Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

за II полугодие 2004 года.

 

1. Преступления, совершенные в несовершеннолетнем возрасте, не должны учитываться при определении рецидива преступлений.

 

При разрешении вопроса в порядке исполнения приговора, на основании ст. 10 УК РФ и ст. 397 УПК РФ в отношении А., судимого: 09.10.1995 г. по ч. 2 ст. 144, ч. 2 ст. 145, п. п. "а, в" ч. 2 ст. 146, ч. 2 ст. 108 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы, освобожденного 30.09.1999 г.; 11.04.2000 г. по п. п. "б, в" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожденного 25.01.2002 г. условно-досрочно на 1 год 7 месяцев, и 15.07.2002 г. по ч. 3 ст. 30, п. "в" ч. 3 ст. 161 УК РФ, п. "в" ч. 3 ст. 161 УК РФ, на основании ч. 3 ст. 69, 70 УК РФ окончательно к 4 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима, постановлением судьи правовая оценка действий осужденного по двум последним приговорам приведена в соответствие с действующим законодательством, наказание и режим отбывания наказания оставлены без изменения.

Судебная коллегия постановление в отношении А. изменила, установила в его действиях опасный рецидив преступлений и изменила вид исправительного учреждения, назначенного для отбывания наказания осужденному, с исправительной колонии особого режима на исправительную колонию строгого режима.

В соответствии с п. "б" ч. 4 ст. 18 УК РФ, при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до восемнадцати лет.

Поскольку приговором от 09.10.1995 г. А. осужден за совершение преступления в несовершеннолетнем возрасте, а квалификация по приговорам от 11.04.2000 г. и от 15.07.2002 г. изменена, в соответствии с п. "б" ч. 2 ст. 18 УК РФ в его действиях имеется опасный, а не особо опасный рецидив преступлений. Согласно п. "в" ч. 1 ст. 58 УК РФ, отбывать наказание следует в исправительной колонии строгого режима.

 

2. Неправильный вывод суда об истечении срока давности привлечения к уголовной ответственности послужил основанием к отмене судебного решения.

 

К. обвинялся в причинении имущественного ущерба собственнику путем обмана при отсутствии признаков хищения, совершенном неоднократно, в крупном размере, а также в подделке официального документа (квитанции строгого учета N 1), предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, в целях его использования, неоднократно, и в использовании заведомо подложного документа.

Постановлением от 09.01.2004 г. суд, переквалифицировав действия К. на ч. 1 ст. 165, ч. ч. 1, 3 ст. 327 УК РФ, прекратил уголовное дело за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

Судебная коллегия постановление суда отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

Сделав вывод об истечении срока давности уголовного преследования К. за совершение им преступлений небольшой тяжести, суд оставил без оценки то обстоятельство, что привлекаемый к уголовной ответственности К. с марта 2000 г. находится в розыске, так как скрывается от следствия и суда.

В таком случае, согласно ч. 3 ст. 78 УК РФ, течение сроков давности уголовного преследования приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда и возобновляется с момента задержания указанного лица или явки его с повинной. Вместе с тем, судом эта норма закона применена не была.

Кроме того, суд, в нарушение ч. 2 ст. 27 и ст. 247 УПК РФ, рассмотрел уголовное дело в отношении К. в отсутствие подсудимого, и не выяснил согласен ли он на прекращение в отношении него уголовного дела в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности и не имея на то ходатайства подсудимого.

 

3. Наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до 16 лет преступление небольшой или средней тяжести впервые.

 

Приговором суда Б., 27.01.1989 года рождения, осужден по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

Поскольку, в соответствии с ч. 6 ст. 88 УК РФ наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до 16 лет преступление небольшой или средней тяжести впервые, судебная коллегия приговор суда в отношении Б. изменила и определила считать его осужденным по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием из заработка осужденного 10% в доход государства. Назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год.

 

4. Действия осужденного по изъятию чужого имущества в присутствии своих знакомых следует квалифицировать как совершение кражи.

 

Приговором суда Р. осужден по п. "в" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия приговор изменила, переквалифицировала действия Р. на п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ с назначением наказания в виде 3-х лет лишения свободы.

Открытым хищением чужого имущества, предусмотренным ст. 161 УК РФ, является такое хищение, которое совершается в присутствии собственника или иного владельца имущества, либо на виду у посторонних лиц, когда лицо, совершающее это преступление, сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий.

Как следует из материалов дела, Р. совместно со своими знакомыми П. и Л. распивал спиртное, после чего Р. предложил им совершить кражу из магазина. От его предложения П. и Л. отказались, но к действиям Р. отнеслись безразлично. Кроме того, после включения сигнализации Л. предупредил Р. об этом, вместе они покинули место происшествия и употребили спиртное.

При таких обстоятельствах к свидетелям П. и Л. понятие "посторонних лиц", в присутствии которых совершалось хищение, не относится.

Р. не воспринимал своих знакомых как посторонних лиц, был уверен в их молчании, содействии и соответственно тайном характере своих действий.

 

5. Нарушения уголовно-процессуального законодательства, выразившиеся в нарушении права подсудимого на защиту и отсутствие в деле надлежащим образом оформленного протокола судебного заседания, явились основанием для отмены приговора.

 

Приговором суда Б. и М. осуждены по ч. 3 ст. 162, п. "в" ч. 2 ст. 131, ч. 1 ст. 167 УК РФ.

Судебная коллегия приговор суда в отношении обоих осужденных отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение, указав при этом следующее.

В соответствии со ст. 16 УПК РФ, подсудимому обеспечивается право на защиту, которое он может осуществлять как лично, так и с помощью защитника. Согласно ч. ч. 2, 4 ст. 49 УПК РФ, в качестве защитника допускается адвокат по предъявлению удостоверения адвоката и ордера. В силу ч. 6 ст. 49 УПК РФ, одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого.

Указанные положения закона судом были нарушены.

Из материалов дела следует, что защиту Б. на последней стадии предварительного следствия осуществлял адвокат М-в.

Впоследствии, согласно распоряжению Управления МЮ РФ по Республики Карелия, сведения об адвокате М-ве были исключены из реестра адвокатов РК, он перестал быть членом какого бы то ни было адвокатского образования на территории РК, и не мог быть назначен для осуществления защиты обвиняемого по уголовному делу.

Однако через два дня после указанного распоряжения суд без предъявления ордера допустил М-ва к участию в судебном заседании в качестве защитника Б.

На следующий день М-в в судебное заседание не явился и интересы Б. стал защищать адвокат П., однако судебное заседание не было начато с начала. Таким образом, на подготовительной стадии судебного заседания и в начале судебного следствия подсудимый Б., вопреки закону, не имел надлежащего защитника.

Кроме того, как следует из материалов дела, на предварительном следствии адвокат П. защищал интересы подсудимого М. В то же время интересы М. и Б. противоречивы, т.к. Б. отрицал наличие предварительного сговора на разбой, а М. в ходе следствия подтвердил это обстоятельство, его показания легли в основу приговора в части доказанности предварительного сговора. При таких обстоятельствах в силу ч. 6 ст. 49 УПК РФ адвокат П., защищавший М. на предварительном следствии, не мог представлять в суде интересы Б.

Таким образом, было нарушено право осужденного Б. пользоваться помощью защитника, что в силу п. 4 ч. 2 ст. 381 УПК РФ является основанием для отмены приговора.

Кроме того, согласно ст. 259 УПК РФ, в ходе судебного заседания ведется протокол, который должен быть подписан председательствующим и секретарем судебного заседания.

По данному уголовному делу протокол судебного заседания судьей не подписан.

Таким образом, в деле отсутствует надлежащим образом оформленный протокол судебного заседания, что в силу п. 11 ч. 2 ст. 381 УПК РФ в любом случае является основанием для отмены приговора.

 

6. В соответствии со ст. 50 УК РФ, исправительные работы назначаются осужденному, не имеющему основного места работы.

 

Приговором суда Г. осужден по ч. 2 ст. 116 УК РФ к 9 месяцам исправительных работ с удержанием из заработка 10% в доход государства.

В соответствии с ч. 1 ст. 50 УК РФ, исправительные работы назначаются осужденному, не имеющему основного места работы.

Как следует из приговора и материалов уголовного дела, Г. постоянно работает мастером в филиале-тресте ОАО "Карелгаз" в течение трех лет, в связи с чем ему не может быть назначено наказание в виде исправительных работ.

Удовлетворив надзорную жалобу осужденного, Президиум Верховного Суда Республики Карелия приговор суда отменил в связи с неправильным применением уголовного закона. Поскольку судом не было выяснено материальное положение осужденного и его семьи, что не позволило решить вопрос об изменении меры наказания, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

 

7. Доводы представления прокурора о нарушении судом первой инстанции положений главы 40 УПК РФ о максимальном размере наказания при разрешении вопроса в порядке исполнения приговора на основании ст. 10 УК РФ и ст. 397 УПК РФ признаны обоснованными.

 

Приговором Петрозаводского городского суда от 07.08.2003 г. Е. осуждена по ч. 1 ст. 213 УК РФ к 1 году лишения свободы, по п. "д" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ и ст. 73 УК РФ окончательно определено 3 года 3 месяца лишения свободы без штрафа условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев. Приговор постановлен без проведения судебного разбирательства в порядке ст. 316 УПК РФ.

Постановлением судьи частично удовлетворено ходатайство осужденной Е. о пересмотре приговора, ее действия квалифицированы по ч. 2 ст. 116 УК РФ и ч. 1 ст. 161 УК РФ в редакции уголовного закона от 08.12.2003 г., размер наказания по каждой из статей и по совокупности преступлений оставлен без изменения.

Удовлетворив представление прокурора, Президиум Верховного Суда Республики Карелия постановление суда изменил в связи с неправильным применением уголовного закона и нарушением уголовно-процессуального законодательства.

Из материалов дела усматривается, что приговор суда в отношении Е. постановлен в особом порядке судебного разбирательства (гл. 40 УПК РФ).

В соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК РФ, в случае постановления приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением наказание подсудимому не может превышать 2/3 максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Данное требование закона подлежит применению как при назначении наказания, так и при разрешении вопроса о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, в соответствии со ст. 10 УК РФ.

По ч. 1 ст. 161 УК РФ, на которую были переквалифицированы действия Е., максимальный срок наказания установлен в размере 4-х лет лишения свободы, следовательно, с учетом требований ч. 7 ст. 316 УПК РФ, размер назначенного ей наказания не может превышать 2 года 8 месяцев лишения свободы.

Кроме того, при рассмотрении ходатайства осужденной, судья, изменив квалификацию деяний Е., не учел изменение тяжести преступлений и назначил наказание по совокупности преступлений, применив правила ч. 3 ст. 69 УК РФ, тогда как следовало применить правила ч. 2 ст. 69 УК РФ.

С учетом указанных нарушений Президиум Верховного Суда РК снизил назначенное Е. наказание по ч. 1 ст. 161 УК РФ до 2 лет 8 месяцев лишения свободы, оставив без изменения окончательное наказание по совокупности преступлений.

 

8. Наказание в виде исправительных работ может быть назначено несовершеннолетнему на срок до одного года.

 

Приговором суда К., 18.10.1989 года рождения, осужден по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам исправительных работ с удержанием 5% из его заработка ежемесячно в доход государства условно с испытательным сроком 1 год.

Поскольку, в соответствии с ч. 4 ст. 88 УК РФ, исправительные работы назначаются несовершеннолетним осужденным на срок до одного года, судебная коллегия приговор суда в отношении К. изменила и определила смягчить наказание, назначенное по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ до 1 года исправительных работ с удержанием 5% из его заработка в доход государства ежемесячно условно с испытательным сроком 1 год.

 

9. Меры воспитательного характера в виде помещения в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа необоснованно применены судом в отношении несовершеннолетнего, осужденного за совершения преступления средней тяжести к исправительным работам.

 

Приговором суда Г., 01.11.1989 года рождения, осужден по двум эпизодам грабежа по ч. 1 ст. 161 УК РФ с назначением наказания по каждому эпизоду в виде исправительных работ сроком на 9 месяцев с удержанием 5% в доход государства. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний в виде исправительных работ на 1 год с удержанием в доход государства 5%.

В соответствии с ч. 2 ст. 92 УК РФ, Г. был освобожден от наказания с направлением в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органов управления образования сроком на 2 года. На время, необходимое для прохождения им медицинского освидетельствования и для доставления его в специальное учебно-воспитательное учреждение, Г. был помещен в ЦВСНП МВД РК.

По жалобе осужденного приговор был изменен в связи с неправильным применением уголовного закона.

Поскольку осужденному Г. наказание назначено в виде исправительных работ за преступление средней тяжести, суд ошибочно применил к Г. положения части 2, а не части 1 ст. 92 УК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 92 УК РФ, несовершеннолетний, осужденный за совершение преступления средней тяжести, может быть освобожден судом от наказания с применением принудительных мер воспитательного характера, предусмотренных частью второй статьи 90 настоящего Кодекса.

Перечень принудительных мер воспитательного характера, содержащийся в ст. 90 ч. 2 УК РФ не предусматривает помещение несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образования.

При таких обстоятельствах судебная коллегия определила приговор суда в отношении Г. изменить, освободить Г. от наказания и применить к нему меры воспитательного характера: передать Г. под надзор в детский дом; обязать Г. находиться по месту проживания - в детском доме - с 21 часа до 6 часов утра. Срок применения указанных мер воспитательного характера установлен продолжительностью 1 год. Г. освобожден из Центра временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей МВД РК.

 

10. Применение насилия при изнасиловании, в результате которого такими деяниями потерпевшей причиняется средней тяжести вред здоровью, охватывается диспозицией ст. 131 УК РФ и не требует дополнительной квалификации по совокупности с преступлением, предусмотренным ст. 112 УК РФ.

 

Приговором суда Т. осужден по п. "в" ч. 2 ст. 131 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы, ч. 1 ст. 112 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, окончательно по совокупности преступлений к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Судебная коллегия приговор в отношении Т. изменила, исключила из приговора осуждение его по ч. 1 ст. 112 УК РФ и назначение наказания на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, определила Т. считать осужденным по п. "в" ч. 2 ст. 131 УК РФ к 3 годам лишения свободы, указав при этом следующее.

Действия осужденного Т. правильно квалифицированы судом по п. "в" ч. 2 ст. 131 УК РФ.

В то же время суд без достаточных оснований квалифицировал действия по ч. 1 ст. 112 УК РФ.

Согласно ч. 2 ст. 6 УК РФ, никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление.

Из приговора следует, что применение насилия, повлекшего причинение средней тяжести вреда здоровью М., было обусловлено реализацией умысла на изнасилование и на преодоление сопротивления потерпевшей. Применив насилие и угрозы убийством, Т. преодолел оказанное ему сопротивление и совершил с потерпевшей М. половое сношение.

Вопреки закону и разъяснениям, данным Пленумом Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. "О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации", согласно которым применение насилия при изнасиловании или совершении насильственных действий сексуального характера, в результате которого такими деяниями потерпевшему причиняется легкий или средней тяжести вред здоровью, охватывается диспозициями статей 131 и 132 УК РФ, суд дал двойную квалификацию одному действию, полностью подпадающему под признаки состава изнасилования.

 

11. При рассмотрении жалобы на отказ в возбуждении уголовного дела суд не оценил полноту проведенной проверки и обоснованность принятого решения.

 

Дознавателем было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту причинения телесных повреждений и смерти К. на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием состава преступления в действиях Р. в связи с нахождением ее в состоянии необходимой обороны.

Постановлением судьи жалоба В. на постановление дознавателя оставлена без удовлетворения.

Судебной коллегией постановление судьи отменено в виду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

В соответствии со ст. 125 УПК РФ, суд по жалобе заинтересованных лиц проверяет законность и обоснованность действий и решений дознавателя, которые могут причинить ущерб конституционным правам заявителя либо затруднить его доступ к правосудию.

Суд отказал в удовлетворении жалобы В. на постановление дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела по факту гибели ее сына, указав, что проверка по материалу была проведена полно, при этом сослался на наличие объяснений лиц, имеющих отношение к событию, заключение судебно-медицинской экспертизы.

Однако данный вывод суда противоречит представленным материалам.

Судебно-медицинская экспертиза по факту смерти К. не назначалась и не проводилась, т.к. уголовное дело не возбуждалось. В материалах проверки имеется акт судебно-медицинского освидетельствования трупа. Из указанного акта следует, что у К. имелись телесные повреждения на лбу, морфологические особенности травмы характерны для образования в результате прямого удара (ударов) по передне-правой половине головы К. тупым предметом и не характерны для возникновения травмы при падении человека с высоты собственного роста.

Вместе с тем из объяснений Р., положенных в основу постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, следует, что она нанесла К. удар доской по затылку.

Указанное противоречие осталось без оценки суда.

Отказывая В. в удовлетворении ее жалобы, суд не принял во внимание и положения п. 1 ст. 196 УПК РФ о том, что для установления причин смерти назначение и производство судебной экспертизы обязательно.

 

12. Решение суда об отказе в удовлетворении ходатайства осужденного П. об условно-досрочном освобождении является обоснованным.

 

Постановлением судьи отказано в удовлетворении ходатайства адвоката Е. в интересах осужденного П. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

П. Был осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 11 годам 3 месяцам лишения свободы. На момент рассмотрения ходатайства неотбытый срок составил 3 года 8 месяцев.

Судебная коллегия постановление суда оставила без изменения и указала, что суд, рассматривая ходатайство П., в полном объеме исследовал все представленные материалы, характеризующие осужденного, при этом обоснованно принял во внимание прежнюю его судимость, наличие взысканий, его характеристику за весь срок наказания, большую сумму ущерба по делу (50000 руб.), к погашению которого П. приступил лишь в мае 2004 г. (по 50 рублей ежемесячно).

Ходатайство потерпевшей об условно-досрочном освобождении П., заявленное при кассационном рассмотрении дела, было оставлено без удовлетворения.

 

13. Назначенное наказание по совокупности приговоров должно соответствовать требованиям ст. 70 УК РФ.

 

Приговором суда, постановленным в особом порядке судебного разбирательства, Ч. осужден по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено наказание по предыдущему приговору и окончательно назначено 2 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

При рассмотрении дела в кассационном порядке по жалобе осужденного Ч., судебной коллегией установлено нарушение судом уголовного закона при назначении наказания, послужившее основанием для вынесения частного определения в адрес судьи.

Как следует из материалов дела Ч., осужденный приговором от 06.03.1995 г. к 12 годам лишения свободы, был освобожден 27.11.2002 г. по постановлению суда условно-досрочно на 3 года 11 месяцев 22 дня.

При постановлении приговора судья указала об отмене условного осуждения по приговору от 06.03.1995 г., что противоречит материалам дела, поскольку к Ч. не применялось условное осуждение.

В соответствии с п. "в" ч. 7 ст. 79 УК РФ, при совершении осужденным в течение неотбытой части наказания умышленного преступления, наказание ему назначается по правилам ст. 70 УК РФ. Принятия решения об отмене условно-досрочного освобождения не требуется.

При этом, в соответствии с ч. 4 ст. 70 УК РФ, окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

В нарушение данного требования закона, Ч. по совокупности приговоров окончательно определено 2 года 6 месяцев лишения свободы, что меньше, чем неотбытая часть наказания по приговору от 06.03.1995 г.

В связи с отсутствием кассационного представления прокурора, приговор отменен не был.

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Верховного Суда Республики Карелия

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь