Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ

КАССАЦИОННОЙ И НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ АРХАНГЕЛЬСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ЗА ЧЕТВЕРТЫЙ КВАРТАЛ 2007 ГОДА

 

I. ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ МАТЕРИАЛЬНОГО ПРАВА

 

1. ГРАЖДАНСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

 

1.1. Сделки. Договоры

 

1.1.1. Договор купли-продажи

 

Если договор купли-продажи доли в праве общей собственности постороннему лицу был прикрыт другой сделкой, то установленный законом срок, в течение которого другой участник долевой собственности вправе требовать перевода на него прав покупателя, следует исчислять с момента вступления в законную силу решения суда о недействительности такой сделки.

К-ва обратилась в суд с иском к Л. и К-т о переводе прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи 1/2 доли квартиры, ссылаясь на то, что 10 ноября 2006 года между ответчиками был заключен договор дарения указанной доли квартиры, принадлежащей Л. Решением районного суда от 28 мая 2007 года установлено, что договором дарения была прикрыта другая сделка - договор купли-продажи. Она является собственником оставшейся 1/2 доли квартиры, поэтому при продаже доли было нарушено ее, как участника общей долевой собственности, право преимущественной покупки.

Решением районного суда переведены права и обязанности покупателя по договору купли-продажи 1/2 доли в праве общей долевой собственности на квартиру, зарегистрированному как договор дарения, с К-т на К-ву. Переданы К-т денежные средства в сумме 575 000 рублей, находящиеся на депозите нотариуса. Обязана также К-т передать подлинник договора дарения К-вой.

Оставляя указанное решение без изменения, суд кассационной инстанции указал следующее.

Как следует из материалов дела, К-вой и Л. на праве общей долевой собственности (по 1/2 доле) принадлежала спорная квартира.

10 ноября 2006 года между Л. и К-т был заключен договор дарения 1/2 доли указанной квартиры.

Решением районного суда от 28 мая 2007 года установлено, что оформленной сделкой дарения прикрывалась другая сделка, а именно - сделка купли-продажи указанной доли в праве общей долевой собственности на квартиру, т.е. сделка дарения доли является притворной, что свидетельствует в силу п. 2 ст. 170 ГК РФ о ее ничтожности.

Так, п. 2 ст. 170 ГК РФ предусматривает иные последствия ничтожности притворной сделки, а именно - не реституцию, а применение к сделке, которую стороны в действительности имели в виду, относящихся к ней правил.

В соответствии со ст. 250 ГК РФ при продаже доли в праве общей собственности постороннему лицу остальные участники долевой собственности имеют преимущественное право покупки продаваемой доли по цене, за которую она продается, и на прочих равных условиях, кроме случая продажи с публичных торгов.

Продавец доли обязан известить в письменной форме остальных участников долевой собственности о намерении продать свою долю постороннему лицу с указанием цены и других условий, на которых продает ее. Если остальные участники долевой собственности откажутся от покупки или не приобретут продаваемую долю в праве собственности на недвижимое имущество в течение месяца со дня извещения, продавец вправе продать свою долю любому лицу.

При продаже доли с нарушением преимущественного права покупки любой другой участник долевой собственности имеет право в течение трех месяцев требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя.

Удовлетворяя иск К-вой о переводе на нее прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи 1/2 доли квартиры, суд правильно руководствовался указанными нормами материального права, поскольку Л. продала свою долю К-т с нарушением преимущественного права покупки этой доли истцом, являющейся участником общей долевой собственности этой же квартиры.

Судебная коллегия также указала, что поскольку 10 ноября 2006 года между Л. и К-т был заключен договор дарения доли квартиры, то у К-вой не имелось правовых оснований для обращения в суд с иском о переводе на нее прав и обязанностей покупателя.

Факт заключения между ответчиками договора купли-продажи 1/2 доли спорной квартиры был установлен решением суда от 28 мая 2007 года, которое вступило в законную силу 2 июля 2007 года, а с иском о переводе прав и обязанностей покупателя К-ва обратилась в районный суд 12 июля 2007 года, то есть без пропуска установленного п. 3 ст. 250 ГК РФ трехмесячного срока (N 33-2379/07).

 

1.1.2. Договор займа

 

При разрешении вопроса о пропуске срока исковой давности необходимо учитывать обстоятельства, указывающие на признание ответчиком долга.

Д. обратилась в суд с иском к Л. о взыскании суммы долга по договору займа, процентов по договору и процентов за пользование чужими денежными средствами, указав, что по условиям заключенного договора ответчик взяла на себя обязательство возвратить полученную сумму через месяц, однако взятые на себя обязательства не выполнила.

Отменяя постановленное районным судом решение об отказе в удовлетворении исковых требований, кассационная инстанция указала, что 28 ноября 2003 года между Д. и Л. в письменной форме заключен договор займа, по которому Д. передала Л. 126 000 рублей, а последняя взяла на себя обязательство вернуть полученную сумму через один месяц.

Отказывая в удовлетворении иска, суд руководствовался п. 2 ст. 199 ГК РФ и исходил из того, что истец пропустила срок исковой давности, уважительных причин для восстановления этого срока не имеется и ответчиком до принятия решения по делу заявлено о применении срока исковой давности.

Судебная коллегия с таким выводом суда не согласилась, поскольку как следует из заявления истца о восстановлении пропущенного срока, срок обращения в суд пропущен и по тем основаниям, что ответчик, обещая вернуть долг, просила ее не обращаться в суд.

Данный довод истца судом не проверен и оставлен без внимания, хотя он имеет значения для дела, поскольку в соответствии со ст. 203 ГК РФ течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. После перерыва течение срока исковой давности начинается заново; время, истекшее до перерыва, не засчитывается в новый срок.

Довод ответчика о пропуске срока исковой давности по требованию о взыскании долга может быть принят судом во внимание в том случае, если в соответствии с п. 1 ст. 203 ГК РФ срок исковой давности не прерывался совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. (N 33-3033/07).

 

1.2. Обязательства вследствие причинения вреда

 

Лицо, право которого нарушено, вправе требовать полного возмещения причиненных ему убытков.

Ш. обратился в суд с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании материального ущерба, причиненного в результате неправомерных действий ответчика по отлову собак, в результате которых была уничтожена его собака русско-европейская лайка.

Отменяя постановленное районным судом решение о взыскании с ответчика в пользу Ш. денежной суммы материального ущерба, суд кассационной инстанции указал, что, определяя размер материального ущерба в размере стоимости щенка породы русско-европейской лайки, суд оставил без внимания положения ст. 1064 ГК РФ, в соответствии с которой вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме, а также положения пункта 1 и 2 ст. 15 ГК РФ, в силу которых лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата и повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

В обоснование своих требований о размере причиненного ущерба истец указывал, что уничтоженная собака имела родословную, различные награды на выставках собак, на момент гибели достигла возраста пяти лет и была полноценной охотничьей собакой, стоимость которой отличается от стоимости щенка (N 33-2482/07).

 

2. ТРУДОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

 

Восстановление на работе

 

Разрешая требования о восстановлении на работе работника, уволенного за совершение прогула, необходимо учитывать тяжесть проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

А., уволенный с работы на основании п.п. "а" п. 6 ст. 81 ТК РФ, обратился в суд с иском к ООО "Торн-11" о восстановлении на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула.

Судом первой инстанции было установлено, что А. работал в ООО "Торн-11" в должности уборщика мусоропровода с 1 июня 2006 года. Приказом от 23 апреля 2007 года ему был предоставлен ежегодный отпуск продолжительностью 30 календарных дней с 4 мая по 3 июня 2007 года, а также выплачена денежная компенсация за 14 календарных дней неиспользованного отпуска. О замене части отпуска денежной компенсацией истец не просил. В связи с нахождением на больничном отпуск А. был продлен по 16 июня 2007 года.

5 июня 2007 года истец обратился к работодателю с заявлением о предоставлении отпуска в количестве 14 календарных дней, однако в предоставлении отпуска ему было отказано. Несмотря на это, А. по окончании предоставленного отпуска на работу не вышел и приказом от 27 июня 2007 года был уволен за совершение прогула.

Отменяя постановленное районным судом решение об отказе в удовлетворении исковых требований, суд кассационной инстанции указал, что, отказывая в удовлетворении иска, суд не учел, что в силу ч. 5 ст. 192 ТК РФ при наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен. Пунктом 53 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" предусмотрено, что обстоятельством, имеющим значение для правильного рассмотрения дел о восстановлении на работе и подлежащим доказыванию работодателем, является соблюдение им при применении к работнику дисциплинарного взыскания общих принципов ответственности, таких, как справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина, гуманизм. В этих целях работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (ч. 5 ст. 192 ТК РФ), а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду. Если при рассмотрении дела о восстановлении на работе суд придет к выводу, что проступок действительно имел место, но увольнение произведено без учета вышеуказанных обстоятельств, иск может быть удовлетворен.

Указанные выше обстоятельства судом первой инстанции не были выяснены и оценка им с учетом соразмерности наложенного на истца взыскания в виде увольнения с работы дана не была (N 33-2368/07).

 

3. СЕМЕЙНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

 

3.1. Раздел общего имущества супругов

 

Договор дарения денег одному из супругов не может являться безусловным доказательством того, что квартира, приобретенная им в браке на подаренные деньги, является его собственностью.

Л-ва обратилась в суд с иском к Л-ву о разделе совместно нажитого имущества и признании за ней права собственности на 1/2 долю в праве общей собственности на квартиру.

Решением мирового судьи, оставленным без изменения апелляционным определением городского суда, в удовлетворении исковых требований Л-вой о признании права собственности на 1/2 долю в праве собственности на квартиру отказано.

Отменяя решение и апелляционное определение в указанной части, суд надзорной инстанции указал, что суды, разрешая указанные требования, пришли к выводу, что спорное жилое помещение не является совместной собственностью супругов, так как оно приобретено ответчиком на деньги, подаренные его матерью.

Между тем неправильное определение судом обстоятельств, имеющих значение для дела, привело к неправильному применению положений ст.ст. 34, 36 СК РФ, предусматривающих что относится к имуществу, нажитому супругами во время брака и к имуществу каждого из супругов.

Судом установлено, что в период брака 27 декабря 2000 года Л-вым была приобретена в собственность спорная квартира, которую суды признали собственностью Л-ва исходя из наличия договора дарения, заключенного 2 декабря 2000 года между Л-вым и его матерью и по условиям которого мать безвозмездно передала (подарила) Л-ву 70 000 рублей. Указанный дар Л-в принял.

Разрешая спор, суды не учли, что вышеназванный договор дарения не может являться безусловным доказательством того, что квартира, приобретенная ответчиком на деньги, подаренные ему матерью, является его собственностью.

Указанный договор не мог влиять на волеизъявление одаряемого при покупке квартиры. Учитывая, что на момент приобретения жилого помещения Л-в находился в браке, то он вправе был признать данное имущество совместной собственностью супругов.

Пунктом 9 договора купли-продажи квартиры предусмотрено, что имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляется по обоюдному согласию в соответствии со ст.ст. 34, 35 Семейного Кодекса РФ. На покупку квартиры имеется согласие супруги Л-ва - Л-вой (истца по делу), которому судом надлежащая оценка дана не была (N 44г-129/07).

 

3.2. Алиментные обязательства

 

Разрешая вопрос о размере алиментов, взыскиваемых на содержание несовершеннолетнего ребенка, суду необходимо принимать во внимание наличие у ответчика других несовершеннолетних детей, которые имеют право на получение от него материального содержания.

Д. обратилась в суд с иском к З-му о взыскании алиментов на содержание несовершеннолетней дочери в твердой денежной сумме в размере 4000 руб. ежемесячно и алименты на свое содержание в размере 3000 руб. ежемесячно до достижения ребенком возраста полутора лет.

Решением мирового судьи взысканы с З-ого в пользу Д. алименты на содержание дочери в размере 1757 руб. (17,57 минимальных размеров оплаты труда) ежемесячно до совершеннолетия ребенка, алименты на содержание Д. в размере 3000 руб. ежемесячно до достижения ребенком трехлетнего возраста. При изменении минимального размера оплаты труда в установленном законом порядке, размеры алиментов подлежат изменению пропорционально изменению минимального размера оплаты труда.

Апелляционным решением городского суда решение мирового судьи изменено в части взыскания алиментов на содержание дочери, которые подлежали взысканию в размере 1/2 части всех видов заработка (дохода).

Отменяя апелляционное решение городского суда, суд надзорной инстанции указал, что, изменяя решение мирового судьи, суд апелляционной инстанции исходил из того, что такое содержание будет соответствовать половине установленного прожиточного минимума для несовершеннолетнего ребенка.

Однако данный вывод суда апелляционной инстанции основан на неправильном применении норм материального права.

Законодатель в ч. 1 ст. 81 СК РФ предусмотрел в качестве общего правила взыскания алиментов в долевом отношении к заработку (доходам) плательщика, размер долей, взыскиваемых на содержание детей: на одного ребенка - 1/4, на двух детей - 1/3, на троих и более детей - 1/2 заработка и (или) иного дохода родителя.

Вместе с тем согласно положений ч. 2 ст. 81 СК РФ размер этих долей может быть уменьшен или увеличен судом с учетом материального или семейного положения сторон и иных заслуживающих внимания обстоятельств.

Разрешая вопрос о размере алиментов, взыскиваемых с ответчика на содержание несовершеннолетней дочери, суд должен был учесть конкретные обстоятельства данного дела, в том числе и нотариально удостоверенное соглашение об уплате алиментов, заключенное между З-ким и З-кой, согласно которому З-кий ежемесячно выплачивает алименты на содержание несовершеннолетнего сына в размере 2000 руб. ежемесячно.

Между тем суд оставил без внимания наличие того факта, что у ответчика также имеется несовершеннолетний сын, который имеет право на получение материального содержания.

Кроме того, в целях соблюдения равенства материального содержания родителями своих несовершеннолетних детей суд должен был привлечь З-кую к участию в деле о взыскании алиментов в качестве третьего лица.

Взыскивая с ответчика алименты на содержание одного несовершеннолетнего ребенка в размере 1/2 части всех видов его заработка, при наличии второго несовершеннолетнего ребенка, суд в нарушение ч. 1 ст. 81 СК РФ содержание самого плательщика алиментов определил менее 1/2 части (N 44г-139/07).

 

4. ЖИЛИЩНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

 

4.1. Предоставление жилого помещения

 

Судом не было учтено, что в ЖК РФ отсутствуют нормы, обязывающие муниципальное образование предоставлять собственнику взамен утраченного им жилого помещения жилое помещение на праве собственности, равноценное ранее занимаемому.

Б-кие обратились в суд с иском к мэрии города Архангельска о предоставлении им в собственность в равных долях благоустроенное жилое помещение в черте города Архангельска, отвечающее санитарным и техническим требованиям в виде отдельной квартиры.

Свои требования обосновали тем, что в результате пожара, возникшего в квартире N 3 по указанному ими адресу, находящаяся в их собственности квартира приведена в состояние, непригодное для проживания. Лицо, виновное в возникновении пожара, не было установлено. Согласно акту межведомственной комиссии дом признан непригодным для проживания, и они как собственники жилого помещения на основании ст. 32 ЖК РФ имеют право на получение выкупной стоимости квартиры.

Решением районного суда исковые требования Б-ких удовлетворены.

Отменяя указанное решение, суд кассационной инстанции указал, что, неправильно определив правоотношения между сторонами, суд неправильно применил нормы материального права.

Судом первой инстанции было установлено, что истцы являются собственниками квартиры на основании договора приватизации.

Актом межведомственной комиссии дом, в котором находится принадлежащая истцам квартира, был признан непригодным для проживания. Причиной тому явился пожар в другой квартире.

Причиной пожара явилось неосторожное обращение с огнем неустановленного лица.

Распоряжением мэра города Архангельска от 5 мая 2006 года N 504р администрация территориального округа Варавино-Фактория обязана обеспечить жильцов дома жилыми помещениями маневренного фонда до выделения постоянной жилой площади; жильцам дома, занимающим жилые помещения по договорам социального найма, предоставить другие жилые помещения по договорам социального найма. Муниципальному унитарному предприятию "Жилкомсервис" муниципального образования "Город Архангельск" предписано после обеспечения жильцов дома жилыми помещениями маневренного фонда выполнить за счет средств предприятия работы по сносу здания и планировке территории, после чего списать данный дом с баланса.

Суд первой инстанции применил к возникшим между сторонами правоотношениям ст. 49.3 ЖК РСФСР и 32 ЖК РФ.

При этом суд не учел, что квартира находится в собственности истцов, решение о сносе дома принято мэрией в период действия нового ЖК РФ и ст. 49.3 ЖК РСФСР в данном случае неприменима.

В ЖК РФ отсутствуют нормы, обязывающие муниципальное образование предоставлять собственнику взамен утраченного жилого помещения жилое помещение на праве собственности, равноценное ранее занимаемому.

Применяя ст. 32 ЖК РФ, суд не учел, что данной статьей регулируются отношения, возникающие по поводу выкупа жилого помещения в связи с изъятием земельного участка для государственных и муниципальных нужд (N 33-2664/07).

 

4.2. Признание граждан утратившими право пользования жилым помещением

 

При разрешении требований о признании несовершеннолетних детей утратившими право пользования жилым помещением необходимо учитывать, что на родителях в силу закона лежит ответственность за воспитание и развитие своих несовершеннолетних детей.

Ш-тов обратился в суд с иском к Ш-вой о признании ее, а также двух несовершеннолетних детей утратившими право пользования служебным жилым помещением и снятии с регистрационного учета по месту жительства. Свои требования мотивировал тем, что Ш-ва является бывшим членом нанимателя служебного жилого помещения, поэтому утратила право пользования служебным жилым помещением.

Решением городского суда исковые требования удовлетворены. Ш-ва совместно с несовершеннолетними детьми признана утратившими право пользования спорным служебным жилым помещением. Отделение УФМС по Архангельской области в г. Мирном обязано снять Ш-ву и несовершеннолетних детей с регистрационного учета по спорному адресу.

Отменяя указанное решение, суд кассационной инстанции указал на допущенные судом нарушения норм материального права.

Из материалов дела видно, что на основании постановления мэра Мирного 14 февраля 2003 года Ш-ву предоставлено служебное жилое помещение - квартира на состав семьи 4 человека: жену Ш-ву, дочь Нину 2002 года рождения, сына Ш-вой - Егора 1997 года рождения.

Брак между супругами Ш. расторгнут.

Удовлетворяя заявленные исковые требования, суд исходил из того, что в силу закона к отношениям нанимателя служебного жилого помещения и бывшего члена семьи применяются правила, регулирующие отношения собственника - гражданина и бывших членов его семьи, предусмотренные частями 2 - 4 ст. 31 ЖК РФ, а в соответствии со ст. 31 ч. 4 ЖК РФ в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.

Однако суд не принял во внимание, что в соответствии с п. 1 ст. 56 и п. 1 ст. 63 Семейного кодекса Российской Федерации ребенок имеет право на защиту своих прав и законных интересов, которая осуществляется родителями. Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей, они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей. Указанные права ребенка и обязанности его родителей сохраняются и после расторжения брака родителей ребенка. Право пользования жилым помещением, находящимся в собственности одного из родителей, в силу установленных Семейным кодексом Российской Федерации обязанностей родителей в отношении своих детей, должно сохраняться за ребенком и после расторжения брака между его родителями (N 33-2866/07).

 

5. ПЕНСИОННОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

 

Назначение пенсии за выслугу лет военнослужащим не относится к компетенции органов Пенсионного фонда.

М. обратился в суд с иском к Управлению Пенсионного фонда РФ о признании права на государственную пенсию за выслугу лет со дня обращения за ней.

Свои требования обосновал тем, что проходил военную службу на офицерских должностях с 20 июля 1981 года по 6 февраля 2004 года, календарный стаж службы составил более 26 лет, общая выслуга составила 38 лет 4 мес. 25 дней. Приговором Архангельского гарнизонного военного суда от 9 февраля 2004 года был осужден по ч. 2 ст. 290 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима с лишением права занимать государственные должности и должности местного самоуправления. В качестве дополнительного наказания лишен воинского звания "майор". В сентябре 2004 года он обратился к ответчику за назначением пенсии, в чем ему было отказано.

Оставляя решение районного суда об отказе в удовлетворении исковых требований без изменения, судебная коллегия указала, что разрешая спор и отказывая истцу в иске о признании за ним права на пенсию за выслугу лет, суд пришел к правильному выводу, что назначение такой пенсии не относится к компетенции органов Пенсионного фонда РФ, в том числе к компетенции ответчика.

Данный вывод суда основан на правильном применении норм материального права.

В соответствии со ст. 11 Закона от 12 февраля 1993 года N 4468-1 пенсионное обеспечение лиц, проходивших военную службу по контракту, членов их семей и членов семей пенсионеров из числа граждан, уволенных с военной службы по контракту, в зависимости от последнего места военной службы гражданина, проходившего военную службу по контракту, осуществляется Министерством обороны Российской Федерации, Министерством внутренних дел Российской Федерации и Федеральной службой безопасности Российской Федерации.

Поскольку органы Пенсионного фонда РФ не производят начисление пенсии по правилам Закона от 12.02.1993 N 4468-1 гражданам, проходившим военную службу по контракту, и членам их семей, а истец полагает, что он имеет право на пенсию, начисляемую по правилам названного закона, он вправе обратиться за назначением такой пенсии в компетентный орган либо оспорить свое право на указанную пенсию, указав в качестве ответчика орган, производящий назначение пенсии по правилам Закона от 12 февраля 1993 года N 4468 (N 33-2460/07).

 

II. ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

 

1. Подведомственность и подсудность

 

Дела об отмене усыновления должны разрешаться судом по месту жительства или месту нахождения ребенка.

В-ев обратился в суд с иском к В-вой об отмене усыновления ребенка.

Суд постановил определение о передаче дела по подсудности по месту жительства ответчика в суд города Ростов-на-Дону.

Отменяя постановленное определение, судебная коллегия указала, что на основании ст. 269, 275 ГПК РФ заявление об усыновлении или удочерении подается гражданами Российской Федерации, желающими усыновить ребенка, в районный суд по месту жительства или месту нахождения усыновляемого ребенка. Дела об отмене усыновления ребенка в указанных случаях также должны разрешаться вышеназванными судами (N 33-2710/07).

Требования о расторжении договора ренты недвижимого имущества предъявляются в суд по месту нахождения объекта недвижимости.

А. обратилась в суд с иском к Н. о расторжении договора ренты, возврате имущества - квартиры с зачетом стоимости квартиры в счет выкупной цены ренты.

Отменяя постановленное районным судом решение об отказе в удовлетворении исковых требований, суд кассационной инстанции указал, что судом нарушены нормы процессуального права, поскольку дело рассмотрено с нарушением правил подсудности.

В соответствии со ст. 30 ГПК РФ иски о правах на земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты, леса, многолетние насаждения, здания, в том числе жилые и нежилые помещения, строения, сооружения, другие объекты, прочно связанные с землей, предъявляются в суд по месту нахождения этих объектов.

Из материалов дела видно, что истец, обращаясь в суд, ссылалась на содержание ст. 599 ГК РФ, предусматривающей право получателя ренты при существенном нарушении договора плательщиком ренты требовать возврата отчужденной под выплату пожизненной ренты квартиры, просила расторгнуть заключенный с ответчиком договор ренты, исключить запись о ренте из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним и возвратить А. в собственность переданную по договору ренты квартиру. Таким образом, из содержания искового заявления видно, что истцом заявлен спор о праве на недвижимое имущество.

Из имеющегося свидетельства о государственной регистрации права следует, что на основании договора ренты Н. принадлежит на праве собственности спорная квартира. Поэтому при удовлетворении заявленных истцом требований о расторжении договора и возврате квартиры возникнет необходимость внесения записи в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним в отношении прав на недвижимое имущество, следовательно, к заявленному истцом спору применимы правила об исключительной подсудности (N 33-2471/07).

Требования о признании права собственности на долю в квартире, приобретенной после расторжения брака, не подсудны мировому судье, если цена иска превышает пятьсот минимальных размеров оплаты труда.

К-н обратился в суд с иском к К-ной о признании права собственности на 1/2 доли квартиры.

Определением районного суда дело направлено для рассмотрения по подсудности мировому судье.

Отменяя указанное определение, суд кассационной инстанции указал, что, направляя дело по подсудности мировому судье, судья федерального суда пришел к неправильному выводу, что возникший спор является семейно-правовым.

Как следует из искового заявления, К-н обратился в суд с иском о признании права собственности на 1/2 доли квартиры, приобретенной ответчиком после расторжения брака.

Исходя из заявленных требований, предметом спора является признание права собственности на долю в квартире, приобретенной после расторжения брака и на которую не распространяется правовой режим совместной собственности супругов, предусмотренной нормами Семейного кодекса РФ.

При новом рассмотрении вопроса о подсудности дела суду следует определить цену иска (N 33-2532/07).

 

2. Судебные расходы

 

Государственная пошлина взыскивается с ответчика в федеральный бюджет пропорционально удовлетворенной части исковых требований исходя из той суммы, которую должен был уплатить истец, если бы не был освобожден от ее уплаты

Решением мирового судьи взысканы с организации в пользу Т. заработная плата в сумме 1644 руб. 24 коп., проценты за задержку выплаты заработной платы в сумме 87 руб. 26 коп., денежная компенсация морального вреда в сумме 1731 руб. 50 коп., расходы за участие представителя в сумме 2000 рублей, всего взыскано 5463 рубля. Взыскана также в федеральный бюджет государственная пошлина в сумме 2200 рублей.

В апелляционном порядке решение суда не обжаловалось.

Изменяя постановленное мировым судьей решение в части взыскания государственной пошлины, суд надзорной инстанции указал, что, определяя размер государственной пошлины в сумме 2200 рублей, взыскиваемой с ответчика в федеральный бюджет, суд руководствовался статьей 103 ГПК РФ и исходил из того, что истец при обращении в суд от уплаты государственной пошлины освобожден.

Однако суд не учел, что в соответствии с ч. 2 ст. 88 ГПК РФ размер и порядок уплаты государственной пошлины устанавливаются федеральными законами о налогах и сборах.

Согласно п. 2 ст. 333.17 Налогового кодекса РФ плательщиками государственной пошлины признаются лица, если они выступают ответчиками в судах общей юрисдикции, арбитражных судах или по делам, рассматриваемым мировыми судьями, и если при этом решение суда принято не в их пользу и истец освобожден от уплаты государственной пошлины в соответствии с главой 25.3 НК РФ.

Статьей 333.20 Налогового кодекса РФ установлены особенности уплаты государственной пошлины при обращении в суды общей юрисдикции, к мировым судьям.

Так, в случае, если истец освобожден от уплаты государственной пошлины в соответствии с главой 25.3 НК РФ, государственная пошлина уплачивается ответчиком (если он не освобожден от уплаты государственной пошлины) пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований (подп. 8 п. 1 ст. 333.20 НК РФ).

Такой же подход по вопросу взыскания государственной пошлины с ответчика содержится в ч. 1 ст. 103 ГПК РФ.

Анализ приведенных правовых норм позволяет сделать вывод, что если истец был освобожден от уплаты государственной пошлины, она взыскивается с ответчика в федеральный бюджет пропорционально удовлетворенной части исковых требований исходя из той суммы, которую должен был уплатить истец, если бы он не был освобожден от уплаты государственной пошлины.

Такой вывод согласуется и с положениями ч. 1 ст. 98 ГПК РФ, устанавливающей принцип распределения фактически понесенных судебных расходов в зависимости от результата рассмотрения дела.

По настоящему делу с учетом положений подп. 1 п. 1 и п. 3 ст. 333.19 Налогового кодекса РФ по результатам рассмотрения требований имущественного характера размер государственной пошлины составляет 200 рублей, по требованию неимущественного характера - 100 рублей, а потому общий размер государственной пошлины, подлежащей взысканию с организации в федеральный бюджет, составляет 300 рублей, а не 2200 рублей, как ошибочно посчитал мировой судья (N 44г-117/07).

Оплата труда адвоката, назначенного судом, производится за счет средств федерального бюджета.

Решением мирового судьи исковые требования ООО, заявленные к К. о взыскании задолженности по оплате найма и содержания жилья, удовлетворены.

Определением мирового судьи постановлено оплатить труд адвоката Кузнецова А.В. за представление в судебном заседании интересов ответчика К. в сумме 605 руб., перечислив указанную сумму на лицевой счет из средств бюджета Архангельской области через Управление по организационному обеспечению деятельности мировых судей Архангельской области. Взысканы с К. издержки, понесенные судом на оплату труда адвоката, в пользу бюджета Архангельской области в сумме 605 руб.

В апелляционном порядке законность определения мирового судьи не проверялась.

Отменяя определение мирового судьи, суд надзорной инстанции указал, что, разрешая вопрос об оплате труда адвоката, назначенного мировым судьей в качестве представителя ответчика, за счет средств областного бюджета через Управление по организационному обеспечению деятельности мировых судей администрации Архангельской области, мировой судья исходил из того, что указанные действия по данному делу были проведены по инициативе мирового судьи.

Между тем данный вывод был сделан судом без учета следующего.

В соответствии со ст. 50 ГПК РФ суд назначает адвоката в качестве представителя в случае отсутствия представителя у ответчика, место жительства которого неизвестно, а также в других предусмотренных федеральным законом случаях.

В ходе рассмотрения дела по иску ООО к К. о взыскании задолженности ответчик извещался о времени и месте судебного разбирательства, однако судебная повестка была возвращена, К. выехала на Украину, точное местожительство неизвестно.

В связи с чем, определением мирового судьи, в порядке ст. 50 ГПК РФ, для защиты прав и законных интересов ответчика К. был назначен адвокат. В ходе рассмотрения данного дела по существу представлял интересы ответчика адвокат Кузнецов А.В.

Механизм оплаты труда адвоката, назначенного судом в качестве представителя, законодателем в ст. 50 ГПК РФ не определен.

Вместе с тем возложение мировым судьей оплаты труда адвоката за счет бюджета субъекта РФ является ошибочным, так как оно основано на неправильном применении ч. 2 ст. 96 ГПК РФ. Указанная норма предусматривает порядок формирования источников, из которых производятся выплаты свидетелям, экспертам и специалистам, а не всех издержек, предусмотренных ст. 96 ГПК РФ.

Учитывая, что законом не урегулирован вопрос о порядке оплаты труда адвоката, участвующего в гражданском процессе на основании ст. 50 ГПК РФ по назначению суда, то следует руководствоваться по аналогии закона п. 8 ст. 25 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", согласно которой труд адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, оплачивается за счет средств федерального бюджета. Расходы на эти цели учитываются в федеральном законе о федеральном бюджете на очередной год в соответствующей целевой статье расходов. Размер и порядок вознаграждения адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, устанавливаются Правительством Российской Федерации (N 44г-123/07).

Если вопрос о судебных расходах не был разрешен судом при вынесении решения, то он разрешается вынесением дополнительного решения либо определением суда при обращении в суд заинтересованного лица после вступления решения суда в законную силу.

Решением городского суда от 15 октября 2007 года удовлетворены исковые требования В., заявленные к Т. о взыскании суммы займа.

Этим же числом суд постановил определение, которым взыскал с Т. в пользу истца понесенные расходы на оплату услуг представителя.

Отменяя указанное определение, суд кассационной инстанции указал, что в соответствии с ч. 5 ст. 198 ГПК РФ резолютивная часть решения суда должна содержать, в частности, указание на распределение судебных расходов. Если вопрос о судебных расходах решением суда не был разрешен, то он разрешается вынесением дополнительного решения (ст. 201 ГПК РФ) либо определением суда при обращении в суд заинтересованного лица.

Разрешая требования В. о взыскании с Т. расходов на оплату услуг представителя определением, суд при его вынесении не учел положения ст. 224 ГПК РФ, предусматривающей, что определения суда по рассматриваемому вопросу должны приниматься в совещательной комнате.

Как следует из протокола судебного заседания от 15 октября 2007 года, после прений сторон суд удалился в совещательную комнату для принятия решения, после чего возвратился в зал судебного заседания, объявил присутствующим постановленное решение, разъяснил порядок и сроки его обжалования. Вместе с тем указания в протоколе судебного заседания на то, что суд удалялся в совещательную комнату для вынесения определения по вопросу распределения судебных расходов, отсутствует, как нет в нем и указания на то, что, выйдя из совещательной комнаты, суд оглашал такое определение (N 33-2723/07).

 

3. Судебные штрафы

 

Поскольку арбитражный управляющий являлся представителем ответчика, исполняющим полномочия его руководителя, то на него не мог быть наложен штраф в порядке ч. 3 ст. 57 ГПК РФ.

Решением мирового судьи с МУ РЭП в пользу В. взыскана задолженность по сохраненной средней заработной плате.

В апелляционном порядке законность судебного постановления не проверялась.

При рассмотрении дела определением мирового судьи на арбитражного управляющего МУ РЭП наложен штраф в размере 5 минимальных размеров оплаты труда за неисполнение требований суда о предоставлении доказательств по данному делу.

Отменяя указанное определение, надзорная инстанция указала следующее.

Налагая на конкурсного управляющего штраф за невыполнение требований суда о предоставлении доказательств по делу, мировой судья руководствовался ч. 3 ст. 57 ГПК РФ.

При этом суд не учел, что данная норма применяется только в отношении должностных лиц и граждан, не участвующих в деле. Для сторон, удерживающих у себя доказательства и не представляющих их суду, наступают последствия, предусмотренные ч. 1 ст. 68 ГПК РФ.

Арбитражный управляющий являлся представителем ответчика, исполняющим полномочия его руководителя, т.е. лицом, участвующим в деле. Невыполнение им требований суда о предоставлении доказательств наличия задолженности предприятия перед истцом и размера такой задолженности не может служить основанием для применения штрафных санкций, установленных ч. 3 ст. 57 ГПК РФ.

Нормы гражданского процессуального законодательства с учетом принципов состязательности гражданского судопроизводства и равноправия сторон не предусматривают обязанности, обеспеченной соответствующей санкцией, в случае ее нарушения, побуждающей к выполнению лицами, участвующими в деле, обязанности по доказыванию.

При подаче искового заявления истцом были определены предмет и основание иска, приведены доводы в обоснование заявленных требований, представлен расчет задолженности по сохраненной средней заработной плате, подлежащей взысканию с ответчика. Каких-либо возражений по заявленным истцом требованиям ответчиком представлено не было, что позволяло мировому судье разрешить возникший спор по существу с учетом последствий, предусмотренных ч. 1 ст. 68 ГПК РФ (N 44г-153/07).

 

4. Процессуальные сроки

 

Пропуск срока обжалования действий судебного пристава-исполнителя не является основанием для отказа в принятии жалобы к производству суда.

Определением городского суда С. отказано в восстановлении пропущенного процессуального срока на обжалование постановления судебного пристава-исполнителя и возвращена поданная ею жалоба.

Отменяя указанное определение, суд кассационной инстанции указал, что, возвращая жалобу подателю, суд исходил из того, что жалоба не может быть принята к производству суда и рассмотрена по существу по причине пропуска ее подателем процессуального срока, предусмотренного законом для обжалования действий судебного пристава.

Однако ст. 441 ГПК РФ и ст. 90 Федерального закона "Об исполнительном производстве" не предусмотрены последствия пропуска 10-дневного срока, установленного для подачи жалобы на действия судебного пристава-исполнителя.

По смыслу Закона указанный срок не является пресекательным (N 33-2821/07).

 

5. Приказное производство

 

Судья отказывает в выдаче приказа о взыскании алиментов, если должник выплачивает алименты по решению суда на других лиц.

Мировым судьей вынесен судебный приказ, по которому взысканы в пользу взыскателя З-ной с должника З-на алименты на содержание несовершеннолетнего сына Ивана 1993 года рождения в размере 1/4 части всех видов заработка и (или) иного дохода ежемесячно, начиная с 16 мая 2007 года и до совершеннолетия ребенка.

Суд надзорной инстанции судебный приказ отменил и разъяснил З-ной, что ее требование может быть разрешено в порядке искового производства.

При этом надзорная инстанция указала, что при вынесении судебного приказа судьей допущено существенное нарушение норм процессуального права, выразившееся в следующем.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 125 ГПК РФ судья отказывает в принятии заявления в случае, если из заявления и представленных документов усматривается наличие спора о праве.

В разъяснениях, содержащихся в п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 года N 9 "О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов", указано, что в соответствии с абз. 5 ст. 122 ГПК РФ судья вправе выдать судебный приказ, если заявлено требование о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей, не связанное с установлением отцовства, оспариванием отцовства (материнства) или необходимостью привлечения других заинтересованных лиц. На основании судебного приказа не могут быть взысканы алименты на несовершеннолетних детей в твердой денежной сумме, поскольку решение этого вопроса сопряжено с необходимостью проверки наличия либо отсутствия обстоятельств, с которыми закон связывает возможность такого взыскания (п.п. 1 и 3 ст. 83, п. 4 ст. 143 СК РФ).

В случаях, когда у судьи нет оснований для удовлетворения заявления о выдаче судебного приказа (например, если ответчик не согласен с заявленным требованием (п. 1 ч. 2 ст. 125.8 ГПК РСФСР), если заявлены требования о взыскании алиментов на совершеннолетних нетрудоспособных детей или других членов семьи, если должник выплачивает алименты по решению суда на других лиц либо им производятся выплаты по другим исполнительным документам), судья отказывает в выдаче приказа и разъясняет заявителю его право на предъявление иска по тому же требованию.

Как следует из вступившего в законную силу решения мирового судьи, в пользу В. взысканы алименты на содержание сына Даниила 2004 года рождения в твердой денежной сумме в размере 1,5 минимальных размеров оплаты труда.

В заявлении З-ной о вынесении судебного приказа, поданного мировому судье, указывалось на взыскание с З-на алиментов на содержание другого ребенка, однако этот довод был оставлен мировым судьей без внимания (N 44г-136/07).

 

6. Прекращение производства по делу

 

При принятии отказа от иска суд должен выяснить причины такого отказа, обсудить вопрос о том, противоречит ли такой отказ от иска закону и не нарушает ли права и охраняемые законом интересы других лиц.

Определением районного суда принят отказ М. от иска, предъявленного им в интересах несовершеннолетнего ребенка к мэрии г. Архангельска, о предоставлении жилого помещения и производство по делу прекращено в связи с отказом истца от иска.

Отменяя постановленное судом определение, суд надзорной инстанции указал, что в соответствии со ст. 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу, если истец отказался от иска и отказ принят судом.

При принятии отказа от иска суд должен выяснить причины такого отказа, обсудить вопрос о том, противоречит ли такой отказ от иска закону и не нарушает ли права и охраняемые законом интересы других лиц. Установив указанные обстоятельства, суд не принимает отказ от иска, о чем выносит определение и продолжает рассмотрение дела по существу.

Принимая отказ истца от иска, суд не выяснил причин отказа от иска, не принял во внимание, что отказ от иска нарушает права несовершеннолетней дочери истца, поскольку, как следует из материалов дела, дома, в котором находится квартира истца, фактически не существует и по данной причине истец с дочерью остались без жилья (N 44г-137/07).

Суд не вправе вмешиваться в хозяйственную деятельность органа местного самоуправления.

П. обратился в суд с заявлением о признании незаконными бездействий Главы МО в части непринятия мер по санитарно-противоэпидемиологическому (профилактическому) состоянию в городе, обеспечении безопасных условий жизни. В обоснование заявленных требований указал, что из-за отсутствия туалетов в городе он вынужден справлять нужду в непредусмотренных для этого местах, в связи с чем рискует быть привлеченным к административной ответственности. Отсутствие достаточного количества туалетов нарушает благоприятную среду обитания человека. Просил также обязать Главу МО обеспечить туалетами места проведения городских общественных мероприятий из расчета один туалет на 500 человек, отремонтировать и запустить в эксплуатацию общественный туалет и установить стационарный туалет в городском парке.

Оставляя без изменения постановленное городским судом определение о прекращении производства по делу, кассационная инстанция указала следующее.

Судом установлено, что П. в качестве способа защиты нарушенного права просит обязать Главу МО обеспечить туалетами места проведения городских общественных мероприятий, отремонтировать и запустить в эксплуатацию общественный туалет и установить стационарный туалет в городском парке.

Судебная коллегия согласилась с выводом суда о прекращении производства по делу по тем основаниям, что данный спор не подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку суд не вправе вмешиваться в хозяйственную деятельность органа местного самоуправления.

В соответствии со ст.ст. 12, 130, 132 Конституции РФ и ст. 2 Федерального закона от 28 августа 1995 года N 154-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" в Российской Федерации гарантируется самостоятельность местного самоуправления в пределах своих полномочий и самостоятельное решение органами местного самоуправления вопросов местного значения.

Согласно ч. 1 ст. 5 Устава Муниципального образования к вопросам местного значения данного муниципального образования относится формирование, утверждение, исполнение местного бюджета, а также создание условий для массового отдыха жителей муниципального образования и организация обустройства мест массового отдыха населения.

Таким образом, обеспечение туалетами мест массового отдыха населения является вопросом местного значения, в разрешение которого суд не вправе вмешиваться.

В силу ст. 3 ГПК РФ заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

При рассмотрении дела, суд пришел к правильному выводу о том, что права П. бездействием органа местного самоуправления не затронуты и обоснованно прекратил производство по делу (N 33-2499/07).

 

7. Производство, связанное с исполнением судебных постановлений

 

Обязательство по оплате жилья и коммунальных услуг не относится к числу тех, которые прекращаются смертью должника.

7 апреля 2006 года мировым судьей вынесен судебный приказ, которым с Х. в пользу МУ "ИРЦ" взыскана задолженность по оплате жилья и коммунальных услуг.

Возражения относительно исполнения судебного приказа от должника не поступали.

20 апреля 2006 года Х. умер.

Определением мирового судьи от 4 июля 2007 года удовлетворено заявление судебного пристава-исполнителя о прекращении исполнительного производства в связи со смертью должника.

В апелляционном порядке данное определение не обжаловалось.

Отменяя указанное определение, суд надзорной инстанции указал, что, удовлетворяя заявление судебного пристава-исполнителя о прекращении исполнительного производства, мировой судья исходил из отсутствия у умершего правопреемников, так как по сообщению нотариуса наследственных дел к имуществу Х. не заводилось.

Однако сам по себе факт отсутствия у нотариуса наследственного дела не является основанием к прекращению исполнительного производства.

Согласно п. 3 ч. 1 ст. 439 ГПК РФ исполнительное производство прекращается судом в случае, если после смерти гражданина, являющегося взыскателем или должником, либо объявления его умершим или признании безвестно отсутствующим установленные судебным постановлением требования или обязанности не могут перейти к правопреемнику умершего или объявленного умершим лица либо к управляющему имуществом безвестно отсутствующего лица.

Аналогичная норма содержится и в п. 3 ст. 23 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве".

Обязательство по оплате жилья и коммунальных услуг не относится к числу тех, которые в силу п. 1 ст. 418 ГК РФ прекращаются смертью должника. В соответствии со ст. 1112 ГК РФ установленная судом обязанность погасить задолженность по оплате жилья и коммунальных услуг входит в обязанность наследников.

Из представленных материалов следовало, что совершеннолетние дети наследодателя Х. и на дату открытия наследства, и на дату рассмотрения заявления судебного пристава-исполнителя о прекращении исполнительного производства проживали в квартире Х. Данные обстоятельства нуждались в соответствующей оценке суда, поскольку фактическое вступление во владение наследственным имуществом является одним из способов принятия наследства, установленных ст. 1152 ГК РФ.

Кроме того, умерший Х. и его родные дети Х-вы в 1996 году приватизировали указанную квартиру. Данное обстоятельство так же могло служить основанием к обращению с заявлением об определении правопреемника (правопреемников) по обязательствам, связанным с оплатой коммунальных платежей (N 44г-186/07).

Порядок исполнения наказаний, назначенных осужденным по приговору суда, регулируется Уголовно-исполнительным кодексом Российской Федерации.

Д. обратился в суд с заявлением о приостановлении исполнительного производства по взысканию штрафа по приговору суда в порядке п. 4 ст. 20 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 1149-ФЗ "Об исполнительном производстве" до рассмотрения дела в порядке надзора.

Отменяя постановленное городским судом определение об отказе в удовлетворении заявления, суд кассационной инстанции указал следующее.

Как видно из материалов дела, Д. осужден по приговору городского суда по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 50 000 рублей. В соответствии с ч. 5 ст. 72 УК РФ ему определено наказание в виде штрафа в размере 49 000 рублей. Указанный приговор рассмотрен в суде кассационной инстанции, оставлен без изменения.

Суд при рассмотрении вопроса руководствовался нормами ГПК РФ и ФЗ "Об исполнительном производстве", однако не учел предмет правового регулирования названного закона.

Как следует из содержания ст. 1 Федерального закона "Об исполнительном производстве", данный закон определяет условия и порядок принудительного исполнения судебных актов судов общей юрисдикции и арбитражных судов, а также других органов. Принудительное исполнение в рамках данного закона возможно лишь в отношении судебных актов и актов иных органов, которыми на физическое или юридическое лицо возлагается обязанность совершения определенных действий в пользу другого лица или воздержания от каких-либо действий.

Так, в порядке, предусмотренном настоящим законом, возможно принудительное исполнение в отношении решений судов по искам о присуждении.

Порядок исполнения наказаний, назначенных осужденным по приговору суда, регулируется Уголовно-исполнительным кодексом Российской Федерации, который является источником исполнительного производства.

Кроме того, главой 47 Уголовно-процессуального кодекса РФ регулируется порядок производства по рассмотрению и разрешению вопросов, связанных с исполнением приговора.

Поскольку Д. является осужденным, ему назначено наказание в виде штрафа, то оно исполняется судебным приставом-исполнителем в порядке, предусмотренном Уголовно-исполнительным кодексом РФ, а все вопросы, связанные с исполнением указанного наказания, разрешаются в порядке, предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом РФ, что судом не учтено (N 33-2508/07).

 

Ответы на вопросы

 

Вопрос 1: Подлежат ли удовлетворению иски сотрудников внутренних дел о взыскании денежной компенсации морального вреда, причиненного им в результате невыплаты (недоплаты) сумм денежного довольствия.

Ответ: В соответствии с частью четвертой статьи 3 Трудового кодекса РФ (далее - Кодекса) лица, считающие, что они подверглись дискриминации в сфере труда, вправе обратиться в суд с заявлением о компенсации морального вреда.

В силу статей 21 (абзац четырнадцатый части первой) и 237 Кодекса суд вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав.

Как указано в обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2004 года, прохождение службы в органах внутренних дел является реализацией гражданами принадлежащего им права на труд (ответ на вопрос 14).

Порядок прохождения службы сотрудниками органов внутренних дел установлен Законом Российской Федерации от 18 апреля 1991 года "О милиции", а также Положением о службе в органах внутренних дел, утвержденным Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 года.

Однако вышеназванными нормативными правовыми актами вопрос взыскания денежной компенсации морального вреда в случае дискриминации прав сотрудников органов внутренних дел при прохождении ими службы не урегулирован.

Исходя из чего требования сотрудников органов внутренних дел о взыскании денежной компенсации морального вреда, причиненного им в результате невыплаты (недоплаты) сумм денежного довольствия, могут быть удовлетворены судом по основаниям, установленным Трудовым кодексом РФ.

 

Вопрос 2: Потерпевший обратился с иском к страховщику о взыскании страхового возмещения в связи с причинением вреда его автомобилю в результате столкновения с другим автомобилем. Ответственность потерпевшего (истца) и страхователя застрахованы по договору обязательного страхования гражданской ответственности (ОСАГО), оба водителя (истец и страхователь) признаны виновными в совершении ДТП.

В каком размере подлежит взысканию страховое возмещение: с учетом степени вины водителей или в полном объеме?

Ответ: В соответствии со статьей 1 Закона под страховым случаем понимается наступление гражданской ответственности страхователя, иных лиц, риск ответственности которых застрахован по договору обязательного страхования, за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства, которое влечет за собой обязанность страховщика произвести страховую выплату. Потерпевшим является лицо, жизни, здоровью или имуществу которого был причинен вред при использовании транспортного средства иным лицом.

С учетом изложенного при разрешении вопроса об определении размера страхового возмещения, подлежащего выплате, следует руководствоваться требованиями статей 1079, 1064 ГК РФ, т.е. принимать во внимание степень виновности в пределах сумм страхового возмещения, установленных статьей 7 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств".

При столкновении двух автомобилей применяется абзац 2 пункта 3 статьи 1079 ГК, поэтому, если в столкновении виновны оба водителя, то каждый из них вправе требовать выплаты страхового возмещения пропорционально степени вины другого (правила о зачете не действуют).

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Архангельского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь