Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

Утвержден

постановлением президиума

Свердловского областного суда

от 19 января 2005 г.

 

БЮЛЛЕТЕНЬ

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

И ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

СВЕРДЛОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

(ЧЕТВЕРТЫЙ КВАРТАЛ 2004 ГОДА (6))

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

 

I. Вопросы квалификации преступлений

 

1. Судебная коллегия отменила судебные решения в части осуждения Б. и Х. Белоярским районным судом Свердловской области по пунктам "а", "д" части 2 статьи 126 Уголовного кодекса Российской Федерации (похищение человека) в связи с отсутствием в их действиях состава преступления.

 

 

Из обстоятельств, установленных судом, видно, что осужденные вступили между собой в сговор на изнасилование и совершение насильственных действий сексуального характера в отношении В.

С этой целью они привезли ее в поселок, где изнасиловали, а Б. совершил с ней иные действия сексуального характера и нанес побои.

Следовательно, перемещение потерпевшей к месту преступления, что охватывалось умыслом осужденных и составляло условие сговора, входит в объективную сторону преступлений, предусмотренных ст. 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации, как примененное к В. насилие.

Данных о том, что В. была привезена в поселок и удерживалась там осужденными по иным мотивам, судом не установлено.

Поэтому осуждение Б. и Х. по п. "а", "д" ч. 2 ст. 126 Уголовного кодекса Российской Федерации (похищение человека) признано необоснованным.

 

Обзор надзорной практики

Судебной коллегии по уголовным делам

Верховного Суда Российской Федерации

за 2003 год

 

2. Поскольку в приговоре не был описан способ применения насилия в момент проникновения в квартиру потерпевшего, действия осужденных переквалифицированы с части 2 статьи 139 Уголовного кодекса Российской Федерации на часть 1 статьи 139 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

 

Приговором Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 30.12.2002 С. и К. осуждены по ч. 4 ст. 111, ч. 2 ст. 139 Уголовного кодекса Российской Федерации каждый.

С. и К. признаны виновными в том, что 26 мая 2000 г., находясь в состоянии алкогольного опьянения, по предварительному сговору из хулиганских побуждений, с применением насилия выломали входную дверь в квартире Г., ворвались в квартиру, где избили А., умышленно причинив ему множественные телесные повреждения, повлекшие смерть потерпевшего.

Президиум областного суда изменил приговор по следующим основаниям.

Излагая обстоятельства совершения осужденными преступлений, суд указал, что, ворвавшись в квартиру Г., они из хулиганских побуждений стали избивать А.

С. и К. пояснили, что в квартиру Г. они проникли путем взлома двери, но без какого-либо насилия в отношении граждан.

Из показаний потерпевшей Г. видно, что С. и К. проникли в квартиру противоправно, а уже находясь в квартире, стали избивать ее сына.

В мотивировочной части приговора суд указал, что насилие в отношении А. С. и К. применили из хулиганских побуждений.

Учитывая, что в приговоре не описан способ применения насилия в момент проникновения в квартиру потерпевших, президиум переквалифицировал действия осужденных с ч. 2 ст. 139 Уголовного кодекса Российской Федерации на ч. 1 ст. 139 Уголовного кодекса Российской Федерации как незаконное проникновение в жилище.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 06.10.2004, дело N 44-У-197/2004

 

3. Критерием для разграничения уголовной и административной ответственности за тайное хищение чужого имущества является стоимость этого имущества.

 

 

В связи с нарушением на предварительном следствии требований уголовно-процессуального закона Судебная коллегия отменила судебные решения в отношении Ф., осужденного Октябрьским районным судом г. Уфы Республики Башкортостан по ч. 3 ст. 30, п. "б", "в" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, и прекратила производство по делу в связи с отсутствием состава преступления, отметив в определении, что в соответствии с требованиями действовавшей на момент производства по делу ст. 68 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР (ст. 73 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации) при производстве по уголовному делу в числе прочих обстоятельств подлежат доказыванию характер и размер вреда, причиненного преступлением.

Критерием для разграничения уголовной и административной ответственности за тайное хищение чужого имущества является стоимость этого имущества. Однако органы предварительного следствия и суд ни в постановлении о привлечении Ф. в качестве обвиняемого, ни в обвинительном заключении, ни в описательной части приговора не указали стоимость косметики, на похищение которой был направлен умысел Ф.

 

Обзор надзорной практики

Судебной коллегии по уголовным делам

Верховного Суда Российской Федерации

за 2003 год

 

4. Получение имущества под условием выполнения какого-либо обязательства может быть квалифицировано как мошенничество лишь в том случае, когда виновный еще в момент завладения этим имуществом уже имел цель его изъятия и не намеревался выполнять принятое обязательство.

 

Приговором Дзержинского районного суда г. Нижнего Тагила от 16.09.2004 Г. осужден по ч. 2 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации к 2 годам 6 месяцам лишения свободы.

В кассационной жалобе осужденный Л. просил приговор отменить и прекратить производство по делу. В обоснование своей просьбы указал, что хищения не совершал и денег не присваивал, а заключил договор с Б. на поставку железобетонных изделий по указанию К., фактически исполняя обязанности экспедитора. Полученные от потерпевшего деньги в качестве предоплаты за продукцию по указанию К. передал Г.; после этого поставка потерпевшему Б. продукции производилась по графику, прекращена она была по распоряжению К.

В кассационной жалобе адвокат в защиту интересов осужденного также ставил вопрос об отмене приговора и о прекращении производства по делу. В обоснование доводов указывал, что показания осужденного Л. о совершении сделки с Б. под руководством К., о передаче ей денег, полученных по договору от потерпевшего, и об отсутствии у него корыстного умысла материалами дела не опровергнуты. Не получил оценки суда и факт частичного выполнения Л. обязательств перед Б. по договору поставки, а также то, что поставки были приостановлены по указанию К. и П. (директора ООО "Т-п"). Допрошенные в судебном заседании свидетели и потерпевший подтвердили, что фактически Л. был подчиненным К., которая иногда распоряжалась печатью ООО "Т-п" и полностью контролировала его действия.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда отменила приговор суда по следующим основаниям.

По смыслу закона получение имущества под условием выполнения какого-либо обязательства может быть квалифицировано как мошенничество лишь в том случае, когда виновный еще в момент завладения этим имуществом имел цель его присвоения и не намеревался выполнять принятое обязательство.

Признавая Л. виновным в том, что, заключая с Б. 06.05.2003 от имени ООО "Т-п" договор N 57 на поставку ему железобетонной продукции и получая от Б. в качестве предоплаты 96100 рублей, осужденный не имел намерения добросовестно выполнить свои обязательства, а намеревался похитить имущество потерпевшего, суд в приговоре не привел доказательств сделанного им вывода.

При этом суд не дал никакой оценки показаниям осужденного Л. об отсутствии у него умысла на обман Б. и на завладение его денежными средствами без намерения выполнить обязательства по сделке; о совершении этой сделки под руководством К. и с согласия директора ООО "Т-п" П., который сам подписал договор поставки с Б.; о передаче полученных от потерпевшего денег К.

Кроме того, суд не дал оценки и не привел в приговоре исследованные в судебном заседании доказательства - показания свидетелей об обстоятельствах заключения договора, о роли К.; не дал оценки и факту частичного выполнения обязательств перед Б. - поставке ему 1/3 части предусмотренной договором продукции, отсутствию в договоре конкретных сроков поставки продукции, а также обстоятельствам прекращения отгрузки поставляемой Б. продукции с ООО "Т-п" по указанию П. в июне 2003 года.

На основании изложенного приговор Дзержинского районного суда г. Нижнего Тагила от 16.09.2004 в отношении Л. отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 27.10.2004, дело N 22-11209/2004

 

5. Никаких доказательств того, что грабеж был совершен осужденными по предварительному сговору, суд в приговоре не привел, поэтому действия осужденных переквалифицированы с пункта "а" части 2 статьи 161 Уголовного кодекса Российской Федерации на часть 1 статьи 161 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 22.10.2004, дело N 22-11059/2004

 

6. Действия осужденного переквалифицированы с пункта "в" части 4 статьи 162 Уголовного кодекса Российской Федерации на часть 1 статьи 111 Уголовного кодекса Российской Федерации, поскольку в ходе следствия версия осужденного о конфликте между ним и потерпевшим на почве ревности ничем не опровергнута.

 

 

Приговором Сысертского районного суда от 17.09.2004 М. осужден, наряду с другими статьями, по п. "в" ч. 4 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации к 8 годам лишения свободы.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда изменила приговор, указав, в частности, следующее.

Из показаний потерпевшего С. усматривается, что 6 марта 2004 г. после распития спиртных напитков с М. он пошел на ст. Арамиль, по пути его догнал М. и напал на него, при этом требований материального характера М. не высказывал. В ходе нападения М. нанес ему удар ножом в живот, после чего убежал. Из его сумки он ничего не взял. В результате нападения С. получил телесные повреждения, повлекшие тяжкий вред здоровью, в связи с чем длительное время находился на лечении.

Показания потерпевшего согласуются с показаниями осужденного по факту причинения телесного повреждения потерпевшему ножом на почве личных неприязненных отношений, а также с материалами дела, заявлением потерпевшего С., справкой городской больницы г. Асбеста о поступлении потерпевшего с проникающим ножевым ранением живота 6 марта 2004 г., заключением медицинской экспертизы, согласно которому С. причинено проникающее колото-резаное ранение живота слева с повреждением толстой кишки острым колюще-режущим орудием, повлекшее тяжкий вред здоровью, опасный для жизни.

При таких обстоятельствах, поскольку в ходе судебного следствия не установлено, что осужденный при нападении на потерпевшего имел корыстный умысел, судебная коллегия переквалифицировала действия М. с п. "в" ч. 4 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации на ч. 1 ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации, по которой назначила 7 лет лишения свободы.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 27.10.2004, дело N 22-11228/2004

 

7. Действия виновного следовало квалифицировать по части 2 статьи 162 Уголовного кодекса Российской Федерации, поскольку при нападении в целях хищения чужого имущества он посредством конклюдентных действий угрожал применением насилия, опасного для жизни и здоровья, при этом использовал отвертку в качестве оружия, а потерпевший воспринимал угрозу как реальную.

 

 

Приговором Алапаевского городского суда от 26.04.2004 М. осужден по п. "г" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации к 4 годам лишения свободы.

М. признан виновным в том, что 11.11.2003 совершил грабеж чужого имущества с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего В.

В кассационном представлении прокурор просил приговор в отношении М. отменить, дело направить на новое судебное разбирательство. В обоснование указал, что суд неправильно квалифицировал действия М., так как в его действиях содержится состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации, поскольку М. при нападении в целях хищения чужого имущества посредством конклюдентных действий угрожал применением насилия, опасного для жизни и здоровья В., использовал при этом отвертку в качестве оружия. Угрозу потерпевший воспринимал как реальную, опасался за свою жизнь, считая, что угроза может быть реализована, если М. встретит с его стороны какое-либо противодействие.

Эти обстоятельства подтверждаются показаниями потерпевшего и свидетелей. Тот факт, что отвертка не была изъята и осмотрена в ходе предварительного следствия, не является основанием для переквалификации действий М. на грабеж.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда отменила приговор и направила дело на новое судебное разбирательство, указав следующее.

Как установлено по данному уголовному делу органами предварительного расследования и приговором суда, М. сначала ударил В. один раз рукой по голове, требуя деньги. Получив отказ, М. несколько раз ударил В. рукой по голове и телу. Свои действия М. не смог довести до конца, так как проводники выгнали М. из вагона. Затем через несколько минут М. вновь зашел в вагон, несколько раз ударил рукой В. по голове и из кармана потерпевшего открыто похитил отвертку. После этого М. размахивал отверткой перед лицом потерпевшего В., требуя деньги, затем приставил отвертку к шее потерпевшего и стал угрожать причинением телесных повреждений. Угрозы М. В. воспринимал реально.

Органы предварительного расследования предложили квалифицировать эти действия М. по ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 2 ст. 161 и ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации как покушение на грабеж чужого имущества, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, и нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья В., с применением отвертки в качестве оружия.

Вследствие изменения государственным обвинителем обвинения в сторону смягчения (исключение квалификации действий М. по ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации и переквалификация действий М. с ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации на ч. 2 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации) судебное решение по данному уголовному делу было предопределено.

Однако приговор подлежит отмене по доводам представления.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 20.10.2004, дело N 22-10866/2004

 

8. Из приговора исключено указание об осуждении двух лиц за совершение разбоя с применением предмета, используемого в качестве оружия, поскольку этот предмет третий виновный подобрал в процессе исполнения объективной стороны разбойного нападения и применил его без их согласия, то есть при эксцессе исполнителя.

 

 

Приговором Талицкого районного суда от 31.08.2004 Г. осужден по ч. 2 ст. 162, ч. 1 ст. 167 Уголовного кодекса Российской Федерации; К. осужден по ч. 2 ст. 162, ч. 1 ст. 167 Уголовного кодекса Российской Федерации; З. осужден по ч. 2 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Г., К. и З. признаны виновными в совершении 2 июня 2004 г. разбойного нападения в целях хищения чужого имущества, соединенного с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия. Кроме этого, Г. и К. признаны виновными в умышленном повреждении автомобиля, повлекшем причинение значительного ущерба.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда изменила приговор, указав следующее.

Из материалов дела видно, что предмет, используемый в качестве оружия, Г. подобрал в процессе исполнения объективной стороны преступления и применил его без согласия К. и З.

Таким образом, в действиях осужденного Г. имеет место эксцесс исполнителя, поскольку умыслом К. и умыслом З. применение предмета, используемого в качестве оружия, при совершении разбоя не охватывалось.

На основании изложенного исключено из приговора указание об осуждении К. и З. за совершение разбоя с применением предмета, используемого в качестве оружия.

По смыслу ч. 1 ст. 167 Уголовного кодекса Российской Федерации причинение значительного ущерба при умышленном повреждении имущества является необходимым условием для наличия состава преступления.

Из материалов дела видно, что дорогостоящий автомобиль ГАЗ-2217 находится в собственности семьи потерпевшего.

Поэтому выводы суда о том, что повреждением фар, зеркал, стекол, указателей поворотов на автомобиле общей стоимостью 3288 рублей потерпевшему с учетом его имущественного положения причинен значительный материальный ущерб, являются ошибочными.

При таких обстоятельствах приговор в части осуждения К. и Г. за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 167 Уголовного кодекса Российской Федерации, отменен, производство по делу в этой части прекращено за отсутствием в их действиях состава преступления.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 20.10.2004, дело N 22-10812/2004

 

9. При квалификации действий виновного суд не учел, что санкция части 1 статьи 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации (в ред. Федерального закона от 08.12.2003) строже санкции части 2 статьи 228 Уголовного кодекса Российской Федерации (в ред. Федерального закона от 13.06.1996), действовавшей на момент совершения деяния.

 

 

Приговором Североуральского городского суда от 13.07.2004 В. осужден по ч. 1 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

В. признан виновным в незаконном сбыте 10 ноября 2003 г. наркотических средств М.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда изменила приговор, указав следующее.

Выводы суда о доказанности вины В. в совершении незаконного сбыта наркотического средства соответствуют установленным фактическим обстоятельствам дела, основаны на проверенных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Согласно заключению экспертизы изъятое у М. наркотическое средство является смесью, содержащей героин.

В список наркотических средств и психотропных веществ, оборот которых в Российской Федерации запрещен в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации, включены все смеси, в состав которых входят наркотические средства и психотропные вещества данного списка, независимо от их количества (Постановление Правительства Российской Федерации от 30.06.1998 N 681 "Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации"). Поэтому доводы В. о необходимости установления процентного содержания героина в смеси не основаны на законе.

Вместе с тем, правильно установив фактические обстоятельства, суд допустил ошибку при квалификации действий В. по ч. 1 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации (в ред. Федерального закона от 08.12.2003).

В. совершил преступление в ноябре 2003 г. Согласно ст. 9 Уголовного кодекса Российской Федерации преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния, а в силу ст. 10 Уголовного кодекса Российской Федерации обратную силу имеет лишь уголовный закон, улучшающий положение лица, совершившего преступление, в частности, смягчающий наказание.

Назначение наказания В. за сбыт наркотиков по новому закону ухудшает его положение, поскольку санкция ч. 1 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации (в ред. Федерального закона от 08.12.2003) строже санкции ч. 2 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации (в ред. Федерального закона от 13.06.1996), действовавшей на момент совершения деяния.

При таких обстоятельствах судебная коллегия переквалифицировала действия В. с ч. 1 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации (в ред. Федерального закона от 08.12.2003) на ч. 2 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации (в ред. Федерального закона от 13.06.1996), по которой назначено 3 года лишения свободы.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 27.10.2004, дело N 22-11146/2004

 

10. Суд, правильно установив фактические обстоятельства дела, дал неверную юридическую оценку действиям осужденного по факту хищения у потерпевшего студенческого билета, который по смыслу закона не может рассматриваться как официальный документ, а является важным личным документом гражданина, в связи с чем действия виновного переквалифицированы с части 1 на часть 2 статьи 325 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 24.11.2004, дело N 22-12449/2004

 

II. Вопросы назначения наказания,

освобождения от уголовной ответственности и наказания

 

1. Назначив за совершенное преступление наказание в виде штрафа в размере 1500 рублей, суд нарушил требования статьи 46 Уголовного кодекса Российской Федерации, устанавливающей минимальный размер штрафа в 2500 рублей.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 24.11.2004, дело N 22-12455/2004

 

2. Поскольку осужденный является индивидуальным предпринимателем без образования юридического лица, то есть имеет основное место работы, суд был не вправе назначать ему наказание в виде исправительных работ.

 

 

Приговором мирового судьи судебного участка N 3 Пригородного района Свердловской области от 28 мая 2004 года Е. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. "б", "в" ч. 1 ст. 256 Уголовного кодекса Российской Федерации, по которой назначено наказание в виде 4 месяцев исправительных работ с удержанием 15% от всех видов заработной платы ежемесячно в доход государства.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы надзорного представления, президиум Областного суда нашел приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Выводы суда о виновности Е. в незаконной добыче рыбы основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании, которым в приговоре дана надлежащая оценка.

Действия осужденного правильно квалифицированы по п. "б", "в" ч. 1 ст. 256 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Вместе с тем, назначая Е. наказание в виде исправительных работ, суд не учел, что в соответствии со ст. 50 Уголовного кодекса Российской Федерации исправительные работы могут быть назначены только тем осужденным, которые не имеют основного места работы, и отбываются они в местах, определяемых органом местного самоуправления по согласованию с органом, исполняющим наказание в виде исправительных работ, но в районе места жительства осужденного.

Как видно из материалов дела, справки инспекции МНС Российской Федерации по г. Нижнему Тагилу, и это обстоятельство установлено судом, Е. является индивидуальным предпринимателем без образования юридического лица с 15 февраля 2002 года, т.е. он имеет основное место работы.

При таких обстоятельствах суд не вправе был назначать ему за содеянное наказание в виде исправительных работ.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 08.12.2004, дело N 44-У-259/2004

 

3. Исправительные работы назначаются несовершеннолетним осужденным на срок до 1 года, в том числе и по совокупности преступлений.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 22.10.2004, дело N 22-11029/2004

 

4. В соответствии с пунктом "и" части 1 статьи 61 и статьей 62 Уголовного кодекса Российской Федерации суд должен был учесть явку виновного с повинной, даже несмотря на то, что в судебном заседании он отказался от признательных показаний по делу.

 

 

Приговором Красноуфимского районного суда от 10.09.2004 О. осужден по ч. 1 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации к 12 годам лишения свободы. По совокупности преступлений на основании ч. 5 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации вновь назначенное наказание частично сложено с наказанием по приговору суда от 24.12.2002 и окончательно назначено 15 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. О. осужден за убийство, то есть за умышленное причинение смерти потерпевшей С.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда изменила приговор, указав, в частности, следующее.

Суд правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно пришел к выводу о доказанности вины О. в совершении убийства потерпевшей С.

Вместе с этим при назначении наказания суд не учел следующее. В материалах дела имеется явка с повинной от 29.06.2004, в которой О., отбывая наказание по приговору суда в Учреждении УЩ-349/2, сообщил о совершенном преступлении. До этого времени сведений о его причастности к убийству С. в деле не было. Таким образом, суд в соответствии со п. "и" ч. 1 ст. 61 и ст. 62 Уголовного кодекса Российской Федерации должен был учесть явку с повинной О., даже несмотря на то, что в судебном заседании он отказался от признательных показаний по делу. Суд эти требования закона не выполнил.

На основании изложенного судебная коллегия снизила назначенное по ч. 1 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации О. наказание до 11 лет 3 месяцев лишения свободы, а назначенное по совокупности преступлений с применением ч. 5 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации - до 14 лет 3 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 20.10.2004, дело N 22-10798/2004

 

5. Судом установлено наличие в действиях лица рецидива преступлений и отсутствие смягчающих обстоятельств, поэтому в силу требований части 2 статьи 68 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 08.12.2003) срок наказания не может быть менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

 

Приговором Режевского городского суда от 24.09.2004 М. осужден по п. "в", "г" ч. 2 ст. 112 Уголовного кодекса Российской Федерации к 1 году 7 месяцам лишения свободы. В соответствии с ч. 7 ст. 79, ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации частично, в виде 1 месяца лишения свободы, присоединена неотбытая часть наказания по приговору от 15.08.2000, и окончательно назначено наказание в виде 1 года 8 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда отменила приговор в отношении М. и направила уголовное дело в этой части на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

Судом установлено наличие в действиях М. рецидива преступлений и отсутствие оснований для назначения ему наказания с применением ст. 64 Уголовного кодекса Российской Федерации. При таких обстоятельствах в силу требований ч. 2 ст. 68 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 08.12.2003) наказание М. должно быть назначено не ниже 1/3 верхнего предела санкции квалифицирующей нормы, то есть не ниже 1 года 8 месяцев лишения свободы. Данное положение уголовного закона судом не соблюдено.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 12.11.2004, дело N 22-12075/2004

 

6. В соответствии со статьей 17 Уголовного кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 13.06.1996, действовавшей до изменений, внесенных в Уголовный кодекс Российской Федерации Федеральным законом от 08.12.2003, совокупностью преступлений признавалось совершение двух и более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи Уголовного кодекса Российской Федерации, ни за одно из которых лицо не было осуждено.

 

 

Приговором Североуральского городского суда от 25.03.2004 Т. признан виновным в совершении в ночь с 27 на 28 июля 2003 г. двух убийств, осужден по ч. 1 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации к 7 годам лишения свободы за каждое преступление. На основании ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 12 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда изменила приговор по следующим основаниям.

Назначая наказание по совокупности преступлений, суд не учел, что согласно ст. 9 Уголовного кодекса Российской Федерации преступность и наказуемость деяния определяется уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния, а в силу ст. 10 Уголовного кодекса Российской Федерации обратную силу имеет лишь уголовный закон, улучшающий положение лица, совершившего преступление.

В соответствии со ст. 17 Уголовного кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 13.06.1996, действовавшей до изменений, внесенных в Уголовный кодекс Российской Федерации Федеральным законом от 08.12.2003, совокупностью преступлений признавалось совершение двух и более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи Уголовного кодекса Российской Федерации, ни за одно из которых лицо не было осуждено.

Судом установлено, что осужденный совершил оба убийства до 08.12.2003, ответственность за каждое их которых предусмотрена одной и той же частью статьи - ч. 1 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации, поэтому назначение наказания по совокупности преступлений ухудшает положение осужденного и не может применяться.

На основании изложенного судебная коллегия исключила из приговора указание о назначении Т. наказания по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 08.10.2004, дело N 22-10204/2004

 

7. Тот факт, что осужденный не был своевременно освобожден от наказания по амнистии, не мог при постановлении приговора дать суду основания для отмены условного осуждения и назначения наказания по правилам статьи 70 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 08.12.2004, дело N 22-13214/2004

 

8. Лицо, осуждавшееся к наказанию в виде исправительных работ и которому по основаниям, предусмотренным статьей 50 Уголовного кодекса Российской Федерации, этот вид наказания был заменен лишением свободы, не может рассматриваться как ранее отбывавшее наказание в виде лишения свободы.

 

 

Приговором Сухоложского городского суда от 30.12.2002 К. осужден по ч. 1 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации к 2 годам лишения свободы, по ч. 4 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации - к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества. На основании ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений назначено к отбытию 7 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, а также назначена конфискация имущества.

Осужденный К. обратился в суд с ходатайством о пересмотре приговора в связи с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс Российской Федерации Федеральным законом от 08.12.2003.

Постановлением судьи Тагилстроевского районного суда г. Нижнего Тагила от 09.08.2004 из приговора от 30.12.2002 исключено указание суда об осуждении К. за особо тяжкое преступление и о назначении дополнительного вида наказания в виде конфискации имущества. Действия К. переквалифицированы на ч. 1 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 08.12.2003) без снижения наказания и на ч. 2 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 08.12.2003), по которой назначено 4 года лишения свободы.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда изменила постановление судьи, указав следующее.

Суд необоснованно оставил К. прежний вид исправительного учреждения в виде исправительной колонии строгого режима без учета требований п. "б" ч. 1 ст. 58 Уголовного кодекса Российской Федерации, поскольку ранее приговором Сухоложского городского суда от 11.08.2000 К. был осужден по ч. 1 ст. 158, ч. 1 ст. 175 Уголовного кодекса Российской Федерации на основании ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации к 1 году 6 месяцам исправительных работ с удержанием 20% заработка, постановлением суда от 05.01.2001 это наказание было К. заменено лишением свободы на срок 6 месяцев.

Лицо, осуждавшееся к наказанию в виде исправительных работ, которому по основаниям, предусмотренным ст. 50 Уголовного кодекса Российской Федерации, этот вид наказания был заменен лишением свободы, не может рассматриваться как ранее отбывавшее наказание в виде лишения свободы (Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.11.2001 N 14 "О практике назначения судами видов исправительных учреждений").

Таким образом, в соответствии с требованиями п. "б" ч. 1 ст. 58 Уголовного кодекса Российской Федерации К. должен отбывать назначенное ему наказание в виде лишения свободы в исправительной колонии общего режима как лицо, осужденное к лишению свободы за совершение тяжких преступлений, ранее не отбывавшее лишение свободы.

На основании изложенного определено считать К. осужденным по ч. 1 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 08.12.2003) к 2 годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации - к 4 годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний - к 4 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 20.10.2004, дело N 22-10806/2004

 

9. Поскольку на момент рассмотрения дела в суде лицу уже исполнилось восемнадцать лет, согласно требованиям статей 58, 88 Уголовного кодекса Российской Федерации отбывание наказания ему следовало назначить не в воспитательной колонии, а в исправительной колонии общего режима.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 06.10.2004, дело N 22-6651/2004

 

10. Отменяя условное осуждение и направляя лицо для отбывания наказания в виде лишения свободы, суд не принял во внимание требования части 6 статьи 88, статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, что повлекло отмену соответствующего постановления.

 

 

Приговором Верхнепышминского городского суда от 30.04.2003 Колесников осужден по ч. 1 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год с возложением определенных обязанностей.

Постановлением Верхнепышминского городского суда от 25.02.2004 в связи с неисполнением возложенных судом обязанностей К. отменено условное осуждение и на срок назначенного по приговору наказания он направлен в колонию-поселение.

Президиум областного суда отменил постановление, указав следующее.

В соответствии с ч. 6 ст. 88 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 08.12.2003) наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему преступление небольшой тяжести впервые.

Как видно из приговора, на момент совершения преступления осужденному К. было 17 лет. Ранее К. не судим.

Совершенное им преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, согласно ст. 15 Уголовного кодекса Российской Федерации относится к преступлениям небольшой тяжести.

В соответствии со ст. 10 Уголовного кодекса Российской Федерации уголовный закон, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется и на лиц, отбывающих наказание.

Таким образом, К. как совершившему преступление небольшой тяжести в несовершеннолетнем возрасте впервые в настоящее время не может быть назначено наказание в виде лишения свободы.

Однако суд, отменяя К. условное осуждение и направляя его для отбывания назначенного наказания в колонию-поселение, не учел эти требования закона.

На основании изложенного приговор от 30.04.2003 в части назначения наказания изменен: по ч. 1 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации Колесникову назначено наказание в виде 1 года исправительных работ с удержанием 5% заработка в доход государства условно с испытательным сроком 2 года.

Постановление от 25.02.2004 отменено, и производство в этой части прекращено.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 06.10.2004, дело N 44-У-200/2004

 

11. При отсутствии постоянного места жительства условно осужденного в г. Екатеринбурге суд не выяснил, где осужденный намерен проживать после постановления приговора, что обусловило принятие необоснованного решения об отмене условного осуждения.

 

 

Приговором суда М. признан виновным в совершении покушения на грабеж чужого имущества с угрозой применения насилия, не опасного для жизни и здоровья, и осужден к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года.

Постановлением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 18 марта 2004 года по представлению органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, М. в связи с тем, что он умышленно скрывается от контроля и выполнения возложенных на него судом обязанностей, поскольку не проживает по указанным в приговоре адресам и установить его место нахождения не представляется возможным, условное осуждение отменено.

На срок назначенного по приговору суда наказания М. направлен в места лишения свободы.

Проверив материалы уголовного дела и судебный материал, президиум Областного суда счел постановление подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 3 ст. 74 Уголовного кодекса Российской Федерации суд по представлению органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, может постановить об отмене условного осуждения и реальном исполнении приговора в случаях систематического или злостного неисполнения условно осужденным возложенных на него судом обязанностей.

Как видно из приговора, на осужденного М. были возложены обязанности: уведомлять орган, ведающий исполнением наказания, об изменении места работы и жительства, периодически являться на регистрацию в этот орган. И только за их неисполнение согласно ч. 3 ст. 74 Уголовного кодекса Российской Федерации М. могло быть отменено назначенное судом условное осуждение.

Между тем суд, придя к выводу, что М. уклоняется от отбытия наказания, с достаточной полнотой не проверил представленные тому уголовно-исполнительной инспекцией доказательства.

Так, в соответствии с приговором местом жительства М. указан г. Екатеринбург, ул. У-кая, 37-14.

Однако это не соответствует действительности, поскольку на день постановления приговора М. был зарегистрирован по адресу: республика Дагестан, г. Каспийск, ул. Е-а, <...>, о чем он указал в судебном заседании. О том, что он проживал в квартире <...> по ул. Д-ой, как следует из протокола судебного заседания, М. не заявлял.

В обвинительном заключении местом жительства М. указан адрес: г. Екатеринбург, ул. Т-ая, <...>, а в характеристике с места жительства - ул. И-ва, <...>.

При отсутствии постоянного места жительства М. в г. Екатеринбурге суд не выяснил, где намерен осужденный проживать после постановления приговора.

В соответствии с требованиями ч. 4 ст. 188 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, ст. 5 главы 1, ст. 3 главы 4 "Инструкции о порядке исполнения наказаний...", утвержденной Приказом МВД Российской Федерации N 403 от 1 июля 1997 года (в редакции Приказа МВД Российской Федерации N 900 от 16 сентября 2002 года) уголовно-исполнительная инспекция после постановки условно осужденного на учет сама вызывает его для проведения беседы, проводит первоначальные мероприятия по розыску осужденного, в том числе направляет в криминальную милицию материалы для его розыска.

Как видно из судебного материала, подтверждающих это данных уголовно-исполнительная инспекция по розыску М. суду не представила.

При таких обстоятельствах признать, что М. уклоняется от отбытия назначенного ему наказания и не выполняет возложенные на него судом обязанности, нельзя, в связи с чем постановление об отмене условного осуждения и реальном исполнении приговора как не отвечающее требованиям закона подлежит отмене.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 01.12.2004, дело N 44-У-240/2004

 

12. Суд прекратил дело в отношении ранее судимого лица в связи с примирением сторон, чем нарушил требования статьи 76 Уголовного кодекса Российской Федерации и статьи 25 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которым прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон возможно в отношении лица, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести.

 

 

Постановлением Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 22.10.2004 уголовное дело в отношении Г., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, прекращено в связи с примирением сторон на основании ст. 25 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда отменила постановление и направила дело на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что 19 февраля 2002 г. Г. был осужден по ч. 1 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

Преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации, совершено им 18 сентября 2004 г., то есть в период испытательного срока.

Суд прекратил дело в связи с примирением сторон в нарушение требований ст. 76 Уголовного кодекса Российской Федерации и ст. 25 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которым прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон возможно в отношении лица, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести.

Г. является лицом, ранее судимым, поэтому принятие решения о прекращении дела в связи с примирением сторон в отношении его невозможно.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 24.11.2004, дело N 22-12442/2004

 

III. Процессуальные вопросы

 

1. Вывод судебных инстанций о том, что начальник милиции общественной безопасности не наделен правом начальника органа дознания, противоречит законодательству.

 

 

Постановлением мирового судьи Знаменского района Орловской области дело в отношении В. по ч. 1 ст. 213, ст. 119 Уголовного кодекса Российской Федерации возвращено прокурору для устранения нарушений норм уголовно-процессуального закона.

Согласно постановлению мирового судьи и последующим судебным решениям обвинительный акт по делу утвержден ненадлежащим лицом - начальником милиции общественной безопасности, таким правом не наделенным, поскольку он не является начальником органа дознания, который в соответствии с ч. 4 ст. 225 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации утверждает обвинительный акт.

Судебная коллегия с этим не согласилась и в определении указала, что вывод судебных инстанций сделан без учета положений п. 17 ст. 5, п. 1 ч. 1 ст. 40, ч. 1 ст. 41 и ч. 4 ст. 225 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, ст. 9 Закона Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. "О милиции" (с последующими изменениями).

Согласно п. 17 ст. 5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации начальник органа дознания - должностное лицо органа дознания, уполномоченное поручать производство дознания дознавателю.

В соответствии с ч. 1 ст. 41 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации полномочия органа дознания, предусмотренные п. 1 ч. 2 ст. 40 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, возлагаются на дознавателя начальником органа дознания.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 40 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации к органам дознания относятся органы внутренних дел Российской Федерации, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности.

В соответствии со ст. 9 Закона Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. "О милиции" основными задачами милиции являются предупреждение и пресечение, раскрытие преступлений, по делам о которых производство предварительного следствия не обязательно. Милиция общественной безопасности является органом дознания.

Начальники милиции общественной безопасности субъектов Российской Федерации назначаются на должности Министром внутренних дел Российской Федерации.

Начальники милиции общественной безопасности районов и городов назначаются на должности министрами внутренних дел, начальниками управлений внутренних дел субъектов Российской Федерации.

Согласно ч. 4 ст. 225 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации обвинительный акт утверждается начальником органа дознания.

 

Обзор надзорной практики

Судебной коллегии по уголовным делам

Верховного Суда Российской Федерации

за 2003 год

 

2. Отсутствие в деле данных о разъяснении обвиняемому его прав, предусмотренных статьей 46 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР (статьей 47 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации), повлекло отмену приговора.

 

 

Судебная коллегия отменила приговор в отношении Ф., осужденного Коптевским районным судом г. Москвы, и дело направила на новое судебное рассмотрение, так как судом не исследовался вопрос о допустимости как доказательств показаний Ф. в качестве обвиняемого, положенных судом в обоснование его вины, поскольку в протоколе и постановлении о привлечении в качестве обвиняемого отсутствуют сведения о разъяснении Ф. его прав, предусмотренных ст. 46 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР (ст. 47 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации).

 

Обзор надзорной практики

Судебной коллегии по уголовным делам

Верховного Суда Российской Федерации

за 2003 год

 

3. Вручение обвиняемому копии обвинительного заключения, не в полном объеме переведенного на его родной язык, является нарушением права на защиту и основанием для отмены приговора.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 08.12.2004, дело N 22-13186/2004

 

4. Из совокупности доказательств исключен протокол осмотра места происшествия, поскольку в нарушение требований пункта 2 части 2 статьи 60 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации для удостоверения факта производства указанного следственного действия следователем в качестве понятой была привлечена потерпевшая по данному уголовному делу.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 17.11.2004, дело N 22-12145/2004

 

5. Временно отстраненный от должности подозреваемый или обвиняемый согласно части 6 статьи 114 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации имеет право на ежемесячное пособие, которое выплачивается ему в соответствии с пунктом 8 части 2 статьи 131 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Кассационное определение

Судебной коллегии по уголовным делам

Верховного Суда Российской Федерации

от 24 февраля 2004 г. N 44-о04-12

 

Бюллетень

Верховного Суда Российской Федерации

N 11, 2004 г.

 

6. Не выяснив вопрос о праве собственности на автомобили, обращенные в доход государства, суд нарушил положения статьи 81 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которым конфискации подлежат орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, в доход государства может быть обращено имущество, полученное в результате преступных действий либо нажитое преступным путем.

 

 

Приговором Каменского районного суда от 16.07.2004 Ж. осужден по ч. 3 ст. 158, п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158, ч. 3 ст. 158, п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации; К. осужден по ч. 3 ст. 158, п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158, ч. 3 ст. 158, п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации. На основании ст. 81 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации автомобиль ВАЗ-2108, хранящийся у Р., автомобиль УАЗ-452, хранящийся у Т., сотовый телефон "Моторола" С550 как орудия преступления и имущество, нажитое преступным путем, приговором суда обращены в доход государства.

Ж. и К. признаны виновными в совершении краж чужого имущества по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в помещение и в жилище, с причинением значительного ущерба гражданам. Судом установлено, что при совершении преступлений виновные использовали автомобили ВАЗ-2108 и УАЗ-452, в которых впоследствии была обнаружена часть похищенного имущества, а сами автомобили находились около дома, в котором проживал Ж.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда изменила приговор, указав следующее.

Суд без достаточных на то оснований обратил в доход государства автомобиль ВАЗ-2108, хранящийся у Р., а также автомобиль УАЗ-452, хранящийся у Т., так как в соответствии со ст. 81 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в доход государства могут быть обращены орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, и имущество, нажитое преступным путем. Между тем в материалах дела имеются документы (справка-счет, ПТС), свидетельствующие о том, что указанные выше автомобили принадлежат не Ж. и К., а другим лицам. Вопрос о действительных собственниках этих автомобилей судом не выяснялся.

На основании изложенного судебная коллегия исключила из приговора указание суда об обращении в доход государства автомобиля ВАЗ-2108, хранящегося у Р., а также автомобиля УАЗ-452, хранящегося у Т.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 03.11.2004, дело N 22-11529/2004

 

7. В соответствии с частью 7 статьи 236 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации не подлежит обжалованию судебное решение, в том числе и решение о возвращении уголовного дела прокурору, вынесенное по результатам предварительного слушания, за исключением решений о прекращении уголовного дела и (или) о назначении судебного заседания в части разрешения вопроса о мере пресечения.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 08.12.2004, дело N 22-13159/2004

 

8. Поскольку уголовное дело было возвращено прокурору уже из судебного заседания в порядке части 2 статьи 256 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, то положение части 7 статьи 236 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации по смыслу закона на него не распространяются.

 

 

Органами предварительного расследования Г. предъявлено обвинение в том, что он в период с февраля по сентябрь 2002 г. и с октября по ноябрь 2002 г. совершил группой лиц незаконную порубку леса в особо крупном размере, т.е. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 260 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Постановлением мирового судьи судебного участка N 2 г. Ревды от 31.03.2004 дело направлено прокурору в порядке ст. 237 и 256 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации для устранения нарушений, препятствующих постановлению приговора.

Данное постановление было обжаловано в апелляционном порядке заместителем прокурора г. Ревды.

Определением судьи Ревдинского городского суда в рассмотрении апелляционного представления прокурора было отказано в соответствии с положениями ст. 355 и 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации по тем основаниям, что указанные судебные решения обжалованию не подлежат.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления прокурора, судебная коллегия находит определение апелляционного суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 7 ст. 236 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации не подлежит обжалованию судебное решение, принятое по результатам предварительного слушания, в том числе предусмотренное ст. 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации о возвращении дела прокурору.

Уголовное дело по обвинению Г. было возвращено прокурору уже из судебного заседания в порядке ч. 2 ст. 256 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, т.е. положение ч. 7 ст. 236 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации по смыслу закона на него не распространяется.

Что касается ссылки в определении судьи на невозможность обжалования судебных решений, вынесенных по ходатайствам участников судебного разбирательства согласно п. 2 ч. 5 ст. 355 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, то с таким выводом также нельзя согласиться, поскольку по смыслу процессуального закона в данном случае имеется в виду принятие таких судебных решений по ходатайствам участников процесса, которые не препятствуют дальнейшему движению дела.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 22.12.2004, дело N 22-М-274/2004

 

9. Согласно ч. 2 ст. 238 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации возвращение уголовного дела прокурору с поручением обеспечить розыск обвиняемого возможно лишь при том условии, что скрылся обвиняемый, содержащийся под стражей.

 

 

Органами предварительного расследования Б. обвинялся в угрозе убийством и совершении грабежа.

Постановлением судьи Красноуфимского городского суда от 06.09.2004 уголовное дело по обвинению Б. в связи с его неявкой в судебное заседание возвращено прокурору с поручением обеспечить розыск скрывшегося обвиняемого; производство по делу приостановлено до его розыска; Б. изменена мера пресечения на заключение под стражу.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда изменила постановление судьи по следующим основаниям.

Согласно ч. 2 ст. 238 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации возвращение уголовного дела прокурору с поручением обеспечить розыск обвиняемого возможно лишь при условии, если скрылся обвиняемый, содержащийся под стражей. По настоящему делу в отношении Б. изначально была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде. В связи с этим решение о розыске обвиняемого должно было быть принято судом.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 06.10.2004, дело N 22-10580/2004

 

10. В соответствии с частью 3 статьи 249 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации уголовное дело частного обвинения может быть прекращено только в случае, если причина неявки потерпевшего в судебное заседание будет признана неуважительной.

 

 

Постановлением судьи Красногорского районного суда г. Каменска-Уральского от 12.07.2004 производство по уголовному делу в отношении Б., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 130 Уголовного кодекса Российской Федерации, прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Свое решение судья мотивировал тем, что частный обвинитель в судебное заседание не явился и не предпринял мер к явке своего свидетеля. При этом документов, свидетельствующих об уважительных причинах неявки в суд, представлено не было.

В своей жалобе частный обвинитель Д. не согласился с постановлением судьи и просил его отменить, ссылаясь на то, что он не явился в суд по уважительной причине и в адрес суда им своевременно была направлена телеграмма с просьбой об отложении разбирательства дела в связи с его болезнью.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда отменила постановление судьи по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 3 ст. 249 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации по уголовным делам частного обвинения неявка потерпевшего без уважительных причин влечет за собой прекращение уголовного дела.

Однако, как видно из материалов дела, в судебное заседание 12.07.2004 была представлена телеграмма Д. с просьбой об отложении разбирательства дела в связи с его болезнью, а значит, причина неявки Д. в суд была уважительной.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 01.10.2004, дело N 22-10142/2004

 

11. Поскольку основание прекращения уголовного дела - истечение срока давности привлечения к уголовной ответственности, предусмотренное пунктом 3 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, - было обнаружено в ходе судебного разбирательства, то суд в силу части 8 статьи 302 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации должен был постановить обвинительный приговор с освобождением осужденных от наказания.

 

 

Приговором Артинского районного суда от 12.06.2004 В. и Ч. осуждены по ч. 1 ст. 175 Уголовного кодекса Российской Федерации к 1 году лишения свободы каждый, Ш. осужден, наряду с другими статьями, по ч. 1 ст. 175 Уголовного кодекса Российской Федерации к 1 году лишения свободы.

Ш., В. и Ч. признаны виновными в заранее не обещанном приобретении в апреле 2002 г. продуктов питания, заведомо для них добытых преступным путем.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда изменила приговор по следующим основаниям.

Из протокола судебного заседания видно, что в прениях государственный обвинитель изменил обвинения и просил переквалифицировать действия В. и Ч. с п. "в" ч. 2 ст. 175 Уголовного кодекса Российской Федерации на ч. 1 ст. 175 Уголовного кодекса Российской Федерации, а действия Ш. - с п. "а" ч. 2 ст. 175 Уголовного кодекса Российской Федерации на ч. 1 ст. 175 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Поскольку преступление осужденными было совершено в апреле 2002 г., на момент постановления приговора истек срок давности привлечения к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 175 Уголовного кодекса Российской Федерации согласно п. "а" ч. 1 ст. 78 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Таким образом, основание прекращения уголовного дела - истечение срока давности привлечения к уголовной ответственности, предусмотренное п. 3 ч. 1 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, - было обнаружено в ходе судебного разбирательства, и в силу ч. 8 ст. 302 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации суд должен был постановить обвинительный приговор с освобождением осужденных от наказания.

На основании изложенного Ч., В. и Ш. освобождены от наказания, назначенного по ч. 1 ст. 175 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 06.10.2004, дело N 22-10143/2004

 

12. Несмотря на то, что в ходе судебного следствия не были исследованы протоколы очных ставок между потерпевшим и подозреваемыми, суд в нарушение требований статей 281, 307 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации сослался на эти доказательства в приговоре, что повлекло его отмену.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 19.11.2004, дело N 22-12334/2004

 

13. Судом было нарушено требование части 1 статьи 314 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации о возможности удовлетворения ходатайства обвиняемого о рассмотрении дела в особом порядке только при наличии согласия потерпевшего, кроме того, судом было нарушено право потерпевшей на возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением, что повлекло отмену приговора.

 

 

Приговором Талицкого районного суда от 18.06.2004 Б. осуждена по п. "а" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к 1 году исправительных работ с удержанием в доход государства 20% заработной платы, по п. "а" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации - к 1 году исправительных работ с удержанием в доход государства 20% заработной платы; на основании ч. 2 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений путем частичного сложения наказания назначено наказание в виде 1 года 6 месяцев исправительных работ с удержанием в доход государства 20% заработка. Д. осужден по п. "а" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к 1 году исправительных работ с удержанием в доход государства 15% заработка. Ш. осуждена по п. "а" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к 1 году лишения свободы, по п. "в" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации - к 1 году 6 месяцам лишения свободы; на основании ч. 2 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 2 года лишения свободы; на основании ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год.

Президиум областного суда отменил приговор и направил дело на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, суд пришел к выводу о возможности удовлетворить заявленное обвиняемыми ходатайство о рассмотрении уголовного дела без проведения судебного разбирательства после того, как им в присутствии защитников были разъяснены последствия, связанные с постановлением приговора в особом порядке.

Между тем судом не было выяснено мнение потерпевшей о возможности рассмотрения дела в особом порядке.

Как следует из материалов дела, сопроводительным письмом прокурора от 02.06.2004 потерпевшая была уведомлена о заявленном обвиняемыми ходатайстве.

Однако при ознакомлении 26.05.2004 с материалами уголовного дела потерпевшей В. о заявленном обвиняемыми в тот же день ходатайстве о рассмотрении дела в особом порядке сообщено не было, ее мнение по данному вопросу не выяснялось.

В судебное заседание потерпевшая не явилась.

Согласно протоколу судебного заседания суд с учетом мнения участников процесса пришел к выводу о возможности рассмотрения дела в особом порядке в отсутствие потерпевшей.

При таких обстоятельствах судом было нарушено требование ч. 1 ст. 314 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации о возможности удовлетворения ходатайства обвиняемого о рассмотрении дела в особом порядке только при наличии согласия потерпевшего.

Кроме того, судом нарушено право потерпевшей на возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением.

Как видно из материалов дела, В. было подано исковое заявление, в котором она просила взыскать деньги за причиненный ей имущественный ущерб от кражи, а также за моральный вред.

При этом точная сумма исковых требований В. определена не была.

Приняв без выяснения мнения потерпевшей решение о возможности рассмотрения дела в особом порядке, суд тем самым лишил ее возможности поддержать гражданский иск, представлять доказательства, подтверждающие размер причиненного ущерба.

Кроме того, в нарушение ч. 1, 2 ст. 309 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации суд в приговоре не принял решение по заявленному потерпевшей гражданскому иску, нарушив ее права, предусмотренные ст. 42, 44 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 27.10.2004, дело N 44-У-213/2004

 

14. Обвинительный приговор отменен, поскольку, рассмотрев дело в особом порядке, суд по собственной инициативе исследовал материалы, полученные в ходе предварительного следствия, и при заявленном с учетом изменения требований потерпевшей иске в 100000 рублей удовлетворил исковые требования в размере 30000 рублей, несмотря на то, что обвиняемый, заявляя ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке, полностью согласился с предъявленным обвинением.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 10.11.2004, дело N 22-11756/2004

 

15. Уголовное дело было рассмотрено в особом порядке, при котором исследование собранных по делу доказательств не проводится, поэтому оснований для возобновления судебного следствия, указанных в статье 294 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, у суда не имелось.

 

 

Органами следствия В. обвиняется в присвоении в период с 15 ноября по 19 декабря 2003 г. товарно-материальных ценностей с использованием своего служебного положения.

Суд, рассмотрев уголовное дело в порядке особого производства, после удаления в совещательную комнату судебное следствие возобновил, как указано в протоколе судебного заседания, и огласил постановление о возвращении дела прокурору для устранения препятствий рассмотрения дела судом, которые, по мнению суда, выразились в том, что в обвинительном заключении в нарушение ст. 220 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации существо обвинения противоречит формулировке предъявленного обвинения.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда отменила постановление Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 23.06.2004, которым уголовное дело по обвинению В. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159, ч. 3 ст. 160 Уголовного кодекса Российской Федерации, возвращено прокурору для устранения препятствий рассмотрения дела судом.

Согласно ст. 294 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации суд вправе возобновить судебное следствие для исследования новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, если участники прений сторон или подсудимый в последнем слове сообщат о таковых или заявят о необходимости предъявить суду для исследования новые доказательства. По окончании возобновленного судебного следствия суд вновь открывает прения сторон и предоставляет подсудимому последнее слово.

Однако уголовное дело в отношении В. было рассмотрено в особом порядке, при котором исследование собранных по делу доказательств не проводится. А поэтому оснований для возобновления судебного следствия, указанных в ст. 294 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, у суда не имелось.

Кроме того, согласно протоколу судебного заседания судебное следствие фактически возобновлено не было, поскольку после объявления судом о возобновлении судебного следствия было лишь оглашено постановление о возвращении дела прокурору.

При таких обстоятельствах постановление суда нельзя признать законным и обоснованным, оно отменено, а дело подлежит возвращению на новое судебное разбирательство.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 20.10.2004, дело N 22-10423/2004

 

16. В соответствии с частью 3 статьи 303 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации исправления в приговоре должны быть оговорены и удостоверены подписями всех судей в совещательной комнате до провозглашения приговора. Подчистки в приговоре не допускаются.

 

 

Т. осужден Угличским районным судом Ярославской области по п. "а" ч. 3 ст. 162, п. "а" ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия отменила все судебные решения и направила дело на новое судебное рассмотрение, указав, что судом допущено нарушение требований уголовно-процессуального закона.

Как видно из материалов дела, в рукописном подлиннике приговора в резолютивной части указано, что Т. по п. "а" ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации назначено наказание в виде пяти лет лишения свободы. При этом цифра "5" написана на месте подчистки. Такое исправление не оговорено составом суда. О его наличии в рукописном подлиннике свидетельствует также ксерокопия, из которой видно, что Т. назначено наказание по п. "а" ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации в виде двух лет лишения свободы.

То есть при постановлении приговора в отношении Т. допущены существенные нарушения требований ст. 303, 308 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, что повлияло на обоснованность и справедливость приговора и в силу ст. 381 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации явилось основанием для его отмены.

 

Обзор надзорной практики

Судебной коллегии по уголовным делам

Верховного Суда Российской Федерации

за 2003 год

 

17. Согласно статье 308 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в резолютивной части обвинительного приговора должны быть указаны пункт, часть, статья Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающие ответственность за преступление, в совершении которого подсудимый признан виновным.

 

 

Приговором Верхнепышминского городского суда от 05.07.2004 З. осужден по ч. 3 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, Н. - по ч. 3 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации к 9 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, О. - по ч. 3 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации к 5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Судебная коллегия по уголовным делам отменила приговор суда и направила дело на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно ст. 308 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в резолютивной части обвинительного приговора должны быть указаны пункт, часть, статья Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающие ответственность за преступление, в совершении которого подсудимый признан виновным. Это требование закона, имеющее существенное значение для постановления законного, обоснованного и справедливого приговора, по данному делу было нарушено, поскольку в резолютивной части приговора пункты ч. 3 ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации не указаны.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 05.11.2004, дело N 22-11704/2004

 

18. В соответствии с частью 2 статьи 20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации примирение потерпевшего с обвиняемым допускается до удаления суда первой инстанции в совещательную комнату для постановления приговора, следовательно, по смыслу закона прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон в суде апелляционной инстанции не допускается.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 12.11.2004, дело N 22-М-241/2004

 

19. При применении к несовершеннолетнему, совершившему преступление небольшой или средней тяжести, принудительных мер воспитательного воздействия в соответствии со ст. 90 Уголовного кодекса Российской Федерации суд в силу положений ст. 431 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации прекращает уголовное дело в отношении этого несовершеннолетнего.

 

 

Приговором Ивдельского городского суда от 21.09.2004 А., 1987 года рождения, несудимый, осужден по ч. 3 ст. 30, п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 и п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации. В соответствии с ч. 1 ст. 90 Уголовного кодекса Российской Федерации А. освобожден от уголовной ответственности с применением к нему принудительных мер воспитательного воздействия в виде передачи его под надзор ПДН Ивдельского ОВД на срок 2 года, с установлением особых требований к его поведению в виде ограничения досуга с запрещением появления в общественных местах с 22 часов до 7 часов и возложением обязанности загладить причиненный потерпевшей вред в размере 400 рублей. Этим же приговором М., 1989 года рождения, несудимый, осужден по ч. 3 ст. 30, п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 и п. "а", "б" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации. В соответствии с ч. 1 ст. 90 Уголовного кодекса Российской Федерации М. освобожден от уголовной ответственности с применением к нему принудительных мер воспитательного воздействия в виде передачи его под надзор ПДН Ивдельского ОВД на срок 2 года, с установлением особых требований к его поведению в виде ограничения досуга с запрещением появления в общественных местах с 22 часов до 7 часов и возложением обязанности загладить причиненный потерпевшей вред в размере 400 рублей.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда отменила приговор в части осуждения А. и М., указав следующее.

Выводы суда о виновности А. и М. в совершении вышеуказанных преступных действий основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании и полно и правильно изложенных в приговоре.

Вместе с тем в описательно-мотивировочной части приговора суд, указав о необходимости освобождения А. и М. от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия с применением положений ст. 90 Уголовного кодекса Российской Федерации, в то же время постановил обвинительный приговор, не назначив наказания, тогда как должен был вынести постановление. В силу положений ст. 431 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, если при рассмотрении уголовного дела о преступлении небольшой или средней тяжести будет установлено, что несовершеннолетний, совершивший это преступление, может быть исправлен без применения уголовного наказания, то суд прекращает уголовное дело в отношении такого несовершеннолетнего и применяет к нему принудительную меру воспитательного воздействия, предусмотренную ч. 2 ст. 90 Уголовного кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах судебная коллегия отменила приговор в части осуждения А. и М. с прекращением производства по делу.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 29.10.2004, дело N 22-11292/2004

 

VI. Рассмотрение иных судебных материалов

 

1. Следователь с согласия прокурора вправе ходатайствовать об избрании в отношении лица, отбывающего наказание за другое преступление, меры пресечения в виде заключения под стражу.

 

 

Органами предварительного расследования Е. подозревается в совершении преступления, предусмотренного ст. 103 Уголовного кодекса РСФСР.

Направленное в суд ходатайство об избрании Е. меры пресечения в виде заключения под стражу следователь мотивировал тем, что Е. обвиняется в совершении тяжкого преступления, и без решения вопроса о мере пресечения провести следствие по делу невозможно.

Постановлением Камышловского городского суда от 28.09.2004 отказано в удовлетворении ходатайства следователя об избрании Е. меры пресечения в виде заключения под стражу.

В кассационном представлении прокурор просил постановление отменить как незаконное. В обоснование указал, что Е. отбывает наказание по приговору суда. Вместе с тем он является подозреваемым в совершении тяжкого преступления, предусмотренного ст. 103 Уголовного кодекса РСФСР, и для проведения по данному делу следственных действий необходимо в отношении его избрать меру пресечения - арест.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда отменила постановление суда и направила материалы дела на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что Е. подозревается в совершении тяжкого преступления, предусмотренного ст. 103 Уголовного кодекса РСФСР, и отбывает наказание по предыдущему приговору. При таких обстоятельствах следователь с согласия прокурора вправе ходатайствовать об избрании в отношении Е. меры пресечения.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 29.10.2004, дело N 22-11392/2004

 

2. Статья 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации не предусматривает возможности принятия судом решения об отказе в принятии жалобы заявителя.

 

 

13.05.2004 прокуратурой Талицкого района возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации. В этот же день по подозрению в совершении данного преступления задержан П., которому 14.05.2004 предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Срок предварительного следствия продлен до 13.08.2004.

02.08.2004 обвиняемый и его защитник после уведомления об окончании следственных действий приступили к ознакомлению с материалами дела.

В период с 2 по 6 августа 2004 года обвиняемый и защитник знакомились с одним томом уголовного дела на 242 листах и с 35 листами второго тома.

Следователь прокуратуры Талицкого района своим постановлением от 06.08.2004 установил обвиняемому график для ознакомления с материалами дела на 7, 8 и 9 августа 2004 года.

Обвиняемый П. обратился в суд с жалобой, в которой просил признать постановление следователя от 06.08.2004 незаконным, полагая, что этим постановлением нарушено его право на защиту.

Постановлением судьи Талицкого районного суда от 10.08.2004 П. отказано в принятии жалобы по тем основаниям, что решение следователя об установлении графика для ознакомления с материалами дела не может быть обжаловано в судебном порядке.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда отменила постановление судьи по следующим основаниям.

По смыслу ч. 5 ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации судья по результатам рассмотрения жалобы выносит либо решение о признании решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным, либо оставляет жалобу без удовлетворения.

Вместе с тем ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации не предусматривает возможности принятия судом решения об отказе в принятии жалобы заявителя.

На основании изложенного постановление судьи Талицкого районного суда от 10.08.2004 об отказе в принятии жалобы П. отменено, а материал направлен на новое судебное рассмотрение.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 06.10.2004, дело N 22-10053/2004

 

3. Постановление судьи о переводе осужденного из исправительной колонии строгого режима в тюрьму отменено, поскольку администрацией исправительной колонии в суд не были представлены и судом не были исследованы материалы, подтверждающие совершение осужденным злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 27.10.2004, дело N 22-11110/2004

 

4. Погашенные взыскания за нарушение осужденным порядка и условий отбывания наказания, как и наличие непогашенного иска по исполнительным листам, не могут служить достаточным основанием для вывода о том, что осужденный нуждается в полном отбывании наказания.

 

 

Приговором Тавдинского городского суда от 31.01.2000 К. осужден по ч. 4 ст. 111, п. "а" ч. 2 ст. 213 Уголовного кодекса РСФСР к восьми годам лишения свободы. Постановлением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 05.05.2004 К. к отбытию определено 6 лет 8 месяцев лишения свободы. На момент рассмотрения ходатайства судом им отбыто 5 лет 9 месяцев лишения свободы.

Постановлением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 15.10.2004 судом отказано в удовлетворении ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда отменила постановление судьи и направила судебный материал на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ст. 79 Уголовного кодекса Российской Федерации лицо, отбывающее лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания.

Как видно из постановления, судья, придя к выводу о том, что К. нуждается в дальнейшем отбывании наказания, сослался на данные о личности осужденного (наличие семи взысканий за нарушение режима содержания), а также на наличие непогашенного иска.

Между тем из имеющейся в материалах дела характеристики усматривается, что по месту отбытия наказания К. характеризуется положительно, все взыскания, наложенные на него в период с 2000 по 2002 год, погашены и сняты поощрениями, с ноября 2002 года нарушений установленного порядка содержания не имеет, двенадцать раз поощрялся администрацией учреждения за добросовестное отношение к своим обязанностям и примерное поведение, 26 июня 2002 года был переведен на облегченные условия содержания.

Указанные обстоятельства судьей оставлены без внимания и оценки, хотя именно они имеют существенное значение для решения вопроса об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Погашенные взыскания, как и наличие непогашенного иска по исполнительным листам, не могут служить достаточным основанием для вывода о том, что осужденный нуждается в полном отбытии наказания.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 17.11.2004, дело N 22-12278/2004

 

5. Законодательство не содержит запрета на применение условно-досрочного освобождения от отбывания наказания для лиц, к которым уже применялось условно-досрочное освобождение, вследствие чего суд не вправе был отказывать осужденному в освобождении от наказания по данному основанию.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 22.12.2004, дело N 22-14094/2004

 

6. Федеральный закон "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних" не содержит ограничений для помещения несовершеннолетних в центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей по состоянию здоровья.

 

 

Постановлением от 07.07.2004 отказано в возбуждении уголовного дела в отношении З. по факту совершения им угона автотранспортных средств без цели их хищения в связи с недостижением им возраста, с которого наступает уголовная ответственность.

Постановлением судьи Заречного районного суда от 06.09.2004 отказано в удовлетворении представления о помещении З., 1993 года рождения, в Центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей (ЦВСНП) по тем основаниям, что достаточных медицинских данных, свидетельствующих о возможности содержания З. в ЦВСНП, по делу не представлено.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда отменила постановление судьи и направила дело на новое рассмотрение по следующим основаниям.

При рассмотрении материала в отношении З. судом установлено, что им совершено общественно опасное деяние, предусмотренное Уголовным кодексом Российской Федерации и что он не достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность за совершение указанного деяния.

Более того, из материалов дела следует, что З. и ранее совершал общественно опасные деяния и к нему применялись меры воздействия, в том числе и направление в ЦВСНП, однако надлежащих выводов З. не сделал и через 2 дня после возвращения из ЦВСНП в ночное время вновь совершил общественно опасные действия.

Указанное свидетельствовало также об отсутствии контроля за поведением З. со стороны его матери.

При таких обстоятельствах у суда имелись предусмотренные законом основания для удовлетворения представления о помещении З. в ЦВСНП для предотвращения повторного совершения им общественно опасных деяний.

Ссылка в постановлении на то, что по делу не имеется данных, свидетельствующих о возможности содержания З. в ЦВСНП, противоречит как приведенным данным, из которых видно, что З. уже помещался в ЦВСНП и, следовательно, содержался там, так и приведенному в постановлении суда выводу о том, что Федеральный закон "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних" не содержит ограничений для помещения несовершеннолетних в ЦВСНП по состоянию здоровья.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 08.10.2004, дело N 22-10308/2004

 

7. Судом был нарушен порядок рассмотрения ходатайства ОВД о помещении несовершеннолетнего в центр временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей, что повлекло отмену соответствующего постановления суда.

 

 

Несовершеннолетний Ф. состоит на профилактическом учете в ОДН ОВД г. Асбеста с 02.02.2003 в связи с отказом в возбуждении уголовного дела по ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации ввиду недостижения им возраста уголовной ответственности. 14.10.2004 ОВД г. Асбеста обратился в суд с постановлением, в котором просил о помещении Ф. в центр временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей (ЦВСНП) сроком на 30 суток по тем основаниям, что этот подросток уклоняется от учебы, проявляет агрессию по отношению к учащимся, неадекватно реагирует на замечания учителей, мать и бабушка с его воспитанием не справляются, неоднократные обсуждения на заседаниях КДН и ЗП и проводимая с этой семьей профилактическая работа положительных результатов не дают. 29.09.2004 в Малышевское ОМ с заявлением обратилась В. в связи с тем, что Ф. угрожает ее несовершеннолетнему внуку М., 1990 года рождения, причинением тяжких телесных повреждений. По результатам проверки заявления 07.10.2004 было вынесено постановление об отказе в возбуждении в отношении Ф. уголовного дела по ст. 119 Уголовного кодекса Российской Федерации ввиду недостижения им возраста уголовной ответственности.

Постановлением судьи Асбестовского городского суда от 15.10.2004 это ходатайство удовлетворено, и Ф., 1990 года рождения, помещен в ЦВСНП на срок 30 суток.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда отменила постановление судьи и направила судебный материал на новое судебное разбирательство, указав, в частности, следующее.

Как видно из представленных материалов, судом был нарушен порядок рассмотрения ходатайства ОВД о помещении несовершеннолетнего Ф. в ЦВСНП. Несмотря на то, что этот подросток проживает с матерью, суд не известил законного представителя Ф. о времени рассмотрения материала, чем нарушил права несовершеннолетнего и его законного представителя.

При таких обстоятельствах постановление судьи в отношении Ф. нельзя признать законным и обоснованным.

Кроме того, в постановлении ОВД отсутствуют дата и указание на конкретное должностное лицо, подписавшее это постановление, в связи с чем суд кассационной инстанции лишен возможности проверить, надлежащее ли должностное лицо обратилось в суд с просьбой о помещении Ф. в ЦВСНП.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 12.11.2004, дело N 22-11931/2004

 

Разрешение вопросов, связанных с исполнением приговора

 

8. Отказывая осужденному в удовлетворении ходатайства об изменении приговора в соответствии со статьей 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд не учел требования закона о том, что в порядке пункта 13 статьи 397 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации пересмотру подлежат все приговоры, постановленные в отношении осужденного, если имеются к тому основания.

 

 

Приговором Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила от 15.10.2003 А. осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации в редакции 2003 г. к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда от 26.12.2003 из данного приговора в связи с декриминализацией исключен квалифицирующий признак кражи - неоднократность. В остальной части приговор оставлен без изменения.

Осужденный А. обратился в суд с ходатайством о пересмотре приговора в связи с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс Российской Федерации Федеральным законом от 08.12.2003.

Постановлением Камышловского городского суда от 18.08.2004 в удовлетворении ходатайства осужденного А. отказано.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда отменила постановление суда и направила судебный материал на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

Отказывая осужденному А. в удовлетворении ходатайства об изменении приговора в соответствии со ст. 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд не учел требования закона о том, что в порядке ст. 397 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации пересмотру подлежат все приговоры, постановленные в отношении осужденного, если имеются к тому основания.

Как видно из материала, А. был осужден 23.02.1998 по п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к 4 годам лишения свободы.

Данная судимость позволила Ленинскому районному суду г. Нижнего Тагила при постановлении 15 октября 2003 г. приговора в отношении А. признать в его действиях наличие опасного рецидива преступлений, учесть данное обстоятельство при назначении виновному наказания, определить ему для отбывания наказания исправительную колонию строгого режима. Однако соответствие данного приговора требованиям новой редакции Уголовного кодекса Российской Федерации судом проверено не было, а значит, и отказ в ходатайстве осужденного об изменении приговора от 15.10.2003 является необоснованным.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 08.10.2004, дело N 22-10516/2004

 

9. Неполнота содержания резолютивной части постановления, которая не позволяет установить, какие именно изменения внесены в приговоры суда, влечет за собой его отмену.

 

 

Н. отбывает наказание в виде 8 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима по приговорам Ирбитского городского суда от 14.11.1997, от 16.10.1998 и от 18.06.2001.

Постановлением Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 30.07.2004 удовлетворено ходатайство Н. о пересмотре вынесенных в отношении его приговоров в связи с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс Российской Федерации Федеральным законом от 08.12.2003.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда отменила постановление суда и направила судебный материал на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Как видно из описательно-мотивировочной части постановления, суд правильно указал на необходимость внесения в приговоры Ирбитского городского суда изменений, связанных с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс Российской Федерации Федеральным законом от 08.12.2003: исключение эпизода кражи по приговору от 14.11.1997 на сумму 240 рублей, квалифицирующих признаков неоднократности и совершения кражи лицом два или более раза судимым за хищение. Это повлекло изменение квалификации действий Н. и снижение назначенного ему наказания. Однако описательно-мотивировочная часть постановления не соответствует содержанию резолютивной части постановления, из которой не видно, что из обвинения исключен эпизод кражи, действия осужденного по приговору от 18.06.2001 переквалифицированы, не видно, в чем же конкретно с учетом внесенных изменений Н. признан виновным по указанным выше приговорам, не указаны статьи закона, а также не отражено, что по приговорам суда от 16.10.1998 и от 18.06.2001 наказание назначалось в соответствии со ст. 69, 70 Уголовного кодекса Российской Федерации. Таким образом, из настоящего постановления не видно, какие изменения претерпели указанные приговоры Ирбитского городского суда.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 27.10.2004, дело N 22-11130/2004

 

10. Наличие двух противоречивых процессуальных документов по одному и тому же вопросу повлекло их отмену судом кассационной инстанции.

 

 

Судьей Серовского городского суда при рассмотрении ходатайства осужденного З. о пересмотре приговоров в отношении его в связи с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс Российской Федерации Федеральным законом от 08.12.2003, вынесено 2 постановления, датированных 13.07.2004, с различными правовыми выводами.

Наличие двух противоречивых процессуальных документов по одному и тому же вопросу лишает суд кассационной инстанции возможности определить, какой из них является предметом кассационной проверки.

На основании изложенного оба постановления судьи Серовского городского суда от 13.07.2004 в отношении З. отменены, материалы дела направлены на новое судебное рассмотрение в тот же суд.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 15.10.2004, дело N 22-10919/2004

 

11. Судья, вынесший процессуальное решение, не вправе до его вступления в законную силу вносить в него уточнения в порядке статей 397, 399 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а уточнения, касающиеся существа принятого решения (к их числу относится вопрос о сроках и размерах наказания), он не вправе вносить ни при каких обстоятельствах.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 22.10.2004, дело N 22-11327/2004

 

12. Пересмотру подлежит приговор суда с внесенными в него определением судебной коллегии изменениями, само определение судебной коллегии областного суда пересмотру в соответствии с пунктом 13 статьи 397 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации не подлежит.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 29.10.2004, дело N 22-11319/2004

 

13. Назначая при пересмотре приговора в порядке пункта 13 статьи 397 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации наказание в виде реального лишения свободы, суд не учел, что тем самым он ухудшает положение осужденного, поскольку этим приговором ему было назначено наказание с применением статьи 73 Уголовного кодекса Российской Федерации.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 24.11.2004, дело N 22-12520/2004

 

14. Суд правильно, в соответствии с правилами статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации об обратной силе уголовного закона, изменил квалификацию совершенного преступления, но назначил осужденному наказание в максимальном размере, предусмотренном уголовным законом в новой редакции, что нельзя признать справедливым, поскольку при постановлении приговора судом не были установлены какие-либо обстоятельства, отягчающие наказание.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 29.12.2004, дело N 22-12520/2004

 

15. Отказывая в удовлетворении ходатайства о пересмотре приговора в связи с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс Российской Федерации Федеральным законом от 08.12.2003, судья вместе с тем не учел, что в приговор подлежали внесению изменения и с учетом вступившего в силу 01.07.2002 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

 

 

Приговором Камышловского городского суда Свердловской области от 19.04.2002 П. осужден по п. "в" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации за кражу, совершенную 29.01.2002 с незаконным проникновением в квартиру и причинением ущерба на сумму 760 рублей, к 3 годам лишения свободы с применением ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации условно с испытательным сроком 2 года.

Постановлением Камышловского городского суда Свердловской области от 07.07.2003 условное осуждение П. заменено на реальное лишение свободы, и он направлен для отбывания 3 лет лишения свободы в исправительную колонию.

Осужденный П. обратился в суд с ходатайством о пересмотре приговора в связи с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс Российской Федерации Федеральным законом от 08.12.2003, в удовлетворении которого ему судом отказано.

Отказывая судебным постановлением П. в удовлетворении ходатайства о пересмотре приговора в связи с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс Российской Федерации Федеральным законом от 08.12.2003, судья вместе с тем не учел, что в приговор, постановленный 19.04.2002, подлежали внесению изменения и с учетом вступившего в силу 01.07.2002 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, статья 7.27 которого, до изменения ее редакции Законом от 31.10.2002, предусматривала признание хищения путем кражи мелким (независимо от квалифицирующих обстоятельств), если стоимость похищенного имущества не превышала 5 минимальных размеров оплаты труда (на момент совершения преступления - 1500 рублей). Стоимость же похищенного осужденным имущества, установленная приговором, составила 760 рублей.

При таких обстоятельствах постановление судьи об отказе в удовлетворении ходатайства осужденного подлежит отмене с направлением материала на новое судебное рассмотрение в тот же суд.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 17.11.2004, дело N 22-12260/2004

 

16. Переквалифицировав действия осужденного с части 1 статьи 222 Уголовного кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 13.06.1996 на часть 1 статьи 222 Уголовного кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 08.12.2003, суд ухудшил положение осужденного, поскольку санкция данной статьи предусматривает более суровое наказание.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 17.11.2004, дело N 22-12143/2004

 

17. При пересмотре приговора в порядке пункта 13 статьи 397 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации суд признал лицо виновным в совершении кражи в форме соисполнительства, при этом он не учел, что указанным приговором осужденный был признан виновным в подстрекательстве и пособничестве в совершении кражи чужого имущества, а кроме того, не принял во внимание, что по одному из приговоров, входящих в совокупность, осужденный подлежал освобождению от наказания на основании акта об амнистии.

 

 

10.06.1998 А. осужден по ч. 1 ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации к 3 годам лишения свободы. Назначенное наказание было постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года.

Условное осуждение ему отменено 01.06.2000.

Приговором Тагилстроевского районного суда г. Н. Тагила от 28.03.2002 А. осужден по ч. 4, 5 ст. 33, п. "б" ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

А. признан виновным в соучастии в форме подстрекательства и пособничества в совершении кражи чужого имущества на общую сумму 242700 рублей по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере.

В соответствии со ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации окончательно ему назначено 7 лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Постановлением Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 11.03.2004 приговор Тагилстроевского районного суда г. Н. Тагила от 28.03.2002 приведен в соответствие с действующим законодательством в связи с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс Российской Федерации Федеральным законом от 08.12.2003.

Постановлено считать А. осужденным по ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 08.12.2003). Назначенное наказание снижено до 6 лет лишения свободы. На основании ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности приговоров окончательно ему назначено 6 лет 6 месяцев лишения свободы. В остальном приговор оставлен без изменения.

Президиум Областного суда изменил постановление Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 11.03.2004 по следующим основаниям.

В соответствии с Федеральным законом от 08.12.2003 суд обоснованно исключил из осуждения А. квалифицирующий признак совершения кражи в крупном размере, поскольку сумма похищенного - менее 250000 рублей.

Вместе с тем суд, приводя приговор от 28.03.2002 в соответствие с законом, не учел, что указанным приговором А. был признан виновным в подстрекательстве и пособничестве в совершении кражи чужого имущества.

Однако суд при пересмотре приговора признал его участие в совершении кражи в форме соисполнительства, что противоречит установленным судом первой инстанции обстоятельствам дела.

Таким образом, действия А. подлежат переквалификации с ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации на ч. 4, 5 ст. 33, ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 08.12.2003).

Кроме того, назначая наказание по совокупности приговоров в порядке ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд не учел, что в соответствии с Постановлением Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 26.05.2000 "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 г." А., как впервые осужденный по приговору от 10 июня 1998 года к лишению свободы на срок до 3 лет, подлежал освобождению от наказания. Оснований, препятствующих применению акта об амнистии, не имелось. На момент вступления в силу акта об амнистии А. злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания признан не был.

При таких обстоятельствах оснований для назначения А. наказания по совокупности приговоров при постановлении приговора и при его пересмотре в порядке ст. 396, 397 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации у суда не было.

На основании изложенного постановление Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 11.03.2004 в отношении А. изменено: исключено указание суда по приговору Тагилстроевского районного суда г. Н. Тагила Свердловской области от 28 марта 2002 года о назначении А. наказания по совокупности приговоров в порядке ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Постановлено считать А. осужденным по ч. 4, 5 ст. 33, ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 08.12.2003) к 6 годам лишения свободы.

 

Постановление

президиума Свердловского областного суда

от 24.11.2004, дело N 44-У-241/2004

 

18. При пересмотре приговоров в соответствии со статьей 10 Уголовного кодекса Российской Федерации и назначении наказания по правилам статьи 70 Уголовного кодекса Российской Федерации, судьей не было учтено, что при снижении назначенного осужденному наказания по одному из пересматриваемых приговоров подлежал снижению и срок условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, назначенного этим приговором.

 

 

Приговором Сухоложского городского суда от 15.02.2000 Т. осужден по п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, постановлением Синарского районного суда г. Каменска-Уральского освобожден 27.04.2001 условно-досрочно на 11 месяцев 22 дня.

Приговором Сухоложского городского суда от 17.07.2002 Т. осужден по п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к 4 годам 6 месяцам лишения свободы. В соответствии со ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности приговоров к наказанию, назначенному настоящим приговором, частично - в виде 6 месяцев лишения свободы - присоединено неотбытое наказание, назначенное Т. приговором Сухоложского городского суда от 15.02.2000, и окончательно назначено 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Т. обратился в суд с ходатайством о пересмотре приговоров в связи с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс Российской Федерации Федеральным законом от 08.12.2003.

Постановлением судьи Тавдинского городского суда от 25.06.2004 в связи с декриминализацией исключен квалифицирующий признак краж - неоднократность, в связи с чем снижено назначенное наказание. В силу ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности приговоров путем частичного сложения наказаний окончательно Т. назначено наказание в виде 4 лет 3 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда изменила постановление судьи от 25.06.2004, указав следующее.

При назначении Т. наказания с учетом требований ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации судьей не было учтено, что при снижении назначенного Т. наказания приговором от 15.02.2000 по п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации до 4 лет лишения свободы должен быть снижен на 6 месяцев и срок условно-досрочного освобождения, примененного к нему постановлением от 27.04.2001.

Как следует из приговора Сухоложского городского суда от 17.07.2002, новое преступление было совершено Т. 15 апреля 2002, то есть по истечении срока условно-досрочного освобождения.

При таких обстоятельствах применение к Т. требований ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации является необоснованным, в связи с чем исключено указание суда о применении к Т. требований ст. 70, ч. 7 ст. 79 Уголовного кодекса Российской Федерации, определено считать Т. осужденным по п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 13.06.1996) к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 03.11.2004 N 22-11429/2004

 

19. При пересмотре приговора суд, снизив меру наказания, не указал, в отношении какого именно наказания им было принято решение - назначенного за совершение конкретного преступления либо окончательно назначенного по совокупности преступлений, что повлекло отмену соответствующего постановления.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 24.11.2004, дело N 22-12496/2004

 

20. В связи с введением в действие Уголовного кодекса Российской Федерации из приговора суда, которым лицо было осуждено по ст. 102 Уголовного кодекса РСФСР, при его пересмотре исключено указание на признание осужденного особо опасным рецидивистом.

 

Определение

судебной коллегии по уголовным делам

Свердловского областного суда

от 17.11.2004, дело N 22-12246/2004

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ДЕЛАМ

ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

 

1. В соответствии с частью 3 ст. 30.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях постановление по делу об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом, обжалуется в арбитражный суд в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством.

 

 

Постановлением руководителя ИМНС Российской Федерации по Ленинскому району г. Екатеринбурга от 13.07.2004 ООО "Б и К" на основании ч. 3 ст. 14.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях подвергнуто штрафу в размере 40000 рублей.

Решением судьи Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 07.09.2004 постановление изменено, ООО "Б и К" освобождено от административной ответственности с объявлением ему устного замечания.

Изучив материалы административного производства, заместитель председателя областного суда отменил решение судьи по следующим основаниям.

Согласно требованиям ч. 3 ст. 30.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях постановление по делу об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом, обжалуется в арбитражный суд в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством.

ООО "Б и К" является юридическим лицом. Следовательно, оно должно было обжаловать постановление в Арбитражный суд Свердловской области, и судья Ленинского районного суда г. Екатеринбурга не вправе был рассматривать данное дело.

При таких обстоятельствах, когда при рассмотрении дела допущены существенные нарушения процессуальных требований Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, решение судьи нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене, а дело - передаче по подведомственности в Арбитражный суд Свердловской области.

 

Постановление

заместителя председателя

Свердловского областного суда

N 4-А-295/2004

 

2. В соответствии с частью 4 статьи 30.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в случае, если рассмотрение жалобы не относится к компетенции судьи, которому обжаловано постановление по делу об административном правонарушении, жалоба направляется по подведомственности. Оснований для возвращения жалобы заявителю законом не предусмотрено.

 

 

Постановлением судьи Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 07.09.2004 жалоба С. на постановление по делу об административном правонарушении возвращена заявителю в связи с нарушением им правил подведомственности.

Судья областного суда отменил постановление судьи по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 4 ст. 30.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в случае, если рассмотрение жалобы не относится к компетенции судьи, которому обжаловано постановление по делу об административном правонарушении, жалоба направляется по подведомственности в течение трех суток. Таким образом, оснований для возвращения жалобы заявителю законом не предусмотрено.

На основании изложенного постановление судьи отменено, дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд для решения вопроса о подведомственности.

 

Решение

судьи Свердловского областного суда

от 22.10.2004, дело N 22-А-614/2004

 

3. Согласно требованиям части 2 статьи 29.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях дело об административном правонарушении, по которому было проведено административное расследование, рассматривается по месту нахождения органа, проводившего административное расследование.

 

 

Постановлением судьи Красногорского районного суда г. Каменска-Уральского от 02.09.2004 производство по ч. 2 ст. 15.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в отношении ООО "Ф" на основании п. 2 ст. 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях прекращено за отсутствием состава административного правонарушения.

Изучив материалы административного производства, заместитель председателя областного суда отменил решение судьи по следующим основаниям.

Согласно требованиям ч. 2 ст. 29.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях дело об административном правонарушении, по которому было проведено административное расследование, рассматривается по месту нахождения органа, проводившего административное расследование.

Как видно из дела, ИМНС возбуждалось дело об административном правонарушении и проведении административного расследования. Следовательно, дело должно рассматриваться Синарским районным судом г. Каменска-Уральского, поскольку ИМНС по г. Каменску-Уральскому находится в данном городе на территории Синарского района.

При таких обстоятельствах, когда при рассмотрении дела допущены существенные нарушения процессуальных требований Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, постановление судьи нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене, а дело - передаче на новое рассмотрение в Синарский районный суд г. Каменска-Уральского.

 

Постановление

заместителя председателя

Свердловского областного суда

N 4-А-296/2004

 

4. Постановление судьи о назначении административного наказания отменено, поскольку им было оставлено без рассмотрения ходатайство лица, в отношении которого велось производство по делу об административном правонарушении, об отложении времени его рассмотрения.

 

 

Постановлением судьи Синарского районного суда г. Каменска-Уральского Свердловской области от 12 ноября К. привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, по которой ему назначено административное наказание в виде лишения управления транспортным средством сроком на 1 год 6 месяцев.

Судья областного суда отменил постановление судьи по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 25.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях дело об административном правонарушении рассматривается с участием лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. В отсутствие указанного лица дело может быть рассмотрено лишь в случаях, если имеются данные о надлежащем извещении лица о месте и времени рассмотрения дела и если от лица не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения.

Как видно из материалов дела, К. было подано ходатайство об отложении рассмотрения дела об административном правонарушении, которое судья оставил без рассмотрения.

При таких обстоятельствах постановление не может быть признано законным и обоснованным, поскольку при рассмотрении дела были нарушены права лица, привлекаемого к административной ответственности, что является существенным нарушением процессуальных требований, предусмотренных Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

 

Решение

судьи Свердловского областного суда

от 15.12.2004, дело N 22-А-722/2004

 

5. В соответствии с частью 5 статьи 4.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях никто не может дважды нести административную ответственность за одно и то же административное правонарушение.

 

 

Согласно протоколу N 23309 от 17.11.2004 Р., являясь гражданином Республики Таджикистан, проживал без регистрации, чем допустил административное правонарушение, предусмотренное ст. 18.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

17.11.2004 в отношении Р. начальником МОБ Орджоникидзевского РУВД вынесено постановление о назначении наказания за совершенное им административное правонарушение, предусмотренное ст. 18.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Определением начальника МОБ Орджоникидзевского РУВД г. Екатеринбурга от 17.11.2004 дело об административном правонарушении, совершенном Р., передано на рассмотрение в Орджоникидзевский районный суд.

Постановлением судьи от 24.11.2004 Р. признан виновным в совершении им административного правонарушения, предусмотренного ст. 18.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, за которое на него наложено взыскание в виде штрафа в размере 1000 руб. и с выдворением за пределы Российской Федерации.

Судья Свердловского областного суда отменил постановление судьи и прекратил производство по делу об административном правонарушении по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 5 ст. 4.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, никто не может нести административную ответственность дважды за одно и то же административное правонарушение.

Между тем материалы дела свидетельствуют о том, что Р. постановлением начальника МОБ Орджоникидзевского РУВД от 17.11.2004 за совершенное им правонарушение, предусмотренное ст. 18.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, был подвергнут административному наказанию в виде штрафа, штраф Р. уплачен, после чего дело передано в Орджоникидзевский суд и постановлением судьи от 24.11.2004 Р. за это же правонарушение, предусмотренное ст. 18.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, вновь подвергнут административному наказанию.

В соответствии с п. 7 ст. 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, при наличии по одному и тому же факту совершения противоправных действий лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о назначении административного наказания, производство по делу подлежит прекращению.

 

Решение

судьи Свердловского областного суда

от 22.12.2004, дело N 22-А-747/2004

 

6. Действия частного предпринимателя по продаже алкогольной продукции с поддельными специальными региональными марками правильно квалифицированы по ч. 2 ст. 15.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях как продажа немаркированной продукции в случае, если такая маркировка обязательна.

 

 

Постановлением по делу об административном правонарушении судьи Синарского районного суда г. Каменска-Уральского от 22.09.2004 Н. назначено административное наказание по ч. 2 ст. 15.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в виде штрафа в размере 4000 рублей.

Частный предприниматель Н. признана виновной в продаже 05.07.2004 в магазине "Чкаловский" алкогольной продукции - водки - с поддельными специальными региональными марками, то есть в продаже немаркированной алкогольной продукции, когда такая маркировка является обязательной.

В жалобе Н. просила постановление судьи отменить, прекратить в отношении ее административное производство. В обоснование указала, что квалификация действий по ч. 2 ст. 15.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях является неправильной, поскольку марки на алкогольной продукции имели место, в ее действиях отсутствует вина в связи с невозможностью определить визуально подлинность марок и с учетом отсутствия такой обязанности у частного предпринимателя, который не относится к организациям, учредившим акцизные склады.

Судья Свердловского областного суда изменил постановление от 22.09.2004, указав следующее.

Действия частного предпринимателя Н. правильно квалифицированы по ч. 2 ст. 15.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях как продажа немаркированной продукции в случае, если такая маркировка обязательна.

В соответствии со ст. 12, 16 Федерального закона от 22.11.1995 "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" алкогольная продукция, произведенная на территории Российской Федерации и предназначенная для розничной продажи, маркируется региональными специальными марками того субъекта Российской Федерации, на территории которого осуществляется ее розничная продажа. Без этой маркировки продажа алкогольной продукции не допускается. При этом за правильность нанесения и за подлинность региональных специальных марок несут ответственность, в том числе, собственники (владельцы) алкогольной продукции, осуществляющие ее розничную продажу в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Таким образом, частный предприниматель Н. является субъектом данного правонарушения. Документы, подтверждающие легальность приобретения алкогольной продукции, на наличие которых ссылается автор жалобы, не освобождают предпринимателя как собственника (владельца) алкогольной продукции от ответственности за соблюдение требований закона. При этом для квалификации действий не имеет значения, каким образом предприниматель осуществит проверку подлинности марок на реализуемом им товаре, поскольку правонарушение, предусмотренное ст. 15.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности.

Утверждение автора жалобы, что ответственность за торговлю немаркированной алкогольной продукцией могут нести лишь организации, учредившие акцизные склады, не основано на законе.

В силу п. 9 Правил розничной торговли алкогольной продукцией на территории Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 19.08.1996, продажа спиртных напитков с поддельными марками приравнивается к отсутствию надлежащей маркировки.

В связи с этим доводы жалобы Н. о неправильной квалификации ее действий по ч. 2 ст. 15.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не основаны на законе.

Вместе с тем в постановлении судья не разрешил судьбу изъятой на основании ст. 27.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях алкогольной продукции с поддельными региональными марками в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 29.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, согласно которым вещи, изъятые из оборота, если в отношении их не применено административное наказание в виде конфискации или возмездного изъятия, подлежат передаче в соответствующие организации или уничтожению.

В соответствии с Федеральным законом от 22.11.1995 "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" региональная специальная марка является одним из документов государственной отчетности, удостоверяющим законность (легальность) производства и (или) оборота на территории Российской Федерации алкогольной продукции.

В связи с этим отсутствие такой марки, к чему приравнивается ее поддельность, препятствует законному обороту алкогольной продукции.

При таких обстоятельствах алкогольная продукция, изъятая у Н., как изъятая из оборота передана отделению Российского фонда федерального имущества на основании Положения о направлении на переработку или уничтожение изъятых из незаконного оборота либо конфискованных этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 11.12.2002 N 883.

 

Решение судьи Свердловского областного суда

от 03.11.2004, дело N 22-А-632/2004

 

7. Поскольку в основу решения о виновности лица был положен акт экспертизы, проведенной в отношении региональной специальной марки под номером, который в протоколе изъятия продукции не значится, постановление судьи нельзя признать законным и обоснованным.

 

 

Постановлением судьи Синарского районного суда г. Каменска-Уральского от 19.07.2004 Д. на основании ч. 2 ст. 15.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях подвергнута штрафу в размере 4000 рублей за продажу 19.04.2004 немаркированной продукции.

Решением судьи областного суда от 15.09.2004 постановление оставлено без изменения, жалоба Д. - без удовлетворения.

В протесте заместитель прокурора просил постановление и решение судей отменить, дело в отношении Д. прекратить за отсутствием в ее действиях состава административного правонарушения. В обоснование доводов протеста указывал на то, что в основу решения о виновности Д. положен акт экспертизы, проведенной в отношении региональной специальной марки под N ОИ-3734287, однако в протоколе изъятия продукции марка с таким номером не значится.

Заместитель председателя областного суда отменил постановление и решение судей по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, предметом исследования эксперта явилась региональная специальная марка для алкогольной продукции с N ОИ-3734287. Между тем согласно протоколу изымалась марка с N ОИ-3734269.

Данное противоречие судом устранено не было, вещественные доказательства не изучались и не осматривались, возможность описки не исследовалась, материалы в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 29.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях должностному лицу не возвращались.

На основании изложенного постановление судьи Синарского районного суда г. Каменска-Уральского от 19.07.2004 и решение судьи областного суда от 15.09.2004 в отношении Д. отменены, дело передано в Синарский районный суд на новое рассмотрение.

 

Постановление

заместителя председателя

Свердловского областного суда

от 10.11.2004, дело N 4-А-271/2004

 

Информация

 

Бюллетень сформирован на основании материалов судебной практики по уголовным делам и делам об административных правонарушениях, содержащихся в следующих источниках:

1. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, N 10 - 12 за 2004 г.;

2. Официальный web-сайт Верховного Суда Российской Федерации (Supreme Court of Russia), в том числе:

"Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2003 г.";

3. Электронная база документов "Практика Верховного Суда Российской Федерации" системы семейства "";

4. Электронная база документов "Практика Свердловского областного суда" системы семейства "";

5. Наряды судебных решений по уголовным делам и делам об административных правонарушениях Свердловского областного суда.

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Свердловского областного суда

 

Отдел кодификации

и систематизации законодательства,

обобщения судебной практики

Свердловского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь