Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КРАСНОЯРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ОБЗОР

КАССАЦИОННОЙ И НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ

СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

ЗА 2004 ГОД

 

 

Изучение судебной практики за 2004 год показало, что большинство уголовных дел рассмотрено судами края в соответствии с требованиями закона.

Вместе с тем имеют место ошибки, влекущие отмену и изменение приговоров, связанные с недостаточным знанием и неправильным применением материального и процессуального права, невнимательностью судей.

В 2004 году с прекращением дел по реабилитирующим основаниям в полном объеме в кассационном порядке отменены приговоры на 17 человек, в порядке надзора - на 4 человека, частично с оставлением в силе другого менее тяжкого обвинения в кассационном порядке - на 4 человека, в порядке надзора - на 7 человек и изменено приговоров на 494 человека, из них с изменением квалификации - на 156 человек, при этом со снижением наказания - в отношении 94 человек.

К необоснованному осуждению граждан приводили ошибочная оценка материалов дела и ненадлежащее изучение действующего законодательства.

В соответствии с ч. 2 ст. 14 УК РФ не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Приговором Норильского городского суда С. осужден за хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере, а также за незаконное хранение и ношение боеприпасов.

Согласно приговору 22 мая 2002 г. С. подобрал на улице и хранил при себе патрон калибра 5,45 мм к автомату Калашникова "АК-74".

Как видно из материалов дела, С. нашел патрон от автомата на улице и положил в карман брюк. Поскольку он каких-либо намерений к использованию патрона не имел, его действия не представляют общественной опасности, а потому в силу малозначительности не являются преступлением. В связи с чем приговор суда в части осуждения С. по ч. 1 ст. 222 УК РФ отменен и производство по делу прекращено.

За отсутствием состава преступления отменен приговор Ленинского районного суда в отношении М., осужденного по ч. 4 ст. 150 УК РФ.

Как показало обобщение судебной практики, нередко приговоры отменялись из-за того, что суды недостаточно полно исследовали доказательства, установленные в процессе предварительного и судебного следствия, и не давали им надлежащей оценки.

В соответствии с ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор постанавливается лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Органами следствия И. обвинялся в умышленном убийстве А.

Приговором Козульского районного суда он осужден за убийство А. при превышении пределов необходимой обороны по ч. 1 ст. 108 УК РФ.

Как указано в приговоре, преступление совершено при следующих обстоятельствах: 18 октября 2002 года около 19 часов недалеко от дома N 49 по ул. Комарова в с. Козулька И., находясь в состоянии алкогольного опьянения, в ходе ссоры с А., возникшей из-за драки И. со знакомым А. - П., нанес А. более 16 ударов ногами, руками, штакетником по голове и телу, причинив ему в результате умышленных действий тяжкий вред здоровью, что послужило причиной смерти А.

Признавая И. виновным в убийстве при превышении пределов необходимой обороны, суд сослался на показания осужденного, свидетеля Ф., данные в ходе судебного следствия, которые противоречат показаниям в ходе предварительного следствия, однако при наличии этих противоречий надлежащей оценки им не дал, не дал он оценки и показаниям свидетеля Г., которые противоречат показаниям осужденного и указанных свидетелей.

Поверхностное рассмотрение дела, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, а также нарушение требований ст. 307 УПК РФ, выразившееся в том, что в описательной части приговора не отражено, что со стороны потерпевшего имело место преступное посягательство, в чем конкретно оно выразилось, не отражено то, что И. превысил пределы необходимой обороны, тогда как в мотивировочной и резолютивной частях приговора суд пришел к выводу о совершении И. убийства при превышении пределов необходимой обороны, повлекли отмену приговора.

Отмену приговоров по аналогичным основаниям имели Шарыповский городской суд, Каратузский районный суд и другие.

За истекший год судами края допускались ошибки и при постановлении оправдательных приговоров, что повлекло их отмену.

Согласно ст. 305 УПК РФ оправдательный приговор постанавливается в случаях, если не установлено событие преступления, подсудимый не причастен к совершению преступления, в деянии подсудимого отсутствует состав преступления.

Приговором Туруханского городского суда С. и П. были оправданы по предъявленному обвинению по ч. 2 ст. 143 УК РФ за отсутствием в их действиях состава преступления.

Органами предварительного расследования начальник Центрального участка котельной N 1 Борского ММПП ЖКХ П. и исполняющий обязанности мастера котельной N 1 Борского ММПП ЖКХ С. обвинялись по ч. 2 ст. 143 УК РФ в нарушении правил техники безопасности, повлекшем по неосторожности смерть А.

Оправдывая П. и С., суд в приговоре указал, что государственный обвинитель в соответствии со ст. 246 УПК РФ отказался от обвинения П. и С. в той части, что они не провели первичный инструктаж на рабочем месте потерпевшему А., сослался на то, что обвинением не были предоставлены доказательства того, что подсудимые были ознакомлены с содержанием приказа N 247, в соответствии с которым они были обязаны обеспечить установку защитного приспособления приводного барабана транспортной ленты.

Между тем судом не была дана оценка тому обстоятельству, что указанный приказ был издан в связи с несчастным случаем, происшедшим 15 ноября 2000 года при бункеровке угля на транспортерной ленте, а 16 декабря 2000 года в результате отсутствия защитного заграждения на той же ленте произошел несчастный случай с А. Выводы суда о том, что П. и С. не было известно о возложенной на них обязанности установить защитное приспособление на транспортерной ленте, противоречат материалам дела, исследованным в судебном заседании.

Выводы суда об отсутствии технической возможности обеспечить защитным приспособлением приводной барабан транспортерной ленты также не соответствуют установленным в судебном заседании обстоятельствам, согласно которым после случившегося несчастного случая с А. защитное приспособление было установлено.

Оправдывая П., суд сослался на то, что в его обязанности как начальника участка не входило обучение и проверка знаний по профессии потерпевшего А., однако при этом оставил без внимания, что органами предварительного расследования П. обвинялся не в том, что он не провел обучение А., а в том, что он допустил к работе А., не прошедшего такое обучение.

Таким образом, суд дал оценку обстоятельству, не влияющему на выводы о виновности П.

Приговор по кассационному представлению отменен ввиду несоответствия материалам дела и фактическим обстоятельствам, установленным в судебном заседании.

По этим же основаниям был отменен оправдательный приговор Уярского районного суда в отношении К., Б. и П.

Вследствие противоречивых выводов суда, неполного исследования материалов дела был отменен оправдательный приговор Минусинского городского суда в отношении К.,  оправдательный приговор в отношении Б. и Б.

Судебной коллегией в истекшем году отменялись оправдательные приговоры из-за невыполнения требований ст. 305 УПК РФ, обязывающих суд изложить в описательной части оправдательного приговора основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие, мотивы, по которым суд отвергает доказательства, предоставленные противной стороной.

Приговором Рыбинского районного суда Р. осужден по ч. 3 ст. 158 УК РФ за кражу, совершенную с незаконным проникновением в помещение, и оправдан по предъявленному обвинению по ч. 3 ст. 162 УК РФ в связи с его непричастностью к совершению преступления.

Согласно обвинительному заключению 13 августа 2003 года в селе Двуречном Рыбинского района Красноярского края Р. и неустановленное следствием лицо с целью совершения разбойного нападения пришли к дому Ч., где напали на потерпевшего. Нанося удары руками и ногами по голове и телу, при этом угрожая ножами, а Р. и обрезом охотничьего ружья, наставив его на Ч., с которого требовал деньги. Приведя потерпевшего в дом, Р. и неустановленное лицо связали ему руки и ноги и продолжали требовать имущество, Р., помимо этого, утюгом обжигал тело Ч. Вошедшую в дом Ч. связали и уложили на кровать, после чего, забрав ключи от гаража и машины, с места преступления скрылись.

Оправдывая Р. по предъявленному обвинению, суд сослался в приговоре на отсутствие по делу достаточных доказательств его виновности, при этом указал, что показания Р. в ходе следствия об обстоятельствах преступления, его явка с повинной содержат противоречия, устранение которых не представляется возможным, поскольку показания Р. никакими другими доказательствами не подтверждаются.

Вместе с тем, как видно из материалов дела, в судебном заседании по делу были допрошены потерпевшие Ч. и Ч., исследованы заявление потерпевшего, протокол осмотра дома Ч., осматривалась обнаруженная в доме порванная простыня, исследованы также заключение судебно-медицинской экспертизы в отношении потерпевших, протокол осмотра места происшествия с участием Р., протокол его явки с повинной, его показания, данные в ходе предварительного следствия с участием адвоката.

Однако суд, вопреки требованиям п. 4 ч. 1 ст. 305 УПК РФ, в описательно-мотивировочной части приговора не изложил указанные доказательства и не указал мотивы, по которым он отверг каждое из перечисленных доказательств.

Допущенные нарушения явились основанием для отмены оправдательного приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Отмену оправдательного приговора из-за нарушения норм УПК имела судья (Минусинский городской суд).

Значительное количество приговоров отменялось в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона при производстве предварительного следствия и в суде.

В соответствии с ч. 1 ст. 381 УПК РФ основаниями для отмены судебного решения судом кассационной инстанции являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных Уголовно-процессуальным кодексом РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

В соответствии с ч. 3 ст. 231 УПК РФ в постановлении о назначении судебного разбирательства без предварительного слушания должно содержаться решение о назначении судебного заседания с указанием фамилии, имени, отчества обвиняемого и квалификации вменяемого ему в вину преступления.

Приговором Талнахской постоянной сессии Норильского городского суда Ф. осужден за ряд грабежей по ч. 1 ст. 161 УК РФ за каждое преступление к 1 году лишения свободы. По ч. 2 ст. 161 УК РФ - к 2 годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности указанных преступлений - к 2 годам 6 месяцам лишения свободы и в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности с предыдущим приговором - к 2 годам 8 месяцам лишения свободы.

Из материалов дела следует, что Ф. обвинялся в совершении 4 преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 161 УК РФ, и в одном преступлении, предусмотренном п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ; вместе с тем судьей в нарушение требований ч. 3 ст. 231 УПК РФ в постановлении о назначении судебного заседания не указана квалификация вменяемых в вину Ф. преступлений, дело слушанием назначено по ч. 1, ч. 2 ст. 161 УК РФ, без указания на п. "г" , что является недопустимым.

В связи с допущенными нарушениями норм уголовно-процессуального закона при подготовке материалов дела к судебному разбирательству, приговор суда отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Рассмотрение уголовного дела без назначения судебного заседания послужило основанием для отмены приговора в отношении М., осужденного за сбыт героина 0,105 грамма и за хранение 2,780 грамма героина с целью сбыта (Норильский суд).

Имели место случаи отмены приговоров из-за несоблюдения судом процедуры судопроизводства.

Приговором Козульского районного суда Г. и Я. оправданы за отсутствием в их действиях состава преступления, предусмотренного ст. 115 УК РФ.

Тогда как, как видно из протокола судебного заседания от 15 июля 2004 года, указанное судебное заседание, во время которого судом были допрошены свидетели (их показания были положены в основу приговора), было проведено в отсутствие подсудимого Г., хотя какого-либо ходатайства от последнего о согласии на рассмотрение дела в его отсутствие в материалах дела не имелось.

Анализ судебной практики свидетельствует о том, что отдельными судьями не выполнялись требования ч. 1 ст. 293 УПК РФ, что также влекло отмену приговоров.

В соответствии с ч. 1 ст. 293 УПК РФ после окончания прений сторон председательствующий предоставляет подсудимому последнее слово.

Приговором Тасеевского районного суда З. осуждена за открытое хищение имущества М. по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

Как видно из протокола судебного заседания, в нарушение уголовно-процессуального закона З. не было предоставлено последнего слова, в связи с чем приговор суда был отменен в связи с допущенным нарушением требований ч. 1 ст. 293 УПК РФ с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Одной из наиболее часто встречающихся ошибок, допускаемых судами первой инстанции, является невыполнение требований закона, предъявляемых к судебному приговору, что влекло отмену приговоров с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Согласно закону при постановлении приговора суд оценивает при рассмотрении в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам.

При этом согласно требованиям ст. 307 УПК РФ описательная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, доказательства, на которых основаны выводы суда, мотивы, по которым суд отверг другие доказательства, мотивы изменения обвинения, если таковое имело место в суде.

Приговором Курагинского районного суда Н. осуждена за убийство Б. по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 7 годам лишения свободы.

Суд первой инстанции, признавая Н. виновной в умышленном убийстве Б., в описательно-мотивировочной части приговора не сделал выводов об умысле Н. на лишение жизни потерпевшего, о мотивах совершенного преступления. Из-за несоответствия описательно-мотивировочной части приговора требованиям ст. 307 УПК РФ, а также из-за несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела приговор суда отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

По этим же основаниям отменен приговор Дудинского суда в части осуждения Ж. по ч. 1 ст. 228 УК РФ, приговор Лесосибирского городского суда в отношении З.

В соответствии с требованиями ст. 308 УПК РФ и с учетом разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 года "О судебном приговоре", резолютивная часть обвинительного приговора должна содержать указания на пункт, часть, статью УК, предусматривающие ответственность за преступление, в совершении которого подсудимый признан виновным, а также указание на вид и размер наказания, назначенного подсудимому за каждое преступление, в совершении которого он признан виновным.

Приговором Ленинского районного суда Р. признан виновным по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 158 УК РФ, ч. 1 ст. 161 и п. п. "а, в, г" ч. 2 ст. 161, по которым ему назначено наказание с применением ч. 3 ст. 69 и ст. 70 УК РФ в виде 4 лет 8 месяцев лишения свободы.

Из описательной части приговора в отношении Р. видно, что суд признал факт совершения Р. двух краж и квалифицировал его действия за каждое преступление по ч. 3 ст. 158 УК РФ в редакции Закона от 31 октября 2002 года. Между тем в резолютивной части приговора Р. признан виновным только в одном преступлении, предусмотренном ч. 3 ст. 158 УК РФ, без указания редакции Закона, за которое и назначил наказание.

Приговор в части осуждения Р. по ч. 3 ст. 158 УК РФ согласно ст. 379 УПК РФ в связи с неправильным применением уголовного закона и нарушением норм УПК отменен с направлением дела на новое судебное разбирательство.

Некоторые приговоры отменены в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

Истечение указанных в ст. 78 УК РФ сроков после совершения преступления освобождает лицо от уголовной ответственности за совершенное преступление при отсутствии обстоятельств, нарушающих течение этих сроков, в том случае, если факт истечения давностного срока установлен в стадии судебного разбирательства, а также если этот срок истек во время рассмотрения дела судом, прекращение уголовного дела в связи с истечением сроков давности не допускается. В таком случае разбирательство доводится до конца и суд выносит обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания.

Приговором Лесосибирского городского суда П. осужден по ч. 3 ст. 158 УК РФ и ч. 1 ст. 158 УК РФ за 2 кражи чужого имущества, одна из которых совершена с незаконным проникновением в жилище, по предварительному сговору группой лиц.

Суд первой инстанции при постановлении приговора не учел, что на момент принятия судебного решения 17.06.2004 предусмотренные п. "а" ч. 2 ст. 78, ст. 94 УК РФ сроки давности привлечения к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 158 УК РФ, которые для П. как несовершеннолетнего составляют один год, истекли. В связи с чем приговор суда был изменен и П. от назначенного по ч. 1 ст. 158 УК РФ наказания был освобожден.

За истечением сроков давности был отменен приговор Кировского районного суда в части осуждения по ч. 1 ст. 327 УК РФ А. с прекращением производства по делу, приговор Ачинского городского суда в части осуждения К. по ч. 1 ст. 330 УК РФ.

Судами края допускаются ошибки и при рассмотрении дел в особом порядке судебного разбирательства, что также явилось основанием для отмены приговора.

Так, в соответствии с главой 40 УПК РФ, регламентирующей особый порядок судебного разбирательства, разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 года N 1 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса РФ", при рассмотрении дела в особом порядке законом предусмотрено постановление лишь обвинительного приговора.

Поэтому в тех случаях, когда судья до вынесения приговора установит, что по делу есть какие-либо обстоятельства, препятствующие вынесению обвинительного приговора, либо имеются основания для изменения квалификации содеянного, прекращения дела или оправдания подсудимого, он выносит постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначает рассмотрение дела в общем порядке.

Органами предварительного расследования К. обвинялась по ч. 3 ст. 160 УК РФ в совершении ряда хищений вверенного ей имущества, с использованием своего служебного положения.

Приговором Свердловского районного суда К. осуждена по ч. 3 ст. 165 УК РФ за ряд причинений имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения.

За отдельные преступления по предъявленному обвинению по ч. 3 ст. 160 УК РФ в совершении ряда хищений вверенного ей имущества, с использованием своего служебного положения К. была оправдана.

По заявлению К. дело было рассмотрено в особом порядке.

Следовательно, суд, рассматривая дело в особом порядке, не вправе был постановить в отношении К. оправдательный приговор по предъявленному обвинению по ч. 3 ст. 160 УК РФ, а также обвинительный приговор по ч. 3 ст. 165 УК РФ, поскольку обвинение, с которым К. согласилась, ходатайствуя о рассмотрении дела в особом порядке, было предъявлено ей по ч. 3 ст. 160 УК РФ, а не по ч. 3 ст. 165 УК РФ.

Приговор суда отменен по кассационному представлению прокурора с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Основанием к отмене приговоров послужило и вынесение их незаконным составом суда.

В соответствии со ст. 63 УПК РФ судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции, не может участвовать в рассмотрении данного уголовного дела в суде второй инстанции или в порядке надзора, а равно участвовать в новом рассмотрении уголовного дела в суде первой или второй инстанции в случае отмены приговора, постановленного с его участием.

Постановлением судьи Березовского районного суда от 27 августа 2004 года был оставлен без изменения приговор мирового судьи судебного участка N 9 от 17 марта в отношении Л., осужденного по ч. 1 ст. 115 УК РФ за умышленное причинение легкого вреда здоровью.

Как видно из материалов дела, судьей данное уголовное дело ранее уже рассматривалось в апелляционном порядке, и вынесенное 28 апреля 2004 года постановление по этому делу судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда было отменено с направлением на новое судебное рассмотрение.

Однако, в нарушение требований ч. 2 ст. 63 УПК РФ, при наличии обстоятельств, исключающих участие в производстве по уголовному делу, судья повторно рассмотрела данное дело в апелляционном порядке.

Вынесение постановления незаконным составом суда в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 381 УПК РФ послужило основанием для его отмены судебной коллегией краевого суда.

В 2004 году имели место случаи отмены приговоров из-за несоответствия протоколов судебного заседания требованиям закона.

Согласно ст. ст. 245 и 259 УПК РФ в судебном заседании секретарь ведет протокол судебного заседания, в котором он обязан полно и правильно излагать действия и решения суда, а равно действия участников судебного разбирательства, полно отражать все необходимые сведения о ходе заседания.

Невыполнение этого требования закона, а также отсутствие протокола судебного заседания в соответствии с п. 11 ч. 2 ст. 381 УПК РФ является нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора.

Приговором Лесосибирского городского суда З. осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 6 годам лишения свободы за умышленное нанесение М. тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности наступление его смерти.

Суд, признавая З. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, сослался в приговоре как на доказательства на показания потерпевшей М., данные в ходе судебного заседания, показания свидетеля Т., данные в ходе предварительного следствия и оглашенные в судебном заседании.

Однако в протоколе судебного заседания показания потерпевшей о том, что со слов Т. ей стало известно, что З. нанес М. удары по лицу и в область груди, которые и повлекли причинение тяжкого вреда здоровью, не отражены.

Судебная коллегия, признавая заведомо неполное отражение существенных моментов судебного заседания нарушением требований ст. 259 УПК РФ, приговор суда отменила с направлением дела на новое судебное заседание.

Как свидетельствует анализ кассационной практики, основанием к изменению приговоров послужили ошибки, допускаемые при квалификации содеянного, ошибки, связанные с неправильным назначением вида исправительных колоний, необоснованного признания наличия рецидива преступлений и другие.

Судами допускались следующие ошибки, связанные с квалификацией действий и повлекшие изменение приговора.

По смыслу уголовного закона, если одно и то же лицо в разное время совершает несколько однородных преступлений, но по признакам, относящимся к разным частям статьи, предусматривающей наказание, эти действия составляют совокупность преступлений и должны квалифицироваться разными частями одной статьи.

Приговором Свердловского районного суда Я. осужден по ч. 4 ст. 158 УК РФ к 5 годам лишения свободы за кражу, совершенную группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, неоднократно, с причинением значительного ущерба и в крупном размере.

Судом установлено, что кражи Я. были совершены 6 июля, 22 декабря 2002 года и 7 января 2003 года, т.е. в разное время по признакам, относящимся к разным частям ст. 158 УК РФ, следовательно, действия Я. составляют совокупность преступлений.

Судом это обстоятельство не было принято во внимание и все действия по преступлениям, в совершении которых был признан виновным Я., были квалифицированы по п. "б" ч. 4 ст. 158 УК РФ как кража, совершенная в крупном размере.

В связи с неправильной квалификацией приговор суда был изменен: действия Я., связанные с хищением из школы N 71, из кафе "Хаос-Клуб" и бара "Новый век", были переквалифицированы с п. "б" ч. 4 ст. 158 УК РФ на п. п. "б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции от 08.12.2003), а из помещения магазина "Империал-Новинка" - на ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции от 08.12.2003), по которым было назначено соответствующее наказание.

В отдельных случаях судами неверно разграничивались оконченный состав преступления и покушение.

Приговором Свердловского районного суда Ш. и Б. осуждены за открытое хищение чужого имущества, совершенное по предварительному сговору с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья. Их действия квалифицированы по п. п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ как оконченное преступление.

Между тем, давая юридическую оценку действиям Б. и Ш., суд не учел, что по смыслу ст. 161 УК РФ и в соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 года "О судебной практике по делам о краже, грабеже, разбое" грабеж считается оконченным, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению.

Судом установлено, что в ходе открытого хищения имущества Д. Б. снял часы с руки потерпевшего, взял его борсетку, Ш. в это время пытался снять с Д. кожаную куртку. Однако, заметив приближение к ним посторонних лиц, они стали убегать. При этом Б. сразу же выбросил часы, а пробежав несколько метров, бросил борсетку. Ш., оставив место преступления, не имел при себе похищенного. Оба тут же были задержаны свидетелями Х., Б., Д.

Т.е. имеющиеся в деле доказательства свидетельствуют о том, что Б. и Ш. не имели реальной возможности распорядиться похищенным.

В связи с неправильной квалификацией действий осужденных приговор суда в кассационном порядке изменен, действия Б. и Ш. переквалифицированы с п. п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ на ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003) как покушение на открытое хищение чужого имущества, совершенное по предварительному сговору с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Нарушение требований закона при решении вопросов о назначении наказания за конкретное преступление, по совокупности преступлений и приговоров влекло как отмену, так и изменение приговоров.

В соответствии со ст. 60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах предусмотренных соответствующей частью статьи Особенной части УК РФ.

Одним из оснований отмены обвинительных приговоров послужило назначение необоснованно мягкого наказания (в 2004 году за мягкостью назначенного наказания судебной коллегией было отменено 39 приговоров).

Приговором Ленинского районного суда С. осужден по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком в 2 года за то, что 22 апреля 2004 года он по предварительному сговору с К. незаконно проникли в жилище А., откуда тайно похитили принадлежащее ей имущество на сумму 9100 рублей.

Суд, назначая наказание С., не учел должным образом обстоятельства и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о его личности, а именно то, что С. совершил тяжкое преступление, ранее судим за совершение аналогичных преступлений, в его действиях имеется рецидив преступлений, по показаниям обоих осужденных, именно С. является инициатором преступлений.

При таких обстоятельствах назначение С. условного наказания является несоразмерным содеянному и несправедливым вследствие чрезмерной мягкости, в связи с чем приговор в соответствии со ст. 381 УПК РФ отменен по кассационному представлению прокурора.

Пировским районным судом Красноярского края осужден М. по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы. На основании ст. 73 УК РФ постановлено назначенное наказание считать условным с испытательным сроком в 4 года 6 месяцев.

Он признан виновным в умышленном причинении на почве личных неприязненных отношений после совместного употребления спиртных напитков своей сожительнице Я. тяжкого вреда здоровью в виде закрытой черепно-мозговой травмы, в результате чего по неосторожности наступила ее смерть.

Назначая М. условное наказание, суд не учел в должной мере, что М. совершил особо тяжкое преступление, и не оценил повышенную степень общественной опасности содеянного, личность М., характеризующегося отрицательно по месту жительства и работы, употребляющего спиртные напитки, в связи с чем допускающего прогулы на работе, не занимающегося воспитанием сына.

По кассационному представлению прокурора приговор суда отменен в связи с мягкостью назначенного наказания.

Из-за несправедливости назначенного наказания были отменены приговоры Канского городского суда в отношении Р., Назаровского суда в отношении Б., Ачинского городского суда в отношении Р. и другие.

Нарушение судом закона о назначении наказания по совокупности приговоров (ст. 70 УК РФ) также повлекло отмену приговоров.

Так, в соответствии с ч. 4 ст. 70 УК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

Приговором Норильского городского суда Б. осужден по п. п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ за хищение имущества К. с применением ст. 64 УК РФ к 1 году лишения свободы, по п. п. "а, г" ч. 2 ст. 161 за хищение имущества Ф. с применением ст. 64 УК РФ - к 1 году лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ ему назначено 1 год 6 месяцев лишения свободы. В силу ч. 5 ст. 74 УК РФ Б. было отменено условное осуждение по приговору от 20.02.2003 и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 2 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Вместе с тем, как видно из материалов дела, приговором от 20.02.2003 Б. был судим по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком в 1 год.

Неотбытая часть наказания по предыдущему приговору составляла 2 года лишения свободы, поэтому в силу требований ст. 70 УК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше 2 лет лишения свободы. Однако суд это требование закона нарушил.

Приговор суда по кассационному представлению прокурора отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Из-за нарушений требований ст. 70 УК РФ отменены приговоры Ленинского суда в отношении П., Шарыповского районного суда в отношении Х. и другие.

По ряду дел судами не были учтены при назначении наказания обстоятельства, смягчающие наказание, учитывались в качестве отягчающих наказания обстоятельства, не предусмотренные законом.

Приговором Свердловского районного суда С., К. и П. каждый осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 8 годам лишения свободы за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью Д. группой лиц, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

При определении меры наказания С. и К. суд хоть и сослался на отсутствие отягчающих обстоятельств и наличие смягчающих, чистосердечное раскаяние в содеянном, полное признание вины, однако не в полной мере учел их, что повлекло назначение им чрезмерно суровой меры наказания.

С учетом этого обстоятельства судебная коллегия смягчила назначенное С. и К. по ч. 4 ст. 111 УК РФ наказание до 7 лет лишения свободы.

В соответствии с требованиями ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами "и" и "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей настоящего Кодекса.

Приговором Шушенского районного суда Л. был осужден по ст. 116 УК РФ за нанесение побоев и причинение физической боли своей жене Ф. к 4 месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства и по ч. 1 ст. 109 УК РФ за причинение ей смерти по неосторожности к 1 году 10 месяцам лишения свободы и по совокупности указанных преступлений к 1 году 10 месяцам лишения свободы.

При назначении наказания осужденному судом были учтены положения ст. 60 УК РФ - характер преступления, обстоятельства его совершения и данные о личности виновного.

Вместе с тем при назначении наказания Л. судом не были применены правила ст. 62 УК РФ.

Признав фактически явку с повинной, наличие у виновного малолетнего ребенка как смягчающие наказание обстоятельства, суд при отсутствии отягчающих обстоятельств назначил Л. размер наказания, превышающий три четверти максимального срока наказания, предусмотренного ч. 1 ст. 109 УК РФ, чем нарушил требование закона.

Поэтому приговор суда был изменен и размер назначенного Л. наказания был снижен, как по ч. 1 ст. 109 УК РФ, так и по совокупности преступлений до 1 года 6 месяцев лишения свободы.

В соответствии с ч. 2 ст. 63 УК РФ, если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК в качестве признака преступления, то оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

Приговором Кировского районного суда от 3 июня 2004 года К., З., П., Б. осуждены по п. п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ за грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, а К. и Н. осуждены еще и по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ за кражу, совершенную по предварительному сговору группой лиц.

Суд при назначении наказания нарушил требования ч. 2 ст. 63 УК РФ и учел в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, что предусмотрено в качестве квалифицирующего признака указанных преступлений и не должно было учитываться при назначении наказания.

Кроме того, суд, как на одно из доказательств вины осужденных, сослался на явку с повинной, сделанную З., однако в нарушении п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ при назначении наказания З. это обстоятельство не учел.

Судебной коллегией приговор суда изменен и назначенное судом первой инстанции наказание смягчено.

Аналогичная ошибка была допущена при рассмотрении уголовного дела по обвинению по ч. 1 ст. 161, ч. 3 ст. 158 УК РФ Л.

Имели место случаи, когда суды при назначении наказания не учитывали противоправное поведение самих потерпевших, что явилось причиной назначения чрезмерно сурового наказания.

Приговором Тюхтетского районного суда Т. осужден по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима за умышленное причинение вреда здоровью, опасного для жизни человека, потерпевшему А.

Как установлено судом, действиям Т. предшествовало противоправное поведение потерпевшего, однако суд, вопреки требованиям ст. 61 УК РФ, не указал данное обстоятельство в качестве смягчающего наказание, не учел его при назначении наказания. В связи с чем приговор суда был изменен и назначенное Т. наказание с учетом противоправного поведения потерпевшего А. было снижено до 2 лет 6 месяцев лишения свободы.

Со снижением наказания были изменены приговоры в отношении К., в отношении М., в отношении М. и другие.

Все еще допускаются ошибки, когда вместо правил ч. 5 ст. 69 УК РФ судами при назначении наказания применялись правила ст. 70 УК РФ.

Приговором Ленинского районного суда Ф. был осужден по ч. 3 ст. 158 УК РФ за кражу чужого имущества к лишению свободы. Окончательное наказание Ф. было назначено по правилам ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров.

В кассационном порядке было установлено, что кражу чужого имущества Ф. совершил до вынесения приговора по первому делу, следовательно, окончательное наказание ему следовало назначить по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ, а не ст. 70 УК РФ, как это ошибочно назначил суд.

По ряду дел судами допускались ошибки при назначении наказания в виде исправительных работ.

В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 50 УК РФ в редакции от 08.12.2003 наказание в виде исправительных работ назначается осужденному, не имеющему основного места работы.

Анализ судебной практики показал, что некоторыми судами это требование закона нарушается.

Приговором Рыбинского районного суда Н. и В. осуждены по ч. 1 ст. 115 УК РФ каждый к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства.

Тогда как, как видно из материалов дела, оба осужденных имеют основное место работы и суд не вправе был назначать им наказание в виде исправительных работ.

Из-за допущенных нарушений требований ч. 1 ст. 50 УК РФ приговор суда изменен и Н. и В. назначено наказание в виде штрафа.

Часто допускающейся ошибкой является нарушение требований ст. 58 УК РФ при назначении вида исправительной колонии для отбывания наказания в виде лишения свободы, что также служило основанием для изменения приговоров.

Согласно п. "г" ч. 1 ст. 58 УК РФ мужчинам, осужденным к лишению свободы, при особо опасном рецидиве преступлений назначается исправительная колония особого режима.

Свердловским районным судом Г. осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 158 УК РФ, ч. 4 ст. 150 УК РФ, ч. 3 ст. 69, ст. 70 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, тогда как Г. ранее дважды был судим за тяжкое и особо тяжкое преступление к реальному лишению свободы, судимости не погашены, вновь совершил тяжкие преступления, за которые также осужден к лишению свободы, в его действиях содержится особо опасный рецидив преступлений и в силу п. "г" ч. 1 ст. 58 УК РФ наказание ему надлежит отбывать в исправительной колонии особого режима.

В связи с неправильным применением закона приговор суда в части вида режима судебной коллегией изменен - для отбывания наказания назначена исправительная колония особого режима.

Приговором Ленинского районного суда Л. осужден по п. п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ за грабеж к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Вместе с тем, как следует из материалов дела, на момент совершения Л. преступления, предусмотренного п. п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ, у него имелись две непогашенные судимости за совершение тяжких преступлений и согласно п. "а" ч. 3 ст. 18 УК РФ (в редакции от 08.12.2003) в действиях Л. имеет место особо опасный рецидив, в связи с чем в силу п. "г" ч. 1 ст. 58 УК РФ он должен отбывать лишение свободы в исправительной колонии особого режима.

По кассационному представлению прокурора приговор суда изменен и для отбывания наказания Л. назначена исправительная колония особого режима.

В соответствии с п. "а" ч. 1 ст. 58 УК РФ отбывание наказания в виде лишения свободы в колонии-поселении назначается лишь лицам, осужденным за преступления, совершенные по неосторожности, а также лицам, осужденным к лишению свободы за совершение умышленных преступлений небольшой и средней тяжести, ранее не отбывавшим лишение свободы.

Так, приговором Рыбинского районного суда З. осужден по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 2 годам лишения свободы и по совокупности с приговором, которым он был осужден по п. "б" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы. Отбывание наказания судом З. было назначено в колонии-поселении. При этом суд не принял во внимание, что З. на момент постановления приговора достиг совершеннолетнего возраста, одно из преступлений, входящих в совокупность - грабеж, совершенный по предварительному сговору группой лиц, относится к категории тяжких преступлений. Следовательно, в соответствии с п. "б" ч. 1 ст. 58 УК РФ он должен отбывать наказание в исправительной колонии общего вида режима, а не в колонии-поселении.

По кассационному представлению прокурора приговор суда изменен, для отбывания наказания З. назначена исправительная колония общего режима.

В связи с неправильным назначением вида исправительных колоний изменялись приговоры Уярского районного суда, Кайерканской постоянной сессии, Канского городского суда, Минусинского городского суда.

Кроме того, в истекшем году судами края были допущены и ошибки при определении вида рецидива и об его учете при назначении наказания, послужившие основанием для изменения судебных решений.

Согласно ч. 4 ст. 18 УК РФ судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до 18 лет, не образуют рецидив преступлений и не учитываются при назначении вида режима исправительной колонии.

Приговором Свердловского районного суда С. осужден за ряд краж по ч. 3 ст. 158 УК РФ, ч. 3 ст. 69, ст. 70 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима. Назначая С. для отбывания наказания исправительную колонию особого вида режима, суд указал на наличие в его действиях особо опасного рецидива.

Вместе с тем, как видно из приговора от 10.02.1995, преступление С. было совершено в конце июля 1994 года в несовершеннолетнем возрасте и указанная судимость в силу п. "б" ч. 4 ст. 18 УК РФ при признании рецидива преступлений учитываться не должна.

В действиях С. имеется в силу п. "б" ч. 2 ст. 18 УК РФ опасный рецидив, и следовательно, в силу п. "в" ч. 1 ст. 58 УК РФ для отбывания наказания ему следовало назначить колонию строгого, а не особого режима, как назначил суд первой инстанции.

Допущенное нарушение закона послужило основанием к изменению приговора.

Основанием к изменению приговоров послужило по некоторым делам невыполнение требований ст. 252 УПК РФ.

На основании ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

Суд не вправе выходить за пределы содержания обвинения, предъявленного органами уголовного преследования лицам, привлеченным к уголовной ответственности. Суд вправе изменить обвинение лишь при условии, если действия подсудимого не содержат признаков более тяжкого преступления и существенно не отличаются по фактическим обстоятельствам от обвинения, по которому дело было принято к производству суда, а изменение обвинения не ухудшает положения осужденного и не нарушает его права на защиту.

Органами предварительного расследования А. обвинялся по ч. 2 ст. 158 УК РФ в краже мобильного телефона из одежды, находившейся при потерпевшем С., с причинением ему значительного ущерба при следующих обстоятельствах: С. в магазине "Орбита", поговорив по мобильному телефону "Нокия", положил его в карман одежды; А. подошел к С. и тайно похитил у него из кармана указанный телефон, причинив ущерб в сумме 3600 рублей.

Приговором Железнодорожного суда А. осужден по ч. 1 ст. 161 УК РФ за грабеж.

Как указано в приговоре, преступление было совершено при следующих обстоятельствах.

20.02.2004 А., увидев, что ранее незнакомый С. в магазине "Орбита", поговорив по телефону, положил его в карман одежды, подошел к С. и похитил у него из кармана мобильный телефон стоимостью 3600 рублей. Обнаружив пропажу телефона, потерпевший стал кричать, требуя его вернуть, но А. вместе с телефоном скрылся.

Суд действия А. квалифицировал по ч. 1 ст. 161 УК РФ как открытое хищение чужого имущества.

При этом не учел, что преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 161 УК РФ, является более тяжким по сравнению с преступлением, предусмотренным ч. 2 ст. 158 УК РФ, по степени общественной опасности. Признавая А. виновным в совершении указанного преступления, суд фактически сформулировал новое обвинение, существенно отличающееся от предъявленного на предварительном следствии по фактическим обстоятельствам дела, в частности по объективной и субъективной стороне преступления.

Изменение обвинения судом привело к нарушению права на защиту, так как А. не имел возможности защититься от нового обвинения.

Таким образом, суд, выйдя за пределы судебного разбирательства, нарушил требования ст. 252 УПК РФ, в связи с чем приговор суда был изменен.

Судами допускалось нарушение гарантированного законом права на защиту.

Постановлением Свердловского районного суда г. Красноярска от 24 августа 2004 года отказано в удовлетворении ходатайства об УДО А., отбывающему наказание по приговору Абанского районного суда, которым он осужден по ч. 4 ст. 228 УК РФ к 9 годам лишения свободы.

Как видно из материалов дела и имеющегося в деле заявления осужденного, он просил рассмотреть материал с участием его представителя - адвоката "Интер-Статуса" Б.

Однако указанное ходатайство судом не рассмотрено, адвокат о дне и времени материала не извещался и дело было рассмотрено в его отсутствие.

При таких данных судебная коллегия пришла к выводу об ограничении судом гарантированных уголовно-процессуальным законом прав участников уголовного судопроизводства, что повлияло на законность принятого решения.

Допущенное нарушение повлекло отмену постановления в кассационном порядке.

Как свидетельствует анализ кассационной и надзорной практики, судами по-прежнему допускаются ошибки при рассмотрении уголовных дел в отношении несовершеннолетних.

По смыслу ст. 420 УПК РФ производство по делам о преступлении, совершенном несовершеннолетними, осуществляется в общем порядке, установленном частями 2 и 3 настоящего Кодекса, с изъятиями, предусмотренными главой 50 УПК РФ.

Согласно требованиям ч. 2 ст. 420 УПК РФ производство по уголовным делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ, производиться не может.

Приговором Центрального районного суда г. Красноярска М. <...> года рождения был осужден по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ за кражу. Дело судом было рассмотрено без проведения судебного разбирательства в особом порядке.

Суд, рассматривая уголовное дело в отношении несовершеннолетнего М., не принял во внимание, что закон не предусматривает возможности принятия судебного решения в отношении несовершеннолетних в особом порядке, постановил в отношении М. обвинительный приговор, нарушив тем самым уголовно-процессуальный закон, что послужило основанием к отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

В соответствии с изменениями, внесенными в статью 88 УК РФ Федеральным законом Российской Федерации, несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до 16 лет преступление небольшой или средней тяжести впервые, не может быть назначено наказание в виде лишения свободы.

Приговором Свердловского районного суда от 18 ноября 2004 года Р. осужден по п. п. "а, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год.

На момент совершения Р. преступления, относящегося к преступлениям небольшой тяжести, ему не исполнилось 16 лет, следовательно, суд не вправе был назначать ему наказание в виде лишения свободы.

В связи с чем приговор по кассационному представлению прокурора был изменен - Р. за совершенное преступление было назначено наказание в виде исправительных работ сроком на один год с удержанием 10% заработка в доход государства с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком в 1 год.

Аналогичные ошибки при назначении наказания лицам, совершившим преступления в несовершеннолетнем возрасте, и повлекшие изменения приговоров были допущены по делу Т., по делу П.

Судами допускались ошибки при разрешении гражданских исков в уголовном деле - имелись случаи возложения обязанности по возмещению причиненного ущерба в солидарном порядке совместно с непосредственным причинителем вреда и на лиц, действиями которых вред причинен не был, что явилось основанием для отмены и изменения приговоров в кассационном и надзорном порядке в части гражданских исков.

В соответствии с ч. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В соответствии со ст. 1080 ГК РФ солидарная ответственность возлагается на лиц, совместными действиями которых был причинен материальный ущерб.

Приговором Казачинского районного суда П. и З. осуждены по ч. 3 ст. 158 УК РФ за кражу имущества Я. на сумму 611 рублей 50 копеек, совершенную ими по предварительному сговору группой лиц с незаконным проникновением в жилище. П., кроме того, осужден за кражи имущества Я. на сумму 3200 рублей, 310 и 3150 рублей, совершенные им с незаконным проникновением в жилище.

Судом постановлено взыскать солидарно с П. и З. в пользу Я. 6500 рублей.

Тогда как из материалов дела следует, что невозмещенный ущерб в связи с кражами чужого имущества потерпевшей Я. составляет 6500 рублей, из этой суммы совместными действиями П. и З. причинен ущерб на сумму 611 рублей 50 копеек, а оставшаяся сумма ущерба в 5888 руб. 50 копеек причинена действиями П. без З.

При таких данных решение суда о возложении на З. солидарной ответственности по возмещению ущерба по кражам чужого имущества, совершенным одним П., является неверным.

В связи с чем приговор суда изменен - указано взыскать солидарно с П. и З. в пользу потерпевшей Я. 611 рублей 50 копеек, а с П. в пользу Я. 5888 рублей 50 копеек.

Аналогичные ошибки были допущены по делу Р. и Л. (Канский городской суд).

Приговором Свердловского районного суда Р. осужден за кражу имущества по п. п. "а, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год. Постановлено взыскать с Р. денежную компенсацию в размере 5000 рублей в пользу потерпевшей в возмещение причиненного морального вреда.

Поскольку законом не предусмотрена денежная компенсация морального вреда по кражам, приговор суда изменен: из приговора исключено указание о взыскание с Р. денежной компенсации в сумме 5000 рублей в возмещение причиненного морального вреда в пользу потерпевшего.

Не всегда правильно судами разрешаются ходатайства следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

По смыслу ст. 108 УПК РФ и в соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ "О применениями судами норм УПК РФ" от 05.03.2004, рассматривая ходатайство об избрании обвиняемому в качестве меры пресечения заключения под стражу, судья не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом преступлении.

Постановлением Свердловского районного суда было отказано в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу С., обвиняемого в совершении особо тяжкого преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ. При рассмотрении указанного ходатайства судом выяснялся вопрос о виновности С. в инкриминируемом преступлении.

В связи с тем, что судом были нарушены требования закона, постановление судьи отменено. Материал направлен на новое рассмотрение.

Одна из причин допускаемых нарушений уголовно-процессуального и материального закона, повлекших изменение приговора, - невнимательность и небрежность отдельных судей при постановлении приговоров и судебных решений.

Приговором Уярского районного суда П. осужден за кражу имущества М. на сумму 620 рублей, совершенную с территории двора ее дома. Суд правильно квалифицировал действия П. по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, вместе с тем ошибочно указал при квалификации действий П., что кража совершена с незаконным проникновением в помещение, а в установочной части приговора указал, что кража совершена с проникновением в жилище.

В связи с допущенными в результате невнимательности при постановлении приговора ошибками, приговор суда в кассационном порядке изменен и уточнен указанием, что П. осужден за кражу с незаконным проникновением в хранилище, а не в помещение и жилище.

С введением в действие Федерального закона от 8 декабря 2003 года п. "г" ч. 1 ст. 97 УК РФ в ред. от 13 июня 1996 года утратил силу, однако некоторые суды продолжают назначать принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного лечения и наблюдения от алкоголизма и наркомании, что также влекло изменение приговора.

Приговором Рыбинского районного суда от 31 мая 2004 года А. осужден за кражу к лишению свободы.

Несмотря на то что п. "г" ч. 1 ст. 97 УК РФ на момент постановление приговора утратил силу, А. судом применена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного лечения и наблюдения у психиатра от опийной наркомании.

Приговор суда изменен - исключено указание о назначении принудительных мер медицинского характера.

Аналогичная ошибка была допущена судьей Мотыгинского районного суда.

Имеют место случаи назначения осужденным судами первой инстанции дополнительного наказания в виде конфискации имущества, хотя указанный вид дополнительного наказания также исключен из УК РФ ФЗ от 08.12.2003, назначения принудительного лечения от наркомании и алкоголизма.

По этим основаниям изменен приговор Мотыгинского районного суда в отношении С.

Значительное количество ошибок допускалось судами края при рассмотрении материалов о пересмотре ранее вынесенных приговоров в целях приведения их в соответствие с внесенными в УК РФ ФЗ РФ от 08.12.2003 изменениями.

Анализ ошибок, допущенных при рассмотрении ходатайств о пересмотре приговора, свидетельствует о том, что они были допущены в результате поверхностного, невнимательного рассмотрения материала судьей, при отсутствии достаточных, необходимых документов, незнания требований ст. 10 УК РФ, изменений, внесенных в УК РФ Федеральным законом РФ от 08.12.2003.

Так, постановлением судьи Свердловского районного суда по ходатайству Д., осужденного по п. п. "а, е" ст. 102 и по п. п. "а, б, в, д" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества в воспитательной колонии, в порядке ст. 10 УК РФ, ст. 397 УПК РСФСР были внесены изменения в приговор от 20 апреля 1995 года в его отношении.

Из приговора было исключено указание о назначении дополнительного наказания в виде конфискации имущества и в приговоре от 26 февраля 2003 года, которым Д. был осужден по п. "б" ч. 3 ст. 226, ч. 2 ст. 223, ч. 2 ст. 222, ч. 3 ст. 69, ст. 70 к 5 годам 6 месяцам лишения свободы в ИК строгого режима, действия Д. переквалифицированы с п. "б" ч. 3 ст. 226 УК РФ на ч. 1 ст. 226, и он направлен в ИК общего режима.

Постановление суда отменено и с направлением на новое судебное рассмотрение, поскольку имеющиеся в деле материалы являлись недостаточными для принятия судом правильного решения.

Так, вместо приговора от 20 июля 1995 года в деле имеется лишь выписка из приговора, из которой нельзя понять, когда был совершен разбой, что является необходимым для установления правильной квалификации при пересмотре приговора.

По этим же основаниям отменено постановление судьи в отношении И. (Уярский суд).

Постановлением Уярского районного суда был приведен в соответствие с внесенными в УК РФ изменениями приговор в отношении осужденного Т.

При этом судья, переквалифицировав действия Т. с ч. 3 ст. 158 УК РФ на п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, в нарушение требований закона не назначил Т. наказание по этой статье, не определил вид исправительной колонии, в связи с чем постановление судьи отменено с направлением материала на новое судебное рассмотрение.

Постановлением судьи Норильского городского суда в соответствии со ст. 10 УК РФ были внесены изменения в приговор Советского районного суда в отношении Б., которым он был осужден по ч. 4 ст. 222, п. "в" ч. 2 ст. 158, п. "г" ч. 3 ст. 162 УК РФ. При этом приговор суда в части осуждения Б. по ч. 4 ст. 222 УК РФ за незаконное приобретение, ношение и сбыт газового оружия был оставлен без изменения.

Тогда как диспозиция ч. 4 ст. 222 УК РФ (в редакции Закона от 08.12.2003) не предусматривает уголовную ответственность за незаконное приобретение и ношение газового оружия.

В связи с неправильным применением уголовного закона постановление судьи было изменено и из приговора в отношении Б. было исключено указание об его осуждении за незаконное приобретение и ношение газового оружия.

Ошибки при рассмотрении ходатайств о пересмотре приговоров в порядке их исполнения допускались и другими судьями края: Назаровский суд, Уярский суд, Норильский суд, Талнахская постоянная сессия и другие.

Наибольшее количество ошибок, допускаемых при разрешении ходатайств о пересмотре приговоров в связи с внесенными в УК РФ изменениями, допускалось судьями Минусинского городского суда, Енисейского районного суда, Солнечной постоянной сессии и другими.

В обзоре приведены наиболее характерные ошибки, допускаемые судами края при рассмотрении уголовных дел.

Анализ статистических данных и ошибок, допускаемых судами края, свидетельствует о том, что для недопущения ошибок необходимо более внимательное изучение действующего законодательства, разъяснений, содержащихся в постановлениях Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и судебной практики.

Для повышения профессионального уровня судей и качества рассмотрения дел обзор необходимо обсудить на семинаре с судьями края.

 

Судья

Красноярского краевого суда

Н.А.ЛОМАКО

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь