Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

РЕШЕНИЕ

от 11 февраля 2005 г. N 3-1/05

 

Именем Российской Федерации

 

11 февраля 2005 года Санкт-Петербургский городской суд в составе судьи Масоловой С.Н. с участием прокурора Бородина А.М. при секретаре Птоховой З.Ю.

рассмотрел в открытом судебном заседании дело по заявлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации о признании недействующим третьего предложения пункта 3 статьи 8 Закона Санкт-Петербурга от 18 октября 2000 года N 552-64 "О мировых судьях Санкт-Петербурга", установил:

 

Статьей 8 Закона Санкт-Петербурга от 18 октября 2000 года N 552-64 "О мировых судьях Санкт-Петербурга" (в редакции от 4 июля 2001 года) (л.д. 40) установлено:

1. Материально-техническое обеспечение деятельности мировых судей осуществляется Администрацией Санкт-Петербурга.

2. Главным распорядителем средств, предусмотренных бюджетом Санкт-Петербурга на финансирование расходов, необходимых для материально-технического обеспечения деятельности мировых судей, включая заработную плату и социальные выплаты работникам аппаратов мировых судей, является Администрация Санкт-Петербурга. Администрация Санкт-Петербурга осуществляет финансирование целевых статей бюджета Санкт-Петербурга, касающихся материально-технического обеспечения деятельности мировых судей, по казначейской системе исполнения бюджета Санкт-Петербурга в пределах кассового плана.

3. Исполнение расходов по материально-техническому обеспечению деятельности мировых судей учитывается на специальных лицевых счетах, открытых управлением казначейства Комитета финансов Санкт-Петербурга для каждого мирового судьи. Мировой судья составляет поручения на оплату расходов, предусмотренных сметой расходов на материально-техническое обеспечение деятельности мирового судьи и в пределах лимитов бюджетных обязательств на соответствующий финансовый год. Мировой судья обладает правами юридического лица.

4. Мировой судья вправе заключить соглашение о передаче полномочий в части расходования средств, предусмотренных бюджетом Санкт-Петербурга на материально-техническое обеспечение деятельности мировых судей, с Управлением Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации в Санкт-Петербурге.

5. Отраслевой исполнительный орган государственной власти Санкт-Петербурга, осуществляющий управление имуществом Санкт-Петербурга, для работы мировых судей предоставляет благоустроенные помещения, оснащенные телефонной связью, необходимой мебелью, пожарным инвентарем, пожарно-охранной сигнализацией.

Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации обратился в Санкт-Петербургский городской суд с заявлением, в котором просил признать противоречащим федеральному законодательству, в частности пункту 3 статьи 10 Федерального закона "О мировых судьях в Российской Федерации", положение пункта 3 статьи 8 Закона Санкт-Петербурга "О мировых судьях Санкт-Петербурга", наделяющее мировых судей Санкт-Петербурга правами юридического лица.

В судебном заседании 7 февраля 2005 года представитель заявителя в порядке части 1 статьи 39 ГПК РФ изменил основания заявленного требования (л.д. 202-203), представив об этом 8 февраля 2005 года письменное заявление (л.д. 208-210, 211).

В заявлении утверждается, что полномочие, предоставленное оспариваемым положением указанной нормы Закона субъекта Российской Федерации судам субъекта Российской Федерации вне пределов, установленных федеральным законодательством, не соответствует их юридической природе.

Заявитель полагает, что юридическая природа мирового судьи определена Федеральным конституционным законом "О судебной системе Российской Федерации" от 31 декабря 1996 года N 1-ФКЗ мировой судья осуществляет правосудие (статья 4) и мировой судья в пределах своей компетенции рассматривает гражданские, административные и уголовные дела в качестве суда первой инстанции (пункт 1 статьи 28).

Наделение оспариваемым положением Закона Санкт-Петербурга мировых судей субъекта РФ правами юридического лица, т.е. возможностью участвовать в гражданском обороте в качестве представителей судебной власти, а значит, от своего имени, т.е. судьи, приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде, не соответствует юридической природе этих судей, как лиц, осуществляющих правосудие.

В связи с чем заявитель просит признать третье предложение пункта 3 статьи 8 Закона Санкт-Петербурга от 18 октября 2000 года N 552-64 (в редакции от 8 июля 2001 года) "О мировых судьях Санкт-Петербурга" "Мировой судья обладает правами юридического лица" недействующим с момента принятия данного Закона.

Представитель Законодательного Собрания Санкт-Петербурга заявленное требование не признал, ссылаясь на то, что оно является необоснованным.

Представители Губернатора Санкт-Петербурга, Комитета по вопросам законности, правопорядка и безопасности Правительства Санкт-Петербурга, Совета судей Санкт-Петербурга считают, что заявленное требование правомерно и подлежит удовлетворению.

Суд, выслушав объяснения представителей сторон, находит, что заявленное требование подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 8 июня 2004 года N 230-О по запросу Санкт-Петербургского городского суда (л.д. 131-133), мировые судьи согласно статьям 3, 4 и 28 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" относятся к числу судов субъектов Российской Федерации, которые входят в единую судебную систему Российской Федерации, а потому их полномочия и порядок деятельности устанавливаются как федеральным законодательством, так и законодательством субъекта Российской Федерации.

Федеральный закон "О мировых судьях Российской Федерации", принятый в развитие положений названного Федерального конституционного закона и закрепляющий основные принципы организации и деятельности мировых судей, определяет пределы компетенции субъектов Российской Федерации в регулировании их деятельности.

В соответствии со статьей 71 (пункт "о") Конституции Российской Федерации, согласно которой судоустройство относится к ведению Российской Федерации, и, исходя из принципа единства судебной системы, федеральный законодатель вправе определить перечень действующих в Российской Федерации судов, их правовой статус и компетенцию.

Вместе с тем в пределах, предусмотренных федеральным законодательством, каждый субъект Российской Федерации самостоятельно устанавливает порядок организации и материально-технического обеспечения деятельности мировых судей.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 6 марта 2003 года N 103-О по запросам Государственного Собрания Республики Башкортостан и Государственного Совета Республики Татарстан о проверке конституционности части 1 статьи 27 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", предоставление законами субъектов Российской Федерации судам субъектов Российской Федерации полномочий вне пределов, установленных федеральным законодательством, не противоречит Конституции Российской Федерации, если эти полномочия соответствуют их юридической природе и касаются вопросов, относящихся к ведению субъектов Российской Федерации в силу статьи 73 Конституции Российской Федерации.

Как указано выше, в соответствии с пунктами 2, 4 статьи 4 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" и статьи 1 Федерального закона "О мировых судьях в Российской Федерации" мировые судьи в Российской Федерации являются судьями общей юрисдикции субъектов Российской Федерации и входят в единую судебную систему Российской Федерации.

Статья 3 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" устанавливает единство судебной системы Российской Федерации путем законодательного закрепления единства статуса судей. Указанный конституционный принцип реализован в статье 12 названного Закона и статье 2 Федерального закона "О статусе судей в Российской Федерации", согласно которым все судьи в Российской Федерации обладают единым статусом.

Анализ вышеприведенных норм федерального законодательства позволяет сделать вывод, что и на мировых судей, входящих в единую судебную систему Российской Федерации и обладающих единым с другими судьями статусом судей, распространяются нормы Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации".

Таким образом, юридическая природа мировых судей, относящихся к числу судов субъектов Российской Федерации, определяется положениями указанных выше законов.

Согласно положениям этих законов судьями являются лица, наделенные в соответствии с Конституцией Российской Федерации и Федеральным конституционным законом "О судебной системе Российской Федерации" полномочиями осуществлять правосудие и исполняющие свои обязанности на профессиональной основе (статья 11 ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации"). Мировой судья в пределах своей компетенции рассматривает гражданские, административные и уголовные дела в качестве суда первой инстанции. Полномочия и порядок деятельности мирового судьи устанавливаются федеральным законом и законом субъекта Российской Федерации (статья 28 ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации").

Мировые судьи осуществляют правосудие именем Российской Федерации. Порядок осуществления правосудия мировыми судьями устанавливается федеральными законами.

Как было указано выше, в соответствии с пунктами 1, 2 статьи 8 Закона Санкт-Петербурга "О мировых судьях Санкт-Петербурга" материально-техническое обеспечение деятельности мировых судей осуществляется Администрацией Санкт-Петербурга, которая является главным распорядителем средств, предусмотренных бюджетом Санкт-Петербурга на финансирование расходов, необходимых для материально-технического обеспечения деятельности мировых судей, включая заработную плату и социальные выплаты работникам аппаратов мировых судей, осуществляет финансирование целевых статей бюджета Санкт-Петербурга, касающихся материально-технического обеспечения деятельности мировых судей, по казначейской системе исполнения бюджета Санкт-Петербурга в пределах кассового плана.

Как пояснил представитель Губернатора Санкт-Петербурга, в развитие положений названного Закона Санкт-Петербурга распоряжением Комитета финансов Администрации Санкт-Петербурга от 24.08.2001 N 67-р утверждено Положение о порядке финансирования расходов, предусмотренных в бюджете Санкт-Петербурга на реализацию Закона Санкт-Петербурга "О мировых судьях Санкт-Петербурга" (далее - Положение) (л.д. 89-102).

Согласно данному Положению главный распорядитель средств указывается в приложении "Ведомственная структура расходов бюджета" к закону о бюджете Санкт-Петербурга на соответствующий финансовый год. Мировой судья в соответствии с Положением является распорядителем бюджетных средств (пункт 1.2).

Средства бюджета Санкт-Петербурга перечисляются в соответствии с казначейской системой исполнения бюджета Санкт-Петербурга на основании поручений на оплату расходов, составленных распорядителем (пункт 1.7 Положения).

Санкционирование расходов распорядителей производится главным распорядителем бюджетных средств на основании следующих документов:

а) сметы доходов и расходов, утвержденной мировым судьей, согласованной с главным распорядителем;

б) документов, подтверждающих заключение контракта между распорядителем и получателем в соответствии с действующим законодательством и нормативными правовыми актами, в случае если закупка товаров, работ и услуг осуществляется на сумму свыше 2000 минимальных размеров оплаты труда;

в) документов, подтверждающих выполнение работ или оказание услуг (пункт 1.8 Положения).

Мировой судья составляет поручения на оплату расходов, предусмотренных сметой расходов на материально-техническое обеспечение деятельности мирового судьи в пределах лимитов бюджетных обязательств, на соответствующий финансовый год.

Наделение мирового судьи правами юридического лица возлагает на него помимо осуществления им своих полномочий и обязанности, в частности:

- ведения финансово-хозяйственной деятельности судебного участка, в том числе обеспечение финансовой дисциплины, совершение банковских операций, подписание финансовых документов и т.д.;

- заключение государственных контрактов и договоров;

- осуществление контроля за ходом проводимых капитальных ремонтов, при этом мировые судьи, не обладая специальными знаниями в области строительства, подписывают сметы и акты выполненных работ.

Распорядители - мировые судьи несут также и ответственность за:

а) правильность составления и достоверность представленных документов к оплате;

б) целевое использование бюджетных средств;

в) соблюдение нормативов финансовых затрат на предоставление услуг при утверждении смет доходов и расходов;

г) эффективное использование бюджетных средств;

д) достоверность и своевременность представления отчетов и других сведений, связанных с использованием бюджетных средств (пункт 6.2 Положения).

Согласно пункту 6.3 Положения главный распорядитель осуществляет контроль за расходованием бюджетных средств, предоставленных распорядителям.

В силу пункта 6.4 Положения при использовании бюджетных средств распорядитель должен соблюдать принцип адресности и целевого характера использования бюджетных средств. Действия, приводящие к нарушению адресности либо к направлению их на цели, не обозначенные в бюджете, при выделении конкретных средств рассматриваются как нарушение бюджетного законодательства Российской Федерации.

В случае выявления фактов нецелевого использования бюджетных средств к нарушителям бюджетного законодательства применяются меры, предусмотренные действующим законодательством (пункт 6.5 Положения).

Таким образом, реализуя свои права юридического лица, мировой судья выступает стороной по договорам, самостоятельно ведет финансово-хозяйственную деятельность судебного участка, совершает банковские операции, участвует в бюджетном процессе в качестве распорядителя соответствующих средств, проводит конкурсные процедуры для заключения государственных контрактов по закупке материальных ценностей, проведения капитальных и текущих ремонтов и другие действия.

Наделив мирового судью правами юридического лица, Закон Санкт-Петербурга наделил его всеми правами, которыми обладает юридическое лицо как субъект гражданских правоотношений (с ограничениями, предусмотренными законом в отношении органов государственной власти). Вместе с тем права юридического лица неразрывно связаны с его обязанностями. Таким образом, субъект Российской Федерации наделил мировых судей не только правами, но возложил на них и обязанности юридических лиц.

Как заявил представитель Совета судей Санкт-Петербурга, по мнению Совета судей Санкт-Петербурга, являющегося в силу статьи 3 Федерального закона от 14.03.2002 N 30-ФЗ "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" органом судейского сообщества, сформированным и действующим для выражения интересов судей как носителей судебной власти, основными задачами которого являются согласно статье 4 этого же Закона в частности: содействие в совершенствовании судебной системы и судопроизводства; защита прав и законных интересов судей; участие в организационном, кадровом и ресурсном обеспечении судебной деятельности, оспариваемое положение Закона, наделяющее мировых судей Санкт-Петербурга правами юридического лица, без согласия мирового судьи перекладывает возложенную федеральным законодательством обязанность органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации по обеспечению деятельности мирового судьи на самого мирового судью, ограничиваясь только перечислением денежных средств на счет мирового судьи как юридического лица. Наделение самого мирового судьи дополнительными правами и обязанностями юридического лица, не связанными с осуществлением правосудия, противоречит федеральному законодательству, поскольку обеспечение деятельности мирового судьи не может возлагаться на самого мирового судью.

В постановлении от 14 октября 2004 года "О порядке материально-технического обеспечения деятельности мировых судей Санкт-Петербурга" Совет судей Санкт-Петербурга признал недопустимым совмещение мировыми судьями Санкт-Петербурга функций по осуществлению правосудия и функций хозяйствующих субъектов, поддержав создание Управления по обеспечению деятельности мировых судей в Комитете по вопросам законности, правопорядка и безопасности Правительства Санкт-Петербурга, предусмотрев переходный период, позволяющий не допустить срыва работы мировых судей (л.д. 164 об., 184).

Аналогичную позицию высказал и Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации в письме его генерального директора (л.д. 158 об. - 159, 183), по мнению которого оспариваемой нормой Закона Санкт-Петербурга на мировых судей Санкт-Петербурга возложены несвойственные судьям функции, в том числе по осуществлению хозяйственной деятельности и материально-техническому обеспечению, предусматривающие осуществление мировыми судьями Санкт-Петербурга функций по распоряжению имуществом, приобретению и осуществлению имущественных и личных неимущественных прав со всеми вытекающими правовыми последствиями, что противоречит требованиям федерального законодательства, является одной из причин, сдерживающих становление мировой юстиции в Санкт-Петербурге, и отрицательно влияет на эффективное функционирование мировой юстиции в Санкт-Петербурге.

Доводы представителя Законодательного Собрания Санкт-Петербурга о том, что оспариваемое положение Закона Санкт-Петербурга было установлено для обеспечения самостоятельности мирового судьи как судебного органа государственной власти Санкт-Петербурга, в связи с чем оно соответствует юридической природе мирового судьи, не могут быть приняты во внимание.

Согласно статье 10 Конституции Российской Федерации государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны.

Статьей 16 Устава Санкт-Петербурга определено, что мировые судьи входят в систему органов государственной власти Санкт-Петербурга. Однако самостоятельность государственного органа заключается не в возможности самостоятельно осуществлять хозяйственную деятельность и автономии воли хозяйствующего субъекта, как это имеет место в гражданских правоотношениях. Самостоятельность государственного органа власти заключается в возможности самостоятельно принимать решения, предусмотренные законом в сфере законотворчества, принятии подзаконных актов, реализации законов, а также в сфере отправления правосудия.

В рамках системы органов государственной власти органы законодательной, исполнительной и судебной власти выполняют собственные функции.

В Конституции Российской Федерации определено, что суд является единственным государственным органом, осуществляющим особую функцию государства - правосудие.

Судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного, уголовного и арбитражного судопроизводства.

Суть судебной юрисдикции - правоприменение.

Самостоятельность - это неделимость судебных функций с каким-либо другим органом.

Деятельность мирового судьи Санкт-Петербурга как судебного органа государственной власти Санкт-Петербурга в первую очередь заключается в реализации его полномочий как судьи и должна быть связана исключительно с процессом отправления правосудия.

При наделении же мирового судьи статусом юридического лица по гражданскому законодательству (в организационно-правовой форме государственного учреждения) и, следовательно, статусом бюджетного учреждения субъекта Российской Федерации по бюджетному законодательству, когда мировой судья в рамках бюджетных правоотношений наделяется правами распорядителя бюджетных средств, мировые судьи, являясь бюджетными учреждениями - распорядителями бюджетных средств, становятся подведомственными соответствующему органу исполнительной власти как главному распорядителю указанных средств бюджета субъекта Российской Федерации. Вместе с тем, мировой судья не может являться должностным лицом системы исполнительной власти и, следовательно, не может занимать должности в учреждениях, подведомственных органам исполнительной власти, поскольку это противоречит указанному выше конституционному принципу разделения властей и принципу независимости судей.

В соответствии с пунктом 1 статьи 10 Федерального закона "О мировых судьях в Российской Федерации" финансирование расходов на заработную плату мировых судей и социальные выплаты, предусмотренные для судей федеральными законами, осуществляется из федерального бюджета через органы Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации. Следовательно, мировой судья является должностным лицом, расходы на денежное содержание которого осуществляются по целевой статье ("Оплата труда") главного распорядителя средств федерального бюджета - Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации. Форма указанных расходов согласно статье 70 Бюджетного кодекса Российской Федерации - расходы бюджетного учреждения Российской Федерации (Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации).

Если мировой судья представляет собой самостоятельное бюджетное учреждение субъекта Российской Федерации, то указанные расходы, исходя из принципов бюджетной системы, не могут осуществляться непосредственно из федерального бюджета (через федеральные бюджетные учреждения), а должны предоставляться в форме субвенций бюджету субъекта Российской Федерации на заработную плату и социальные выплаты мировых судей (статья 78 Бюджетного кодекса Российской Федерации).

Таким образом, положение пункта 1 статьи 10 Федерального закона "О мировых судьях в Российской Федерации", устанавливающее, что финансирование расходов на заработную плату мировых судей и социальные выплаты, предусмотренные для судей федеральными законами, осуществляется из федерального бюджета через органы Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, подразумевает под мировым судьей именно отдельное должностное лицо и исключает с точки зрения бюджетного права возможность наделения его правами бюджетного учреждения субъекта Российской Федерации.

Рассматривая положения указанной нормы Закона в плоскости бюджетного права, следует сделать вывод о том, что законодатель субъекта Российской Федерации вправе предусмотреть создание обособленных бюджетных учреждений - распорядителей средств бюджета субъекта Российской Федерации, выделяемых на материально-техническое обеспечение деятельности мировых судей. При этом указанные бюджетные учреждения должны быть подведомственны соответствующему органу исполнительной власти как главному распорядителю указанных средств бюджета субъекта Российской Федерации. Вместе с тем, мировой судья не может являться должностным лицом системы исполнительной власти и, следовательно, не может занимать должности в указанных бюджетных учреждениях.

Ссылки представителя Законодательного Собрания Санкт-Петербурга на решение Санкт-Петербургского городского суда от 25 апреля 2001 года по делу N 3-163/01 (л.д. 82-88) также не могут быть приняты во внимание.

Указанное судебное постановление было вынесено по другому предмету спора, в частности, пункту 6 статьи 7 Закона Санкт-Петербурга "О мировых судьях Санкт-Петербурга", устанавливающему, что мировой судья обладает правом приема на работу и увольнения с работы работников аппарата мирового судьи.

Отказывая в признании названной нормы недействующей, суд, в частности, указал, что предоставленное законодателем субъекта Российской Федерации мировому судье право приема на работу и увольнения с работы работников аппарата суда является наделением его полномочием, не предоставленным ему федеральным законом, а является конкретизацией положения статьи 32 Закона РФ "О судебной системе Российской Федерации", предоставляющей полномочия мировому судье по осуществлению руководства подчиненного ему аппарата суда (л.д. 87).

При этом вопрос о наличии или отсутствии у мирового судьи прав юридического лица судом не рассматривался, в связи с чем названное решение суда в силу части 2 статьи 209 ГПК РФ не может иметь преюдициальной силы по настоящему делу.

С учетом даты принятия оспариваемой нормы Закона (2001 год) и правовых последствий признания оспариваемой ее части недействующей суд считает возможным признать ее недействующей с момента вступления решения суда в законную силу.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. 194-198, 253 ГПК РФ, суд решил:

 

Заявление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации удовлетворить.

Признать третье предложение пункта 3 статьи 8 Закона Санкт-Петербурга от 18 октября 2000 года N 552-64 (в редакции от 4 июля 2001 года) "О мировых судьях Санкт-Петербурга" "Мировой судья обладает правами юридического лица" недействующим с момента вступления решения суда в законную силу.

Сообщение о данном решении подлежит опубликованию в журнале "Вестник Законодательного Собрания Санкт-Петербурга" после вступления решения суда в законную силу.

Решение может быть обжаловано в 10-дневный срок в Верховный Суд Российской Федерации.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь