Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ЗА IV КВАРТАЛ 2007 ГОДА

 

УПК РФ не предусматривает право участников процесса обжаловать постановление судьи по результатам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания.

 

Постановлением судьи Советского районного суда гор. Казани Республики Татарстан от 24 сентября 2007 года отклонены замечания заявителя Б. на протокол судебного заседания от 13 сентября 2007 года.

Не согласившись с этим, Б. обратился с жалобой в суд кассационной инстанции.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Татарстан от 9 октября 2007 года производство по жалобе Б. прекращено в связи с тем, что УПК РФ не предусматривает право участников процесса обжаловать постановление судьи по результатам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания.

 

Статья 125 УПК РФ не предоставляет судье права отмены постановления следователя.

 

Постановлением судьи Набережночелнинского городского суда РТ от 14 ноября 2007 года удовлетворена жалоба адвоката М. на постановление старшего следователя ССУ ГСУ при МВД РТ от 11 октября 2007 года об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Г.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Татарстан от 12 октября 2007 года постановление судьи отменено по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 125 УПК РФ судья по результатам рассмотрения жалобы выносит одно из следующих решений: о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенные нарушения либо об оставлении жалобы без удовлетворения.

Судья, рассмотрев жалобу адвоката М. и признав постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела  незаконным, его отменил, возложив обязанность устранить допущенные по делу нарушения на прокурора, хотя с 7 сентября 2007 года в соответствии с ФЗ РФ N 87 от 5 июня 2007 года прокуратура органом, надзирающим за процессуальной деятельностью следователей, не является.

 

Нарушение положений ст. 316 УПК РФ привело к отмене приговора.

 

Приговором Бугульминского городского суда Республики Татарстан от 10 октября 2007 года В. осужден по ст. 158 ч. 1 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год 3 месяца условно с испытательным сроком на 1 год 6 месяцев. Приговор постановлен в особом порядке.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Татарстан от 13 ноября 2007 года приговор отменен по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 316 УПК РФ при особом порядке судебного разбирательства судья не проводит в общем порядке исследование и оценку доказательств, собранных по уголовному делу. При этом могут быть исследованы лишь обстоятельства, характеризующие личность подсудимого.

Суд в нарушение требований названного закона допросил потерпевшую по вопросу значительности причиненного ей ущерба и переквалифицировал действия В. с учетом добытых в судебном заседании новых доказательств с ч. 2 ст. 158 п. "в" УК РФ на ч. 1 ст. 158 УК РФ, исключив квалифицирующий признак хищения - причинение значительного ущерба потерпевшему.

В данном случае суду следовало вынести постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

 

Нарушение положений Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22.01.1993 привело к отмене постановления судьи.

 

Постановлением судьи Вахитовского районного суда города Казани от 20 ноября 2007 года отказано в принятии к производству жалобы адвоката Х. о признании незаконным и необоснованным содержания под стражей П., срок которого составляет более 4 месяцев.

Из представленных суду материалов следует, что 6 июля 2007 года прокурором Вахитовского района г. Казани в соответствии с ч. 2 ст. 466 УПК РФ в отношении П., гражданина Украины, была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу в связи с тем, что П. находится в международном розыске за совершение преступлений, предусмотренных ст. 190 ч. 3 УК Украины.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Татарстан от 11 декабря 2007 года постановление отменено по следующим основаниям.

Ст. 466 УПК РФ, на которую суд сослался в своем постановлении, не предполагает возможность применения к лицу, в отношении которого решается вопрос о выдаче его другому государству для привлечения к уголовной ответственности, меры пресечения в виде заключения под стражу вне предусмотренного уголовно-процессуальным законодательством порядка и сверх установленных им сроков применения данной меры пресечения.

В соответствии с ч. 1 ст. 61 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22.01.1993 с изменениями от 28.03.1997, подписанной в том числе и Украиной, лицо, выдача которого требуется, по ходатайству может быть взято под стражу и до получения требования о выдаче.

Часть 2 ст. 61 Конвенции предусматривает задержание лица и без ходатайства, если есть основания подозревать, что оно совершило на территории Договаривающей Стороны преступление, влекущее выдачу.

Однако согласно ст. 62 указанной Конвенции лицо, взятое под стражу, должно быть освобождено, если требование о его выдаче не поступит в течение месяца со дня взятия его под стражу, а в отношении задержанного лица - если требование о его выдаче не поступит в течение срока, предусмотренного законодательством для задержания.

Из изложенного следует, что содержание лица под стражей в связи с нахождением его в международном розыске в целях рассмотрения ходатайства иностранного государства об экстрадиции не может иметь неопределенный срок.

В материалах дела отсутствуют данные о подготовке П. к экстрадиции.

Следовательно, судом законность и обоснованность действий прокурора должны были быть проверены в порядке ст. 125 УПК РФ.

 

Неоднократная судимость не может быть основанием для отказа в условно-досрочном освобождении от наказания.

 

Постановлением Альметьевского городского суда Республики Татарстан от 5 сентября 2007 года К. отказано в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Татарстан от 5 октября 2007 года постановление отменено по следующим основаниям.

Отказывая в условно-досрочном освобождении К. от отбывания наказания, суд мотивировал свое решение тем, что К. через непродолжительное время после освобождения из мест лишения свободы вновь совершил умышленные преступления и с учетом характера и степени общественной опасности содеянного его условно- досрочное освобождение невозможно. Однако данное указание суда не основано на требованиях ст. 79 УК РФ, а потому не может быть мотивом для отказа в удовлетворении ходатайства осужденного.

 

Производство выемки сведений об исходящих и входящих телефонных соединениях требует судебной санкции.

 

17.09.2007 следователь СО при Алексеевском РОВД обратился в суд с ходатайством о разрешении производства контроля телефонных переговоров (распечатки) детализации исходящих и входящих соединений похищенного телефона.

Постановлением судьи Алексеевского районного суда от 17.09.2007 ходатайство следователя оставлено без удовлетворения со ссылкой на то, что вынесение по этому поводу судебного решения не требуется.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Татарстан от 12 октября 2007 года постановление отменено по следующим основаниям.

Согласно ст. 183 ч. 2 УПК РФ выемка предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, производится на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса.

Ст. ст. 183, 165 УПК РФ в указанной редакции действуют с 07.09.2007. Судья, принимая решение, данное изменение закона не учел, что и привело к отмене постановления.

 

Постановление о возбуждении уголовного дела может быть обжаловано в суд в порядке ст. 125 УПК РФ.

 

Постановлением судьи Бугульминского городского суда Республики Татарстан от 10 сентября 2007 года производство по жалобе М. на незаконность возбуждения уголовного дела прекращено.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Татарстан от 23 ноября 2007 года постановление отменено по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 125 УПК РФ постановления дознавателя и следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования.

Как видно из материалов, свое решение о прекращении производства по жалобе М. судья обосновал тем, что он не усматривает, что вынесенное прокурором постановление о возбуждении уголовного дела в отношении М. способно причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Между тем данный вывод судьи сделан без учета требований ст. 46 Конституции РФ, согласно которой каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод и обеспечивается право обжаловать в суд решения и действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц. Согласно ст. 21 Конституции РФ государство обязано обеспечивать каждому возможность отстаивать свои права в споре с любыми органами и должностными лицами, в том числе осуществляющими предварительное расследование.

Таким образом, Конституция РФ предусматривает возможность судебного обжалования заинтересованным лицом постановления должностного лица о возбуждении уголовного дела.

Поэтому жалоба М. подлежит рассмотрению в порядке ст. 125 УПК РФ.

 

Кража, совершенная путем проникновения в разные помещения в короткий промежуток времени и единым умыслом, квалифицируется как одно преступление.

 

Приговором Зеленодольского городского суда Республики Татарстан от 13 декабря 2006 года К. осужден по ст. ст. 158 ч. 3, 158 ч. 2 п. "б", 69 ч. 3, 70 УК РФ к 3 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлением Президиума Верховного суда РТ от 7 ноября 2007 года приговор изменен, исключено осуждение К. по ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ и назначение наказания по правилам ст. 69 ч. 3 УК РФ по следующим основаниям.

Приговором К. признан виновным в том, что в период с 4 по 5 октября 2006 года незаконно проник в садовый домик М. и тайно похитил имущество стоимостью 2400 рублей. Кроме того, он в этот же период времени незаконно проник в баню, расположенную на том же участке, и похитил оттуда имущество стоимостью 2200 рублей.

К. действовал единым умыслом, поэтому его действия по факту незаконного проникновения в баню дополнительной квалификации не требуют.

 

В соответствии со ст. 77 УПК РФ признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения только при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств.

 

Приговором Кировского районного суда г. Казани от 26 апреля 2006 года И. осужден к лишению свободы по ст. ст. 161 ч. 2 п. "а, г", 161 ч. 1, 158 ч. 2 п. "в", 158 ч. 1, 69 ч. 3, 70 УК РФ на 6 лет без штрафа в исправительной колонии общего режима.

Постановлением Президиума Верховного суда РТ от 7 ноября 2007 года приговор в части осуждения по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ отменен, уголовное преследование И. в этой части прекращено по следующим основаниям.

И. признан виновным в открытом похищении имущества И.С. и К., хищении имущества А., а также в том, что он 16, 27 и 28 января 2006 года в маршрутных автобусах тайно похитил имущество Ж.Ю. и Р.

В обоснование вывода о виновности И. в совершении тайного хищения имущества Ж.Ю. И Р. суд положил его показания, данные в ходе предварительного следствия.

В соответствии со ст. 77 УПК РФ признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения только при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств.

Данное требование закона по настоящему делу не выполнено.

Каких-либо доказательств, подтверждающих причастность И. к совершению краж, кроме его признательных показаний на предварительном следствии, не имеется. Показания И. в ходе предварительного следствия носят малоинформативный характер, недетальны, об обстоятельствах происшествий дублируют показания потерпевших. Никаких мер к установлению очевидцев преступлений, розыску похищенного имущества (среди которого находились и сотовые телефоны) предпринято не было.

В судебном заседании И. показал, что данных преступлений не совершал, в ходе следствия себя оговорил.

Поэтому Президиум его вину в содеянном признал недоказанной.

 

Необоснованная конфискация имущества осужденного привела к изменению приговора.

 

Приговором Московского районного суда г. Казани от 20 июня 2007 года Я. осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 1, 228.1 ч. 2 п. "б" с применением ст. ст. 64, 69 ч. 3 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Постановлено вещественные доказательства, в том числе изъятые у него деньги в сумме 5650 рублей и сотовый телефон, обратить в доход государства.

Постановлением Президиума Верховного суда РТ от 19 декабря 2007 года приговор изменен, исключено из резолютивной части приговора указание суда об обращении в доход государства денег в сумме 5650 рублей и сотового телефона по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, в ходе личного досмотра Я. у него среди прочего были изъяты деньги в сумме 5650 рублей и сотовый телефон. Эти ценности были признаны вещественными доказательствами, а затем по приговору суда обращены в доход государства.

В соответствии со ст. 81 УПК РФ вещественными доказательствами признаются любые предметы, которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления, на которые были направлены преступные действия; деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления; иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

Деньги в сумме 5650 рублей и телефон, изъятые у Я., орудиями преступления не являлись и в соответствии с п. 6 ч. 3 ст. 81 УК РФ подлежали передаче законным владельцам.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь