Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 января 2008 г. по делу N 33-84/2008

 

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                          Мазановой Т.П.,

    судей                                            Сомовой Е.Б.,

                                                  Панкратовой Н.А.

 

рассмотрела в судебном заседании 10 января 2008 г. дело по иску Д. к В. о признании жилого помещения совместно нажитым имуществом супругов, выделении доли путем признания права собственности на 1/2 долю в праве собственности в общем имуществе супругов, об устранении препятствий в пользовании жилым помещением, о вселении в жилое помещение, взыскании компенсации морального вреда и по встречному иску В. к Д. о признании сделки недействительной по кассационной жалобе истца Д. на решение Тагилстроевского районного суда г. Нижнего Тагила Свердловской области от 9 ноября 2007 г., которым постановлено:

в удовлетворении исковых требований Д. к В. о признании жилого помещения совместно нажитым имуществом супругов, выделении доли путем признания права собственности на 1/2 долю в праве собственности в общем имуществе супругов, об устранении препятствий в пользовании жилым помещением, о вселении в жилое помещение, взыскании компенсации морального вреда отказать.

В удовлетворении встречных исковых требований В. к Д. о признании сделки недействительной отказать.

Заслушав доклад судьи Панкратовой Н.А., пояснения представителя истца - А., действующего на основании доверенности от 6 ноября 2007 г., поддержавшего доводы кассационной жалобы, пояснения ответчика В. и ее представителя И., действующего на основании доверенности от 21 мая 2007 г., третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлеченного на стороне ответчика, М., возражавших относительно доводов кассационной жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

предметом спора является двухкомнатная квартира, расположенная в г. Нижнем Тагиле Свердловской области, на которую право единоличной собственности зарегистрировано за В. на основании договора купли-продажи от 12 сентября 2001 г., заключенного с согласия супруга Д.

Истец Д. обратился в суд с иском к В., М. об истребовании подлинников правоустанавливающих документов на спорную квартиру, о признании права собственности на 2/3 доли в праве собственности на спорную квартиру, об обязании УФРС по Свердловской области зарегистрировать право собственности на 2/3 доли в праве общей собственности на спорную квартиру.

В обоснование иска Д. указал, что состоит с В. в браке с 30 июня 2001 г. по настоящее время. 12 сентября 2001 г. с его согласия жена по договору купли-продажи приобрела за 235000 руб. двухкомнатную квартиру в г. Нижнем Тагиле, право собственности на которую оформила на себя. При покупке квартиры с ответчиками была достигнута договоренность о том, что спорная квартира принадлежит ему и жене в равных долях, а в качестве оплаты за его долю предоставлена однокомнатная квартира Е, принадлежащая ему на праве собственности. 20 ноября 2001 г. он выдал М. доверенность на право продажи его квартиры Е. В феврале 2007 г. он узнал, что М. продал принадлежащую ему однокомнатную квартиру за 163000 руб., тогда как стоимость двухкомнатной квартиры составила 235000 руб., таким образом, его доля в двухкомнатной квартире составляет 2/3 от стоимости квартиры. Деньги от продажи квартиры М. ему не передал. 8 апреля 2002 г. нотариус Т. зарегистрировала соглашение супругов Д. и В., согласно которому в общем совместном имуществе супругов, приобретенном в период брака, спорная квартира принадлежит обоим супругам в равной долевой собственности. Таким образом, они с супругой заключили письменную сделку, которая сторонами подписана и подтверждена свидетельством нотариуса. Данная сделка не зарегистрирована. Полагал, что жена зарегистрирует на него 1/2 долю в праве собственности на квартиру, однако в 2007 г. жена отказала ему в регистрации по месту жительства, заявив, что квартира принадлежит лишь ей, а подлинники правоустанавливающих документов находятся у М., то есть уклонилась от государственной регистрации сделки.

21 мая 2007 г. истец Д. предъявил дополнительные исковые требования об обязании М., В. устранить препятствия в регистрации права собственности на 1/2 долю путем предоставления правоустанавливающих документов и обязании УФРС по Свердловской области произвести государственную регистрацию сделки квартиры, зарегистрировав за ним 1/2 долю в праве собственности на квартиру.

В судебном заседании 21 мая 2007 г. истец Д. уточнил исковые требования, просил истребовать у ответчиков правоустанавливающие документы на спорную квартиру, признать за ним право собственности на 1/2 долю в праве собственности на данную квартиру; обязать УФРС по Свердловской области зарегистрировать сделку - соглашение между супругами, признав по 1/2 доле в праве собственности.

В судебном заседании 13 июня 2007 г. истец Д. уточнил исковые требования: просил обязать ответчиков представить правоустанавливающие документы (договор купли-продажи, свидетельство о регистрации права собственности) на спорную квартиру и обязать УФРС по Свердловской области зарегистрировать сделку, удостоверенную нотариусом.

Решением Тагилстроевского районного суда г. Нижнего Тагила от 13 июня 2007 г. исковые требования Д. удовлетворены частично: на Нижнетагильский отдел УФРС по Свердловской области возложена обязанность произвести государственную регистрацию удостоверенного нотариусом г. Нижнего Тагила Т. брачного договора, оформленного в форме свидетельства о праве равной долевой собственности от 8 апреля 2002 г., выданного В. и Д., в отношении спорной квартиры в г. Нижнем Тагиле Свердловской области; в удовлетворении остальной части иска отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 7 августа 2007 г. решение Тагилстроевского районного суда г. Нижнего Тагила в части понуждения Нижнетагильского отдела УФРС по Свердловской области зарегистрировать брачный договор отменено; в остальной части решение суда оставлено без изменения.

В судебном заседании 4 октября 2007 г. истец Д. дополнил исковые требования: просил обязать В. устранить препятствия в пользовании жилым помещением и взыскать с нее компенсацию морального вреда в размере 50000 руб.

В судебном заседании 17 октября 2007 г. истец Д. дополнил исковые требования: просил признать спорную квартиру совместно нажитым имуществом супругов, произвести выделение его доли из совместной собственности супругов, признав за ним 1/2 долю в праве собственности в указанной квартире, обязать В. устранить препятствия в пользовании путем предоставления ключей от входной двери квартиры, вселить его в спорную квартиру, взыскать компенсацию морального вреда в сумме 50000 руб.

В обоснование иска Д. указал, что спорная квартира является общим имуществом супругов, приобретенным в браке, в связи с чем доли супругов признаются равными, следовательно, ему принадлежит 1/2 доля в праве собственности на указанную квартиру. Он проживал в указанной квартире до сентября 2007 г. Поскольку в сентябре 2007 г. В. сменила замки в квартире, он не может пользоваться жилым помещением, вынужден проживать в г. Екатеринбурге, в квартире у родителей, в связи с чем испытывает неудобства, поскольку вынужден ездить на работу в г. Нижний Тагил каждый день, преодолевая значительные расстояния.

В судебном заседании 17 октября 2007 г. истец Д. от исковых требований об истребовании правоустанавливающих документов на спорное жилое помещение, об обязывании произвести регистрацию права собственности на 1/2 долю в праве собственности на спорное жилое помещение отказался; отказался от исковых требований к М. и УФРС по Свердловской области. Отказ истца от иска принят судом, М. привлечен к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований.

В судебном заседании 17 октября 2007 г. ответчик В. предъявила Д. встречный иск о признании недействительной сделки от 8 апреля 2002 г. о праве собственности на 1/2 долю в праве собственности между Д. и В.

В обоснование встречного иска В. указала, что 8 апреля 2002 г. нотариусом было зарегистрировано соглашение о наличии имущества в спорной квартире у истца. Данное соглашение было необходимо для переноса телефонного номера из квартиры Е, принадлежащей Д., в спорную квартиру. Намерений по регистрации данного соглашения у сторон не было. Предъявленное в ГТС соглашение послужило основанием для переноса телефонного номера, что свидетельствует о притворности сделки. Соглашение о праве собственности без государственной регистрации будет ничтожным при несоблюдении требований о государственной регистрации, а прикрываемый договор переноса телефонного номера, для чего было составлено соглашение, является действительным.

В судебное заседание 9 ноября 2007 г. истец Д. не явился; представитель истца - А. поддержал исковые требования, пояснил, что после регистрации брака 30 июня 2001 г. супруги Д. и В. проживали в квартире Е. Через некоторое время между отцом В. и родителями Д. была достигнута договоренность о приобретении им двухкомнатной квартиры в равнодолевую собственность. Со стороны родителей Д. была предоставлена однокомнатная квартира в зачет стоимости двухкомнатной квартиры. В то время Д. и В. учились, своего дохода не имели, жили на деньги родителей. 21 ноября 2001 г. Д. на имя М. выдал доверенность на право продажи принадлежащей ему однокомнатной квартиры. 12 сентября 2001 г. была приобретена двухкомнатная квартира и оформлена только на В. О том, что сделка совершена в равных долях, свидетельствует тот факт, что 8 апреля 2002 г. на основании заявления супругов нотариусом выдано свидетельство, согласно которому спорная квартира принадлежит им на праве собственности по 1/2 доле каждому. Д. соглашение не получил и в УФРС не обращался, полагая, что его супруга все оформит самостоятельно. В 2007 г., когда ему необходимо было прописаться в г. Нижнем Тагиле, он узнал, что квартира оформлена только на В. До 19 сентября 2007 г. Д. постоянно проживал в спорной квартире, где у него имеются личные вещи, имущество его родителей. 19 сентября 2007 г. В. сменила замки в двери, в связи с чем он был вынужден уехать на постоянное место жительства в г. Екатеринбург, что создавало для него определенные неудобства. Он вынужден каждый день ездить на работу из г. Екатеринбурга в г. Нижний Тагил. Кроме того, он не может пользоваться своими личными вещами, которые остались в квартире; полагает, что ему причинены моральные страдания, которые он оценивает в 50000 руб. В удовлетворении встречного иска о признании недействительной сделки от 8 апреля 2002 г. просил В. отказать. Притворной сделка будет, если стороны полагают и знают, что прикрывают другую сделку. Переносом телефонного номера занимался М., В. участия не принимала. Абонентом телефонного номера является А., которому данный телефонный номер был предоставлен как оперативному работнику прокуратуры в 1999 г. Для переноса телефонного номера ему необходимо было писать заявление, но он такого заявления не писал. Также не писал заявления и Д. и не подписывал никакие документы. Всем занимался М., который подделал документы и подписи.

В судебном заседании 9 ноября 2007 г. ответчик В. исковые требования Д. не признала в полном объеме, встречный иск просила удовлетворить, пояснила, что Д. никогда не признавал спорную квартиру своей собственностью, не оплачивал жилищно-коммунальные услуги. После регистрации брака они с Д. стали проживать в однокомнатной квартире Е. Отец увидел, в каких условиях она живет, решил улучшить жилищные условия и предложил для нее и будущего внука купить квартиру. Деньги за квартиру платил ее отец, так как ни она, ни ее супруг в то время не работали и денег не имели. Им помогали родители, давая каждый месяц с каждой стороны по 3000 руб. Право собственности на спорную квартиру было зарегистрировано на нее, поскольку ее отец хотел, чтобы квартира принадлежала ей и ее сыну. Ее супруг об этом знал, так как присутствовал при оформлении сделки. О том, что ее отец занимается продажей квартиры Е, ей ничего не было известно. Соглашение у нотариуса они оформили для того, чтобы перенести телефонный номер из квартиры Е в спорную квартиру. В то время не было возможности установить телефон, а для того, чтобы перенести его из старой квартиры, нужно было оформить соглашение. Нотариус им разъяснила, что необходимо регистрировать право собственности, но у нее такого желания не было, ее супруг на этом также не настаивал. Все документы на квартиру находились у ее родителей, Д. не просил эти документы. В спорную квартиру они заехали после рождения сына, 30 ноября 2001 г., прожили полгода, поругались и в марте - апреле 2002 г. Д. уехал жить к своим родителям в г. Екатеринбург. Перед отъездом, в апреле 2002 г., он просил зарегистрировать его в квартире, но она ему отказала, так как квартира ему не принадлежит. В сентябре 2002 г. она помирилась с Д., и он вернулся к ней. В мае 2007 г. они опять поругались, и она с ребенком уехала к своим родителям. В августе 2007 г. она предупредила Д., чтобы он забирал свои вещи из квартиры, так как она намерена менять в квартире замки. Он вывез свои личные вещи и документы, остались кресло, шкаф. Она предлагала ему вывезти мебель, но он не вывозил. Она оплачивала коммунальные услуги, а он жил и всем пользовался. Она поменяла ключи в квартире, ключи ему не дала, так как считает, что он не имеет права на эту квартиру.

Представитель ответчика И. исковые требования не признал, просил применить срок исковой давности по требованию о признании права собственности на квартиру, суду пояснил, что на момент приобретения спорной квартиры супруги Д. и В. не имели накоплений и доходов. Квартира была приобретена на деньги отца В. - М., который приобрел квартиру для дочери и внука. Решением суда Д. было отказано в иске о признании права собственности на 1/2 долю в праве собственности на квартиру; установлено, что спорная квартира является собственностью В.; решение вступило в силу и не отменено. Сделка законна, если прошла государственную регистрацию. На сегодняшний день сделка не зарегистрирована, и никто не обращался с этим требованием. Копии свидетельства о праве собственности и договора купли-продажи квартиры Д. получил 2 ноября 2002 г. у нотариуса, но право собственности не зарегистрировал и в суд не обращался до 2007 г. Никакого права проживать в указанной квартире он не имеет, так как не имеет права собственности и права пользования. Требование о моральном вреде может быть удовлетворено, если удовлетворены требования, которыми причинен моральный вред. Встречный иск просил удовлетворить, признать сделку ничтожной, так как она не прошла регистрацию и совершена с целью переноса телефонного номера. Д. написал заявление в ГТС и представил документы, подтверждающие его право собственности на 1/2 долю в праве собственности в квартире.

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований, М. против исковых требований Д. возражал, встречный иск В. поддержал, пояснил, что после свадьбы дочь с мужем переехали в квартиру Е. Когда он увидел, в каких условиях они живут, то решил купить дочери и внуку квартиру. Никакого соглашения с родителями Д. о приобретении им квартиры не было. Деньги за квартиру платил он; Д. об этом знал, так как присутствовал при сделке и давал свое согласие на приобретение квартиры супругой. После покупки квартиры он за свой счет сделал ремонт, и после роддома дочь с внуком заехали в квартиру. После въезда в квартиру им нужно было срочно установить в квартире телефон, для чего необходимо было представить документы о том, что Д. имеет долю в этой квартире. Для этого они заключили у нотариуса фиктивную сделку, после совершения которой предоставили соглашение в ГТС, и телефонный номер был перенесен из квартиры Е в спорную квартиру. Переносом телефонного номера он занимался сам, но в ГТС он ходил с Д., который написал заявление о переносе телефонного номера из одной квартиры в другую. После переноса телефонного номера он в присутствии Д. сразу сжег соглашение. Из-за отсутствия денег у Д. и В. начались скандалы в семье. Они предложили Д. забрать вещи и разойтись. Д. забрал вещи из квартиры и уехал жить к родителям в г. Екатеринбург. Перед тем как уехать, он попросил прописать его в квартиру, в чем ему было отказано. Через полгода он вернулся и снова стал жить с его дочерью. Д. создал невыносимые условия для проживания в квартире, и В. с ребенком была вынуждена уехать. До сентября 2007 г. Д. проживал в спорной квартире. Д. попросил его продать его однокомнатную квартиру, чтобы приобрести машину, выдал ему доверенность на приватизацию квартиры и ее продажу. 2 апреля 2002 г. он продал квартиру за 102035 руб., деньги в тот же день передал Д.

Представитель Управления Федеральной регистрационной службы по Свердловской области в судебное заседание не явился, о времени и месте извещен.

Судом постановлено вышеприведенное решение.

Оспаривая законность и обоснованность постановленного судом решения, истец Д. в кассационной жалобе указал на несоответствие выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела. Считает, что суд не принял во внимание, что после регистрации брака супруги Д. и В. жили на средства, предоставляемые им родителями обоих супругов по их надобности, соответственно, могли за два месяца накопить деньги на приобретение квартиры. Улучшение жилищных условий молодых супругов путем приобретения вместо однокомнатной квартиры Д. двухкомнатной квартиры (спорной) было осуществлено по соглашению между родителями супругов, которое ими исполнено. Именно во исполнение этого соглашения Д. и В. обратились к нотариусу с заявлением относительно признания равной долевой собственности на спорную квартиру. Однако суд не учел, что супруги добровольно определили режим собственности. Д. не согласен с выводом суда о пропуске срока исковой давности в связи с тем, что он имел реальную возможность зарегистрировать сделку от 8 апреля 2002 г., поскольку о нарушении своих прав узнал только в феврале 2007 г., когда В. отказала ему в регистрации в спорной квартире. Считает доводы суда по иску об устранении препятствий в пользовании квартирой и о вселении необоснованными, так как истец до сентября 2007 г. проживал в ней, в квартире до настоящего времени находятся его вещи. Просит решение суда отменить и направить дело на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

 

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, судебная коллегия находит решение подлежащим отмене в части по следующим основаниям.

В судебном заседании установлено, что супруги Д. и В. состоят в зарегистрированном браке с 30 июня 2001 г.; согласно договору от 12 сентября 2001 г. В. приобретена двухкомнатная квартира за 235000 руб.; согласие супруга покупателя - Д. на покупку квартиры получено и удостоверено нотариусом; право собственности на квартиру зарегистрировано на В.

С учетом положений ст. 34 Семейного кодекса Российской Федерации суд пришел к правильному выводу о том, что для отнесения имущества к числу совместно нажитого супругами необходима совокупность обстоятельств - приобретение имущества в период брака и приобретение имущества на общие средства.

Судебная коллегия соглашается с доводом кассационной жалобы о том, что суд неправильно распределил обязанность по доказыванию между сторонами, предложив истцу Д. представить доказательства того, что спорная квартира приобретена на совместные средства, поскольку данное обстоятельство презюмируется (предполагается), пока иное не будет доказано. Следовательно, именно ответчик В. должна была представить суду доказательства того, что спорная квартира приобретена на ее личные денежные средства.

В то же время, как следует из материалов дела, истец Д. и в исковых заявлениях, которые он неоднократно уточнял и дополнял, и в судебных заседаниях при даче объяснений по делу прямо указывал, что спорная квартира приобретена на денежные средства отца супруги В. - М.

Согласно ст. 68 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации признание стороной факта, на котором основывает свои требования или возражения противоположная сторона, освобождает последнюю от обязанности доказывания такого факта.

Применительно к данному делу признание истцом Д. факта приобретения спорной квартиры на средства М., на котором основывали свои возражения относительно иска ответчик В. и третье лицо - М., освобождает последних от обязанности доказывания этого факта.

Такое признание факта истцом Д. не противоречит обстоятельствам, установленным судом, поскольку спорная квартира приобретена через два месяца после вступления Д. и В. в брак и до продажи однокомнатной квартиры Д., которая на тот момент не была еще приватизирована.

Довод кассационной жалобы о том, что супруги Д. и В. могли за два месяца после заключения брака накопить денежные средства на покупку спорной квартиры из денежных средств, которые им давали родители по мере надобности, не может быть принят во внимание, поскольку в судебном заседании лица, участвующие в деле, поясняли, что родители обоих супругов предоставляли им только по 3000 руб. в месяц с каждой стороны, сами супруги в этот период времени не работали и самостоятельных доходов не имели, спорная же квартира приобретена за 235000 руб.

Кроме того, с учетом правил ст. 252 Гражданского кодекса Российской Федерации суд правомерно пришел к выводу, что исковые требования Д. о признании спорной квартиры совместно нажитым имуществом, признании за истцом права на 1/2 долю в праве собственности на спорную квартиру, с одной стороны, и выделе истцу 1/2 доли в праве собственности на спорную квартиру, с другой стороны, носят противоречивый характер, поскольку требование о выделе доли направлено на прекращение права общей долевой собственности, что является очевидным.

При этом судебная коллегия учитывает, что истцом Д. не представлено суду доказательств, подтверждающих реальную возможность выдела доли в праве собственности и использования спорной квартиры по назначению бывшими сособственниками независимо друг от друга.

Судебная коллегия также соглашается с выводом суда относительно применения к исковым требованиям Д., связанным с правом собственности на спорную квартиру, срока исковой давности, поскольку в судебном заседании установлено, что о заключении договора купли-продажи от 12 сентября 2001 г. истец знал в момент его заключения, так как давал согласие на покупку квартиры в единоличную собственность В. как супруг. По соглашению, заключенному супругами Д. и В. 8 апреля 2002 г., также установлено, что нотариусом обоим супругам разъяснялась необходимость государственной регистрации этой сделки; в ноябре 2002 г. истцом были получены копии всех документов, необходимых для государственной регистрации права собственности; конфликты между супругами за указанный период возникали неоднократно, однако за пять лет истец не обратился в регистрирующие органы.

С учетом изложенного судебная коллегия соглашается с выводом суда относительно отказа в удовлетворении иска Д. о признании жилого помещения совместно нажитым имуществом супругов, выделении доли путем признания права собственности на 1/2 долю в праве собственности в общем имуществе супругов.

В то же время судебная коллегия не соглашается с выводами суда в части отказа в удовлетворении исковых требований Д. об устранении препятствий в пользовании спорной квартирой и о вселении его в это жилое помещение.

Судебная коллегия полагает, что суд подошел формально к разрешению данных требований, придя к выводу о том, что они основаны только на праве собственности. Сам факт, что в этих требованиях истец говорит о спорном недвижимом имуществе как о жилом помещении, ссылаясь на то, что проживал в нем до сентября 2007 г. (а значит, до мая 2007 г.) совместно с собственником В., что в нем до настоящего времени находятся его вещи, свидетельствует о том, что данные требования основаны и на праве пользования Д. спорной квартирой.

Лицами, участвующими в деле, не оспаривается, что Д. вселился в спорную квартиру как член семьи собственника, совместно проживал с собственником, брак между Д. и В. до настоящего времени не прекращен; в сентябре 2007 г. В. сменила дверные замки, в связи с чем Д. созданы препятствия в пользовании жилым помещением.

Ссылаясь на ст. 30 Жилищного кодекса Российской Федерации, суд не учел, что в соответствии с ч. 4 ст. 31 Жилищного кодекса Российской Федерации право пользования членов семьи собственника прекращается только с момента прекращения семейных правоотношений. Из материалов дела следует, что встречных исковых требований такого характера В. не предъявляла.

При таких обстоятельствах решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований Д. о вселении, об устранении препятствий в пользовании квартирой законным и обоснованным признано быть не может и подлежит отмене в соответствии со ст. 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с неправильным применением норм материального права и несоответствием выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела.

Поскольку судом установлены все обстоятельства, имеющие значение для дела, судебная коллегия считает возможным в этой части постановить новое решение об удовлетворении исковых требований Д.

С учетом удовлетворения исковых требований имущественного характера, не подлежащих оценке, в соответствии со ст. 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации с ответчика в пользу истца подлежит взысканию государственная пошлина, уплаченная при подаче заявления, в размере 200 руб. (по 100 руб. за каждое).

Руководствуясь абз. 2, 3 ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Тагилстроевского районного суда г. Нижнего Тагила Свердловской области от 9 ноября 2007 г. в части отказа в удовлетворении исковых требований Д. к В. об устранении препятствий в пользовании жилым помещением, о вселении в жилое помещение отменить с вынесением нового решения.

Исковые требования Д. к В. об устранении препятствий в пользовании жилым помещением, о вселении в жилое помещение удовлетворить.

Вселить Д. в спорное жилое помещение.

Обязать В. устранить препятствия в пользовании Д. спорным жилым помещением путем предоставления Д. комплекта ключей от входной двери квартиры.

Взыскать с В. в пользу Д. в счет уплаченной государственной пошлины 200 (двести) рублей.

В остальной части решение суда оставить без изменения, а кассационную жалобу истца Д. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

МАЗАНОВА Т.П.

 

Судьи

СОМОВА Е.Б.

ПАНКРАТОВА Н.А.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь