Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЗА ФЕВРАЛЬ 2005 ГОДА

 

Вопросы применения норм материального права

 

Договор ренты подлежит нотариальному удостоверению, а договор, предусматривающий отчуждение недвижимого имущества под выплату ренты, подлежит государственной регистрации.

23 января 2003 г. Л. и К. заключили договор пожизненного содержания с иждивением, по условиям которого Л. передает К. в собственность квартиру, находящуюся <...>, а К. обязана содержать Л. - обеспечивать ее продуктами питания, одеждой, лекарственными препаратами, медицинской помощью, а в случае смерти оплатить ритуальные услуги. 5 марта 2003 г. Л. умерла.

22 января 2004 г. Т. (внучка, умершей Л.) обратилась в суд с требованием о признании договора пожизненного содержания с иждивением недействительным.

Решением Свердловского районного суда г. Белгорода, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда, Т. отказано в удовлетворении заявленного требования.

Отменяя судебные постановления, президиум указал следующее.

Суд исходил из того и считал установленным, что договор пожизненного содержания с иждивением от 23.01.2003, заключенный между Л. и К., соответствует требованиям ст. ст. 601, 602 ГК РФ, ст. 44 Основ Законодательства РФ "О нотариате" и оснований для его признания недействительным в силу ст. ст. 167, 168 ГК РФ не имелось.

В нарушение ст. ст. 148, 150 ГПК РФ надлежащая подготовка дела к судебному разбирательству не проведена. В результате этого не определены обстоятельства, подлежащие выяснению, законы, которыми следует руководствоваться, не уточнены исковые требований.

Согласно ст. 601 ГК РФ по договору пожизненного содержания с иждивением получатель ренты - гражданин передает принадлежащие ему жилой дом, квартиру. земельный участок или иную недвижимость в собственность плательщика ренты, который обязуется осуществлять пожизненное содержание с иждивением гражданина и (или) указанного им третьего лица (лиц).

К договору пожизненного содержания с иждивением применяются правила о пожизненной ренте, если иное не предусмотрено законом.

Пожизненная рента может быть установлена на период жизни гражданина, передающего имущество под выплату ренты, либо на период жизни другого указанного им гражданина (ст. 596 ГК РФ).

Согласно ст. 584 ГК РФ договор ренты подлежит нотариальному удостоверению, а договор, предусматривающий отчуждение недвижимого имущества под выплату ренты, подлежит также государственной регистрации.

Таким образом, исходя из анализа указанных норм Гражданского кодекса РФ, оспариваемый договор подлежит государственной регистрации, права и обязанности возникают у сторон именно с этого момента, на что и указано в пункте 18 заключенного сторонами договора.

С учетом приведенных норм права вопрос о государственной регистрации спорного договора не рассматривался.

Обстоятельства регистрации договора в учреждении юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, момент регистрации права собственности на спорную квартиру в нарушение ст. 56 ГПК РФ на обсуждение сторон не выносились.

Между тем их выяснение имеет существенное значение для правильного разрешения спора.

 

Владельцы источника повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников третьим лицам

К., управляя автомобилем ЗАЗ-968 и следуя в направлении г. Шебекино на 25 км автодороги Белгород - Шебекино не справился с управлением автомобиля и выехал на встречную полосу движения, где совершил столкновение с автомобилем ВАЗ-2109 под управлением Н., двигавшемся во встречном направлении. В результате столкновения автомобили получили механические повреждения, а водитель автомобиля ВАЗ-2109 Н. и пассажир этого автомобиля Ч. телесные повреждения, повлекшие легкий вред здоровью.

С требованиями о возмещении вреда к К. в суд обратились Н. и Ч.

Решением мирового суда судебного участка N 1 Шебекинского района и г. Шебекино и дополнительным решением того же суда требования удовлетворены.

Апелляционным решением Шебекинского районного суда решение мирового суда в части взыскания материального ущерба, связанного с восстановлением и ремонтом автомобиля и судебными расходами с К. в пользу Н., изменено и с учетом имущественного положения К. в пользу Н. взыскано 20000 рублей.

В остальной части решение оставлено без изменения.

Взыскивая с К. компенсацию морального вреда в пользу Ч., являвшейся пассажиром автомобиля истца, суд сослался на ст. 151 ГК РФ и получение ею множественных травм.

При этом оставлены без внимания требования п. 3 ст. 1079 ГК РФ, согласно которому владельцы источника повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников третьим лицам по основаниям, предусмотренным п. 1 настоящей статьи.

П. 1 ст. 1079 ГК РФ устанавливает ответственность владельцев источников повышенной опасности по возмещению вреда без учета вины.

В нарушение требований ст. 56 ГПК РФ, обстоятельства получения телесных повреждений Ч., являвшейся пассажиром автомобиля Н., на обсуждение сторон не выносились, вопрос о привлечении водителя автомобиля ВАЗ-2109 к участию в деле в качестве ответчика с соблюдением правил ст. 40 ГПК РФ - не разрешался.

 

Действие статей 1085 - 1094 ГК РФ распространяется также на случаи, когда причинение вреда жизни и здоровью гражданина имело место до 1 марта 1996 года, но не ранее 1 марта 1993 года, и причиненный вред остался не возмещенным.

Решением суда частично удовлетворен иск Л. в интересах А. к ОАО "Белгородснаб" об индексации выплат в возмещение вреда по случаю потери кормильца.

Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее.

Судом установлено, что 23 марта 1988 года П., управляя автомобилем ГАЗ-3102 госномер <...>, принадлежащем Управлению Белгородглавснаб, совершил наезд на Б., смертельно его травмировав.

Решением Свердловского районного суда г. Белгорода от 16 апреля 1991 года с Управления "Белгородглавснаб" в пользу Л. на содержание дочери Б. - А. взысканы выплаты по случаю потери кормильца, начиная с 01 мая 1991 года до достижения ею 16-летнего возраста, а в случае продолжения учебы до 18 лет ежемесячно по 51 руб. 74 коп.

По состоянию на 1 июля 2001 года размер выплат составлял 311 руб. 76 коп., а с января 2001 года - 374 руб. 11 коп. Указанные размеры выплат стороны не оспаривают.

Ссылаясь на положения ст. ст. 1091, 318 ГК РФ, суд произвел увеличение размера выплат в возмещение вреда, причиненного потерей кормильца, применив коэффициенты роста МРОТ с 1 июля 2000 года по 1 мая 2002 года.

Такой вывод установленным обстоятельствам и требованиям закона не соответствует.

Согласно пункту 2 статьи 3 ГК РФ нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать настоящему Кодексу.

Суд ошибочно сослался в решении на п. 2 ст. 1091 ГК РФ. В соответствии с ч. 2 ст. 12 Федерального Закона "О введении в действие части второй Гражданского кодекса РФ" действие статей 1085, 1094 ГК РФ распространяется также на случаи, когда причинение вреда жизни и здоровью гражданина имело место до 1 марта 1996 года, но не ранее 1 марта 1993 года, и причиненный вред остался не возмещенным.

 

При признании наследника, принявшим наследство, суд определяет доли всех наследников в наследственном имуществе и при необходимости определяет меры по защите прав нового наследника на получение причитающейся ему доли наследства. Ранее выданные свидетельства о праве на наследство признаются судом недействительными.

М. обратилась в суд с иском о восстановлении срока для принятия наследства, сославшись на то обстоятельство, что 27 мая 2003 г. умер ее сын В. Еще при жизни сына 19.11.2002 состоялось решение суда, оставленное 15.01.2003 без изменения судебной коллегией по гражданским делам Белгородского областного суда, в соответствии с которым ему отказано в иске о взыскании суммы долга в размере 24000 руб. Позднее указанные судебные постановления были отменены Президиумом Белгородского областного суда и дело возвращено на новое рассмотрение в Яковлевский районный суд. В настоящее время производство по данному гражданскому делу приостановлено до определения правопреемника умершего М. Срок для принятия наследства она пропустила из-за своей юридической неграмотности.

Решением суда требования М. удовлетворены, ей восстановлен срок для принятия наследства, оставшегося после смерти сына, умершего 27.05.2003.

Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее.

В соответствии с требованиями ст. 195 ГПК РФ решение является законным и обоснованным в том случае, если оно вынесено при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые принадлежат применению к данному правоотношению. Обоснованным решение следует признавать тогда, когда в нем отражены имеющие значение для данного дела факты, подтвержденные проверенными судом доказательствами, удовлетворяющими требования закона об их относимости и допустимости, а также когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Удовлетворяя требования М. о восстановлении срока для принятия наследства, суд первой инстанции сослался на положения ст. 1155 ГК РФ, однако при этом не мотивировал свои выводы надлежащим образом.

В соответствии с требованиями ст. 1155 ГК РФ по заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства (статья 1154), суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали.

При признании наследника, принявшим наследство, суд определяет доли всех наследников в наследственном имуществе и при необходимости определяет меры по защите прав нового наследника на получение причитающейся ему доли наследства (пункт 3 настоящей статьи). Ранее выданные свидетельства о праве на наследство признаются судом недействительными.

Судом первой инстанции не исследовано и не установлено: когда и какое конкретно наследственное имущество принято заявительницей, ибо в данном случае оспариваемый размер долга не относится к наследственному имуществу (отсутствует вступившее в законную силу решение суда по данному вопросу). Не дано правовой оценки доводам заявительницы о причинах пропуска срока, исходя из ее утверждения о том, что она знала о наличии спора в суде еще при жизни наследодателя. Судом не установлено место, где открылось наследство, наследственное имущество и имеются ли лица, уже принявшие его.

Фактически в нарушение требований ст. 12 ГПК РФ М. не разъяснен способ правовой защиты своих прав.

При таких обстоятельствах решение суда нельзя признать законным и обоснованным.

 

Принятию решения по пересмотру размеров ставок и тарифов на жилищно-коммунальные услуги должна предшествовать проводимая в обязательном порядке экспертиза экономической обоснованности тарифов на товары и услуги, учитываемых при оплате соответствующих услуг.

Решением суда заявление У. об оспаривании решений Белгородского городского Совета депутатов от 30 декабря 2003 года N 7 и от 27 января 2004 года N 11 оставлено без удовлетворения.

Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее.

При разрешении спора судом не соблюдены требования ст. 246 п. 3 ГПК РФ, которая предусматривает, что при рассмотрении и разрешении дел, возникающих из публичных правоотношений, суд не связан основаниями и доводами заявленных требований. В нарушение ст. 56 ГПК РФ судом не определены все юридически значимые обстоятельства и не применены нормы материального права, подлежащие применению.

В соответствии с п. 8 Постановления Правительства РФ N 887 от 02.08.1999 "О совершенствовании системы оплаты жилья и коммунальных услуг и мерах по социальной защите населения" принятию решения по пересмотру размеров ставок и тарифов на жилищно-коммунальные услуги должна предшествовать проводимая в обязательном порядке экспертиза экономической обоснованности тарифов на товары и услуги, учитываемых при оплате соответствующих услуг.

Согласно ст. 15 ФЗ "Об основах федеральной жилищной политики" пересмотр или изменение цен на содержание, ремонт жилья, наем жилых помещений и тарифов на коммунальные услуги в жилых помещениях может осуществляться, как правило, не чаще одного раза в год одновременно с принятием решения об утверждении местного бюджета и только на основании независимой экспертизы фактических затрат на содержание, ремонт жилья и оказание коммунальных услуг. Не допускается изменение этих цен и тарифов в течение финансового года без одновременного внесения изменений и дополнений в нормативные правовые акты о местном бюджете на текущий финансовый год.

 

В тариф на услуги по предоставлению в пользование жилых помещений в жилищном фонде всех форм собственности в который входит: плата с собственника жилого помещения либо нанимателя жилого помещения за услуги по содержанию общего имущества жилого дома (подвалов, чердаков, подъезда, крыш и т.д.). В структуру тарифа входят: ремонт и обслуживание внутридомового инженерного оборудования, благоустройство и обеспечение санитарного состояния жилых зданий и придомовых территорий, общеэксплуатационные расходы.

В случае если при подаче заявления в суд будет установлено, что имеет место спор о праве, подведомственный суду, судья оставляет заявление без движения и разъясняет заявителю необходимость оформления искового заявления.

Решением суда удовлетворено заявление А. об оспаривании действий МУП по РЭЖФ N 4 г. Белгорода. Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее. Истица является собственником квартиры <...>.

Указанный дом обслуживает МУП по РЭЖФ N 4 г. Белгорода, которое начисляет и взимает с истицы платежи за услуги по предоставлению в пользование жилых помещений в жилищном фонде в размере 100%.

Федеральный закон "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" предусматривает, что инвалидам и семьям, имеющим детей-инвалидов, предоставляется скидка не ниже 50 процентов с квартирной платы (в домах государственного, муниципального и общественного жилищного фонда) и оплаты коммунальных услуг (независимо от принадлежности жилищного фонда), а в жилых домах, не имеющих центрального отопления, - со стоимости топлива, приобретаемого в пределах норм, установленных для продажи населению.

Оспаривая действия МУП РЭЖФ N 4 по начислению и оплате услуг по предоставлению в пользование жилого помещений в размере 100% А. в порядке, предусмотренном главой 25 ГПК РФ, просила признать их незаконными и обязать предоставлять указанные услуги с оплатой в размере 50%.

Указанное заявление рассмотрено в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений.

Между тем, согласно п. 3 ст. 247 ГПК РФ, в случае если при подаче заявления в суд будет установлено, что имеет место спор о праве, подведомственный суду, судья оставляет заявление без движения и разъясняет заявителю необходимость оформления искового заявления с соблюдением требований статей 131 и 132 настоящего Кодекса. В случае если при этом нарушаются правила подсудности дела, судья возвращает заявление.

Содержат ли спорные правоотношения спор о праве суд, разрешая заявление, не определил.

Признавая оспариваемые действия МУП РЭЖФ N 4 незаконными и, возлагая на МУП РЭЖФ N 4 обязанность по предоставлению А. скидки по оплате услуг по предоставлению в пользование жилого помещений, суд сослался на то, что в указанную услугу входит ремонт и обслуживание внутридомового инженерного оборудования, благоустройство и обеспечение санитарного состояния жилых зданий и придомовых территорий, общеэксплуатационные расходы, что относится к коммунальным услуги.

Такой вывод установленным обстоятельствам и требованиям приведенных нормативно-правовых актов не соответствует.

Решением Белгородского городского Совета депутатов от 27 января 2004 года N 11 "О тарифах на жилищно-коммунальные услуги для населения г. Белгорода" утвержден тариф на услуги по предоставлению в пользование жилых помещений в жилищном фонде всех форм собственности, в который входит: плата с собственника жилого помещения либо нанимателя жилого помещения за услуги по содержанию общего имущества жилого дома (подвалов, чердаков, подъезда, крыш и т.д.). В структуру тарифа входят: ремонт и обслуживание внутридомового инженерного оборудования, благоустройство и обеспечение санитарного состояния жилых зданий и придомовых территорий, общеэксплуатационные расходы.

Обосновывая решения положениями, содержащимися в Общероссийском классификаторе услуг населению N ОК 002-93, суд указанные обстоятельства на обсуждение не поставил.

В кассационной жалобе МУП РЭФЖ N 4 ссылается на то, что Общероссийский классификатор услуг населению в жилищные услуги включает: содержание и текущий ремонт, включая места общего пользования в жилых зданиях, за счет средств по оплате жилья; капитальный ремонт, включая места общего пользования в жилых зданиях, за счет средств по оплате жилья; ремонт и эксплуатация лифтов; противопожарные мероприятия; предоставление услуг внутридомового освещения мест общего пользования в жилых зданиях; эксплуатация и ремонт мусоропроводов; сбор бытовых отходов; вывоз твердых и жидких бытовых отходов; уборка внутриподъездных и придомовых площадей; уборка газонов, детских, спортивных хозяйственных и др. площадок; санитарно-гигиеническая очистка жилых зданий и придомовых территорий; содержание и уход за зелеными насаждениями придомовых территорий.

Указанные услуги в имеющемся в материалах дела тексте Общероссийского классификатора услуг населению отсутствуют.

Обстоятельства о предоставлении услуг, отнесенных классификатором к жилищным услугам, судом в соответствии с требованиями ст. ст. 12, 56 ГПК РФ оставлено без исследования.

При таких обстоятельствах решение суда нельзя признать законным и обоснованным.

 

Решение о порядке владения, пользования земельным участком, находящимся в долевой собственности, а также о местоположении его части, в границах которой в первоочередном порядке выделяются земельные участки в счет доли в праве общей собственности на земельный участок, принимается общим собранием участников долевой собственности

Решением суда удовлетворен иск К., В. и Б. к колхозу "Прогресс" о выделе земельной доли в натуре. Суд обязал колхоз "Прогресс" выделить им земельный участок площадью 15 га, расположенный с южной стороны с. Новоясеновка, на поле N 6 контура 31. Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее. В соответствие со ст. 56 ГПК РФ на суд возлагается обязанности по определению юридического значения фактических обстоятельств дела и разъяснение каждой стороне обязанность их доказывания. Суд должен определить полный объем юридически значимых по делу фактов и вынести их на обсуждение, если стороны по незнанию закона или иным причинам на них не ссылались.

Удовлетворяя требование К. и В. о выделении им земельного участка на поле N 6 контура 31, суд исходил из того, что истцы имеют намерение передать свои земельные доли КФХ "Ильино", земли которого примыкают к земельному массиву контура N 31 поля N 6, а потому такое место расположения выделяемого земельного участка будет целесообразным и отвечать интересам выделяющихся собственников земельных долей. При этом суд исходил из положений ст. 13 ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения", которая предусматривает порядок выдела земельной доли.

Однако судом не учтены положения ст. 13 ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" во взаимосвязи ст. 14 этого Закона, в соответствии с которой решение о порядке владения, пользования земельным участком, находящимся в долевой собственности, а также о местоположении его части, в границах которой в первоочередном порядке выделяются земельные участки в счет доли в праве общей собственности на земельный участок, принимается общим собранием участников долевой собственности. Из смысла указанных норм следует, что судом может рассматриваться спор о местоположении выделяемого земельного участка в счет доли в границах того земельного массива, который определен общим собранием сособственников для выделения земельных долей в первоочередном порядке. Из материалов дела усматривается, что такое решение общим собранием сособственников принималось 29 марта 2004 года, и определено первоначальное место земельного массива для выделения земельных долей на поле N 4 контура 21.

Из искового заявления истцов усматривается, что по существу они не согласны с принятым общим собранием решением, которым им отказано в выделении земельных долей на участке N 6 контра 31 возле села Новоясеновка. Однако судом не уточнены их исковые требования и не разъяснено право на обжалование указанного решения.

Удовлетворяя иск о выделе земельного участка, судом не указаны межевые границы выделяемого земельного участка, что влияет на исполнимость принятого решения. Межевое дело на выделяемый земельный участок в материалах дела отсутствует.

 

Вторая пенсия (по старости) наряду с пенсий по инвалидности (а не вместо нее, как предусмотрено ст. 10 Федерального закона от 15.12.2001 N 166-ФЗ) может быть назначена с уменьшением возраста выхода на пенсию на 5 лет (есть с 55 лет)

Решением суда признано за Г. право на получение второй пенсии - по старости и на Управление Пенсионного фонда РФ по Ракитянскому району возложена обязанность произвести назначение и выплату этой пенсии с 1 февраля 2004 г.

Суд признал право Г. на получение второй пенсии - по старости в соответствии с подпунктом 2 пункта 2 статьи 10 Федерального закона от 15.12.2001 N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации", предусматривающим право граждан, ставших инвалидами вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, получать пенсию по старости по достижении возраста 50 и 45 лет (соответственно мужчинам и женщинам) при наличии трудового стажа не менее пяти лет.

Удовлетворяя требования истца, суд сослался на то, что Г. пунктом 2 части 1 статьи 29 Закона РФ от 15.05.1991 N 1244-1 "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", гарантировано назначение пенсий в порядке, установленном законодательством РФ для граждан, ставших инвалидами вследствие военной травмы. А согласно п. п. 1 п. 3 ст. 3 Федерального закона от 15.12.2001 N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" граждане, ставшие инвалидами вследствие военной травмы, имеют право на одновременное получение двух пенсий.

Однако при этом не учтено, что предусмотренная подпунктом 2 пункта 2 статьи 10 Федерального закона от 15.12.2001 N 166-ФЗ пенсия по старости гражданам, ставшим инвалидами вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, по достижении возраста 50 и 45 лет (соответственно мужчинам и женщинам) при наличии трудового стажа не менее пяти лет (право на получение которой признано за истцом решением суда) может быть назначена вместо пенсии по инвалидности (ч. 3 ст. 10 указанного Закона), а не наряду с нею.

Пунктом 1 части 3 статьи 3 Федерального закона от 15.12.2001 N 166-ФЗ гражданам, ставшим инвалидами вследствие военной травмы, предоставлено право на одновременное получение двух пенсий - по инвалидности и трудовой пенсии по старости.

Трудовая пенсия по старости назначается в настоящее время в соответствии нормами Федерального закона от 17.12.2001 "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".

При этом гражданам, принимавшим участие в работах по ликвидации последствий чернобыльской катастрофы, согласно ст. 30 Закона РФ от 15.05.1991 N 1244-1 "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" трудовые пенсии по возрасту назначаются с уменьшением возраста выхода на пенсию (при наличии необходимого стажа работы) в зависимости от периода участия в работах по ликвидации последствий катастрофы (1986 - 1988 г.г. и 1988 - 1990 г.г.) на 10 и на 5 лет.

Г. принимал участие в работах по ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС. Следовательно, Г. вторая пенсия (по старости) наряду с пенсий по инвалидности (а не вместо нее, как предусмотрено ст. 10 Федерального закона от 15.12.2001 N 166-ФЗ) может быть назначена с уменьшением возраста выхода на пенсию на 5 лет (п. 1 ч. 2 ст. 30 Закона РФ от 15.05.1991 N 1244-1), то есть с 55 лет.

В настоящее время истец этого возраста не достиг, следовательно, отсутствуют предусмотренные законом основания для назначения ему второй пенсии - по старости.

 

Процессуальные вопросы

 

Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Определением суда С. возвращено заявление об оспаривании действий должностного лица по основанию, что им не соблюден досудебный порядок урегулирования спора, отсутствует письменный ответ должностного лица на заявление. Отменяя определение, судебная коллегия указала следующее. По положению ст. ст. 46, 47 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. В силу статьи 135 ГПК РФ судья возвращает заявление в случае, если истцом не соблюден установленный федеральным законом для данной категории споров или предусмотренный договором сторон досудебный порядок урегулирования спора либо истец не представил документы, подтверждающие соблюдение досудебного порядка урегулирования спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом для данной категории споров или договоров.

Таким образом, условиями права на предъявление иска, то есть на возбуждение процесса, является соблюдение истцом досудебного порядка урегулирования спора либо представления документов, подтверждающих соблюдение этого порядка, когда это предусмотрено федеральным законом. В определении о возвращении С. заявления не указан закон, в силу которого заявитель до обращения в суд обязан был соблюсти досудебный порядок урегулирования спора или представить документы, подтверждающие соблюдение этого порядка. При этом судья оставил без внимания как положения статей 46, 47 Конституции РФ, так и закрепленное в статье 254 ГПК РФ право гражданина на непосредственное обращение в суд с заявлением об оспаривании действий должностных лиц.

 

Иски о правах на здания, в том числе жилые и нежилые помещения, строения, сооружения, другие объекты, прочно связанные с землей, предъявляются в суд по месту нахождения этих объектов.

Определением судьи Алексеевского районного суда М. возвращено его исковое заявление в связи с неподсудностью спора этому суду. Как указано в определении, с данным заявлением М. следует обратиться в Белгородский районный суд, по месту жительства ответчицы. Отменяя определение, президиум указал следующее.

Определение постановлено с существенным нарушением норм процессуального права.

В соответствии со ст. 30 ГПК РФ иски о правах на здания, в том числе жилые и нежилые помещения, строения, сооружения, другие объекты, прочно связанные с землей, предъявляются в суд по месту нахождения этих объектов.

Как усматривается из искового заявления, спорное помещение расположено по ул. Некрасова в г. Алексеевка. Спор вытекает из договора жилищного найма, то есть связан с правом на жилое помещение. Таким образом, исковое заявление подлежит разрешению Алексеевским районным судом.

 

Иски о возмещении вреда здоровья могут предъявляться истцом также в суд по месту его жительства или месту причинения вреда.

Определением суда возвращено Г. его исковое заявление ввиду неподсудности спора Свердловскому районному суду г. Белгорода. В определении указано, что спор подлежит разрешению компетентным судом г. Москвы по месту нахождению ответчиков. Возвращая Г. исковое заявление, суд исходил из того, что в соответствии со ст. 28 ГПК РФ иск к организации предъявляется по месту ее нахождения. Ответчики - Министерство финансов РФ и Правительство РФ находятся в г. Москва. Следовательно, спор подлежит разрешению в суде по месту нахождения ответчика. В соответствии со ст. 135 ч. 1 п. 2 ГПК РФ суд возвращает исковое заявление, если дело неподсудно данному суду. Выводы определения противоречат обстоятельствам дела и требованиям процессуального закона. Как усматривается из материалов, дело Г. является участником ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. Его требование к Министерству Финансов РФ и Правительству РФ основаны на ст. 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", которая гарантирует компенсации и льготы гражданам, получившим или перенесшим лучевую болезнь и другие заболевания, связанные с лучевой нагрузкой, и инвалидам.

В соответствии с Постановлением Конституционного Суда РФ N 18-П от 01.12.1997 установление в Законе Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" обязанности государства возмещать вред, причиненный гражданам вследствие чернобыльской катастрофы, посредством установленных Законом денежных и других материальных компенсаций и льгот должно обеспечить потерпевшим полное восстановление их нарушенных прав. Следовательно, независимо от того, о каких способах возмещения идет речь в оспариваемом Законе - о льготах, денежных (материальных) компенсациях, других денежных доплатах к социальным выплатам, все они входят в объем возмещения вреда на основе принципа максимально возможного использования государством имеющихся средств для обеспечения достаточности такого возмещения. Из данного Конституционным судом РФ толкования положений Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", требование Г. связано с возмещением ему вреда. Согласно ст. 29 ГПК РФ иски о возмещении вреда здоровья могут предъявляться истцом также в суд по месту его жительства или месту причинения вреда.

 

В случае если последний день процессуального срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается следующий за ним рабочий день.

Пропуск срока для обращения в суд к основаниям возвращения искового заявления законом не отнесен.

Определением суда Г. возвращено заявление об отказе в совершении нотариальных действий по основанию, что им пропущен установленный статьей 310 ГПК РФ десятидневный срок для обращения в суд, при этом в заявлении отсутствует просьба о восстановлении срока. Отменяя определение, президиум указал следующее. В силу ст. 108 ГПК РФ в случае, если последний день процессуального срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается следующий за ним рабочий день.

Как установлено, Г. стало известно об отказе в совершении нотариального действия 3 ноября 2004 года, в суд с заявлением он обратился 15 ноября 2004 года.

Последний день процессуального срока - 13 ноября 2004 года - не рабочий день (суббота), следующий за ним рабочий день - 15 ноября 2004 года. Следовательно, днем окончания срока считается 15 ноября 2004 года, а срок обращения в суд Г. пропущен не был.

Таким образом, судья, признавая срок пропущенным, неправильно применил закон об исчислении процессуального срока, установленного для обращения в суд с заявлением об отказе в совершении нотариального действия. Статьей 135 ГПК РФ предусмотрен исчерпывающий перечень оснований возвращения искового заявления. Пропуск срока для обращения в суд к таковым основаниям не отнесен. Исследование фактов пропуска сроков обращения в суд может иметь место в предварительном судебном заседании или судебном заседании (ст. ст. 152, 198 ГПК РФ).

В определении суда необоснованно применена аналогия закона, а именно ст. ст. 324, 342 ГПК РФ. В соответствии со ст. 263 ГПК РФ дела особого производства рассматриваются и разрешаются судом по общим правилам искового производства с особенностями, установленными главами 27 - 38 ГПК РФ. Следовательно, по настоящему делу должна применяться ст. 135 ГПК РФ, которой непосредственно урегулирован порядок и основания возвращения заявления.

 

Предметом доказывания со стороны истца, заявившего ходатайство об обеспечении иска, является невозможность исполнения решения суда вследствие действий ответчика.

Определением суда в обеспечение иска наложен арест на автомобиль "Хонда", являющийся предметом спора по иску В. к М. и другим наследникам его умершего брата о признании договора купли-продажи автомобиля "Хонда" состоявшимся и признании права собственности. Автомобиль передан на ответственное хранение А. без права эксплуатации.

Отменяя определение, судебная коллегия указала следующее.

В соответствии со ст. 139 ГПК РФ по заявлению лиц, участвующих в деле суд может принять меры по обеспечению иска, если непринятие таких мер может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда.

Содержание этого юридического действия состоит в том, что им защищаются права истца на тот случай, когда ответчик будет действовать недобросовестно или когда вообще непринятие мер может повлечь невозможность исполнения судебного акта. Предметом доказывания истцом, заявившим ходатайство об обеспечении иска, является невозможность исполнения решения суда вследствие действий ответчика.

Таких обстоятельств по делу не установлено.

Ответчики, в том числе и М., никаких действий в отношении автомобиля не совершали, так как автомобиль находился у А., изъят у него работниками ГИБДД, помещен на стоянку. У ответчицы автомобиля не было, она им не пользовалась, фактов совершения с ее стороны недобросовестных действий, могущих привести к невозможности исполнения судебного решения, не приведено ответчиком и не установлено судом. Ссылка истца на то, что машина содержалась на стоянке в ненадлежащих условиях не подтверждена доказательствами, этот довод судом не проверялся, обоснования передачи машины А. в определении не имеется. Таким образом, машина передана истцу без обоснования.

Иск, с которым обратился А., по существу не разрешен, право на автомобиль у него еще не возникло. В то же время, машина приобретена супругами в период брака, а М. является наследницей по закону на имущество умершего мужа. При таких обстоятельствах, судебная коллегия, признавая, целесообразным наложение ареста на автомобиль, определила, что данное транспортное средство должен быть передан на хранение М., как наследнице по закону, без права его эксплуатации.

 

Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда.

В решении суда должна быть отражена оценка доказательств, мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

П. уволен из таможенных органов по п. п. 11 п. 2 ст. 48 ФЗ "О службе в таможенных органах РФ" за однократное грубое нарушение дисциплины, выразившееся в нахождении на службе 15.07.2003 в нетрезвом состоянии.

Считая увольнение незаконным, П.А. обратился в суд с иском о восстановлении на работе.

Решением Свердловского районного суда г. Белгорода, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда, в удовлетворении заявленных требований П.А. отказано.

Отменяя судебные постановления, президиум указал следующее.

Разрешая спор, суд посчитал установленным факт нахождения истца на службе в состоянии алкогольного опьянения. В обоснование данного вывода приведены в качестве доказательств протокол медицинского освидетельствования и показания свидетелей.

При этом заслуживают внимания доводы жалобы о несоблюдении судом требований ст. 55 ГПК РФ, в соответствии с которыми доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда.

Порядок медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения установлен Временной инструкцией от 01.09.1988 и Методическими указаниями к ней.

Отвечает ли их требованиям протокол медицинского освидетельствования, согласно которому установлен факт употребления алкоголя истцом, но не выявлены признаки опьянения - в решении суда не указано.

Между тем такое заключение возможно только на основании выявления одного из следующих совокупностей признаков:

- наличие отдельных признаков действия алкоголя (например, таких, как покраснение склер глаз, горизонтальный нистагм, положительная проба Ташена, нарушение координаторных проб и др.) в сочетание с запахом алкоголя или перегара изо рта и выявлением алкоголя в выдыхаемом воздухе не менее, чем двумя различными методами (например, показания прибора ППС-1, индикаторных трубок "Контроль трезвости" и трубок Мохова-Шинкаренко, реакция Рапопорта) при обязательном двукратном проведении этих проб с интервалом в 20 - 30 минут;

- наличие запаха алкоголя или перегара изо рта в сочетании с положительной реакцией на алкоголь в выдыхаемом воздухе при двукратном проведении одной из индикаторных проб с интервалом в 20 - 30 минут (на приборе ППС-1, с помощью индикаторных трубок трезвости и трубок Мохова-Шинкаренко, реакции Рапопорта), подтвержденной положительными результатами газохроматографического определения алкоголя в моче.

Как усматривается из протокола медицинского освидетельствования результаты повторного исследования выдыхаемого воздуха методом Рапопорта - отсутствуют.

Заслуживают внимания и доводы надзорной жалобы об отсутствии в решении суда мотивов, по которым суд отверг показания свидетелей Ш., П.Б., Л., находившихся в смене с истцом и однозначно показавших, что в служебное время П.А. был трезв.

Между тем, в соответствии с п. 4 ст. 67, п. 4 ст. 198 ГПК РФ в решении суда должна быть отражена оценка доказательств, мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

 

Не допускается отказ от иска под условием.

Суд обязан выяснить причины, побудившие истцов отказаться от заявленных требований.

Определением Губкинского городского суда Белгородской области принят отказ от иска М. и Л.А. и прекращено производство по делу по иску М., Л.А. к своим родителям Л.Б. и В. о признании недействительным договора приватизации квартиры.

Отменяя определение, президиум указал следующее.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ, основаниями для отмены судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального и процессуального права.

Из материалов дела видно, что истцы просили суд признать недействительным договор приватизации квартиры, ссылаясь на свое заблуждение относительно последствий отказа от приватизации. В своих заявлениях суду истцы от заявленных требований отказались в связи с добровольным разрешением спора. Из обжалуемого определения следует, что отказ от иска совершен под условием, что ответчики передадут в собственность истцов по 1/4 доли спорной квартиры.

Принимая отказ от иска, суд оставил без внимания положения ст. 39, 173 ГПК РФ, в соответствии с которыми суд обязан выяснить причины, побудившие истцов отказаться от заявленных требований.

Указывая в определении на отказ от иска под условием, суд не выяснил у сторон их действительное волеизъявление и не вынес на их обсуждение, как того требует п. 2 ст. 56 ГПК РФ, вопрос о заключении мирового соглашения.

 

Заявление о восстановлении пропущенного процессуального срока на подачу надзорной жалобы подается в суд, рассмотревший дело по первой инстанции (ч. 4 ст. 112 ГПК РФ).

Определением судьи постановлено возвратить заявление С. о восстановлении срока обжалования в порядке надзора решения Старооскольского городского суда от 6 декабря 2002 года. Заявителю разъяснено его право обратиться с заявлением о восстановлении процессуального срока в суд надзорной инстанции.

Отменяя определение, судебная коллегия указала следующее.

Из материалов дела видно, что С. ставит вопрос о восстановлении процессуального срока обжалования решения Старооскольского городского суда от 6 декабря 2002 года, вступившего в законную силу 21.01.2003, т.е. с момента вынесения кассационного определения.

В соответствии с ч. 1 и ч. 2 ст. 112 ГПК РФ лицам, пропустившим установленный федеральным законом процессуальный срок по причинам, признанным судом уважительными, пропущенный срок может быть восстановлен. Заявление о восстановлении пропущенного процессуального срока подается в суд, в котором надлежало совершить процессуальное действие. Судом, рассмотревшим дело по первой инстанции является Старооскольский городской суд и соответственно этим судом и должно быть рассмотрено заявление о восстановлении процессуального срока для обжалования судебного постановления. В связи с изложенным, доводы в жалобе о необоснованном возвращении заявления следует признать обоснованными и подлежащими удовлетворению.

 

Лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина, и считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело.

Решением Ровеньского районного суда постановление инспектора ОГИБДД Ровеньского РОВД в отношении К. и С. оставлено без изменения, а их жалобы без удовлетворения.

Решение отменено по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 24.1 КоАП РФ задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом.

Судом при вынесении оспариваемого решения не в полной мере соблюдены указанные требования закона.

При постановлении решения суд исходил из того, что правонарушителями С. и К. не представлены в полном объеме доказательства своей невиновности, они отказались от проведения автотехнической экспертизы, а имеющиеся доказательства не позволили судье всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело.

Между тем, такой вывод суда не основан на законе и противоречит презумпции невиновности.

В соответствии с требованиями ст. 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина, и считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело. Лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

С учетом изложенного бремя доказывания возлагается на субъект публичной власти (орган, должностное лицо), а субъект, привлекаемый к ответственности, не обязан оправдываться, доказывать свою невиновность. Следовательно его нельзя понуждать представлять доказательства. А отказ от участия в доказывании не может влечь для лица, привлекаемого к ответственности, негативных последствий.

Исходя из содержания и смысла ст. 26.4 КоАП РФ в случаях, если при производстве по делу об административном правонарушении возникает необходимость в использовании специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле, судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, выносят определение о назначении экспертизы. Установив, что выяснение обстоятельств дела невозможно без производства экспертизы, они обязаны ее назначить. Нормы административного законодательства не предусматривают возможность проведения экспертизы только по ходатайству лиц, участвующих в деле. Экспертиза может быть проведена и по инициативе суда.

В нарушение действующего административного законодательства к участию в деле не был привлечен орган, привлекавший С. и К. к административной ответственности ОГИБДД Ровеньского РОВ, на который и возложена обязанность доказать их виновность в нарушении ПДД РФ.

В материалах дела имеются взаимоисключающие показания свидетелей В. и Д. относительно замеров тормозного пути автомобиля С. Однако эти противоречия не устранены судом. Судом не учтены те обстоятельства, что в схеме ДТП имеются не оговоренные исправления в замерах.

 

Апелляционное производство

 

Апелляционная жалоба должна быть подана в мировой суд в течение 10 дней со дня принятия решения в окончательной форме. Если указанный срок пропущен и в жалобе не содержится просьбы о его восстановлении, она возвращается лицу, ее подавшему. Положения главы 39 ГПК РФ не предусматривают возможности подачи жалобы непосредственно в суд апелляционной инстанции.

Решением Октябрьского районного суда г. Белгорода З. восстановлена на работе в должности инженераконструктора 1 категории специального конструкторского отдела котлостроения ОАО "Энергомашкорпорация".

Приказом N 38к от 14 мая 2004 г. она привлечена к дисциплинарной ответственности за прогул, совершенный 19.04.2004.

20.04.2004 издан приказ о простое инженера-конструктора 1 категории специального конструкторского отдела котлостроения З. с определением места простоя в комнате N 407 административного корпуса и оплатой времени простоя в размере не менее 2/3 средней заработной платы.

Указанные приказы истица оспорила в мировом суде.

Решением мирового суда судебного участка N 4 Западного округа г. Белгорода упомянутые приказы отменены.

Руководство ОАО "Энергомашкорпорация" обязано восстановить нарушенные права З. и предоставить ей работу в соответствии с вступившим в законную силу решением Октябрьского районного суда г. Белгорода.

С ОАО "Энергомашкорпорация" в пользу З. взысканы 16378 руб. за время вынужденного прогула с 19.04. по 17.05.2004, 5000 руб. в возмещение морального вреда, 50 руб. в возврат госпошлины и 701 руб. 34 коп. госпошлины в доход местного бюджета.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Апелляционным решением Октябрьского районного суда г. Белгорода решение мирового суда отменено с вынесением нового решения, которым отменен приказ N 38-к от 14.05.2004.

В пользу З. с ответчика взыскана 1000 руб. в возмещение морального вреда и 1010 руб. госпошлины в доход федерального бюджета.

В удовлетворении остальной части требований отказано.

Отменяя апелляционное решение, президиум указал следующее.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Из материалов дела усматривается подача в мировой суд апелляционной жалобы представителем ответчика 21.06.2004.

В данной жалобе указано на ее предварительный характер и не приводится доводов, по которым представитель ответчика считает решение суда незаконным и необоснованным.

С указанной жалобой дело направлено в суд апелляционной инстанции.

В ходе судебного разбирательства 06.10.2004 апелляционным судом принята подробная апелляционная жалоба ответчика.

Доводы надзорной жалобы о существенном нарушении норм процессуального права, регулирующих порядок и сроки подачи апелляционной жалобы, заслуживают внимания. В соответствии со ст. ст. 321 - 324 ГПК РФ апелляционная жалоба должна быть подана в мировой суд в течение 10 дней со дня принятия решения в окончательной форме. Если указанный срок пропущен и в жалобе не содержится просьбы о его восстановлении, она возвращается лицу, ее подавшему.

Положения главы 39 ГПК РФ не предусматривают возможности подачи жалобы непосредственно в суд апелляционной инстанции. По мнению автора жалобы, поданная в мировой суд апелляционная жалоба, должна была быть оставлена без движения по основаниям, предусмотренным ст. 323 ГПК РФ, а жалоба, поданная непосредственно в суд апелляционной инстанции принятию не подлежала. Вопрос о соблюдении срока подачи апелляционной жалобы либо о его восстановлении подлежал разрешению мировым судом.

Отменяя решение мирового суда в полном объеме и принимая такое же решение относительно приказа N 38-к от 14.05.2004, суд апелляционной инстанции не указал доводы, по которым решение мирового суда в указанной части подлежало отмене.

В апелляционном решении, в нарушение ст. 198 ГПК РФ, не содержится выводов относительно незаконности суждений мирового суда о необходимости предоставления работы истице согласно решению суда от 16.04.2004, которым она восстановлена на работе в прежней должности.

Убедительными являются доводы надзорной жалобы об отсутствии правовой оценки в апелляционном решении доводов истицы об изменении работодателем в одностороннем порядке существенных условий трудового договора, в соответствии с которым она должна выполнять работу, обусловленную данным договором.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь