Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЗА ФЕВРАЛЬ 2005 ГОДА

 

Вопросы применения норм материального права

 

При приведении приговора в соответствие с действующим законодательством уголовный закон, ухудшающий положение лица, не подлежит применению (ст. 10 УК РФ).

К. осужден по ст. 158 ч. 4 п. "б" УК РФ (в ред. ФЗ от 2002 года) к лишению свободы сроком на 5 лет.

Постановлением Алексеевского районного суда приговор приведен в соответствие с действующим законодательством.

Его действия со ст. 158 ч. 4 УК РФ (в ред. ФЗ от 2002 года) переквалифицированы на ст. 158 ч. 2 п. п. "в", "г" УК РФ (в ред. ФЗ от 08.12.2003) и назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет.

В надзорной жалобе осужденный просил постановление изменить ввиду суровости назначенного наказания.

Президиум областного суда приговор изменил по следующим основаниям.

Приговором суда от 3 марта 2003 года наказание К. назначено по ст. 158 ч. 4 п. "б" УК РФ в минимальных пределах санкции статьи в виде лишения свободы сроком на 5 лет.

Изменяя приговор и квалифицируя действия осужденного по ст. 158 ч. 2 п. п. "в", "г" УК РФ (в ред. ФЗ от 08.12.2003) суд назначил ему наказание в максимальных пределах санкции статьи (в виде лишения свободы сроком на 5 лет), что ухудшает положение последнего, а согласно ст. 10 УК РФ уголовный закон, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет и, следовательно, не подлежит применению.

С учетом изложенного, президиум областного суда снизил назначенное К. наказание.

В соответствии со ст. 9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

Как видно из постановления, действия К. судом квалифицированы по ст. 158 ч. 2 п. п. "в", "г" УК РФ как кража, совершенная из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем с причинением значительного ущерба.

Преступления осужденным совершены 3 февраля 2000 года.

На момент совершения преступления ст. 158 ч. 2 УК РФ не содержала квалифицирующего признака "кража из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем".

Данный квалифицирующий признак внесен в ст. 158 УК РФ Федеральным законом от 31 октября 2002 года и не подлежал применению при приведении приговора в соответствие с действующим законодательством.

Допущенные нарушения закона повлекли изменение постановления.

 

Назначая наказание, суд должен обсудить все обстоятельства, смягчающие наказание и данные о личности виновного, которые могут повлиять на вид и размер наказания (ст. 60 ч. 3 УК РФ).

Л. приговором Яковлевского районного суда осужден по ст. 158 ч. 2 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год 8 месяцев.

Он признан виновным в том, что по предварительному сговору с И. и М. (осужденными по данному делу) совершил кражу емкости из нержавеющей стали стоимостью 1500 рублей из домовладения Р. в с. Кривцово Яковлевского района.

В кассационной жалобе осужденный просил приговор изменить и снизить наказание. Сослался на незначительную роль в краже, полное возмещение ущерба, состояние здоровья свое и отца, за которым он осуществляет уход.

Изменяя приговор, судебная коллегия по уголовным делам областного суда указала на следующее.

Статьей 60 ч. 3 УК РФ предусмотрено, что при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Назначая Л. наказание за совершенное преступление, суд в полном объеме не учел все обстоятельства, смягчающие наказание и данные о личности.

Из заключения судебно-психиатрической экспертизы видно, что Л. обнаруживает признаки болезненного состояния психики в форме олигофрении в степени легкой дебильности с эмоционально-волевыми нарушениями (легкая умственная отсталость).

Состояние здоровья Л., наличие смягчающих наказание обстоятельств: возмещение ущерба в полном объеме, признание вины и раскаяние в содеянном, второстепенная роль при совершении преступления, судом учтены полностью не были.

При таких обстоятельствах судебная коллегия признала назначенное осужденному наказание несправедливым вследствие суровости и изменила приговор со снижением наказания.

 

Непризнание судом явки с повинной в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, послужило основанием для изменения приговора (ст. 61 УК РФ).

Ш.В. приговором Старооскольского районного суда осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ к лишению свободы сроком на 8 лет.

Он признан виновным в умышленном причинении бывшей жене Ш.Н. тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшей.

В надзорной жалобе осужденный, ссылаясь на несправедливость приговора, просил снизить назначенное наказание.

Изменяя приговор, президиум областного суда указал на следующее.

В соответствии со ст. 60 ч. 3 УК РФ при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Как видно из приговора, суд решая вопрос о мере наказания Ш.В., исходил из общественной опасности содеянного, личности виновного.

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание, суд признал раскаяние подсудимого в содеянном, наличие двух несовершеннолетних детей.

Учтено предшествующее аморальное поведение потерпевшей, отрицательно характеризующейся по месту жительства.

При этом не были учтены все данные, которые могли повлиять на размер назначенного наказания.

Из материалов уголовного дела следует, что Ш.В. при установлении обстоятельств смерти Ш.Н. сообщил органам милиции о том, что накануне избил потерпевшую, в тот же день заявил явку с повинной, которая не была учтена судом при назначении осужденному наказания в качестве смягчающего обстоятельства без приведения мотивов решения в приговоре.

Не в полной мере учтено и поведение потерпевшей Ш.Н., фактически послужившее поводом к совершению преступления осужденным.

Приговором суда установлено, что Ш.Н. несколько дней не ночевала дома. Когда осужденный нашел ее в квартире К., она в нетрезвом состоянии лежала в спальне на кровати обнаженная.

Такое поведение, как указывает осужденный, разозлило его, и он нанес Ш.Н. несколько ударов в лицо и другие части тела.

При таких обстоятельствах президиум областного суда признал явку с повинной Ш.В. в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, и снизил назначенное ему наказание в виде лишения свободы.

Примечание: Вследствие непризнания судами области разного рода обстоятельств, в качестве смягчающих наказание, в кассационном и надзорном порядке изменялись со снижением наказания приговоры других судов.

В частности, приговор Алексеевского районного суда в отношении С., осужденного по ст. 111 ч. 4 УК РФ к лишению свободы сроком на 12 лет.

Установив факт оказания осужденным медицинской помощи потерпевшему (после нанесения удара по голове пытался остановить кровотечение, просил бинт у жены потерпевшего), суд в нарушение п. "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ, не учел его в качестве обстоятельства, смягчающего наказание.

При отсутствии отягчающих обстоятельств и наличии смягчающих обстоятельств наказание С., согласно ст. 62 УК РФ, не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за данное преступление (т.е. не более 11 лет 4 месяцев).

С учетом этого президиум областного суда снизил назначенное С. наказание до 11 лет лишения свободы.

 

При решении вопроса о назначении наказания по совокупности приговоров вводная часть приговора должна содержать указание о том, какая часть наказания по предыдущему приговору не отбыта, а резолютивная часть - указание о том, какая часть неотбытого наказания присоединяется к наказанию, назначенному по последнему приговору.

В окончательный срок наказания засчитывается время нахождения лица под стражей в порядке меры пресечения или задержания (ст. 70 УК РФ).

Приговором Губкинского городского суда Д. осужден по ст. 158 ч. 2 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года 3 месяца.

На основании ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 24 сентября 2004 года и по совокупности приговоров, путем частичного сложения наказаний, окончательно определено к отбытию наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года 2 месяца.

В надзорной жалобе осужденный Д. просил изменить приговор и зачесть в срок отбытия наказания время содержания его под стражей по предыдущему приговору.

Основанием для изменения приговора президиумом областного суда послужило неправильное применение материального закона.

Согласно ст. 70 УК РФ и разъяснениям, содержащимся в п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 года "О практике назначения судами уголовного наказания" при назначении наказания по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по последнему приговору, частично или полностью присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору суда.

В связи с этим во вводной части приговора должно быть указано, какая часть основного и дополнительного наказания реально не отбыта лицом по предыдущему приговору, а в резолютивной части - какая часть неотбытого наказания присоединяется к наказанию, назначенному по последнему приговору.

При этом в окончательный срок наказания по совокупности приговоров суд должен зачесть время нахождения лица под стражей в порядке меры пресечения или задержания.

Это требование закона судом не выполнено.

Как следует из материалов уголовного дела, Д. был задержан 16 сентября 2001 года, а затем ему избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Определением Губкинского городского суда от 28 февраля 2002 года, мера пресечения изменена на подписку о невыезде.

Таким образом, Д. до постановления по делу приговора 24 сентября 2003 года, которым он осужден условно, содержался под стражей с 16 сентября 2001 года по 28 февраля 2002 года.

По данному делу Д. осужден 30 декабря 2003 года, условное осуждение по приговору от 24 сентября 2003 года отменено и по совокупности приговоров к вновь назначенному наказанию присоединена неотбытая часть наказания по предыдущему приговору.

Срок отбывания наказания постановлено исчислять с 14 октября 2003 года.

Из резолютивной части приговора нельзя сделать вывод какая часть неотбытого наказания присоединена к вновь назначенному приговору и зачтено ли Д. время нахождения под стражей в порядке меры пресечения по приговору от 24 сентября 2003 года.

С учетом изложенного, президиум областного суда зачел Д. в срок отбытия наказания по приговору от 30 декабря 2003 года время его содержания под стражей в порядке меры пресечения за период с 16 сентября 2001 года по 28 февраля 2002 года.

 

Действия лица, участвующего в хищении чужого имущества и не знавшего о предварительном сговоре остальных соучастников на совершение грабежа, исходя из сложившейся обстановки признаны совершенными тайно (ст. 158 УК РФ).

Ч.В. приговором Валуйского районного суда осужден по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ с применением ст. 62 УК РФ к лишению свободы.

Он признан виновным в грабеже, совершенном группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в помещение при следующих обстоятельствах.

М.А., М.Б., А., Ч.А. и С. по предварительному сговору между собой договорились совершить открытое хищение имущества с зернотока ОАО "Агро-Принцевское" в с. Терехово Валуйского района.

Для осуществления своего умысла пригласили Ч.В., имевшего в собственности грузовой автомобиль.

Приехав на двух автомобилях ВАЗ-2106 и ГАЗ-52 в район зернотока, М.А., М.Б., А., Ч.А. и С. оставили Ч.В. на автодороге ожидать сигнала фонарем для заезда на ток, а сами, проникнув на территорию зернотока, изолировали сторожа.

Осужденный по сигналу С. заехал на территорию склада, где в его машину загрузили мешки с семенами подсолнечника, кукурузы и сахарной свеклы на сумму 180099 рублей 91 копейку.

В надзорной жалобе Ч.В. просил изменить приговор и переквалифицировать его действия со ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ на ч. 1 ст. 158 УК РФ и снизить назначенное наказание.

Президиум областного суда приговор изменил по следующим основаниям.

Признавая Ч.В. виновным в грабеже, суд свой вывод мотивировал тем, что он знал о предварительном сговоре М.А., М.Б., А., Ч.А. и С. на грабеж и дал свое согласие.

Такой вывод суда о доказанности умысла осужденного на участие в открытом хищении семян с зернотока не основан на приведенных в приговоре доказательствах.

Из показаний М.А. и А. видно, что Ч.В. не был осведомлен о хищении семян с зернотока путем грабежа.

В судебном заседании установлено отсутствие у Ч.В. прямого умысла на совершение преступления, предусмотренного ст. 161 УК РФ, поскольку он не догадывался о намерениях М.А., А., Ч.А., С. и М.Б. совершить грабеж с зернотока, а предполагал, что совершает тайное хищение чужого имущества.

Что происходило на территории зернотока, не знал.

Во время совершения преступления никого постороннего не видел, о том, что к сторожу применялось физическое воздействие не догадывался.

С учетом изложенных обстоятельств действия Ч.В. необходимо расценивать как тайное хищение чужого имущества (кража), совершенное по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, поскольку осужденный исходя из сложившейся обстановки полагал, что действует тайно.

Президиум областного суда приговор изменил и действия Ч.В. переквалифицировал со ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ на ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ.

 

При квалификации действий виновного по п. "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ суду необходимо установить, является ли примененный при нападении предмет оружием, предназначенным для поражения живой или иной цели и причинен ли вред здоровью потерпевшего (ст. 162 УК РФ).

По приговору Октябрьского районного суда г. Белгорода Т. и Ч. осуждены по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ к лишению свободы.

Они признаны виновными в девяти разбойных нападениях, совершенных организованной группой, с угрозой либо применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с проникновением в жилище, помещение и иное хранилище, неоднократно, с применением оружия.

В надзорном представлении прокурор области просил приговор изменить.

Считает, что действия Т. и Ч. нужно квалифицировать как разбой, совершенный с применением предметов, используемых в качестве оружия, поскольку газовый пистолет предназначен для временного поражения цели, а является ли использованный ими нож холодным оружием, органами предварительного следствия не установлено.

Просит исключить из приговора их осуждение по квалифицирующему признаку совершение разбоя группой лиц по предварительному сговору.

Президиум областного суда приговор изменил ввиду неправильного применения судом норм материального права.

В соответствии с п. 23 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 года "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" при квалификации действий виновного по пункту "г" части второй статьи 162 УК РФ судам следует в соответствии с Федеральным законом от 13 ноября 1996 года "Об оружии" и на основании экспертного заключения устанавливать, является ли примененный при нападении предмет оружием, предназначенным для поражения живой или иной цели.

Под предметами, используемыми в качестве оружия, следует понимать предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья (перочинный или кухонный нож, бритва, ломик, дубинка, топор, ракетница и т.п.), а также предметы, предназначенные для временного поражения цели (например, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми и раздражающими веществами).

В ходе предварительного следствия экспертным путем не устанавливалось, является ли нож холодным оружием.

Газовый пистолет предназначен для временного поражения цели.

Поэтому действия Т. и Ч. неверно квалифицированы как разбой, совершенный с применением оружия.

Их следует квалифицировать как разбой, совершенный с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Под насилием, опасным для жизни и здоровья, согласно разъяснению Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 года, понимается такое насилие, которое повлекло причинение легкого, средней тяжести и тяжкого вреда здоровью.

Судом установлено и признано в приговоре, что ни одному из потерпевших Ч. и Т. вреда здоровью не причинили.

При таких обстоятельствах их действия ошибочно квалифицированы как разбойное нападение с применением насилия, опасного для жизни и здоровья.

По смыслу ч. 2 и 3 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления, а организованной группой - если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Организованная группа является разновидностью соучастия с предварительной договоренностью и указание в приговоре на квалифицирующий признак совершение разбоя "группой лиц по предварительному сговору" является излишним.

С учетом изложенных обстоятельств президиум областного суда изменил приговор в части квалификации действий осужденных, а назначенное наказание оставил без изменения.

 

Процессуальные вопросы

 

Невыполнение адвокатом своих обязанностей повлекло нарушение права подсудимого на защиту (ст. 47 УПК РФ).

У. приговором Новооскольского районного суда осужден по ст. 158 ч. 3 УК РФ к лишению свободы.

Приговор постановлен в особом порядке.

В кассационной жалобе осужденный просил приговор изменить и снизить назначенное наказание, поскольку при назначении наказания суд не учел смягчающие обстоятельства: явку с повинной, возмещение ущерба, раскаяние в содеянном, положительную характеристику по месту жительства.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда приговор отменила в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

Статьей 47 УПК РФ предусмотрено, что подсудимый вправе пользоваться помощью защитника, в том числе бесплатно в случаях, предусмотренных УПК РФ.

В соответствии со ст. 49 УПК РФ в качестве защитников допускаются адвокаты, которые не вправе отказаться от принятой на себя защиты подсудимого.

По назначению суда защиту У. осуществлял адвокат Новооскольского филиала адвокатской палаты Белгородской области.

Федеральным законом Российской Федерации "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" (ст. ст. 6 и 7) предусмотрено, что адвокат не вправе занимать по делу позицию, вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя. Честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами.

При рассмотрении дела в суде данные требования закона не выполнены.

Из протокола судебного заседания видно, что при наличии к тому оснований адвокат не представила на исследование, предусмотренное ст. 61 УК РФ обстоятельство, смягчающее наказание У. явку с повинной.

В ходе прений заняла позицию, противоположную воле У., который просил назначить ему наказание, не связанное с лишением свободы, и поддержала в полном объеме позицию государственного обвинителя, просившего назначить подсудимому наказание в виде лишения свободы без учета обстоятельств, смягчающих наказание.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о нарушении права подсудимого на защиту при судебном разбирательстве, в связи с чем приговор отменен по основаниям, предусмотренным ч. 2 ст. 381 УПК РФ.

 

Приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании (ст. 240 ч. 3 УПК РФ).

Приговором Старооскольского городского суда У. осужден по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ к лишению свободы.

В кассационной жалобе осужденный просил снизить наказание, ссылаясь на то, что судом не учтены обстоятельства, смягчающие наказание: инвалидность, положительная характеристика, наличие на иждивении беременной жены и малолетнего ребенка.

Отменяя приговор, судебная коллегия по уголовным делам областного суда указала на следующее.

Как видно из материалов дела, по ходатайству подсудимого У. суд постановил обвинительный приговор в особом порядке, при котором в соответствии с ч. 5 ст. 316 УПК РФ, не проводится в общем порядке исследование и оценка доказательств, собранных по уголовному делу, но исследуются обстоятельства, характеризующие личность подсудимого и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

При этом приговор суда, как это предусмотрено ч. 3 ст. 240 УПК РФ, может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Указанные требования процессуального закона судом не выполнены.

Назначая У. наказание, суд в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, признал рецидив преступлений, поскольку у него не погашена судимость по приговору от 24 июля 1997 года.

Обстоятельствами, смягчающими наказание, признаны явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, наличие на иждивении малолетнего ребенка и беременной жены, инвалидность.

Учтены были и данные, отрицательно характеризующие его: не занимался общественно полезным трудом; неоднократно привлекался к административной ответственности; преступление совершил в состоянии алкогольного опьянения.

Несмотря на ссылку в приговоре, на обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, данные о личности подсудимого У., они не были предметом исследования в судебном разбирательстве, что подтверждается отсутствием записи об этом в протоколе судебного заседания.

В нарушение требований ст. 15 УПК РФ суд не создал необходимых условий для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав на представление на исследование данных о личности У. и на участие в их исследовании.

Это лишило сторону защиты гарантированных законом прав.

Допущенное нарушение признано существенным и повлекло за собой отмену приговора.

 

Нарушение судом установленного уголовно-процессуальным законом порядка назначения экспертиз признано существенным нарушением, повлекшим отмену приговора (ст. 283 УПК РФ).

По приговору Октябрьского районного суда г. Белгорода Ж. осужден по ст. 264 ч. 2 УК РФ к лишению свободы.

В кассационных жалобах осужденный и его защитник просили приговор отменить, поскольку в его основу положено заключение автотехнической экспертизы, проведенной с нарушением уголовно-процессуального закона.

Судебная коллегия по уголовным делам, удовлетворяя жалобы, приговор отменила по следующим основаниям.

Признавая Ж. виновным в совершении преступления, суд, как на одно из основных доказательств, сослался в приговоре на заключения судебных автотехнических экспертиз, проведенных на предварительном следствии и в судебном заседании.

При назначении последней экспертизы в судебном заседании судом допущены существенные нарушения закона.

В соответствии со ст. 207 ч. 2 УПК РФ в случае возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличии противоречий в выводах экспертов по тем же вопросам может быть назначена повторная экспертиза, производство которой поручается другому эксперту или экспертам.

Назначая по делу дополнительную экспертизу, суд сослался в постановлении на то, что решение судебной автотехнической экспертизы вызывает сомнение в правильности и научной обоснованности исследования и поставил перед экспертами те же вопросы, то есть фактически назначил и провел по делу повторную судебную автотехническую экспертизу.

Производство экспертизы в нарушение требований закона поручено тем же экспертам.

Нарушен по делу и порядок назначения экспертизы.

Согласно ст. 283 УПК РФ, суд по собственной инициативе может назначить судебную экспертизу.

В этом случае председательствующий предлагает сторонам представить в письменном виде вопросы эксперту. Поставленные вопросы должны быть оглашены и по ним заслушаны мнения участников судебного разбирательства. Рассмотрев указанные вопросы, суд своим определением или постановлением отклоняет те из них, которые не относятся к уголовному делу или компетенции эксперта, формулирует новые вопросы.

Суд при назначении экспертизы не выполнил данные требования закона, чем лишил участников судопроизводства гарантированных законом прав.

Допущенные нарушения закона повлияли на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, что в соответствии со ст. 381 УПК РФ является основанием для его отмены.

 

Непривлечение в качестве ответчика страховой компании при разрешении гражданского иска о возмещении материального ущерба, наступившего вследствие дорожно-транспортного происшествия, повлекло отмену приговора в части гражданского иска (ст. 299 УПК РФ).

Д. приговором Старооскольского районного суда осужден по ст. 264 ч. 1 УК РФ к лишению свободы условно.

Постановлено взыскать с ООО "Россошанское монтажное управление" Воронежской области в счет возмещения материального вреда в пользу Ж. - 22807 рублей 13 копеек; В. - 129928 рублей 32 копейки.

Он признан виновным в нарушении правил дорожного движения и столкновении с автомобилем "Опель" под управлением В., в результате чего пассажиру автомобиля "Опель" Ж. причинен тяжкий вред здоровью.

В кассационной жалобе представитель ООО "Россошанское монтажное управление" просил приговор в части гражданского иска отменить, так как суд не удовлетворил их ходатайство о привлечении в качестве ответчика страховой компании ООО "Росгосстрах", где ООО застраховало гражданскую ответственность.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда приговор изменила по следующим основаниям.

Статьей 299 УПК РФ предусмотрено, что при постановлении приговора суд разрешает, подлежит ли удовлетворению гражданский иск, в чью пользу и в каком размере.

В соответствии со ст. 6 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" объектом обязательного страхования являются имущественные интересы, связанные с риском гражданской ответственности владельца транспортного средства по обязательствам, вытекающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства на территории Российской Федерации, за исключением случаев возникновения ответственности вследствие причинения морального вреда.

Как установлено судом, собственники транспортных средств, участники дорожно-транспортного происшествия в соответствии с ФЗ имели страховые полисы одного страховщика - ООО "Росгосстрах".

Разрешая иски потерпевших о взыскании с ООО "Россошанское монтажное управление" в счет возмещения имущественного ущерба в пользу Ж. - 22807 рублей 13 копеек и В. - 129928 рублей 32 копейки, суд не учел требование закона, не привлек к рассмотрению гражданские иски ООО "Росгосстрах" и не выяснил, производились ли страховой компанией выплаты потерпевшим.

При таких обстоятельствах приговор в части гражданского иска признан незаконным и необоснованным.

 

Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях (ст. 302 УПК РФ).

Приговором Старооскольского районного суда В. осуждена по ст. 111 ч. 1 УК РФ к лишению свободы условно.

Она признана виновной в том, что на приусадебном участке в с. Песчанка Старооскольского района в ходе ссоры на почве личных неприязненных отношений с Д. умышленно нанесла палкой удар в область головы потерпевшей, причинив тяжкий вред здоровью.

В кассационной жалобе осужденная просила приговор отменить, так как выводы суда не соответствуют установленным фактическим обстоятельствам, не дана оценка всем доказательствам.

Отменяя приговор, судебная коллегия по уголовным делам областного суда указала на следующее.

В соответствии со ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

В связи с этим суду надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены.

В нарушение этих требований приговор постановлен при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда.

По существу не установлены фактические обстоятельства дела.

Вывод о поводе для конфликта, возникшего между Д. и В. из неприязненных отношений и ссоры, без указания поведения каждой из его участников, не позволяет правильно установить и решить вопрос о виновности осужденной.

Не установлен механизм и предмет причинения В. телесного повреждения на руке.

Как пояснила осужденная, телесные повреждения ей нанесла Д. ударом палки по руке.

Суд свой вывод об обстоятельствах причинения вреда сделал на предположениях указав, что "телесные повреждения в виде ссадины не могли быть причинены палкой с гвоздями, поскольку в этом случае телесные повреждения были бы в форме прокола".

При этом в приговоре не приведены доказательства, на основании которых суд пришел к такому выводу.

Отсутствует в приговоре и оценка всех доказательств, как уличающих, так и оправдывающих подсудимую.

Как видно из протокола судебного заседания, по ходатайству стороны защиты допрошены в качестве свидетелей Н. и К.

Их показания в приговоре не приведены и оценка им не дана.

Вывод суда о том, что осужденной и ее защитником не представлено других доказательств причинения В. повреждений левой кисти руки потерпевшей Д., соединено с отрицанием положения ст. 14 УПК РФ о презумции невиновности.

Органами следствия и судом не исследован вопрос о реализации В. своего права на необходимую оборону, так как приговором установлено, что тяжкий вред здоровью Д. она причинила, находясь во дворе своего домовладения, когда по версии осужденной на нее имело место нападение с палкой со стороны потерпевшей.

Для защиты она применила такой же предмет.

Допущенные при рассмотрении дела нарушения уголовно-процессуального закона могли повлиять на правильность принятого по делу решения, в связи с чем приговор в отношении В. признан незаконным и необоснованным и отменен с направлением на новое судебное разбирательство.

 

Ходатайство подсудимого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства подлежит удовлетворению только при согласии с обвинением и гражданским иском (ст. 316 УПК РФ).

По приговору Октябрьского районного суда г. Белгорода П. осужден по ст. 264 ч. 1 УК РФ к лишению свободы условно.

За потерпевшей признано право на удовлетворение исков о возмещении материального ущерба и морального вреда.

Вопрос об их размерах передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Прокопенко признан виновным в нарушении правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей Б.

По ходатайству подсудимого приговор постановлен в особом порядке, без проведения судебного разбирательства.

В кассационной жалобе законный представитель несовершеннолетней потерпевшей просила приговор отменить вследствие допущенных при рассмотрении уголовного дела нарушений уголовно-процессуального законодательства.

Отменяя приговор, судебная коллегия по уголовным делам областного суда указала следующее.

В соответствии с требованиями ст. 316 УПК РФ и разъяснениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 года "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" (п. п. 27 и 28), в подготовительной части судебного заседания суду надлежит выяснить у подсудимого полностью ли он согласен с обвинением и гражданским иском.

Если подсудимый не согласен с некоторыми эпизодами обвинения или выражает несогласие с основаниями или объемом предъявленного гражданского иска, его ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства удовлетворению не подлежит. В этих случаях дело должно рассматриваться на общих основаниях.

Как видно из материалов уголовного дела, законным представителем несовершеннолетней потерпевшей заявлены исковые требования о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда.

В нарушение вышеуказанного требования нормы уголовно-процессуального закона суд в подготовительной части судебного заседания не выяснил у подсудимого П. согласен ли он с гражданским иском.

Более того, при постановлении приговора вопрос о размерах гражданского иска, в том числе и о взыскании компенсации морального вреда, судом передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Допущенное нарушение уголовно-процессуального закона кассационной инстанцией признано существенным и в силу ст. 381 УПК РФ повлекло за собой отмену приговора.

 

Лицо, которое несет ответственность за вред, причиненный преступлением, должно быть привлечено в качестве гражданского ответчика. Невыполнение этого требования является существенным нарушением закона, влекущим отмену судебного решения (ст. 381 УПК РФ).

Приговором Старооскольского городского суда Б. осужден по ст. 160 ч. 2 п. "в" УК РФ к лишению свободы.

На основании п. 1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от назначенного наказания освобожден.

Постановлено взыскать с Б. в пользу ЗАО "Аванта" 740663 рубля.

Б. признан виновным в хищении путем присвоения и растраты вверенного ему имущества ЗАО "Аванта" с использованием своего служебного положения.

В надзорной жалобе осужденный и его защитники просили приговор отменить ввиду неправильного применения норм материального и процессуального права, в том числе и при разрешении гражданского иска.

Президиум областного суда, отменяя приговор в части гражданского иска, указал следующее.

В соответствии со ст. 54 УПК РФ лицо, которое несет ответственность за вред, причиненный преступлением, привлекается в качестве гражданского ответчика постановлением суда, следователя или прокурора.

В нарушение указанного требования закона Б. не был признан гражданским ответчиком по делу.

Это повлекло нарушение гарантированных ч. 2 ст. 54 УПК РФ прав гражданского ответчика, в частности: иметь представителя, собирать и представлять доказательства; давать объяснения и показания по существу предъявленного иска; выступать в прениях.

Допущенное нарушение признано существенным (ст. 381 УПК РФ), поскольку оно соединено с ущемлением права на защиту, могло повлиять на вынесение законного и обоснованного решения и влечет за собой отмену приговора в части, касающейся гражданского иска, с направлением дела в этой части на новое судебное рассмотрение.

Примечание: Кассационная и надзорная практика областного суда свидетельствует о повсеместном нарушении органами следствия и судами гарантированных законом прав участников уголовного процесса и других граждан путем непризнания их гражданскими истцами и гражданскими ответчиками, неразъяснения предусмотренных ст. ст. 44, 54 УПК РФ.

Председателям районных (городских) судов необходимо в связи с этим проанализировать судебную практику рассмотрения гражданских исков в уголовном деле и принять меры по недопущению нарушений.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь