Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ СВЕРДЛОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

от 29 декабря 2004 г. Дело N 44-Г-374/2004

Президиум Свердловского областного суда в составе:

 

    председателя                                    Овчарука И.К.,

    членов президиума                                Крутько Г.А.,

                                                    Худякова В.Н.,

                                                   Кризского Г.И.,

                                                    Курченко В.Н.,

 

рассмотрев по надзорной жалобе И. и С. гражданское дело по иску И. и С. к судебному приставу-исполнителю Н. о возмещении ущерба и признании действий незаконными,

 

УСТАНОВИЛ:

 

И. и С. обратились в суд с иском к судебному приставу-исполнителю Орджоникидзевского подразделения г. Екатеринбурга службы судебных приставов Н. о признании его действий по окончанию исполнительного производства незаконными, возложении обязанности по возмещению за счет средств федерального бюджета материального ущерба: в сумме 29883 руб. 27 коп. - И., 32721 руб. 10 коп. - С. В обоснование иска указали, что вступившим в законную силу решением Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга они восстановлены на работе в ООО "Управление механизации ремонтно-строительных работ" в качестве вахтеров-уборщиц бытовых помещений; с ООО "Управление механизации ремонтно-строительных работ" взысканы суммы среднего заработка за время вынужденного прогула, задолженности по расчету при увольнении с учетом индексации, компенсации морального вреда в пользу И. - 29884 руб. 05 коп., в пользу С. - 32302 руб. 11 коп.; указанное решение суда исполнено не было, исполнительное производство окончено ответчиком 03.11.2003 по причине отсутствия имущества у должника и невозможности установления места нахождения должника, в то время, как судебный пристав-исполнитель располагал сведениями ИМНС о том, что ООО "Управление механизации ремонтно-строительных работ" зарегистрировано по адресу: ул. Бабушкина, 1а, его директором указан А., ликвидация предприятия не производилась. С учетом изложенного полагают, что законных оснований для окончания исполнительного производства у ответчика не имелось, действия ответчика являются незаконными, и ими причинен материальный ущерб в виде не взысканных реально с должника по решению суда от 03.09.2003 денежных сумм (при этом сумма иска и суммы, взысканные решением суда, отличаются).

Ответчик иск не признал, указав, что по данным ИМНС должник действительно зарегистрирован в г. Екатеринбурге по ул. Бабушкина, 1а и его директором является А., но при выезде по этому адресу установлено, что такой организации не существует (как по адресу, названному в письме ИМНС, - ул. Бабушкина, 1а, так и по адресу, указанному взыскателями, - ул. Бабушкина, 5а), А., согласно его объяснительным и трудовой книжке, не является директором должника, а руководит ООО "Управление транспортом"; обязанности по розыску должника судебный пристав-исполнитель не имел, заявления о розыске должника взыскатели не подавали.

Решением Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 24 мая 2004 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 12 августа 2004 года, в удовлетворении иска И. и С. о возмещении ущерба отказано.

В надзорной жалобе И. и С. просят принятые по делу судебные постановления отменить. В обоснование просьбы заявители указывают на то, что, признавая действия судебного пристава-исполнителя по окончанию исполнительного производства законными, суд не принял во внимание известность адреса должника и не дал оценки тому обстоятельству, что директором ООО "Управление механизации ремонтно-строительных работ" по регистрационным данным является А., вследствие чего неправильно применил положения подп. 3 п. 1 ст. 26 и подп. 3 п. 1 ст. 27 Закона "Об исполнительном производстве".

Находя доводы надзорной жалобы заслуживающими внимания, судья Свердловского областного суда Смагина И.Л. определением от 25.11.2004 передала дело для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции.

 

Заслушав доклад судьи Смагиной И.Л., объяснения И. И С., поддержавших доводы надзорной жалобы, проверив материалы дела и обсудив доводы надзорной жалобы, президиум находит надзорную жалобу обоснованной и подлежащей удовлетворению, а решение суда и определение судебной коллегии - подлежащими отмене по следующим основаниям.

Принимая решение об отказе в удовлетворении требований о возмещении ущерба, суд признал установленным наличие у судебного пристава-исполнителя законных оснований, предусмотренных подп. 3 п. 1 ст. 26, подп. 3 п. 1 ст. 27 Закона "Об исполнительном производстве", для возвращения взыскателям исполнительных листов и окончания исполнительных производств (неизвестность адреса должника-организации).

Выводы суда на законе не основаны.

В соответствии с подп. 3 п. 1 ст. 26 названного Закона исполнительный документ, по которому взыскание не производилось или произведено частично, возвращается взыскателю, если невозможно установить адрес должника-организации или место жительства должника-гражданина, место нахождения имущества должника либо получить сведения о наличии принадлежащих ему денежных средств и иных ценностей, находящихся на счетах и во вкладах или на хранении в банках или иных кредитных организациях (за исключением случаев, когда настоящим Федеральным законом предусмотрен розыск должника или его имущества). Согласно подп. 3 п. 1 ст. 27 Закона "Об исполнительном производстве", исполнительное производство оканчивается возвращением исполнительного документа по основаниям, указанным в статье 26 настоящего Федерального закона.

В силу п. 2, 3 ст. 54 Гражданского кодекса Российской Федерации место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации, если в соответствии с законом в учредительных документах юридического лица не установлено иное; место нахождения юридического лица указывается в его учредительных документах. Согласно п. 3 ст. 52 Гражданского кодекса Российской Федерации, изменения учредительных документов приобретают силу для третьих лиц с момента их государственной регистрации, а в случаях, установленных законом, - с момента уведомления органа, осуществляющего государственную регистрацию, о таких изменениях.

Согласно подп. "в" п. 1 ст. 5 Закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", в едином государственном реестре юридических лиц содержатся сведения об адресе (месте нахождения) постоянно действующего исполнительного органа юридического лица (в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа юридического лица - иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности), по которому осуществляется связь с юридическим лицом.

В судебном заседании судебным приставом-исполнителем признавалось то обстоятельство, что адрес должника-организации (г. Екатеринбург, ул. Бабушкина, д. 1а) был ему известен из ответа ИМНС; в деле имеется ответ ИМНС по Орджоникидзевскому району г. Екатеринбурга от 17.10.2003 на запрос судебного пристава-исполнителя о том, что ООО "Управление механизации ремонтно-строительных работ" состоит на налоговом учете, о ликвидации и о реорганизации не заявляло, руководителем значится А. (к ответу прилагались копии учредительных документов и распечатка о руководителе).

При таких обстоятельствах вывод суда о законности действий ответчика по возвращению исполнительных документов по требованиям о восстановлении на работе и окончанию исполнительных производств по подп. 3 п. 1 ст. 26 и подп. 3 п. 1 ст. 27 Федерального закона "Об исполнительном производстве" неправомерен, т.к. адрес организации-должника был известен судебному приставу-исполнителю.

Вопрос о законности действий ответчика по окончанию исполнительного производства по взысканию в пользу истцов денежных сумм (в связи с отсутствием у должника имущества) судом не обсуждался, соответствующие доказательства в материалах дела отсутствуют.

Рассматривая дело, суд согласился с позицией ответчика о невозможности исполнения решения суда по тому мотиву, что А., являясь директором ООО "Управление транспортом", отрицал тот факт, что он является директором организации-должника и в его трудовой книжке не указано на работу в этой должности. Между тем, по сведениям государственного регистрационного учета, изменения в учредительные документы ООО "Управление механизации ремонтно-строительных работ" не вносились, директором данной организации указан именно А. В соответствии со ст. 276 Трудового кодекса Российской Федерации руководитель организации может занимать оплачиваемые должности в других организациях с разрешения уполномоченного органа юридического лица. Пунктом 20 Правил ведения и хранения трудовых книжек, изготовления бланков трудовой книжки и обеспечения ими работодателей, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 16.04.2003 N 225 (как и ранее действовавшим Постановлением Совета Министров СССР и ВЦСПС от 06.09.1973 N 656), предусмотрено, что сведения о работе по совместительству вносятся в трудовую книжку по основному месту работы лишь по желанию работника. Из приведенных норм следует, что отсутствие записи в трудовой книжке А. о работе в качестве директора ООО "Управление механизации ремонтно-строительных работ" не может служить достаточным доказательством того, что он не является руководителем организации-должника.

Кроме того, в материалах дела имеются противоречащие друг другу объяснительные А. от 27.10.2003, которым суд не дал правовой оценки по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Из одной объяснительной следует, что А. никогда не являлся руководителем ООО "Управление механизации ремонтно-строительных работ", а из другой - что он не является руководителем этой организации более трех лет.

Как следует из искового заявления, истцы, наряду с требованием о возмещении материального ущерба, просили признать незаконными действия судебного пристава-исполнителя по принятию постановлений от 03.11.2003 об окончании исполнительного производства и возвращении исполнительного документа И. и С. (по восстановлению на работе и взысканию денежных сумм). Резолютивная часть решения суда содержит выводы суда лишь по требованиям о возмещении материального ущерба, никаких выводов по требованиям о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя по принятию постановлений об окончании исполнительных производств решение суда в нарушение ч. 5 ст. 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не содержит.

Оценивая правомерность действий судебного пристава-исполнителя по возвращению взыскателям исполнительных листов, суд фактически не разграничивал вопросы возможности исполнения решения суда в части восстановления на работе истцов и в части взыскания денежных сумм, следовательно, не входил в обсуждение вопроса о законности действий ответчика по окончанию исполнительного производства по требованиям о восстановлении на работе. Указанные требования в нарушение ч. 3 ст. 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не были рассмотрены судом, что является существенным нарушением норм процессуального права (ч. 1 ст. 364 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). При этом в материалах дела имеется лишь одно постановление судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства по восстановлению И. на работе и возвращении ей исполнительного документа; других постановлений (об окончании исполнительного производства по взысканию в пользу И. денежных сумм, по восстановлению на работе С. и взысканию в ее пользу денежных сумм) в деле нет, что свидетельствует о том, что судом не проведена надлежащая подготовка к судебному заседанию по правилам главы 14 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Кроме того, суд не определил надлежащего ответчика по требованию о возмещении материального ущерба. Из искового заявления усматривается, что истцы просили взыскать сумму материального ущерба с ответчика (судебного пристава-исполнителя), но за счет средств федерального бюджета, при этом в обоснование иска, ссылаясь на положения ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации. Суд вопрос о вступлении в дело соответчика, а также вопрос о надлежащем ответчике не обсуждал (ст. 150 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Для правильного разрешения спора о возмещении ущерба по правилам ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации суду необходимо было установить наличие (отсутствие) имущественного вреда у истцов, незаконность (законность) действий судебного пристава-исполнителя, вину ответчика (или ее отсутствие), наличие (отсутствие) причинной связи между наступившим вредом и незаконными действиями ответчика.

Допущенные судом нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, вследствие чего судебные постановления, принятые по данному делу, подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду надлежит решить вопрос о составе лиц, участвующих в деле, определить обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения требований о признании незаконными действий судебного пристава-исполнителя по вынесению постановлений об окончании исполнительных производств и возвращении исполнительных документов взыскателям, возмещении материального ущерба, и в зависимости от установленного постановить законное и обоснованное решение.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 386 - 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, президиум

 

ПОСТАНОВИЛ:

 

решение Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 24 мая 2004 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 12 августа 2004 года отменить. Дело по иску И. и С. к судебному приставу-исполнителю Н. о возмещении ущерба и признании действий незаконными направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

Председатель

ОВЧАРУК И.К.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь