Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 января 2008 г. по делу N 22-155/2008

 

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                                   Назаровой М.Н.,

    судей                                                   Нагорнова В.Ю.,

                                                           Василевской И.В.

 

рассмотрела в судебном заседании 11 января 2008 года уголовное дело по кассационному представлению прокурора г. Качканара Свердловской области, кассационным жалобам осужденных В. и П. на приговор Качканарского городского суда Свердловской области от 22 октября 2007 года, которым

П., 1983 года рождения, несудимая, содержащаяся под стражей,

осуждена за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 2 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, к 4 годам лишения свободы; за совершение трех преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 и пп. "а", "б" ч. 2 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, за каждое из которых назначено наказание в виде 5 лет лишения свободы; за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 232 Уголовного кодекса Российской Федерации, к 1 году лишения свободы; за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 122 Уголовного кодекса Российской Федерации, к 6 месяцам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации назначено окончательное наказание в виде 8 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима;

В., 1984 года рождения, несудимая, содержащаяся под стражей,

осуждена за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 2 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, к 5 годам лишения свободы; за совершение трех преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 и пп. "а", "б" ч. 2 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, за каждое из которых назначено наказание в виде 6 лет лишения свободы; за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и п. "б" ч. 2 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, к 6 годам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации назначено окончательное наказание в виде 10 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Нагорнова В.Ю., выступление прокурора отдела прокуратуры Свердловской области Рябковой М.С., полагавшей необходимым изменить приговор, переквалифицировав действия, совершенные 13 февраля 2007 года, на ч. 1 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

установила:

 

приговором суда П. и В. признаны виновными в покушениях на незаконный сбыт наркотических средств, совершенных 13 февраля, 16 февраля, 24 февраля и 06 марта 2007 года в составе группы лиц по предварительному сговору, а 16, 24 февраля и 06 марта 2007 года, кроме того, в крупном размере. Также П. осуждена за организацию и содержание притона для употребления наркотических средств и заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией, а В. - за покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере. Все преступления совершены осужденными в г. Екатеринбурге при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании П. вину признала частично, В. не признала.

В кассационном представлении прокурор г. Качканара Свердловской области просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение, поскольку суд, назначив П. наказание в виде 4 лет лишения свободы за преступление, совершенное 13 февраля 2007 года, не мотивировал назначение наказания в меньшем размере, чем это предусмотрено нижним пределом санкции ч. 2 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации. По мнению прокурора, в результате неправильного применения уголовного закона П. назначено чрезмерно мягкое наказание.

В кассационной жалобе осужденная П. просит изменить приговор, исключив из него осуждение по ч. 1 ст. 122 Уголовного кодекса Российской Федерации. В обоснование своей просьбы осужденная указала, что показания Б., которыми суд мотивировал вывод о доказанности вины П. в указанном преступлении, не соответствуют действительности и вызваны существующими между ними неприязненными отношениями. Осужденная утверждает, что Б. был осведомлен о наличии у П. заболевания, поскольку неоднократно ходил вместе с ней на прием к врачу.

Осужденная В. в кассационной жалобе просит отменить приговор ввиду несоответствия изложенных в нем выводов фактическим обстоятельствам дела. Осужденная считает, что судом не исполнены требования об оценке всех доказательств, как уличающих, так и оправдывающих подсудимого, и об изложении мотивов, по которым приняты одни и отвергнуты другие доказательства. По мнению В., в приговоре точно не указаны статьи Уголовного кодекса Российской Федерации, по которым она осуждена, а также не определена форма удержания штрафа, назначенного в качестве дополнительного наказания. В дополнениях к кассационной жалобе В. указала, что обвинительный приговор основан на предположениях, поскольку достоверных доказательств ее умысла на сбыт наркотических средств и предварительного сговора с П. на такой сбыт суду не представлено.

 

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы, изложенные в кассационном представлении и кассационных жалобах, судебная коллегия находит выводы суда о доказанности вины П. и В. в преступлениях, за которые они осуждены, основанными на доказательствах, исследованных в судебном заседании и получивших надлежащую оценку в приговоре. Суд правильно обосновал выводы о доказанности вины осужденных показаниями свидетелей - сотрудников милиции, проводивших проверочные закупки наркотических средств, понятых, участвовавших в проведении оперативно-розыскных действий, и иных лиц, заключениями экспертов, а также иными документами, отражающими содержание проведенных оперативно-розыскных и следственных действий.

Из показаний свидетеля К. следует, что, участвуя в проведении контрольных закупок, он четыре раза в указанные в приговоре даты приобретал у П. наркотические средства. Данное обстоятельство не оспаривалось самой П. Наличие между осужденными предварительного сговора на сбыт наркотических средств 16 февраля, 24 февраля и 06 марта 2007 года подтверждено показаниями П., данными в ходе очной ставки с В., которые суд обоснованно признал достоверным доказательством. Наличие договоренности о сбыте наркотического средства подтверждается согласованными действиями осужденных: В. приобретала героин, а П. подыскивала покупателей, получала наркотическое средство от соучастницы и передавала покупателям, получая от них деньги. Других источников приобретения героина у П. не было, что следует из показаний осужденных. При таких обстоятельствах судебная коллегия находит правильным вывод суда о совершении преступлений группой лиц по предварительному сговору и роли каждого из соучастников в совершенных преступлениях.

Факт совершения В. 10 мая 2007 года покушения на сбыт наркотических средств З. подтверждается показаниями З., данными ею в ходе предварительного следствия. Судебная коллегия соглашается с мнением суда, который признал достоверными эти показания и отверг показания З., данные в судебном заседании. Показания, изложенные в протоколе допроса свидетеля, соответствуют иным доказательствам, в частности содержанию разговора между В. и З., из которого следует, что последняя 10 мая 2007 года пришла к осужденной именно с целью приобретения наркотического средства. Контроль и запись телефонных переговоров осуществлялись на основании судебного решения в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и законодательства об оперативно-розыскной деятельности, их результаты правильно признаны допустимым доказательством.

Изъятие у В. наркотического средства подтверждается протоколом ее личного досмотра, а также показаниями О., И., присутствовавших в качестве понятых при досмотре осужденной и утверждавших, что сотрудники милиции не подбрасывали героин В. Учитывая, что факт изъятия наркотического средства подтвержден совокупностью доказательств, включающей показания свидетелей, не заинтересованных в исходе настоящего дела, судебная коллегия соглашается с основаниями, по которым суд отверг показания свидетеля М.

Судебная коллегия приходит к выводу о том, что суд правильно признал допустимым доказательством показания свидетеля Б., поскольку он не имеет оснований для оговора осужденной. Утверждение П. о наличии неприязненных отношений между ней и свидетелем не подтверждено доказательствами: о наличии причин для такой неприязни осужденная суду не сообщала, сам Б. заявил, что неприязненных отношений между ним и П. нет, последовательно утверждал, что не был осведомлен о наличии у П. заболевания, вызванного ВИЧ-инфекцией. При таких обстоятельствах суд правильно отверг показания свидетеля Л., поскольку она, являясь матерью осужденной, заинтересована в благоприятном для последней исходе дела.

Судебная коллегия признает обоснованным вывод суда о доказанности вины П. в организации и содержании притона для употребления наркотических средств, основанный на получивших правильную оценку в приговоре суда показаниях свидетелей А. и Б.

Таким образом, судом полно и всесторонне исследованы доказательства, представленные сторонами. Всем доказательствам в приговоре суда дана оценка, выявленные судом противоречия устранены, основания, по которым отвергнуты доказательства, судом изложены. Поэтому судебная коллегия соглашается с выводами суда, изложенными в приговоре. Судебная коллегия не усматривает оснований для вывода о том, что обвинительный приговор основан на предположениях и противоречивых доказательствах, и признает необоснованными доводы В. и П.

При назначении наказания судом учтены характер и степень общественной опасности совершенных осужденными преступлений, сведения о их личности, а также обстоятельства, смягчающие наказание.

Вместе с тем суд необоснованно квалифицировал преступление, совершенное осужденными 13 февраля 2007 года, по ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 2 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации. Как следует из протокола судебного заседания, государственный обвинитель изменил обвинение и просил квалифицировать это деяние по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации. Судом не учтено изменение обвинения государственным обвинителем, в связи с чем признание осужденных виновными по ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 2 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации не основано на законе. С учетом изменения обвинения государственным обвинителем судебная коллегия считает необходимым изменить приговор в части осуждения В. и П. за преступление, совершенное 13 февраля 2007 года, квалифицировав деяние по ч. 1 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации. Соответствующим образом подлежит изменению размер наказания, назначенного В. как за данное преступление, так и по совокупности преступлений.

П. за данное преступление назначено наказание в виде 4 лет лишения свободы, что соответствует минимальному размеру наказания, установленному ч. 1 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации. Суд не усмотрел исключительных обстоятельств, позволяющих назначить П. наказание в меньшем размере, чем предусмотрено уголовным законом. Судебная коллегия также не находит оснований для применения правил, предусмотренных ст. 64 Уголовного кодекса Российской Федерации, в связи с чем вид и размер назначенного П. наказания изменению не подлежат.

В остальной части квалификация преступлений, данная судом в приговоре, соответствует уголовному закону, а назначенное осужденным наказание является справедливым. Поскольку наказание П. назначено в соответствии с квалификацией, предложенной государственным обвинителем, судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения кассационного представления прокурора г. Качканара. С учетом изменений, внесенных в приговор судебной коллегией, назначенное П. наказание соответствует санкции статьи уголовного закона, в связи с чем основания для отмены приговора по доводам прокурора отсутствуют.

Приговор суда по форме и содержанию соответствует требованиям ст. ст. 307 - 309 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Поскольку порядок исполнения наказания в виде штрафа определен законом, не требовалось указывать в приговоре порядок взыскания штрафа с В. Поэтому судебная коллегия признает несостоятельными доводы осужденной и в этой части.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 373, п. 4 ч. 1 ст. 378 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Качканарского городского суда Свердловской области от 22 октября 2007 года в отношении П. и В. изменить:

- переквалифицировать деяние П., совершенное 13 февраля 2007 года, с ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 2 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации на ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, по которым назначить наказание в виде 4 лет лишения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации путем частичного сложения наказаний, назначенных за каждое преступление, назначить П. окончательное наказание в виде 8 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима;

- переквалифицировать деяние В., совершенное 13 февраля 2007 года, с ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 2 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации на ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, по которым назначить наказание в виде 4 лет 6 месяцев лишения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации путем частичного сложения наказаний, назначенных за каждое преступление, назначить В. окончательное наказание в виде 9 лет 10 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

В остальной части приговор суда оставить без изменения, а кассационное представление прокурора г. Качканара и кассационные жалобы осужденных - без удовлетворения.

Подлинник определения изготовлен в печатном виде.

 

Председательствующий

НАЗАРОВА М.Н.

 

Судьи

НАГОРНОВ В.Ю.

ВАСИЛЕВСКАЯ И.В.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь