Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ

 

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

от 26 января 2005 г. N 14-А/2004

 

ОБЗОР

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ХАКАСИЯ

ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ ЗА 2004 Г.

 

 

Судами Республики Хакасия за 2004 г. рассмотрено 13515 дел об административных правонарушениях.

В том числе мировыми судьями рассмотрено 11206 дел.

Городскими, районными судами рассмотрено 2309 дел.

Городскими, районными судами рассмотрено 183 жалобы на не вступившие в законную силу постановления мировых судей Республики Хакасия по делам об административных правонарушениях. При этом:

- оставлено в силе 99 судебных решений (54,1%);

- отменено 56 судебных решений (30,6%);

- изменено 28 судебных решений (15,3%).

В Верховный суд Республики Хакасия в порядке ст. ст. 30.1 - 30.10 КоАП РФ поступило 110 дел. Из них по 63 делам изменены или отменены судебные решения (61,9%), оставлено без изменения 47 судебных решений (37,7%).

В порядке ст. 30.11 КоАП РФ председателем и заместителем председателя Верховного суда Республики Хакасия рассмотрено 99 дел. Из них по 23 (23,2%) делам изменены или отменены судебные решения, оставлено в силе 76 судебных решений (76,8%).

 

Вопросы применения административно-процессуального

законодательства

 

Нарушение требований ст. 24.1 и ст. 26.11 КоАП РФ, выразившееся в невсесторонности и неполноте исследования всех обстоятельств дела и доказательств, имеющихся в деле, повлекло отмену решения суда.

 

Ш. был признан виновным по ч. 2 ст. 12.13 КоАП РФ - невыполнении Правил дорожного движения уступить дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом проезда перекрестка.

Жалоба Ш. оставлена судом без удовлетворения.

Ш. обжаловал решение суда в Верховный суд Республики Хакасия.

Верховный суд Республики Хакасия решение суда отменил, дело направил на новое рассмотрение.

Основанием к отмене решения суда послужило нарушение судом требований ст. 24.1 КоАП РФ.

Так, Ш. обвинялся в том, что при неисправном светофоре в нарушение установленных знаков приоритета не уступил дорогу транспортному средству, пользующемуся преимуществом в движении.

Ш., возражая против обвинения в совершении административного правонарушения, пояснил, что на перекресток он выехал на разрешающий сигнал светофора, светофор был исправен, при этом сослался на сообщение специализированной организации, осуществляющей обслуживание светофорных объектов.

В деле имеется сообщение филиала ГОССМЭП МВД РФ, в соответствии с которым в журнале "Регистрации отказов светофорных объектов" на день ДТП отказов в работе данного светофора не зарегистрировано.

Суд, проверяя законность и обоснованность постановления ГИБДД, не обратил внимания на указанный документ и не дал ему оценки.

В соответствии со ст. 1.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность.

 

В соответствии с принципом презумпции невиновности, закрепленным в ст. 1.5 КоАП, суд должен проверить все доводы лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, о невиновности.

 

Жалоба В. на постановление ГИБДД о привлечении его к административной ответственности по ч. 2 ст. 12.13 КоАП РФ судом оставлена без удовлетворения.

Верховный суд Республики Хакасия, рассмотрев жалобу В. на решение суда, решение отменил, дело направил на новое рассмотрение. Основанием к отмене судебного решения послужила неполнота и невсесторонность судебного разбирательства.

В. признан виновным в том, что, двигаясь по перекрестку с круговым движением, не уступил дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом проезда перекрестка.

В., возражая против обвинения в совершении административного правонарушения, пояснил, что осуществляя буксировку другого автомобиля, на перекресток он выехал первый, двигался со скоростью 5 км в час, проехал большую часть перекрестка, в силу чего дорогу ему должен был уступить другой водитель - М., который позже его въехал на перекресток.

По обстоятельствам дела была известна скорость двигавшихся автомобилей, известна объективная обстановка после столкновения автомобилей. Вместе с тем показания В. и М. в части, кто первый выехал на перекресток, были противоположными.

Суд, имея возможность назначить автотехническую экспертизу, которая позволила бы правильно разрешить данный спор, не сделал этого. При указанных обстоятельствах решение суда нельзя было признать законным и обоснованным.

При новом рассмотрении судом была назначена автотехническая экспертиза, по результатам которой жалоба В. была удовлетворена, постановление об административном правонарушении было отменено, производство по делу прекращено за отсутствием состава административного правонарушения.

 

Дела об административных правонарушениях, подсудные мировому судье, не могут быть рассмотрены районным, городским судом.

 

Постановлением городского суда Б. привлечена к административной ответственности по ст. 17.7 КоАП РФ - умышленное невыполнение законных требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом.

Верховный суд Республики Хакасия, рассмотрев жалобу Б., постановление городского суда отменил, прекратив производство по делу об административном правонарушении за истечением срока давности.

В соответствии с ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ судьям районных судов подсудны дела об административных правонарушениях, указанные в частях 1 и 2 ст. 23.1 КоАП РФ (в том числе и ст. 17.7 КоАП РФ), производство по которым осуществляется в форме административного расследования, а также дела об административных правонарушениях, влекущих административное выдворение за пределы Российской Федерации. В остальных случаях дела об административных правонарушениях, указанные в частях 1 и 2 ст. 23.1 КоАП РФ, рассматриваются мировыми судьями.

Административное расследование по данному делу об административном правонарушении не возбуждалось и не проводилось. Дела об административных правонарушениях, посягающих на институты государственной власти, в частности правонарушение, предусмотренное ст. 17.7 КоАП РФ, не указаны в перечне ч. 1 ст. 28.7 КоАП РФ, по которым возможно проведение административного расследования. Санкция статьи 17.7 КоАП РФ не содержит наказания в виде выдворение за пределы Российской Федерации.

В силу изложенного данное дело не было подсудно городскому суду, а подлежало рассмотрению мировым судьей.

 

В соответствии со ст. 1.7 КоАП РФ лицо, совершившее административное правонарушение, подлежит ответственности на основании закона, действовавшего во времени и по месту совершения административного правонарушения.

 

Гражданин И. постановлением заместителя начальника Хакасской таможни был привлечен к административной ответственности по ст. 16.15 КоАП РФ - непредставление или несвоевременное представление в таможенный орган отчетности в случаях, предусмотренных таможенным законодательством, либо несоблюдение установленного порядка ведения учета, а равно представление недостоверной отчетности. Решением суда постановление Хакасской таможни оставлено без изменения, а жалоба И. - без удовлетворения.

Верховный суд Республики Хакасия, рассмотрев жалобу И., отменил постановленные по делу судебное решение и постановление о привлечении к административной ответственности, производство по делу об административном правонарушении прекратил за отсутствием состава административного правонарушения, поскольку был применен закон, устанавливающий административную ответственность за деяние, совершенное до его введения.

Гр. И. обвинялся в представлении в таможенный орган недостоверной отчетности за 3-й, 4-й квартал 2001 г. и 1-й квартал 2002 г., и его действия были квалифицированы по ст. 16.15 КоАП РФ.

Между тем, в указанный период действовал КоАП РСФСР (принятый 20.06.1984), который не предусматривал ответственности за нарушение таможенных правил. Действовавшая в то время статья 265 Таможенного кодекса РФ (от 18.06.1993) регулировала сходные правоотношения, предусматривала административную ответственность за непредставление таможенному органу Российской Федерации необходимой отчетности о ввозимых и реализуемых товарах, находящихся под таможенным контролем либо на территории свободных таможенных зон и свободных складов, а равно несоблюдение порядка учета таких товаров. Однако указанная норма Таможенного кодекса не предусматривала ответственности за представление недостоверной отчетности таможенному органу.

Ответственность за представление недостоверной отчетности таможенному органу установлена ст. 16.15 КоАП РФ, который был введен в действие с 1 июля 2002 г., т.е. после совершения деяния гр. И.

 

Суд, возвращая дело на новое рассмотрение в порядке п. 4 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ, не вправе предрешать вопрос о вине лица, привлекаемого к административной ответственности.

 

Гр. В. постановлением инспектора ГИБДД был привлечен к административной ответственности по ст. 12.16 КоАП РФ - несоблюдение требований, предписанных дорожными знаками. Решением суда постановление отменено, дело возвращено на новое рассмотрение в ГИБДД.

Решением Верховного суда Республики Хакасия решение суда изменено, из мотивировочной части решения суда исключено указание суда на то, что в момент совершения административного правонарушения В. не находился в состоянии крайней необходимости, а также исключены ссылки на доказательства, положенные в основу этих выводов.

Основанием к изменению решения послужило то, что суд, возвращая дело на новое рассмотрение, необоснованно дал оценку вины лица, в отношении которого велось дело об административном правонарушении, и указал на то, что в момент совершения административного правонарушения В. не находился в состоянии крайней необходимости. Данный вопрос мог быть разрешен в ходе нового рассмотрения дела уполномоченным на то органом или должностным лицом. Суд, направляя дело на новое рассмотрение, не вправе предрешать вопросы, связанные с виновностью или невиновностью лица, привлекаемого к административной ответственности.

 

В соответствии с ч. 2 ст. 28.6 КоАП РФ в случае, если лицо, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, оспаривает наличие события административного правонарушения и (или) назначенное ему административное наказание либо отказывается от уплаты административного штрафа на месте совершения административного правонарушения, административное наказание в порядке ч. 1 ст. 28.6 КоАП РФ не может быть наложено на месте без составления протокола об административном правонарушении.

 

Гр. И. постановлением ГИБДД подвергнут административному наказанию в виде штрафа в размере 100 руб. по ч. 2 ст. 12.13 КоАП РФ - невыполнение Правил дорожного движения уступить дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом проезда перекрестка.

Решением суда постановление ГИБДД отставлено без изменения, а жалоба гр. И. оставлена без удовлетворения.

Решением Верховного суда Республики Хакасия решение суда и постановление ГИБДД отменены.

Гр. И. был подвергнут административному наказанию на месте без составления протокола об административном правонарушении.

Гр. И. вину в совершении административного правонарушения не признал, просил разобраться в данном деле, о чем указал в своих объяснениях, штраф на месте не уплатил.

При указанных обстоятельствах, когда лицо, обвиняемое в совершении административного правонарушения, не признает себя виновным и не уплачивает штраф на месте совершения правонарушения, в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 28.6 КоАП РФ должен был быть составлен протокол об административном правонарушении.

На основании изложенного данное дело об административном правонарушении было возбуждено с нарушением требований административно-процессуального закона, что не позволило признать законными постановление по делу об административном правонарушении и решение суда, в соответствии с которым постановление оставлено без изменения.

 

Признавая гражданина виновным в совершении административного правонарушения, суд не указал часть статьи особенной части, что послужило основанием к отмене постановления суда.

 

Решением суда постановление ГИБДД о привлечении к административной ответственности гр. Г. изменено, его действия переквалифицированы с ч. 2 ст. 12.15 КоАП РФ на ст. 12.14 КоАП РФ.

Верховный суд Республики Хакасия решение суда отменил, дело направил на новое рассмотрение в суд.

Основанием к отмене решения суда послужило несоблюдение им требований п. 5 ч. 1 ст. 29.10 КоАП РФ и п. 2 ч. 1 и ч. 2 ст. 30.7 КоАП РФ, в соответствии с которыми в постановлении по делу об административном правонарушении должна быть указана статья КоАП РФ или закона субъекта Российской Федерации, предусматривающая административную ответственность за совершение административного правонарушения.

Как видно из материалов дела, суд в нарушение требований административно-процессуальных норм, приведенных выше, признавая виновным гр. Г., квалифицировал его действия по ст. 12.14 КоАП РФ, однако при этом не указал часть статьи 12.14 КоАП РФ, которая соответственно имеет три квалифицирующие части.

Данное нарушение процессуального закона не позволяло лицу, привлеченному к административной ответственности, знать, в совершении какого административного правонарушения он признан виновным, и лишало его возможности защищаться.

 

В силу требований ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона.

 

Постановлением ГИБДД гр. И. привлечен к административной ответственности по ст. 12.12 КоАП РФ.

Решением суда постановление ГИБДД оставлено без изменения, а жалоба гр. И. - без удовлетворения.

Решением Верховного суда Республики Хакасия решение суда отменено, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Суд первой инстанции в обоснование своих выводов о виновности гр. И. сослался на результаты автотехнической экспертизы. При этом, отвергая доводы гр. И. о недопустимости данного доказательства, указал, что неознакомление гр. И. с постановлением о назначении автотехнической экспертизы существенно не нарушило процессуальных требований и не повлекло нарушения принципа всесторонности, полноты и объективности рассмотрения дела.

С данными выводами суда нельзя было согласиться.

Так, в соответствии со статьей 25.1 КоАП РФ лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, вправе знакомиться со всеми материалами дела, давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, пользоваться юридической помощью защитника, а также иными процессуальными правами в соответствии с настоящим Кодексом.

В соответствии со статьей 26.4 КоАП РФ в случаях, если при производстве по делу об административном правонарушении возникает необходимость в использовании специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле, судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, выносят определение о назначении экспертизы.

До направления определения для исполнения судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, обязаны ознакомить с ним лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, и потерпевшего, разъяснить им права, в том числе право заявлять отвод эксперту, право просить о привлечении в качестве эксперта указанных ими лиц, право ставить вопросы для дачи на них ответов в заключение эксперта.

С постановлением о назначении автотехнической экспертизы никто из участников производства по делу об административном правонарушении ознакомлен не был, в силу чего никто из участников не мог реализовать права, предусмотренные ст. 26.4 КоАП РФ.

В силу изложенного нельзя было признать, что экспертиза проведена с соблюдением требований административно-процессуальных норм. Указанные нарушения являются существенными, поскольку нарушают право лиц, участвующих в производстве по делу об административном правонарушении, осуществлять защиту своих интересов.

 

Суд, рассматривая дело об административном правонарушении, должен выяснить обстоятельства, указанные в ст. 26.1 КоАП РФ, постановление суда должно быть мотивированным и соответствовать требованиям ст. 29.10 КоАП РФ.

 

Постановлением суда гр. К. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ, - осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) обязательно (обязательна).

Гр. К., не согласившись с постановлением суда, обратился с жалобой в Верховный суд Республики Хакасия. В обоснование жалобы указал, что он не виновен в совершении данного правонарушения.

Верховный суд Республики Хакасия, рассмотрев жалобу гр. К., постановление суда отменил, дело направил на новое судебное рассмотрение.

В соответствии со ст. 1.6 КоАП РФ лицо, привлекаемое к административной ответственности, не может быть подвергнуто административному наказанию и мерам обеспечения производства по делу об административном правонарушении иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом.

В соответствии со ст. 29.10 КоАП РФ в постановлении по делу об административном правонарушении должны быть указаны:

1) должность, фамилия, имя, отчество судьи, должностного лица, наименование и состав коллегиального органа, вынесших постановление;

2) дата и место рассмотрения дела;

3) сведения о лице, в отношении которого рассмотрено дело;

4) обстоятельства, установленные при рассмотрении дела;

5) статья настоящего Кодекса или закона субъекта Российской Федерации, предусматривающая административную ответственность за совершение административного правонарушения, либо основания прекращения производства по делу;

6) мотивированное решение по делу;

7) срок и порядок обжалования постановления.

В соответствии со ст. 26.1 КоАП РФ по делу об административном правонарушении подлежат выяснению:

1) наличие события административного правонарушения;

2) лицо, совершившее противоправные действия (бездействие), за которые настоящим Кодексом или законом субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность;

3) виновность лица в совершении административного правонарушения;

4) обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность;

5) характер и размер ущерба, причиненного административным правонарушением;

6) обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении;

7) иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а также причины и условия совершения административного правонарушения.

Суд рассмотрел дело с нарушением вышеуказанных норм административно-процессуального закона.

В нарушение требований приведенных административно-процессуальных норм постановление судьи о привлечении к административной ответственности гр. К. не мотивировано. Описательная часть постановления не содержит квалификации действий лица, привлекаемого к административной ответственности, судом не приведен материальный закон, в силу которого гр. К. должен был осуществлять свою деятельность на основании специального разрешения или лицензии. Судом не приведены доказательства, на основании которых лицо признано виновным в совершении административного правонарушения. При назначении наказания суд не мотивировал свои выводы о виде и размере наказания, не привел смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств.

Изложенные нарушения административно-процессуального права являются существенными, поскольку нарушают право лица, в отношении которого ведется дело об административном правонарушении, на защиту.

 

Жалоба на действия или бездействия судебного пристава-исполнителя по исполнению судебного постановления, постановления государственного или иного органа либо отказ в совершении таких действий должен быть рассмотрен в порядке, предусмотренном нормами ГПК РФ.

 

Гр. Ш. обжаловал в суд постановление судебного пристава-исполнителя о наложении на него штрафа. Суд постановил по данному дело решение, руководствуясь нормами законодательства об административных правонарушениях.

Верховный суд республики Хакасия отменил решение суда, дело направил на новое рассмотрение.

Гр. Ш. был оштрафован в соответствии со ст. 87 Федерального закона "Об исполнительном производстве". Суд, рассмотрев жалобу, постановил решение, руководствуясь нормами КоАП РФ. Вместе с тем деяние, наказуемое в соответствии со ст. 87 Федерального закона "Об исполнительном производстве", административным правонарушением не является, поскольку не предусмотрено Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях.

В соответствии со ст. 441 ГПК РФ жалоба, поданная взыскателем или должником на действия или бездействия судебного пристава-исполнителя по исполнению судебного постановления, постановления государственного или иного органа либо отказ в совершении таких действий, может быть рассмотрена в порядке, предусмотренном нормами Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации.

 

Если в постановлении о прекращении производства по делу об административном правонарушении указано на наличие нарушения норм материального права со стороны кого-либо из участников производства по делу, доводы жалобы в данной части должны быть проверены в полном объеме, суд не должен ограничиваться проверкой процессуальной правильности прекращения.

 

Постановлением ГИБДД производство по делу об административном правонарушении в отношении гр. М. было прекращено за истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

Гр. М. обратился с жалобой в суд на указанное постановление.

Суд отказал в удовлетворении жалобы.

Верховный суд Республики Хакасия по жалобе гр. М. отменил решение суда, дело направил на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

В постановлении о прекращении производства по делу об административном правонарушении в отношении гр. М. указано, что он допустил нарушение п. 8.4 ПДД, тем самым совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ.

Суд, рассматривая жалобу гр. М., в нарушение требований ст. ст. 24.1, 26.1, ст. 30.6 КоАП РФ ограничился лишь проверкой процессуальной правильности прекращения дела об административном правонарушении.

Вместе с тем, как видно из жалобы гр. М. на постановление, он просил проверить правильность и законность выводов о нарушении им Правил дорожного движения, изложенных в мотивировочной части постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении.

При указанных обстоятельствах решение суда нельзя признать законным и обоснованным.

 

Вопросы применения материального права по делам

об административных правонарушениях

 

В соответствии с п. 9.2 Правил дорожного движения на дорогах с двусторонним движением, имеющих четыре полосы или более, запрещается выезжать на сторону дороги, предназначенной для встречного движения.

 

Гр. Б. обжаловал постановление ГИБДД о привлечении его к административной ответственности по ч. 2 ст. 12.15 КоАП РФ - нарушение правил расположения транспортного средства на проезжей части. Суд удовлетворил жалобу гр. Б, постановление отменил, производство по делу об административном правонарушении прекратил за отсутствием состава административного правонарушения.

Суд мотивировал решение тем, что второй участник ДТП гр. Д. производил маневр поворота налево не из крайнего левого положения, а из крайнего правого, при этом не включил левый указатель поворота, а гр. Б. не нарушил правила расположения транспортного средства при обгоне.

Гр. Д. обжаловал решение суда в Верховный суд Республики Хакасия.

Верховный суд Республики Хакасия решение суда отменил, постановил новое решение, в соответствии с которым в удовлетворении жалобы гр. Б. отказал, постановление ГИБДД в отношении его оставил без изменения.

Основанием к отмене решения суда послужило несоответствие выводов суда обстоятельствам дела.

В соответствии со схемой дорожно-транспортного происшествия ширина проезжей части в месте столкновения имеет четыре полосы движения, в данном месте дорога имеет естественное смещение влево по ходу движения автомобилей. С учетом траектории движения автомобилей и смещения дороги влево, при осуществлении обгона гр. Б. в нарушение требований п. 9.2 ПДД выехал на полосу встречного движения, тем самым нарушил правила расположения транспортного средства на проезжей части.

В силу изложенного выводы суда о том, что гр. Б. при осуществлении обгона на полосу встречного движения не выезжал и в его действиях отсутствует состав административного правонарушения, признаны необоснованными.

 

В соответствии с Правилами дорожного движения требование "Уступить дорогу (не создавать помех)" означает, что участник дорожного движения не должен начинать, возобновлять или продолжать движение, осуществлять какой-либо маневр, если это может вынудить других участников движения, имеющих по отношению к нему преимущество, изменить направление движения или скорость.

 

Постановлением ГИБДД гр. М. подвергнут наказанию в виде штрафа по ст. 12.16 КоАП РФ - несоблюдение требований, предписанных дорожными знаками. Решением суда постановление по делу об административном правонарушении в отношении гр. М. отменено, его жалоба удовлетворена.

Гр. М. выезжал на автомобиле на нерегулируемый перекресток с поворотом направо под знак 2.5 - "Движение без остановки запрещено", при этом произошло столкновение с автомобилем, двигавшимся по пересекаемой дороге, под управлением гр. Г., который в тот момент, осуществляя объезд препятствия, двигался по встречной полосе.

Суд, обосновывая свое решение, указал, что вышеуказанный дорожный знак предписывает водителю уступить дорогу только автомобилям, движущимся по полосе, которая станет встречной после завершения им маневра поворот.

Верховный суд Республики Хакасия по жалобе гр. Г. отменил решение суда, оставив без изменения постановление ГИБДД, а жалобу гр. М. - без удовлетворения.

Основанием к отмене решения суда послужило неправильное применение судом норм права.

В соответствии с Правилами дорожного движения дорожный знак 2.5 "Движение без остановки запрещено" запрещает движение без остановки перед стоп-линией, а если ее нет - перед краем пересекаемой проезжей части, водитель должен уступить дорогу транспортным средствам, движущимся по пересекаемой, а при наличии таблички 7.13 - по главной дороге.

В соответствии с п. 1.2 Правил дорожного движения термин "Главная дорога" - дорога, обозначенная знаками 2.1, 2.3.1 - 2.3.3 или 5.1, по отношению к пересекаемой (примыкающей), или дорога с твердым покрытием (асфальто- и цементобетон, каменные материалы и тому подобное) по отношению к грунтовой, либо любая дорога по отношению к выездам с прилегающих территорий. Наличие на второстепенной дороге непосредственно перед перекрестком участка с покрытием не делает ее равной по значению с пересекаемой.

Термин "Дорога" - обустроенная или приспособленная и используемая для движения транспортных средств полоса земли либо поверхность искусственного сооружения. Дорога включает в себя одну или несколько проезжих частей, а также трамвайные пути, тротуары, обочины и разделительные полосы при их наличии.

Термин "Уступить дорогу (не создавать помех)" - требование, означающее, что участник дорожного движения не должен начинать, возобновлять или продолжать движение, осуществлять какой-либо маневр, если это может вынудить других участников движения, имеющих по отношению к нему преимущество, изменить направление движения или скорость.

В силу изложенных требований Правил дорожного движения гр. М., выполняя требования знака "Движение без остановки запрещено", должен был уступить дорогу автомобилю гр. Г., двигавшемуся по пересекаемой дороге.

 

Субъектом административного правонарушения, предусмотренного ст. 15.13 КоАП РФ, может быть только предприятие (должностное лицо данного предприятия), которое обязано в силу закона представлять декларацию об использовании этилового спирта.

 

Гр. Ф., руководитель предприятия, постановлением налоговой инспекции привлечена к административной ответственности по ст. 15.13 КоАП РФ - уклонение от подачи декларации об объеме производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции или декларации об использовании этилового спирта, либо несвоевременная подача одной из таких деклараций, либо включение в одну из таких деклараций заведомо искаженных данных.

Решением суда жалоба гр. Ф. оставлена без удовлетворения, а постановление налоговой инспекции без изменения.

Решением Верховного суда Республики Хакасия постановление налоговой инспекции и решение суда по данному делу отменены, производство по делу об административном правонарушении в отношении гр. Ф. прекращено за отсутствием состава административного правонарушения.

Основанием к отмене и прекращению производства по делу послужило неправильное применение норм материального права.

Как видно из материалов дела и жалобы гр. Ф., которая, возражая против обвинения, утверждала, что ее предприятие не является субъектом, обязанным в силу Федерального закона "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" представлять декларацию об использовании этилового спирта. В силу чего ни она, ни предприятие не могут нести ответственность по ст. 15.13 КоАП РФ за искажение данных в данных декларациях.

Суд, рассматривая дело, доводы заявителя признал несостоятельными.

С выводами суда первой инстанции в данной части Верховный суд Республики Хакасия не согласился по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 22.11.1995 N 171-ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта" (далее по тексту - Закона) этот устанавливает правовые основы промышленного производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции в Российской Федерации.

Государственное регулирование в области промышленного производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции направлено на защиту экономических интересов Российской Федерации, обеспечение нужд потребителей в указанной продукции, а также на повышение ее качества и проведение контроля за соблюдением законодательства, норм и правил в регулируемой области.

В соответствии со ст. 2 Закона под оборотом этилового спирта понимается закупка (в том числе импорт), поставка (в том числе экспорт), хранение и розничная продажа.

В соответствии со ст. 9 Закона закупка и поставки этилового спирта для федеральных государственных нужд осуществляются на основании законодательства Российской Федерации о поставках продукции для федеральных государственных нужд организациями, имеющими оборудование для хранения и отпуска этилового спирта, а также лаборатории контроля его качества.

В соответствии со ст. 10 Закона квоты на закупку этилового спирта выдаются организациям при наличии предусмотренных законом лицензий на осуществление деятельности с использованием этилового спирта.

В соответствии со ст. 11 Закона производство и оборот алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции осуществляются организациями при наличии соответствующих лицензий.

В соответствии со ст. 14 Закона организации, осуществляющие производство, закупку и поставки этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции, обязаны представлять декларации об объеме их производства и оборота.

В соответствии со ст. 18 Закона деятельность по производству и обороту этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, за исключением розничной продажи алкогольной и непищевой спиртосодержащей продукции, осуществляется только юридическими лицами независимо от их форм собственности на основании лицензий, выданных в установленном законом порядке.

Лицензии выдаются на осуществление следующих видов деятельности: закупка, хранение и экспорт этилового спирта и алкогольной продукции; хранение этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции.

В силу изложенных требований Закона данный Закон регламентирует деятельность по промышленному производству и обороту этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции. Данный Закон направлен на защиту экономических интересов Российской Федерации, обеспечение нужд потребителей в указанной продукции, а также на повышение ее качества и проведение контроля за соблюдением законодательства, норм и правил в регулируемой области. Под оборотом этилового спирта Закон понимает его закупку (в том числе импорт), поставку (в том числе экспорт), хранение и розничную продажу. При этом предприятия, осуществляющие деятельность, урегулированную данным Законом, должны иметь оборудование для хранения и отпуска этилового спирта, а также лаборатории контроля его качества, при этом у них должна быть лицензия на данный вид деятельности. Декларацию об использовании этилового спирта должны подавать организации, деятельность которых подпадает под действие указанного Закона.

Как видно из материалов дела, предприятие имеет лицензию на переработку молочной продукции, квота данной организации выдана в размере 14 дал (140 литров) этилового спирта, этиловый спирт на данном предприятии расходуется в соответствии с "Нормами расхода этилового спирта для организаций и предприятий Минэнерго СССР" 1987 г. и др. Расход этилового спирта на данном предприятии производится в соответствии с нормами расхода этилового спирта на проведение микробиологических и химических анализов, эксплуатацию и ремонт приборов, оборудования на предприятиях мясной и молочной промышленности, утвержденных приказом N 234 от 17.07.1979 Минмясмолпрома СССР.

В силу вышеизложенного данное предприятие не являлось предприятием, занимающимся промышленным производством и оборотом этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции в смысле указанного выше Закона. Деятельность данного предприятия связана с переработкой молочной продукции. Этиловый спирт на данном предприятии используется для проведения микробиологических и химических анализов, эксплуатацию и ремонт приборов, оборудования. Данное предприятие не являлось субъектом, обязанным в силу Федерального закона "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" представлять декларацию об использовании этилового спирта.

 

Невыполнение указаний прокурора следователем, данных ему в рамках уголовно-процессуальных отношений, не могут образовать состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 17.7 КоАП РФ.

 

Прокурором в отношении следователя З. было возбуждено дело об административном правонарушении по ст. 17.7 КоАП РФ - умышленное невыполнение законных требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом.

Постановлением суда производство по делу об административном правонарушении в отношении гр. З. было прекращено за отсутствием состава административного правонарушения.

Верховный суд Республики Хакасия, рассмотрев протест прокурора, оставил постановление суда без изменения, а протест - без удовлетворения.

Так, суд правильно пришел к выводу об отсутствии в действиях гр. З. состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 17.7 КоАП РФ.

По смыслу ст. 17.7 КоАП РФ объективную сторону данного административного правонарушения составляет невыполнение законных требований прокурора, следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении.

Объектом данного административного правонарушения является институт государственной власти в виде реализации полномочий прокурора, следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении, действующих от имени государства и представляющего его интересы, вытекающих из норм закона.

Как видно из обстоятельств дела, следователь З. обвинялась в невыполнении указаний прокурора, изложенных в постановлении о направлении дела для производства дополнительного следствия по уголовному делу. Тем самым между следователем и прокурором сложились отношения в сфере полномочий государства по осуществлению уголовного судопроизводства.

Вместе с тем, в соответствии со ст. 1 УПК РФ порядок уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации устанавливается УПК РФ и он является обязательным для судов, органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания, а также иных участников уголовного судопроизводства.

В соответствии со ст. ст. 37, 38 УПК РФ прокурор и следователь являются должностными лицами, наделенными властными государственными полномочиями по осуществлению уголовного судопроизводства. И отношения между ними являются внутривластными, служебными.

Следовательно, действия либо бездействие следователя по невыполнению указаний прокурора, данных ему в рамках уголовно-процессуальных отношений, не могут образовать состав административного правонарушения, поскольку они не направлены на нарушение установленного порядка осуществления государственной власти.

Действия следователя, не исполняющего указания прокурора в рамках уголовно-процессуальных отношений, образуют ненадлежащее исполнение им трудовых или должностных обязанностей. В силу требований ст. 1.2 КоАП РФ данные отношения не могут быть урегулированы законодательством об административных правонарушениях.

 

Отменено постановление о привлечении к административной ответственности по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ.

 

Решением суда постановление Хакасской таможни о привлечении к административной ответственности гр. Х. ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ оставлено без изменения, а жалоба гр. Х. - без удовлетворения.

Решением Верховного суда Республики Хакасия решение суда и постановление Хакасской таможни отменены, дело направлено на новое рассмотрение.

По обстоятельствам дела гр. Х. признан виновным в недекларировании транспортного средства, подлежащего декларированию.

Так, гр. Х. вину в совершении административного правонарушения отрицал, в ходе производства по делу об административном правонарушении пояснил, что приобрел автомобиль "Тойота-Камри" в Германии на основании доверенности, выданной ему гражданином, проживающим в г. Абакане, по имени С. Е. или Е. При перегоне у автомобиля вышел из строя радиатор, он оставил данный автомобиль у незнакомых людей в г. Чапаевске. За автомобилями в Германию ездил вместе с братом.

Показания гр. Х. подтвердил свидетель Х.

В материалах дела имеются сведения о том, что автомобиль "Тойота-Камри", явившийся предметом таможенного нарушения, состоит на учете в ГИБДД УВД г. Барнаула, ранее неоднократно перепродавался. То есть, находился в свободном обращении.

Хакасская таможня, признавая гр. Х. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 16.2 КоАП, его доводы невиновности не проверила в должной мере, не дала оценки факту выпуска автомобиля "Тойота-Камри" в обращение, не установила лиц, занимавшихся выпуском товара.

Разрешение указанных вопросов имеет значение для дела, поскольку в соответствии со ст. 15 Таможенного кодекса РФ (действовавшего в то время) пользование и распоряжение товарами и транспортными средствами возможно только после их выпуска. В соответствии со ст. 149 Кодекса предусмотрены основания для выпуска товаров.

Суд, рассматривая жалобу гр. Х., также не обратил внимания на его доводы, хотя в силу требований ст. 30.6 КоАП РФ должен был проверить законность и обоснованность вынесенного по делу постановления.

 

В соответствии с п. 1.2 ПДД под "прилегающей территорией" понимается территория, непосредственно прилегающая к дороге и не предназначенная для сквозного движения транспортных средств (дворы, жилые массивы, автостоянки, АЗС, предприятия и тому подобное).

 

Решением суда постановление ГИБДД о привлечении гр. К. к административной ответственности по ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ оставлено без изменения, а его жалоба без удовлетворения.

Верховный суд Республики Хакасия, рассмотрев жалобу гр. К., решение суда отменил, дело направил на новое судебное рассмотрение.

Гр. К. был признан виновным по ч. 3 ст. 12.14 Кодекса РФ об административных правонарушениях - невыполнение требований Правил дорожного движения уступить дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом движения.

Разрешая данное дело, суд первой инстанции исходил из того, что гр. К., управляя автомобилем, должен был в соответствии с требованиями п. 8.9 ПДД уступить дорогу автомобилю, приближающемуся справа.

В своих возражениях против обвинения гр. К. пояснил, что, двигаясь на данном участке дорожного движения, он полагал, что движется по дороге, считал, что пересекает выезд с прилегающей территории - станции технического обслуживания автомобилей. В силу чего он полагал, что в соответствии с п. 8.3 ПДД второй участник ДТП обязан был уступить ему дорогу, выезжая с данной территории.

Суд, разрешая данное дело, сослался на справку Департамента градостроительства, архитектуры, землеустройства и экологии N 4138 от 19.12.2003, в соответствии с которой на дороги, пересекаемые в районе СТК, расположенного по ул. Ленина, 216 "Б" г. Абакана, относятся к категории проездов.

Вместе с тем Правила дорожного движения понятия "проезд" не содержат.

В соответствии с п. 1.2 Правил дорожного движения имеются понятия:

- "Главная дорога" - дорога, обозначенная знаками 2.1, 2.3.1 - 2.3.3 или 5.1, по отношению к пересекаемой (примыкающей), или дорога с твердым покрытием (асфальто- и цементобетон, каменные материалы и тому подобное) по отношению к грунтовой, либо любая дорога по отношению к выездам с прилегающих территорий. Наличие на второстепенной дороге непосредственно перед перекрестком участка с покрытием не делает ее равной по значению с пересекаемой;

- "Дорога" - обустроенная или приспособленная и используемая для движения транспортных средств полоса земли либо поверхность искусственного сооружения. Дорога включает в себя одну или несколько проезжих частей, а также трамвайные пути, тротуары, обочины и разделительные полосы при их наличии.

- "Прилегающая территория" - территория, непосредственно прилегающая к дороге и не предназначенная для сквозного движения транспортных средств (дворы, жилые массивы, автостоянки, АЗС, предприятия и тому подобное).

По обстоятельствам дела место дорожно-транспортного происшествия представляет из себя дорогу, отсыпанную гравием, образуемую улицей Ленина, с которой на всем ее протяжении пересекаются другие дороги, при этом данная дорога имеет дальнейшее продолжение.

Доводы гр. К. о том, что второй участник ДТП выезжал с прилегающей территории, должным образом не проверены. Судом не установлено, прилегает ли территория СТК к дороге, по которой двигался гр. К., двигался ли второй участник ДТП по дороге или выезжал с прилегающей территории.

При новом рассмотрении суд проверил доводы гр. К., установил, что выезд с территории СТК являлся выездом с прилегающей территории, жалобу гр. К. удовлетворил, постановление по делу об административном правонарушении отменил, производство по делу прекратил за отсутствием состава административного правонарушения.

 

Некорректная работа светофора не может быть поставлена в вину участникам дорожного движения.

 

Решением суда постановление ГИБДД о привлечении к административной ответственности гр. Ш. оставлено без изменения, а его жалоба без удовлетворения.

Верховный суд Республики Хакасия, рассмотрев жалобу гр. Ш., решение суда отменил, производство по делу прекратил за отсутствием состава административного правонарушения.

По обстоятельствам дела гр. Ш. был признан виновным по ч. 2 ст. 12.13 КоАП РФ - невыполнение Правил дорожного движения уступить дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом проезда перекрестка.

Разрешая данное дело, суд исходил из того, что светофор не работал, водители при проезде данного перекрестка должны были руководствоваться знаками приоритета.

Гр. Ш. вину в совершении административного правонарушения не признал, показал, что светофор работал, выехал на перекресток, когда на светофоре горели зеленый и желтый сигналы.

Признанный по делу потерпевшим гр. М. показал, что светофор не работал, поскольку на нем загоралось сразу два сигнала, он выехал на перекресток, когда на светофоре горели зеленый и желтый сигналы светофора. Он решил, что светофор не работал, поэтому руководствовался знаками приоритета, с его стороны был знак "главная дорога".

Совокупность доказательств по делу свидетельствовала о том, что в момент ДТП светофор работал некорректно, на нем одновременно загорались две секции - зеленая и желтая, вводя в заблуждение водителей, проезжающих данный перекресток.

На основании вышеизложенного суд обоснованно пришел к выводу о том, что светофор на перекрестке был неисправен, поскольку на нем одновременно включалось несколько сигналов, что противоречит требованиям п. 6.2 ПДД.

Вместе с тем суд неверно дал правовую оценку установленным по делу фактам.

Так, в ходе судебного заседания не опровергнут факт того, что гр. Ш. выехал на перекресток на зеленый и желтый сигнал светофора, разрешающие движение.

В соответствии с п. 6.2 ПДД зеленый сигнал светофора разрешает движение, в соответствии с п. 6.14 ПДД желтый сигнал светофора также разрешает движение, если водитель не может остановиться, не прибегая к экстренному торможению.

Выводы суда о том, что при данном режиме работы светофора гр. Ш. должен был признать его неработающим, считать перекресток нерегулируемым и руководствоваться знаками приоритета, не основан на нормах права.

Так, в соответствии с п. 13.3 ПДД перекресток, где очередность движения определяется сигналами светофора или регулировщика, считается регулируемым. При желтом мигающем сигнале, неработающих светофорах или отсутствии регулировщика перекресток считается нерегулируемым, и водители обязаны руководствоваться правилами проезда нерегулируемых перекрестков и установленными на перекрестке знаками приоритета.

Как видно из материалов дела, светофор работал и работал не в режиме мигающего желтого сигнала. В силу чего нельзя было признать, что данный перекресток был нерегулируемым.

Учитывая вышеизложенное, в действиях гр. Ш. отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.13 КоАП РФ, поскольку при проезде перекрестка, регулируемого светофором, он правомерно, в соответствии с требованиями абзаца второго п. 6.15 ПДД, руководствовался сигналами светофора, которые, как указано выше, разрешали ему движение, а не знаками приоритета.

Работа же светофора не в соответствии с требованиями Правил дорожного движения не может быть поставлена в вину участникам дорожного движения, поскольку наблюдение за техническим состоянием и надлежащей работой светофоров не входит в их обязанности.

 

При длящемся административном правонарушении в соответствии с ч. 2 ст. 4.5 КоАП РФ сроки давности привлечения к административной ответственности исчисляются со дня его обнаружения, а не со дня возбуждения дела об административном правонарушении.

 

Решением суда постановление Хакасской таможни о привлечении к административной ответственности гр. Ш. оставлено без изменения, а его жалоба без удовлетворения.

Верховный суд Республики Хакасия, рассмотрев жалобу гр. Ш., решение суда отменил, производство по делу прекратил за истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

По обстоятельствам дела гр. Ш. был признан виновным по ч. 1 ст. 16.18 КоАП РФ - невывоз за пределы таможенной территории Российской Федерации ранее ввезенного транспортного средства, если такой вывоз является обязательным.

Разрешая данное дело, суд правильно установил факт нарушения гр. Ш. сроков вывоза временно ввезенного транспортного средства, вместе с тем суд не обратил внимания на то, что к моменту вынесения постановления по делу об административном правонарушении в отношении гр. Ш. уже истек срок давности привлечения к административной ответственности.

Так, в соответствии со ст. 4.5 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев со дня совершения административного правонарушения, а за нарушение таможенного законодательства Российской Федерации по истечении одного года со дня совершения административного правонарушения.

При длящемся административном правонарушении сроки, предусмотренные частью первой настоящей статьи, начинают исчисляться со дня обнаружения административного правонарушения.

Гр. Ш. 3 сентября 2002 г. осуществил временный ввоз автомобиля BMW 318. Удостоверение временного ввоза транспортного средства было выдано Рубцовским таможенным постом Алтайской таможни с указанием временного ввоза до 3 ноября 2002 г.

В соответствии с п. 3.7 и п. 3.8 приказа Государственного таможенного комитета РФ от 2 марта 1995 г. N 137 "Об утверждении Временных правил регистрации и учета таможенными органами транспортных средств, зарегистрированных в других странах и временно находящихся на территории Российской Федерации сроком до 6 месяцев" при вывозе из Российской Федерации транспортного средства, зарегистрированного таможенными органами, либо при окончании срока действия удостоверения, оформленного в соответствии с п. 3.5 настоящих Временных правил, удостоверение изымается таможенным органом пункта пропуска на таможенной границе Российской Федерации. В трехдневный срок изъятые удостоверения подлежат пересылке по оперативным каналам связи в таможенные органы, которые произвели их оформление.

При неполучении таможенным органом, который произвел оформление удостоверения, в течение 15 дней после окончания срока, на который оно было выписано, экземпляра удостоверения либо извещения об его изъятии другим таможенным органом сведения о таких транспортных средствах передаются региональному таможенному управлению, в регионе деятельности которого расположен таможенный орган. Таможенное управление (до создания централизованной автоматизированной базы данных по невывезенным транспортным средствам) в недельный срок извещает письменно по оперативным каналам связи таможенные органы, расположенные в регионе деятельности, а также другие региональные таможенные управления и подразделения ГАИ МВД России о нарушении сроков обратного вывоза таких транспортных средств с территории Российской Федерации.

В силу изложенного Рубцовским таможенным постом Алтайской таможни 18 ноября 2002 г. был обнаружен факт невывоза транспортного средства, явившегося предметом таможенного нарушения по данному делу, временно ввезенного на территорию Российской Федерации, поскольку по истечении 15 дней после истечения срока ввоза данного транспортного средства ими не было получено удостоверение временного ввоза из другого таможенного органа.

На основании изложенного и с учетом требований нормативных актов, изложенных выше, срок давности привлечения к административной ответственности гр. Ш. по невывозу временно ввезенного транспортного средства истек 18 ноября 2003 г., т.е. по истечении года после обнаружения факта невывоза.

Факт обнаружения данного административного правонарушения Хакасской таможней лишь 21.08.2003 - дата возбуждения дела об административном правонарушении, не имеет юридического значения для определения даты обнаружения данного административного правонарушения, поскольку в соответствии со ст. 401 Таможенного кодекса РФ таможенные органы составляют единую федеральную централизованную систему, а в соответствии со ст. 402 ТК РФ таможенные посты входят в систему таможенных органов.

Вместе с тем в соответствии с ч. 4 ст. 4.1 КоАП РФ назначение административного наказания или освобождение от административной ответственности не освобождает гр. Ш. от исполнения обязанностей, вытекающих из обязательств по временному ввозу транспортного средства на территорию Российской Федерации.

 

При решении вопроса о правомерности привлечения к административной ответственности по ст. 16.16 КоАП РФ суд должен обратить внимание на обстоятельства в связи с чем предмет таможенного нарушения был помещен на временное хранение.

 

Постановлением суда гр. В. признан виновным по ст. 16.16 КоАП РФ - непринятие лицом, перемещающим товары или транспортные средства, предусмотренных таможенным законодательством мер по таможенному оформлению или по выпуску находящихся на временном хранении товаров или транспортных средств.

Верховный суд Республики Хакасия, рассмотрев жалобу гр. В., постановление суда первой инстанции отменил, дело направил на новое судебное рассмотрение.

Как видно из материалов дела, 14.08.2001 гр. В. осуществил временный ввоз автомобиля "Даймлер Бенц", получив удостоверение временного ввоза, с обязательством вывоза данного транспортного средства до 14.11.2001. Однако, данный автомобиль не был вывезен в указанный срок, хранился во дворе дома гр. В. В соответствии с постановлением Хакасской таможни от 24.07.2003 административное производство в отношении гр. В. по ч. 1 ст. 16.18 КоАП РФ было прекращено производство за истечением срока давности, автомобиль "Даймлер Бенц", явившийся предметом административного правонарушения, в соответствии с этим же постановлением Хакасской таможни был помещен на склад временного хранения.

Из материалов дела видно, что невывоз автомобиля "Даймлер Бенц" состоялся в силу того, что гр. В. попал в дорожно-транспортное происшествие и автомобиль стал технически неисправен, что подтверждено заключением эксперта.

Указанные факты судом оценены не были, хотя имели значение, поскольку предмет таможенного нарушения был помещен на временное хранение в связи с невывозом его за пределы Российской Федерации. А в соответствии с п. 6 статьи 283 Таможенного кодекса РФ (действующего в настоящее время) обратный вывоз временно ввезенных товаров, включая транспортные средства, может не осуществляться в случае, если указанные товары, включая транспортные средства, серьезно повреждены вследствие аварии или действия непреодолимой силы.

 

Выводы суда о том, что в соответствии с п. 13.4 ПДД при осуществлении поворота налево или развороте водители не обязаны руководствоваться сигналами светофора, признать ошибочными.

 

Решением суда постановление ГИБДД от 06.05.2004 о привлечении к административной ответственности гр. О. по ч. 2 ст. 118 КоАП РСФСР оставлено без удовлетворения, а жалоба без удовлетворения.

По обстоятельствам дела ДТП произошло на регулируемом светофором перекрестке. Гр. О., управляя автомобилем, выехала на перекресток и осуществляла поворот налево, столкновение произошло с автомобилем, движущимся во встречном направлении. Гр. О. обвинялась в том, что при осуществлении поворота налево не уступила дорогу транспорту, двигавшемуся во встречном направлении прямо.

Не признавая вину в совершении административного правонарушения, гр. О. утверждала, что выехала на перекресток на разрешающий сигнал светофора, остановилась, пропуская встречный транспорт. Когда загорелся красный сигнал светофора, она, освобождая перекресток, стала завершать поворот налево, в этот со встречного направления на запрещающий сигнал светофора выехал автомобиль под управлением гр. К., после чего произошло ДТП.

Суд, разрешая данное дело и отказывая в удовлетворении жалобы гр. О., указал, что в соответствии с п. 13.4 ПДД водители не обязаны руководствоваться сигналами светофора при осуществлении поворота налево или развороте, также указано, что в данном случае не имеет правового значения, на какой сигнал светофора движется встречный транспорт.

Решением Верховного суда Республики Хакасия решение суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 2.1 КоАП РФ административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

В соответствии с п. 13.3 ПДД перекресток, где очередность движения определяется сигналами светофора или регулировщика, считается регулируемым.

В соответствии с п. 6.2 ПДД круглые сигналы светофора имеют следующие значения:

Зеленый сигнал разрешает движение;

Зеленый мигающий сигнал разрешает движение и информирует, что время его действия истекает и вскоре будет включен запрещающий сигнал (для информирования водителей о времени в секундах, остающемся до конца горения зеленого сигнала, могут применяться цифровые табло);

Желтый сигнал запрещает движение, кроме случаев, предусмотренных пунктом 6.14 Правил, и предупреждает о предстоящей смене сигналов;

Желтый мигающий сигнал разрешает движение и информирует о наличии нерегулируемого перекрестка или пешеходного перехода, предупреждает об опасности;

Красный сигнал, в том числе мигающий, запрещает движение.

Сочетание красного и желтого сигналов запрещает движение и информирует о предстоящем включении зеленого сигнала.

В соответствии с п. 13.4 ПДД при повороте налево или развороте по зеленому сигналу светофора водитель безрельсового транспортного средства обязан уступить дорогу транспортным средствам, движущимся со встречного направления прямо и направо. Таким же правилом должны руководствоваться между собой водители трамваев.

В соответствии с п. 13.7 ПДД водитель, въехавший на перекресток при разрешающем сигнале светофора, должен выехать в намеченном направлении независимо от сигналов светофора на выходе с перекрестка.

По смыслу указанных выше норм, регулирующих порядок проезда регулируемого перекрестка, при проезде подобного перекрестка водители должны руководствоваться сигналами светофора, при осуществлении поворота налево на разрешающем сигнале поворота водитель обязан уступить дорогу встречному транспорту, при этом должен выехать в намеченном направлении вне зависимости от сигналов светофора на выходе с перекрестка. При условии, если водитель выполнял требования п. 13.7 ПДД, а водитель встречного транспорта в нарушение требований п. 13.3 и п. 6.2 ПДД выехал на перекресток на запрещающий сигнал светофора, нельзя говорить о том, что водитель, выполняющий требования п. 13.7 ПДД, виновен в нарушении требований п. 13.4 ПДД, поскольку он действовал в соответствии с требованиями Правил дорожного движения и не мог предвидеть возможность нарушения требований п. 13.3 и п. 6.2 ПДД водителем встречного транспорта.

Как видно из материалов дела, столкновение автомобилей произошло на регулируемом перекрестке.

В судебном заседании и своей жалобе гр. О. в обоснование своих доводов о невиновности в совершении административного правонарушения указывала на то, что, осуществляя поворот налево, выехала на перекресток на зеленый сигнал светофора, пропустила встречный транспорт, когда загорелся красный сигнал светофора для встречного транспорта, стала завершать свой маневр. Другой водитель в нарушение требований Правил дорожного движения выехал на перекресток на запрещающий сигнал светофора, при этом превысил допустимую скорость, что послужило причиной дорожно-транспортного происшествия.

На основании изложенного выводы суда о том, что в соответствии с п. 13.4 ПДД водители не обязаны руководствоваться сигналами светофора при осуществлении поворота налево или развороте, также о том, что не имеет правового значения, на какой сигнал светофора движется встречный транспорт, признаны не основанными на законе.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь