Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 декабря 2004 г. N 22-1890/04

 

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Хакасия рассмотрела в открытом судебном заседании 22 декабря 2004 года кассационную жалобу осужденного П. на приговор Черногорского городского суда от 21 октября 2004 года, которым

П. <...>, неработающий, несудимый,

осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ - к девяти годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи по обстоятельствам дела и доводам кассационной жалобы, мнение прокурора, полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

П. признан судом виновным в умышленном причинении гр-ке М. тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшей.

Преступление совершено П. 4 июля 2004 года при обстоятельствах, указанных в описательно-мотивировочной части приговора.

В кассационной жалобе осужденный П. просит приговор суда отменить, ссылаясь на следующее. Суд необоснованно отклонил его ходатайство о проведении судебно-психиатрической экспертизы в институте им. Сербского. Необходимость дообследования П. обосновывает тем, что он 6 лет лечился и состоял на учете в психоневрологическом диспансере, имеет 2 группу инвалидности, в момент совершения преступления не контролировал свои действия и не соображал, что именно происходит. Полагает, что мог находиться в состоянии аффекта.

В дополнение к жалобе П. указывает, что на момент совершения преступления находился у знакомых. На следствии оговорил себя под давлением сотрудников милиции. Соседи пояснили, что труп потерпевшей находился в прихожей, с повреждением челюсти. Данные пояснения противоречат протоколу осмотра места происшествия и заключению судебно-медицинской экспертизы.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, и доводы прокурора, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению.

Исследовав представленные доказательства и в соответствии со ст. 88 УПК РФ оценив их в совокупности, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о виновности П. в умышленном причинении М. тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшей, и верно квалифицировал действия осужденного по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Виновность П. подтверждена приведенными в приговоре доказательствами: показаниями свидетелей Ш., Р. о том, что П. снимал квартиру у потерпевшей; показаниями свидетелей Р. и С. о том, что М. никогда не открывала дверь незнакомым людям; показаниями свидетелей С., Ж., подтвердивших, что П. признался им в совершении убийства М.; показаниями свидетеля К., видевшего ранним утром П. с дипломатом, который пропал из квартиры М.; протоколом опознания П. К. С данными показаниями согласуются и показания самого П. на предварительном следствии об обстоятельствах причинения телесных повреждений М. руками и ногами, а также о поисках и изъятии в квартире своих вещей и продуктов. При этом П. на месте происшествия подтвердил свои показания, подробно пояснив о своих действиях.

Показания свидетелей и подсудимого на предварительном следствии проверены и оценены надлежащим образом. Суд первой инстанции обоснованно принял в качестве доказательств показания П. в качестве подозреваемого и обвиняемого, указав, что получены они в присутствии защитника, с соблюдением норм УПК РФ. Доводы П. о самооговоре не нашли подтверждения.

Кроме того, показания подсудимого об обстоятельствах совершенного преступления соответствуют протоколу осмотра места происшествия, зафиксировавшему беспорядок в квартире потерпевшей, заключению судебно-медицинской экспертизы о времени и механизме причинения телесных повреждений (руками или ногами), повлекших смерть потерпевшей.

Утверждение П. о том, что на момент преступления он находился по адресу, проверены в судебном заседании, однако не нашли подтверждения. В частности, органами следствия и судом первой инстанции допрошена свидетель Ж., проживавшая по указанному адресу. Ж. последовательно утверждала, что П. распивал у нее спиртное накануне преступления, после чего она уснула, а на утро обнаружила, что П. ночью уходил, поскольку принес свое белье, продукты и спирт, на руках у него были повреждения.

Ссылки осужденного на пояснения соседей, обнаруживших труп потерпевшей, не конкретны. Допрошенные в судебном заседании свидетели дали показания, в т.ч. и об обстоятельствах обнаружения трупа потерпевшей. Каких-либо противоречий с объективными доказательствами, в т.ч. с протоколом осмотра места происшествия и заключением судебно-медицинской экспертизы, показания свидетелей не содержат.

Доводы осужденного о наличии у него психического расстройства и совершении преступления в состоянии аффекта проверены судом первой инстанции.

Суд исследовал и принял во внимание заключение судебно-психиатрической экспертизы, подтвердившей способность П. осознавать характер своих действий и руководить ими, несмотря на наличие у него признаков легкой умственной отсталости, осложненной синдромом алкогольной и наркотической зависимости. При этом экспертами и судом учтено, что П. находился на учете в психоневрологическом диспансере.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о вменяемости П. не вызывает сомнений, а доводы осужденного о необходимости дополнительного исследования его психического состояния не основаны на материалах дела.

Утверждение П. о совершении преступления в состоянии аффекта судебная коллегия находит несостоятельным. Как следует из материалов дела, действия находившегося в алкогольном опьянении П. при совершении преступления и непосредственно после этого были четкими и целенаправленными: в связи с возникшей ссорой он нанес потерпевшей множественные удары, после чего стал искать в квартире вещи, собрал их, а также продукты и скрылся с места преступления. Данные обстоятельства согласуются с выводами судебно-психиатрической экспертизы о том, что в момент совершения преступления П. находился в состоянии простого алкогольного опьянения. Таким образом, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об умышленном совершении П. преступления в ходе ссоры.

Рассматривая назначенное П. наказание, судебная коллегия учитывает следующее. Суд указал в приговоре, что при назначении наказания принимает во внимание личность подсудимой, характеризующейся отрицательно, характер и обстоятельства совершенного преступления. В то же время, излагая в приговоре обстоятельства, установленные в судебном заседании, суд фактически признал, что преступные действия П. вызваны оскорблением со стороны М., также находившейся в нетрезвом состоянии. Однако при назначении наказания данное обстоятельство не учтено. В соответствии с п. "з" ч. 1 ст. 61 УК РФ, противоправное поведение потерпевшего, явившееся поводом для совершения преступления, признается смягчающим наказание обстоятельством.

С учетом изложенного, приговор подлежит соответствующему изменению, а назначенное П. наказание подлежит снижению.

Каких-либо иных оснований для изменения или отмены приговора не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Черногорского городского суда от 21 октября 2004 года в отношении П. изменить.

Признать в качестве обстоятельства, смягчающего наказание П., противоправное поведение потерпевшей, явившееся поводом для совершения преступления.

Наказание, назначенное П. по ч. 4 ст. 111 УК РФ, смягчить до 8 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь