 2 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ) к 2 годам лишения свободы с исчислением срока с 16.09.1999,

осужден по ч. 1 ст. 114 УК РФ на 2 месяца лишения свободы, по ч. 4 ст. 111 УК РФ на 12 лет лишения свободы, а с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний - на 12 лет 1 месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного суда Республики Хакасия, мнение прокурора, полагавшей приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

О.А. и С. осуждены за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенное группой лиц, повлекшее по неосторожности смерть Г.В.

С. осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью Д.А., совершенное при превышении пределов необходимой обороны.

В кассационных жалобах в интересах С. адвокат просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство, мотивируя тем, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, а приговор суда является несправедливым.

Считает, что вина С. в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ (по эпизоду 19.01.2003) не нашла подтверждения ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании. Изложенные в приговоре выводы суда о виновности С. в наступлении смерти Г.В. основаны на противоречивых доказательствах. Ссылаясь на заключение судебно-медицинской экспертизы N 77 от 29.01.2003, показания экспертов, а также на заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы N 74 21.07.2003 и не соглашаясь с оценкой этих доказательств, приведенной в приговоре, защитник полагает, что судом не установлено, что именно действиями С. причинены телесные повреждения, от которых наступило сдавление вещества головного мозга Г.В., явившееся непосредственной причиной его смерти. Показания С. о том, что он наносил Г.В. удары только с утра, до приезда "скорой помощи", по мнению кассатора, подтверждаются показаниями свидетеля С., свидетеля А., не противоречит показаниям эксперта о том, что гематома образовалась, скорее всего, после осмотра Г.В. фельдшером.

В действиях С., полагает защитник, усматривается лишь состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ.

В нарушение требований ч. 3 ст. 14 УПК РФ суд истолковал сомнения в  виновности, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, против подсудимого С.

Суд не обратил внимания на наличие у Г.В. повреждения половых органов, возникших от укуса собакой, и не дал оценки показаниям эксперта о том, что если бы не было повреждений половых органов, а имелась лишь закрытая черепно-мозговая травма, Г.В. мог бы выжить. При таких обстоятельствах наступление смерти Г.В. не находится в причинно-следственной связи с действиями С., и в его действиях может быть лишь ч. 3 ст. 111 УК РФ.

Кроме того, защитник считает, что судом первой инстанции не выполнено кассационное определение от 10.12.2003, которым отменялся обвинительный приговор по данному делу.

В кассационных жалобах в интересах осужденного О.А. адвокат просит приговор изменить, уголовное дело прекратить за отсутствием в действиях О.А. состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ. В обоснование указывает, что судом не установлено, что именно от действий О.А. произошло сдавление вещества головного мозга потерпевшего, явившееся непосредственной причиной смерти Г.В. Анализируя доказательства - заключение судебно-медицинской экспертизы N 77 от 29.01.2003, заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы, показания эксперта и эксперта - адвокат полагает, что из них не следует вывод о виновности О.А. в смерти Г.В. Телесные повреждения, повлекшие смерть Г.В., могли быть причинены и до 12 часов 19 января 2003 года, то есть другими лицами, а не О.А. Суд в приговоре согласился с этим, указав, что около 12 часов С. причинил тяжкий вред здоровью Г.В. путем нанесения множественных ударов руками и ногами по голове и туловищу потерпевшего, при этом в качестве доказательств привел показания свидетелей О.В., Б., П., Д.В., Н., А. Фельдшер А. пояснила о наличии кровоподтеков на лице Г.В., отечности лица, а судмедэксперт в судебном заседании подтвердил, что гематома могла быть и при осмотре Г.В. фельдшером.

В основу приговора суд положил показания О.А. о том, что он вечером три раза ударил Г.В. кулаком в лицо и несколько раз пнул по туловищу. Однако суд не привел доказательств того, что О.А. и днем участвовал в избиении Г.В., тогда как повлекшие смерть тяжкие телесные повреждения могли быть причинены и днем. Об этом, по мнению защитника, свидетельствуют соседи С., подтверждает заключение СМЭ, согласно которой гематома могла образоваться и вечером, и днем, и утром. Другие свидетели не могут точно высказаться о времени. Поэтому О.А. не мог нанести Г.В. телесные повреждения, повлекшие смерть, так как в 19 - 20 часов не находился в квартире. По мнению кассатора, заключения СМЭ и показания экспертов дают основание для вывода, что черепно-мозговая травма причинена до 12 часов 19 января 2003 года, что исключает причастность О.А. к смерти Г.В.

Ссылается на нарушение норм УПК РФ, невыполнение судом первой инстанции кассационного определения от 10.12.2003.

В кассационных жалобах осужденный С. считает, что предварительное следствие велось с обвинительным уклоном и нарушением норм УПК РФ, его показания в протоколах допроса отражались неверно.

Незаконным считает соединение в одно производство двух уголовных дел по эпизодам 27.09.2002 и 19.01.2003. Вина его в причинении смерти Г.В. не доказана, а действия по нанесению ударов потерпевшему, как правильно отмечает адвокат, должны быть квалифицированы по ст. 116 УК РФ. Судом необоснованно отклонены его ходатайства о вызове дополнительных свидетелей О.В., С., Ч., П., Г.А., показания которых имели существенное значение для выводов суда. Считает, что О.В., Г.В. и Б. сговорились против него. Показания свидетеля Б., на которые сослался суд, ничем не подтверждаются, напротив, опровергаются показаниями свидетеля М. В деле имеются показания С. о том, что на улице Г.В. избивал мужчина в камуфляжной форме, а в такую форму был одет Г.А. Доказательством его непричастности к смерти Г.В. являются показания его отца, С. Анализируя заключение СМЭ N 77 от 29.01.2003, считает, что смерть потерпевшего Г.В. могла наступить от повреждения половых органов, причиненных собакой, а также ввиду несвоевременно оказанной медицинской помощи, халатного отношения врачей, или по вине хирургов, проводивших операцию и не перевязавших все кровоточащие сосуды. По мнению кассатора, комиссионная СМЭ также не подтверждает его вины в смерти Г.В., поскольку эксперт точно не высказался о наличии ушиба головного мозга, указал только на кровоизлияния, которые могли образоваться по вине врачей, оперировавших Г.В., а не при обстоятельствах, которые суд привел в приговоре. Просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство.

В кассационных жалобах осужденный О.А. просит прекратить в отношении него дело по обвинению по ч. 4 ст. 111 УК РФ за отсутствием состава и события преступления, утверждая, что от его действий - ударов рукой 2 раза по лицу и по туловищу - не могла наступить смерть Г.В. Эти действия, как видно из показаний свидетеля Б., его собственных объяснений, были совершены вечером. Заключение СМЭ, данное экспертом, также не доказывает, что от его ударов могла последовать черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга, повлекшая смерть. Г.В. били С. и Г.А., о чем пояснили свидетели О.В. и Н. О его непричастности дала показания свидетель С.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассаторов, судебная коллегия не находит оснований к их удовлетворению.

Приговор в отношении О.А. и С. является законным, обоснованным и справедливым, так как он постановлен с соблюдением требований УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Судом первой инстанции на основе анализа исследованных в судебном заседании доказательств установлены фактические обстоятельства дела, обоснован вывод о доказанности вины и дана верная юридическая оценка действиям О.А. и С.

Доводы кассационных жалоб О.А. и С., их защитников о недоказанности вины осужденных в смерти Г.В. опровергаются проверенными с соблюдением требований ст. 87 УПК РФ в судебном разбирательстве доказательствами, которые получили оценку в приговоре по правилам ст. ст. 17, 88 УПК РФ с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

Свидетель А. показала, что 19 января 2003 года днем она по вызову выезжала на ул. Потерпевший мужчина был сильно избит: опухшее лицо, перелом спинки носа, челюсти. Имелись подозрения на сотрясение головного мозга. Мужчина был пьян, от госпитализации отказался. После 24 часов снова поступил вызов на тот же адрес. Тот же мужчина без сознания лежал в коридоре на полу, хрипел. На половых органах имелись раны, лицо более отечное, чем во время первого вызова. Со слов присутствующих мужчины и женщины, потерпевшего покусала собака.

Из показаний свидетеля Д.В. следует, что 19 января 2003 года около 13 часов в дежурную часть милиции из квартиры дома поступило сообщение о том, что на площадке лежит избитый мужчина. По прибытии на место у подъезда их встретила женщина и сообщила, что ее мужа избили в квартире, где он выпивал, а тот мужчина, который бил, уже ушел. В квартире они обнаружили Г.В., на лице которого имелись следы побоев, разбит нос. От госпитализации Г.В. отказался, он ходил по квартире, разговаривал. Присутствовавшая при этом женщина из квартиры сказала, что потерпевший похитил у нее шапку, из-за этого получился конфликт, и их знакомый стал бить мужчину (Г.В.). Они уехали. 20.01.2003 в 00.00 часов в дежурную часть поступило сообщение о поступлении в городскую больницу N 2 Г.В. с диагнозом черепно-мозговая травма, кома неясной этимологии, укушенные раны половых органов.

Свидетель О.В. показала, что сожительствовала с Г.В. 19.01.2003 около 12 часов пришли С., Г.А. и О.А. С. прошел на кухню. Услышав шлепки, она тоже зашла на кухню. Г.В. и С. стояли напротив друг друга. Она отправила их разбираться на улицу. Все ушли. Затем узнала, что Г.В. водили разбираться в квартиру к П. Услышав шум, вызвала милицию. Г.В. вернулся с побитой правой щекой и ребрами, поэтому она вызвала "скорую помощь". Врач прибыл, но Г.В. от госпитализации отказался. После обеда пришли Г.А. и С. и насильно увели Г.В. в квартиру разбираться. Около 12 часов ночи Б., О.А., С. и Г.А. приволокли Г.В. домой и положили в коридоре на пол. Увидев, что Г.В. стал чернеть, она вызвала "скорую помощь".

В судебном заседании суд исследовал показания О.А., данные на предварительном следствии, и свидетель подтвердила их, пояснив о том, что Г.В. приволокли С., Б. и О.А.

С оценкой показаний свидетеля судебная коллегия согласна.

Из показаний свидетеля П. следует, что 19 января 2003 года она помогла Г.В. продать шапку Б. Около 14 часов к ней в квартиру пришли С., Б., Г.В. и Г.А. и стали ругаться, выяснять, кто продал шапку. Г.В. выгнал всех. В ее присутствии Г.В. не били.

Свидетель Б. показала, что в квартире П. С. несколько раз ударил Г.В. в грудь, затем ногами - в ухо. После этого продолжали употреблять спиртное в ее квартире. Г.В. сказал, что принадлежащую ей шапку он и П. продали, деньги поделили. Затем Г.В. ушел, но вернулся и попросился переночевать, так как его не пускает жена. Она разрешила. Продолжали выпивать. Снова стали спрашивать у Г.В. про шапку. С. кинулся на Г.В. в драку, пинал его на полу в грудь, в живот, в живот, по плечам и рукам. Пьяный Г.В. все время падал. О.А. босыми ногами пнул Г.В. раза два. Потом она увидела, что его уже сильно бьют, и стала защищать. Г.В. остался лежать на полу, а остальные распивали спиртное. Когда она находилась на кухне, С. попросил принести толкушку. Выполнив просьбу, ушла на кухню. По возвращении в комнату увидела, что Г.В. лежит без брюк, толкушка вставлена ему в анальное отверстие. С. только успел убрать руки от толкушки. Она стала ругаться. С. вытащил толкушку и выбросил с балкона. Она сказала отвести Г.В. домой, так как сам он идти не мог. С. и О.А. взяли его за руки и за ноги, она держала голову, отнесли Г.В. домой, положили на пол. Позднее О.А. сообщил, что собака съела Г.В. половые органы. Они побежали к Г.В. домой, его жена была пьяная. Г.В. был в крови, они вызвали "скорую помощь".

В судебном заседании свидетель Б. подтвердила данные на предварительном следствии показания о том, что Г.А. ударил Г.В. два раза кулаком по груди.

Из показаний свидетелей С. и С. следует, что вечером 19 января 2003 года, по показаниям С., около 21 часа, С. и Г.В. стояли около квартиры О.А., затем им открыли дверь. С. запихал Г.В. в квартиру.

Свидетель Н. показала, что ночью услышала шум на лестничной площадке, и через дверной глазок увидела, что Г.А., О.А. и С. спускают с пятого этажа Г.В. Без стука в квартиру Г.В. сразу занесли его вовнутрь. Потом О.В. вышла на площадку и сказала "Ну все, хана ему", постучалась к ней, хотела вызвать "скорую помощь".

В приговоре приведены показания С., данные на предварительном следствии и исследованные в порядке ст. 276 УПК РФ, из которых следует, что 19 января 2003 года днем он стал выяснять у Г.В. обстоятельства, связанные с кражей шапки Б., разозлился и стал наносить удары Г.В., в том числе кулаками по лицу, голове, а в показаниях в качестве обвиняемого 31.01.2003 пояснял, что сначала ударил Г.В. рукой по щеке, затем 2 - 3 раза кулаком в грудь, после этого ударил сидевшего в кресле Г.В. ногой по лицу.

Из показаний О.А., данных на предварительном следствии и исследованных в судебном разбирательстве в порядке ст. 276 УПК РФ, следует, что 19 января 2003 г. С. привел Г.В., у которого они стали выяснять, где шапка Б. Г.В. отрицал свою причастность к краже шапки. Разозлившись, он ударил Г.В. кулаком по лицу, затем еще три раза кулаком по лицу, а после признания Г.В. в продаже шапки совместно с тетей Н., он ударил Г.В. кулаком по лицу и разбил нос. Подошел С. и тоже пару раз ударил Г.В. по лицу кулаком.

В показаниях в качестве обвиняемого 30.01.2003 О.А. рассказал, что в ходе распития спиртного они стали выяснять у Г.В., кто взял шапку Б. Г.В. в краже шапки не признавался. Тогда С. встал с дивана, подошел к Г.В., сидевшему в кресле, и ударил кулаком в область лица примерно 3 раза. По его предложению Г.В. пересел на диван. Он встал и 3 - 4 раза ударил Г.В. кулаком по лицу. Своими ударами он разбил Г.В. нос и рассек губу, на лице у Г.В. появилась кровь. Когда Г.В. лежал на полу, С. пнул Г.В. 2 раза по телу, а он два раза пнул Г.В. в область грудной клетки.

Показания подсудимых, данные на предварительном следствии, получены с соблюдением норм Конституции РФ и УПК РФ, в том числе права на защиту, поэтому суд обоснованно привел их в приговоре как доказательства.

Приведенные доказательства, получившие оценку в приговоре по правилам ст. 88 УПК РФ, в совокупности подтверждают вывод суда о том, что смерть Г.В. наступила в результате умышленных совместных и согласованных действий обоих подсудимых, которые путем нанесения множественных ударов ногами и руками по голове и туловищу Г.В. причинили потерпевшему тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни в момент причинения, повлекший смерть Г.В.

Выводы суда о характере, локализации, механизме, степени тяжести причиненных потерпевшему телесных повреждений и причине смерти Г.В. основаны на заключении судебно-медицинской экспертизы N 77 от 29 января 2003 года и заключении комиссионной судебно-медицинской экспертизы N 74 от 21.07.2003, также показаниях судебно-медицинских экспертов, содержание которых полно и объективно приведено в приговоре.

В приговоре дана оценка обоим заключениям, имеющиеся между ними расхождения выяснены в судебном следствии, при этом в приговоре приведены мотивы, по которым суд согласился с выводами комиссионной экспертизы и частично отверг выводы, содержащиеся в заключении судебно-медицинской экспертизы N 77 от 29.01.2003.

При таких обстоятельствах судебная коллегия находит обоснованным вывод суда о том, что Г.В. причинены телесные повреждения в виде закрытой черепно-мозговой травмы, субдуральной гематомы слева, субдуральных и субарахноидальных кровоизлияний в головной мозг, кровоизлияния в боковые желудочки головного мозга, которые по степени тяжести повлекли тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни в момент причинения. Смерть Г.В. наступила от закрытой черепно-мозговой травмы, субдуральной гематомы слева, субдуральных и субарахноидальных кровоизлияний в боковые желудочки головного мозга.

Доводы кассаторов о том, что наступление смерти Г.В. не находится в причинно-следственной связи с действиями С. и О.А., а возможно в результате повреждения половых органов потерпевшего собакой, халатного отношения врачей, ошибок хирургов при проведении операции, опровергаются заключением СМЭ N 77 и заключением СМЭ N 74, согласно которым повлекшие смерть телесные повреждения могли быть причинены в результате ударного воздействия тупого твердого предмета (предметов), например, руками, ногами постороннего человека.

Нарушений норм УПК РФ, влекущих отмену или изменение приговора, судом не допущено. Ходатайства участников процесса разрешены судом в соответствии с требованиями ст. 271 УПК РФ, принцип состязательности сторон судом не нарушен.

Версия о причастности к преступлению других лиц органом расследования проверена, однако подтверждения не нашла.

Таким образом, суд в соответствии с требованиями ст. 73 УПК РФ при разбирательстве уголовного дела установил подлежащие доказыванию событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства преступления), виновность подсудимых О.А. и С. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Г.В., повлекшего по неосторожности его смерть, форму вины и мотивы преступления, и правильно квалифицировал действия каждого подсудимого по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Оснований для изменения квалификации на ч. 1 ст. 116 УК РФ либо ч. 3 ст. 111 УК РФ не имеется, так как действия О.А. и С., умышленно причинивших тяжкий вред здоровью Г.В., состоят в прямой причинно-следственной связи со смертью потерпевшего.

При назначении наказания С. и О.А. суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, относящегося к категории особо тяжких, данные о личности каждого подсудимого, рецидив преступлений как отягчающее наказание обстоятельство в отношении С. Назначенное осужденным по ч. 4 ст. 111 УК РФ наказание в виде лишения свободы на указанный приговором срок является законным и справедливым.

Вместе с тем, С. осужден за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 114 УК РФ, совершенное согласно приговору 27 сентября 2002 года.

Указанное преступление относится к преступлениям небольшой тяжести (ч. 2 ст. 15 УК РФ).

В соответствии с п. "а" ч. 1 ст. 78 УК РФ С. подлежит освобождению от уголовной ответственности за данное преступление, так как со дня его совершения истек срок два года.

В этой части приговор подлежит отмене, а уголовное дело - прекращению в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Отсутствие совокупности преступлений влечет исключение из приговора указания о назначении наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377 - 378, ст. 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Черногорского городского суда от 7 августа 2004 года в отношении С. в части осуждения по ч. 1 ст. 114 УК РФ отменить за истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности и производство по делу в этой части в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ прекратить.

Исключить из приговора Черногорского городского суда от 7 августа 2004 года указание суда о назначении С. наказания с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ и считать С. осужденным по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 12 (двенадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Этот же приговор в отношении О.А. оставить без изменения.

Кассационные жалобы осужденных и адвокатов без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь