Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

ОБЗОР

КАССАЦИОННОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ВЕРХОВНОГО СУДА ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ЗА 4 КВАРТАЛ 2007 ГОДА

 

В соответствии с планом работы Верховного суда Чувашской Республики проведено обобщение судебной практики по изучению причин отмен и изменения приговоров и постановлений судов в кассационном порядке за четвертый квартал 2007 года.

 

Отмена и изменение приговоров

 

Наиболее часто встречающимися основаниями для отмен и изменения приговоров явились: неправильное применение уголовного закона; несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела; нарушение уголовно-процессуального закона; несоответствие назначенного наказания тяжести совершенного преступления.

 

Вопросы квалификации

 

Суд кассационной инстанции переквалифицировал действия осужденного с вымогательства на покушение на грабеж, поскольку умысел виновного был направлен на получение требуемого имущества не в будущем, а одновременно с совершением насильственных действий, однако преступление не было доведено им до конца по независящим от осужденного обстоятельствам.

Приговором Московского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики от 29 августа 2007 года У., 16 апреля 1982 года рождения, ранее судимый 16 декабря 2002 года по ст. 161 ч. 2 п.п. "а", "г" УК РФ к 4 годам лишения свободы, освобожден в связи с отбытием наказания 28 сентября 2006 года; осужден по ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа, по ст. 161 ч. 2 п.п. "а", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 163 ч. 2 п. "в" УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа, по ст. 161 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательное наказание осужденному У. назначено в виде лишения свободы на срок 4 года без штрафа с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с осужденного У. в пользу А. в счет возмещения материального ущерба 3680 рублей.

У. осужден за открытое хищение имущества С., совершенное с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья; открытое хищение имущества А., совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья; вымогательство, совершенное в отношении А. с применением насилия, и открытое хищение имущества К.

В кассационной жалобе осужденный У. просил отменить приговор суда ввиду того, что инкриминированные ему преступления он не совершал, его вина в их совершении по делу не доказана. Он лишь на почве личной неприязни нанес побои С. и один раз ударил А. По факту открытого хищения имущества К. судом обстоятельства дела исследованы недостаточно полно, его доводы о том, что к этому преступлению он никакого отношения не имеет, судом не опровергнуты. Такое следственное действие как опознание по делу в отношении него не проводилось, очные ставки со свидетелями также не проведены. Суд не допросил свидетеля С.

Судебная коллегия в целом нашла приговор законным и обоснованным, однако действия осужденного в отношении потерпевшего А. переквалифицировала с вымогательства на грабеж по следующим основаниям.

По данному эпизоду судом установлено, что 5 апреля 2007 года около 20 часов во дворе дома N 44 по пр. Московский г. Чебоксары У. подошел к А. и потребовал у него деньги в сумме 500 рублей. Поскольку А. отказался выполнить это требование, У. нанес ему один удар рукой в область левого плеча. После этого А. убежал с места происшествия.

Указанные действия осужденного суд первой инстанции квалифицировал по ст. 163 ч. 2 п. "в" УК РФ как вымогательство, совершенное с применением насилия. При этом суд исходил из того, что У. ударил А. с целью вынудить последнего выполнить его требование и передать ему указанную денежную сумму.

Однако суд первой инстанции не учел, что при вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем, при этом насилие подкрепляет угрозу, сопряженную с вымогательством. При грабеже насилие является средством завладения имуществом или его удержания, при этом завладение имуществом происходит одновременно с совершением насильственных действий либо сразу после их совершения.

Исходя из того, что по делу доказан корыстный умысел У. на завладение денежными средствами А. в сумме 500 рублей сразу после применения к потерпевшему насилия, а не в будущем, однако преступление осужденным не было доведено до конца по не зависящим от него обстоятельствам, ввиду того, что А. смог убежать, судебная коллегия указанные действия осужденного переквалифицировала со ст. 163 ч. 2 п. "в" УК РФ на ст. 30 ч. 3, ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ как покушение на грабеж, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья.

 

Действия осужденной переквалифицированы судом кассационной инстанции с ч. 3 ст. 160 УК РФ на ч. 1 ст. 160 УК РФ, поскольку по делу не установлен квалифицирующий признак хищения чужого имущества путем присвоения с использованием своего служебного положения.

Приговором Ленинского районного суда г. Чебоксары от 26 сентября 2007 года Б., 22 июля 1973 года рождения, не судимая, осуждена по ч. 3 ст. 160 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком на 1 год.

Взыскано с Б. в пользу К. в счет возмещения ущерба 32616 рублей.

Б. признана виновной в том, что в период с 25 мая по 16 октября 2006 года, работая в должности кассира-операциониста в отделе розничной торговли по реализации населению ДВД-дисков, СД-дисков, дискет, видеокассет и компьютерных игр на дисках у индивидуального предпринимателя без образования юридического лица К., путем присвоения совершила хищение вверенных ей материальных ценностей на сумму 32616 рублей 50 копеек.

В кассационной жалобе осужденная поставила вопрос об отмене приговора и прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления в ее действиях. В обоснование своих доводов указала, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; судом не устранены противоречия в показаниях свидетелей; не дана надлежащая оценка заключению эксперта; никто из свидетелей не видел, как она забирала деньги из кассы.

Судебная коллегия подтвердила в кассационном определении правильность выводов суда о виновности осужденной в совершении указанного преступления, однако изменила приговор в части квалификации ее действий по следующим основаниям.

Вывод суда о виновности осужденной в совершении вышеуказанного преступления основан на добытых по делу доказательствах, исследованных и оцененных судом в установленном законом порядке.

Б. вину в совершении преступления не признала и пояснила, что она по договоренности с индивидуальным предпринимателем К. продавала товар с 50-процентной скидкой и всю выручку вносила в кассу.

Однако ее пояснения в этой части опровергаются показаниями потерпевшего К. и свидетелей С., Н., И., из которых следует, что 50-процентная скидка существовала только на видеокассеты, тогда как осужденная пробивала кассовые чеки с указанной скидкой на всю продукцию, в том числе, ДВД-диски, СД-диски, компьютерные игры. Свидетели показали, что неоднократно являлись очевидцами того, как осужденная с покупателей получала полную стоимость товара, покупателю кассовый чек не выдавала, пробивала его лишь после ухода покупателя из отдела, но уже с 50-процентной скидкой, разницу присваивала. Кроме того, свидетель С. пояснила, что ею осужденной было сделано замечание о недопустимости совершения вышеуказанных действий, но последняя на это не отреагировала.

Вывод о виновности осужденной в совершении хищения также подтверждается тем, что доступ к кассовому аппарату имеет только кассир-операционист, поскольку касса блокируется паролем, который знает только кассир. К тому же, установленный в отделе кассовый аппарат напрямую соединен с компьютером, на мониторе которого после проведения штрих-кода товара через сканер высвечивается розничная цена реализации товара, существующая система скидок. Соответственно, осужденная не могла ошибиться при пробивании кассового чека в размере скидки, т.к. бесспорно установлено, что на товар (кроме видеокассет) 50-процентная скидка никогда не устанавливалась.

Согласно заключению судебно-бухгалтерской экспертизы сумма реализованных с 50-процентной скидкой товарно-материальных ценностей (кроме видеокассет) в смену продавца-кассира Б. за период с 25 мая по 16 октября 2006 года составила 32616 рублей 50 копеек. Соответственно, выручка на указанную сумму была присвоена осужденной, т.к. установлено, что, пробивая чек с 50-процентной скидкой, она половину полученной от покупателя стоимости товара оставляла себе, а вторую половину вносила в кассу.

Указанные действия осужденной судом квалифицированы по ч. 3 ст. 160 УК РФ. При этом суд исходил из того, что Б., согласно трудовому соглашению, осуществляла работу кассира-операциониста при продаже товарно-материальных ценностей за наличный расчет и была материально ответственным лицом.

Однако, по мнению судебной коллегии, вышеуказанные обстоятельства свидетельствовали о совершении осужденной хищения путем присвоения вверенных ей материальных ценностей (денежных средств, полученных от покупателей при реализации товара), т.е. находящихся в ее правомерном владении в связи с исполнением обязанностей кассира-операциониста, но никоим образом не с использованием своего служебного положения.

В связи с этим, приговор в отношении Б. изменен, действия осужденной переквалифицированы на ч. 1 ст. 160 УК РФ со снижением наказания.

 

Приговор суда отменен и дело направлено на новое рассмотрение ввиду несоответствия изложенных в нем выводов фактическим обстоятельствам дела.

Приговором Красноармейского районного суда Чувашской Республики от 27 сентября 2007 года Ч., 19 августа 1984 года рождения, не судимый, осужден к лишению свободы по ч. 3 ст. 162 УК РФ на срок 7 лет без штрафа; по ч. 4 ст. 150 УК РФ на срок 5 лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно определено наказание в виде лишения свободы на срок 7 лет 6 месяцев без штрафа с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Ч. признан виновным в разбойном нападении с целью хищения чужого имущества с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, совершенном с незаконным проникновением в помещение автостанции в с. Красноармейское Чувашской Республики.

Он же осужден за вовлечение в совершение разбоя путем угрозы избиением заведомо несовершеннолетнего, в отношении которого уголовное преследование прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Адвокат в кассационной жалобе в защиту осужденного просил отменить приговор ввиду отсутствия объективных доказательств о причастности Ч. к совершению разбоя.

В кассационном представлении прокурор Красноармейского района Чувашской Республики просил изменить приговор, исключив из него осуждение Ч. по ч. 4 ст. 150 УК РФ ввиду того, что дело в отношении несовершеннолетнего Э. прекращено на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ, а, следовательно, отсутствует и состав вовлечения несовершеннолетнего в совершение особо тяжкого преступления в действиях Ч.

Судебная коллегия отменила приговор ввиду несоответствия изложенных в нем выводов фактическим обстоятельствам дела с направлением дела на новое рассмотрение, указав в определении следующее.

Согласно закону (ст. 302 ч. 4 УПК РФ), обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Ч. как в ходе досудебного производства, так и в суде показывал о непричастности к совершению преступления.

Из его показаний следует, что в указанное в приговоре время вместе с Н. помогал Ю. ремонтировать автомобиль.

Свидетель Н. показал, что Ч. подошел к нему во время ремонта автомобиля Ю., тогда, когда о нападении на автостанцию им сообщила Л.

Суд оставил без оценки показания свидетеля Н., данные им в ходе предварительного следствия, из которых следует, что при ремонте автомобиля Ю. ему помогал Ч., который с автосервиса никуда не отлучался, находился все время рядом.

В основу приговора положены показания несовершеннолетнего свидетеля Э., данные им в ходе предварительного расследования.

В суде Э. показал, что не участвовал в совершении разбоя, в тот день находился у себя в деревне Передние Карыки, с ребятами играл в футбол.

В приговоре фактически не указано, по каким основаниям суд отверг данные Э. показания в суде.

Принимая первоначальные показания Э., изобличающие Ч. в совершении преступлений, суд указал, что они наиболее точно соответствуют фактическим обстоятельствам дела, подтверждаются совокупностью доказательств.

Данные выводы не находят подтверждения в материалах дела.

Потерпевшие И. и Н. не запомнили нападавших из-за того, что те были в масках. Их показания в деталях не сходятся с первоначальными показаниями Э. в части того, кому они угрожали ножом, в части обстоятельств проникновения нападавшими в помещение автостанции и ухода оттуда.

Непоследовательность показаний Э. в ходе предварительного расследования суд признал установленной. По выводам суда непоследовательность показаний была вызвана целью Э. не свидетельствовать против самого себя, принизить свою роль, показать вынужденность участия в совершении преступления.

Вместе с тем, суд не учел, что, исходя из первоначальных показаний Э., он признавал свое участие в разбойном нападении. Кроме того, уголовное дело в отношении Э. прекращено в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

 

По аналогичным основаниям отменен другой приговор.

Приговором Мариинско-Посадского районного суда ЧР от 14 сентября 2007 года Л., не судимая, осуждена по ст. 159 ч. 3 УК РФ к 4 годам лишения свободы, со штрафом в размере 8 тыс. руб.

На основании ст. 73 УК РФ основное наказание определено условным с испытательным сроком на 4 года.

Л. осуждена за мошенничество, совершенное в крупном размере.

При этом, как указано в приговоре, она признана виновной в том, что 15 апреля 2003 года, находясь в квартире С., заключила с ней договор займа денег в размере 25 тыс. долларов США сроком на 1 год. В указанный день С. передала ей указанную сумму денег, подтвердив это распиской.

По истечении срока действия договора - 15 апреля 2004 года Л., из корыстных побуждений, злоупотребляя доверием, решила похитить полученные деньги от С. в сумме 25 тыс. долларов США и с этого времени не возвращала указанный долг.

В кассационных жалобах осужденная Л. и ее адвокат поставили вопрос об отмене приговора и прекращении дела производством за отсутствием в ее действиях состава преступления.

В кассационном представлении прокурором ставился вопрос об отмене приговора ввиду чрезмерной мягкости назначенного наказания.

Судебная коллегия приговор отменила в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, указав в определении следующее.

В обосновании своего решения о виновности Л. в совершении указанного преступления суд сослался в приговоре на показания потерпевшей С., свидетелей, расписку, составленную 15.04.2003 года, заключение почерковедческой экспертизы.

Между тем, статья 159 УК РФ предусматривает ответственность за мошенничество, т.е. хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. Указанное преступление признается оконченным с момента перехода чужого имущества во владение виновного. Способом завладения имуществом при мошенничестве может быть обман или злоупотребление доверием в любых формах, преступление совершается с прямым умыслом, обязательный признак субъективной стороны - корыстная цель, т.е. виновный должен сознавать, что вводит в заблуждение потерпевшего либо заведомо использует его доверие для получения чужого имущества и завладения им, и желает этого. При этом должно быть установлено, что виновный заранее знал, что не будет выполнять взятые на себя обязательства, и такой умысел у него возник до получения имущества или приобретения права на имущество.

Л. на следствии и в суде утверждала, что деньги у С. она заняла с целью развития своего бизнеса и намеревалась их вернуть с процентами, часть денег она вернула, и умысла на невозвращение оставшегося долга у нее не было.

Из материалов уголовного дела также следует, что Л., исполняя свои обязательства по договору займа, начала возвращать С. долг в июне - октябре 2003 года.

Суд не учел эти обстоятельства и не дал им должной оценки.

Суд также не выяснил обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, в частности, возник ли у обвиняемой умысел на невозвращение долга до получения заемной суммы, была ли у нее к моменту заключения договора реальная возможность возврата такой суммы долга.

 

В соответствии с уголовно-процессуальным законом суд при постановлении приговора должен дать объективную оценку всем рассмотренным в судебном заседании доказательствам, как подтверждающим выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. При этом суд должен в приговоре указать, почему одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты. Невыполнение указанных требований закона судом повлекло отмену оправдательного приговора.

Приговором Цивильского районного суда Чувашской Республики от 25 октября 2007 года К., Т. и В. оправданы по ст. 161 ч. 2 п.п. "а", "г", 325 ч. 2 и 163 ч. 2 п.п. "а", "в" УК РФ за отсутствием в их деяниях составов преступлений. За оправданными признано право на реабилитацию, а также право на возмещение материального ущерба и морального вреда, связанных с их уголовным преследованием.

Органами предварительного следствия К., Т. и В. было предъявлено обвинение в открытом хищении чужого имущества группой лиц по предварительному сговору с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, в вымогательстве группой лиц по предварительному сговору и в похищении у гражданина паспорта. В ходе расследования уголовного дела установлено, что примерно в 22 часа 8 июня 2007 года К., управляя автомашиной ВАЗ-2107 с пассажирами Т. и В., двигаясь по дороге Конары - Килейкасы между деревнями Первые Тойси и Хорамалы Цивильского района, совершил столкновение с автомашиной ВАЗ-2104 под управлением Н. По этой причине между Н. и К. возникла ссора, в ходе которой Н. вытащил из кармана телефон марки "Филипс", чтобы вызвать сотрудников ГИБДД. В это время К. вырвал из рук потерпевшего телефон. Когда Н. выхватил из рук К. свой телефон, к ним подбежали Т. и В., которые совместно с К. начали избивать потерпевшего Н., нанося удары кулаками и ногами по различным частям тела, причинив последнему физическую боль и ссадины верхних конечностей. В ходе этого они открыто похитили у него вышеуказанный телефон "Филипс", паспорт гражданина, затем, выражая угрозу применения насилия и применяя насилие, потребовали передачи денег в сумме 10000 рублей на ремонт автомашины в 18 часов 9 июня 2007 года у универмага "Шупашкар" г. Чебоксары.

Суд первой инстанции, указав в приговоре на отсутствие бесспорных доказательств наличия в деяниях подсудимых составов вышеназванных преступлений со ссылкой на п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, постановил оправдательный приговор ввиду отсутствия в их действиях составов указанных преступлений.

В кассационном представлении прокурора Цивильского района Чувашской Республики был поставлен вопрос об отмене оправдательного приговора и направлении уголовного дела на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

В своем возражении на кассационное представление государственного обвинителя, адвокаты просили оставить оправдательный приговор без изменений, признав доводы представления необоснованными.

Судебная коллегия отменила оправдательный приговор и направила уголовное дело на новое судебное разбирательство, указав в определении следующее.

В соответствии с законом, суд при постановлении приговора должен дать объективную оценку всем рассмотренным в судебном заседании доказательствам, как подтверждающим выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. При этом суд должен в приговоре указать, почему одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты. Указанные требования закона судом при рассмотрении настоящего уголовного дела в полной мере выполнены не были. Принимая решение об оправдании подсудимых, суд указал, что "органом предварительного следствия не представлены суду достаточные доказательства о виновности подсудимых в совершении указанных выше преступлений". При этом суд свои выводы основывал исключительно на показаниях подсудимых, оставив без надлежащей оценки другие доказательства, которые опровергали сообщаемые подсудимыми сведения, ставили под сомнение выдвигаемые им версии происходящих событий. Так, суд признал показания потерпевшего и несовершеннолетней Н., которая являлась очевидцем происшедшего, непоследовательными. Между тем, потерпевший в ходе всего предварительного следствия и судебного заседания последовательно показывал, что подсудимые, применив к нему насилие, отобрали у него сотовый телефон, паспорт и другие документы. В этой части показания несовершеннолетней Н. аналогичны показаниям потерпевшего, полностью им соответствуют. У Н., согласно акту судебно-медицинской экспертизы, имелись телесные повреждения в виде припухлости в теменной области слева и трех ссадин. В судебном заседании потерпевший показал, что эти телесные повреждения ему причинили подсудимые. Анализируя выводы этой экспертизы, суд в приговоре указал: "Образование указанных ссадин от действий подсудимых вызывают у суда сомнения". В обоснование этого суд сослался лишь на показания подсудимых, выразив свое критическое отношение к показаниям потерпевшего и свидетеля Н. При этом, суд оставил без надлежащей оценки и показания свидетелей - сотрудников Цивильского РОВД, которым 9 июня 2007 года потерпевший сообщил о противоправных действиях подсудимых. Не исследовал суд и обстоятельства обнаружения, изъятия сотового телефона и документов потерпевшего у подсудимых.

 

Рассмотрение дела в отсутствии подсудимого повлекло отмену приговора суда ввиду ущемления его права на защиту.

Приговором Алатырского районного суда Чувашской Республики от 4 сентября 2007 года К., 8 августа 1970 года рождения, ранее судимый 22.06.2004 года Алатырским районным судом по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, 13.02.2007 года тем же судом по ст. 158 ч. 3 и 222 ч. 4 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, 05.04.2007 года Московским районным судом г. Чебоксары по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы, наказание не отбыто, осужден по ст. 307 ч. 1 УК РФ к 2 годам исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства. На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ к назначенному наказанию присоединено частично наказание по приговору Московского районного суда г. Чебоксары от 05.04.2007 года и окончательно назначено 5 лет 8 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

К. осужден за дачу заведомо ложных показаний в ходе судебного разбирательства уголовного дела в отношении Б., которое рассматривалось Алатырским районным судом 29.11.2006 года.

В судебном заседании К. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе осужденным К. была изложена просьба об отмене приговора и приведены доводы о его невиновности, а также доводы о нарушении его процессуальных прав при рассмотрении дела.

Судебная коллегия приговор отменила по процессуальным мотивам, указав в определении на следующие недостатки.

Как следует из протокола судебного заседания, подсудимый К. принял участие только в подготовительной части судебного заседания, последующие части судебного разбирательства проходили без его участия, так как он отказался в них участвовать и суд постановил рассмотреть дело в его отсутствие.

В соответствии с ч. 4 ст. 247 УПК РФ, судебное разбирательство в отсутствие подсудимого может быть допущено в случае, если по уголовному делу небольшой или средней тяжести подсудимый ходатайствует о рассмотрении данного уголовного дела в его отсутствие.

Отказ подсудимого давать показания и его заявление об удалении из зала судебного заседания и рассмотрении дела в его отсутствие к таким случаям не относятся.

Вместе с тем, как следует из материалов дела, до начала судебного разбирательства К. не обращался к суду с ходатайством о рассмотрении дела в его отсутствие. Его отказ участвовать в судебном заседании, согласно записям в протоколе и приобщенным к делу заявлениям, был мотивирован тем, что суд не удовлетворил заявленный им отвод и ходатайство о допросе в качестве свидетеля Б., т.е. данное заявление фактически явилось формой протеста против действий суда, с которыми не был согласен К.

 

Суд первой инстанции рассмотрел дело в особом порядке, несмотря на то, что подсудимый не признал исковых требований гражданского истца. Данное нарушение закона привело к отмене приговора.

Приговором Чебоксарского районного суда Чувашской Республики от 24 октября 2007 года А., 13 января 1973 года рождения, ранее судимый 06.06.2006 года Чебоксарским районным судом по ч. 1 ст. 158, ч. 2 п.п. "б", "в" УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года, осужден по ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п.п. "а", "б" УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы. На основании ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение по предыдущему приговору Чебоксарского районного суда от 06.06.2006 и по совокупности приговоров назначено 4 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Гражданский иск СХПК "Колхоз им. Свердлова" к А. оставлен без рассмотрения.

А. осужден за покушение на кражу имущества СХПК "Колхоз им. Свердлова".

Он признан виновным в том, что по предварительному сговору с неустановленным следствием лицом 11.08.2007 года проник в склад СХПК "Колхоз им. Свердлова", расположенный в д. Шорчекасы Чебоксарского района, и пытался тайно похитить стогометатель марки "ПФ-0,5" стоимостью 112515 рублей, который ими был предварительно разрезан на части газосваркой.

В судебном заседании А. виновным себя признал, в связи с чем, по его ходатайству уголовное дело было рассмотрено судом в особом порядке.

В кассационной жалобе осужденным А. была изложена просьба о пересмотре приговора в части меры наказания, которая, как указано в жалобе, является чрезмерно суровой и избрана без учета всех обстоятельств, смягчающих наказание.

Адвокатом в защиту интересов осужденного А. также была изложена просьба об изменении приговора и назначении ему менее строгого наказания.

В кассационном представлении прокурором была изложена просьба об отмене приговора в связи с нарушением судом норм процессуального права, которое выразилось в том, что суд рассмотрел дело в особом порядке, несмотря на то, что подсудимый не признал исковых требований гражданского истца.

Судебная коллегия приговор Чебоксарского районного суда отменила ввиду существенного нарушения уголовно-процессуального закона, допущенного при рассмотрении дела.

В соответствии со ст. 314 УПК РФ одним из оснований применения особого порядка принятия судебного решения является согласие обвиняемого с предъявленным ему обвинением.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.12.2006 "О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел" по смыслу п. 22 статьи 5, пунктов 4, 5 части 2 статьи 171 и части 1 статьи 220 УПК РФ применительно к особому порядку судебного разбирательства под обвинением, с которым соглашается обвиняемый, заявляя ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке, следует понимать фактические обстоятельства содеянного обвиняемым, форму вины, мотивы совершенного деяния, юридическую оценку содеянного, а также характер и размер вреда, причиненного деянием обвиняемого.

Вместе с тем, как следует из материалов дела, в судебном заседании подсудимый А. не признал исковых требований потерпевшей организации о взыскании с него 112515 рублей в счет возмещения причиненного вреда, то есть не был согласен с размером вреда, причиненного его действиями.

При таких обстоятельствах, в соответствии с ч. 3 ст. 314 и ч. 6 ст. 316 УПК РФ, суд должен быть принять решение о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке. Однако такого решения принято не было.

 

Согласно части 6 статьи 132 УПК РФ процессуальные издержки возмещаются за счет средств федерального бюджета в случае имущественной несостоятельности лица, с которого они должны быть взысканы. Невыполнение требования данной нормы процессуального закона повлекло отмену постановления суда.

Приговором Цивильского районного суда Чувашской Республики от 13 марта 2007 г. С. осужден по ч. 1 ст. 222 УК РФ. Прокурор Цивильского района ЧР обратился в суд с заявлением о взыскании с осужденного процессуальных издержек по оплате услуг защитника в ходе предварительного следствия.

Постановлением Цивильского районного суда Чувашской Республики от 19 ноября 2007 г. удовлетворено заявление прокурора района и с С. взыскано в доход бюджета РФ 825 рублей в счет возмещения процессуальных издержек по оплате услуг защитника.

В своей кассационной жалобе осужденный выразил несогласие с принятым решением, указав, что адвокат был назначен следователем после его отказа от услуг защитника в связи с невозможностью оплатить услуги защитника и, как ему объяснил следователь, за счет государства. Он с адвокатом договор не заключал, оплатить его услуги не в состоянии в связи с отсутствием денег.

Судебная коллегия определением от 20 декабря 2007 года постановление суда отменила по следующим основаниям.

Принимая решение об удовлетворении заявления прокурора, суд руководствовался положениями п. 5 ч. 2 ст. 131 УПК РФ, согласно которой суммы, выплачиваемые адвокату за оказание юридической помощи в случае участия адвоката в уголовном судопроизводстве по назначению, относятся к процессуальным издержкам и, в соответствии с ч. 1 ст. 132 УПК РФ, взыскиваются с осужденного или возмещаются за счет средств федерального бюджета. Как указал суд, поскольку С. о своем отказе от защитника не заявлял, то процессуальные издержки с него следует взыскать. Однако при этом суд не учел положение ч. 2 ст. 132 УПК РФ, согласно которой взыскание процессуальных издержек является правом суда. При этом суд не принял во внимание положение ч. 6 ст. 132 УПК РФ, согласно которой процессуальные издержки возмещаются за счет средств федерального бюджета в случае имущественной несостоятельности лица, с которого они должны быть взысканы. Как следует из материалов дела, С., 1927 года рождения, является пенсионером и, с его слов, получает пенсию в размере 2000 рублей, иных доходов не имеет. Выплатить взысканную сумму он не имеет возможности. Судом его доводы о имущественной несостоятельности проверены не были, его материальное положение не исследовано.

 

Вопросы назначения осужденным наказания

 

Приговор отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение за мягкостью назначенного наказания.

Приговором Ибресинского районного суда Чувашской Республики от 3 октября 2007 года Г., судимый 6 мая 2005 года по п. "г" ч. 2 ст. 158, ст. 70 УК РФ к 2 годам 2 месяцам лишения свободы, осужден по п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к исправительным работам сроком на 1 год 6 месяцев с удержанием 20% заработка в доход государства.

Г. признан виновным и осужден за кражу чужого имущества из одежды потерпевшей, совершенную 10 августа 2007 года в пос. Ибреси.

Г. виновным себя в преступлении признал в полном объеме, и по его ходатайству уголовное дело рассмотрено в особом порядке принятия судебного решения.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил отменить приговор ввиду мягкости назначенного наказания, ссылаясь на то, что осужденный ранее судим за умышленное преступление, судимость у него не погашена, его действия образуют рецидив преступления, вследствие чего, по мнению государственного обвинителя, наказание в виде исправительных работ является чрезмерно мягким.

Судебная коллегия приговор отменила с направлением дела на новое рассмотрение ввиду неправильного применения норм уголовного закона.

Как следует из материалов уголовного дела, осужденный Г. в мае 2005 года судим за кражу чужого имущества из одежды потерпевшего. Согласно ст. 15 УК РФ, указанное преступление отнесено к категории средней тяжести. После освобождения из мест лишения свободы в июне 2007 года, 10 августа 2007 года он вновь совершил аналогичное преступление. В соответствии со ст. 18 УК РФ, его действия образуют рецидив преступлений.

В силу ч. 2 ст. 68 УК РФ, срок наказания при любом виде рецидива преступлений не может быть менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

По ч. 2 ст. 158 УК РФ наиболее строгим видом наказания является лишение свободы на определенный срок.

Судом в приговоре не приведены обстоятельства, которые им могли быть признаны исключительными, позволившими назначить осужденному более мягкое наказание, чем лишение свободы. Кроме того, судом эти обстоятельства и не установлены.

Таким образом, назначая осужденному наказание, суд неправильно применил уголовный закон.

 

Отмена постановлений судов первой инстанции

 

В четвертом квартале 2007 года, по сравнению с предыдущими периодами, значительно возросло количество случаев, когда судами первой инстанции выносились не предусмотренные законом постановления об оставлении жалоб, поданных в порядке ст. 125 УПК РФ, без рассмотрения. Обращаем внимание судей на то, что в соответствии с ч. 5 ст. 125 УПК РФ, по результатам рассмотрения жалобы судья выносит постановление о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение либо об оставлении жалобы без удовлетворения, а не об оставлении жалобы без рассмотрения.

Ч. обратился в суд с жалобой в порядке ст. 125 УК РФ, в которой просил признать незаконными действия (бездействие) прокуратуры Чувашской Республики по его заявлению о привлечении к уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ Н., а также ответ и.о. начальника отдела прокуратуры Чувашской Республики от 24.08.2007 N 12-330-06.

Постановлением Ленинского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики от 12 сентября 2007 года жалоба Ч. о признании незаконными действий (бездействия) прокуратуры Чувашской Республики, выраженных в даче ответа от 24.08.2007 N 12-330-06 по его заявлению о привлечении Н. к уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ, оставлена без рассмотрения.

В кассационной жалобе заявителя ставился вопрос об отмене постановления суда по тем мотивам, что суд в соответствии с требованиями закона обязан проверить законность и обоснованность обжалованных действий (бездействия) прокурора и обязать прокурора устранить допущенное нарушение. В свою очередь, прокурор обязан по его заявлению о преступлении поручить провести проверку органу дознания, следователю и проконтролировать соблюдение законности.

Судебная коллегия отменила постановление суда как не основанное на процессуальном законе, указав в определении следующее.

В силу требований ст. 123 УПК РФ, действия (бездействие) и решения органа дознания, следователя, руководителя следственного органа, прокурора и суда могут быть обжалованы в установленном УПК РФ порядке участниками уголовного судопроизводства, а также иными лицами в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы.

В соответствии со ст. 125 УПК РФ, к таким действиям относятся наряду с постановлениями об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, также решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Как видно из содержания жалобы, Ч. обратился в суд первой инстанции с требованием о признании незаконными указанных действий (бездействия) сотрудников прокуратуры.

Суд первой инстанции, оставив жалобу без рассмотрения, исходил из того, что со вступлением в силу с 7 сентября 2007 года изменений в УПК РФ прокурор лишен права проведения проверок в порядке ст. 144 - 145 УПК РФ, в связи с чем, суд не вправе обязать прокурора проводить доследственные проверки заявлений о преступлении, что в случае признания факта наличия или отсутствия нарушений со стороны прокурора, не отвечает требованиям ст. 125 УПК РФ, то есть фактически рассмотрел жалобу по существу. Однако по непонятным причинам суд принял решение об оставлении жалобы без рассмотрения, что не предусмотрено ч. 5 ст. 125 УПК РФ, в соответствии с которой по результатам рассмотрения жалобы судья выносит одно из следующих постановлений: 1) о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение; 2) об оставлении жалобы без удовлетворения.

 

Аналогичный пример.

С. обратилась в суд с жалобой о признании незаконными действий (бездействия) и.о. начальника отдела прокуратуры ЧР по отказу в принятии заявления о преступлении, отказу в возбуждении уголовных дел, непринятию процессуальных решений в порядке, установленном ст. 124, 140 - 148 УПК РФ.

Постановлением судьи Ленинского районного суда г. Чебоксары от 13 сентября 2007 года жалоба С., поданная в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, оставлена без рассмотрения и возвращена заявителю.

В кассационной жалобе С. просила постановление судьи отменить, считая выводы суда не основанными на процессуальном законе.

Судебная коллегия постановление отменила как не предусмотренное процессуальным законом, указав в определении следующее.

Жалоба С., как соответствующая требованиям ст. 125 УПК РФ, была принята к производству суда, назначена на рассмотрение в судебном заседании на 13 сентября 2007 года, в связи с чем суд мог принять по результатам ее рассмотрения только предусмотренное законом решение: о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение либо об оставлении жалобы без удовлетворения.

Однако судьей принято не предусмотренное ч. 5 ст. 125 УПК РФ решение - об оставлении жалобы без рассмотрения.

 

То же самое по другому делу.

Л. обратился в суд с жалобой в порядке ст. 125 УК РФ, в которой просил признать незаконным ответ прокурора Чувашской Республики по тем основаниям, что проверка в соответствии с требованиями ст. 123, 124, 144 - 145 УПК РФ не проводилась, ответ вынесен с нарушением норм уголовно-процессуального закона, информация в нем является непроверенной и ложной, доказательства по материалам уголовного дела N 148659 сфальсифицированы.

Постановлением Ленинского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики от 12 сентября 2007 года жалоба Л. о признании незаконными действий (бездействия) прокурора Чувашской Республики, выраженных в даче не процессуального ответа от 30.08.2007 года без проведения проверки в порядке ст. 144 - 145 УПК РФ, оставлена без рассмотрения.

В кассационной жалобе заявителя ставился вопрос об отмене постановления суда и направлении материалов дела на новое судебное рассмотрение. В обоснование указывалось, что суд вынес решение, не предусмотренное ч. 5 ст. 125 УПК РФ. По мнению автора жалобы, суд лишил его права на судебную защиту, в то время как нормами уголовно-процессуального закона действия (бездействие) прокурора подлежат обжалованию в судебном порядке.

Судебная коллегия постановление отменила ввиду принятия судом решения, не предусмотренного законом.

В силу требований ст. 123 УПК РФ, действия (бездействие) и решения органа дознания, следователя, руководителя следственного органа, прокурора и суда могут быть обжалованы в установленном УПК РФ порядке участниками уголовного судопроизводства, а также иными лицами в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы.

В соответствии со ст. 125 УПК РФ, к таким действиям относятся наряду с постановлениями об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, также решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Как видно из содержания жалобы, Л. обратился в суд первой инстанции с требованием о признании незаконным ответа прокурора Чувашской Республики от 30.08.2007 года, данного, по мнению автора жалобы, с нарушением норм уголовно-процессуального закона.

Суд первой инстанции, оставляя жалобу без рассмотрения, исходил из того, что со вступлением в силу с 7 сентября 2007 года изменений в УПК РФ прокурор лишен права проведения проверок в порядке ст. 144 - 145 УПК РФ, в связи с чем, суд не вправе обязать прокурора проводить доследственные проверки заявлений о преступлении, что в случае признания факта наличия или отсутствия нарушений со стороны прокурора, не отвечает требованиям ст. 125 УПК РФ, то есть фактически рассмотрел жалобу по существу, однако принял решение, не предусмотренное ч. 5 ст. 125 УПК РФ, в соответствии с которой по результатам рассмотрения жалобы судья выносит одно из следующих постановлений: 1) о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение; 2) об оставлении жалобы без удовлетворения.

 

И. обратился в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ, в которой просил признать незаконным бездействие заместителя прокурора Чувашской Республики, выразившееся в ненадлежащем реагировании на его жалобу на действия (бездействие) помощника прокурора Чувашской Республики.

Постановлением Ленинского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики от 23 октября 2007 года жалоба И. на бездействие заместителя прокурора Чувашской Республики оставлена без рассмотрения.

В кассационной жалобе заявителя был поставлен вопрос об отмене постановления суда по тем мотивам, что выводы суда об отсутствии в жалобе достаточных сведений для ее рассмотрения в порядке ст. 125 УПК РФ являются необоснованными, а также суд вынес решение, не предусмотренное ч. 5 ст. 125 УПК РФ.

Судебная коллегия отменила постановление по следующим основаниям.

В силу требований ст. 123 УПК РФ, действия (бездействие) и решения органа дознания, следователя, руководителя следственного органа, прокурора и суда могут быть обжалованы в установленном УПК РФ порядке участниками уголовного судопроизводства, а также иными лицами в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы.

В соответствии со ст. 125 УПК РФ, к таким действиям относятся наряду с постановлениями об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, также решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Суд первой инстанции, оставляя жалобу И. без рассмотрения, исходил из того, что заявитель не указал достаточных сведений для ее назначения к рассмотрению, а именно суть поданной им ранее прокурору Чувашской Республики жалобы в отношении помощника прокурора республики, к какой ответственности (уголовной или дисциплинарной) он требовал его привлечь.

Суд кассационной инстанции признал данный вывод необоснованным, поскольку как видно из содержания жалобы и материалов дела И. обжаловал действия (бездействие) заместителя прокурора Чувашской Республики, выраженное в даче ответа от 24.09.2007 за N 25-89-2007, копию которого он приложил к жалобе, что представляется достаточным для истребования документов, необходимых для рассмотрения требований, поставленных заявителем в жалобе.

 

10 октября 2007 года в порядке ст. 125 УПК РФ подозреваемый по уголовному делу Т. и его защитник обратились в Аликовский районный суд ЧР с жалобой о признании незаконным бездействия ст. следователя СО при ОВД по Аликовскому району ЧР по неразрешению их ходатайств и о наложении обязанности устранить допущенные нарушения. В жалобе они указали, что в ходе расследования уголовного дела они заявили ходатайства, которые следователем не рассмотрены и не разрешены. Несмотря на устные обращения к следователю, какое-либо постановление об их удовлетворении или об отказе в удовлетворении не вынесено и до заявителя не доведено.

Постановлением Аликовского районного суда ЧР от 15 октября 2007 года производство по жалобе Т. и И. прекращено.

На постановление суда адвокат подал кассационную жалобу, в которой просил его отменить по тем основаниям, что судом жалоба по существу не рассмотрена и вынесен судебный акт, который не предусмотрен ст. 125 УПК РФ.

Судебная коллегия постановление отменила с направлением материала на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 125 ч. 1 УПК РФ, постановление дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в суд по месту производства предварительного расследования.

Согласно ч. 5 данной статьи УПК РФ по результатам рассмотрения жалобы судья выносит постановление о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение, либо об оставлении жалобы без удовлетворения.

Из материалов дела видно, что, прекращая производство по жалобе Т., суд свое решение мотивировал тем, что в ходе расследования уголовного дела суд в пределах своей компетенции не вправе вмешиваться в деятельность органов предварительного следствия. Статья 125 УПК РФ предусматривает судебный порядок рассмотрения жалобы лишь в случаях, когда решения и действия (бездействие) причиняют ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства, либо затрудняют доступ граждан к правосудию, что в свою очередь не нашло подтверждение по данной жалобе.

Однако из материалов дела следует, что судебное заседание в полном объеме проведено не было, доводы сторон не исследовались и не проверялись, в связи с чем, сделать вывод о том, какие обстоятельства нашли свое подтверждение, а какие нет - оснований не имелось.

Таким образом, в силу требований выше названной нормы закона, жалоба Т. и адвоката И. подлежала рассмотрению судом в судебном заседании с выяснением всех обстоятельств дела, а по итогам рассмотрения жалобы суд должен был принять одно из решений, предусмотренных ст. 125 ч. 5 УПК РФ.

 

Еще одной наиболее распространенной категорией постановлений, по результатам кассационной проверки которых выносились определения об их отмене и направлении материалов на новое рассмотрение, были постановления судов об удовлетворении или об отказе в удовлетворении ходатайств осужденных об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Основаниями для отмены указанных постановлений практически всегда являлись те обстоятельства, что при решении вопроса о возможности условно-досрочного освобождения осужденных от отбывания наказания суды не учитывали в достаточной степени их поведение за весь период отбывания наказания и недостаточно мотивировали свои решения.

Так, Л., осужденный приговором Цивильского районного суда ЧР от 25 апреля 2002 года по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 8 годам лишения свободы, отбыв 2/3 срока наказания, обратился в суд об условно-досрочном освобождении от оставшейся части наказания.

Постановлением Новочебоксарского городского суда ЧР от 31 августа 2007 года отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении Л. от наказания.

В кассационной жалобе осужденный поставил вопрос об отмене постановления суда ввиду того, что он отбыл 2/3 назначенного срока наказания, имеет одни поощрения и заслуживает условно-досрочного освобождения от не отбытого наказания.

Судебная коллегия постановление суда отменила ввиду того, что суд при разрешении вопроса об условно-досрочном освобождении надлежащим образом не исследовал поведение осужденного за весь период отбывания наказания.

В кассационном определении судебная коллегия указала, что в соответствии со ст. 79 УК РФ лицо, отбывающее лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению при фактическом отбытии определенного законом срока наказания, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного наказания. То есть основными критериями исправления осужденного могут служить поведение осужденного и его отношение к исполнению обязанностей во время отбывания наказания.

Отказывая в удовлетворении ходатайства, суд мотивировал свое решение тем, что Л. имеет взыскание за нарушение установленного порядка отбывания наказания.

Однако данное обстоятельство само по себе, без учета поведения осужденного в целом за весь период отбывания наказания, не может служить основанием для отказа в условно-досрочном освобождении от наказания.

Как видно из материалов дела, суд надлежащим образом не исследовал поведение осужденного в целом за весь период нахождения осужденного в исправительном учреждении. Из представленного суду письменного сообщения руководителя ФГУ ИК - 6 УФСИН по ЧР, Л. имеет 13 поощрений за период с 2003 года по 2007 год, наложенное взыскание снято.

 

Приговором Калининского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики от 2 марта 2005 года Т. осужден по ст. 162 ч. 2 УК РФ к лишению свободы на срок 5 лет; отбыл более 1/2 назначенного наказания и обратился с ходатайством об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания.

Постановлением Новочебоксарского городского суда ЧР от 31 августа 2007 года ходатайство осужденного Т. об условно-досрочном освобождении от наказания оставлено без удовлетворения.

В кассационной жалобе осужденный поставил вопрос об отмене постановления, указав, что выводы суда об отказе в удовлетворении его ходатайства не основаны на представленных документах.

Судебная коллегия отменила постановление с направлением материала на новое судебное рассмотрение по следующим мотивам.

В соответствии со ст. 379 УПК РФ, основанием для отмены судебного постановления является несоответствие выводов суда, изложенных в постановлении, фактическим обстоятельствам, установленным судом первой инстанции.

Отказывая в удовлетворении ходатайства, суд первой инстанции указал в постановлении, что учитывает личность осужденного, поведение осужденного и его отношение к исполнению обязанностей за все время отбывания наказания. Вместе с тем, суд привел данные из характеристики осужденного о том, что последний характеризуется положительно, неоднократно поощрялся за добросовестный труд и примерное поведение, взысканий не имеет и т.д. Однако этим обстоятельствам никакая оценка судом не дана.

При этом суд в обоснование выводов об отказе в удовлетворении ходатайства привел только обстоятельства, которые учитывались судом при назначении осужденному наказания и не могли являться основанием для отказа по настоящему материалу. В частности, то, что Т. ранее привлекался к уголовной ответственности за совершение умышленных преступлений.

 

Д., осужденный приговором Мариинско-Посадского районного суда Чувашской Республики от 25 января 2001 года (с учетом изменений, внесенных постановлением Мариинского городского суда Кемеровской области от 21 января 2004 года) по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, обратился в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания.

Постановлением Новочебоксарского городского суда Чувашской Республики от 31 августа 2007 года Д. отказано в удовлетворении данного ходатайства.

В кассационной жалобе осужденный поставил вопрос об отмене постановления суда и освобождении его условно-досрочно от дальнейшего отбывания наказания ввиду того, что нарушений режима он допускал незначительные и в начальный период отбывания наказания, к тому же они досрочно сняты и погашены, к моменту рассмотрения ходатайства имел 11 поощрений, а в настоящее время имеет 13 поощрений, администрацией учреждения характеризуется положительно, принимает активное участие в мероприятиях, проводимых в колонии, трудоустроен, иска не имеет, местом жительства обеспечен, трудоустройство по освобождению ему гарантировано, в содеянном раскаивается и имеет намерения искупить свою вину честным трудом.

Судебная коллегия постановление суда отменила с направлением дела на новое судебное рассмотрение, указав в определении, что в соответствии со ст. 79 УК РФ лицо, отбывающее лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, при фактическом отбытии определенного законом срока наказания, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. При этом вывод суда об исправлении осужденного должен быть основан на всестороннем учете данных о его поведении за весь период нахождения в исправительном учреждении.

Судом установлено, что осужденным отбыто более 2/3 срока наказания, имеет 11 поощрений. За указанный период допустил три нарушения режима отбывания наказания, которые погашены и сняты. Постановлениями начальника учреждения от 20 ноября 2002 года и 31 октября 2006 года сначала переведен на обычные условия содержания, а затем на облегченные. Администрация учреждения характеризует его положительно, указывая на то, что Д. мероприятия воспитательного характера посещает, из профилактических бесед делает должные выводы, трудоустроен, с возложенными на него обязанностями справляется, замечаний не имеет, однако считает, что осужденный для своего исправления нуждается в полном отбытии назначенного судом наказания.

Суд, принимая решение об отказе в удовлетворении ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, исходил из того, что личность осужденного и тот факт, что в начальный период отбывания наказания Д. допускал нарушения режима отбывания наказания, поощрений не имел, свидетельствуют о том, что он не утратил общественную опасность, не встал на путь исправления, и цели воспитательного воздействия в отношении него достигнуты не были. При этом суд никоим образом не мотивировал данные выводы, ограничился лишь ссылкой на указанные обстоятельства, не раскрыв их сущности.

 

Отказ в удовлетворении ходатайства осужденного о приведении в соответствии с действующим законодательством приговоров, со ссылкой на отсутствие указанных приговоров в личном деле осужденного, а также в представленных суду материалах, суд кассационной инстанции посчитал не основанным на законе и отменил постановление суда с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Осужденный Ф. обратился с заявлением о пересмотре приговоров от 23.03.2004, 19.02.1993, 22.06.1993 и 15.03.1995 в связи с изменениями, внесенными в УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 года.

Постановлением Новочебоксарского городского суда ЧР от 31 августа 2007 года осужденному отказано в удовлетворении ходатайства о пересмотре приговоров.

В кассационной жалобе Ф. выразил несогласие с принятым решением, указывая, что отсутствие в личном деле копий приговоров не является основанием для отказа в их пересмотре.

Судебная коллегия отменила постановление суда с направлением материала на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 3 Федерального закона "О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации" от 13 июня 1996 г. N 64-ФЗ, если уголовный закон каким-либо образом улучшает положение лиц, совершивших преступление, в том числе лиц, отбывающих наказание, приговоры судов и другие судебные акты о применении иных мер уголовно-правового характера подлежат пересмотру судом, вынесшим приговор, или судом по месту отбывания наказания осужденным.

Отказывая в удовлетворении ходатайства о приведении в соответствии с действующим законодательством приговоров от 19 февраля и 22 июня 1993 года, а также от 15 марта 1995 года, суд сослался на отсутствие указанных приговоров в личном деле осужденного, а также в представленных суду материалах. Однако отсутствие приговоров не может служить основанием для такого отказа. Более того, осужденный, обращаясь с указанным ходатайством, в своем заявлении изложил просьбу об истребовании необходимых документов из суда, вынесшего приговоры.

 

Постановление суда о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствия его рассмотрения отменено ввиду того, что, сделав вывод о необходимости перепредъявления обвинения осужденному в сторону ухудшения его положения по совокупности преступлений, суд вышел за рамки прав, предоставленных суду процессуальным законом.

Постановлением Мариинско-Посадского районного суда от 23 октября 2007 года уголовное дело в отношении О., работавшего в ОУР ОВД, обвиняемого по п.п. "б", "в" ч. 3 ст. 286 УК РФ, возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрении ввиду того, что обвинительное заключение не утверждено прокурором района; из материалов дела усматривается, что обвиняемый умышленно выстрелил в Ш., а не по неосторожности причинил ему вред, как указано в обвинительном заключении, поэтому необходимо изменить обвинение в сторону ухудшения положения подсудимого.

О. предъявлено обвинение в том, что он, работая в отделении уголовного розыска отдела внутренних дел, превышая свои должностные полномочия, применил огнестрельное оружие, произведя выстрел в большом скоплении людей, после чего, при оказании помощи Ш. в задержании несовершеннолетнего К., по неосторожности причинил ему тяжкий вред здоровью в виде огнестрельного ранения правого легкого.

В представлении прокурора утверждалось, что вывод суда об умышленном выстреле в Ш. основан на предположениях; указание суда о необходимости перепредъявления обвинения О., расширения объема обвинения противоречит действующему законодательству, ибо направлено на восполнение неполноты произведенного следствия; нарушений законности при направлении дела в суд не допущено.

В частной жалобе О. и его защитника указывалось, что возвращение дела прокурору по указанным основаниям противоречит требованиям законодательства, препятствий для рассмотрения дела по существу не имеется.

Судебная коллегия постановление отменила по следующим основаниям.

Согласно ст. 237 УПК РФ, судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения в случаях, если обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК; копия обвинительного заключения не вручена обвиняемому; имеются предусмотренные ст. 153 УПК РФ основания для соединения уголовных дел; при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не были разъяснены права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УПК. Таких оснований по делу не имеется.

Кроме того, Постановлением Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 года признано, что допускается возвращение дела прокурору для устранения препятствий к рассмотрению, если в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном производстве, если возвращение дела не связано с восполнением неполноты проведенного предварительного следствия. Возвращая дело прокурору, районный суд предложил прокурору устранить препятствия в рассмотрении дела, которые, по мнению суда, выразились в неправильной квалификации действий подсудимого, в несоответствии показаний потерпевшего выводам предварительного следствия, наличии оснований для перепредъявления обвинения подсудимому по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 286, 111 УК РФ.

Между тем, согласно ст. 15 УПК РФ, суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. На основании ст. 21 УПК РФ, уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного обвинения осуществляет прокурор. В соответствии со ст. 22, 42 УПК РФ, потерпевший, его законный представитель или представитель потерпевшего по таким делам вправе участвовать в уголовном преследовании обвиняемого, не выдвигая самостоятельного обвинения. Удовлетворяя ходатайство потерпевшего Ш., его законного представителя и представителя о возвращении уголовного дела прокурору по мотивам совершения О. неосторожного, а умышленного выстрела, необходимости перепредъявления обвинения ему по совокупности преступлений, суд вышел за рамки прав, предоставленных суду.

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Верховного суда Чувашской Республики

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь