Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ СВЕРДЛОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

от 2 февраля 2005 г. Дело N 44-Г-30/2005

Президиум Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                         Дементьева А.А.,

    членов президиума                                Крутько Г.А.,

                                                    Худякова В.Н.,

                                                   Кризского Г.И.,

                                                    Курченко В.Н.,

 

с участием заместителя прокурора Свердловской области Рябкова Г.Г., рассмотрев по надзорной жалобе С.Т. дело по иску Артемовского городского прокурора в интересах несовершеннолетнего С.И. и его матери С.Т. к Управлению образования в МО "Артемовский район", Муниципальному образовательному учреждению дополнительного образования N 22 "Буланашский дом детского творчества", ОАО энергетики и электрификации "Свердловэнерго", администрации МО "Артемовский район", Управлению финансов МО "Артемовский район" о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда,

 

УСТАНОВИЛ:

 

Артемовский городской прокурор в интересах несовершеннолетнего С.И. и его законного представителя С.Т. обратился в суд с иском к Управлению образования муниципального образования "Артемовский район", Муниципальному образовательному учреждению дополнительного образования N 22 "Буланашский дом детского творчества", ОАО энергетики и электрификации "Свердловэнерго", администрации МО "Артемовский район", Управлению финансов МО "Артемовский район" о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда.

В обоснование иска прокурор в своем заявлении и в судебном заседании ссылался на то, что 27.07.2000 при купании в бассейне, принадлежащем Артемовским электросетям (ОАО "Свердловэнерго"), детей, отдыхающих в оздоровительном лагере дневного пребывания "Буланашского дома детского творчества", произошел несчастный случай с С.И., 18.01.1993 года рождения, который в отсутствие контроля со стороны воспитателей стал тонуть, некоторое время находился под водой, где его увидели дети старшей группы. Они и оказавшаяся рядом педагог достали мальчика из воды, ребенку была оказана первая помощь и вызвана бригада скорой медицинской помощи.

При госпитализации поставлен диагноз: утопление, острая асфиксия, отек головного мозга, аспирационный синдром, кома 3 степени. В результате реанимационных мероприятий ребенок был возвращен к жизни, однако его здоровью причинен тяжкий вред, он стал инвалидом, не может сам себя обслуживать, утратил возможность обучения в общеобразовательной школе, нуждается в постороннем уходе и индивидуальном обучении.

По данному факту было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 293 Уголовного кодекса Российской Федерации, которое было прекращено 26.04.2002 по ст. 208 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР за недоказанностью вины в действиях должностных лиц.

В ходе расследования уголовного дела была установлена вина ответчиков, не создавших безопасные условия для купания детей в бассейне, что привело к несчастному случаю с С.И. На восстановление здоровья ребенка затрачены средства: на лечение, проезд к месту лечения, дополнительное питание. Мать ребенка утратила заработок, который она имела по месту работы, будучи вынужденной оставить работу и осуществлять уход за ребенком. Общий размер материального ущерба составил 127959 руб. 09 коп.

Кроме того, самим фактом несчастного случая и наступившими в результате последствиями и ребенку, и его матери причинен моральный вред. Ребенок стал инвалидом, не может себя обслуживать, утратил возможность обучения в общеобразовательном учреждении, нуждается в постороннем уходе и индивидуальном обучении. Его мать пережила стресс, провела бессонные ночи по поводу клинической смерти, комы сына, переносит страдания из-за его инвалидности и беспомощного состояния, вынуждена оставить работу для ухода за ребенком, переживает за будущее сына, который не может обходиться без помощи матери.

Прокурор просил взыскать компенсацию морального вреда в сумме 500000 руб. за причиненные ребенку нравственные и физические страдания, за нравственные страдания, причиненные матери ребенка, - 300000 руб.

При этом взысканные суммы, по мнению прокурора, должны быть распределены следующим образом: 80% с ОАО "Свердловэнерго", остальные 20% - солидарно со всех других ответчиков.

С.Т. и ее представитель поддержали заявленные прокурором требования в полном объеме.

Представители МОУ дополнительного образования N 22 "Буланашский дом детского творчества" исковые требования не признали, считая, что ответственность должна быть возложена на ОАО "Свердловэнерго" как владельца бассейна - источника повышенной опасности. Персонал бассейна не провел инструктаж для занимающейся группы, с правилами пользования бассейном не ознакомил, не представил информацию о глубине бассейна, в котором не были установлены ограждения. Заключенный им договор о предоставлении в пользование плавательного бассейна для юридических лиц от 18.05.2000 не соответствует санитарным нормам и правилам. Доврачебная помощь (искусственное дыхание, непрямой массаж сердца) была незамедлительно оказана ребенку воспитателями и начальником лагеря, вызванная ими бригада скорой медицинской помощи приехала очень быстро и увезла ребенка в отделение реанимации с признаками жизни.

Представитель управления образования МО "Артемовский район" исковые требования не признал, считая виновными в причинении вреда ОАО "Свердловэнерго" и "Буланашский дом детского творчества".

Представитель ОАО "Свердловэнерго" иск не признал, считая, что ответственность должен нести пользователь бассейна, как это предусмотрено договором. Инструктаж о правилах поведения был проведен, с группой детей (60 человек) 27.07.2000 находилось 6 педагогов, однако в результате ненадлежащего выполнения ими своих обязанностей по контролю за детьми произошел несчастный случай.

Представители финансового управления МО "Артемовский район" и администрации МО "Артемовский район" иск не признали, считая себя ненадлежащими ответчиками по данному делу.

Решением Артемовского городского суда от 25.11.2002 иск прокурора удовлетворен частично: с муниципального образовательного учреждения дополнительного образования N 22 "Буланашский дом детского творчества" взыскано в пользу С.Т. 127959 руб. 09 коп. в возмещение материального вреда и 130000 руб. в качестве компенсации морального вреда. В остальной части иска отказано.

При этом в мотивировочной части решения суд указал, что размер компенсации морального вреда определен им следующим образом: в пользу С.И. подлежит взысканию 100000 руб., в пользу С.Т. - 30000 руб.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 16.01.2003 уточнена резолютивная часть решения Артемовского городского суда от 25.11.2002: с Муниципального образовательного учреждения дополнительного образования N 22 "Буланашский дом детского творчества" в пользу С.Т. взысканы материальный вред в размере 127959 руб. 09 коп., а также компенсация морального вреда в размере 100000 руб. в интересах несовершеннолетнего С.И. В части взыскания в пользу С.Т. в ее интересах компенсации морального вреда в размере 30000 руб. решение суда отменено и в этой части постановлено новое решение об отказе С.Т. в иске о компенсации морального вреда в ее интересах.

Определением Артемовского городского суда от 28.09.2004 С.Т. восстановлен срок на обжалование в порядке надзора определения судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 06.01.2003.

В надзорной жалобе С.Т. просит отменить определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 06.01.2003 в части отказа ей в компенсации морального вреда как незаконное, ссылаясь на допущенное судом второй инстанции нарушение норм материального права, поскольку отсутствовали основания для отмены решения суда первой инстанции в части отказа ей в компенсации морального вреда. По мнению С.Т., факт причинения матери морального вреда в связи с несчастным случаем с ее ребенком является очевидным и в силу ст. 55 Гражданского процессуального кодекса РСФСР (ст. 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) не нуждается в доказывании.

В остальной части определение судебной коллегии не обжалуется.

Находя доводы надзорной жалобы заслуживающими внимания, судья областного суда Звягинцева Л.М. определением от 25.11.2004 истребовала дело в областной суд и определением от 17.01.2005 возбудила надзорное производство, передав дело для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции - президиум Свердловского областного суда.

 

Заслушав доклад судьи Звягинцевой Л.М., объяснения прокурора, просившего удовлетворить надзорную жалобу, проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, президиум считает надзорную жалобу обоснованной и подлежащей удовлетворению, а определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 16.01.2003 - подлежащим отмене в обжалуемой части с оставлением в силе решения суда первой инстанции по следующим основаниям. Согласно ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии со ст. 150 Гражданского кодекса Российской Федерации к нематериальным благам относятся жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, которые неотчуждаемы и непередаваемы иным способом. Их защита осуществляется в соответствии с настоящим Кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (статья 12) вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.

В силу ст. 50 Гражданского процессуального кодекса РСФСР (действовавшего на момент рассмотрения данного дела в судах двух инстанций), каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

При рассмотрении настоящего дела истцу следовало доказать в суде факт причинения ей и сыну физических и нравственных страданий, а ответчик, возражавший против удовлетворения иска о компенсации морального вреда, - отсутствие своей вины в причинении этого вреда (ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Обстоятельства причинения вреда здоровью ребенка во время нахождения его под надзором муниципального образовательного учреждения дополнительного образования N 22 "Буланашский дом детского творчества" при рассмотрении дела установлены с достоверностью, подтверждаются материалами дела.

Выводы суда, изложенные в решении, о том, что надлежащим ответчиком по данному делу следует признать Муниципальное образовательное учреждение дополнительного образования N 22 "Буланашский дом детского творчества", проверялись судом второй инстанции по кассационной жалобе данного ответчика и были признаны правильными.

Взыскивая в пользу ребенка и его матери компенсацию морального вреда, суд первой инстанции признал доказанным факт причинения нравственных и физических страданий как самому ребенку, так и его матери, определив размер компенсации морального вреда в пользу каждого из них исходя из фактических обстоятельств дела, с учетом требований разумности и справедливости, в соответствии со ст. 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Поэтому вывод суда второй инстанции, отменившего решение суда первой инстанции в части взыскания в пользу С.Т. компенсации морального вреда в сумме 30000 руб. и постановившего новое решение об отказе в иске, о том, что право требования компенсации морального вреда связано с личностью потерпевшего, а в данном случае потерпевшим является ребенок, а не его мать, переживания которой "находятся не в прямой, а в опосредованной причинной связи с действиями виновных лиц", является ошибочным, поскольку основан на неправильном толковании норм материального права, регулирующих возникшие спорные правоотношения, противоречит их существу.

В соответствии со ст. 1 Семейного кодекса Российской Федерации, предусматривающей общие начала семейного законодательства, семья, материнство, отцовство и детство в Российской Федерации находятся под защитой государства.

Семейное законодательство исходит из необходимости укрепления семьи, построения семейных отношений на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи, обеспечения беспрепятственного осуществления членами семьи своих прав, возможности судебной защиты этих прав.

В силу закона родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей, защищать их права и интересы. На родителей возложена ответственность за воспитание и развитие своих детей, забота о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей; обязанность по содержанию несовершеннолетних, а также нетрудоспособных совершеннолетних детей, нуждающихся в помощи.

Учитывая особый характер отношений, возникающих между родителями и несовершеннолетними детьми, применительно к обстоятельствам данного дела, установленным судом первой инстанции, с которыми согласился суд второй инстанции, и которые подтверждаются материалами дела, факт, что в связи с травмой, причиненной ребенку, и наступившими в ее результате последствиями был причинен моральный вред не только самому ребенку, но и его матери, является очевидным и в силу ст. 55 Гражданского процессуального кодекса РСФСР (ст. 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) не нуждается в доказывании.

При таких обстоятельствах постановленное судом второй инстанции решение в части отмены решения суда первой инстанции с вынесением нового решения об отказе в иске С.Т. о компенсации морального вреда подлежит отмене с оставлением в силе решения суда первой инстанции в этой части.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 386 - 388, п. 4 ч. 1 ст. 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, президиум

 

ПОСТАНОВИЛ:

 

определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 16.01.2003 в части отмены решения Артемовского городского суда от 25.11.2002 и принятия нового решения об отказе в иске о компенсации морального вреда в сумме 30000 руб. в пользу С.Т. (в ее интересах) отменить, решение Артемовского городского суда от 25.11.2002 в этой части оставить без изменения.

 

Председательствующий

ДЕМЕНТЬЕВ А.А.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь