Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЧЕЛЯБИНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ПРЕЗИДИУМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 22 декабря 2004 года

 

Надзорное производство N 4у-2004-527

 

Судья: Сотникова Н.И.

 

Президиум Челябинского областного суда в составе: председательствующего Вяткина Ф.М., членов Президиума Кунышева А.Г., Фединой Г.А., Сыскова В.Л., Балакиной Н.В.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе адвоката Соколова В.Н. на приговор Ленинского районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 17 декабря 2002 года, которым

А., <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания постановлено исчислять с 14 августа 2002 года.

Заслушав доклад судьи Челябинского областного суда Зайдуллиной А.Н. об обстоятельствах дела, мнение и.о. прокурора Челябинской области Чеурина П.В., полагавшего приговор изменить, Президиум

УСТАНОВИЛ:

 

В соответствие с приговором преступление совершено А. при следующих обстоятельствах.

В конце июня 2002 года в ходе распития спиртных напитков А. и его знакомым С. в садовом домике между ними произошла ссора. А. умышленно с силой толкнул С. руками в грудь, отчего тот ударился головой об стол и, упав на пол, потерял сознание. А., имея умысел на причинение смерти С., привязав к его ногам и шее шлакоблок, сбросил С. в заполненный водой погреб. От механической асфиксии, развившейся в результате закрытия водой просветов органов дыхания, С. скончался. При исследовании трупа С. на голове в правой лобно-височной области обнаружена ушибленная рана, влекущая легкий вред здоровью.

В кассационном порядке приговор не обжалован.

В надзорной жалобе адвокат в защиту осужденного А. ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение. Адвокат указывает, что показания А. о том, что он не имел умысла на лишение С. жизни, а сбросил его в воду, считая, что он мертв, ничем не опровергнуты. Вывод суда об умысле осужденного на убийство С. необоснован и предположителен.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, Президиум находит приговор подлежащим изменению ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, что повлекло неправильную квалификацию преступления.

Все действия, совершенные лицом осознанно и по своей воле, в любом случае должны быть оценены с позиций субъективной стороны состава преступления.

Осужденный А. в судебном заседании, отрицая умысел на убийство С., показал, что после того как С. при падении головой ударился о край стола и потерял сознание, А. стал ждать когда потерпевший очнется. В течение длительного времени С. не подавал признаков жизни. А., проверив у С. пульс и сердцебиение и не услышав их, понял, что он мертв. Испугавшись, решил спрятать труп. С этой целью привязал к С. шлакоблоки и бросил его в воду.

Обосновывая квалификацию действий А. как умышленного убийства, суд в приговоре указал, что характер действий осужденного, а именно, приискание шлакоблоков, их привязывание к потерпевшему и сбрасывание потерпевшего в воду, свидетельствуют о прямом умысле на убийство.

Однако с таким выводом суда согласиться нельзя, поскольку совершение указанных действий возможно и в целях сокрытия трупа, как об этом показывает осужденный.

Подвергая критике показания осужденного А. о том, что он, сбрасывая С. в воду, считал его мертвым, суд указывает, что А. не мог допустить такую ошибку в силу наличия среднего медицинского образования и трехлетнего стажа работы по специальности фельдшера, а также исходя из характера раны на голове, которая в худшем случае могла привести к потере сознания.

Данное утверждение суда носит предположительный характер.

Кроме того, ссылаясь на поверхностный характер раны на голове потерпевшего, суд не дал оценки тому обстоятельству, что указанная рана располагалась в достаточно уязвимой области жизненно-важного органа, тогда как данное обстоятельство в совокупности с нахождением потерпевшего в бессознательном состоянии могло повлиять на восприятие осужденного относительно опасности этой раны и возможных от нее последствий.

Утверждение суда о том, что А. должен был, не доверяя своему пьяному состоянию, принять меры к оказанию медицинской помощи С. либо оставить его лежащим на полу в домике, не опровергает версии осужденного об ошибке в причинной связи между ударением потерпевшего о стол и наступившим от этого последствием и никак не указывает на умысел осужденного на лишение потерпевшего жизни.

Как видно из материалов дела А. на протяжении всего производства по делу давал неизменные, аналогичные данным в судебном заседании, показания, что подтверждено и свидетелем Д., участвовавшим в качестве понятого при проверке показаний А. на месте происшествия.

Показания допрошенных в судебном заседании потерпевшей С. и свидетеля А. не содержат информации по обстоятельствам преступления, а указывают на то, что осужденный и потерпевший были знакомы длительное время, между ними сложились дружеские отношения, как А., так и С. характеризуют осужденного А. положительно.

Показания осужденного соответствует объективным доказательствам: данным протокола осмотра места происшествия, заключению судебно-медицинской экспертизы.

Таким образом, показания осужденного ничем не опровергнуты и они свидетельствуют о том, что А. бросил С. в воду, желая скрыть, как он полагает, труп, не удостоверившись в смерти потерпевшего.

Данные действия А. свидетельствуют о том, что он не предвидел наступления смерти потерпевшего от утопления, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть это последствие, что указывает на неосторожную форму его вины по отношению к смертельному исходу.

С учетом изложенного действия А. подлежат переквалификации со ст. 105 ч. 1 УК РФ на ст. 109 ч. 1 УК РФ. Оснований для направления дела на новое судебное рассмотрение Президиум не усматривает.

Действия осужденного, причинившие потерпевшему С. повреждения, повлекшие легкий вред здоровью, были совершены умышленно, что не отрицается осужденным. Однако, в материалах дела отсутствует заявление представителя потерпевшего о привлечении к ответственности за преступление, совершенное в отношении потерпевшего.

Руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, Президиум

ПОСТАНОВИЛ:

 

Надзорную жалобу адвоката Соколова В.Н. удовлетворить.

Приговор Ленинского районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 17 декабря 2002 года изменить: переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 1 УК РФ на ст. 109 ч. 1 УК РФ в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года, по которой назначить 2 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В связи с отбытием наказания А. из мест лишения свободы освободить.

В остальной части тот же приговор оставить без изменения.

 

Председательствующий: Ф.М.ВЯТКИН

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь