Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ САХА (ЯКУТИЯ)

 

ОБЗОР

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ВЕРХОВНОГО СУДА

РЕСПУБЛИКИ САХА (ЯКУТИЯ) ПО РАССМОТРЕНИЮ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ

В КАССАЦИОННОМ ПОРЯДКЕ ЗА 2007 ГОД

 

ДЕЛА, ВЫТЕКАЮЩИЕ ИЗ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ

 

Конституция Российской Федерации гарантирует право каждого свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Устанавливается, что каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, а также право на защиту от безработицы. При этом признается право на индивидуальные и коллективные трудовые споры с использованием установленных федеральным законом способов их разрешения, включая право на забастовку.

Основополагающим источником законодательства, регулирующего трудовые отношения, является Трудовой кодекс Российской Федерации.

К подсудности районных судов статьей 24 Гражданского процессуального кодекса РФ отнесены дела, возникающие из трудовых отношений, связанные с восстановлением на работе и разрешением коллективных трудовых споров.

Значительную часть дел искового характера, рассмотренных судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда РС(Я) за 2007 год составили дела из трудовых отношений, в частности, дел о восстановлении на работе. Так, поступило - 200 дел, из них отменено - 72. По сравнению с 2006 годом, когда поступило 147 дел о восстановлении на работе, из которых отменено 36, в отчетном периоде количество поступивших дел данной категории увеличилось на 26,5%.

При рассмотрении данной категории дел судами допускаются ошибки, главным образом связанные с установлением факта наличия трудовых отношений, с восстановлением на работе и оплатой вынужденного прогула, с пропуском срока исковой давности, а также с увольнением сотрудников органов внутренних дел.

 

Наличие трудовых отношений между сторонами при отсутствии письменного трудового договора может быть установлено судом на основании того, что истец был фактически допущен к работе, соблюдал режим труда и правила внутреннего распорядка, заработная плата выплачивалась ему ежемесячно, доказательств заключения договора подряда или иного гражданско-правового договора ответчиком не представлено.

М-н работал в ООО "Спектр" в должности плотника с 23 апреля 2007 года, трудовые отношения надлежащим образом оформлены не были, трудовой договор в письменной форме между ними не заключен. 26 июня 2007 года мастер Д. предложила ему написать заявление об увольнении, соответствующий приказ издан не был.

М-н обратился в суд с иском к ООО "Спектр" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Как правильно установлено судом, несмотря на ненадлежащее оформление, между сторонами фактически возникли трудовые отношения, поскольку М-н фактически был допущен к исполнению обязанностей плотника, режим труда и правила внутреннего распорядка им соблюдались, заработная плата ему выплачивалась ежемесячно, что подтверждается свидетельскими показаниями, а также справкой о выдаче заработной платы. Вместе с тем ответчиком доказательств заключения договора подряда или иного гражданско-правового договора не представлено.

При этом установлено, что мастер строительного участка Д. от имени работодателя фактически самостоятельно производила прием работников на работу.

Между тем в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен, трудовые отношения в соответствии с ч. 3 ст. 16, ч. 2 ст. 67 Трудового кодекса РФ между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя.

Судом дана правильная правовая оценка доказательствам по делу. Вывод суда о том, что предусмотренная ч. 2 ст. 67, ст. 68 ТК РФ обязанность по надлежащему оформлению трудового договора, издании приказа, ознакомления с приказом работника в установленный срок не выполнена ответчиком по его вине, соответствует обстоятельствам дела и закону.

Суд обоснованно обязал ответчика оформить надлежащим образом трудовые отношения и пришел на основании ст. 394 ТК РФ к правильному выводу о незаконности увольнения в связи с отсутствием приказа об увольнении по каким-либо предусмотренным в законе основаниям.

Компенсация морального вреда в размере 10 000 руб. взыскана судом на основании ст. 237 ТК РФ обоснованно, поскольку факт неправомерных действий со стороны работодателя установлен.

Доводы ответчика о том, что мастер участка Д. не имела полномочий по приему работников на работу, обоснованно признаны необоснованными, поскольку судом установлено, что в ООО "Спектр" была установлена подобная практика найма работников, что свидетельствует о том, что руководитель ООО "Спектр" знал об этой практике и это имело место с его ведома и по его поручению.

Таким образом, судом сделан верный вывод о наличии трудовых отношений между сторонами и незаконности увольнения М-на.

Решением Якутского городского суда от 19 октября 2007 года (судья Сахно И.В.) исковые требования частично удовлетворены, постановлено истца на работе восстановить, обязать ответчика произвести запись о работе в трудовую книжку, обязать произвести отчисления от заработной платы в бюджет в соответствии с действующим законодательством, взыскать в пользу истца с ответчика заработную плату за время вынужденного прогула, компенсацию морального вреда, расходы на составление доверенности.

Кассационной инстанцией данное решение оставлено без изменений.

 

Требовать от работника выполнения работы, не обусловленной трудовым договором, запрещено в силу ст. 60 Трудового кодекса РФ.

Б-в обратился в суд с иском к Институту горного дела СО РАН о восстановлении на работе, оплате вынужденного прогула и компенсации морального вреда в размере 100 000 руб.

Решением Якутского городского суда от 16 ноября 2007 года в удовлетворении иска отказано.

Из обстоятельств дела усматривается следующее.

Б-в, в возрасте 72 лет, работает в институте горного дела СО РАН более двадцати лет - с 1984 года, является доктором химических наук, профессором, заслуженным деятелем науки Республики Саха (Якутия).

Приказом от 16 марта 2007 года ему объявлен выговор за то, что он не привлек для выполнения разовых работ электрика и не отремонтировал пускатель. Приказом от 29 мая 2007 года истцу объявлен выговор за невыполнение п. 3 вышеуказанного приказа от 16 марта 2007 года, а именно - принять реальные шаги по восстановлению научных связей с лабораториями института. Приказом от 12 июля 2007 года Б-в уволен с работы в соответствии с п. 5 ст. 81 Трудового кодекса РФ - за неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей.

Кассационная инстанция, исследовав приказ об увольнении и акт от 28 июня 2007 года, правильно установила, что фактически истец уволен с работы за то, что не ознакомил часть сотрудников с вышеуказанным приказом от 29 мая 2007 года о наложении дисциплинарного взыскания на зав. лабораторией Б-ва.

Согласно ст. 60 ТК РФ запрещается требовать от работника выполнения работы, не обусловленной трудовым договором.

В соответствии с трудовым договором, заключенным между сторонами, Б-в принял на себя выполнение обязанностей согласно должностной инструкции. Между тем, как правильно установлено судебной коллегией, основной задачей зав. лабораторией является организация выполнения научно-исследовательских работ, предусмотренных планом института. При этом должностная инструкция истца совместных исследований с другими лабораториями не предусматривает. Согласно должностной инструкции Б-ва и в силу ст. 22 ТК РФ в обязанности истца не входят хозяйственные дела, в частности, наем электрика, он также не был назначен ответственным за электрохозяйство лаборатории согласно акту и предписанию энергетического надзора. Суду первой инстанции следовало при рассмотрении дела дать оценку указанным акту и предписанию и более подробно исследовать должностную инструкцию Б-ва.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РС(Я) от 24 декабря 2007 года решение суда отменено и дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

 

Основанием увольнения по п. "м" ст. 19 Закона "О милиции" является сам факт совершения проступка, порочащего честь сотрудника милиции. Установление данного факта вступившим в законную силу обвинительным приговором либо постановлением суда по делу об административном правонарушении не требуется.

Решением аттестационной комиссии С., служивший в органах внутренних дел, признан не соответствующим занимаемой должности. Приказом врио министра внутренних дел по РС(Я) С. уволен по п. "м" ст. 19 Закона РФ "О милиции" за совершение проступка, порочащего честь и достоинство сотрудника милиции.

Решением Якутского городского суда от 15 октября 2007 года удовлетворен иск С. к Министерству внутренних дел РФ по РС(Я) о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за дни вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Удовлетворяя требования С., суд исходил из того, что истец фактически уволен за совершение действий, которые указывают на наличие в действиях С. состава уголовно-наказуемого деяния, однако истец не признан виновным в совершении преступления на основании приговора суда, в связи с чем ответчик в нарушение ст. 49 Конституции РФ и п. 2 ст. 8 УПК РФ необоснованно привлек его к дисциплинарной ответственности до установления его вины в совершении преступления.

Между тем выводы суда основаны на неправильном толковании положений п. "м" ст. 19 Закона РФ "О милиции".

Так, при вынесении решения суд не учел, что основанием для увольнения по данному пункту является совершение проступка, порочащего честь сотрудника милиции. При этом вступление в силу обвинительного приговора является самостоятельным основанием для увольнения сотрудника со службы (п. "н" ст. 19 Закона).

Под проступком, порочащим честь и достоинство сотрудника милиции, понимается совершение им действий (незаконного бездействия), нарушающих этические правила поведения сотрудника милиции как при исполнении своих служебных обязанностей, так и вне нее, подрывающих авторитет органов внутренних дел, действия аморального характера. Дисциплинарным проступком является виновное (умышленное либо по неосторожности), противоправное (не соответствующее закону, положениям и уставам о дисциплине, должностным инструкциям) неисполнение или ненадлежащее исполнение сотрудником внутренних дел возложенных на него Законом РФ "О милиции" либо иными нормативными правовыми актами положений.

Как установлено судом на основании материалов дела, С., находясь в служебной командировке, превысил свои служебные полномочия, оказал на гражданина психологические воздействие, незаконно забрал его имущество.

Указанные действия С. обоснованно были расценены МВД РФ по РС(Я) как действия, порочащие честь сотрудника милиции, что является основанием для увольнения по п. "м" ст. 19 Закона РФ "О милиции".

Процедура проведения аттестации, предусмотренная Положением о службе в органах внутренних дел и Инструкцией о порядке применения этого положения от 14 декабря 1999 года, ответчиком была соблюдена, С. представлял объяснения как в ходе проверки, так и в ходе аттестации, на заседании аттестационной комиссии участвовал лично, с приказом об увольнении ознакомлен лично под роспись.

Поскольку судом исследованы все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, однако установленным обстоятельствам дана неправильная оценка, определением судебная коллегия Верховного суда РС(Я) отменила данное решение суда первой инстанции и вынесла новое решение об отказе в удовлетворении иска С.

 

ДЕЛА, СВЯЗАННЫЕ С РЕАЛИЗАЦИЕЙ ПРАВА ГРАЖДАН РФ

НА ТРУДОВЫЕ ПЕНСИИ

 

При рассмотрении дел, связанных с реализацией права граждан на трудовые пенсии большинство ошибок в отчетном периоде допускались судами при определении льготного стажа для назначения досрочной трудовой пенсии.

Бортоператоры воздушного судна ИЛ-76 относятся не к кабинному (обслуживающему), а к летному экипажу самолета, в связи с чем они имеют право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости.

Е-н, С-н и К-в обратились в суд с иском к ГУ управление Пенсионного фонда РФ в Мирнинском районе о назначении досрочной трудовой пенсии по старости.

Решением Мирнинского районного суда от 16 мая 2007 года отказы ответчика в назначении истцам досрочной трудовой пенсии по старости правильно признаны необоснованными, на ответчика обоснованно возложена обязанность по назначению истцам указанную досрочную пенсию.

В соответствии с пп. 13 п. 1 ст. 27 ФЗ N 173 от 17 декабря 2001 года "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" досрочная трудовая пенсия по старости назначается в связи с работой в летном составе гражданской авиации.

Истцы работали бортоператорами воздушного судна ИЛ-76 в МАП АК АЛРОСА. В назначении досрочной трудовой пенсии по старости им было отказано на том основании, что бортоператоры согласно ст. 56 Воздушного кодекса РФ составляют не летный экипаж, а кабинный (обслуживающий).

В соответствии со ст. 56 Воздушного кодекса РФ состав экипажа воздушного судна определенного типа устанавливается в соответствии с требованиями к летной эксплуатации воздушного судна данного типа.

Наставлением по производству полетов в гражданской авиации СССР, утвержденное приказом министра гражданской авиации СССР N 77 от 08 апреля 1985 года, установлено, что минимальный состав экипажа из лиц летного состава указывается в Руководстве по летной эксплуатации воздушного судна. Согласно Руководству по летной эксплуатации ИЛ-76 ТД экипаж самолета состоит из семи человек: командира корабля, второго пилота, штурмана, бортинженера, бортрадиста, старшего бортоператора, бортоператора. Таким образом, бортоператоры входят в летный состав экипажа.

Как установлено судом, необходимый специальный стаж работы, дающий право на досрочное назначение пенсии, у истцов имеется.

Поскольку основанием для досрочного назначения трудовой пенсии по старости является работа на производствах с опасными и вредными условиями труда, а в данном случае работа бортпроводников как членов летного экипажа самолета связана с такими вредными и опасными условиями труда, то суд пришел к обоснованному выводу о признании права истцов на досрочную трудовую пенсию по старости.

Определением судебной коллегии Верховного суда РС(Я) от 02 июля 2007 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

 

При назначении льготной пенсии лицам, профессия которых не указана в Списках профессий, дающих право на льготную пенсию, суду следует при наличии оснований устанавливать их тождественность с имеющимися в данном Списке профессиями либо проверять, не была ли установлена тождественность ранее.

В. обратился в суд с иском к ГУ Управление пенсионного фонда РФ в Ленском районе РС(Я) о назначении льготной пенсии.

Решением Ленского районного суда от 05 октября 2007 года в удовлетворении требований отказано.

Не согласившись с данным решением, В. обратился в суд с кассационной жалобой.

Суд, отказывая в удовлетворении требований В., исходил из того, что профессия "кузнец радиально-ковочной машины" не входит в списки профессий, дающих право на льготную пенсию. Между тем в материалах дела имеется акт Пенсионного фонда Украины от 11 августа 2006 года, согласно которому с 1992 года профессия "кузнец радиально-ковочной машины" переименована на "кузнец на молотах и прессах", чем, соответственно, установлена тождественность этих профессий. Поскольку действующее пенсионное законодательство не содержит каких-либо ограничений в способах доказывания характера выполняемой работы, подтверждение которого необходимо для назначения пенсии на льготных условиях, суд вправе принять во внимание любые средства доказывания, предусмотренные ГПК РФ.

На основании вышеизложенного, определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РС(Я) от 03 декабря 2007 года решение суда первой инстанции отменено и дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

ДЕЛА, ВЫТЕКАЮЩИЕ ИЗ СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ

 

Согласно Конституции Российской Федерации и ст. 1 Семейного кодекса Российской Федерации семья, материнство, отцовство и детство в Российской Федерации находятся под защитой государства. Семейное законодательство исходит из необходимости укрепления семьи, построения семейных отношений на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи, обеспечения беспрепятственного осуществления членами семьи своих прав, возможности судебной защиты этих прав.

Основным актом, регулирующим семейные отношения, является Семейный кодекс Российской Федерации, согласно которому семейное законодательство представляет собой законодательные и иные нормативные акты, регулирующие семейные отношения.

При рассмотрении районными (городскими) судами Республики Саха (Якутия) в 2007 году дел, вытекающих из семейных отношений, были выявлены ошибки и недостатки, связанные с разделом совместного имущества супругов, лишением родительских прав, определением места жительства несовершеннолетних детей при расторжении брака.

 

Определение долей супругов в совместном имуществе, которым также пользуются дети, не ограничивает право последних в пользовании имуществом.

Решением Мирнинского районного суда от 09 января 2007 года удовлетворены исковые требования В. к А. о вселении в жилую площади, закреплении жилой площади, об устранении препятствий пользования жилой площадью.

Судом установлено, что вступившим в законную силу апелляционным решением Мирнинского районного суда от 30 июня 2005 года за ответчицей А. признано право собственности в размере 1/2 доли в недвижимом имуществе - спорном жилом помещении, а 1/2 доли в общем имуществе сохранено за бывшим супругом - истцом по данному делу В. При указанных обстоятельствах в силу требований ч. 4 ст. 3 Жилищного кодекса РФ о том, что никто не может быть ограничен в праве пользования жилищем, суд первой инстанции правомерно удовлетворил требования истца об устранении препятствий пользования квартирой.

Оснований для отступления от основного принципа равенства супругов в совместно нажитом имуществе и применении положений ч. 2 ст. 39 Семейного кодекса РФ нет, поскольку за детьми сторон сохранено право пользования жилыми помещением. Определение долей родителей в имуществе, которым пользуются дети, не может ограничивать их право в пользовании данным имуществом. Порядок пользования имуществом родителями определен, дети проживают с матерью. Согласно п. 4 ст. 60 Семейного кодекса РФ дети не имеют права собственности на имущество родителей.

Исходя из изложенного, кассационная инстанция оставила данное решение без изменений.

 

Лишение родительских прав является крайней мерой и может использоваться лишь в том случае, когда защитить права ребенка другим путем невозможно.

П-ва обратилась в суд с иском к С-ву о лишении родительских прав, указывая на то, что ее сестра С-ва состояла с ответчиком в браке до 2005 года, имеют совместного ребенка С-ва 1996 года рождения, сестра ее умерла 07 марта 2007 года, П-ва назначена опекуном ребенка, ответчик никакой помощи в воспитании и содержании сына не оказывает.

Решением Вилюйского районного суда от 19 сентября 2007 года иск удовлетворен, С-в лишен родительских прав, местом проживания несовершеннолетнего С-ва определено место жительства опекуна П-вой, с ответчика взысканы в пользу опекуна алименты в размере 1/4 всех доходов на содержание ребенка до его совершеннолетия.

При вынесении решения суд исходил из того, что ответчик уклоняется от выполнения обязанностей родителя и согласно ст. 69 Семейного кодекса РФ его следует лишить родительских прав. Между тем данная мера является крайней, и применяется лишь в том случае, если права ребенка другим путем защитить невозможно. Из материалов дела кассационным судом установлено, что ребенок после развода родителей проживал с матерью, иск об определении места жительства и взыскании алиментов не предъявлялся, алименты с отца ребенка не были взысканы, после смерти матери остался у сестры матери П-вой, назначенной 02 мая 2007 года его опекуном. В судебном заседании ответчиком приводились доводы о том, что он оказывал материальную помощь, готов принять сына к себе на воспитание. Суду первой инстанции следовало установить, имеется ли необходимость в применении такой крайней меры как лишение родительских прав.

С учетом изложенного, определением коллегии по гражданским делам Верховного суда РС(Я) от 31 октября 2007 года решение суда первой инстанции отменено и дело направлено на новое рассмотрение.

 

ДЕЛА, СВЯЗАННЫЕ С РЕАЛИЗАЦИЕЙ ЖИЛИЩНЫХ ПРАВ

 

Право на жилище, гарантированное Конституцией Российской Федерации в ч. 1 ст. 40, является неотъемлемым социальным благом, атрибутом цивилизованности. В Основном Законе закреплено право каждого на жилище и недопустимость произвольного лишения жилища, а также возможность предоставления бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов жилища малоимущим и иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в нем. При этом установлено, что органы государственной власти и органы местного самоуправления поощряют жилищное строительство, создают условия для осуществления права на жилище.

Основным источником, регулирующим реализацию жилищных прав, является Жилищный кодекс Российской Федерации.

В связи с важностью данного аспекта жизнедеятельности общества значительную часть дел искового характера, рассмотренных за отчетный период кассационной инстанцией Верховного суда РС(Я), составляют дела, возникающие из жилищных отношений: поступило дел о выселении - 70, из них отменено с возвращением дела на новое рассмотрение - 29, с вынесением нового решения - 1, всего отменено - 30; поступило дел, связанных с приватизацией жилой площади, - 19, из них отменено 8, в том числе с возвращением дела на новое рассмотрение - 6, с вынесением нового решения - 2; поступило дел о взыскании платы за жилую площадь и коммунальные услуги - 17, отменено всего - 11, из них с возвращением дела на новое рассмотрение - 9, с вынесением нового решения - 2; дел из других жилищных споров поступило - 157, из них отменено - 58, в том числе с возвращением на новое рассмотрение - 54, с прекращением дела - 1, с оставлением требования без рассмотрения - 1, с вынесением нового решения - 2. Таким образом, по данной категории дел количество поступивших дел увеличилось на 1,5% по сравнению с 2006 годом, когда поступило 259 дел, из них отменено 80.

Судами при рассмотрении дел, связанных с реализацией жилищных прав, большинство ошибок допускалось при рассмотрении споров о признании утратившим право пользования жилым помещением и снятии с регистрации, выселении из жилого помещения, взыскании платы за жилое помещение и коммунальные платежи, выплате жилищных субсидий, а также споров, связанных с приватизацией жилого помещения.

 

Гражданин, выехавший из жилого помещения в связи с переменой места жительства, может быть признан утратившим право на него по иску других граждан, имеющих право на это жилое помещение. Регистрация гражданина по месту жительства или по месту пребывания является административным актом, который лишь удостоверяет факт свободного волеизъявления гражданина при выборе им места жительства или места пребывания.

Решением Хангаласского районного суда от 09 января 2007 года отказано в удовлетворении иска И-ва к Г-вой о снятии с регистрационного учета.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд фактически признал за Г-вой право проживания в спорной квартире.

Однако судом не установлено, приобрела ли Г-ва право проживания в данной квартире, поскольку она членом семьи И-ва не являлась, в данную квартиру не вселялась, проживает со своей семьей по другому адресу.

Согласно ч. 3 ст. 83 ЖК РФ в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма считается расторгнутым со дня выезда. Исходя из равенства прав и обязанностей нанимателя и членов его семьи (бывших членов семьи) это установление распространяется на каждого участника договора социального найма жилого помещения. Следовательно, в случае выезда кого-либо из участников договора социального найма жилого помещения в другое место жительства и отказа в одностороннем порядке от исполнения названного договора этот договор в отношении него считается расторгнутым со дня выезда. При этом выехавшее из жилого помещения лицо утрачивает право на него, оставшиеся проживать в жилом помещении лица сохраняют все права и обязанности по договору социального найма.

Поэтому в отношении лица (нанимателя или бывшего члена семьи нанимателя), выехавшего из жилого помещения в другое место жительства, оставшимся проживать в жилом помещении лицом может быть заявлено в суде требование "о признании утратившим право на жилое помещение в связи с выездом в другое место жительства". В этом случае утрата выехавшим из жилого помещения лицом права на это жилое помещение признается через установление фактов выезда этого лица из жилого помещения в другое место жительства и расторжения им тем самым договора социального найма.

Вместе с тем регистрация гражданина по месту жительства или по месту пребывания является административным актом, который лишь удостоверяет факт свободного волеизъявления гражданина при выборе им места жительства или места пребывания.

Учитывая вышеизложенное, судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РС(Я) определением от 19 февраля 2007 года решение отменила и дело направила на новое рассмотрение в тот же суд.

 

Граждане, занимающие жилые помещения, находящиеся в бывшем общежитии, на основании ст. 2 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" имеют право на их приватизацию.

Решением Мирнинского районного суда от 19 июля 2007 года в удовлетворении исковых требований Д., С., П., Г., Ш., К. к администрации муниципального образования Мирнинский район РС(Я), комитету имущественных отношений, АК АЛРОСА (ЗАО) о признании незаконным отказа в приватизации, о признании недействительным решения жилищной комиссии и установлении статуса жилому дому отказано.

Суд, отказывая в удовлетворении требований, сослался на ст. 4 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", согласно которой жилые помещения, находящиеся в общежитиях, приватизации не подлежат.

Однако в силу ст. 7 ФЗ от 29 декабря 2004 года N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" к отношениям по пользованию жилыми помещениями, которые находились в жилых домах, принадлежавших государственным или муниципальным предприятиям либо государственным или муниципальным учреждениям и использовавшимся в качестве общежитий, и переданных в ведение органов местного самоуправления, применяются нормы Жилищного кодекса РФ о договоре социального найма.

Согласно ст. 2 Закона РФ от 04 июля 1991 года N 1541-1 "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" граждане РФ, занимающие жилые помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде, включая жилищный фонд, находящийся в хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд), на условиях социального найма, вправе с согласия всех совместно проживающих с ними совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет, приобрести эти помещения в собственность на условиях, предусмотренных данным законом, иными нормативно-правовыми актами РФ и субъектов РФ. Жилые помещения передаются в общую собственность либо в собственность одного из совместно проживающих лиц, в том числе несовершеннолетних.

Судом установлено, что занимаемые истцами изолированные жилые помещения расположены в доме N 23 "а" по Ленинградскому проспекту в г. Мирном, ранее использовалось в качестве общежития АК АЛРОСА и передано на основании договора от 06 октября 2003 года о безвозмездной передаче собственности РС(Я) в муниципальную собственность МО "Мирнинский район".

В силу вышеуказанной ст. 7 ФЗ от 29 декабря 2004 года N 189-ФЗ на истцов распространяются нормы Жилищного кодекса РФ о договоре социального найма и поэтому в соответствии со ст. 2 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" истцы имеют право на приватизацию занимаемого жилого помещения.

При этом отсутствие договора социального найма, а также решения органа местного самоуправления об исключении соответствующего дома из специализированного жилищного фонда не может препятствовать осуществлению гражданами прав нанимателя жилого помещения по договору социального найма, поскольку их реализация не может быть поставлена в зависимость от оформления органами местного самоуправления указанных документов. Поскольку дом N 23 "а" по Ленинградскому проспекту в г. Мирный был принят в муниципальную собственность в соответствии с договором от 06 октября 2003 года, то после вступления в силу ФЗ от 29 декабря 2004 года N 189-ФЗ статус данного дома как общежития был утрачен в силу закона и у граждан, в том числе и истцов по настоящему делу, занимающих в этом доме изолированные жилые помещения, имеется право приобрести их в собственность согласно ст. 2 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации".

При таких обстоятельствах определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РС(Я) от 10 сентября 2007 года решение суда первой инстанции обоснованно отменено и дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

 

Жилищные субсидии на приобретение жилья гражданам, проживающим в муниципальном жилищном фонде, которое подлежит сносу в градостроительных целях, выплачиваются исходя из рыночной стоимости благоустроенного жилья применительно к муниципальному образованию, где находится их прежнее жилье.

Ф-ва и Ф-в обратились в суд с заявлением об изменении способа исполнения решения Якутского городского суда от 11 апреля 2007 года о предоставлении им жилья, ссылаясь на то, что у должника свободные жилые помещения отсутствуют.

Определением Якутского городского суда от 16 октября 2007 года способ исполнения решения о предоставлении жилья изменен, постановлено взыскать с администрации городского округа "Якутск" в пользу истцов денежные суммы.

При взыскании стоимости жилья суд применил приказ Минрегиона РФ от 04 сентября 2007 года N 91, которым установлены размеры средней рыночной стоимости, и постановление Городского Собрания депутатов г. Якутска от 16 сентября 2005 года, которым установлена норма представления площади жилого помещения по договору социального найма в г. Якутске.

Указанный приказ Минрегиона РФ издан в целях реализации федеральной целевой программы "Жилище" согласно постановлению Правительства РФ от 21 марта 2006 года "О некоторых вопросах реализации подпрограммы "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством" и п. 3 постановления Правительства РФ от 14 декабря 2006 года "О порядке предоставления молодым ученым субсидий на приобретение жилых помещений в рамках реализации мероприятий по обеспечению жильем отдельных категорий граждан Федеральной целевой программы "Жилище" на 2002 - 2010 г.г.". Размеры средней рыночной стоимости определены для граждан, которым субсидии предоставляются за счет средств федерального бюджета.

Однако судом не учтено, что Ф-вы не являются субъектами федеральной программы "Жилище", в связи с тем приказ Минрегиона РФ не применим.

Суд взыскал в пользу Ф-вой на состав семьи 3 человека 730 500 руб., а в пользу Ф-ва на состав семьи 4 человека - 974 000 руб. На определенные судом суммы заявители реально не могут приобрести жилье, отвечающее требованиям Жилищного кодекса РФ. При определении стоимости жилья суду следовало исходить из рыночной стоимости благоустроенного жилья применительно к г. Якутску, в черте города.

Согласно п. 8 Постановления Правительства РС(Я) от 25 мая 2006 года N 221 "Об утверждении Положения о порядке переселения граждан из ветхих жилых домов, подлежащих сносу в градостроительных целях за счет бюджетных средств" граждане, проживающие в муниципальном жилищном фонде, подлежащем сносу в градостроительных целях, имеют право на безвозмездную жилищную субсидию за счет выделенных бюджетных средств с соблюдением социальной нормы площади жилья на состав семьи из трех и более человек - 18 кв. м. на каждого члена семьи.

На этом основании кассационным определением от 10 декабря 2007 года определение суда первой инстанции отменено, дело направлено в тот же суд.

 

Жилищная субсидия в связи с выездом из района Крайнего Севера выплачивается по месту постоянного проживания гражданина.

Решением Якутского городского суда от 26 апреля 2007 года отказано в иске Л-ва к Правительству РС(Я) о взыскании стоимости жилищной субсидии, компенсации морального вреда.

Отказывая в удовлетворении требований, суд исходил из того, что жилищная субсидия истцу должна предоставляться в том регионе, куда он выехал на постоянное место жительства из районов Крайнего Севера. При этом суд указал, что истец выехал на постоянное место жительства в г. Санкт-Петербург, в материалах дела подтверждения обращения в органы государственной власти по новому месту жительства нет.

Между тем суд первой инстанции не учел, что истец состоял на учете в Нижнеколымской администрации РС(Я) в списках нуждающихся в улучшении жилищных условий и имеющих право на жилищную субсидию в связи с выездом из районов Крайнего Севера.

Согласно ст. 8 Положения, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 10 декабря 2002 года, регистрация и учет граждан РФ, выехавших из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей не ранее 01 января 1992 года, имеющих право на получение в соответствии с ФЗ "О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей" жилищной субсидии, выделяемой за счет средств федерального бюджета на приобретение жилья, производится по месту их постоянного проживания в соответствии с действующим на территории субъектов РФ порядком регистрации и учета указанной категории граждан.

Суд первой инстанции не принял во внимание, что Л-в не имеет постоянного места жительства, регистрация носит временный характер. Истец состоял на учете в Нижнеколымской администрации как имеющий право на получение жилищной субсидии. После переезда он неоднократно обращался в администрацию г. Санкт-Петербурга с заявлением о предоставлении жилищной субсидии, однако ему было в этом отказано по тому мотиву, что предоставление такой субсидии осуществляется органами исполнительной власти субъектов РФ, на территории которых находятся районы Крайнего Севера. Также суду следовало установить, производится ли финансирование на выделение жилищных субсидий во всех регионах РФ, в частности, в г. Санкт-Петербурге.

При таких обстоятельствах определение судебной коллегии от 18 июля 2007 года решение суда первой инстанции отменено и дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

 

ДЕЛА ОБ ОБЖАЛОВАНИИ ДЕЙСТВИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНОВ,

ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ, ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ,

ГРАЖДАНСКИХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ СЛУЖАЩИХ

 

В отчетном периоде судами рассмотрено значительное количество дел данной категории, и основные ошибки, допущенные судами при их рассмотрении, касаются определения круга дел, подлежащих рассмотрению в порядке главы 25 ГПК РФ, при рассмотрении споров, связанных с регистрацией по месту жительства или пребывания, с выделением земельных участков и др.

 

В случае обжалования постановления администрации муниципального образования о предоставлении земельного участка суду следует устанавливать соблюдение при этом установленных правил предоставления.

Т-ва и Б-в обратились в суд с заявлениями об отмене постановления администрации г. Среднеколымск о предоставлении земельного участка, находящегося по ул. Октябрьской, 4 "а" в г. Среднеколымске, П-вой на праве аренды.

Решением Среднеколымского районного суда от 26 декабря 2006 года в заявлениях Т-вой и Б-ва отказано, при этом также указано на пропуск срока обращения в суд.

На основании кассационных жалоб Т-вой и Б-ва, в силу ч. 2 ст. 347 ГПК РФ суд кассационной инстанции проверил решение суда первой инстанции в полном объеме.

Постановлением администрации г. Среднеколымска N 46 от 14 октября 1996 года земельный участок площадью 0,05 га по ул. Октябрьской, 4 "а" в г. Среднеколымске был предоставлен Б-ву. Согласно свидетельству о государственной регистрации права от 26 февраля 2001 года на указанном участке зарегистрирован жилой дом, принадлежащий на праве собственности Б-ву, из представленных квитанций видно, что Б-в оплачивает налог на землю. Из материалов дела судом установлено, что на земельном участке Б-ва находится часть дома, кладовка, туалет.

По ул. Октябрьской, 4 в г. Среднеколымске проживает Т-ва с членами семьи. Из домовой книги, паспортов установлено, что Т-ва и члены ее семьи зарегистрированы по указанному адресу. Указанный дом в связи со значительным износом был списан, а земельный участок площадью 0,05 га по указанному адресу постановлением администрации г. Среднеколымска N 95 от 28 декабря 1997 года предоставлен Т-вой под строительство индивидуального дома.

Суд необоснованно не принял во внимание, что вышеуказанные предоставленные земельные участки не были изъяты у Т-вой и Б-ва, а П-вой предоставлен занятый земельный участок, что подтверждается материалами дела.

На письменные обращения заявителей администрация г. Среднеколымска заявители получили уведомление, чтобы они обращались в суд. При этом администрация МО "Город Среднеколымск" не разъяснила заявителям причину изъятия земельного участка и решение МО "Город Среднеколымск" о предоставлении земельного участка П-вой им не был предоставлен. Кроме того, суд не учел объяснение Т-вой, что она по состоянию здоровья после выкидыша в мае 2006 года не могла своевременно обратиться в суд, позже она обратилась в прокуратуру, а затем с помощью адвоката в суд.

При таких обстоятельствах определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РС(Я) от 5 марта 2007 года решение суда первой инстанции отменено и дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

 

Регистрация по месту жительства и по месту пребывания имеют разное правовое значение, в том числе и для рассмотрения вопроса о получении гражданства РФ.

Решением Усть-Янского районного суда от 17 апреля 2007 года удовлетворены жалоба Е-ва и заявление прокурора в интересах Е-ва о признании незаконным бездействия должностных лиц государственного органа и об устранении допущенных нарушений законодательства.

Удовлетворяя требования, суд исходил из того, что из копии справки, выданной начальником ПВС Усть-Янского УОВД в 2000 году, видно, что Е-в прибыл из Полтавской области Украины по приглашению, прописан в г. Миргороде, цель приезда - постоянно, документ, удостоверяющий личность - паспорт, выданный Миргородским ГРО УМВД Украины в Полтавской области. При этом Е-в зарегистрирован по адресу: пос. Депутатский, мкрн Арктика, д. 11, кв. 2, срок регистрации - до 01 марта 2001 года, в дальнейшем срок регистрации продлен до 15 декабря 2004 года.

Между тем вывод суда не соответствует обстоятельствам дела и закону.

В соответствии с п. 2.5 Приказа МВД РФ N 393 (с изм. от 30.06.1998 г.) регистрация граждан по месту пребывания, не являющегося их местом жительства, осуществляется без снятия их с регистрационного учета по месту жительства на срок до трех месяцев, при этом гражданину выдается свидетельство о регистрации по месту пребывания. По смыслу норм материального права регистрация по месту пребывания и регистрация по месту жительства имеют разное значение. Е-в временно зарегистрирован по месту пребывания, не зарегистрирован по месту жительства.

При таких обстоятельствах нельзя признать, что УФМС России по РС(Я) незаконно и необоснованно отказал в рассмотрении заявления о приобретении гражданства РФ в упрощенном порядке в соответствии с ч. 4 ст. 14 ФЗ "О гражданстве Российской Федерации".

Кроме того, прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина только по основаниям, предусмотренным ст. 45 ГПК РФ, из материалов дела следует, что Е-в может самостоятельно обращаться в суд за защитой своих прав и законных интересов. Однако указанная норма права судом оставлена без внимания.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РС(Я) от 29 октября 2007 года решение суда отменено и дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

 

ДЕЛА О ЗАЩИТЕ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ПРАВ

 

Право избирать и быть избранным, права на участие в референдуме занимают центральное место в системе политических прав граждан Российской Федерации. При рассмотрении избирательных дел на суд возлагается обязанность по правильной организации деятельности суда в целях неукоснительного соблюдения сроков рассмотрения дел о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ. Особенностью данной категории дел являются сокращенные сроки рассмотрения заявлений, которые обязывают суд предпринять все зависящие от него меры к рассмотрению дела по существу.

Следует отметить, что при рассмотрении данной категории дел судами в основном допускаются ошибки, связанные с определением подсудности избирательного спора, а также определением субъектов, имеющих право обращаться с заявлением по различным видам избирательных споров.

 

Временные границы сбора предложений о кандидатах в новый состав избирательной комиссии муниципального образования (ИКМО) установлены в период срока полномочий предыдущего состава ИКМО. В случае, если уполномоченные органы местного самоуправления, комиссии не назначают состав или часть состава комиссии в установленный законом срок, состав или часть состава ИКМО назначается избирательной комиссией субъекта РФ.

Окружным советом г. Якутска 26 декабря 2006 года принято решение "О формировании избирательной комиссии муниципального образования (ИКМО) "Городской округ Якутск". ЦИК РС(Я) обратился в суд с заявлением об отмене данного решения.

Решением Якутского городского суда от 05 июня 2007 года в удовлетворении заявления ЦИК РС(Я) отказано.

Однако вывод суда не соответствует обстоятельствам делу и закону.

23 октября 2002 года была сформирована избирательная комиссия МО "Городской округ Якутск" со сроком полномочий на четыре года, 23 октября 2006 года полномочия комиссии истекли. 02 сентября 2006 года в газете "Эхо столицы" Окружной совет опубликовал сообщение о начале формирования нового состава ИКМО с указание срока окончания представления предложений о кандидатурах в состав ИКМО до 25 октября 2006 года. При этом предложения и рекомендации кандидатов в новый состав ИКМО принимались до 19 декабря 2006 года.

Прежний состав ИКМО, не имея полномочий, провел заседание и представил в Окружной совет протокол заседания от 02 ноября 2006 года с рекомендациями кандидатур. Окружной совет протокол с рекомендованными кандидатурами принял и сформировал новый состав ИКМО решением от 26 декабря 2006 года.

Данное решение принято с нарушением ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", в соответствии с п. 3 ст. 28 которого время сбора предложений о кандидатах в новый состав ИКМО установлено в период срока полномочий предыдущего состава ИКМО и время назначения нового состава ИКМО. По истечении указанных сроков вступает в действие п. 7 ст. 22 указанного закона, в соответствии с которым если уполномоченные органы местного самоуправления, комиссии не назначают состав или часть состава комиссии в установленный законом срок, состав или часть состава ИКМО назначается избирательной комиссией субъекта РФ.

Поскольку вышеуказанные требования федерального закона нарушены, то определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РС(Я) от 18 июля 2007 года решение суда первой инстанции отменено и принято новое решение об отмене решения 47-й сессии Окружного Совета г. Якутска от 26 декабря 2006 года "О формировании избирательной комиссии муниципального образования "Городской округ Якутск".

 

На муниципальных выборах и выборах депутатов Государственного Собрания (Ил Тумэн) активным избирательным правом обладают лишь граждане, имеющие постоянную регистрацию по месту жительства на территории соответствующего избирательного округа органами регистрационного учета, о чем имеется отметка в паспорте.

Решением Аллаиховского районного суда от 02 декабря 2007 года удовлетворено в полном объеме заявление А-ва о признании действия Аллаиховской территориальной избирательной комиссии РС(Я), выразившегося в отказе от включения его в список избирателей на выборах главы муниципального образования и депутатов представительных органов МО "Поселок Чокурдах", незаконными, восстановлении его активного избирательного права и возложении на Аллаиховскую ТИК РС(Я) обязанности включить его в список избирателей. Определением кассационной инстанции от 02 декабря 2007 года по кассационной жалобе ТИК РС(Я) данное решение оставлено без изменения. Однако выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела и закону.

Удовлетворяя требования, суд исходил из того, что А-в в течение длительного времени с 2002 года проживает в пос. Чокурдах, имеет постоянное место работы, был избран депутатом и является председателем улусного собрания депутатов, преимущественно проживает по договору найма в жилом помещении - квартире дома N 26 по ул. Кальвица в пос. Чокурдах. При этом суд указал, что в соответствии с ч. 2 ст. 2 Закона РФ "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" местом жительства признается жилой дом, квартира, служебное жилое помещение, а также иное жилое помещение, в котором гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма, договору аренды либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством РФ, и согласно ст. 3 данного закона регистрационный учет производится как по месту пребывания, так и по месту жительства.

Между тем в соответствии с п. 2 ст. 16 ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ" основанием для учета избирателей на территории муниципального образования является факт нахождения места жительства избирателей на соответствующей территории. Этот факт устанавливается на основании сведений, предоставляемых органами, осуществляющими регистрацию граждан РФ по месту пребывания и по месту жительства в пределах РФ. При этом под "местом жительства" понимается только жилое помещение, по адресу которого гражданин зарегистрирован по месту жительства органами регистрационного учета, о чем имеется отметка в паспорте гражданина РФ (п. 1.6 Положения о государственной системе регистрации (учета) избирателей, участников референдума в РФ, утв. постановлением ЦИК РФ от 06.11.1997 г. N 134/973-П). На это также указал Верховный Суд РФ в обзоре законодательства и судебной практики за третий квартал 2007 года.

 

ПО ДРУГИМ КАТЕГОРИЯМ ДЕЛ

 

Освобождение от ответственности в порядке административного судопроизводства не является препятствием для рассмотрения и разрешения заявления об ответственности за причинение вреда в порядке гражданского судопроизводства.

Б. обратился в суд с иском к Ш. о взыскании вреда, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, указывая на то, что последнее произошло в результате нарушения пешеходом Ш. правил дорожного движения, в результате чего причинены повреждения его автомобилю.

Ш. обратился в суд со встречным иском к Б. как владельцу источника повышенной опасности - автомобиля, ссылаясь на то, что в результате дорожно-транспортного происшествия причинен вред его здоровью.

Решением Нерюнгринского городского суда от 22 декабря 2006 года исковые требования Ш. удовлетворены частично и в его пользу с Б. взыскана компенсация морального вреда в размере 20000 руб. и возмещение расходов на услуги представителя в размере 5000 руб., в остальной части иска отказано, в удовлетворении исковых требований Б. отказано.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции, суд кассационной инстанции нашел решение подлежащим отмене по следующим основаниям.

Судом установлено, что основанием возникшего спора явилось дорожно-транспортное происшествие, имевшее место 26 декабря 2003 года, в результате которого был поврежден автомобиль, принадлежащий Б. При этом Ш. является ответчиком по делу, поскольку дорожно-транспортное происшествие случилось вследствие нарушения им правил дорожного движения, а именно - при пересечении проезжей части вне пешеходного перехода.

Данному обстоятельству, имеющему значение для дела по данному спору и установленному вступившим в законную силу судебным постановлением от 13 мая 2005 года по ранее рассмотренному делу, судом не дана надлежащая правовая оценка при рассмотрении требований Б. о возмещении вреда по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 1064 Гражданского кодекса РФ.

Освобождение от ответственности в порядке административного судопроизводства не является основанием для рассмотрения и разрешения заявления об ответственности за причинение вреда в порядке гражданского судопроизводства.

Исходя из изложенного, судом размер компенсации морального вреда, взысканного с владельца источника повышенной опасности за вред, причиненный жизни и здоровью гражданина, когда такая компенсация в силу ст. 1100 ГК РФ осуществляется независимо от вины причинителя вреда, определен без учета фактических обстоятельств и требований разумности и справедливости.

Суду также следовало учесть, что стороны в соответствии со ст. 12 ГК РФ избрали различные способы защиты своих гражданских прав. Так, Б. обратился с иском о возмещении вреда согласно ст. 1064 ГК РФ, а Ш. - о компенсации морального вреда независимо от вины причинителя за вред, причиненный здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Кассационным определением от 19 февраля 2007 года решение отменено с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд в том же составе.

 

УЧАСТИЕ ПРОКУРОРА В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ

 

При рассмотрении дел, связанных с участием прокурора в гражданском процессе, основная часть допущенных судами ошибок связана с неправильным установлением судами оснований, по которым прокурор вправе обращаться в суд в защиту интересов граждан.

 

Прокурор вправе обращаться с иском о взыскании средств на содержание несовершеннолетней, находящейся под опекой, в случае, если опекун по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд.

Прокурор Хангаласского района обратился в суд с иском к Министерству финансов РС(Я) о взыскании с казны республики недополученных средств на содержание несовершеннолетней В-ной, находящейся под опекой бабушки З-вой.

Определением судьи Хангаласского районного суда от 19 декабря 2006 года в принятии заявления отказано по тем основаниям, что у несовершеннолетней В-ной есть опекуны З-в и З-ва.

Суд кассационной инстанции, отменяя данное определение, обоснованно указал на следующее. В соответствии с ч. 1 ст. 45 ГПК РФ заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором только в том случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд. Из заявления и представленных документов опеки суд кассационной инстанции установил, что З-ва, 1935 г. рожд., является пенсионером по возрасту. В связи с изложенным коллегия правильно сочла представленные доказательства невозможности предъявления иска гражданином достаточными и в силу этого - обоснованность обращения прокурора в защиту прав и законных интересов несовершеннолетней В-ной.

Суду первой инстанции следовало иметь в виду, что возмещение расходов на выплату ежемесячных пособий производится опекунам (попечителям), в связи с чем надлежащими истцами подобного рода дел являются опекуны (попечители), а не лица, находящиеся под опекой (попечительством).

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РС(Я) от 24 февраля 2007 года вышеуказанное определение отменено и вопрос передан на новое рассмотрение в тот же суд.

 

При обращении прокурора в интересах граждан суду следует проверять, имеются ли для этого основания, предусмотренные ст. 45 ГПК РФ.

Прокурор обратился в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан Н-вой и Н-ва, ссылаясь на то, что администрация муниципального района неправомерно решает вопрос о заключении с Н-выми в порядке, предусмотренном ст. 32 Жилищного кодекса РФ, соглашения о выкупной стоимости сносимого жилого помещения в доме, признанном аварийным и ветхим, подлежащим сносу.

Решением Мирнинского районного суда от 09 июня 2007 года требования прокурора удовлетворены.

Проверив законность и обоснованность судебного решения, судебная коллегия нашла решение подлежащим отмене по следующим основаниям. В соответствии с п. 1 ст. 45 ГПК РФ заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд. В заявлении, поданном прокурором по данному спору, обоснование невозможности предъявления иска самими гражданами Н-выми не содержится. В том случае, если заявление предъявлено в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина прокурором, которому в силу условий п. 1 ст. 45 ГПК РФ не предоставлено такое право, суду надлежало в порядке ст. 220 ГПК РФ производство по делу прекратить по основаниям п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ.

Определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РС(Я) от 23 июля 2007 года решение отменено и дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

 

Прокурор в случае нарушения избирательных прав граждан в соответствии со ст. 259 части 1 ГПК РФ вправе обратиться в суд только при соблюдении установленных в ст. 45 ч. 1 ГПК РФ ограничений и условий.

Прокурор Жиганского района в интересах неопределенного круга лиц обратился с заявлением на незаконные действия территориальной и участковой избирательной комиссии по ограничению избирательных прав граждан.

Решением Жиганского районного суда от 29 ноября 2007 года действия территориальной избирательной комиссии и участковой избирательной комиссии N 186 по нарушению избирательных прав граждан в выборах депутатов и глав органов местного самоуправления района в отказе проведения досрочного голосования признаны незаконными.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РС(Я) от 30 ноября 2007 года по кассационной жалобе территориальной избирательной комиссии решение отменено, производство по делу прекращено по следующим основаниям.

Прокурор Жиганского района в письменном заявлении указал, что он обращается в интересах неопределенного круга лиц. Между тем из содержания заявления следует, что нарушены конкретно избирательные права гр. К-ва, которому было отказано в досрочном голосовании по выборам депутатов и главы органа местного самоуправления.

В соответствии со ст. 45 ГПК РФ заявление прокурора в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд. Прокурор Жиганского района в нарушение данных требований не указал, по каким основаниям гр. К-в не может сам обратиться в суд в защиту своих субъективных прав. Данных о том, что К-в по состоянию здоровья или иным основаниям не может самостоятельно обратиться в суд в защиту своих избирательных прав, не имеется.

Данных о том, что были нарушены права других избирателей в количестве 21 гражданина, на которых имеется ссылка в заявлении, прокурором не представлено.

Избирательные права граждан избирать и быть избранным, право граждан на участие в референдуме установлены в ст. 4 ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ". Данное право является субъективным и принадлежит только гражданину. В этой связи коллегия полагает, что прокурор в случае нарушения избирательных прав граждан в соответствии со ст. 259 части 1 ГПК РФ вправе обратиться в суд только при соблюдении установленных в ст. 45 ч. 1 ГПК РФ ограничений и условий.

При таких обстоятельствах гражданским процессуальным законодательством не предоставлено прокурору право предъявлять иски в интересах лиц, не перечисленных в ст. 45 ч. 1 ГПК РФ. Поэтому данное заявление не подлежало рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства и на основании ст. 134 ч. 1 п. 1 подлежало отказу. Производство по данному делу на основании ст. 220 ч. 1 ГПК РФ судом обоснованно прекращено.

 

НАРУШЕНИЯ НОРМ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

 

Иски о компенсации морального вреда, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности, подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

О. обратился в суд с иском к МВД РФ по РС(Я), Министерству финансов РС(Я) о возмещении материального вреда, компенсации морального вреда, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным задержанием и арестом, указывая на то, что постановлением ст. следователя СУ при УВД по г. Якутску от 24 сентября 2007 года он был реабилитирован в соответствии со ст. 134 УПК РФ.

Определением Якутского городского суда от 16 ноября 2007 года (судья Осипова А.А.) в принятии искового заявления отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РС(Я) своим определением от 19 декабря 2007 года определение суда первой инстанции отменила по следующим основаниям.

О. обратился в суд с иском о компенсации морального вреда в размере 500 000 руб. и возмещении материального вреда в размере 30 000 руб.

В силу ст. ст. 135, 399, 397 УПК РФ заявление о возмещении имущественного (материального) вреда разрешаются в порядке уголовного судопроизводства. В соответствии со ст. 136 УПК РФ иски о компенсации морального вреда в денежном выражении предъявляются в порядке гражданского судопроизводства.

В связи с этим отказ в принятии искового заявления в части компенсации морального вреда не может быть законным и обоснованным. Определение в части отказа в принятии заявления о компенсации морального вреда подлежит отмене. Требование о возмещении имущественного вреда О. обязан предъявить в порядке уголовного судопроизводства.

 

Перечень юридических фактов, которые могут быть установлены в судебном порядке, частью 2 статьи 264 ГПК РФ не исчерпывается.

П-кий В.И. обратился в суд с заявлением об установлении факта его участия в ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС в период с 15 июня по 30 июня 1987 года в зоне отчуждения в г. Славутич.

Решением Булунского районного суда от 23 мая 2007 года в удовлетворении заявленных требований отказано. Разрешая дело, суд фактически рассмотрел обоснованность отказа ГУ Булунское Управление социальной защиты населения, труда и социального развития РС(Я) и МЧС РФ по РС(Я) выдачи удостоверения. Между тем П-кий обратился в суд с заявлением об установлении факта, необходимого для получения соответствующих льгот, установленных законодательством РФ.

В соответствии со ст. 264 ГПК РФ суд устанавливает факты, от которых зависит возникновение, изменение, прекращение имущественных прав граждан, организаций. При этом перечень таких фактов ч. 2 ст. 264 ГПК РФ не исчерпывается. Суд вправе устанавливать другие факты, имеющие юридическое значение, если законодательством не предусмотрен иной порядок их установления. Кроме того, имеется судебная практика установления факта участия гражданина в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

С учетом изложенного, определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РС(Я) от 26 ноября 2007 года решение суда обоснованно отменено и дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

 

При назначении экспертизы по ходатайству одной из сторон другая сторона должна быть допущена в зал судебного заседания.

07 октября 2005 года У-ва по договору купли-продажи приобрела в ООО "Якутмоторсервис" номерной агрегат автомобиля КАМАЗ - двигатель 740.13-260 (N 2286161) стоимостью 268 000 руб.

У-ва обратилась в суд с иском к продавцу номерного агрегата-двигателя - ООО "Якутмоторсервис" о расторжении договора купли-продажи, взыскании убытков и неустойки, указывая, что продавцом ей продан не соответствующий договору двигатель, поскольку на нем установлены агрегаты других моделей двигателя автомобиля КАМАЗ.

В связи с возникновением в ходе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний, определением судьи Якутского городского суда от 10 июля 2007 года (судья Иванова Н.В.) по делу назначена экспертиза и на время ее проведения производство по делу приостановлено.

Представителем ответчика подана частная жалоба на данное определение.

Проверив законность и обоснованность определения, судебная коллегия нашла его подлежащим отмене по следующим основаниям.

Материалами дела, в частности, рапортом судебного пристава, подтверждается факт недопуска представителя ответчика в зал судебного заседания, где с участием истца рассматривались и обсуждались вопросы назначения по делу экспертизы и вопросы, подлежащие разрешению экспертизой.

Тем самым судом нарушено положение ч. 2 ст. 79 ГПК РФ о том, что каждая из сторон и другие лица, участвующие в деле, вправе представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы.

Указанное нарушение нормы процессуального права, при котором одна из сторон была лишена возможности представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы, может привести к неправильному разрешению дела. Данное обстоятельство в силу п. 1 ст. 364 ГПК РФ является основанием для отмены состоявшегося судебного постановления.

На основании изложенного, кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РС(Я) от 22 августа 2007 года определение Якутского городского суда отменено и дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

Судебное разбирательство проводится с учетом принципа непрерывности судебного заседания, объявленная резолютивная часть решения должна быть приобщена к делу.

Решением Жиганского районного суда от 01 декабря 2006 года оставил без удовлетворения иск И-вой к И-вой о взыскании сумм долга, процентов за его несвоевременный возврат и суммы компенсации морального вреда.

По кассационной жалобе истицы судебная коллегия Верховного суда РС(Я) от 02 апреля 2007 года вышеуказанное решение отменила и направила дело на новое рассмотрение в тот же суд в новом составе по следующим основаниям.

В силу ч. 3 ст. 157 ГПК РФ судебное заседание по каждому делу происходит непрерывно, за исключением времени, назначенного для отдыха.

Из протокола судебного заседания кассационным судом установлено, что 19 октября 2006 года рассмотрение дела отложено на неопределенный срок для сбора документов сторонами. На рассмотрение дела 24 октября стороны вызваны судебными повестками, а протокол судебного заседания составлен как продолжение судебного заседания от 19 октября 2006 года, при этом судебное заседание приостановлено на перерыв, при этом в протоколе указано, что стороны будут вызваны повестками. На продолжении судебного заседания от 01 декабря 2006 года судебное заседание начато как продолжение предыдущего судебного заседания от 24 октября 2006 года. Таким образом, по данному делу нарушен принцип непрерывности судебного разбирательства. При этом протокол судебного заседания не подписан судьей.

В нарушение ст. 199 ГПК РФ объявленная резолютивная часть решения суда не приобщена к делу. Из протокола судебного заседания усматривается, что судья уточнил, что подлежащая взысканию сумма долга составляет 86 879 руб., о разъяснении содержания резолютивной части, оглашенной в судебном заседании в протоколе не отражено. Согласно мотивированному решению суда в иске обоснованно отказано.

 

Фактическое возложение на лицо административных мер решением суда по гражданскому делу недопустимо.

И-на, И-на обратились в суд с иском к К-вой о прекращении торговой деятельности в жилом доме по ул. Бабенко, 13 в пос. Кысыл-Сыр, восстановлении прежней планировки дома, ликвидации пробитых в стене двух дверей, переносе забора согласно санитарных правил.

Решением Вилюйского районного суда от 29 января 2007 года исковые требования частично удовлетворены: торговая деятельность ИП К-вой в жилом доме по ул. Бабенко, 13, кв. 1 запрещена, на К-ву возложена обязанность привести забор в соответствие с требованиями строительных правил, в восстановлении прежней планировки квартиры N 1, ликвидации двух пробитых в стене дверей, компенсации морального и материального вреда отказано.

Судом кассационной инстанции определением от 12 марта 2007 года решение отменено в части запрета торговой деятельности индивидуального предпринимателя в кв. N 1 вышеуказанного жилого дома и направлено в этой части на новое рассмотрение в тот же суд, в остальной части оставлено без изменений по следующим основаниям.

Удовлетворяя требования истцов о запрете торговой деятельности ИП К-вой по указанному адресу, суд руководствовался решением суда от 28 ноября 2006 года о приостановлении работы магазина на 90 дней. Суд приостановил деятельность магазина за истечением срока санитарно-эпидемиологического заключения услуги торговли и из-за размещения магазина в жилом доме без перевода в нежилое помещение. Фактически за указанное нарушение в отношении ответчика приняты меры в административном порядке. Судом другие нарушения, которые бы нарушили интересы истцов, не установлены.

 

Согласно п. 4 ст. 33 ГПК РФ дело, направленное из одного суда в другой, должно быть принято судом к рассмотрению. Споры о подсудности между судами не допускаются.

С-ва обратилась в суд с иском к Алданскому району водных путей и судоходства о взыскании надбавок и премиальных, компенсации морального вреда

Определением Верховного суда РС(Я) от 25 апреля 2005 года данное дело было передано на рассмотрение мировому судье судебного участка N 21 Намского района РС(Я) в связи с тем, что в то время мировой судья в судебном участке Усть-Майского района РС(Я) не был назначен.

Заочным решение мирового судьи судебного участка N 21 Намского района РС(Я) от 30 ноября 2006 года исковые требования частично удовлетворены.

Не согласившись с заочным решением суда первой инстанции, ответчик подал апелляционную жалобу.

Определением Намского районного суда от 22 июня 2007 года данное дело передано в Усть-Майский районный суд. Направляя дело по подсудности, суд сослался на ст. 33 ГПК РФ, не указав пункт, которым он руководствовался. Между тем согласно п. 4 ст. 33 ГПК РФ дело, направленное из одного суда в другой, должно быть принято к рассмотрению судом, в который оно поступило. Споры о подсудности между судами не допускаются.

На основании изложенного, определением Верховного суда РС(Я) от 24 сентября 2007 года определение от 22 июня 2007 года отменено, дело направлено для рассмотрения по существу в тот же суд.

 

При принятии заявления либо кассационной жалобы по делу об оспаривании решений, действий (бездействия) должностных лиц, государственных органов, разрешая вопрос об уплате государственной пошлины, следует установить, не оспаривается ли фактически увольнение либо запись в трудовой книжке.

Не согласившись с решением Якутского городского суда от 13 июня 2007 года по делу по заявлению С-ва о признании распоряжения Президента и Правительства РС(Я) N 198 от 03 сентября 2004 года незаконным, С-в подал кассационную жалобу.

Определением Якутского городского суда от 10 июля 2007 года (судья Слепцов В.Н.) данная кассационная жалоба возвращена с приложенными документами, в связи с чем заявитель обратился в суд с частной жалобой.

Изучив материалы дела и проверив доводы частной жалобы, судебная коллегия пришла к обоснованному выводу о несоответствии указанного определения нормам материального права. Так, суд, возвращая кассационную жалобу С-ва, исходил из того, что определением суда от 28 июня 2007 года его кассационная жалоба была оставлена без движения в связи с неуплатой государственной пошлины, был предоставлен срок, но указания суда заявителем не выполнены.

Однако согласно ст. 333.36 Налогового кодекса РФ от уплаты государственной пошлины освобождаются истцы - по искам о взыскании заработной платы и иным требованиям, вытекающим из трудовых отношений.

Как установлено кассационным судом из материалов дела, С-в фактически оспаривает запись в трудовой книжке, указывая, что в трудовой книжке запись об увольнении за прогулы не отменена, что расценивает как неисполнение решения суда о восстановлении на работе в прежней должности, данный спор относится к трудовым спорам.

При таких обстоятельствах определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РС(Я) от 30 июля 2007 года определение суда первой инстанции отменено и дело возвращено в тот же суд для выполнения требований ст. 343 ГПК РФ.

 

Приостановление исполнения решения суда до окончания производства в суде надзорной инстанции находится в компетенции судьи суда надзорной инстанции.

Судебный пристав-исполнитель Намского отдела УФССП по РС(Я) Д-ва обратилась в суд с заявлением о приостановлении исполнительного производства по исполнению решения Якутского городского суда о взыскании с У-ва ущерба в пользу Ж-ной, указывая на то, что У-в подал надзорную жалобу, которая принята Верховным судом РС(Я).

Определением Намского районного суда от 13 августа 2007 года исполнительное производство по делу до разрешения надзорной жалобы У-ва в Верховном суде РС(Я) приостановлено.

Ж-на обратилась с частной жалобой в Верховный суд РС(Я).

В соответствии со ст. 381 ГПК РФ приостановить исполнение решения суда до окончания производства в суде надзорной инстанции вправе только судья суда надзорной инстанции, а сам факт подачи надзорной жалобы не приостанавливает исполнительное производство.

Исходя из изложенного, в связи с существенным нарушением норм процессуального права судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РС(Я) своим определением от 19 сентября 2007 года вышеуказанное определение отменила и вынесла новое определение об отказе в заявлении судебного пристава-исполнителя.

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Верховного суда Республики Саха (Якутия)

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь