Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОБЗОР КАССАЦИОННОЙ ПРАКТИКИ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ САМАРСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ЗА ОКТЯБРЬ 2004 - ФЕВРАЛЬ 2005 ГОДА

 

1. Постановление суда о продлении срока содержания под стражей К. оставлено без изменения. Суд правильно пришел к выводу об отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения в отношении К.

(Извлечение из определения судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 29.10.2004)

 

Постановлением Ставропольского районного суда Самарской области от 12.10.2004 срок содержания под стражей в отношении К. продлен на 1 месяц.

Адвокат Ч. в кассационной жалобе просил отменить постановление, изменив К. меру пресечения на подписку о невыезде, ссылаясь на необоснованность продления срока содержания под стражей и нарушение норм УПК РФ.

Судебная коллегия постановление оставила в силе, указав следующее.

В соответствии со ст. 109 ч. 2 УПК РФ в случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до 2 месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлен на срок до 6 месяцев.

При рассмотрении ходатайства о продлении срока содержания под стражей К., установлено, что по делу не выполнены ряд следственных действий и окончание предварительного следствия на данный момент невозможно.

Суд правильно в обосновании вывода о необходимости продления срока содержания под стражей указал на необходимость проведения следственных действий по данному уголовному делу.

Правильно суд пришел к выводу и об отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения в отношении К., поскольку он по прежнему обвиняется в совершении тяжкого преступления в составе группы, за которое предусмотрено наказание свыше 2-х лет лишения свободы. Кроме того, не отпали основания полагать, что К. может воспрепятствовать установлению истины по делу, а также скрыться от следствия и суда, оказать давление на свидетелей.

Доводы защиты о пропуске семисуточного срока для подачи ходатайства следователем о продлении срока содержания под стражей К. не приняты во внимание, поскольку процессуальное нарушение ч. 8 ст. 109 УПК РФ никак не отражается на законности решения суда.

Постановление Ставропольского районного суда Самарской области о продлении срока содержания под стражей К. оставлено без изменения, а кассационная жалоба адвоката - без удовлетворения.

 

2. Вывод суда о том, что невозможно принять судебное решение об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отсутствии обвиняемого, нельзя признать состоятельным.

(Извлечение из определения судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 28.01.2005)

 

Постановлением Самарского районного суда в отношении Т. было отказано в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу ввиду отсутствия обвиняемого.

Судебная коллегия постановление судьи отменила, указав следующее. 15.08.2003 в отношении Т. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 3 УК РФ, ему избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде.

21.08.2003 следователем СО при Самарском РОВД г. Самары было вынесено постановление о привлечение в качестве обвиняемого Т., однако предъявлено обвинение не было, поскольку Т. от органов предварительного следствия скрылся. В отношении Т. было вынесено постановление о розыске и 15.10.2003 в связи с неустановлением местонахождения обвиняемого Т., в соответствии со ст. 208 ч. 1 п. 1 УПК РФ, предварительное следствие было приостановлено.

Следователем было возбуждено ходатайство об изменении меры пресечения с подписки о невыезде на заключение под стражу, в котором указывалось, что Т. обвиняется в совершении тяжкого преступления, скрывается от органов следствия и находясь на свободе может продолжать заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелям, либо иным путем воспрепятствовать производству по делу.

Кроме того, органы следствия располагали сведениями о том, что Т. находится на территории Казахстана, т.е. возникла необходимость объявить Т. в международный розыск.

Фактически объявление в международный розыск - это направление через Генеральную прокуратуру РФ запроса о выдаче лица, иностранному государству, на территории которого по имеющимся сведениям может пребывать разыскиваемое лицо.

Согласно ст. 460 ч. 5 УПК РФ к запросу о выдаче для уголовного преследования должна быть приложена копия постановления судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу.

При таких обстоятельствах, вывод суда о невозможности принятия судебного решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отсутствии обвиняемого, нельзя признать состоятельным, а постановление суда законным и обоснованным.

 

3. Рассмотрение вопроса о доказанности либо не доказанности вины обвиняемого, а также вопросы квалификации его действий не входит в компетенцию суда при принятии решения о продлении срока содержания под стражей.

 

(Извлечение из определения судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 01.02.2005)

 

 

Постановлением Самарского районного суд г. Самары в отношении К., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. ст. 30 ч. 1 и ст. 228-1 ч. 3 п. "г" УК РФ, продлен срок содержания под стражей до 2 марта 2005 г. включительно.

Судебная коллегия, проверив материалы дела по жалобе защиты, согласилась с судом первой инстанции указала следующее.

При рассмотрении ходатайства о продлении срока содержания под стражей К., установлено, что по делу не выполнены ряд следственных действий, и окончание предварительного следствия на данный момент невозможно.

22 декабря 2004 г. срок предварительного расследования по данному делу продлен до 5 месяцев, т.е. до 2 марта 2005 г.

В соответствии со ст. 109 ч. 2 УПК РФ в случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до 2 месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения, этот срок может быть продлен судьей на срок до 6 месяцев.

Суд правильно в обосновании своего вывода о необходимости продления срока содержания под стражей указал на необходимость проведения следственных действий по данному уголовному делу, и об отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения в отношении К., поскольку он по прежнему обвиняется в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание свыше двух лет, а кроме того не отпали основания полагать, что К. может воспрепятствовать установлению истины по делу, а также оказать давление на свидетелей.

Доводы кассаторов о том, что на момент рассмотрения ходатайства о продлении срока содержания под стражей, органы предварительного следствия не имели достаточных доказательств для предъявления обвинения К. не могут быть приняты во внимание. Рассмотрение вопроса о доказанности либо не доказанности вины обвиняемого и квалификации его действий не входит в компетенцию суда при принятии решения о продлении срока содержания под стражей.

Постановление суда оставлено без изменений.

 

4. Действия дознавателя, которые проводятся им в соответствии с Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности, не могут быть предметом судебного разбирательства в порядке ст. 125 УПК РФ.

(Извлечение из определения судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 14.12.2004)

 

М. обратился в Автозаводской районный суд г. Тольятти с жалобой на незаконные действия дознавателя З., который начал проверку финансово - хозяйственной деятельности ООО "П", не имея на то правовых оснований.

Судом жалоба М. признана обоснованной.

Проверив материал с учетом доводов представления прокурора, судебная коллегия указала, что постановление суда является неправильным и подлежит отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 125 УПК РФ в суд обжалуются постановления дознавателя, следователя, прокурора, об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их решения, и действия, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Из смысла указанной нормы явствует, что обжалованию в порядке ст. 125 УПК РФ подлежат процессуальные действия, проводимые в рамках предварительного расследования.

Между тем, рассматривая жалобу и принимая решение по существу, суд не принял во внимание, что М. оспаривает действия дознавателя, которые проводились им в соответствии с ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности, что не может быть предметом разбирательства в порядке ст. 125 УПК РФ.

Постановление Автозаводского районного суда г. Тольятти по жалобе М. отменено, производство по делу прекращено.

 

5. Суд, рассмотрев жалобу Н. в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, не принял во внимание, что Н. совершил административное правонарушение и в жалобе по существу оспаривается обоснованность привлечения к административной ответственности.

(Извлечение из определения судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 09.11.2004)

 

Н. обратился в Автозаводский районный суд г. Тольятти с жалобой на необоснованность составления протокола об административном правонарушении, предусмотренном п. 12.9.2 КОАП РФ. Судом его жалоба оставлена без удовлетворения.

Судебная коллегия постановление суда отменила, указав следующее.

При рассмотрении жалобы Н. суд руководствовался требованиями ст. 125 УПК РФ, предусматривающей судебный порядок рассмотрения жалоб на постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их решения и действия, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства.

Однако судом не принято во внимание, что Н. совершил административное правонарушение, предусмотренное ст. 12.9.2 КоАП РФ, за что был подвергнут взысканию, и в своей жалобе по существу оспаривает обоснованность привлечения к административной ответственности и жалобу Н. надлежало рассмотреть в порядке административного производства.

Таким образом рассмотрение указанной жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ противоречит требованиям закона. Постановление суда отменено, материал направлен на новое судебное рассмотрение в порядке административного производства.

 

 

6. Поводами для возбуждения уголовного дела служат: заявление о преступлении, явка с повинной, сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников. Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления (ст. 140 УПК РФ).

(Извлечение из определения судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 28.12.2004)

 

Постановлением Волжского районного суда Самарской области признано незаконным и необоснованным постановление следователя прокуратуры о возбуждении уголовного дела в отношении З. по признакам преступления предусмотренного ч. 1 ст. 145-1 УК РФ. Жалоба З. удовлетворена.

Проверив материалы дела, судебная коллегия указала следующее.

Адвокат К. в интересах З. обратилась в суд с жалобой, в которой просила отменить постановление следователя прокуратуры Волжского района Самарской области о возбуждении уголовного дела в отношении З. по ст. 145-1 ч. 1 УК РФ за отсутствием повода для возбуждения уголовного дела.

Рассматривая жалобу адвоката в порядке ст. 125 УПК РФ, судья удовлетворил жалобу Зимина, который жалобу не писал. При этом судья сослался на отсутствие оснований для возбуждения уголовного дела в отношении З., тогда как в жалобе адвокатом оспаривается наличие повода к возбуждению уголовного дела.

Постановление Волжского районного суда Самарской области о признании незаконным и необоснованным постановления о возбуждении уголовного дела в отношении З. отменено, а производство прекращено, поскольку уголовное дело уже направлено в суд, который и подлежит проверке доводов жалобы в рамках рассмотрения дела.

 

7. При рассмотрении жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ проверяется законность и обоснованность действий и решений следователя и прокурора. При этом под законностью следует понимать соблюдение всех норм УПК РФ, регламентирующих порядок принятия решения или соответствующего действия, а под обоснованностью - наличие в представленных материалах сведений, которые подтверждают необходимость принятых решений и совершенных действий.

(Извлечение из определения судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 28.01.2005)

 

О. обратилась в суд в порядке ст. 125 УПК РФ с жалобой на неправомерные действия прокуратуры Ставропольского района Самарской области и ссылаясь на незаконность постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Л. от 21.10.2004 и наличие доказательств подтверждающих причинение ей вреда средней тяжести, просила обязать прокурора района возбудить уголовное дело.

Постановлением Ставропольского районного суда жалоба О. оставлена без удовлетворения, постановление инспектора дознания Ставропольского РОВД от 30.10.2004 - без изменения.

Проверив материалы дела по кассационной жалобе О. судебная коллегия указала следующее.

Как следует из постановления дознавателя Ставропольского РОВД от 30.10.2004, прокуратурой Ставропольского района 08.10.2004 было отменено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Л. и материал направлен в отдел дознания Ставропольского РОВД для проведения дополнительной проверки.

21.10.2004 дознавателем Ставропольского РОВД было вынесено постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Л., по п. "д" ч. 2 ст. 112 УК РФ.

21.10.2004 прокуратурой Ставропольского района в возбуждении уголовного дела в отношении Л. было отказано из-за неустановления причинение вреда средней тяжести.

Однако, из текста самого постановления дознавателя от 30.10.2004 об отказе в возбуждении уголовного дела следует, что Л. "умышленно причинил О. телесные повреждения, согласно справке эксперта, относящиеся к вреду здоровья средней тяжести".

Таким образом, вывод суда о том, что Л. причинил О. телесные повреждения по неосторожности, не основан на материалах дела, в которых отсутствует само обжалуемое постановление от 21.10.2004 Из протокола судебного заседания следует, что суд фактически доводы жалобы по существу и не проверял.

В соответствии со ст. 125 УПК РФ при рассмотрении жалобы проверяется законность и обоснованность действий и решений следователя и прокурора, при этом под законностью следует понимать соблюдение всех норм УПК РФ, регламентирующих порядок принятия решения или соответствующего действия, а под обоснованностью - наличие в представленных материалах сведений, которые подтверждают необходимость принятых решений и совершенных действий.

Эти требования закона судьей не выполнены.

Постановление судьи Ставропольского районного суда Самарской области от 16.11.2004 по жалобе О. о проверке законности и обоснованности постановления прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела отменено. Жалоба направлена на новое судебное рассмотрение в тот же суд.

 

8. Признавая М. виновной по ст. 159 ч. 2 УК РФ, суд не привел доказательства подтверждающие хищение или присвоение ею денежных средств из кассы Самарского бюро путешествий и экскурсий.

(Извлечение из определения судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 19.10.2004)

 

Приговором Самарского районного суда М. признана судом виновной в хищении чужого имущества путем обмана, с причинением гражданам значительного ущерба.

М., признана виновной в том, что, являясь директором Самарского бюро путешествий и экскурсий и выступая от имени "Бюро путешествий и экскурсий", 29 апреля 2002 г. заключила с ОАО "Бельское речное пароходство" в лице генерального директора Н. договор, в соответствии с которым в адрес Самарского бюро путешествий и экскурсий на период навигации с 24 мая 2002 г. по 9 октября 2002 г. был передан теплоход "Муса Гареев", аренду которого М. обязалась выплатить в установленные сроки. Однако М. условия договора, связанные с оплатой, не выполнила. Заведомо зная, что оплата аренды за теплоход не произведена, и он в рейсы отправлен не будет, имея умысел на хищение чужого имущества путем обмана, предложила в период с 03.07.2002 по 25.07.2002 - Ф., М., Ч., К. и другим гражданам организацию речного круиза на теплоходе "Муса Гареев", которые приобрели путевки. М., не намеревалась осуществлять взятые на себя обязательства по организации отдыха указанным выше гражданам, полученные от них денежные средства обратила в свою пользу, чем причинила им значительный ущерб.

Действия М. квалифицированы судом по ч. 2 ст. 159 УК РФ как хищение чужого имущества путем обмана, с причинением гражданам значительного ущерба.

Судебная коллегия приговоров изменила, указав следующее.

Выводы суда о том. что М. обратила в свою пользу денежные средства за путевки, полученные от граждан, не подтверждаются материалами дела, а признавая М. виновной по ст. 159 ч. 2 УК РФ, суд не привел доказательства подтверждающие хищение или присвоение ею денежных средств из кассы Самарского бюро путешествий и экскурсий. Как видно из показаний свидетеля Т. - бухгалтера СБПиЭ и свидетеля С. - бывшего бухгалтера "СБПиЭ", денежные средства за путевки от граждан принимала и выписывала квитанции бухгалтерия. Когда М. брала деньги из кассы, то за них отчитывалась в подотчет.

При таких обстоятельствах действия М. судебная коллегия переквалифицировала со ст. 159 ч. 2 УК РФ на ст. 201 ч. 1 УК РФ - использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан.

М. как директор СБПиЭ выполняла управленческие функции. Заключая договор от имени СБПиЭ с "Бельским речным пароходством" на субаренду теплохода и с гражданами на реализацию туристических путевок, она действовала в пределах своих полномочий, предусмотренных уставом. Однако, условия договора с "Бельским речным пароходством" и с гражданами не были выполнены М., в результате чего произошло необоснованное обогащение Бюро Экскурсий и Путешествий. Необоснованное обогащение как противоправный результат предпринимательской деятельности не может быть отнесен к числу "законных интересов" юридического лица, следовательно, вышеуказанные действия были совершены М. вопреки законным интересам Бюро Экскурсий и Путешествий, а также причинен существенный вред правам и законным интересам граждан.

Судебная коллегия приговор Самарского районного суда в отношении М. изменила. Ее действия переквалифицированы со ст. 159 ч. 2 УК РФ на ч. 1 ст. 201 УК РФ.

 

9. Несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и имеющиеся противоречия в доказательствах повлекли отмену оправдательного приговора суда.

(Извлечение из определения судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 09.11.2004)

 

Приговором суда Ставропольского районного суда О. оправдан по ч. 3 ст. 264 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

Судебная коллегия приговор отменила, указав следующее.

Оправдывая О., суд сослался в приговоре на показания подсудимого о том, что наезд на пешеходов произошел на проезжей части дороги, а не на обочине, после того, как Д. и Л. выбежали в непосредственной близости от машины на дорогу, а затем остановились, развернувшись к нему спиной. Суд также сослался на заключения и показания экспертов.

Между тем допрошенный в качестве свидетеля О. пояснил, что он сразу не понял как произошло ДТП, после рабочего дня был уставшим, и что на полосе движения и на обочине дороги справа он никого и не видел. Неожиданно услышал удар, на лобовом стекле появились трещины, из-за которых дорогу не было видно. Он растерялся, после нажал педаль тормоза и остановился. Потерпевших обнаружил, одного в кювете, другого на краю дороги перпендикулярно автодороги.

Эти показания О. суд признал недопустимым доказательством на том основании, что он был допрошен без адвоката, являясь практическим подозреваемым по делу.

Однако, как видно из материалов дела, уголовное дело было возбуждено по факту ДТП, а не в отношении О. и допрашивался он как свидетель. Перед началом допроса в качестве свидетеля О. разъяснялись требования ст. 51 Конституции РФ и он мог не давать показания. Ему разъяснялось так же и то, что эти показания могут быть использованы против него. Однако О. дал указанные выше показания. Каких-либо нарушений закона при его допросе следователем допущено не было.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что протокол допроса О. является недопустимым доказательством, нельзя признать обоснованным.

Кроме того, как следует из показаний очевидца ДТП Б., наезд на Л. и Д. произошел на обочине автодороги, поскольку за 3-4 секунды до случившегося указанный свидетель оборачивался на свет фар, приближающейся автомашины и видел Л. и Д., шедших по обочине дороги примерно в 60-70 м. позади него. При этом Л. шел по траве, а Д. по краю асфальтового покрытия, на дорогу не выходили, причин менять направление движения или переходить через дорогу у них не было.

Данные обстоятельства также подтверждаются показаниями свидетеля С., оглашенными судом. Более того, из них следует, что возвращались они домой поздно ночью, были очень уставшими и необходимости переходить дорогу у потерпевших не было, что после ДТП водитель был сам удивлен происшедшим.

Однако, их показаниям не дано никакой оценки.

Выводы заключений экспертиз весьма противоречивы и судом эти противоречия так и не были устранены.

Таким образом, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, поскольку суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда и не устранил возникшие в судебном заседании противоречия в доказательствах, положенных в основу оправдательного приговора. Приговор отменен, дело направлено на новое судебное разбирательство.

 

10. Разбой считается оконченным преступлением с момента нападения на потерпевшего с целью завладения имуществом, поэтому все действия К. по завладению имуществом потерпевшего охватываются ст. 162 ч. 2 УК РФ и дополнительной квалификации по ст. 158 ч. 2 УК РФ не требуют.

(Извлечение из определения судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 02.11.2004)

 

К. приговором Волжского районного суда признан виновным в разбойном нападении на С. с целью завладения его имуществом и в краже его имущества по предварительному сговору с З.

Судебная коллегия приговор изменила. Суд обоснованно признал К. виновным в совершении действий, описанных в приговоре, и дал им правильную юридическую оценку по ст. 162 ч. 2 УК РФ.

В обоснование вины К. органы следствия и суд положили показания потерпевшего и самого К., которые показали, что в пути следования на автомашине под управлением С., К. со своим приятелем З. решили завладеть автомашиной С. и его имуществом. С этой целью они накинули на шею водителю шнурок от ботинка, перетащили его на заднее сиденье и под угрозой применения ножа сняли с него дубленку, свитер, часы, цепочку, кольцо золотое. Затем вытащили водителя из автомашины и стали избивать, ему удалось убежать, а они сели в его машину и поехали в г. Самару, где хотели продать машину, но она у них заглохла, поэтому они взяли из машины имущество С. и продали его, а машину оставили в кювете.

Вместе с тем, разбой считается оконченным преступлением с момента нападения на потерпевшего с целью завладения имуществом, поэтому в данном случае все действия по завладению имуществом потерпевшего С. охватываются ст. 162 ч. 2 УК РФ и дополнительной квалификации по ст. 158 ч. 2 УК РФ не требуют.

Поэтому умысел на завладение имуществом С. был реализован в процессе разбойного нападения. Осуждение по ст. 158 ч. 2 п. "а, в" УК РФ является излишним и подлежит исключению из приговора, как и ссылка на ст. 69 ч. 3 УК РФ о назначении наказания по совокупности преступлений.

При назначении наказания по ст. 162 ч. 2 УК РФ, суд в нарушение требований Закона не привел никаких мотивов для назначения дополнительного наказания в виде штрафа, который предусмотрен альтернативно с 28.07.2004. Более того, суд определил его размер в МРОТ, тогда как, начиная с 08.12.2003 штраф определяется в твердой денежной сумме.

Учитывая отсутствие работы в местах лишения свободы, судебная коллегия посчитала нецелесообразным применение к осужденному дополнительного наказания в виде штрафа.

 

11. То обстоятельство, что имущество потерпевшего с места преступления взял П., а не все пятеро осужденных, не может свидетельствовать об отсутствии корыстного умысла у других осужденных на завладение чужим имуществом. Поскольку разбой считается окончательным с момента нападения, то все осужденные несут ответственность по ст. 162 ч. 1 УК РФ как соисполнители.

(Извлечение из определения судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 05.11.2004)

 

Приговором Автозаводского районного суда г. Тольятти А., К., М. и Л. осуждены по ст. 162 ч. 1 УК РФ к каждому назначено наказание в виде 3-х лет лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года на основании ст. 73 УК РФ. По ст. 115 ч. 2 УК РФ все оправданы.

В кассационных жалобах адвокаты просили переквалифицировать действия осужденных со ст. 162 ч. 1 УК РФ на ст. 115 ч. 2 УК РФ и дело прекратить, ссылаясь на отсутствие у них умысла на завладение имуществом потерпевшего К.

Судебная коллегия по уголовным делам приговор оставила без изменений, указав следующее.

Осужденные признаны виновными в разбойном нападении на К. с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего которому в результате разбойного нападения был причинен легкий вред здоровью, и у него были похищены часы с руки и пакет с деньгами и его имуществом на общую сумму 2108 рублей.

Действия всех осужденных судом правильно квалифицированы по ст. 162 ч. 1 УК РФ в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения по ч. 2 ст. 162 УК РФ и от обвинения по ст. 115 ч. 2 УК РФ, по которой они все оправданы.

Сами фактические обстоятельства не оспариваются адвокатами, а их доводы об отсутствии у осужденных умысла на завладение имуществом потерпевшего опровергаются этими фактическими обстоятельствами. Как видно из материалов уголовного дела сначала осужденные потребовали дать им сигареты, а затем, окружив потерпевшего, сбили его с ног и стали наносить множественные удары ногами по всем частям тела, по лицу и голове. В процессе избиения с его руки сняли часы и забрали пакет с документами и деньгами, похищенным распорядились совместно, в частности, приобретя на деньги потерпевшего сигареты, что также свидетельствует о корыстном умысле осужденных с самого начала нападения на потерпевшего.

То обстоятельство, что пакет с места преступления взял П., а не все пятеро осужденных, не может свидетельствовать об отсутствии корыстного умысла у других осужденных, которым в данной конкретной ситуации не было необходимости брать похищенный пакет, их умысел на завладение чужим имуществом был реализован в том числе и посредством действий П., завладевшего пакетом непосредственно, а поскольку разбой считается окончательным с момента нападения, то все осужденные несут ответственность по ст. 162 ч. 1 УК РФ как соисполнители.

 

12. Ответственность за хранение в целях сбыта наркотических средств федеральным законом РФ N 162-ФЗ от 08.12.2003 "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ" не устранена, поскольку хранение в целях сбыта это ничто иное, как приготовление к сбыту.

(Извлечение из определения судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 19.11.2004)

 

Приговором Центрального суда г. Тольятти А. признана виновной в незаконном хранении с целью сбыта и в сбыте 563,986 гр. опия и осуждена по ст. 228 ч. 4 УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

В связи с изменением уголовного закона на основании ФЗ РФ от 08.12.2003 суд, пересматривая приговор, исключил из него указание на конфискацию, которая утратила силу, и указал, что новым законом не предусмотрена ответственность за незаконное хранение наркотических средств в целях сбыта. Все действия А. суд квалифицировал как сбыт наркотических средств в особо крупном размере, оставив квалификацию прежней по ст. 228 ч. 4 УК РФ.

Судебная коллегия рассмотрела доводы осужденной о снижении наказания и указала следующее.

Федеральный закон РФ N 162-ФЗ от 08.12.2003 "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ", предусматривающий ответственность за сбыт наркотических средств в особо - крупном размере, суровее старого по наказанию, но не предусматривает такого квалифицирующего признака, как хранение в целях сбыта. Однако ответственность за хранение в целях сбыта наркотических средств новым законом не устранена, поскольку хранение в целях сбыта это ничто иное, как приготовление к сбыту.

Постановление судьи изменено, исключено указание о том, что новым законом не предусмотрена ответственность за незаконное хранение наркотических средств в целях сбыта. Из приговора исключена ссылка на незаконное хранение наркотических средств в особо крупном размере, как на квалифицирующий признак.

 

13. Суд правильно квалифицировал действия Н. по ст. 105 ч. 1 УК РФ, так как потерпевший противоправных действий в отношении Н. не совершал.

(Извлечение из определения судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 22.11.2004)

 

Н. признан Ставропольским районным судом Самарской области виновным в совершении убийства К. и в незаконном приобретении, хранении, ношении огнестрельного оружия и боеприпасов.

Судебная коллегия по уголовным делам оставила приговор без изменения, указав следующее.

Доводы адвоката об отсутствии умысла у Н. на убийство потерпевшего проверялись судом и мотивированно отвергнуты им как несостоятельные. Они опровергаются показаниями свидетеля Д., согласно которым осужденный ревновал жену беспричинно к К. и неоднократно высказывал угрозу убить его. Н. в 2003 г. приобрел обрез и хранил его дома, но за месяц до убийства, он обрез унес, сказав, что продал его.

14 мая 2004 г. Н. распивал с К. спиртное и ссор с К. у них не было, а когда Н. с К. вышли в сени, она услышала выстрел, увидела как дочь отнимает у Н. обрез, а К. падает. Н. подтвердила показания матери и пояснила, что когда она на выстрел выбежала в сени, то увидела в руках Н. обрез, выхватила его и отбросила, К. упал, а муж перешагнул через него и убежал.

Показания указанных выше свидетелей суд обоснованно признал достоверными, положил в основу приговора, и не соглашаться с этим выводом суда оснований нет. Каких-либо причин для оговора осужденного ими в материалах дела не найдено, существенных противоречий в их показание не имеется, а ссылка осужденного на те противоречия, которые указаны в жалобе, не влияют на доказанность его вины и квалификацию его действий.

Суд обоснованно признал несостоятельным доводы осужденного о том, что он стрелял только в сторону потерпевшего, т.к. из заключения эксперта, следует, что выстрел был произведен целенаправленно в район живота.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы К. причинено проникающее в брюшную полость ранение, которое было опасным для жизни и стоит в прямой связи с причинением смерти.

При таких обстоятельствах суд правильно квалифицировал действия Н. по ст. 105 ч. 1 УК РФ. Говорить о том, что он находился в состоянии аффекта в момент совершения им выстрела или причинил смерть по неосторожности, нет оснований. Потерпевший противоправных действий в отношении Н. не совершал, тогда как осужденный заранее приготовил оружие - обрез и выстрел произвел с близкого расстояния в жизненно важную часть - живот, т.е. предвидел наступление смерти и желал ее наступления.

 

14. Действия С. верно квалифицированы как кража по предварительному сговору с незаконным проникновением в иное хранилище, поскольку С., несмотря на то, что непосредственно не проникал в контейнер, действовал с Н. согласованно, предварительно распределив роли и похищенным распорядились совместно.

(Извлечение из определения судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 14.01.2005)

 

Приговором Самарского районного суда г. Самары С. признан судом виновным в краже, т.е. тайном хищении чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в иное хранилище.

Суд обоснованно признал С. виновным в краже чужого имущества, доводы осужденного об исключении квалифицирующего признака кражи "проникновение в иное хранилище" судебная коллегия признала несостоятельными.

Из показаний С., положенных в основу приговора, следует, что он по предложению Н. подошел к контейнеру, куда последний отжав дверь контейнера проник и передал осужденному пакет с вещами, после чего с места преступления скрылись, что подтверждается показаниями потерпевшей и протоколом осмотра места происшествия.

При таких обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу о том, что они действовали по предварительному сговору группой лиц, о чем свидетельствуют фактические обстоятельства дела: С. действовал с Н. согласованно, предварительно распределив роли, согласно которым вместе подошли к контейнеру. С. следил за окружающей обстановкой, а Н. проник в контейнер и передал похищенные вещи С., после чего они совместно распорядились похищенным. Изложенное свидетельствует о том, что он совершил преступление по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в иное хранилище.

Приговор Самарского районного суда оставлен без изменения.

 

15. Суд правильно квалифицировал действия С. по ст. 162 ч. 2 УК РФ, поскольку потерпевший М. угрозу применения насилия, опасного для жизни и его здоровья воспринимал реально.

 

(Извлечение из определения судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 11.01.2005)

 

Приговором Ставропольского районного суда С. признан судом виновным в совершении разбоя, т.е. нападении в целях хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья, группой лиц по предварительному сговору, в отношении потерпевшего М.

Судебная коллегия приговор изменила.

Доводы осужденного о том, он потерпевшему не угрожал, нельзя признать состоятельными. Они опровергаются показаниями потерпевшего М., из которых следует, что парень который требовал у него деньги, сказал, чтобы он платил, иначе не уедет отсюда вообще. Все нападавшие были настроены агрессивно, угрозы он воспринял реально, так как его жизни и здоровью угрожала опасность. Показаниями самого осужденного С. о том, что когда потерпевший отказался платить за проезд, Л. сказал ему, что тогда он отсюда живым не уедет. В это время он залез рукой к себе в карман куртки, имитируя нахождение в кармане оружия, о чем у них была договоренность с Л., который после этого сказал ему не стрелять. Выхватив у потерпевшего из рук деньги, они скрылись на машине.

У суда не было оснований не доверять показаниям указанных выше лиц.

Оценив показания осужденного в совокупности с показаниями потерпевшего, свидетеля Т и другими материалами дела, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины С. в совершении разбоя. Суд правильно квалифицировал его действия по ст. 162 ч. 2 УК РФ, поскольку потерпевший М. угрозу применения насилия, опасного для жизни и его здоровья воспринимал реально, находясь в безлюдном месте, где нападавших было 3 человека, угрожавших его пристрелить.

Судебная коллегия изменила приговор Ставропольского районного суда в отношении С. Из приговора исключено указание суда о назначении дополнительного вида наказания в виде штрафа, в связи с тем, что суд не мотивировал назначение этого наказания, которое является альтернативным.

 

16. М. освобожден от наказания, назначенного приговором суда от 21.09.2004, за преступление совершенное 11.12.1995 на основании ст. 5 п. "а" Постановления Государственной Думы РФ от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг. ".

(Извлечение из определения судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 09.11.2004)

 

Приговором Волжского районного суда М. осужден по ст. 264 ч. 3 УК РФ к 4 годам лишения свободы с лишением права управлять транспортными средствами на 2 года с отбыванием наказания в ИК общего режима и взысканием в пользу С. 105 000 руб. в возмещение морального вреда и материального ущерба соответственно.

Судебная коллегия приговор изменила. указав следующее.

Суд обоснованно признал М. виновным в нарушении правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть двух лиц и дал им правильную юридическую оценку. ДТП имело место 11.12.1995.

Наказание М. назначено правильно, однако он подлежит освобождению от назначенного судом наказания в виде лишения свободы и лишения прав управлять транспортными средствами, в связи с тем, что преступление он совершил до вступления в силу Постановления Государственной Думы РФ от 26.05.2000 "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг.", в соответствии с которым лица, осужденные за преступления, совершенные по неосторожности, к лишению свободы до 5 лет включительно, освобождаются от наказания.

Кроме того, подлежит снижению размер денежной компенсации за моральный вред причиненный С. повреждением его здоровья и смертью его матери в результате неосторожности осужденного М., поскольку суд никак не мотивировал размер денежной компенсации за моральный вред, взыскав его без учета материального положения осужденного, и формы вины.

Судебная коллегия приговор изменила, М. освобожден от назначенного судом наказания.

 

17. Осуждение Т. нельзя признать справедливым вследствие чрезмерной мягкости назначенного наказания, кроме того, суд в нарушение требований ст. 73 УК РФ применил условное осуждение и в отношении дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортными средствами.

(Извлечение из определения судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 05.11.2004)

 

Приговором Куйбышевского районного суда г. Самары Т. осужден по ст. 264 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы с лишением права управлять транспортными средствами на срок 1 год. В соответствии со ст. 73 УК РФ это наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года.

Судебная коллегия по уголовным делам приговор отменила, указав следующее.

Т. обоснованно признан виновным в нарушении правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть несовершеннолетней Я., ученицы 11 класса. Однако, в достаточной степени не учел то обстоятельство, что Т. было допущено грубое нарушение правил дорожного движения, и что он совершил наезд на пешехода на пешеходном переходе, в результате погибла 17-летняя девушка, которая переходила дорогу на зеленый сигнал светофора.

При таких обстоятельствах условное осуждение Т. нельзя признать справедливым вследствие чрезмерной мягкости назначенного наказания, тем более, что суд в нарушение требований ст. 73 УК РФ применил условное осуждение и в отношении дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортными средствами, что не предусмотрено законом, в связи с чем приговор нельзя признать законным и обоснованным.

Приговор в отношении Т. отменен, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд, но в ином составе.

 

18. Суд необоснованно прекратил уголовное дело на основании ст. 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ, поскольку Н. и С. обвиняются в совершении преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ, которым нарушены законные интересы не только конкретных граждан, но и общества и государства, кроме того они не согласились с обвинением в полном объеме.

(Извлечение из определения судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 29.10.2004)

 

Постановлением Волжского районного суда уголовное дело по обвинению Н. и С. по ст. 286 ч. 1 и ст. 163 ч. 1 УК РФ прекращено в связи с примирением сторон на основании ст. 25 УПК РФ.

Н. и С. обвинялись в том, что, являясь должностными лицами - начальником и оперуполномоченным отделения уголовного розыска РОВД, умышленно превысили свои должностные полномочия и это повлекло существенное нарушение законных интересов граждан, а также охраняемых законом интересов общества и государства.

Суд, рассматривая дело в судебном заседании, исключил из обвинения С. по ст. 286 УК РФ квалифицирующий признак "с применением специальных средств", как не нашедший своего подтверждения в судебном заседании. Уголовное дело в отношении обоих подсудимых на основании ст. 25 УПК РФ и ст. 76 УК РФ прекратил, так как они впервые совершили преступление средней тяжести, примирились с потерпевшими и загладили причиненный им вред.

Судебная коллегия по уголовным делам постановление о прекращении уголовного дела отменила, указав следующее.

Действующий уголовный закон предусматривает возможность освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим.

Однако, Н. и С. обвиняются в совершении преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ, которым нарушены законные интересы не только граждан Р. и Б., с которыми достигнуто примирение у подсудимых, но и интересы общества и государства, а каких-либо сведений о том, что С. и Н. загладили вред, причиненный обществу и государству, в материалах дела нет. Более того, Н. и С. не согласны с обвинением в совершении этого преступления, что исключает примирение.

Постановление Волжского районного суда о прекращении уголовного дела отменено, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд, но в ином составе.

 

19. Суд обоснованно признал осужденного, виновным в совершении действий, описанных в приговоре, однако дал им неправильную юридическую оценку.

(Извлечение из определения судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 08.02.2005)

 

Приговором Ставропольского районного суда К. признан виновным в совершении растраты вверенных материальных ценностей - ГСМ за период с 14 августа по 13 ноября 2003 г., принадлежащих ЗАО "Пупе", совершенное лицом с использованием своего служебного положения.

Он же, признан судом виновным в тайном хищении чужого имущества за период с 14.11.2003 по 03.12.2003, принадлежащее ЗАО "Пупе".

Действия К. квалифицированы по ст. 160 ч. 3, 158 ч. 1 УК РФ.

Судебная коллегия приговор суда изменила, указав следующее.

Как видно из материалов дела и установлено судом, К. работал в ЗАО "Пупе" водителем-экспедитором и осуществлял полномочия в отношении вверенного ему имущества, не в связи с занимаемой им должностью, а выполняя свои профессиональные функции - водителя, поэтому в его действиях отсутствует квалифицирующий признак преступления - совершение хищения лицом с использованием своего служебного положения.

Кроме того, как установлено судом, К. после увольнения из ЗАО "Пупе" не сдал в установленном законом порядке вверенную ему для производственных нужд карту и путем обмана сотрудников АЗС, выдавая себя за работника ЗАО "Пупе" продолжал получать по вышеуказанной карте дизельное топливо, чем причинил материальный ущерб ЗАО "Пупе". В его действиях усматривается мошенничество, а не кража чужого имущества.

Приговор Ставропольского районного суда Самарской области изменен, действия К. переквалифицированы со ст. 160 ч. 3 УК РФ на ч. 1 ст. 160 УК РФ, со ст. 158 ч. 1 УК РФ на ст. 159 ч. 1 УК РФ В связи с изменением квалификации действий, было снижено и назначенное К. наказание.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь