Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 9 февраля 2005 г. N 44у-19/2005

 

Президиум Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Епифановой В.Н.,

членов - Березкина В.Г., Богословской И.И., Миронова Л.А., Яковлевой Т.И.

рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению прокурора Санкт-Петербурга З. на приговор Смольнинского федерального суда Центрального района Санкт-Петербурга от 1 сентября 2004 г., которым

Г., <...>,

осужден по ст. 161 ч. 2 п. "в" УК РФ к 5 годам лишения свободы без штрафа. На основании ст. 79 ч. 7 п. "в" УК РФ отменено условно-досрочное освобождение по приговору от 22.08.2000 г. В соответствии со ст. 70 УК РФ частично присоединено в виде 2 мес. лишения свободы наказание, неотбытое по приговору Смольнинского суда от 22.08.2000 г., окончательно определено наказание в виде 5 лет 2 мес. лишения свободы без штрафа; и на определение судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 4 ноября 2004 года, которым приговор суда оставлен без изменения.

В надзорном представлении прокурора поставлен вопрос о пересмотре приговора и определения судебной коллегии, переквалификации действий Г. со ст. 161 ч. 2 п. "в" УК РФ на ст. 158 ч. 3 и 30 ч. 3, 158 ч. 3 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Березкина В.Г., мнение прокурора Литвиненко С.И., поддержавшего доводы надзорного представления, президиум

 

установил:

 

Приговором суда Г. признан виновным в совершении открытого хищения чужого имущества (грабежа), с незаконным проникновением в жилище, а именно в том, что 31 мая 2004 года около 02 часов 45 минут Г. неустановленным путем через входную дверь, с целью хищения чужого имущества, незаконно проник в комнату N 13 общежития <...>, откуда тайно похитил имущество В. - фотоаппарат "Самсунг" стоимостью 627 руб., мобильный телефон "Самсунг А 300" стоимостью 2850 руб., с зарядным устройством, в комплекте с сим-картой стоимостью 170 руб., часы мужские стоимостью 500 руб., деньги в сумме 1500 руб., магнитофон стоимостью 1800 руб., видеомагнитофон стоимостью 2500 руб., машинку для стрижки волос "Скарлет" стоимостью 495 руб., джинсовую рубашку стоимостью 300 руб., три зонта стоимостью соответственно 200, 50, 50 руб., на общую сумму 300 руб., а всего похитил чужое имущество на общую сумму 11 042 руб., однако, будучи застигнутым на месте преступления гражданином Ж. и осознавая открытый характер своих действий, удерживая при себе фотоаппарат "Самсунг", мобильный телефон "Самсунг А 300", мужские часы и деньги в сумме 1500 рублей, с места происшествия скрылся.

В надзорном представлении прокурора поставлен вопрос о пересмотре приговора суда и определения судебной коллегии в связи с неправильным применением закона и несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела. В представлении указывается, что выводы суда о квалификации действий Г. как открытого хищения чужого имущества и удержания его, не подтверждаются доказательствами, приведенными в приговоре. В нем утверждается, что для Ж. и В. в момент совершения Г. противоправных действий не было очевидным, что похищается имущество. Предлагается квалифицировать действия Г. в отношении имущества, которое не было вынесено из комнаты, как покушение на кражу, а в отношении имущества, которым завладел подсудимый, как оконченную кражу с проникновением в жилище.

Проверив материалы дела и обсудив доводы надзорного представления, Президиум находит его подлежащим удовлетворению частично.

Квалифицируя действия Г. как открытое похищение чужого имущества, суд указал, что Г., будучи обнаруженным Ж., продолжал усилия, направленные на завладение имуществом, а именно: скрылся от Ж., при этом удерживая при себе похищенное. Г. имел реальную возможность распорядиться похищенным по своему усмотрению и распорядился им.

Данные выводы суда не подтверждаются доказательствами, приведенными в приговоре.

Как следует из показаний свидетеля Ж., приведенных в приговоре, в указанный день он пришел к себе домой и из коридора заметил свет в комнате. Войдя в комнату, он увидел ранее неизвестного ему молодого человека, впоследствии оказавшегося Г. Выгнав Г. из комнаты, он заметил, что на полу валяются принадлежащие им предметы и у входной двери лежат сложенные к выносу вещи - магнитофон стоимостью 1800 руб., видеомагнитофон стоимостью 2500 руб., машинка для стрижки волос стоимостью 495 руб., джинсовая рубашка стоимостью 300 руб., три зонта общей стоимостью 200 руб. Также он увидел, что из комнаты Г. похищены фотоаппарат "Самсунг" стоимостью 627 руб., мобильный телефон "Самсунг А 300" с зарядным устройством стоимостью 2850 руб. с сим-картой стоимостью 170 руб., часы мужские стоимостью 500 руб. и деньги в сумме 1500 руб. Он выскочил в коридор, но Г. уже скрылся.

Потерпевшая В. показала, что проснулась от крика. Вскочив, увидела, что Ж. выталкивает из комнаты Г. Только после того, как Г. выгнали, она увидела, что у входной двери лежат сложенные для выноса вещи, а часть вещей похищена.

Указанные обстоятельства не свидетельствуют о том, что Ж. и В. понимали об открытом похищении имущества Г.

При указанных обстоятельствах законных оснований для квалификации действий подсудимого как грабеж не имелось.

Материалами дела подтверждается, что действия Г. были направлены на тайное похищение чужого имущества, из которого он завладел фотоаппаратом "Самсунг", мобильным телефоном, мужскими часами и деньгами в сумме 1500 рублей.

Об этом потерпевшим стало известно после того, как Г. скрылся. Остальное имущество Г. приготовил для выноса из комнаты, но довести преступление до конца не смог по независящим от него причинам.

По смыслу закона, если виновный завладел лишь частью имущества, а умысел его был направлен на хищение имущества в большем размере, завладеть которым он не смог по независящим от него причинам, его действия следует квалифицировать как покушение на кражу в соответствии с его умыслом.

Поэтому действия Г. подлежали квалификации по ст. 30 ч. 3, 158 ч. 3 УК РФ как покушение на тайное похищение чужого имущества с незаконным проникновением в жилище. Квалификацию действий Г. как два самостоятельных преступления нельзя признать обоснованной, поскольку его действия охватывались единым умыслом на завладение имуществом, которое было приготовлено к хищению и частью из которого он смог распорядиться.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 407 - 408 УПК РФ, президиум

 

постановил:

 

Надзорное представление прокурора Санкт-Петербурга удовлетворить частично.

Приговор Смольнинского федерального суда Центрального района Санкт-Петербурга от 1 сентября 2004 года и определение судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 4 ноября 2004 г. в отношении Г. изменить.

Переквалифицировать действия Г. со ст. 161 ч. 2 п. "в" УК РФ на ст. 30 ч. 3, 158 ч. 3 УК РФ и назначить ему наказание по этому закону в виде 4 (четырех) лет лишения свободы без штрафа.

На основании ст. 70 УК РФ частично присоединить неотбытое по приговору от 22.08.2000 года наказание в виде 2 месяцев лишения свободы и окончательно назначить наказание в виде 4 лет 2 месяцев лишения свободы без штрафа.

В остальном тот же приговор и определение судебной коллегии оставить без изменения.

 

Председательствующий

ЕПИФАНОВА В.Н.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь